Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Айрапетов виктор сергеевич биография


150 метров не хватило убийце, чтобы сотворить страшный теракт. Это «Лихие 90-е».

Как думаете, какое отношение имеет обычный пульт от автомобильной сигнализации к теракту? Для начало немного предыстории...

Храм Вознесения Господни. Рязань

В начале 90-х годов по всей стране, как грибы разрослись преступные группировки. Стороной это не обошло и на тот момент провинциальный городок под названием Рязань. Такие группировки как Кочетковская, Архиповская, Айрапетовская ну и конечно же Слоновская ОПГ - знали многие жители города, да и не только. Особые же отношения имели две группировки: это Слоновская под руководством Вячеслава Ермолова он же «Слон» и Николая Ивановича Максимова, он же «Макс» , и Айрапетовская бригада, под руководством Виктора Айрапетова по кличке «Витя Рязанский».

Вячеслав Ермолов - Слон. Один из лидеров Слоновской ОПГВиктор Айрапетов - Витя Рязанский. Лидер Айрапетовской группировки

С чего всё началось

Первые конфликты этих двух бригад решались в основном мирным путем, но напряжение всё равно оставалось. Все чувствовали, война неизбежна. Так по сути и случилось. В 1993 году 25 ноября, киллер с автоматом ворвался в клуб «Рязсельмаш» и расстрелял там 8 членов банды Айрапетовских. Это Слон так отомстил за мартовскую драку, где получил по морде от Вити Рязанского. Сам Витя после этого случая перебрался в столицу и там принял решение обезглавить «Слонов» . В марте 1994 года возле дома был убить один из лидеров слонов Николай Максимов. Витя Рязанский понимал, что только отсёк одну голову и желательно бы отрубить другую, тогда ему пришла ужасная идея, последствие которой могли бы потрясти не только Россию, но и весь и мир.

Кровавая месть

Иваныча (Макса) провожали со всеми бандитскими почестями, а на его проводы пришли больше ста человек. Во время отпевания в храме Вознесения Господня, в 150 метрах произошел взрыв. Погиб всего один человек. Как выяснилось позже, это был Сергей Маникин - бывший футболист, надежда рязанского «Спартака», а послал его туда Витя Рязанский. По плану, Маникин должен был проникнуть в храм, оставить чемодан с бомбой и взорвать церковь с помощью дистанционного взрывателя, но этому не суждено сбыться. На подходе к храму у одного из гостей случайно сработал пульт от автомобильной сигнализации, который активировал взрыватель бомбы. Жители города называли этот взрыв божественным проявлением.

Последствие взрыва. Кадры из д/фСергей Маникин корчится от боли. Кадры из д/ф

После взрыва Маникин с оторванными ногами ещё был жив 15 минут. Циничные Слоны подходили к нему со словами: «Скажешь кто заказал, тогда вызовем скорую» , но он не сказал, да и собственно им самим было всё понятно - это был Витя Рязанский.

zen.yandex.ru

Простой таксист держал в страхе всю Рязань и сбежал с награбленным в Европу

«Лента.ру» продолжает цикл публикаций о самых известных организованных преступных группировках 1990-х. В предыдущей статье речь шла о настоящем герое Тольятти — майоре Дмитрии Огородникове, который в ходе печально известной бандитской войны за контроль над Волжским автомобильным заводом («АвтоВАЗ») дал бой всем бандам города. При активном участии Огородникова была разгромлена слоновская ОПГ — главная рязанская банда 90-х, засылавшая в Тольятти своих киллеров. Но до своего падения «слоны» успели прославиться как одна из самых брутальных и беспощадных группировок того темного времени. Ее члены использовали исключительно грубую силу, не вели переговоров и убивали вставших у них на пути людей без малейших сомнений.

Брутальный Слон и преступный Макс

Годом формирования кровавой рязанской банды «Слонов», держащей на протяжении нескольких лет в диком страхе весь город, принято считать переломный 1991-й. Именно тогда бывший водитель заместителя местного прокурора Николай Максимов по прозвищу Макс решил, что прежняя и сравнительно сытая жизнь его больше не устраивает. А поскольку по долгу службы он уже успел понаблюдать за становлением беспредела и разгула преступности в родном городе, то понял: для скорейшего обогащения не найти лучшего пути, чем преступить закон. Но как это сделать? Авторитета в преступном мире у него не было. И тогда судьба подарила Максу встречу с обычным таксистом Вячеславом Ермоловым (Слон).

Добандитская биография Слона скучна до невозможности: родился, учился в школе (кстати, плохо), никуда не поступил и поначалу брался за любую черную работу. Впрочем, лень была Ермолову чужда: за несколько лет он умудрился заработать на «Жигули» и начал таксовать. Честностью и добропорядочностью не отличался: во время поездки цены нередко завышал, прекрасно понимая, что пассажиры с ним спорить не будут. Те и впрямь не рисковали — двухметровый амбал с недобрым выражением лица не располагал к претензиям в свой адрес. Познакомившись с Вячеславом поближе, Макс понял, что приближение такого человека и есть его шанс пробиться в криминальную среду. Так возник бандитский дуэт, который возглавил ОПГ с первоначальным названием «Презентовская» — в честь ресторана, где проходили сходки участников.

Главной функцией Ермолова было создание силовой поддержки банды. Через знакомых он находил крепких молодых людей, которых потом тренировал в подвальных качалках. Приемам не учил, делая ставку на физическую мощь. В бригаду Слона попадали и воспитанники рязанского детского дома, которому преступники оказывали финансовую помощь. Очарованные бандитской романтикой подростки-сироты так радовались вступлению в ряды своих кумиров, что были согласны серьезно рисковать жизнью по приказу боссов.

Находили свою нишу в «команде» и те, кто был обделен физической силой. Главное, чем должен был обладать новичок, — ловкость рук: Слон и Макс решили поднимать свое «дело» сначала при помощи наперсточного бизнеса. Ермолов ставил около наперсточников своих натасканных бойцов, которые были готовы подключиться в случае любого конфликта и быстро усмирить очередную жертву «лохотрона».

Подсчитав первую прибыль, главари были разочарованы: они рассчитывали на большее. Но идти против установленных в бандитском мире правил, где шефы наперсточников получают только половину выручки, не рискнули. Преступную деятельность было решено расширить и податься в область купли-продажи автомобилей. Схема была проста: бандиты выступали под видом покупателей или продавцов, забирали авансом автомобили или деньги, после чего незамедлительно скрывались. Обманутые граждане пытались было найти мошенников; порой им это, к несчастью, удавалось и заканчивалось как минимум жестоким избиением.

Силовые приемы

Впрочем, у вьющейся веревочки, согласно поговорке, нашелся свой конец: несколько жертв аферистов ожидаемо обратились с заявлениями в милицию. Стражи порядка взяли дело в разработку и вскоре задержали обоих фигурантов — и Макса, и Слона. Большая часть правовых претензий пришлась на долю Максимова. Тот сразу же подключил своих наиболее крепких и агрессивных ребят, они побеседовали с заявителями, и большинство из пострадавших забрали заявления. В итоге Макс получил устраивающий его условный срок: за решетку он не попал, а в связи с привлечением к уголовной ответственности лишь возвысился в глазах подчиненных.

В то время численность ОПГ близилась к четырехзначному числу, что давало возможность для разнообразных маневров. Поэтому бригады Слона отправились на покорение новых, но банальных высот: занялись вымогательством у местных предпринимателей. Разницы по доходам и статусу не делалось: «крышевались» как коммерческие фирмы, так и продавцы нижнего белья на местном рынке. Протестующих предпринимателей сурово наказывали.

В отличие, например, от медведковской ОПГ, члены которой ставили своей задачей лишь от души напугать непокорных коммерсантов, слоны давали полную волю своей силе. Если и убивали жертву, это не считалось «превышением должностных полномочий». Трупы закапывались прямо в черте города — к примеру, на одном из городских пляжей, некогда любимом многими рязанцами. «Бывает», пожимал плечами Максимов и направлял боевиков на усмирение нового бунтаря. Милиции он не боялся: в ту пору все знали, что деятельность местных предпринимателей носит не совсем легальный характер, а значит, никто из плательщиков дани и не подумает заявить о рэкете в правоохранительные органы.

Порой отморозки «убеждали» коммерсантов и другими способами. Так сына-подростка директора фабрики по производству чая (предприниматель в грубой форме отказался платить мзду) застрелили прямо в подъезде собственного дома. А владелицу предприятия по продаже молочных продуктов пытались изнасиловать: морально сломленной женщине чудом удалось избежать надругательства. Получали бандиты прибыль и от цыганского наркотрафика. Те сначала пытались схитрить и утаивали часть прибыли, пока слоны не провели показательную казнь: прямо на глазах у соплеменников они зарубили топором провинившегося цыгана, а его жену, которая была на сносях, беспощадно избили.

Вскоре слоновским удалось подмять под себя весомую часть городского бизнеса. Банда стремительно набирала популярность среди местной молодежи — особенно у женского пола. Стать невестой, а то и женой слоновского — таков был предел мечтаний некоторых вчерашних школьниц. Новых участников ОПГ набирала теперь неохотно: кому нужен в своей устоявшейся структуре «лишний рот»? Поэтому обязательным условием вступления для новичков было наличие «кормовой» точки, то есть нового для бригады торговца или руководителя фирмы, согласного отчислять свои кровно заработанные деньги в бандитский общак.

В 1993 году казну группировки значительно пополнили махинации с набирающими в ту пору популярность авизо (платежными документами). При помощи фирм-однодневок бандиты умудрились отмыть 900 миллионов рублей. Делом рук группировки Ермолова является и создание финансовой пирамиды ПИКО, которую с разрешения «слонов» возглавил некто Сергей Княжский. А после того, как к «рязанскому Мавроди» со всех сторон посыпались претензии обманутых дольщиков, Княжского расстреляли сами же бандиты, чьи карманы трещали от принесенной им прибыли в 17 миллиардов рублей.

Проигранная рукопашная

Размах деятельности слоновской ОПГ достиг доселе невиданных для них масштабов, и Слону с Максом стало ясно: дальнейшему расширению власти существенно мешают другие группировки. И больше всего прямой конкурент — банда Виктора Айрапетова (Витя Рязанский). Группировка старалась ни в чем не уступать детищу Максимова и Ермолова и показывала, что открытых конфликтов не боится. Что вскоре продемонстрировал и сам Айрапетов.

В 1993 году между бандами возник рядовой для них конфликт за «крышевание» одной из торговых точек. Фирма находилась под айрапетовскими, слоны же заявили на организацию свои претензии. «Зазвездившийся» к этому времени Ермолов с опозданием явился на встречу в ресторане и, вальяжно расположившись за столиком, начал требовать уступить контроль над предприятием.

Разозленный таким поведением Айрапетов, не стесняясь в выражениях, пояснил Вячеславу, что уступать его требованиям не собирается. Слово за слово и словесный конфликт перерос в драку. И тут случилось то, чего Слон никак не ожидал: уступающий в габаритах конкурент, который в отличие от громилы увлекался единоборствами, одержал убедительную победу над Ермоловым, в два счета скрутив того и уложив на лопатки. Такого унижения поверженный противник стерпеть не мог. Между группировками была объявлена война.

Первым делом Ермолов решил взять реванш непосредственно у обидчика. И, прознав, что тот собирается попариться в одной из городских бань, нагрянул туда вместе со своими головорезами. К великому разочарованию Слона Вити Рязанского среди отдыхающих бандитов не оказалось, и мстителям пришлось довольствоваться «шестерками». Покалечив айрапетовских, слоновские успели скрыться до приезда милиции, которую вызвали сотрудники бани. Ермолов отомщенным себя не чувствовал и дал приказ — разузнать, где в следующий раз окажется Айрапетов. Слоновские следили за объектом несколько месяцев, пока не выяснили: вечером 25 ноября 1993 года Витя Рязанский со своими братками прибудет на культурный отдых в знаменитый городской клуб «Рязсельмаш».

Клубная бойня

Выслушав доклад подчиненных, Слон устроил экстренное совещание с Максом. Подельники решили, что просто отомстить Айрапетову, пустив в ход кулаки, будет глупо. Ведь в клубе помимо него будут присутствовать другие весомые члены группировки. А что если одним налетом покончить с конкурентами раз и навсегда? Довольные собой приятели ударили по рукам и направили в увеселительное заведение бригаду ликвидаторов.

Около 23.00 пятеро киллеров вошли в здание клуба. Вся компания Айрапетова во главе с самим Виктором пребывала в полном составе. Осторожный от природы лидер группировки выбрал себе удобное для обозрения зала место, что в итоге и спасло ему жизнь. Витя Рязанский первым заметил момент, когда слоновские боевики достали из-под плащей автоматы, и, прокричав своим «Ложись!», кинулся в сторону одной из колонн.

В тот вечер удача явно была на стороне Айрапетова — его маневр остался киллерами не замеченным. Притаившийся за бетонным сооружением, Виктор с ужасом наблюдал, как тела его подчиненных превращаются в кровавое решето. Один из айрапетовских успел закатиться под стол и оттуда открыл стрельбу по слонам, ранив одного из них. Застрелив дерзкого бандита, молодчики подхватили под руки раненного товарища и бросились наутек. Приехавшие на место стражи порядка насчитали 8 трупов и 9 раненых бандитов, которых в спешном порядке доставили в больницу бригады «скорых».

Убедившись, что прибывшие в клуб действительно являются милиционерами, Айрапетов покинул свое убежище и решил дать показания. Как ни странно, но о существовании «слонов», которые беспредельничали к этому времени почти три года, оперативники впервые услышали именно от Вити Рязанского. Кроме того, в руках у блюстителей закона оказался автомат, который бросил в клубе раненный слоновский. Сочтя, что Рязань на время лучше покинуть, Айрапетов отправился на ПМЖ в Москву. Прощать убийц своих друзей и подчиненных он не собирался. И ответным ударом замахнулся аж на главаря слоновских бандитов Николая Максимова.

Месть Рязанского

Побег противника в столицу Макс и Слон восприняли как триумфальную победу над айрапетовцами. И принялись систематично «отжимать» точки, ранее принадлежавшие конкурентам. «Обезглавленные» бандиты сопротивлялись как могли, но силы были неравны. Уверившись в собственной безнаказанности, «слоны» стали самопровозглашенными королями Рязани. В отличие от подозрительного Ермолова, Максимов потерял всяческую бдительность. За что и поплатился жизнью.

31 марта 1994 года Макс торопился посетить свою любовницу — вдову его друга и криминального сподвижника Вячеслава Волкова (Волчок). Гибель того была крайне нелепа: в августе 1993 года во время картежной игры с цыганами между ними и слоновскими возник конфликт. И Волчок неудачно выступил в роли миротворца, получив смертельную пулю в живот. Похоронив друга, Макс не забыл о его семье, всячески им помогал, и вскоре между ним и вдовой Волкова вспыхнули чувства.

Прибыв во двор одного из домов, расположенных на Касимовском шоссе, где жила его избранница, Максимов припарковал свое авто и двинулся к подъезду. На стоящего неподалеку бродягу в грязных лохмотьях он не обратил никакого внимания. А маргинал оказался киллером. Убийца дождался пока Макс пройдет мимо и открыл огонь. В итоге четыре пули угодили в голову, а пятая — прямиком в сердце. Кто конкретно из айрапетовских оказался столь метким стрелком, так и осталось тайной.

Узнав о гибели друга, Ермолов впал в растерянность, но ненадолго. Слон понял, что отныне он стал единоличным правителем среди своих бандитов. Вместе с горькой радостью пришло и осознание — не факт, что Айрапетов пресытится гибелью Максимова и остановит боевые действия. Да и оставлять смерть лучшего друга безвозмездной было никак нельзя. Впрочем, все тяжелые думы новоиспеченного правителя Ермолов решил оставить до момента, пока тело Макса не будет предано земле. Тогда Вячеслав и предположить не мог, что противник решится на следующий шаг прямо в день похорон поверженного им Максимова.

А Витя Рязанский рассуждал так: кончать со «слонами» надо было как можно скорее. И желательно по их же лекалу: дождаться пока Ермолов и компания соберутся в одном месте и поголовно их устранить. И такое место нашлось — храм Вознесения Господня, где должно было пройти отпевание Максимова. Айрапетова абсолютно не смущало, что помимо врагов в здании будут присутствовать невинные люди. Жажда расправы была настолько велика, что он решил взорвать храм прямо во время панихиды.

Кара Божья

День 3 апреля 1994 года верующие жители Рязани вспоминают с трепетом и произошедшее иначе как Божьим промыслом не считают. Ближе к обеду в храм привезли гроб с телом Максимова. Постепенно церковь начала заполняться народом: близкие, родственники и друзья Макса пришли проводить его в последний путь. Все как один прибыли и братки во главе с мрачным Ермоловым. Они быстро вычислялись в толпе — неизменные спортивные костюмы, а в руках шикарные венки, обрамленные траурными лентами с надписями «От братвы».

Появления бандитов ждал затерявшийся среди скорбящих осведомитель айрапетовских, который тут же дал отмашку исполнителю — «операцию» начать. Тогда из одного из окрестных дворов к храму двинулся неприметный с виду парнишка, 25-летний участник айрапетовской ОПГ Сергей Маникин. Он в прошлом был подающим надежды футболистом, до 1993 года выступал в основном составе рязанского «Торпедо», но, как и многие из ровесников, повелся на бандитскую славу и деньги. В руках у Маникина был небольшой черный чемоданчик, основательно начиненный взрывчаткой. По договоренности с боссом Сергей должен был пройти в церковь, оставить там ношу, выйти обратно и с началом отпевания при помощи пульта активировать бомбу.

До пункта назначения Маникину оставалось примерно 200 метров, когда около храма остановился автомобиль, из салона которого выгрузился один из припозднившихся бандитов. Мужчина достал из багажника венок и щелкнул брелоком сигнализации. В момент, когда «Жигули» послушно пиликнули, извещая хозяина об успешной блокировке дверей, раздался мощный взрыв — одновременно с сигнализацией сработала и бомба в кейсе Маникина.

Высыпавшие из церкви слоновские тут же кинулись к источнику шума. От жуткой картины даже они, много повидавшие на своем веку, сначала остолбенели. Посредине улицы лежало окровавленное тело. Точнее, его верхняя часть — ноги отсутствовали. Конечности, которые в свое время принесли их обладателю спортивную славу, взрывной волной закинуло на растущее вблизи дерево. Сам горе-исполнитель еще был жив: не осознавая от шока, что остался без ног, он даже пытался подняться. Его тут же окружили «слоны», которые потребовали назвать заказчика. Впрочем, это было формальностью — Ермолов прекрасно знал, кто был организатором кощунственного покушения. Маникин умер за пару минут до появления скорой.

Взбешенный Слон, подозревая, что неподалеку могут находиться и другие айрапетовские, дал команду боевикам обнаружить всех подозрительных лиц. Вскоре те заметили припаркованную в стороне машину, где сидели четверо мужчин. Вытащив их за шкирку, бандиты потребовали назвать себя. Те молчали, за что и были жестоко избиты. В процессе бойни из кармана одного из незнакомцев выпало милицейское удостоверение — оказалось, что попавшие под раздачу рязанцы были стражами порядка, которые установили слежку за ребятами Ермолова.

Слоновская «ответка» произошла лишь три месяца спустя. Тогда киллеры расстреляли родного брата Виктора Айрапетова Сергея. Витя Рязанский предвидел такой исход и давил на родственника — мол, переезжай скорее ко мне в столицу. Сергей лишь отмахивался, парируя тем, что преступными делами он не измазался и живет мирной жизнью. Похорон новой жертвы слоновские ждали с нетерпением: по идее на них должен был появиться сам Витя Рязанский. Но тот, раскусив задумку врагов, не приехал. А за брата отомстил на девятый день после его смерти — по приказу Айрапетова был расстрелян приближенный к Слону бандит Александр Милидин (Кока). Пока Айрапетов поминал Сергея в столице, киллер спокойно зашел в кабинет одного из рязанских офисов и выпустил в голову находящегося там Коки несколько пуль.

А затем окрыленный успехом Витя Рязанский сделал заказ и на Ермолова. Расправиться с лидером ОПГ было решено снова при помощи взрывчатки. Разведка айрапетовских прознала, что Слон наметил деловую встречу с подчиненными в ресторане, расположенном на берегу реки Трубеж (притока Оки). В несколько ходок бандиты переправили взрывпакеты вплавь (несмотря на то, что на дворе стояла холодная осень) и расположили их на крыше увеселительного заведения. Впрочем, все их усилия оказались напрасны: в последний момент Ермолов, у которого после череды смертей сподвижников обострилась интуиция, перенес сходку в другое место. О том, что в портовом ресторане нашли бомбу, Слон узнал от администратора. И понял, что настал момент, когда либо он уничтожит ненавистного врага, либо тот покончит с ним. В Москву на поиски Айрапетова были направлены слоновские ликвидаторы, а сам Ермолов временно ушел в тень криминальной сцены Рязани.

Витю Рязанского удалось обнаружить на западе столицы: он проживал в одном из элитных домов района Крылатское. Его похищение, которое произошло 19 ноября 1995 года, до сих пор окутано тайной. В этот день Айрапетов выезжал на деловую встречу. Неподалеку от Рублевского шоссе его машина была блокирована двумя автомобилями, из которых появились люди в масках, вооруженные автоматами. Бегло блеснув милицейскими корочками, молодчики уложили телохранителей авторитета лицами в асфальт, а самого Айрапетова затащили в машину и увезли. Немногим позже его изуродованное тело было обнаружено в подмосковных Люберцах. Впрочем, некоторые из айрапетовских были уверены, что их босс инсценировал свою смерть, а сам скрылся за границей. В любом случае, с тех пор об Айрапетове больше ничего не было слышно.

Охота на «слонов»

Пока Слон был занят разборками с главным врагом, воспряли духом другие претенденты на кусок легкой наживы. Например, коммерсант Дмитрий Кочетков, которому надоело платить оброк слоновским, решил организовать свою ОПГ и даже название ей придумал — кочетковские. Впрочем, никакой значимости среди рязанских «братков» его фигура не имела, и тогда Кочетков решил прибегнуть к хитрости: по его приглашению в Рязань прибыли чеченцы. Кавказцы сразу же начали с особой ретивостью отбивать торговые точки у слоновских. А те терпеть долго не стали и в ноябре 1994 года жестоко расстреляли Кочеткова прямо во дворе его дома: судмедэксперты насчитали на его теле девять пулевых ранений. Судьба горе-лидера постигла и некоторых из его приближенных чеченцев, после чего все «гастролеры» покинули Рязань.

Не задалось с криминальной карьерой и у бывшего боксера Александра Архипова, лидера архиповской ОПГ. Слоновский киллер Леонид Степахов (Пузырь) застрелил его зимой 1995 года. Впрочем, после смерти Архипова бразды правления группировкой перешли в руки бандита Александра Осокина, который провел «ребрендинг» и сменил название на осокинскую. Политика нового лидера отличалась от агрессивной к конкурентам версии предыдущего шефа, и слоновские с Александром воевать не стали.

У них нашлись дела поважнее: из-за убийства директора местного мясокомбината Василия Панарина на «слонов» была объявлена охота со стороны правоохранительных органов, спровоцированная народными волнениями. Правда, устранили коммерсанта вовсе не приспешники Ермолова, а мелкая сошка, глава малочисленной группировки Сергей Чекиров, которому Панарин сначала платил дань, а затем надумал перейти под покровительство слоновских. За смерть предпринимателя отомстил новичок ОПГ Ермолова, поклонник воровской романтики авторитет Сергей Филаретов (Феликс). Чекиров находился с ним в приятельских отношениях и поэтому не нашел ничего подозрительного в предложении Феликса встретиться и обсудить планы в один из декабрьских дней 1995 года. На деле Филаретов ничего обсуждать не стал, а просто в упор расстрелял Чекирова и двух его спутников. К слову, зря выслуживался — воровские идеи Феликса пришлись Слону не по душе. И в марте 1996 года в пригороде Рязани Филаретова зарезали, а тело подожгли, предварительно засунув его в бочку.

Между тем вконец напуганные смертью Панарина рязанские бизнесмены выступили с обращением к губернатору, в котором просили оградить их от бандитского ига. Такой порыв проигнорировать было невозможно, к тому же из всех весомых ОПГ на тот момент остались только слоновские, они-то и попали в жесткую опалу.

Милицейский капкан

Набирая фактуру на ребят Ермолова, рязанские милиционеры вскоре выяснили: в 1994 году те успели наследить и в городе Тольятти, помогая в нелегкой войне за крышевание «Автоваза» коллегам из волговской ОПГ под предводительством Дмитрия Рузляева (Дима Большой). Тот находился в хороших отношениях с Ермоловым, Слон даже был почетным гостем на свадьбе одного из видных волговских, Валерия Спицына (Валера Опасный). По приказу шефа восемь киллеров слоновских — Морда, Гном, Псих и другие — будто по программе обмена приехали в автомобильную столицу России, где открыли охоту на главных врагов Рузляева, членов напарниковской ОПГ, во главе которой стоял Владимир Вдовин (Напарник). Впрочем, вмешательство слонов можно было назвать удачным лишь с большой натяжкой: самым весомым из убитых членов группировки оказался разве что телохранитель супруги Вдовина, а другие «операции» закончились провалом.

Зато «наследить» слоновские умудрились знатно. Так, что содействовать рязанским коллегам отправился знаменитый тольяттинский страж порядка, майор Дмитрий Огородников. Благодаря в том числе и его помощи, милиционерам наконец удалось разгромить банду Ермолова. Впрочем, сами рязанцы тоже времени даром не теряли и пытались заполучить в свидетели коммерсантов, у которых «слоны» вымогали деньги. Но те, опасаясь мести со стороны покровителей, боялись идти на контакт. Тогда милиционеры решили немного схитрить. Они переоделись в фирменную бандитскую «униформу» — спортивные костюмы — и отправились по торговым точкам. Представляясь членами новой ОПГ, они стали предлагать бизнесменам покровительство и в ответ слышали: мы, дескать, уже платим, слоновским. Тогда стражи порядка приступали к аккуратной обработке свидетелей, и те в итоге соглашались дать показания против бандитов.

В итоге доказательств о причастности «слонов» к ряду преступлений было собрано достаточно, и осенью 1996 года стражи порядка решили приступить к задержаниям. Формальным поводом для массовых арестов послужило похищение одного из коммерсантов, который имел дерзость возразить слоновским головорезам. Те убивать его сразу не стали, запихали среди бела дня в машину и увезли в одну из съемных квартир. А семью предпринимателя поставили перед фактом: платите выкуп. Супруга бизнесмена, невзирая на угрозы, обратилась в милицию, и похитителей скрутили и упекли в СИЗО. Вскоре к ним присоединились и другие участники ОПГ, в числе которых оказались киллер Пузырь и финансист Ермолова Николай Савин.

По окончании следствия в начале 2000 года на скамье подсудимых оказались 22 участника ОПГ. Однако, в отличие от своих столичных «коллег» — ореховских или медведковских бандитов — рязанские преступники получили небольшие сроки. И все потому, что все инкриминируемые им преступления были совершены до 1997 года, а значит и судили их по УК того времени, где после отмены смертной казни 15-летний срок был максимальным. Да из предполагаемых 85 заказных убийств, оказавшихся на совести слоновских, доказать причастность отморозков удалось далеко не ко всем. Пузырь, например, отделался 15 годами колонии. А отсидел сначала и вовсе всего четыре года, после чего освободился по УДО и скрылся в неизвестном направлении. Справедливость восторжествовала лишь два года спустя, когда ликвидатора удалось-таки вернуть в колонию.

А вот самому Слону и некоторым из значимых ликвидаторов, среди которых был Морда, к разочарованию сотрудников правоохранительных органов удалось скрыться. Ермолов по слухам сейчас обитает в Европе, где организовал свое дело. В последнее время в криминальной среде ходят слухи, что он соскучился по родине и мечтает вернуться в Россию.

Больше важных новостей в Telegram-канале «Лента дня». Подписывайтесь!

lenta.ru

Издательский дом Коммерсантъ

Айрапетовская организованная преступная группа была основана в конце 1980-х годов в Рязани многократно судимым боксером Виктором Айрапетовым (на фото слева) по кличке «Витя Рязанский». К началу 90-х ОПГ разрослась в целое преступное сообщество, конкурировать с которым могли лишь чеченские группировки

Фото: mzk1.ru

В группировку входили несколько сотен человек, в основном спортсмены, бывшие военнослужащие и судимые, которые были организованы в структурные подразделения ОПГ, «бригады» и «звенья»

Фото: «Охота на Слонов»

Сначала группировка занималась рэкетом кооперативов и бизнесменов в Рязани, позднее расширила ареал деятельности до значительной части Рязанской области. Кроме того, ОПГ контролировала деятельность Рязанского НПЗ

Фото: Архив журнала «Огонек»

Примерно в это же время в Рязани возникло другое преступное сообщество, которым руководил бывший таксист Вячеслав Ермолов (по кличке Слон - на фото). После убийства директора местного мясокомбината Виктора Панарина, которого «крышевала» банда Слона, между группировками началась война

Фото: youtube.com/user/CriminalRussiaTV

В ночь на 26 ноября 1993 года Слоновская ОПГ организовала одну из самых жестоких бандитских разборок начала 1990-х годов — расстрел в клубе завода «Рязсельмаш» в Рязани. Четверо «слоновских» открыли из автоматов огонь по отдыхавшим там «айрапетовским». Семь человек были убиты, еще десять ранены, самому Айрапетову удалось выжить

Фото: Оперативная съемка

В ответ на это в 1994 году киллером Айрапетовской ОПГ был убит один из лидеров Слоновской группировки Николай Максимов. На его отпевании 3 апреля «айрапетовскими» была предпринята попытка взорвать «слонов», но взрывчатка с радиоуправляемым взрывателем сработала в 150 м от храма На фото убитый Николай Максимов

Фото: «Охота на Слонов»

С 1994 по 1996 годы членами Айрапетовской ОПГ было совершено более ста убийств. Кроме того, после отъезда Айрапетова в Москву в его рязанской команде начались внутренние конфликты, во время которых погибли десятки боевиков На фото могила одного из членов айрапетовской ОПГ

Фото: vk.com/criminalnaya_russia

В 1995 году «слоны» застрелили в Москве самого Айрапетова. «Авторитета» похоронили на Ваганьковском кладбище

Фото: «Охота на Слонов»

Ходят слухи, что похороны Айрапетова были инсценировкой, на самом деле он якобы сбежал за границу, где спокойно живет и по сей день. Так или иначе, его сообщество раскололось на несколько отдельных группировок, а «слоны» тем временем выгнали из Рязани чеченцев и стали самым сильным кланом в городе

Фото: tltgorod.ru

В 1997 году прокуратурой Рязанской области было возбуждено дело в отношении участников Айрапетовской ОПГ, в 1999 году начались аресты, а в 2001 году дело, материалы которого насчитывали 99 томов, было направлено в суд

Фото: «Охота на Слонов»

Были раскрыты более 20 заказных убийств, случаи разбоев, грабежа, вымогательств и других преступлений. В ноябре 2004 года 16 участников ОПГ были признаны виновными в бандитизме, убийствах и других преступлениях

Фото: Архив журнала «Огонек»

Лидеры группировок распавшейся Айрапетовской ОПГ Руслан Грачев, Вадим Скрябин, Игорь Шмелев и Алексей Мишин были приговорены к срокам от 14 до 16 лет лишения свободы. В 2007 году еще четыре участника ОПГ были приговорены к срокам от 3,5 до 17 лет. В июле 2013 один из ранее скрывавшихся членов группировки по фамилии Шайдуллин был приговорен к 7 годам и 6 месяцам заключения за убийство двух человек

Фото: Коммерсантъ / Дмитрий Лебедев купить фото

www.kommersant.ru

ЗАПЛЕЧНЫХ ДЕЛ ОПЕРА

«Платят в основном те, кто сам имеет проблемы с законом. Или по инерции продолжают. Им я могу сказать: обращайтесь к нам — решим все вопросы. Мы гарантируем квалифицированную помощь. Фактически все уголовные дела, возбужденные по нашей...

«Платят в основном те, кто сам имеет проблемы с законом. Или по инерции продолжают. Им я могу сказать: обращайтесь к нам — решим все вопросы. Мы гарантируем квалифицированную помощь. Фактически все уголовные дела, возбужденные по нашей линии, доводятся до суда. Мы сильнее бандитов. За нами стоит государство.

Заместитель начальника рязанского УБОПа Владимир ЦЕПКОВ».

К концу девяностых годов от преступности устали все, даже телезрители. Похищения людей, убийства, стрельба на улицах, ежемесячные оброки… Чуть позже это стихийно возникшее явление назовут организованной преступностью. Сокращенно — ОПГ. Еще через какое-то время с ОПГ начнут борьбу. Организованную борьбу с организованной преступностью.

До недавнего времени в Рязани действовали два непримиримых криминальных сообщества: «слоны» и «айрапеты». Первых возглавлял Вячеслав Ермолов по кличке Слон (сейчас числится в международном розыске); вторых — Виктор Айрапетов по прозвищу Витя Рязанский (по официальной версии — мертв, а по сообщению некоторых СМИ — жив и спокойно колесит по Европе). Каждая группировка насчитывала порядка 800 человек, которые ухитрились совершить столько «подвигов», что канал НТВ в свое время снял двухсерийный фильм под названием «Слоны», а теперь готовит продолжение.

Информационный повод есть: около двух месяцев назад в Самаре завершился судебный процесс над рязанскими бандитами, в результате которого впервые в России сразу трем обвиняемым по одному делу дали пожизненные сроки. То, что этот суд прошел в Поволжье, удивления вызывать не должно: межрегиональные связи у преступных сообществ развиты основательно. И рязанцы исполняли в Самаре заказы на убийства в рамках делового сотрудничества на ниве автомобильного бизнеса.

Когда первые два десятка «слонов» сели на скамью подсудимых (а случилось это в самой Рязани), коммерсанты вздохнули с облегчением — казалось, что эпоха ежемесячных оброков навсегда уходит в прошлое. Ради этого общество готово было закрыть глаза на многое — лишь бы похоронить кровавый кошмар девяностых. Цели были благие, а средства тогда мало кого интересовали. Теперь они волнуют всех, только ситуация исправлению не подлежит.

Получившие карт-бланш правоохранительные органы оперативно собрали новый урожай. «Айрапеты» — так назвали следующую группу, которую в Рязани отправили вслед за «слонами» под меч правосудия. Уголовное дело из 99 томов довели до суда.

И опять никто не обратил внимания — как?

Вот в этом-то все и дело. Незаконные методы — как первая доза героина. Начал — не остановишься.

Передышка коммерсантов, страдавших от поборов, длилась недолго. На смену «бригадам» пришли управления — в России началось полицейское иго. Третье по счету, вслед за татаромонгольским и бандитским.

«Нестандартный ход» следствия

О том, что бандитов пытали, знали все. Не просто пытали — почти убивали. Растягивали за руки и за ноги, а на спину клали гирю. Потом еще одну. И так — пока не заговорит. Били ожесточенно. Приставляли к паху провода и накручивали динамо-машинку.

Вежливые беседы, фотографии, неопровержимые улики и круглосуточное наблюдение – удел голливудских режиссеров. В России все по-другому(!) — посадить на табуретку, руки привязать к ножкам и так оставить на пару суток. Сходишь несколько раз под себя — и на третий день сразу начнешь давать самые что ни на есть чистосердечные признания. А как еще? Кто за просто так повесит на себя убийство?

Потом технику сбора доказательств усовершенствовали. Резиновой дубинкой по пяткам, пластиковой бутылкой, наполненной водой, — по почкам… Главное, не оставлять синяков — следов для возможных претензий. Так выявляли слабые звенья. Дрогнул на допросе — и скамейка подсудимых пополнялась новыми, подсказанными операми, фамилиями.

Пытки превратились чуть ли не в основной метод ведения следствия. Самый продуктивный и безотказный. Побои — отличное средство против любого алиби. Цель оправдывала средства. Победителей не судят.

Победителей действительно не судят.

В Рязани организованную борьбу с организованной преступностью начал старший следователь областной прокуратуры Дмитрий Плоткин. Лично подобрал себе бригаду из коллег с улицы Введенской (облпрокуратура) и оперов с улицы Лермонтова (УБОП). Разработал и внедрил принципиально новую схему работы — первую и пока единственную в России. И начал всех шерстить.

Дмитрий Плоткин до сих пор уверен, что «использовал нестандартный ход, позволивший обойти несовершенный(!) закон».

В судебных заседаниях о побоях и пытках говорили все обвиняемые и по «слоновскому», и по «айрапетовскому» делам. Называли конкретные имена и должности избивавших.

Никакой реакции.

Вот всего несколько наиболее показательных моментов по так называемому айрапетовскому сообществу.

Один из подозреваемых рассказал своему адвокату о полученных от оперов телесных повреждениях. И задрал кверху одежду, чтобы подтвердить сказанное. Многочисленные ссадины, кровоподтеки, синяки, несколько сломанных ребер. Во время допроса у следователя Александра Батманова адвокатом подозреваемого было заявлено ходатайство о медицинском освидетельствовании и проведении экспертизы для определения степени тяжести.

Батманов ходатайство полностью удовлетворил. На словах.

В деле имеется аудиозапись с ходом допроса и письменный ответ самого следователя, в котором, помимо прочего, говорится, что о факте избиения подозреваемого доложено лично заместителю прокурора области Виктору Огневу. Никакой проверки этого факта не проводилось. Никакого освидетельствования и экспертизы.

Как будто у Огнева дел больше нет. Еще жалобы бандитов рассматривать…

Но иногда полученные подобными способами показания на судебном следствии не находили своего подтверждения. Аркадий Голованов добровольно явился с повинной и красочным рассказом о чужих преступлениях. Правда, чистосердечное признание не сошлось ни с выводами экспертиз, ни с показаниями самих потерпевших. А потом и сам Голованов признался, что на него давили.

Маленькие хитрости громких дел

Отдадим должное: не всегда для подготовки обвинительного заключения использовали только силовые методы давления. Были придуманы и более тонкие ходы: многих сначала делали подозреваемыми, а когда человек становился сговорчивее, переводили в разряд свидетелей. У нас ведь следователи — боги, которые самостоятельно определяют человеческие судьбы: кому — робу, а кому — глоток свободы; какие законы совершенные, а какие — нет.

Ну, например, директора Михайловского мясокомбината Николая Шабарина (сейчас замглавы Михайловского района Рязанской области) вызвали в областную прокуратуру в качестве свидетеля, затем задержали и отправили в камеру. Основание — пособничество и ложные показания. Пожилой человек после двух суток за решеткой все подписывает и чудесным образом в течение трех дней превращается из подозреваемого в свидетеля, а потом и вовсе становится потерпевшим… По существующим нормам свидетелей нельзя допрашивать более четырех часов подряд. В областной прокуратуре несговорчивого директора мясокомбината допрашивали более 10 часов без перерыва. В суде Шабарин обо всем рассказал. Не побоялся.

Способ номер два. От одной женщины, матери двоих детей, следователи требовали показаний против ее покойного мужа. Для сговорчивости предъявили бумагу на арест квартиры. Выбирай: или живи без квартиры, или давай показания. В суде рассказу женщины не поверили: какой может быть торг? Пришлось принести эту бумажку за подписью следователя Терского.

В доме другой жительницы Рязани опера с улицы Лермонтова устроили торг пострашнее. Ну не хотела она давать «удобные» показания. В соседней комнате плакал новорожденный ребенок. Малыш хотел есть. Опера не подпускали к нему мать, пока та не подпишет все необходимое. Вы вспомнили сериал «Семнадцать мгновений весны»?

От головокружительных успехов, достигнутых в том числе и перечисленными выше способами, эйфория так и не прошла. Зато кончились ОПГ. Но хотелось новых достижений, наград и доведенных до суда уголовных дел. Так очередь дошла до предпринимателей и журналистов. Журналисты, оказывается, тоже могут вымогать деньги. Так на полном серьезе считает областная прокуратура.

Сначала заводят дело в отношении главного редактора «Приокской газеты» Надежды Курбачевой, а чуть позже — в отношении главного редактора газеты «Вечерняя Рязань» Николая Локшина. Оба издания писали об одной теме: участии сотрудников УБОПа в переделе крупной собственности — Ново-Рязанской ТЭЦ.

Весь город шепчется о том, какие структуры стали теперь самой влиятельной «крышей» после разгрома «слонов» и «айрапетов». Так что можно с уверенностью утверждать, что у организованной борьбы с организованной преступностью имелись вполне очевидные экономические перспективы.

Следователь Батманов во время обыска изъял у одного из подозреваемых несколько старинных икон, каждая примерной стоимостью 10 тыс. американских долларов. Следователь Батманов иконы раздарил. О чем уведомлял письменно… Например, одна из дорогостоящих православных реликвий висела над входом в столовую рязанского УБОПа. И это при том, что иконы эти даже не признаны вещдоками по делу, более того — нигде не записано, что они ворованные.

Судьбу конфискованных вещей решает только суд. Следователь Батманов решил его не дожидаться, как Робин Гуд. Может быть, и руководствовался при этом намерениями самыми благими.

Неотвратимое возмездие

Прошедшие суды, показания, озвученные на них, привели общественность к банальному в принципе выводу: лучшая следственная бригада Рязанской области на протяжении нескольких лет работала в обход несовершенного, как им казалось, закона.

2 февраля 2003 года свидетель Аксенов А.И. в судебном заседании рассказал потрясающую историю. Главный мясник «айрапетовской» группировки по кличке Саид, оказывается, подарил одному из оперов УБОПа «Жигули» — после того, как тот подбросил другому лидеру сообщества, Алексею Мишину, в машину пистолет. Внутри группировки после «смерти» Виктора Айрапетова шла борьба за власть. Бандиты использовали ментов. Менты использовали бандитов.

О законе не вспоминал никто. Ведь это — вещь несовершенная.

Городские РОВД передовой опыт переняли быстро. Если можно самым лучшим, почему нельзя остальным?

Только эффект от этого получился неожиданным…

В Страсбурге судьям все равно, кто перед ними и как их называли в Рязани: «слоновские», «айрапетовские» или «дороховские». В страсбургском Дворце прав человека руководствуются законами, а не понятиями и общественным мнением. Там определяют: нарушены или нет право на защиту, право на объективное судебное разбирательство...

Представители тех, кого называют «айрапетовской преступной группировкой», собираются апеллировать к международному праву, что, с учетом вышеизложенного, могут сделать с успехом. Если французский суд посчитает нарушенным хотя бы один пункт Европейской конвенции, обязательной для нашей страны, позора будет поболее, чем с Ахмедом Закаевым.

Позор, правда, можно будет и пережить — не в первый раз. Хуже, что пример может оказаться заразительным. И правоохранительные органы, не способные переиграть действительных преступников в рамках правового поля, начнут терпеть поражение за поражением. А решениями Страсбургского суда начнут хвастать маньяки, серийные убийцы и педофилы.

Потому что нашим правоохранительным органам еще только предстоит научиться различать такие понятия, как «наказание» и «возмездие». Наказание подробно прописано в УПК. Возмездие не имеет к УПК никакого отношения.

Понимаете, какая вещь: никто ведь не спорит, что вор должен сидеть в тюрьме. Но только — вор. Когда средства окупают цели, конвейер преступлений, совершенных от имени государства, остановить невозможно. И важным становится не законность приговоров, а их количество.

Служебная записка

В редколлегию «Новой газеты» от заместителя главного редактора рязанского выпуска «Новой газеты» М.В. КОМАРОВА

Довожу до Вашего сведения, что после окончания работы над этой статьей мне на пейджер стали поступать сообщения вполне определенного характера, свидетельствующие о том, что заинтересованным лицам из правоохранительных структур стало известно о готовящемся к печати материале.

Так, например, мои источники должны были уточнить, какую именно машину подарил покойный «айрапетовский» лидер Саид сотруднику рязанского УБОПа за подкинутый конкуренту по ОПГ пистолет.

Накануне Нового года мне на пейджер пришло следующее сообщение: «ВАЗ-2121, «Нива», цвет белый. Номер 811 или 881. С Новым годом!».

Сразу после праздника я получаю на пейджер другое сообщение: «В «Ниве» узнаешь всех Дедов Морозов, которые тебе раздавали подарки в ноябре у дома. С Новым годом!».

Подарки в ноябре — это, безусловно, нападение на меня у подъезда моего дома 3 ноября 2003 года двумя неизвестными. Я созвонился с моими конфидентами и, будучи в полной уверенности, что авторами сообщений являются они, попросил рассказать подробности. Каково же было мое удивление, когда выяснилось, что ничего подобного мои источники мне не присылали, а подаренная оперу УБОПа машина — совсем не белая «Нива», а бордовая «девятка».

15 января 2004 г.

www.novayagazeta.ru

Виктор Айрапетов (Витя Рязанский)" — DRIVE2

ОПГ была основана спортсменом-разрядником Виктором Айрапетовым по кличке «Витя Рязанский». Сначала его группировка занималась рэкетом кооператоров и бизнесменов в Рязани. Но у Айрапетова были более масштабные планы — он стремился к получению крупных прибылей путем тотального контроля над финансовыми потоками Рязанской области.В группировку Айрапетова входило несколько сотен человек, в основном это были спортсмены, бывшие военнослужащие и ранее судимые. Айрапетовская ОПГ имела четкую военизированную структуру и была разделена на «бригады» и «звенья». Группировка имела хорошее вооружение, включавшее в себя пистолеты, помповые ружья, автоматы, гранаты, радиоуправляемые взрывные устройства и гранатометы.

Айрапетов любил красивую жизнь и жил на широкую ногукак и другие бандиты 90-х, жизнь сосредотачивается вокруг ресторанов, казино, ярких женщин и красивых автомобилей, предпочтения отвались в основном немецкому автопрому.

Убит в 1995 году…

www.drive2.ru

Я памятник воздвиг себе конкретный - МК

“Здесь спят добро и справедливость” — высечено на могилах криминальных авторитетов

Гранитные стелы, многопудовые кресты, ограды с позолотой, ангелы в полтора человеческих роста… Над этими монументами трудились известные скульпторы. Пророческие эпитафии из Данте и других классиков подбирали заслуженные литераторы. Уж если скорбеть и помнить, то масштабно!..

К криминальным авторитетам и после смерти особо трепетное отношение. На кладбищах им неизменно достаются VIP-места: у входа, на центральной аллее. Монументы подсвечиваются, зимой персонал в любую погоду расчищает их мягкими щетками от снега и наледи, летом ставит свежие цветы. “Братские” аллеи есть на всех престижных кладбищах столицы: Ваганьковском, Староармянском, Даниловском, Николо-Архангельском… Есть даже частные “братские” кладбища, наподобие того, что располагается в подмосковных Ракитках. В начале 90-х братва закупала на сельских и городских погостах целые участки. Чтобы и на том свете пацаны были вместе.

В рейд по престижным столичным погостам, на могилы “джентельменов удачи”, отправились наши специальные корреспонденты.

У входа на Ваганьковское кладбище — стела-небоскреб, над ней — мраморный ангел, распростерший над надгробиями руки с бронзовыми венками. На двух парных гранитных плитах выбито: Амиран Квантришвили. Отари Квантришвили.

— Братья — композиторы? — переговариваются приезжие.

— Видные общественные деятели! — цинично усмехается бывший кладбищенский рабочий, ныне внештатный экскурсовод по миру мертвых, Валера.

— Ангел–то на могиле какой большой, не чета листьевской худосочной серафиме (рядом находится могила телеведущего Владислава Листьева. — Авт.), — отдают могиле должное гости погоста.

— Еще бы! — соглашается Валера. — Над памятником братьям Квантришвили, первый из которых был застрелен заклятыми друзьями в 93-м, второй — через год, трудился знаменитый скульптор Клыков.

— Тот, что Жукова на коне изваял? — удивляются слушатели.

— Тот самый. Вячеслав Михайлович. Автор памятников Кириллу и Мефодию, Сергию Радонежскому, Серафиму Саровскому, протопопу Аввакуму, княгине Елизавете Федоровне, Пушкину в Тирасполе, Батюшкову в Вологде, Рубцову в Тотьме…

Валера рассказывает, что эпохальное сооружение, посвященное памяти братьев Квантришвили, создавалось несколько лет. Обошлось оно заказчику явно недешево.

Отари Квантришвили был легендарной личностью Москвы конца 80-х — начала 90-х. Его называли крестным отцом столичной мафии и одновременно борцом за справедливость. Начинал Отари как карточный игрок. Был близким другом Вячеслава Иванькова (Япончика). Осенью 1993 года создал партию “Спортсмены России” и принимал участие в разгроме Белого дома. Был главой Фонда социальной защищенности спортсменов имени Льва Яшина, на который долгое время имел зуб московский РУОП. Заслуженный тренер России по греко-римской борьбе. Меценат и бизнесмен...

5 апреля 1994 года Отари расстрелял киллер-снайпер на выходе из Краснопресненских бань. Убийца до сих пор не найден. Следствие выдвигало самые фантастические версии, ни одна из которых не нашла официального подтверждения. Говорят, что на подхвате у киллера был знаменитый Солоник — Саша Македонский.

Впрочем, “черную метку” Отари получил за год до смерти. 6 августа 1993 года в офисе малого предприятия был убит его брат Амиран. Он приехал в офис фирмы вместе с вором Федей Бешеным (Федором Ишиным). Наемники расстреляли обоих.

Шагаем по Ваганьковскому кладбищу дальше. Престижный погост ныне считается закрытым, он переполнен. Здесь можно производить захоронения только по родственной линии, если позволяет пространство: “подселять” усопших к покойным бабушке, дяде, племяннику. Правда, удостоиться чести лежать на именитом кладбище может герой, почетный или другой особо отличившийся гражданин. Но на это должно быть особое разрешение городской администрации.

Как появилась на Ваганькове могила главы рязанской преступной группировки Виктора Айрапетова — загадка вдвойне.

— Айрапета или кого другого за него зарыли, доподлинно неизвестно. Документы, скорее всего, фиктивные. У любого хорошего хозяина припрятана всегда парочка-другая неучтенных могил. Начнете копать — ничего не докажете. Кладбищенский архив сгорел еще в октябре 41-го, — просвещает нас Валера.

При приближении к захоронению Виктора Айрапетова хочется зажмурить глаза. Массивную мраморную плиту обрамляет ограда с обильной позолотой. Поговаривают, полюбоваться на свою помпезную могилу не раз приезжал сам… Виктор Айрапетов. Не из преисподней, а из нашей суетной жизни. Неужто криминальный авторитет попросту инсценировал собственную смерть?

В начале 90-х годов прошлого века мастер спорта по вольной борьбе Виктор Айрапетов создал самую могущественную в Рязани подпольную боевую организацию — “айрапетовскую”. На международном уровне ее поддержал сам Япончик. К 1993 году Айрапетов переехал в Москву. “Айрапетовские” делились на бригады и насчитывали от 800 до 1500 членов. Но вскоре у них возникло серьезное препятствие — “слоновская” группировка. Они расстреляли элиту “айрапетовских”. Самому лидеру банды удалось спастись только чудом. И в Рязани началась великая криминальная война. А 19 ноября 1995 года около трех часов ночи была зафиксирована смерть Виктора Айрапетова. В похищении основателя и лидера одноименной группировки участвовали сотрудники спецподразделений. Люди в масках положили вниз лицом охрану, а самого авторитета увезли в неизвестном направлении. Через две недели анонимным звонком сообщили номер таблички в общем могильнике. На извлеченном из земли трупе нашли часы “Ролекс” и знаменитый ремень бандита с серебряными пластинами. Жена посмотрела на обгоревший, с дыркой в голове труп и спокойно сказала: “Да, это он”. Позже она и мать “авторитета” уехали на постоянное место жительства в Европу. Незадолго до своего исчезновения Айрапетов получил греческое гражданство и сменил фамилию на Аравидис. Через несколько лет рязанские предприниматели случайно встретили в Европе Витю Рязанского. Но официально Айрапетов мертв.

У Христа за пазухой

— Вы на армянский участок загляните, — советует нам Валера. — Там стоят монументы ворам в законе, подобные памятнику Пушкину на Тверской или Минину и Пожарскому на Красной площади.

Заходим через массивные ворота на указанный погост. По правую руку в старинном кресле восседает с задумчивым видом бронзовый мужчина. На постаменте выбито: Владимир Сергеевич Оганов. Слева примостился бронзовый Рудольф Сергеевич Оганов. Все пространство около могил братьев заставлено мраморными вазами. Цветов — роз, лилий, хризантем — что на премьере в Большом театре.

Братья Огановы (Рудик Бакинский и Вачигос Шестипалый) были не просто известными ворами. В криминальной иерархии они занимали одни из высших мест. За что и поплатились. В конце прошлого века между Огановыми и Асланом Усояном (более известным как Дед Хасан) разгорелась криминальная война, которая переросла в войну мафиозных кланов. Трижды судимого 53-летнего Рудика убили в феврале 1999 года в кафе на МКАД, после того как на воровской сходке он обвинил Деда Хасана в растрате денег из общака. Деда Хасана после этого “раскороновали”. А Оганов, только что вернувшийся с югов, получил от киллеров более 40 пуль. Причиной стал предшествующий расстрел воров из клана Хасана в Ессентуках. После него влиятельный московский “криминальный генерал” Борис Апакия (Хрипатый) собрал поддерживающих Усояна мафиози, и они вынесли Оганову окончательный приговор. Через некоторое время та же участь постигла и Владимира Оганова.

Идем на поиски могилы другого криминального авторитета — Песо Кучулория. Нас останавливает могильщик со стажем Сергей Иванович:

— Не ищите, не найдете. Я сам копал для Песо могилу. Нам тогда гопстопники каждому выплатили по 200 рублей. Только через неделю разразился скандал. Могила Песо оказалась на месте захоронения воина-афганца. Родственники последнего и подняли шумиху. Песо выкопали и увезли на Домодедовское кладбище.

Официально Валериан Кучулория по кличке Песо пропал без вести в 1993 году. Был одним из близких друзей все того же Отари Квантришвили.

Зная, что на 28-м участке Ваганькова лежат многие члены некогда мощной бауманской преступной группировки, мы в самом центре участка отыскиваем монумент из черного мрамора, под которым покоится их предводитель — Бобон. Могила, опять же, парная. Рядом с Бобоном (“в миру” — Владиславом Абрековичем Выгорбиным-Ваннером лежит его телохранитель. На плите выложены пирамидой ярко-желтые яблоки: кто-то из близких приходил сюда на Яблочный Спас.

Бобон был одним из самых эрудированных и сильных “авторитетов” конца 80-х. Его бауманская группировка держала в страхе пол-Москвы. Бобон, он же Владислав Выгорбин, считался правой рукой вора Глобуса. Бобон очень любил автомобили и разъезжал по Москве на белоснежном спортивном двухдверном “Бьюике” без водительского удостоверения, так как один из трех своих сроков провел в психушке, где в совершенстве выучил английский язык, но получил справку о душевном недуге и потому пройти комиссию для получения автомобильных прав уже не мог.

В 1994 году разгорелся спор из-за ночного клуба, “крышу” которому делал Глобус и его бригада. Глобус неожиданно потребовал увеличить свою долю. Его расстреляли “курганцы”, а ответственность за убийство взял на себя Солоник. Затем тем же Солоником был убит и Бобон. Он со своим телохранителем собирался поупражняться в тире на Волоколамском шоссе. Киллеры загодя продолбили в бетонном заборе отверстия. Едва “Форд” Бобона зарулил во двор, по нему открыли стрельбу. Погибли и Бобон, и телохранитель, и собака Бобона. А дочка “авторитета” успела упасть на пол между сиденьями машины.

“Не место красит человека?”

На Даниловском кладбище VIP–захоронения скрыты от посторонних глаз. Только дважды — вслед за рабочим Гришаней — преодолев лазы в заборе, мы оказываемся в гранитном мире.

— Здесь сплошь карельский гранит, гарантия на который более ста лет, — говорит наш провожатый. — Этот камень самый дорогой. Склеп с раздвигающейся плитой и надгробием стоит 10 тысяч “зеленых”, гравировка портрета — еще 4,5 тысячи. А если уж скульптуру ваять со всеми прибамбасами — бордюрами, ступенями, — 300 тысяч “зелени” надо готовить.

Бродя среди “конкретных памятников”, мы находим фамильное захоронение семьи Чограши. На мраморных стелах выбито: “Ноно”, “Дато”, “Кике”.

В августе 2001 года в Химках сгорел бронированный “Мерседес-600”, в котором ехали два известных армянских вора в законе — Дато и Ноно Чограши. “Мерседес” с водителем и двумя пассажирами направлялся в сторону столицы из аэропорта “Шереметьево”. Неожиданно на ходу “Мерседес” загорелся. Пожар был спровоцирован взрывом. Братья умерли от ожогов в больнице. Предполагалось, что покушение было связано с дележом воровского общака.

— Я помню, как хоронили Нодара Чограши, — продолжает Гриша. — Народу на церемонии было немного. Воров в законе и “авторитетов” было человек двадцать, среди них знающие люди опознали Михо Слепого и Бесика. Еще помню, могилу обложили кирпичом, а гроб залили бетоном. Я тогда удивился: зачем? Оказывается, на родине погибшего — в Армении — умерших хоронят в горах, в вырубленных нишах.

От могильщика Гриши веет не водкой, а дорогим парфюмом. На нем не засаленная спецовка, а отглаженный комбинезон. Ухаживая за могилами, по собственному признанию Гриши, “гребет” он в месяц до 50 тысяч рублей при официальной зарплате в 5 тысяч.

Когда в глубине кладбища звучит душераздирающий похоронный марш, Гриша морщится:

— Духовые оркестры ныне — дурной тон. “Больших людей”, например, хоронят под “живую” музыку. На кладбище прикатывают звезды оперной сцены, исполняют жалостливые арии из итальянских опер. А гробы — вообще визитная карточка покойного. Это в глубинке ходят по кругу многоразовые домовины — “шаттлы”. Чтобы доставить покойника до кладбища, разукрашенный рюшами и бантами гроб сдают неимущим в аренду за 200—300 рублей. У наших-то все по-другому.

Усопшие VIP-персоны прикатывают к последнему пристанищу в лаке и бронзе. Элитные гробы — настоящее произведение гробового искусства: выполненные из красного дерева, снабженные бронзовыми, “под старину”, ручками, с подсветкой, кондиционером, встроенной стереомузыкальной системой, украшенные репродукцией картины известного художника. Особой популярностью пользуются двухкрышечные “сенаторские” гробы, которые ко всему прочему оборудованы так называемым лифтом, который приподнимает или опускает тело. Стоимость подобной домовины начинается от 10 тысяч “зеленых” и устремляется в бесконечность.

— Как могилу покроют венками, дают траурный салют — выпускают ракету с черными мерцающими звездочками, — подводит итог Гриша.

Созвонившись с администрацией нескольких столичных кладбищ, мы убедились: несмотря на “перенаселенность”, проблем с организацией мест для захоронений на кладбищах нет. Достаточно заплатить. Цена вопроса “расселения” на закрытых кладбищах составляет от 50 до 200 тысяч рублей.

“Бронзовеет” братва в России

Не отстает от Москвы погребальной и Питер. В августе на Северном кладбище, на могиле влиятельного теневого “авторитета” Константина Яковлева, более известного как Костя Могила, был установлен помпезный донельзя монумент стоимостью 600 тысяч “зеленых”. В центре — фигура самого Кости Могилы, обнимающего руками православный крест. У ног покойного — змея, которая собирается его укусить. С разных сторон на Костю Могилу смотрят два полуметровых ангела: один сложил руки в молитве, второй тянет их к “авторитету”. На черном граните золотом выведены слова: “Меня предавших в лоб целую, а не предавшего в уста”.

Надписи и эпитафии на могилах “авторитетов” — отдельная тема. В Тольятти на памятнике руководителю преступного сообщества Дмитрию Рузляеву — Диме Большому — лаконично высечено: “Дима”. На надгробии непростого человека по прозвищу Синий друзья написали: “А на душевном пепелище уже ничто не прорастет, лишь время беспощадно взыщет за тех, кто больше не придет”. Во Владивостоке могила вора в законе Михо украшена и вовсе недвусмысленной надписью: “Здесь спят добро и справедливость”. Но переплюнули всех друзья-соратники Мухи Белого: стелу в виде сотового телефона они украсили надписью: “Абонент выбыл из зоны обслуживания”.

Памятники с изображением “братков” с игральными картами, ключами от “Мерседесов” в руках — в прошлом. В последние годы монументы “авторитетам” творят с фантазией. Например, в Нижнем Новгороде на Старозаводском кладбище стоит уникальное надгробие известному в криминальных кругах человеку по кличке Зарон. Рядом с изваянием усопшего в полный рост “плывет” каменный лебедь, из глаз которого… льются слезы.

Величественные монументы не могут не привлекать внимание сборщиков цветных металлов. С могил тащат всевозможные бронзовые детали: доски, ленты, цветы. Случается, мародеры выламывают и уносят на переплавку целые бюсты. Парадоксально, но, по заверениям кладбищенских рабочих, никогда не бывает краж с захоронений воров в законе и “авторитетов”. Воришки боятся усопших “положенцев” даже после их смерти.

Могущество криминала распространяется не только на жизнь земную?..

www.mk.ru


Смотрите также