Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Александр максимович трепалов биография


Легенды сыска: без лишнего трепа - первый начальник МУРа (часть 1)

Первый начальник Московского уголовного розыска Александр Трепалов - личность не менее легендарная, чем сам МУР. Именно ему столица молодой советской республики обязана ликвидацией бандитского подполья в Москве во время Гражданской войны.

У знаменитого советского сыщика Александра Трепалова поразительная судьба. Малограмотный матрос-балтиец в тяжелейшее для Москвы время разгромил практически все крупные банды, но в 1937 году был обвинен в участии в антисоветской террористической организации и расстрелян.

Матрос-балтиец

Днем рождения всего советского уголовного розыска, в том числе и легендарного МУРа, считается 5 октября 1918 года, когда Народный комиссариат внутренних дел РСФСР утвердил «Положение об организации отделов уголовного розыска» в республике. В Москве на базе уголовного сыска царских времен был создан легендарный МУР. Первым его начальником стал матрос-балтиец Александр Трепалов.

Трепалов родился в 1887 году в Санкт-Петербурге в рабочей семье. До призыва на флот в начале Первой мировой войны работал вальцовщиком на судоремонтном заводе. Во время войны служил гальванером на броненосном крейсере «Рюрик». Пока за мятежные настроения не угодил в «плавучую тюрьму», обосновавшуюся на корабле «Грозный» в Ревеле. Прямо из тюрьмы матрос попал в революционный водоворот.

Уже тогда Александра отличали личное мужество, безудержная отвага и редкостное умение владеть собой в самых сложных ситуациях. Все это помогло ему руководить первым в Москве уголовным розыском. Тогда в столице и Московской губернии свирепствовало более 30 крупных банд, некоторые из которых насчитывали до сотни боевиков. В том числе и банда Яшки Кошелькова, прославившаяся нападением на самого Ленина.

Первое, с чего Трепалов начал свою работу в должности начальника МУРа, была проверка личного состава на честность и надежность. Под суд и увольнение попали более 150 сотрудников независимо от их социального положения. У малограмотного парня (в анкетах он всегда писал: «образование нижнее») был явный сыскной талант, помноженный на природный ум, отвагу, отличную физическую форму и отличное владение оружием.

Трепалов не стыдился учиться у сыщиков царских времен. В 1918 году это было рискованно, особым указанием тогда предписывалось:

«На службе в уголовно-розыскных отделениях ни в коем случае не должны находиться лица, хотя бы незаменимые специалисты, участвовавшие в сыске до Октябрьской революции».

Понимая всю нелепость этого указания и практическое отсутствие сыскного опыта у молодых муровцев, Трепалов тайно привлекал к работе спецов царского сыска и даже умудрялся обеспечивать им продуктовый паек. Так он сам набирался опыта и учил своих молодых подчиненных, создавая знаменитый муровский стиль работы: профессионализм, желание учиться, безусловная честность в коллективе и желание работать, не считаясь со временем.

Под маской Саньки Косого

Чтобы Москва и москвичи могли спать спокойно, в здании особняка в Большом Гнездниковском переулке, где располагался МУР, окна светились ночи напролет. Выделяя на сон максимум три часа в сутки, Трепалов подолгу самолично беседовал с задержанными, подробно расспрашивая о повадках и характерах главарей банд, записывал тут же все, им услышанное, а потом изучал их старые архивные дела. Так появилась блестящая оперативная комбинация с внедрением самого Трепалова в одну из банд с Хитрова рынка с целью ликвидации этого источника бандитизма вообще.

Подчиненные буквально ахнули, когда на экстренном совещании Трепалов вдруг объявил всем о своих планах: внедриться в банду под видом петроградского налетчика Саньки Косого. До этого он уже успел завербовать в тюрьме участника недавно разгромленной муровцами банды по прозвищу Монашек, и тот согласился «подписаться» за него перед ворами. План Трепалова состоял в том, что временно выпущенный на волю Монашек приведет Трепалова в притон к мадам Севастьяновой, где собирались хитровские главари. Там он предложит Мишке Рябому организовать налет на железнодорожные кассы, во время которого муровцы бандитов повяжут.

- Меня уголовный мир Москвы еще не знает в лицо, - мотивировал свою разработку Трепалов.

Внедрение прошло успешно - Трепалов прошел проверку. Его питерский лоск: дорогой модный костюм, штиблеты и золотые часы, умение сохранять спокойствие и уверенность в себе - сыграли свою роль. Хотя сомнения были. Монашек с никому не известным петроградским налетчиком Санькой Косым появились в притоне как раз накануне «большой чистки» в Марьиной Роще, когда «уголовка» перестреляла или повязала немало фартовых. С трудом, но Мишка Рябой поверил и в «сказку» про налет на железнодорожные кассы.

Перед самым налетом решили еще раз собрать сходку главарей, и Трепалову стоило немало труда не удержаться с арестами бандитов прямо на этой сходке. Это было верное решение. По плану Трепалова бандиты в день налета должны были собираться по одному, чтобы не привлекать внимание в указанной им квартире, в которой муровцы устроили засаду. Урок брали тихо, без шума и выстрелов, такой был приказ, чтобы не спугнуть остальных. За решетку в тот день угодило немало «граждан вольного города Хивы» - так уголовники называли Хитровку. Мишку Рябого повязал сам Трепалов, когда тот, вдруг почуяв неладное, взвел курок на револьвере. Услышав характерный щелчок, Трепалов тут же заломил Рябому руки.

В течение последующих двух недель муровцы ликвидировали банды Гришки Адвоката, Мартазина и Сынка. В каждой из операции принимал личное участие сам Трепалов. Каждая операция была опасной, но среди сыщков жертв не было - настолько блестяще все было спланировано. После чего взялись за банду Яшки Кошелькова.

Легенды сыска: без лишнего трепа - первый начальник МУРа (часть 2)

Если вы дочитали до конца, значит статья была вам интересна! Ставьте лайк, делитесь и подписывайтесь на канал......

zen.yandex.ru

УГОЛОВНЫЙ РОЗЫСК НАЧАЛО ЛЕГЕНДАРНОЙ ИСТОРИИ

Газета «Петровка, 38» продолжает публикацию специальных выпусков, посвящённых 100-летней истории МУРа. Они формируются из материалов книги об истории Московского уголовного розыска, создаваемой Советом ветеранов этого легендарного подразделения московской полиции под общей редакцией Юрия Григорьевича Федосеева — начальника МУРа в 1991—1994 годах. Александр ТрепаловПервый начальник МУРа (1918—1920 гг.)С крейсера «Рюрик» — на каторгуПочти век отделяет нас от того момента, когда первым начальником МУРа был назначен Александр Максимович Трепалов. Жизнь этого человека трагична и прекрасна, удивительна и настолько богата разными приключениями, что о ней можно написать приключенческий роман.

Александр Трепалов родился в 1887 году, в столице Российской империи Санкт-Петербурге. Отец его был рабочим, а дети питерских мастеровых взрослели рано. Вот и Саша Трепалов в тринадцать лет впервые перешагнул порог заводского цеха.

К началу Первой мировой войны Трепалов был уже высококвалифицированным вальцовщиком на судоремонтном заводе, но всё же его призвали в действующую армию. Служить Александру Максимовичу довелось гальванёром на броненосном крейсере «Рюрик». Однажды, при внезапной проверке матросских рундуков, среди личных вещей Трепалова обнаружили нелегальную литературу.На каторгу Трепалова везли в арестантском вагоне, прозванном в России «столыпинским», потом гнали пешком под конвоем по узким мощёным гладкой брусчаткой улочкам незнакомого города, казалось, насквозь просоленного морем. В порту Александра Максимовича определили на плавучую тюрьму, в которую превратили корабль «Грозный». Потянулись мрачные дни каторги. А на воле тем временем разворачивались новые события: потери на фронтах вынуждали правительство искать новые и новые людские резервы. И вот настал день, когда каторжному матросу Александру Трепалову официально объявили, что он подлежит немедленной отправке в действующую армию, в окопы...

Революция и криминальный разгул

Февральскую революцию бывший гальванёр встретил в пехотных частях. Отважный матрос стал членом сначала дивизионного, а затем и армейского комитетов. Осенью семнадцатого года Трепалов возвратился в Петербург, где стал сотрудником ВЧК...

К этому времени в стране сложилась крайне тяжёлая криминогенная ситуация. Система уголовного сыска начала давать сбои и разваливаться почти сразу же после февральской революции благодаря неверным решениям и действиям Временного правительства. После всеобщей и полной амнистии, объявленной в марте 1917 года всем преступникам, осуждённым до февраля, Россия оказалась наводнена рецидивистами. Только в Москве и губернии действовали более тридцати банд, многие из которых насчитывали до ста и более стволов, находившихся в руках закоренелых преступников: на счету каждого из них были десятки грабежей, вооружённых налётов и убийств. Чего стоил один только Яков Кошельков, по кличке Яшка-Кошелёк, неоднократно судимый до революции. Дерзкий, хорошо вооружённый, он буквально терроризировал город и даже бросал гранаты на Лубянке около здания ВЧК и МЧК. Доходило до того, что сотрудникам ЧК и милиции в тёмное время суток запрещалось ходить по тротуарам, дабы их не утащили в подворотню и не удавили — им предписывалось двигаться посередине мостовой, держа наготове оружие.По городу гуляли банды Мишки Рябого, Серёжки Барина, Плещинского по кличке Гришка Адвокат, Филиппова-Козули, Сафонова-Сабана, Селезнёва, даже в уголовной среде получившего прозвище Чума, и многих других.А уж о ворах и говорить было нечего. В тот период преступный мир различал более тридцати категорий воров. Например, «торбовщики» — воры самой низшей квалификации, крали мешки у крестьян; «капорщики» — воровали шапки; «голубятниками» называли чердачных воров; «халтурщики» обчищали квартиры, где лежал покойник перед отпеванием; «марушники» крали на похоронах; «клюквенники» — в храмах, а «мойщики» обирали спящих в поездах.

Для охраны революционного порядка

Естественно, в такой обстановке новая власть не могла отказаться от криминального сыска, как это поначалу планировалось. Милицию как общественное вооружённое формирование создали в ноябре 1917 года, а 5 октября 1918 года для «охраны революционного порядка путём негласного расследования преступлений уголовного характера и борьбы с бандитизмом» образовали уголовный розыск. В Москве создали городское управление угро — легендарный МУР. Его первым начальником стал Александр Максимович Трепалов.

Ранее Александр Максимович никогда не учился даже азам криминального сыска, однако он обладал острым природным умом, цепкой памятью, недюжинными организаторскими способностями и никогда не стеснялся учиться тому, чего ещё не знал или не умел. Его всегда отличали большое личное мужество, холодная отвага и беспримерное умение владеть собой в совершенно невообразимых ситуациях.

Первые шаги первого начальника

Первое, с чего он начал, — изучение методов работы старой сыскной полиции и её архивов. Во-вторых, провёл анализ уголовных дел. Одной из самых актуальных задач он считал реорганизацию МУРа для придания ему большей мобильности и боеспособности. И ещё одна задумка не давала покоя начальнику управления: как в самые сжатые сроки обучить всех новых сотрудников искусству криминального сыска, чтобы они могли успешно работать и, самое главное, постоянно получать необходимую информацию? Ведь имели же её прежние полицейские чины?! В своё время знаменитый Путилин, а ещё малоизвестный московский сыщик коллежский советник Яковлев внесли большой вклад в развитие деятельности негласных осведомителей криминальной полиции. Но чтобы смело взять на вооружение многие испытанные веками методы «проклятого прошлого» в то непростое время, нужно было иметь немалое политическое и просто человеческое мужество. И Трепалов проявил его.Потихоньку люди начали учиться работать с негласным аппаратом и пусть ещё слабо, но стала поступать необходимая как воздух информация. Результатом стало проведение совместно с МЧК крупных операций в районе Верхней и Нижней Масловки, уничтожение банды Водопроводчика из Марьиной Рощи и ликвидация организации, занимавшейся торговлей наркотиками. Но наиболее ярко оперативный талант и мужество Александра Максимовича проявились при организации и осуществлении работы по ликвидации крупных бандитских формирований и Вольного города Хивы, как уголовный элемент столицы привык именовать Хитров рынок, располагавшийся неподалёку от современного Яузского бульвара и улицы Солянка.Ночи напролёт, вплоть до утренней зари, горел свет в окнах старого особняка по Большому Гнездниковскому переулку, где тогда располагалось управление московского угро. Оставляя на сон и отдых по два-три часа в сутки, Трепалов сам подолгу разговаривал с задержанными, дотошно расспрашивал о повадках и характере главарей банд, а закончив допрос, листал страницы архивных дел и внимательно разглядывал фотографии тех, кто терроризировал город.

Как ликвидировать головку Хитрова рынка

Однажды Александр Максимович назначил днём экстренное совещание и сообщил собравшимся сотрудникам:— Есть одна задумка, как подобраться поближе к блатной вольнице с Хитровки. Меня уголовный мир Москвы ещё не знает в лицо. Исходя из этого, мы разрабатываем и в самые сжатые сроки проводим операцию по ликвидации головки Хитрова рынка. Приманка для них есть отменная — ограбление железнодорожных касс. На допросе один из членов банды Водопроводчика показал, что тот уже предлагал другим главарям совершить налёт на кассы общими силами, но переговоры зашли в тупик, а тут ещё мы им помешали, уничтожив и самого Водопроводчика и его банду. Вот я и решил: прийти к бандитам под видом петроградского налётчика Сашки Косого и предложить осуществить план, якобы разработанный моим погибшим дружком Водопроводчиком. Перед началом операции направим телеграмму в Питер, чтобы перехватывали всех блатных, собирающихся приехать в Москву. Это исключит моё случайное опознание. Риск, конечно, есть, но ведь прикроете товарища, а?— Риск-то слишком велик, — разогнав ладонью табачный дым перед лицом, с сомнением сказал один из сотрудников.— Да, но операция стоит того, — тут же возразил Трепалов. — Конечно, заявиться прямо так на Хитровку и назваться Косым будет несусветной глупостью, но есть выход. У нас находится один молодой бандит из шайки Водопроводчика по кличке Монашек. Я с ним тут поговорил по душам, и он согласился помочь: приведёт меня в притон известной мадам Севостьяновой, с которой связан Мишка Рябой, и представит...Что за человек питерский?К Севостьяновой один из московских бандитских главарей Мишка Рябой шёл со смешанным чувством недоверия и надежды: надо же, вдруг объявился Монашек, прятавшийся по каким-то щелям после гибели Водопроводчика, а с ним пришёл питерский «деловой», якобы приехавший в город аккурат накануне трагических событий в Марьиной роще, когда там полегли все фартовые ребята. Что за человек питерский? Чужим Мишка никогда не доверял — нож в бок или пулю в лоб, и пусть Господь сам разбирается, кто прав, а кто виноват: всё едино. Грехов столько, что их за всю жизнь не отмолить.Осклизаясь на покрытых тёмным ледком лужах, Рябой пробрался к чёрному ходу доходного дома на Хитровке и постучал. Открыла сама Севостьянова. Зябко кутаясь в большой пуховый платок, пропустила бандита в полутёмный, слабо освещённый коридор.— Что они? — не поздоровавшись буркнул Мишка.— Чай пьют, — бледно улыбнулась «мадам». — Мартын там с ними. Будешь глядеть?Рябой кивнул и следом за хозяйкой притона прошёл в комнатёнку, откуда через отверстие в стене, замаскированное с другой стороны «хитрым» зеркалом, можно было без помех разглядеть нежданных гостей. Скинув бекешу, Мишка приник к потайному глазку, а Севостьянова села на диван и закурила папиросу.В соседней комнате, уютно устроившись за столом с самоваром, сидели трое. Монашка — худого, длинного парня — Мишка разглядывать не стал: Севостьянова и так промашки не даст, ей чужого ни за что не подсунешь. Грузный, патлатый Мартын тоже мало интересовал главаря, а вот питерский... Он жадно впился глазами в лицо молодого крепкого мужчины, одетого чисто, даже модно.

Возьмём железнодорожные кассы…

«Пойду», — решился Мишка. Войдя в комнату, он брезгливо поглядел на поднимавшегося с пола Мартына и приказал:— Выйди! И ты тоже, — главарь дёрнул головой в сторону Монашка. — Да скажите, пусть подадут выпить и закусить.Севостьянова быстро принесла графин со спиртным и закуски, поставила на стол и исчезла — под горячую руку Рябому лучше не попадаться. Главарь сел верхом на стул напротив гостя, залпом выпил стакан водки и захрустел солёным огурцом.— Ты кто? — настороженно разглядывая гостя, наконец спросил он.— В Питере Косым звали... Да не держись ты за шпалер, не обижу! — засмеялся гость, заметив, что Рябой не вынимает руки из кармана, где лежал наган.— Чем докажешь, что ты вправду Косой из Питера?Руку Мишка из кармана не вынул: уж больно лукавая улыбочка у незваного гостя, а в глазах пугающая твёрдость стали. Видно сразу, что человек опасный.— Может быть, ты думаешь, что я начальник МУРа? — засмеялся Трепалов, игравший роль Косого.В ответ на шутку Рябой лишь криво усмехнулся и разлил водку по стаканам, однако питерский решительно отодвинул свой стакан в сторону:— Сначала о деле!— Да ты говори, говори, я слушаю, — бандит, изображая внимание, сморщил лоб. — Чего у тебя?— Железнодорожные кассы.— Тю, малахольный, — Мишка зашёлся визгловатым смешком. — И всё? Да нас там перебьют! Соображаешь?— Соображаю, что не зря сюда из Питера мотал и надо расход оправдать, — сердито ответил Трепалов и, наклонившись ближе к бандиту, доверительно понизил голос: — Одни, конечно, не возьмём, это факт. Но если с умом и других нам в помощь?— Кого это? — насторожился Рябой. К кому ещё тут приезжий может пойти с предложением провернуть заманчивое дело, сулившее при удаче ломовую деньгу? У самого Мишки никаких планов насчёт подобных крупных дел не было, но и упускать сам приплывший в руки шанс разом снять куш, какой и не снился, он тоже не намеревался.— Думаю, найдутся желающие. С Гришей Адвокатом можно перетолковать, есть ещё Сабан и Чума, а других, пожалуй, пока беспокоить не стану, поскольку толку от них на грош, а при дележе ломаться начнут на целковый. Ты тут в «Иванах» ходишь, имел вот надежду через тебя...— Подумаем, подумаем, — быстро прервал его Рябой и досадливо прикусил губу: приезжий-то оказался не прост, тёртый малый, все козыри на стол разом не кидает. — Перетолковать можно, только как бы потом действительно на бобах не остаться: ты им все наши планы, а они...

Повязали всех без выстрелов

Через несколько дней Трепалова, продолжавшего играть роль питерского налётчика Косого, пригласили на тайную сходку главарей банд. Там присутствовали Чума, Гришка Адвокат, Сабан и уже знакомый Александру Максимовичу Рябой.Заманчиво было разом покончить с хитровскими главарями, но начальник МУРа принял решение выждать ещё и не ошибся — на сходке приняли его план ограбления железнодорожных касс. В налёте на кассы, кроме главарей, должны были принять участие ещё более двух десятков вооружённых преступников. Это был ещё один шаг к удачному завершению задуманной и начатой начальником МУРа операции.В назначенный день Рябой ждал Трепалова в условленном месте. На квартиру, которую внимательно осмотрела Севостьянова, ещё с вечера незаметно пришли двенадцать сотрудников уголовного розыска и красногвардейцев из боевой группы. Всех их Трепалов предупредил, что бандитов надо брать тихо, без единого выстрела. И вот сам начальник МУРа ведёт к засаде первого налётчика.Вот и подъезд дома Ефремова. Предупредительно распахнув дверь перед Рябым, начальник МУРа вошёл следом, оказавшись справа от бандита. Трепалов услышал, как в тишине раздался характерный щелчок — повернулся барабан нагана, поставив патрон напротив ствола. Всё, дальше тянуть было крайне опасно, и железные пальцы бывшего вальцовщика намертво сжали запястье Рябого. Тот дёрнулся, но Александр Максимович сжал ещё сильнее. Словно обретя от боли и страха новые силы, бандит попытался рвануться, но получил крепкий удар и обмяк. Трепалов быстро втащил его внутрь через предупредительно открытую дверь квартиры.— Заткните рот, свяжите и унесите в дальнюю комнату, — убирая отобранный у бандита наган, распорядился начальник МУРа. — И охрану не забудьте приставить.Красногвардейцы быстро унесли Рябого, а Александр Максимович обвёл глазами лица окруживших его сотрудников.— Остальных будем брать прямо здесь, в прихожей. По местам!Вскоре появился второй бандит. Его тоже обезоружили, связали и уложили рядом с Рябым. В течение часа было задержано пятнадцать налётчиков, но Адвокат так и не пришёл.В этой операции ликвидировали почти всю головку Вольного города Хивы — Хитрова рынка, главного притона и оплота бандитов в Москве того времени. «Хитровское» дело не только создало первому начальнику Московского уголовного розыска непререкаемый авторитет среди подчинённых, но и породило почти забытую ныне традицию — в опасном и сложном деле старший идёт впереди!

И Москву очистили от крупных банд

Гришке Адвокату, ловко избежавшему засады, не удалось долго погулять по городу. Вскоре сотрудники МУРа под руководством и при самом непосредственном участии Трепалова провели ряд операций, в ходе которых ликвидировали банды Адвоката, Сынка, Чумы и Сабана. Кошельков уходил от преследовавших его сотрудников угро по понтонному мосту, на месте которого в современной Москве — красавец Крымский, но всё-таки его тоже зажали и ликвидировали в перестрелке. В считанные месяцы Москва была очищена от крупных бандформирований.

За успехи в борьбе с преступностью…

Так родился легендарный МУР, у колыбели которого стоял бывший рабочий-металлист, балтийский моряк Александр Максимович Трепалов, тридцати лет от роду. Нет сомнений, что он был одним из выдающихся мастеров криминального сыска своего нелёгкого и крайне непростого времени, и досадно, что его недюжинные дарования и таланты не могли полностью раскрыться. В 1920 году за успехи в борьбе с преступностью ВЦИК наградил А. М. Трепалова орденом Красного Знамени — более высокой награды тогда просто не существовало. К сожалению, в том же году Александр Максимович расстался с МУРом — как руководящего сотрудника МЧК (а он одновременно являлся и работником Московской чрезвычайной комиссии) его направили на другой участок работы.Позднее Трепалов работал заместителем начальника экономического управления ГПУ, а с 1925 года перешёл на работу в ВСНХ — Высший совет народного хозяйства.Дальнейшая судьба Александра Максимовича сложилась трагично. В год своего пятидесятилетия, в июне 1937 года, после гибели наркома Серго Орджоникидзе, его заместитель — заместитель наркома тяжелой промышленности СССР — бывший чекист, первый начальник МУРа Александр Трепалов был арестован. Он никого не оговорил на долгих допросах и стойко держался до конца, не признав никаких ложных обвинений. В августе того же года Александра Максимовича расстреляли.* * *

Летопись легендарных дел

Ниже приводятся выдержки из профессионального отчёта того времени о результатах работы Московского уголовного розыска за первый год его существования:«…В первую очередь необходимо указать на успешное искоренение шаек бандитов, которые сейчас все изловлены, за исключением известного главаря Царькова, которому до сих пор удаётся избежать ареста.Следует отметить, что в прошлом году была ликвидирована знаменитая банда Якова Кошелькова, которая совершила много преступлений, в том числе: вооружённое ограбление в Рыбинске; вооружённое нападение на типографию Сытина; нападение на три почтовых отделения; ограбление кассирши Марковой на Театральной площади, а также артельщика склада Главсахар; вооружённое нападение на бывший дом Ивакова, где разбойники изнасиловали 12-летнюю девочку; ограбление завода Корнеева и Горшкова; ограбление кассира водоканала; нападение на Замоскворецкий Совдеп; убийство и ограбление прохожих на Волхонке, а также убийство двух артельщиков на Лосиноостровской. Ими же разоружены 3 милиционера; убиты 2 сотрудника МЧК, сотрудник Управления Московского уголовного розыска, конвой из 3 человек, артельщик Артиллерийских складов у Крестовской заставы, 3 самокатчика на 1-й Брестской улице, ранена сотрудница Зустер. Бандиты, пользуясь документами убитых сотрудником МЧК, под видом обыска совершали грабежи по всему городу, между прочим, ими был ограблен председатель Совнаркома т. Ленин, у которого они отобрали револьвер, документы и автомобиль. Наконец, 21 июня Кошельков и его товарищ Сергей Баринов были настигнуты и расстреляны.Ликвидирована шайка Сабана, который убил свою семью и вместе со своими товарищами совершил целый ряд убийств и вооружённых ограблений. Между прочим, известное ограбление на Мясницкой дело их рук. Изловлена банда Кожевникова, за которой числилось около 20 убийств и ограблений; разгромлена банда Капустина — около 36 убийств; арестована шайка, которой руководил правая рука Кошелькова — Гришка Мартазин, который готовился ограбить кассу Курского вокзала (при аресте Мартазин пустил себе пулю в лоб); арестована группа Маньки Сопли, которой был убит осведомитель Особой группы МЧК при уголовном розыске Матвеев и ограблена касса Главкож. Разгромлена шайка латышей Скуя, Майде и других, которая под видом обысков производили грабежи.Арестована шайка Николая Короткова по кличке «Атаман». Членами шайки совершено множество вооружённых ограблений с убийствами. Между прочим, эти разбойники при ограблении семьи Болотниковых в Сокольниках убили 5 человек. В ту же ночь ими же совершено вооружённое ограбление содержателя аптеки в Мытищах гр-на Гуревича, преступники забрали денег и ценностей на сумму 100 000 рублей. 23 августа шайка изуверски убила семью Зверевых при станции «Щёлково» Северной Ж. Д. Та же шайка ограбила 1-ю Государственную фабрику приводных ремней, ограбили булочника Игрунова.Арестована шайка Кольки Крупнова, совершившая целый ряд вооружённых ограблений, главным образом, в Черкизове. Арестована шайка бандитов-эстонцев, работавшая на железной дороге. Разгромлена шайка Хитрового (83 человека). Ликвидирована шайка во главе с Чумой и Сашкой Хромым, работавшая, главным образам, по советским магазинам и складам. Эта группа, между прочим, убила нашего агента Мешкиса и милиционера у Красных ворот. Арестована шайка бандитов-китайцев, промышлявшая вооружёнными налётами около Трубной площади. Арестована серьёзная банда «Хрящика», работавшая специально по огородникам в окрестностях Москвы. Разгромлена шайка старого бандита Чачина…»Результат впечатляющий!(Продолжение следует.)

Коллаж Николая РАЧКОВА

Рубрики

petrovka-38.com

Трепалов Александр Максимович

Если Вы располагаете дополнительными сведениями о данном человеке, сообщите нам. Мы рады будем дополнить данную страницу. Также Вы можете взять администрирование страницы и помочь нам в общем деле. Заранее спасибо.

Дата рождения: __ августа 1887г.

Дата смерти: 27 мая 1937г., на 50 году жизни

Место рождения: Санкт-Петербург

Место проживания: Москва, ул Горького, д. 26, кв. 86

Место захоронения: Москва, Донское кладбище, безымянная могила

Национальность: русский

Социальный статус: Рабочий, первый начальник Московского уголовного розыска

Образование: низшее

Дата ареста: 27 октября 1936г.

Приговорен: Военной Коллегией Верховного Суда СССР, 27 мая 1937, по статье 58-8 и 58-11

Приговор: К высшей мере уголовного наказания - расстрелу, с конфискацией всего лично ему принадлежащего имущества

Реабилитирован:25.08.1967 Пленумом Верховного Суда СССР

bessmertnybarak.ru

Пять легендарных московских сыщиков

28 октября (10 ноября по новому стилю) 1917 года Народный комиссариат внутренних дел РСФСР разослал в губернские советы телеграмму с предписанием создать при местных органах власти рабочую милицию для борьбы с уголовной преступностью. Телеграмму подписал первый нарком внутренних дел РСФСР Алексей Рыков. С тех пор 10 ноября вот уже почти сто лет отмечается как профессиональный праздник отечественных стражей порядка. За прошедшее столетие в милиции служили многие замечательные люди, оставившие яркий след в истории борьбы с криминалом. О пяти легендарных московских сыщиках и пойдёт ниже речь.

Александр Трепалов

До революции Александр Трепалов служил на Балтийском флоте. А когда в 1918 году в Москве был образован уголовный розыск, экс-матрос-балтиец Трепалов стал его первым руководителем.

Начинать пришлось практически с нуля. К счастью, в Москве ещё оставались опытные сыскари, работавшие в уголовной полиции царской России. Их и сумел привлечь новый начальник столичного угро. Основной задачей старых специалистов, знавших в лицо сотни уголовников, способных по кличке или «почерку» безошибочно определить преступника, явилась передача своего бесценного опыта молодым оперативникам из числа рабочих, солдат и балтийских матросов, направляемых на службу в МУР.

А время было неспокойное. За один только январь 1919 года московские бандиты совершили 60 дерзких нападений, сопровождавшихся убийствами и насилием. Перед Трепаловым поставили задачу: в короткий срок очистить город от обнаглевших уголовников. И Трепалов с этой задачей справился. Уже в 1920 году количество убийств и разбоев сократилось в 3 раза, а грабежей — в 9 раз.

Было ликвидировано несколько наиболее свирепых банд: Сабана, Зюзюки, Гусека, Голицына (Князя), Селезнёва (Чумы) и других. Каждая из этих шаек насчитывала в своих рядах по десять — двадцать человек, отлично вооружённых и готовых на любое преступление. Так, члены шайки Сабана, узнав о предстоящем задержании своего главаря, устроили настоящую охоту на столичных стражей порядка. В течение одного дня в разных районах Москвы демонстративно застрелили 16 постовых милиционеров. А на счету другого преступного авторитета — Гусека — оказались два сотрудника милиции, убитых во время налётов на магазины и отделения банка.

Пожалуй, самой большой удачей Трепалова стала ликвидация преступной группы из 83 человек, орудовавших на Хитровом рынке. За этой бандой оперативники охотились не один месяц. Однако взять бандитов с поличным никак не удавалось. И тогда Трепалов пошёл на хитрость: прикинувшись уголовником, Александр Максимович внедрился в банду, выведал планы её главарей и все воровские малины. В результате сыщики накрыли одним махом всю шайку.

Кроме того, именно Трепалов создал в структуре МУРа специальное подразделение — группу по борьбе с бандитизмом. О храбрости и самоотверженности этих людей ходили легенды. Практически ежедневно они рисковали жизнью, выезжая на задержания самых опасных преступников. А в те времена ни одна из операций не проходила без вооружённого сопротивления бандитов. И лишь благодаря личной смелости Трепалова и его людей в нач. 1920-х годов в Москве установился долгожданный порядок, и с бандитизмом было в целом покончено.

Дальнейшая судьба Трепалова сложилась трагично. В 1930-х годах он работал в Наркомате тяжёлой промышленности СССР. После гибели Серго Орджоникидзе его арестовали и вскоре расстреляли. Реабилитировали первого начальника МУРа в 1967 году.

Александр Урусов

Александр Урусов возглавил МУР в нач. 1944 года. Для московской милиции это оказалось тяжёлым временем: людей катастрофически не хватало, опытные сыскари были наперечёт. И в том, что столицу не захлестнула волна криминала, огромная личная заслуга Александра Урусова. Он сумел так поставить работу уголовного розыска, что сыщики в сложнейших условиях дефицита кадров и средств умудрялись раскрывать, казалось бы, безнадёжные преступления.

…В апреле 1945 года на окраине Москвы убили священника отца Алексея. Труп священнослужителя со следами пыток обнаружили в его доме. А из церкви, настоятелем которой являлся отец Алексей, исчезли старинные церковные книги, иконы и внушительная сумма денег — 60 тыс. рублей, собранных прихожанами на ремонт храма.

Зверская расправа над православным священником дошла до самых верхов. Секретарь ЦК ВКП(б) Александр Щербаков, курировавший в те годы идеологию, потребовал от московской милиции в кратчайшие сроки раскрыть преступление и наказать виновных. Урусов начал лихорадочные поиски злоумышленников.

В конце концов сыщики вышли на местных цыган. Все имеющиеся факты указывали на то, что убийство священника — их рук дело. И тогда Урусов решил пойти на отчаянный шаг: спровоцировать цыган на новое преступление, чтобы взять их с поличным.

С этой целью распустили слух, что в одном из близлежащих сёл открывается церковь. Из Москвы, дескать, приехал крупный церковный иерарх и привёз  с собой сокровища для нового храма. Прибывшего священнослужителя (его роль играл один из сотрудников МУРа) поселили в частном доме. А рядом выставили милицейскую засаду. Разумеется, в полной тайне от местных жителей.

И вскоре преступники клюнули на приманку. В одну прекрасную ночь их взяли в доме «священника» при попытке ограбления. На допросе цыгане раскололись и сдали своего главаря — Василия Черноброва.

При обыске в доме Черноброва нашли золотые кресты, старинные книги и иконы, дорогую посуду и огромное количество денег. Два дня ушло только на осмотр и опись изъятого у барона имущества. А в русской печи обнаружили пистолет ТТ и патроны.

На допросе Чернобров подробно рассказал о том, как убили отца  Алексея.

Оказывается, они были давно знакомы. В 1941 году на оккупированной территории отец Алексей спас Черноброва от немцев, спрятав его у себя в доме. И вот спустя почти четыре года, весной 1945-го, они случайно встретились в Москве. На радостях   священник  пригласил  цыгана к себе домой, показал свой приход. Тогда-то у Черноброва и возникла мысль ограбить священника. А ровно через неделю в дом священнослужителя нагрянули подельники Черноброва...

Главарь цыганской банды Чернобров получил вполне заслуженную «вышку». Все его подельники были приговорены к длительным срокам заключения. А цыганскую общину в 24 часа выселили подальше от Москвы.

Московским уголовным розыском Александр Урусов руководил до 1950 года, после чего перешёл на службу сначала в Управление милиции Московской области, а затем в центральный аппарат МВД СССР.

Владимир Арапов

Службу в органах правопорядка московский парень Володя Арапов начал ещё в годы войны: в составе так называемого осодмила (отряда содействия милиции) он патрулировал городские улицы. А когда парню стукнуло 19 лет, его пригласили на работу в милицию.

Шесть лет Арапов прослужил в 37-м отделении милиции, которое в те годы находилось на Динамовской улице (в районе Пролетарки), а в 1951 году перешёл на службу в МУР. Сначала был помощником опера, затем оперуполномоченным, а в 1963 году возглавил отдел по раскрытию убийств, грабежей, разбоев и половых преступлений.

За двадцать лет карьеры в МУРе Арапов участвовал в раскрытии многих резонансных преступлений того времени. Например, благодаря его сыскному мастерству удалось раскрыть ограбление квартиры народной артистки СССР Александры Яблочкиной, а также поймать серийного маньяка Владимира Ионесяна по кличке Мосгаз. На счету Ионесяна числились убийства трёх подростков, двух пожилых женщин, а кроме того, изнасилование и покушение на убийство 15-летней школьницы. Преступник проникал в квартиры москвичей, представляясь работником Мосгаза. Отсюда и его прозвище.

Но самое громкое уголовное дело, которое распутывал Арапов, —  это ликвидация банды Ивана Митина, в нач. 1950-х годов наводившей ужас на Москву. На счету этой шайки — 11 убийств и 28 вооружённых налётов на сберкассы, магазины и пивные бары. Арестовали бандитов в феврале 1953 года. Аресту предшествовала сложнейшая оперативная работа. В банду даже пришлось внедрять одного из сотрудников МУРа. Всего по делу проходило 6 человек. Описание криминальных похождений банды составило 14 томов уголовного дела. Для советского уголовного судопроизводства того времени это явилось абсолютным рекордом. Главаря банды Ивана Митина и его ближайшего помощника Александра Самарина приговорили к высшей мере наказания, остальных — к длительным срокам лишения свободы.

Именно московский сыщик Владимир Арапов стал прототипом Володи Шарапова из телефильма «Место встречи изменить нельзя». В нач. 1960-х годов в МУРе, как известно, служил будущий писатель Аркадий Вайнер. Там-то и состоялось их знакомство, а позднее непосредственно с Арапова братья Вайнеры писали образ молодого офицера-фронтовика, пришедшего на службу в уголовный розыск.

По воспоминаниям всех, кто лично знал Арапова, он отличался безмерной храбростью, напористостью, жёсткостью и работал буквально сутки напролёт.

В отставку Владимир Павлович вышел в 1971 году в звании генерал-майора милиции.

Виктор Фёдоров

В 1970–1980-е годы не было в московской милиции человека, кто не знал бы и не уважал Виктора Фёдорова. Впрочем, этого легендарного человека знали и уважали даже те, с кем он вёл бескомпромиссную борьбу, — столичные жулики и воры в законе. Он оказался профессионалом высочайшей пробы, человеком кристально честным и справедливым. И, когда в конце 1980 года в МУРе создали отдел по борьбе с грабежами и разбойными нападениями, у начальства не возникло сомнений в том, кому поручить этот сложнейший участок работы: конечно же, Виктору Николаевичу Фёдорову.

Именно Фёдорову удалось, казалось бы, невозможное: засадить за решётку самого Вячеслава Иванькова по кличке Япончик. Иваньков в нач. 1980-х годов чувствовал себя хозяином Москвы. Несмотря на активную криминальную деятельность, ему неоднократно удавалось уйти от наказания. Даже когда его взяли с поличным в ресторане «Русь» за драку, а при обыске нашли поддельный паспорт, Иваньков всё равно отделался смешным сроком в 7 месяцев 15 дней и вышел на свободу прямо из зала суда.

Уже в 1970-е годы Япончик понял, какие деньги можно делать, собирая дань с воротил теневого бизнеса. А теневая экономика в СССР, несмотря на успехи развитого социализма, росла день ото дня. И вот Япончик, сколотив шайку таких же дерзких, как он, молодых парней, стал первым советским рэкетиром. Используя милицейскую форму и поддельные удостоверения сотрудников милиции, люди Иванькова производили самочинные обыски у дельцов теневой экономики, отбирали ценности и деньги, иногда совершали и квартирные кражи.

Когда Фёдоров начал плотно заниматься похождениями банды Иванькова, то в считаные недели «накопал» 62 эпизода преступной деятельности. Каждый из них тянул на длительный тюремный срок.

Взяли Япончика и его подельников в результате блестяще спланированной операции ранним утром 14 мая 1981 года, буквально за день до отъезда бандитов в Сочи на открытие «курортного сезона». По воспоминаниям самого Виктора Фёдорова, дело происходило так.

Ночь на 14 мая Япончик провёл в одной из своих съёмных квартир на бульваре Яна Райниса. Сыщики об этом прекрасно знали. Они разработали план операции, согласно которому Иванькова должны были взять в тот момент, когда он на своей «шестёрке» поедет по улице Свободы в сторону центра. На одном из перекрёстков заранее подготовили… кран со стрелой, который должен был перекрыть проезжую часть, если Иваньков не подчинится требованиям сотрудников ГАИ и не остановится.

Иваньков, разумеется, не остановился. Машину он водил, как заправский гонщик. Поняв каким-то шестым чувством, что остановили его не просто так, Япончик дал по газам и попытался уйти от погони. Пришлось стрелять по колёсам, а когда и это не помогло, в дело вступил кран, перегородивший Иванькову дорогу.

В тот же день повязали и всех подельников Япончика — по каждому из преступников плотно работала оперативная группа муровцев.

А через несколько месяцев состоялся суд. Благодаря кропотливой работе Виктора Фёдорова и его коллег суду представили убедительные доказательства вины Иванькова. И, хотя из 62 эпизодов удалось документально подтвердить всего четыре, Люблинский районный суд приговорил Вячеслава Иванькова к 14 годам колонии усиленного режима. Для Япончика это стало полной неожиданностью.

Полковник Виктор Фёдоров прослужил в МУРе больше четверти века. А выйдя на пенсию, возглавил совет ветеранов Московского уголовного розыска.

Валентин Рощин

Пик служебной карьеры Валентина Рощина пришёлся на годы «перестройки». В конце 1980-х Валентин Дмитриевич служил в МУРе и занимал должность заместителя начальника отдела по предотвращению разбоев.

В те годы сотрудники «разбойного» отдела оказались на самой передовой борьбы с преступностью: после введения закона о кооперации, легализовавшего, по сути, теневой бизнес, криминальные группировки, специализировавшиеся на вооружённых грабежах, стали плодиться, словно грибы после дождя. Так что работы у Рощина и его коллег хватало. Ну а кроме того, Валентин Дмитриевич прославился тем, что раскрывал сложнейшие преступления, в которых были замешаны высокопоставленные и весьма влиятельные люди того времени.

Одна из самых громких криминальных историй «перестроечного» времени — нападение на мастерскую Зураба Церетели. Сообщение об этом поступило в МУР в один из октябрьских дней 1987 года. Поскольку Церетели в горбачёвскую  эпоху считался придворным художником и водил дружбу с первыми лицами государства, история с ограблением его мастерской тут же приобрела особый резонанс. Все дела, которыми на тот момент занимался «разбойный» отдел, приостановили, а на место происшествия по приказу начальства немедленно выехала группа лучших сыщиков МУРа во главе с Валентином Рощиным. Параллельно дело вели и сотрудники КГБ СССР.

Самого Церетели в тот момент в мастерской не оказалось: он находился в Женеве, оформлял интерьер помещения, где планировалась встреча Михаила Горбачёва и Рональда Рейгана. В мастерской скульптора в Москве постоянно находились три человека: супружеская пара, следившая за чистотой и порядком, и шофёр, который доставлял продукты и всё необходимое для работы. Разбойное нападение произошло ночью. Какие-то люди проникли в мастерскую, ударили шофёра несколько раз ножом, затем вынесли из помещения новенькую импортную видео- и аудиотехнику.

Осмотр места происшествия показал, что попасть в мастерскую Церетели можно было лишь через дверь — на окнах стояли решётки, распилить которые без автогена не представлялось возможным. Однако и замок на входной двери не тронули. Значит, дверь преступникам открыли изнутри. При этом супруги в один голос твердили, что никого не впускали, ничего не слышали, а проснулись только от воплей раненого шофёра.

Следствие зашло в тупик. Супруги явно что-то скрывали или недоговаривали. А шофёр находился в палате Боткинской больницы, и доступ к нему ограничили. И тогда Валентин Рощин решил направить в больницу под видом пациента своего человека, подселить его в палату к шофёру и вызвать того на откровенность. Эту миссию блестяще исполнил сотрудник «разбойного» отдела МУРа Алексей Белов. Из разговоров с шофёром стало ясно, что на самом деле произошло в ту роковую ночь в мастерской Церетели.

Выяснилось, что шофёр принадлежал к людям нетрадиционной сексуальной ориентации. Он регулярно посещал все злачные места Москвы, где бывал соответствующий контингент. Как-то раз он познакомился с молодым, модно одетым парнем и привёл его в мастерскую для любовных утех (в отсутствие Церетели он делал это неоднократно). По словам шофёра, в мастерской они выпили вина, после чего он отключился. А когда очнулся, увидел перед глазами нож…

Модно одетого парня довольно быстро вычислили. Им оказался хорошо известный московской милиции представитель нетрадиционной сексуальной ориентации. При обыске в его квартире нашли один из похищенных у Зураба Церетели видеомагнитофонов. На допросах парень признался, что действительно бывал в мастерской Церетели, видел заграничную технику и рассказал об этом своим приятелям. Тогда-то дружки и решили почистить мастерскую скульптора.

На следующий день модный парень позвонил шофёру, договорился о встрече. Далее события развивались в точном соответствии с преступным планом: пьяная оргия в мастерской, клофелин в бокале шофёра, похищение аппаратуры. Правда, очнувшийся раньше времени шофёр внёс некоторые коррективы: пришлось несколько раз ударить его ножом. А в остальном всё прошло без сучка без задоринки. Разбойники были уверены, что останутся безнаказанными, и крайне удивились, когда буквально через несколько дней после удачного, как им казалось, ограбления очутились в муровском кабинете Валентина Рощина.

Таких историй в биографии Рощина имелось немало. Помимо мастерской Церетели была, например, ещё дача народной артистки СССР Веры Марецкой. Неизвестные преступники утащили у народной артистки несколько кур ценной породы, которые она привезла из Франции. Марецкая, не обнаружив любимых курей, так расстроилась, что позвонила в ЦК КПСС и попросила прислать лучших сыщиков страны. Из ЦК перезвонили в МВД, а из МВД в МУР. На дачу к Марецкой выехал Валентин Рощин. Кур он народной артистке вернул, а та в знак благодарности угощала его вареньем собственного изготовления.

Почти четверть века, с сер. 1970-х по 1997 год, Валентин Дмитриевич проработал в московском угро. Про таких говорят: чистый муровец.

Сергей КУЛИКОВ

xn--h1aagokeh.xn--p1ai

Первый начальник МУРа


Категория: Персоналии

  • Автор: Полковник
  • Просмотров: 15 238
  • Комментариев: 1
  • +6
  • Взяв власть, большевики получили тяжелое наследство: существовавшая в России отлаженная система криминального сыска развалилась благодаря неверным решениям и действиям Временного правительства. После амнистии в марте 1917 г. всем преступникам, осужденным до февраля, Россию наводнили рецидивисты. В Москве и губернии действовало более тридцати банд, многие из которых насчитывали до сотни стволов. Причем стволы находились в руках профессиональных преступников. Чего стоил один Янька-Кошелек: он терроризировал даже ВЧК и бросал гранаты на Лубянке. Налеты бандитов отличались дерзостью, жестокостью и цинизмом. По городу гуляли банды Мишки Рябого, Гриши-Адвоката, Сережки-Барина, Филиппова-Козули, Сафонова-Сабана и Селезнева, даже в уголовной среде получившего кличку Чума...

    МАТРОС С КРЕЙСЕРА «РЮРИК»

    В такой обстановке новая власть не могла отказаться от создания криминального сыска. Милицию, призванную следить за порядком, создали в ноябре 1917 г., а 5 октября 1918 г. для «охраны революционного порядка путем негласного расследования преступлений уголовного характера и борьбы с бандитизмом» образовали уголовный розыск. В Москве создали городское управление — легендарный МУР. Его первым начальником стал Александр Максимович Трепалов. Сейчас мало кто знает об этом замечательном человеке. Хотя именно ему мы обязаны ликвидацией бандитизма и знаменитого Хитрова рынка в Москве.Трепалов родился в 1887 г. в Санкт-Петербурге. Работал вальцовщиком на судоремонтном заводе, во время Первой мировой войны служил гальванером на броненосном крейсере «Рюрик» Балтийского флота, сидел в страшной плавучей тюрьме на корабле «Грозный» в Ревеле, затем списался на берег, прошел Западный и Австрийский фронты. Ранее Александр Максимович никогда не учился даже азам сложного искусства криминального сыска, однако он обладал острым природным умом, цепкой памятью, недюжинными организаторскими способностями и не стеснялся настойчиво учиться тому, чего не знал или не умел. Его отличали большое личное мужество, холодная отвага, беспримерное умение владеть собой в совершенно невообразимых ситуациях. Кроме того, балтиец был настоящим атлетом и прекрасно владел оружием. Казалось бы: вот портрет человека, лихо гонявшегося по городу за бандитами, уничтожая их в жарких перестрелках. Случались и перестрелки, но самому храброму шерифу далеко до матроса-самородка!Первое, с чего он начал в новой должности, — изучение методов работы старой сыскной полиции и ее сохранившихся архивов. Второе — тщательный анализ уголовных дел. Третье — реорганизовал угрозыск, придав ему большую мобильность и боеспособность. Четвертое — начал постоянное и планомерное обучение сотрудников искусству криминального сыска, чтобы постоянно получать необходимую информацию об уголовном мире. В то время для этого требовалось немалое политическое мужество. Смело взял на вооружение в оперативной работе испытанные веками методы «проклятого прошлого». Ленин и другие большевистские лидеры яростно клеймили в своих работах буржуазную полицию и обещали устроить все в борьбе с преступностью по-новому: отказаться от института осведомителей и прочих «капиталистических» атрибутов сыска, в частности от криминальных учетов, тюрем и прочего. Как ни прискорбно для большевиков, криминальный сыск веками развивался и совершенствовался не по законам Маркса. Все попытки коммунистов построить «новый мир» в сыске потерпели сокрушительное поражение. В том числе от уголовного мира. Но кто бы осмелился спорить с «вождем мирового пролетариата»?Ночи напролет горел свет в окнах особняка по Большому Гнездниковскому переулку, где тогда располагался МУР. Оставляя на сон и отдых по два-три часа в сутки, Александр Максимович сам разговаривал с задержанными, расспрашивал о характере и повадках главарей банд, а закончив беседы, долго листал страницы архивных дел.

    ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЕ КАССЫ

    Однажды он назначил экстренное совещание и сообщил собравшимся сотрудникам:— Меня уголовный мир Москвы еще не знает в лицо, поэтому предлагаю разработать и провести операцию по ликвидации головки Хитрова рынка. Приманка —ограбление железнодорожных касс! Банда Водопроводчика намеревалась совершить налет на кассы, но мы уничтожили бандитов. Я пойду на Хитровку под видом петроградского налетчика Сашки Косого и предложу осуществить план, якобы разработанный Водопроводчиком. У нас находится молодой бандит по кличке Монашек. Он согласился помочь: приведет на притон мадам Севастьяновой...К Севастьяновой бандитский главарь Мишка Рябой шел со смешанным чувством недоверия и надежды — вдруг объявился Монашек, где-то прятавшийся после гибели Водопроводчика, а с ним пришел питерский «деловой», якобы приехавший в город накануне трагических событий в Марьиной Роще, когда там уголовка перебила всех фартовых ребят. Рябой пробрался к черному ходу дома на Хитровке и постучал. Открыла сама Севастьянова и пропустила в коридор.— Что они? — буркнул Мишка.— Чай пьют. От водки отказался. Мартын с ними.Рябой прошел в комнатенку, откуда через отверстие в стене, замаскированное с другой стороны зеркалом, можно без помех разглядеть нежданных гостей. В соседней комнате, за столом с самоваром, сидели трое. Монашка Мишка разглядывать не стал. Грузный, патлатый Мартын тоже мало интересовал главаря, а вот питерский?! Рябой жадно впился глазами в лицо молодого крепкого мужчины, одетого в дорогой модный костюм.В соседней комнате допили чай. Питерский вынул из жилетного кармана золотые часы, щелкнул крышкой:— Опаздывает Рябой!— Придет, — успокоил Мартын и предложил: — Банчок смечем? Мишка насторожился: хитрованцы никогда не играли честно — заметит это гость или нет?— Давай по банку, втемную, — питерский лениво протянул руку. Мартын быстро выбросил на стол карты рубашками вверх. И застыл, выжидательно глядя на гостя. Тот взял карты, по-тюремному дунул на листы, раскрыл и положил перед собой:— Очко!— Фарт, — изумился Мартын и начал сдавать себе. На стол упал туз бубей и следом крестовая десятка. — И у меня очко!— Играть не умеешь, даже колоду по-человечески не зарядил!— Да я... — приподнявшись, грозно заревел налетчик.— Сядь, сявка! — казалось, гость слегка толкнул Мартына кончиками пальцев, но бандит с грохотом рухнул на пол.Рябой быстро вошел в комнату, носком сапога отшвырнул карты и зло зыркнул на подручного:— Все вон! Подать выпить и закуску! Ну, — Мишка залпом выпил стакан водки. Захрустел огурцом. — Чего у тебя?— Железнодорожные кассы.— Малохольный, — рассмеялся Мишка. — Перебьют нас!— Совладаем. Там мошна широкая, можно других в долю взять. Сабан, Кошелек и Плещинский-Адвокат наверняка пойдут!— Как бы потом на бубях не остаться, — зло процедил Мишка. — Ты им все планы выложишь, а они тебя и...— А ни тебе, ни им, — усмехнулся гость. — Человек там надежный есть, который денежные хранилища откроет. Знали его только я и Водопроводчик. А теперь мой дружок лишь ангелам небесным про человечка расколется. Я же — никому!— Вот как? Подумаю, — пообещал Рябой, только бы взять кассы, а там все люди смертны, в том числе и питерский... — Ночуешь где?— В доме Ефремова. Квартира с черным ходом. Я ее нашел, когда приезжал на «гастроли». Монашек со мной. Решай, мне незачем без дела болтаться. Откажешься — с другими договорюсь, но в долю больше звать не стану!— Перед делом лучше собраться в Сухом овраге, на Хитровке, — предложил Мишка, и продолжавший играть роль налетчика Трепалов понял, что бандит клюнул на приманку:— За этими местами уголовка смотрит. Лучше у меня.— Твою хату поглядим. Если все в масть, назначаем день, собираемся и, помолясь, на дело! Адресок Севастьяновой оставь...

    КОНЕЦ «ХИТРОВКИ»

    Через несколько дней Трепалова, продолжавшего играть роль налетчика Косого, пригласили на тайную сходку главарей банд. Кроме Рябого там присутствовали известные авторитеты Гриша-Адвокат, Сабан и Чума. Заманчиво покончить с этой нечистью, но Александр Максимович решил выждать и не ошибся: бандиты приняли его план и согласились собраться перед делом в доме Ефремова.В назначенный день Мишка ждал Трепалова в условленном месте на бульваре. Бандит был возбужден, мутные глаза бегали, двигался резко, порывисто, весь словно дерганый. «Кокаину нанюхался», — определил Трепалов.На квартиру, которую тщательно осмотрела Севастьянова, еще с ночи тайком пришли сотрудники угро. Каждого Александр Максимович предупредил: брать бандитов тихо, без единого выстрела. И вот он ведет к засаде главаря одной из банд.— Фартовый ты, — взяв Трепалова под руку, шепнул Мишка. — Хочешь, тайну скажу? Гришка-Адвокат не придет!— Почему? — насторожился Александр Максимович. Неужели Адвокат что-то в последний момент заподозрил? Но можно ли верить Рябому? Субъект он коварный: постоянно тискает в кармане рукоять нагана.— Спужался, — хихикнул Мишка, — что при дележке серьезные разборки могут пойти. Ну и...— Ладно, нечего время зря терять, — Трепалов потянул за собой бандита. В парадном Александр Максимович пропустил Рябого вперед и оказался справа от него. Внезапно Мишка остановился:— Давай здесь подождем, пока другие подойдут.В тишине раздался характерный щелчок — повернулся барабан нагана, поставив патрон напротив ствола. Дальше тянуть нельзя, и железные пальцы балтийца намертво сомкнулись на запястье Рябого, заставив бандита выпустить оружие и присесть от жуткой боли — сустава Мишки трещали, словно зажатые в стальных тисках. Мишка рванулся;но получил крепкий удар по затылку и обмяк. Трепалов быстро втащил его в предупредительно открытую дверь квартиры.— Остальных будем брать в прихожей, — распорядился он...В этой операции, подготовленной и блестяще осуществленной под руководством и при непосредственном участии Трепалова, сотрудники уголовного розыска ликвидировали почти всю головку «вольного города Хивы» — так бандиты именовали Хитров рынок, главный притон и оплот в Москве. «Хитровское дело» не только создало первому начальнику Московского уголовного розыска непререкаемый авторитет среди подчиненных, но и породило одну из традиций МУРа — в опасном деле старший всегда идет впереди!В течение двух недель сотрудники утро под руководством и при непосредственном участии Трепалова провели ряд смелых и неожиданных для бандитов операций, ликвидировав банды Сынка, Гришки-Адвоката, Партизана и Якова Кошелькова. Каждая из этих операций была смертельно опасной! Трепанов обладал всеми качествами высококлассного сыщика и прекрасного организатора оперативно-розыскной работы — в считанные месяцы Москва была практически полностью очищена от бандформирований.Так родился легендарный МУР, у колыбели которого стоял рабочий-металлист, балтийский моряк и талантливый сыщик-самородок Александр Максимович Трепалов, едва отпраздновавший в ту пору свое тридцатилетие! Он был выдающимся мастером сыска, и досадно, что его таланты на этом поприще не успели полностью раскрыться. В 1920 году за успехи в борьбе с преступностью ВЦИК наградил Трепалова орденом Красного Знамени — более высокой награды тогда просто не существовало.Его дальнейшая судьба сложилась трагично — в июне 1937 года, после гибели Серго Орджоникидзе, заместитель наркома тяжелой промышленности СССР Александр Максимович Трепалов был арестован и в августе того же года расстрелян. Трепалов прожил 50 лет, и его жизнь похожа на захватывающий приключенческий роман.Жаль, что в столице нет ни улицы, ни переулка его имени. Трепалов, своей грудью закрывший город от бандитских пуль и спасший жизни множества москвичей, заслужил это больше, чем многие другие!Трепалов Александр Максимович: 1887 года рожденияМесто рождения: Санкт-Петербург; русский; образование: низшее; член ВКП(б); работал в аппарате Наркомата тяжелой промышленности СССР.; место проживания: Москве: ул. Горького, д. 26, кв. 8.Арест: 27.10.1936Осужд. 27.05.1937 Военная коллегия Верховного суда СССР. Обв. по обвинению в участии в антисоветской террористической организации.Расстрел 28.05.1937. Место расстрела: Москва, Донское кладбищеРеабилитиация 25.08.1967 Пленумом Верховного Суда СССР., основание: реабилитирован

    Источник: Москва, расстрельные списки - Донской крематорий

    Комментарии

    myrt.ru

    база знаний

    >

    Взяв власть, большевики получили тяжёлое наследство: существовавшая в России отлаженная система криминального сыска развалилась благодаря неверным решениям и действиям Временного правительства. После амнистии в марте 1917 года всем преступникам, осуждённым до февраля, Россию наводнили рецидивисты. В Москве и губернии действовало более тридцати банд, многие из которых насчитывали до сотни стволов. Причём стволы находились в руках профессиональных преступников. Чего стоил один Яшка-Кошелёк: он терроризировал даже ВЧК и бросал гранаты на Лубянке. Налёты бандитов отличались дерзостью, жестокостью и цинизмом. По городу гуляли банды Мишки Рябого, Гриши-Адвоката, Серёжки-Барина, Филиппова-Козули, Сафонова-Сабана и Селезнёва, даже в уголовной среде получившего кличку Чума…

    В такой обстановке новая власть не могла отказаться от создания криминального сыска. Милицию, призванную следить за порядком, создали в ноябре 1917 года, а 5 октября 1918 года для «охраны революционного порядка путём негласного расследования преступлений уголовного характера и борьбы с бандитизмом» образовали уголовный розыск. В Москве создали городское управление — легендарный МУР. Его первым начальником стал Александр Максимович Трепалов. Сейчас мало кто знает об этом замечательном человеке. Хотя именно ему мы обязаны ликвидацией бандитизма и знаменитого Хитрова рынка в Москве.

    Трепалов родился в 1887 году в Санкт-Петербурге. Работал вальцовщиком на судоремонтном заводе, во время Первой мировой войны служил гальванёром на броненосном крейсере «Рюрик» Балтийского флота, сидел в страшной плавучей тюрьме на корабле «Грозный» в Ревеле, затем списался на берег, прошёл Западный и Австрийский фронты. Ранее Александр Максимович никогда не учился даже азам сложного искусства криминального сыска, однако он обладал острым природным умом, цепкой памятью, недюжинными организаторскими способностями и не стеснялся настойчиво учиться тому, чего не знал или не умел. Его отличали большое личное мужество, холодная отвага, беспримерное умение владеть собой в совершенно невообразимых ситуациях. Кроме того, балтиец был настоящим атлетом и прекрасно владел оружием. Казалось бы: вот портрет человека, лихо гонявшегося по городу за бандитами, уничтожая их в жарких перестрелках. Случались и перестрелки, но самому храброму шерифу было далеко до матроса-самородка!

    Первое, с чего он начал в новой должности, — изучение методов работы старой сыскной полиции и её сохранившихся архивов. Второе — тщательный анализ уголовных дел. Третье — реорганизовал угрозыск, придав ему большую мобильность и боеспособность. Четвёртое — начал постоянное и планомерное обучение сотрудников искусству криминального сыска, чтобы постоянно получать необходимую информацию об уголовном мире. Смело взял на вооружение в оперативной работе испытанные веками методы «проклятого прошлого». В то время для этого требовалось немалое политическое мужество. Ленин и другие большевистские лидеры яростно клеймили в своих работах буржуазную полицию и обещали устроить всё в борьбе с преступностью по-новому: отказаться от института осведомителей и прочих «капиталистических» атрибутов сыска, в частности от криминальных учётов, тюрем и прочего. Как ни прискорбно для большевиков, криминальный сыск веками развивался и совершенствовался не по законам Маркса. Все попытки коммунистов построить «новый мир» в сыске потерпели сокрушительное поражение. В том числе от уголовного мира. Но кто бы осмелился спорить с «вождём мирового пролетариата»?

    Ночи напролёт горел свет в окнах особняка по Большому Гнездниковскому переулку, где тогда располагался МУР. Оставляя на сон и отдых по два-три часа в сутки, Александр Максимович сам разговаривал с задержанными, расспрашивал о характере и повадках главарей банд, а закончив беседы, долго листал страницы архивных дел.

    ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫЕ КАССЫ

    Однажды он назначил экстренное совещание и сообщил собравшимся сотрудникам:

    — Меня уголовный мир Москвы ещё не знает в лицо, поэтому предлагаю разработать и провести операцию по ликвидации головки Хитрова рынка. Приманка — ограбление железнодорожных касс! Банда Водопроводчика намеревалась совершить налёт на кассы, но мы уничтожили бандитов. Я пойду на Хитровку под видом петроградского налётчика Сашки Косого и предложу осуществить план, якобы разработанный Водопроводчиком. У нас находится молодой бандит по кличке Монашек. Он согласился помочь: приведёт на притон мадам Севастьяновой…

    К Севастьяновой бандитский главарь Мишка Рябой шёл со смешанным чувством недоверия и надежды — вдруг объявился Монашек, где-то прятавшийся после гибели Водопроводчика, а с ним пришёл питерский «деловой», якобы приехавший в город накануне трагических событий в Марьиной Роще, когда там уголовка перебила всех фартовых ребят. Рябой пробрался к чёрному ходу дома на Хитровке и постучал. Открыла сама Севастьянова и пропустила в коридор.

    — Что они? — буркнул Мишка.

    — Чай пьют. От водки отказался. Мартын с ними.

    Рябой прошёл в комнатёнку, откуда через отверстие в стене, замаскированное с другой стороны зеркалом, можно без помех разглядеть нежданных гостей. В соседней комнате, за столом с самоваром, сидели трое. Монашка Мишка разглядывать не стал. Грузный, патлатый Мартын тоже мало интересовал главаря, а вот питерский?! Рябой жадно впился глазами в лицо молодого крепкого мужчины, одетого в дорогой модный костюм.

    В соседней комнате допили чай. Питерский вынул из жилетного кармана золотые часы, щёлкнул крышкой:

    — Опаздывает Рябой!

    — Придёт, — успокоил Мартын и предложил: — Банчок смечем?

    Мишка насторожился: хитрованцы никогда не играли честно — заметит это гость или нет?

    — Давай по банку, втёмную, — питерский лениво протянул руку. Мартын быстро выбросил на стол карты рубашками вверх. И застыл, выжидательно глядя на гостя. Тот взял карты, по-тюремному дунул на листы, раскрыл и положил перед собой:

    — Очко!

    — Фарт, — изумился Мартын и начал сдавать себе. На стол упал туз бубей и следом крестовая десятка. — И у меня очко!

    — Играть не умеешь, даже колоду по-человечески не зарядил!

    — Да я… — приподнявшись, грозно заревел налётчик.

    — Сядь, сявка! — казалось, гость слегка толкнул Мартына кончиками пальцев, но бандит с грохотом рухнул на пол.

    Рябой быстро вошёл в комнату, носком сапога отшвырнул карты и зло зыркнул на подручного:

    — Все вон! Подать выпить и закуску! Ну, — Мишка залпом выпил стакан водки. Захрустел огурцом. — Чего у тебя?

    — Железнодорожные кассы.

    — Малохольный, — рассмеялся Мишка. — Перебьют нас!

    — Совладаем. Там мошна широкая, можно других в долю взять. Сабан, Кошелёк и Плещинский-Адвокат наверняка пойдут!

    — Как бы потом на бубях не остаться, — зло процедил Мишка. — Ты им все планы выложишь, а они тебя и…

    — А ни тебе, ни им, — усмехнулся гость. — Человек там надёжный есть, который денежные хранилища откроет. Знали его только я и Водопроводчик. А теперь мой дружок лишь ангелам небесным про человечка расколется. Я же — никому!

    — Вот как? Подумаю, — пообещал Рябой, только бы взять кассы, а там все люди смертны, в том числе и питерский… — Ночуешь где?

    — В доме Ефремова. Квартира с чёрным ходом. Я её нашёл, когда приезжал на «гастроли». Монашек со мной. Решай, мне незачем без дела болтаться. Откажешься — с другими договорюсь, но в долю больше звать не стану!

    — Перед делом лучше собраться в Сухом овраге, на Хитровке, — предложил Мишка, и продолжавший играть роль налётчика Трепалов понял, что бандит клюнул на приманку.

    — За этими местами уголовка смотрит. Лучше у меня.

    — Твою хату поглядим. Если всё в масть, назначаем день, собираемся и, помолясь, на дело! Адресок Севастьяновой оставь…

    КОНЕЦ «ХИТРОВКИ»

    Через несколько дней Трепалова, продолжавшего играть роль налётчика Косого, пригласили на тайную сходку главарей банд. Кроме Рябого там присутствовали известные авторитеты Гриша-Адвокат, Сабан и Чума. Заманчиво покончить с этой нечистью, но Александр Максимович решил выждать и не ошибся: бандиты приняли его план и согласились собраться перед делом в доме Ефремова.

    В назначенный день Мишка ждал Трепалова в условленном месте на бульваре. Бандит был возбуждён, мутные глаза бегали, двигался резко, порывисто, весь словно дёрганый. «Кокаину нанюхался», — определил Трепалов.

    На квартиру, которую тщательно осмотрела Севастьянова, ещё с ночи тайком пришли сотрудники угро. Каждого Александр Максимович предупредил: брать бандитов тихо, без единого выстрела. И вот он ведёт к засаде главаря одной из банд.

    — Фартовый ты, — взяв Трепалова под руку, шепнул Мишка. — Хочешь, тайну скажу? Гришка-Адвокат не придёт!

    — Почему? — насторожился Александр Максимович. Неужели Адвокат что-то в последний момент заподозрил? Но можно ли верить Рябому? Субъект он коварный: постоянно тискает в кармане рукоять нагана.

    — Спужался, — хихикнул Мишка, — что при делёжке серьёзные разборки могут пойти. Ну и…

    — Ладно, нечего время зря терять, — Трепалов потянул за собой бандита. В парадном Александр Максимович пропустил Рябого вперёд и оказался справа от него. Внезапно Мишка остановился:

    — Давай здесь подождём, пока другие подойдут.

    В тишине раздался характерный щелчок — повернулся барабан нагана, поставив патрон напротив ствола. Дальше тянуть нельзя, и железные пальцы балтийца намертво сомкнулись на запястье Рябого, заставив бандита выпустить оружие и присесть от жуткой боли — суставы Мишки трещали, словно зажатые в стальных тисках. Мишка рванулся, но получил крепкий удар по затылку и обмяк. Трепалов быстро втащил его в предупредительно открытую дверь квартиры.

    — Остальных будем брать в прихожей, — распорядился он…

    В этой операции, подготовленной и блестяще осуществлённой под руководством и при непосредственном участии Трепалова, сотрудники уголовного розыска ликвидировали почти всю головку «вольного города Хивы» — так бандиты именовали Хитров рынок, главный притон и оплот в Москве. «Хитровское дело» не только создало первому начальнику Московского уголовного розыска непререкаемый авторитет среди подчинённых, но и породило одну из традиций МУРа — в опасном деле старший всегда идёт впереди!

    В течение двух недель сотрудники утро под руководством и при непосредственном участии Трепалова провели ряд смелых и неожиданных для бандитов операций, ликвидировав банды Сынка, Гришки-Адвоката, Партизана и Якова Кошелькова. Каждая из этих операций была смертельно опасной! Трепалов обладал всеми качествами высококлассного сыщика и прекрасного организатора оперативно-розыскной работы — в считанные месяцы Москва была практически полностью очищена от бандформирований.

    Так родился легендарный МУР, у колыбели которого стоял рабочий-металлист, балтийский моряк и талантливый сыщик-самородок Александр Максимович Трепалов, едва отпраздновавший в ту пору своё тридцатилетие! Он был выдающимся мастером сыска, и досадно, что его таланты на этом поприще не успели полностью раскрыться. В 1920 году за успехи в борьбе с преступностью ВЦИК наградил Трепалова орденом Красного Знамени — более высокой награды тогда просто не существовало.

    Его дальнейшая судьба сложилась трагично — в июне 1937 года, после гибели Серго Орджоникидзе, заместитель наркома тяжёлой промышленности СССР Александр Максимович Трепалов был арестован и в августе того же года расстрелян. Трепалов прожил 50 лет, и его жизнь похожа на захватывающий приключенческий роман.

    Жаль, что в столице нет ни улицы, ни переулка его имени. Трепалов, своей грудью закрывший город от бандитских пуль и спасший жизни множества москвичей, заслужил это больше, чем многие другие!

    fisechko.ru


    Смотрите также