Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Алексей комаров 6 рота биография


Гибель 6-ой роты — промах разведки или предательство?

За выход из окружения Хаттаб заплатил 500 тыс. долларов. Но на его пути встала 6-я рота 104-го гвардейского парашютно-десантного полка. На 90 псковских десантников навалились 2500 чеченских боевиков.

• Это случилось одиннадцать лет назад, 1 марта 2000 года. Но у Сергея Ш. – офицера подразделения особого назначения (ОСНАЗ) Главного разведывательного управления (ГРУ) Генштаба всё осталось не только в памяти. По его выражению, «для истории», он сохранил отдельные копии документов с записями радиоперехватов в Аргунском ущелье. Из разговоров в эфире гибель 6-й роты предстает совсем по-другому, чем твердили все эти годы генералы.

Особо секретное задание

• Той зимой разведчики-«слухачи» из ОСНАЗа радовались. «Шайтанов» выбили из Грозного и окружили под Шатоем. В Аргунском ущелье чеченским боевикам должны были устроить «маленький Сталинград». Около 10 тысяч бандитов находилось в горном «котле». Сергей рассказывает, что в те дни спать было невозможно.

• Вокруг все грохотало. День и ночь террористов «утюжила» наша артиллерия. А 9 февраля фронтовые бомбардировщики Су-24 впервые за время операции в Чечне сбросили на боевиков в Аргунском ущелье объемно-детонирующие авиационные бомбы весом полторы тонны. От этих «полторашек» бандиты несли огромный урон. С перепугу они вопили в эфире, мешая русские и чеченские слова:

– Русня применила запрещённое оружие. После адских взрывов от нохчей даже пепла не остаётся.

• И дальше шли слёзные просьбы о помощи. Главари боевиков, окруженных в Аргунском ущелье, именем Аллаха призывали своих «братьев» в Москве и Грозном не жалеть денег. Цель первая – прекратить сбрасывать на Ичкерию «негуманные вакуумные» бомбы. Вторая – купить коридор для выхода в Дагестан.

• Из «аквариума» – штаб-квартиры ГРУ – осназовцам на Кавказе пришло особо секретное задание: круглосуточно фиксировать все переговоры не только боевиков, но и нашего командования. Агентура сообщала о намечавшемся сговоре.

Полмиллиона за проход. Ордена за героизм

• В последний день февраля, вспоминает Сергей, нам удалось перехватить разговор по радио Хаттаба с Басаевым:

– Если впереди собаки (так боевики называли представителей внутренних войск), можно договориться.

– Нет, это гоблины (то есть десантники, на жаргоне бандитов).

• Тогда Басаев советует Черному арабу, руководившему прорывом:

– Слушай, может, давай обойдем? Они нас не пустят, только себя обнаружим…

– Нет, – отвечает Хаттаб, – мы их перережем. Я заплатил за проход 500 тысяч американских долларов. А этих шакалов-гоблинов начальники подставили, чтобы замести следы.

• И всё же по настоянию Шамиля Басаева сначала вышли по радио на командира батальона подполковника Марка Евтюхина, находившегося в 6-й роте, с предложением пропустить их колонну «по-хорошему».

– Нас тут очень много, раз в десять больше вас. Зачем тебе неприятности, командир? Ночь, туман – никто не заметит, а мы очень хорошо заплатим, – увещевали по очереди то Идрис, то Абу Валид – полевые командиры из особо приближенных к Хаттабу.

Но в ответ раздался такой виртуозный мат, что переговоры по радио быстро прекратились. И понеслось…

• Атаки шли волнами. Причем не психические, как в фильме «Чапаев», а душманские. Используя горную местность, боевики подбирались почти вплотную. И тогда схватка переходила в рукопашную. В ход шли штык-ножи, саперные лопатки, металлические приклады «сучек» (десантный вариант автомата Калашникова укороченный, со складывающимся прикладом).

• Командир разведывательного взвода гвардии старший лейтенант Алексей Воробьев в жестокой схватке лично уничтожил полевого командира Идриса, обезглавив банду. Командиру самоходной артиллерийской батареи гвардии капитану Виктору Романову взрывом мины оторвало обе ноги. Но он до последней минуты жизни корректировал огонь артиллерии. •Рота сражалась, удерживая высоту, 20 часов. К боевикам подтянулись два батальона «Белых ангелов» – Хаттаба и Басаева. 2500 против 90.

• Из 90 десантников роты погибли 84. Позже 22 присвоено звание Героев России (21 – посмертно), а 63 награждены орденом Мужества (посмертно). Одна из улиц Грозного названа именем 84 псковских десантников.

• Хаттабовцы потеряли 457 отборных боевиков, но так и не смогли прорваться к Сельментаузену и дальше – на Ведено. Оттуда дорога на Дагестан была уже открыта. По высокому приказу с неё сняли все блокпосты. Значит, не врал Хаттаб. Он действительно купил проход за полмиллиона баксов.

Виноват «стрелочник»

• Сергей достает с книжной полки стреляную гильзу. И без слов понятно, оттуда. Потом вываливает на стол кипу каких-то бумаг. Цитирует бывшего командующего группировкой в Чечне генерала Геннадия Трошева: «Я часто задаю себе мучительный вопрос: а можно ли было избежать таких потерь, все ли мы сделали, чтобы спасти десантников? Ведь твой долг, генерал, в первую очередь заботиться о сохранении жизни. Как ни тяжело сознавать, но, наверное, мы сделали тогда не всё».

• Героя России не нам судить. Он погиб в авиационной катастрофе. Но до последнего его, видимо, мучила совесть. Ведь по свидетельству разведчиков, во время их докладов с 29 февраля по 2 марта командующий ничего не соображал. Он отравился паленой водкой моздокского разлива.

• За гибель героев-десантников тогда наказали «стрелочника»: командира полка Мелентьева перевели в Ульяновск начальником штаба бригады. В стороне остались и командующий восточной группировкой генерал Макаров (шесть раз просил его Мелентьев дать роте возможность отойти, не губить ребят) и другой генерал – Ленцов, возглавлявший оперативную группу ВДВ.

• В те же мартовские дни, когда ещё не успели похоронить 6-ю роту, начальник Генштаба Анатолий Квашнин, как и другие известные генералы последней чеченской войны – Виктор Казанцев, Геннадий Трошев и Владимир Шаманов, посетил столицу Дагестана. Там они получили из рук местного мэра Саида Амирова серебряные кубачинские шашки и дипломы о присвоении им званий «Почетного гражданина города Махачкалы». На фоне огромных потерь, понесенных российскими войсками, это выглядело крайне неуместно и бестактно.

• Разведчик берёт со стола другую бумагу. В докладной записке тогдашнего командующего ВДВ генерал-полковника Георгия Шпака министру обороны РФ Игорю Сергееву снова генеральские оправдания: «Попытки командования оперативной группы ВДВ, ПТГр (полковой тактической группы) 104-го гвардейского пдп деблокировать окруженную группировку из-за сильного огня бандформирований и сложных условий местности успеха не принесли».

• Что стоит за этой фразой? Как считает осназовец – в этом героизм солдат и офицеров 6-й роты и до сих пор непонятные неувязки в высшем звене руководства. Почему к десантникам вовремя не пришла помощь? В 3 часа утра 1 марта к окруженным смог прорваться взвод усиления, который возглавил заместитель Евтюхина гвардии майор Александр Доставалов, который впоследствии погиб вместе с 6-й ротой. Однако почему всего один взвод?

• «Страшно об этом говорить, – Сергей берёт в руки другой документ. – Но две трети наших десантников погибли от огня своей артиллерии. Я был 6 марта на этой высоте. Там старые буки как косой скошены. Минометами «Нона» и полковой артиллерией по этому месту в Аргунском ущелье выпущено около 1200 боеприпасов. И неправда, что якобы Марк Евтюхин сказал по рации: «Вызываю огонь на себя». На самом деле он кричал: «Вы козлы, вы нас предали, суки!»

/Александр КОНДРАШОВ, argumenti.ru/

army-news.ru

Гвардии рядовой Роман Христолюбов, 6 рота: биография, награды

Навечно в памяти жителей Пскова, да и всех россиян, знающих свою историю, останется подвиг псковских десантников в начале марта 2000. Близ высоты 787, рядом с чеченским селением Улус-Керт, в неравной схватке с преобладающим числом боевиков полегла почти полностью 6 рота 104 полка ВДВ из Пскова. Такой ценой был прегражден путь чеченским боевикам, которые намеревались вырваться из Аргунского ущелья.

Всего погибло 84 десантника. В живых осталось лишь шестеро рядовых бойцов. Именно по их рассказам стало возможным восстановить ход событий той кровавой драмы. Вот имена оставшихся в живых: Александр Супонинский, Андрей Поршнев, Евгений Владыкин, Вадим Тимошенко, Роман Христолюбов и Алексей Комаров.

Как это было?

29.02.2000 был окончательно взят Шатой, что позволило федеральному командованию интерпретировать это как сигнал об окончательном поражении «чеченского сопротивления».

Президент Путин выслушал доклад о том, что «задачи третьего этапа северокавказской операции выполнены». Геннадием Трошевым, исполнявшим тогда обязанности командующего ОГВ, было отмечено, что полномасштабной войсковой операции наступил конец, лишь предстоит несколько локальных мероприятий для уничтожения прячущихся «улизнувших боевиков».

К этому моменту высадкой тактического десанта была перерезана дорога Итум-Кали — Шатили, в результате несколько бандформирований в Чечне попали в стратегический мешок. Войсками центральной оперативной группировки бандиты методично оттеснялись вдоль Аргунского ущелья к северу от грузино-российской границы.

По данным разведки, боевики Хаттаба двигались в северо-восточном направлении к Ведено, где у них имелись подготовленные горные базы, склады и укрытия. Хаттабом планировался захват ряда селений Веденского района для обеспечения себе плацдарма, чтобы осуществить прорыв в Дагестан.

Общая длина Аргунского ущелья превышает 30 км, реально блокировать все тропы из него не было никакой возможности.

Одно из опаснейших направлений, где мог быть осуществлен прорыв из ущелья, прикрывалось бойцами 104 полка 76 Псковской десантной дивизии.

Атаки боевиков

Хаттабом была избрана простая, но эффективная тактика: боевыми действиями он прощупывал ослабленные места, обнаружив которые, наваливался там всеми силами, чтобы выскочить из ущелья.

28.02.2000 боевики начали масштабную атаку к востоку от Улус-Керта на высотах, где располагались бойцы 3 роты под командованием лейтенанта Васильева. Отрядам Хаттаба не удалось пройти, грамотно организованная система огня вынудила их отступить, при этом отходили они со значительными потерями.

Вторым батальоном осуществлялся контроль над господствующими высотами в Шароаргунском ущелье.

Довольно уязвимым было место между реками Шаро-Аргун и Абазулгол. Для исключения возможности проникновения туда бойцов бандформирований майор Сергей Молодцов, под командованием которого находилась 6 рота, получил приказ занять дополнительную высоту примерно в пяти километрах от населенного пункта Улус-Керт.

С учетом того что ротного перевели в часть недавно, его подстраховывал подполковник М. Н. Евтюхин, командовавший вторым батальоном.

Бойцы должны были пройти в полном вооружении около пятнадцати километров, чтобы в заданном квадрате организовать базовый лагерь.

В числе выдвинувшихся затемно десантников находился и гвардии рядовой Христолюбов Роман.

Сложности марш-броска

Накануне бойцы роты совершили довольно сложный переход Домбай-Арзы, полноценного отдыха им получить не представилось возможным. Вооружены они были лишь стрелковым оружием и гранатометами. Приставка на радиостанцию, с помощью которой должен был обеспечиваться скрытый радиообмен, была оставлена на базе.

С собой, кроме воды и продовольствия, было взято несколько палаток и печек-буржуек, которые были крайне необходимы при нахождении в горной местности в это время.

В течение часа бойцы продвинулись на расстояние менее километра. Отсутствие в этом горном лесном районе подходящих площадок не позволило перебросить десантников с помощью вертолета.

Как рассказывают выжившие, в том числе и Роман Христолюбов, переход совершался на пределе человеческих возможностей.

Некоторые военные аналитики считают, что решение командования о переброске 6-й роты на Исты-Корд было несколько запоздавшим, поэтому поставленные сроки были заведомо невыполнимы.

Перед восходом солнца десантники 6-й роты под руководством комбата Марка Евтюхина были на месте — в междуречье аргунских притоков на юге от Улус-Керта.

Столкновение с боевиками

Как выяснилось в дальнейшем, рота десантников, в которой в качестве усиления находились взвод и две группы разведки (в общей сложности 90 человек), оказалась на пути двухтысячной группировки хаттабовских боевиков на двухсотметровом перешейке.

По свидетельствам радиоперехватов, хаттабовцы первые обнаружили противника.

Два отряда бандитов передвигались параллельно руслам Шаро-Аргуна и Абазулгола. Ими было принято решение обойти десантников, отдыхавших после сложнейшего перехода на высоте 776.

Впереди шли разведчики двумя группами по 30 боевиков, далее следовали двумя отрядами бойцы боевого охранения по 50 человек.

Разведчиками старшего лейтенанта Алексея Воробьева была обнаружена одна из этих разведывательных групп, что предотвратило внезапную атаку на десантников.

Рядом с подножьем 776 высоты разведчикам удалось быстро уничтожить бандитский авангард, но тут же десятки боевиков ринулись в атаку, нашим бойцам пришлось отойти к основным силам, унося с собой раненых.

Рота сходу вступила во встречный бой. За то время, пока разведчикам удавалось удерживать противника, комбатом было принято решение о закреплении на 776 высоте, чтобы не допустить выхода боевиков из заблокированного ущелья.

Командирами бандформирований Идрисом и Абу-Валидом по радиостанции было предложено комбату пропустить их, на что был получен решительный отказ.

Характер боя

Как свидетельствуют выжившие, в том числе кировчанин Роман Христолюбов, бандитами на наши позиции был обрушен просто шквал минометного и гранатометного огня.

Наивысший накал боя был достигнут к полуночи. Превосходство нападавших было весьма значительным, но десантники стояли твердо. В некоторых местах противники вступали в рукопашную схватку.

В числе первых снайпером пулей в шею был убит комроты С. Молодов.

От командования помощь заключалась только в поддержке артиллерии. Авиацию применять было опасно, чтобы не зацепить своих. Всего к утру 1 марта по Исты-Корду было выпущено более тысячи снарядов.

С флангов бандитов защищали русла рек, что не позволяло совершать необходимые маневры для оказания реальной помощи десантникам.

Противником были расставлены засады вдоль берегов, не позволяющие приблизиться к аргунским притокам.

Неудачей закончились первые попытки переправиться через реку. Лишь к утру 2 марта десантники из 1-й роты сумели проникнуть на высоту 776.

Долгожданная подмога

Некоторая «передышка» в бою наступила в три часа ночи и продолжалась пару часов. «Моджахеды» не поднимались в атаку, хотя минометный и снайперский огонь не прекращался.

Комполка Сергей Мелентьев, выслушав доклад командира батальона Евтюхина, отдал приказ продолжать сдерживать атаку противника и ожидать подмогу.

Когда стало понятным, что боеприпасов в роте недостаточно для отражения нападений боевиков, комбатом по радиосвязи была запрошена помощь у майора А. Достовалова, который являлся его заместителем и находился на расстоянии примерно полутора километров. Под его командованием было полтора десятка бойцов.

Им удалось через непрерывный шквал огня прорваться к погибающим товарищам, сдерживающим в течение двух часов бандитские атаки.

Это послужило мощным эмоциональным зарядом для бойцов 6 роты, которые поверили, что их не бросят.

Взвод смог продержаться около двух часов боя. К пяти часам Хаттабом были брошены в нападение смертники — «белые ангелы». Двумя батальонами ими была окружена вся высота. Часть взвода была отрезана и расстреляна в спину.

Бойцам самой роты приходилось собирать боеприпасы у раненых и убитых товарищей.

Завершение боя

Силы противников были явно неравными, со стороны десантников постоянно погибали бойцы и офицеры.

Пулеметчик Роман Христолюбов вместе с рядовым Алексеем Комаровым пытались унести из-под обстрела командира взвода разведки старлея Воробьева Алексея. Он получил пули в живот и грудь, у него были перебиты ноги, но он продолжал стрелять по врагу. Ему удалось уничтожить полевого командира Идриса, возглавляющего хаттабовскую разведку. Воробьев приказал обоим десантникам идти на прорыв к своим, а сам прикрывал их отход огнем из автомата.

Как вспоминает Роман Христолюбов, ближе к утру 1 марта снег вокруг был полностью красным от крови.

Бой к этому времени перешел в очаговые рукопашные схватки.

В последней атаке боевиков встретили лишь несколько автоматов. По некоторым данным, комбатом Марком Евтюхиным, когда он понял, что роте осталось жить буквально несколько минут, была отдана команда истекающему кровью капитану Романову, чтобы он вызвал «огонь на себя».

Романовым были переданы свои координаты на батарею. В шесть десять, как указано в документах Минобороны России, связь с Евтюхиным прервалась. Он стрелял в боевиков, пока не закончились патроны. Снайперская пуля сразила его в голову.

После боя

Бойцы первой роты, занявшие 2 марта высоту 705,6, увидели перед собой ужасающую картину: лес стоял будто подстриженный, снаряды и мины сломали все деревья, земля вокруг была усеяна трупами сотен боевиков, останки наших ребят, которых было менее сотни, лежали на опорном пункте роты.

Вскоре Удуговым были размещены восемь фото российских военнослужащих, павших в том бою. На фотографиях видно, что много тел были разрублены на части. С теми, кто еще подавал признаки жизни, бандиты зверски расправлялись, об этом поведали чудом оставшиеся в живых Александр Супонинский, Андрей Поршнев, Роман Христолюбов и др.

Ст. сержант Супонинский рассказал, что когда комбата Евтюхина и его заместителя Доставалова убили, из офицеров в живых остался только Кожемякин, у которого обе ноги были перебитыми. Он подавал патроны отстреливающимся рядом Супонинскому и Поршневу. Когда бандиты подобрались почти вплотную, раненый командир приказал бойцам прыгнуть в глубокий овраг. Вместе с рядовым Поршневым Супонинский полчаса находился под автоматным обстрелом полусотни бандитов. Затем раненым бойцам удалось отползти подальше, где их не смогли найти боевики.

У раненого рядового Евгения Владыкина закончились патроны, обнаружившие его бандиты безуспешно пытались получить от него информацию. Дважды разбив голову ему пулеметным прикладом, они бросили его, посчитав мертвым.

Раненый рядовой Вадим Тимошенко спрятался в завалах деревьев и сумел спастись.

Заслуженные награды

За участие в этом бою Александр Супонинский получил Героя России.

Звездами Героев России посмертно были награждены погибшие десантники в количестве 21 человека.

Оставшиеся в живых Андрей Поршнев, Алексей Комаров, Евгений Владыкин, Вадим Тимошенко и Роман Христолюбов награды тоже получили. Все они являются кавалерами ордена Мужества.

Мирная жизнь

После демобилизации выжившие в этой страшной мясорубке десантники постепенно нашли себя в мирной жизни.

Роман Христолюбов, биография которого «на гражданке» подобна многим его ровесникам, относит себя к среднему классу. У него, как и у многих, имеются собственные квартира и машина. Проживает он в городе Кирове.

В его семье растет одиннадцатилетний сын по имени Егор. Есть интересная работа. Роман Христолюбов — исполнительный директор в одной из компаний, осуществляющей строительные и отделочные работы.

snite-mebel.ru

Подвиг 6 роты ВДВ — бой у высоты 776. История предательства. Вторая чеченская война.

Именно в первый день весны 2000 года десантники 6 роты под командованием подполковника Марка Евтюхина вступили в неравный бой с боевиками Хаттаба под Улус-Кертом. Они предотвратили прорыв 2,5 тысяч членов незаконных бандформирований, уничтожив 700 из них. Из 90 бойцов 84 погибли. За проявленное мужество 22 военнослужащим было присвоено звание Героя России, 69 солдат и офицеров награждены орденами Мужества, 63 из них — посмертно.

Почти все офицеры погибли в первые минуты боя. По позициям десантников работали натасканные снайперы. Уже потом станет известно, что в Аргунское ущелье Хаттаб привел лучших наемников, среди которых было много арабов.

Шли, даже не стреляя. В последнюю атаку — в полный рост. Позднее на высоте найдут сильнодействующие наркотики, которые кололи себе двадцатикратно превосходящие десантников боевики. Но шестая все равно дралась.

Десантники 6-й роты в Аргунском ущелье

Бой на высоте 776. Подвиг 6 роты ВДВ.

Февраль 2000-го. Федеральные войска блокируют в Аргунском ущелье крупную группировку боевиков Хаттаба. По разведданным, бандитов — от полутора до двух тысяч человек. Боевики рассчитывали прорваться из ущелья, выйти на Ведено и скрыться в Дагестане. Дорога на равнину лежит через высоту 776. 28 февраля командир 104-го полка полковник Сергей Мелентьев приказал командиру 6-й роты майору Сергею Молодову занять господствующую высоту Исты-Корд. Отметим, что 104-й парашютно-десантный полк прибыл в Чечню за 10 дней до боя на высоте 776, причем полк был сводный, и его укомплектовывали на месте за счет 76-й дивизии ВДВ. Командиром 6-й роты был назначен майор Сергей Молодов, который за 10 дней не успел, да и не мог успеть познакомиться с бойцами и уж тем более создать из 6-й роты боеспособное соединение. Тем не менее 28 февраля 6-я рота отправилась в 14-километровый марш-бросок и заняла высоту 776, а на находящуюся в 4,5 километрах гору Исты-Корд были отправлены 12 разведчиков.

Ход боя

29 февраля 2000 год

В 12:30 29 февраля разведка 6-й роты наткнулась на боевиков, и начался бой с группой численностью около 20 боевиков, во время боя разведчики были вынуждены отойти к высоте 776, где в бой вступила 6 рота. В первые же минуты боя погиб командир Сергей Молодов, и положение десантников с самого начала стало выглядеть безнадежным: окопаться они не успели, на высоте был густой туман.

После гибели Молодова командование взял на себя комбат Марк Евтюхин, который просил подкреплений и поддержки авиацией. Но его просьбы о помощи остались неуслышанными. Помощь 6-й роте оказала лишь полковая артиллерия, но из-за того, что среди десантников не было артиллерийского корректировщика, снаряды часто падали не точно. Самым парадоксальным выглядит тот факт, что окрестности Аргуна были буквально забиты армейскими частями. Более того, находящиеся на соседних высотах подразделения федеральных сил рвались прийти на помощь погибающей 6-й роте, но им это было запрещено.

А самому Евтюхину рекомендовали «не паниковать» и уничтожить боевиков

К концу дня 6-я рота потеряла погибшими 31 человека (33 % к общему числу личного состава). К счастью, среди офицеров прогнившей ельцинской армии все еще оставались честные и порядочные люди, которые не могли безучастно смотреть, как боевики уничтожают их товарищей. 15 солдат 3-го взвода 4-й роты во главе с майором Александром Доставаловым всего за 40 минут смогли пробиться к 6-й роте и под шквальным огнем боевиков соединиться с Евтюхиным. 120 десантников под командованием начальника разведки 104-го полка Сергея Барана также самовольно снялись с позиций, форсировали реку Абазулгол и двинулись на помощь Евтюхину, но их остановил категорический приказ командования — немедленно вернуться на позиции. Командир группы морской пехоты северного флота генерал-майор Отраковский неоднократно просил разрешения прийти на помощь десантникам, но так его и не получил. 6 марта из-за этих переживаний у генерала Отраковского остановилось сердце. Еще одна жертва боя на высоте 776…

1 марта 2000 год

В 3 часа утра к окружённым смогла прорваться группа солдат во главе с майором Александром Васильевичем Доставаловым (15 человек), который, нарушив приказ, покинул оборонительные рубежи 4-й роты на соседней высоте и пришёл на помощь. В ходе боя все десантники 3 взвода 4 роты погибли. Александр Доставалов был неоднократно ранен, но продолжал руководить бойцами. Очередное ранение оказалось смертельным. В 6:11 связь с Евтюхиным прервалась. По официальной версии, он вызвал огонь артиллерии на себя, но, как рассказывают свидетели тех событий, последним, что сказал перед смертью комбат, были слова:

вы — козлы, вы нас предали, суки!

После чего замолчал навсегда, а высоту 776 заняли боевики, которые не спеша добили раненых десантников и долго глумились над телом марка Евтюхина. Причем все это снималось на видео и выкладывалось в Интернет.

После боя на высоте 776

На выручку боевым товарищам стремились бойцы 1-й роты 1-го батальона. Однако во время переправы через реку Абазулгол они попали в засаду и были вынуждены закрепиться на берегу. Только утром 3 марта 1-я рота сумела прорваться к позициям 6-й роты

После боя на высоте 776

В бою погибло 84 военнослужащих 6-й и 4-й рот, в том числе 13 офицеров.

Погибшие десантники на высоте 776

Потери боевиков

По данным федеральных сил, потери боевиков составили 400 или 500 человек. Боевики заявляют о потере до 20 человек.

Выжившие десантники

После гибели Доставалова в живых остался только один офицер — лейтенант Дмитрий Кожемякин. Он приказал гвардии старшему сержанту Александру Супонинскому ползти к обрыву и прыгать, сам взял в руки автомат, чтобы прикрыть солдата.

у Кожемякина обе ноги были перебиты, и он нам руками подбрасывал патроны. Боевики подошли к нам вплотную, оставалось метра три, и Кожемякин нам приказал: уходите, прыгайте вниз.

— вспоминает Андрей Поршев. Выполняя приказ офицера, Супонинский и Андрей Поршнев проползли к обрыву и прыгнули, а к середине следующего дня вышли в расположение российских войск. Сам же Сергей Кожемякин, прикрывая солдата, получил смертельное ранение и умер. Александр Супонинский, единственный из шестерых выживших, был награждён Золотой звездой Героя России.

Я бы всё вернул, чтобы все ребята остались живы.

— позже говорил Александр Супоненский.

Гвардии рядовой Тимошенко тоже был ранен. Боевики искали его по кровавому следу, но солдат смог спрятаться под завалами деревьев. Рядовые Роман Христолюбов и Алексей Комаров были в третьем взводе, который не добрался на высоту и погиб на склоне. В бою на высоте не участвовали. Рядовой Евгений Владыкин остался один без патронов, в схватке его ударили прикладом по голове, он потерял сознание. Когда очнулся, смог пробраться к своим.

В живых остались только 6 бойцов.

Также в результате начавшегося боя из плена удалось бежать двоим офицерам ГРУ — Алексею Галкину и Владимиру Пахомову, которых в то время возле Улус-Керта конвоировали боевики. Впоследствии Алексею Галкину было присвоено звание Героя России, а его образ был использован в качестве прототипа главного героя фильма «Личный номер»

За свой подвиг десантникам 6-й роты было присвоено звание Героя России (из них 21 — посмертно), 68 солдат и офицеров роты награждены орденами Мужества (63 из них — посмертно)

Предательство?

Столь массовая гибель десантников, вступивших в сражение со значительно превосходящим по численности отрядом чеченских боевиков вызывает массу вопросов. Главные из них — почему подобное могло произойти и, что не менее важно, — осталось безнаказанным для командования? Погибнуть практически в полном составе рота не могла просто по определению. Командование могло прийти ей на помощь в течение суток не один десяток раз, но этого не было сделано. Да что там прийти на помощь! Командование вообще могло ничего не делать: достаточно было просто не мешать тем подразделениям, которые самовольно решили помочь псковским десантникам. Но даже этого не произошло.

Пока 6-я рота героически погибала на высоте 776, кто-то целенаправленно блокировал все попытки спасти десантников

Существуют предположения, что проход боевикам из Аргунского ущелья на Дагестан был выкуплен у высокопоставленных федеральных руководителей. «С единственной дороги, ведущей на Дагестан, были сняты все милицейские блок-посты», в то время как «у десантной группировки информация о боевиках была на уровне слухов». Называлась и цена за коридор для отступления — полмиллиона долларов. Аналогичная сумма (17 миллионов рублей) называлась бывшим командиром 104-го гвардейского парашютно-десантного полка полковником С. Ю. Мелентьевым:

Не верьте ничему, что говорят про чеченскую войну в официальных СМИ… Променяли 17 миллионов на 84 жизни

По словам Владимира Воробьёва, отца погибшего старшего лейтенанта Алексея Воробьёва, «комполка Мелентьев просил добро на отход роты, но командующий Восточной группировкой генерал Макаров разрешение на отступление не дал». Уточняется, что Мелентьев 6 раз (по свидетельству лично знавших его людей) просил разрешения отвести роту сразу после начала боя, но не получив разрешения, подчинился приказу. Военный обозреватель Владимир Сварцевич утверждал, что «никакого героизма не было, откровенное предательство ребят конкретными лицами нашего командования»:

Вопреки запрету контрразведки удалось поговорить и со свидетелем гибели парней — с пацаном, которого послал погибший в том бою комбат Марк Евтюхин, чтобы он рассказал правду. За ночь материал был написан, я составил полную хронику происходившего по часам и минутам. И впервые назвал реальную цифру погибших в одном бою. Все было правдой. Но патетические слова, которые якобы Марк Евтюхин сказал по рации — «вызываю огонь на себя» — были неправдой. На самом деле он сказал:

Вы козлы, вы нас предали, суки!

Успешный рейд взвода Доставалова наглядно опровергает все утверждения российского командования о невозможности пробиться к погибавшей 6 роте.

Об истории с гибелью 6-й роды псковских десантников официальные лица изначально не хотели говорить открыто – о том, что произошло на высоте 766, первыми рассказали журналисты, и только после этого военные прервали многодневное молчание.

Видео

Документальный фильм о подвиге 6 роты ВДВ. Чечня бой под Улус-Кертом Аргунское ущелье

pomnisvoih.ru

Шестая рота

Прощай, шестая рота, ушедшая в века, –  Крылатая пехота небесного полка.

19 лет назад, 1 марта 2000 года, в ожесточенном бою в Аргунском ущелье погибла 6-я рота псковских десантников.

Гибель целой роты потрясла и всколыхнула страну.

Тогда, в 2000 году, много писали о событиях 1 марта. Одни воспевали подвиг русских воинов, другие, усомнившись в нем, обрушивались с критикой на командование, а порой и на самих десантников. В изложении событий было много противоречий: назывались разные данные относительно численности и потерь боевиков, порой приводились прямо противоположные факты, касающиеся самого боя в Аргунском ущелье.

Так что вплоть до настоящего времени сохраняется множество вопросов о событиях, развернувшихся в марте 2000 года в Чечне.

Спустя 19 лет после того боя, вспоминая подвиг 6-й роты, на основании имеющихся сведений можно попытаться воссоздать те события и хотя бы в общих чертах, но все-таки понять, что же произошло 1 марта 2000 года на высоте 776,0.

1999/2000 год. Идет Вторая чеченская война. В начале военной кампании основные боевые действия разворачиваются в Дагестане. В ходе контртеррористической операции, приходящейся на август-октябрь 1999 года, бандиты выбиты из Дагестана, и в конце зимы – начале весны 2000 года командование федеральных войск проводит успешную операцию по блокировке бандформирований противника.

Действуя в обход укрепленных баз боевиков и проводя планомерную «зачистку» территорий – с севера из Чечни и с востока из Дагестана, российская армия наносит мощный удар по боевикам, тем самым взяв их основные силы в «клещи».

В феврале операция в Чечне вступила в горную фазу… Воины-десантники занимали господствующие высоты на вероятных направлениях выхода загнанных в горы боевиков. Теперь, когда казалось, что победа близка, бандиты «продемонстрировали свою предсмертную агонию».

Боевики решили выходить из окружения. Для прорыва разрозненные банды объединились в группировку, численность которой, по разным оценкам, составляла 2,5 тысячи человек. Здесь были собраны ударные силы боевиков, среди которых был отборный отряд «Джимар». «К отрядам арабских наемников “прилепились” банды полевых командиров – Шамиля Басаева, Вахи Арасанова, Багауди Бакуева».

Через Веденский район, в котором у Хаттаба была целая сеть разветвленных горных баз, противник пошел на прорыв в Дагестан. Подобная картина событий не вписывалась в решения нашего штаба, предполагавшего, что бандиты будут пробиваться небольшими группами, в связи с чем на пути предполагаемого движения противника были выставлены мелкие блок-посты. Один из таких постов как раз и должна была занять 6-я парашютно-десантная рота 104-го полка 76-й Черниговской дивизии.

В конце февраля 2000 года 6-я рота 104-го полка получила приказ выдвинуться к горе Истывкорт и отметке 776,0 для того, чтобы, закрепившись на высоте, не пропускать разрозненные группы боевиков.

Эту задачу по закреплению на высоте рота должна была выполнить до 14:00 29 февраля.

28 февраля десантники под командованием гвардии подполковника Марка Николаевича Евтюхина и гвардии майора Сергея Григорьевича Молодова выдвинулись на высоту 776,0. Вместе с 6-й ротой в этот выход также отправился 3-й взвод 4-й роты под командованием гвардии лейтенанта Олега Ермакова и гвардии майора Александра Васильевича Достовалова. По дороге на высоту, у горы Демвайрзы, к роте присоединился разведдозор под началом гвардии лейтенанта Алексея Воробьева. Таким образом, силы десантников составляли 90 человек.

Бойцам за несколько часов предстояло преодолеть расстояние длиной в 15 с лишним километров и закрепиться в заданном квадрате. Путь десантников пролегал по крутым и скользким тропам, раскисшим по весне и узким для прохождения техники. Каждый десантник был вынужден нести увеличенный боекомплект и оборудование для лагеря.

К 11 часам утра 29 февраля, раньше поставленного времени, десантники, несмотря на тяжелые погодные условия, заняли высоту 776,0. 3-й взвод 4-й роты, по ранее разработанному плану, отделившись от основных сил, закрепился на соседней высоте 787,0. Позиция десантников представляла собой крутую гору, поросшую вековым буковым лесом.

29 февраля. День был пасмурный, как вспоминал участник того боя Герой России гвардии старший сержант Александр Супонинский. В горах был туман. Под прикрытием пасмурной дымки, когда основные силы роты занимались обустройством лагеря и огневых точек, с высоты 776,0 к вершине Истывкорт в 11:30 утра вышел разведдозор. В это время на горе Истывкорт уже были бандиты…

Бой завязался внезапно. Боевики действовали из засады. Десантники ответили им огнем из автоматов и пулеметов. Разведчиков поддержала артиллерия, действия которой корректировал гвардии капитан Виктор Романов. Но вскоре стало ясно, что бандиты превосходят числом, и разведчики получили приказ уходить обратно – на высоту. Под шквальным огнем неприятеля разведка поднималась на высоту, отход прикрывал взвод старшего лейтенанта Воробьева. Но в это время смертельное ранение получил майор С.Г. Молодов. Таким образом, первым погибшим воином 6-й роты стал ее командир. Командование приняли на себя капитан Роман Соколов и комбат Марк Евтюхин.

Бандиты попытались обойти роту с фланга, но получили отпор от бойцов 1-й роты, закрывавших проход по руслу реки Абазулгол. В связи с тем, что позиции 1-й роты были подготовлены к обороне, боевики понесли здесь потери и перенесли главный удар на 6-ю роту, позиции которой не имели укреплений и подготовленных огневых точек.

6-я рота оказалась на острие. Получилось так, что противник пошел на прорыв всеми силами именно здесь, через высоту 776,0. По самым скромным оценкам, враг превосходил десантников почти в 20 раз.

К 16:00 бой уже кипел вовсю. Противник шел в одну атаку за другой. Позиции роты подверглись обстрелу из минометов, после чего боевики с разных сторон пытались взойти на высоту. По словам гвардии сержанта Андрея Поршнева, выжившего в том бою, «в какой-то момент они стеной на нас пошли. Одна волна пройдет, мы их перестреляем, полчаса передышки – и еще одна волна… Много их было. Просто шли на нас: глаза выпученные, орут: “Аллах акбар”». Бандиты несли большие потери, но и в роте были уже раненые и убитые…

Подразделения, которые стояли на соседних высотах, пытались оказать помощь 6-й роте, но боевиков было слишком много – пробиться не получилось. Из-за густого тумана и букового леса, росшего на месте битвы, авиация была не в состоянии прийти на выручку. Реальную помощь роте могла оказать только артиллерия, накрывавшая подножие высоты 776,0 и гору Истывкорт стальным ливнем. Вместе с 6-й ротой на высоте находился корректировщик огня капитан Виктор Романов, который, несмотря на ранение, продолжал направлять огонь…

По слова генерала Трошева, за время боя артиллеристы 104-го полка выпустили 1200(!) снарядов, от чего «краска на стволах обгорела, откатники треснули и потекли». Артиллеристы нанесли большой урон бандитам: Александр Супонинский отмечал, что «наша артиллерия их здорово помесила».

Но, несмотря на поддержку артиллерии, ситуация оставалась критической. «Духов» было много, с каждым часом к ним подходили все новые силы. Дело доходило до рукопашных схваток! Андрей Комаров, один из десантников, рассказывал: «Ближний бой был. В рукопашную пошли. Кто с чем: кто с лопатами, кто с чем». В ожесточенной схватке шли в дело все подручные предметы: автоматы, лопатки, штык-ножи, камни, палки… Десантники бились против одурманенных и озверевших от наркотиков бандитов. Впереди боевиков шел лучший отряд Хаттаба – «Джимар». Но сбить роту с высоты он не смог.

Тогда командиры боевиков решили пойти на хитрость. Десантникам было предложено отойти. «Боевики, – вспоминал Роман Христолюбов, – предлагали сдаться… Кричали: “Русские, сдавайтесь!”… Предлагали нам, слышно было: “Сдавайтесь, мы вам дадим дорогу уйти”, – но никто на это не отреагировал». «По рации предлагали деньги». Рота осталась стоять на месте, и бандиты ринулись в новую атаку.

Уже была глубокая ночь. Бой продолжался в темноте, освещаемой только разрывами гранат и огнем автоматов. Почти каждый десантник получил ранение. Но, несмотря на раны, никто не отступил. Командиры роты сражались и погибали вместе со своими бойцами. Комбат Марк Евтюхин, старлей Алексей Воробьев, Александр Рязанцев, Дмитрий Воробьев, Андрей Панов, Александр Колгатин, Андрей Шерстянников, капитан Роман Соколов, гвардии лейтенант Дмитрий Кожемякин…

Взвод Кожемякин находился на пике атак боевиков. Кинжальным огнем из автоматов разведчики косили боевиков. Но патроны были на исходе. Бились в рукопашку…

В 1 час ночи 1 марта по просьбе командира 104-го полка по позициям боевиков было произведено три залпа из реактивных установок «Град». Бандиты отошли. Бой на время стих. Интенсивных атак с 03:00 до 05:00 утра не было.

Воспользовавшись этим, на помощь 6-й роте смог прорваться 3-й взвод 4-й роты, находившийся на соседней высотке. Командовал взводом лейтенант Олег Ермаков, вместе с которым был «замок» Евтюхина майор Александр Достовалов. Во время прорыва гвардии лейтенант Ермаков получил ранение. Осознав, что рана смертельна, отважный лейтенант остался прикрывать прорыв взвода. Олег Ермаков погиб, но взвод смог пробиться на помощь к израненным десантникам. Существенной поддержки, конечно, один взвод оказать не мог. Майор Достовалов также был ранен. Но 6-я рота, увидев бойцов 4-й роты, поняла, что не брошена! Моральная поддержка была велика, и уже в 5 часов утра десантники отражали новую атаку.

Подполковник Марк Николаевич Евтюхин постоянно выходил на связь. Его действия были четкими, паники не было. Но реально сил больше не было: к утру в живых оставалось всего несколько человек… Началась новая атака. Без стрельбы, с криками «Алла» бандиты пошли на прорыв.

1 марта в 6:10 утра Марк Евтюхин в последний раз вышел на связь, его слова были такими: «Лево пятьдесят! Прощайте, мужики»! Рота вызывала огонь на себя…

Во время этого обстрела бандиты понесли большие потери, но в итоге они все-таки смогли зайти на высоту. Тактическая победа была за боевиками, рота физически была уничтожена, но духовно… Дальше отметки 776,0 террористы продвинуться не смогли. Осуществить прорыв в Дагестан и повторить Будённовск им не удалось. Морально бандиты были подавлены. Свое зло и ненависть они выместили на телах, погибших воинов-десантников. Спустя день после сражения, когда на высоту поднялись наши войска, их взором предстали изувеченные тела героев.

Из «кольца» удалось ускользнуть лишь незначительным бандам. Морально подавленные после боя с 6-й ротой боевики сдавались в плен. «Через несколько дней под Сельментаузеном впервые в контртеррористической операции в полном составе капитулировал крупный отряд террористов – свыше 70 боевиков! Обмороженные, деморализованные головорезы не видели больше перспектив для сопротивления».

Фактически в бою у высоты 776,0 6-я рота решила судьбу всей Второй чеченской войны, ведь если бы боевики прорвались в Дагестан, то все плоды летних и осенних побед 1999 года в Дагестане, по крупному счету, были бы напрасными. Этого не случилось.

Но какой была цена победы?

Погибла рота солдат. Из 90 человек в живых осталось всего шестеро:

Роман Христолюбов,

Алексей Комаров,

Андрей Поршнев,

Евгений Владыкин,

Вадим Тимошенко,

Александр Супонинский.

Остальные 84 остались лежать на высоте 776,0. В том бою, преодолев страх, молодые ребята-десантники (многим из них было всего по 18–20 лет) противостояли головорезам-наемникам. Вряд ли кто-то из них осознавал тогда, что погибает за высокие идеалы и Родину. Бойцы 6-й роты просто погибали друг за друга. Они сражались и умирали за своих друзей и товарищей.

Каждый из них совершил подвиг самопожертвования, следуя заповеди Христа о том, что «нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» 

После того боя прошло 19 лет, но по-прежнему остается много вопросов и разнотолков. Спорят о численности и потерях боевиков, о том, почему погибла рота. Но ясно одно: десантники одержали духовную победу и совершили подвиг самопожертвования. И память об их подвиге жива.

6-я рота на высоте 776. До боя остаётся несколько часов…

Взвод лейтенанта Кожемякина

Схема боя 6 ПДР 29 февраля – 1марта 2000 года

Тела десантников 6-й роты на высоте 776.

Тела десантников 6-й роты эвакуированные в базовый лагерь.

Комбат 2-го батальона 104-го полка подполковник Марк Евтюхин.

Слева - полевой командир Хаттаб, справа - Шамиль Басаев.

pikabu.ru

Такое не забудешь никогда: выживший в бою с боевиками в 2000 году рядовой 6-й роты дал интервью

Девяносто десантников против двух с половиной тысяч боевиков, возглавляемых Басаевым и Хаттабом, – героический бой на высоте 776 начался 29 февраля 2000 года. Тогда у чеченского селения Улус-Керт в неравном противостоянии погибла почти вся шестая рота 104-го парашютно-десантного полка 76-й Псковской дивизии ВДВ.

Непрерывные атаки озлобленных и до зубов вооруженных боевиков десантники отражали почти двадцать часов. В результате нападения погибли 84 российских военнослужащих, и только шестерым удалось выжить.

Александр Супонинский, Вадим Тимошенко, Андрей Поршнев, Роман Христолюбов, Алексей Комаров и Евгений Владыкин – короткий список тех, кто смог выбраться из «маленького Сталинграда», как прозвали это сражение в армейских кругах. Они редко дают интервью и каждый раз, вспоминая тот страшный день, будто заново пропускают через себя минуты сражения.

Тогда, в 2000 году, еще восемнадцатилетний рядовой гвардии Евгений Владыкин был ранен, и в какой-то момент у него кончились патроны. Боевики дважды ударили его прикладом по голове и бросили, уверенные в том, что он умер. После того, как Владыкин очнулся, ему удалось добраться до своих. Евгений согласился пообщаться со «Звездой» и рассказать, как проходит его жизнь «после боя».

Уже больше десяти лет Евгений не изменяет призванию и продолжает спасать и защищать, только теперь от огня. В 2006 году он был принят на службу в МЧС и с тех пор работает пожарным в своем райцентре Балезино, а после смен подрабатывает инструктором в автошколе. В том же году Евгений женился, а пять лет назад у него родилась долгожданная дочка Настя.

Воспоминаниями о событиях восемнадцатилетней давности Владыкин делится неохотно и очень сдержанно.

«После 2000 года, мне кажется, я вообще замкнулся в себе. Все держу в себе. Я не знаю, почему так случилось. До армии вроде был один человек, после армии пришел другой человек. Стараюсь ничего никому не рассказывать. Все в себе, в себе, в себе. Проблемы свои решаю сам, ни у кого помощи не прошу. Все привык делать сам, добиваюсь всего сам. Тяжело все в себе держать, но куда деваться», - объясняет он.

Евгений признает, что о подвигах рассказывать надо, в том числе и подрастающему поколению, но подробности противостояния под Аргуном, считает он, знать не обязательно.

«Я полностью историю рассказывал командиру части, в ФСБ как-то вызывали один раз, в Следственный комитет вызывали сколько раз уже, и в суде. Другим полностью зачем знать. Ну то, что была такая ситуация, я считаю, что нужно знать. А так, чтобы полностью. Зачем? О подвигах нужно рассказывать, нужно учить, но у меня нет желания сейчас рассказывать. Не хочется уже вспоминать», - поделился он со «Звездой».

За новостями Евгений тоже следит мало: дом, семья и две работы, тут не до телевизора. Говорит о том, что в ноябре этого года ФСБ РФ задержала двоих ранее неизвестных членов банды Шамиля Басаева – Нажмудина Дудиева и Ибрагима Донашева, узнал от друга. «Вроде как и радостно, вроде как и непонятно», - такими словами комментирует свою реакцию на это Владыкин. 12 декабря был задержан еще один участник нападения на подразделение Псковской дивизии ВДВ. Как сообщили в Следственном комитете РФ, мужчину зовут Шамиль Казбулатов, и он также является членом банды Басаева.

Владыкина, наряду с другими ветеранами, приглашают в школы на официальные мероприятия, и День ВДВ мужчина отмечает каждый год. Говорят, что бывших десантников не бывает, Евгений – тому подтверждение. Даже чай он пьет из кружки с символикой Воздушно-десантных войск.

Про праздники мужчина говорит с улыбкой, но как только речь заходит о воспоминаниях, сразу меняется и, как говорят, начинает «смотреть в себя».

«У нас проводится День ветеранов локальных войн в масштабах Удмуртской республики, бывает много людей, и другие районы приезжают. Мы тоже собираемся все вместе. Вспоминаем, разговариваем, общаемся с друзьями. Вспоминать, конечно, тяжело. Но и забывать тоже нельзя. Такое не забудешь никогда», - говорит Евгений.

С пятью своими сослуживцами, которым судьба позволила выбраться живыми из сражения с боевиками, Евгений поддерживает связь. А последние несколько лет они по возможности пытаются собираться и навещать могилы своих товарищей. По словам Владыкина, он бы хотел побывать на могиле каждого из них по всей России.

«С теми, кто тоже выжил, мы общаемся и по телефону, и через интернет. С позапрошлого года начал ездить по городам. В 2016 в Йошкар-Олу ездили, открывали памятник. В этом году ездил в Киров к парням на могилы. На будущий год тоже надо съездить к кому-нибудь на могилу. Что-то захотелось по всем съездить. Не знаю, получится ли», - рассказал он.

Евгений Владыкин называет себя счастливым человеком. Самое главное в его жизни - жена Ольга и дочка Настенька. Буквально неделю назад семья переехала в новый дом, который они строили четыре года.

«Сейчас пока все хорошо, слава богу. Самое главное для меня семья. Дочку поднять на ноги, чтобы ни в чем не нуждалась. Самое главное - семья есть. Остальное все будет», - считает Владыкин.

До сих пор и без срока давности продолжается расследование уголовного дела по статьям «Бандитизм», «Вооруженный мятеж» и «Посягательство на жизнь военнослужащего» по факту нападения в 2000 году у села Улус-Керт Шатойского района Чеченской Республики на шестую парашютную десантную роту 104 полка 76-й Псковской дивизии ВДВ, в результате которого погибли 84 военнослужащих.

Материал о легендарной шестой роте, в который вошло также интервью отца героя России лейтенанта Дмитрия Кожемякина, погибшего одним из последних уже в рукопашном бою с боевиками, смотрите в программе «Новости. Главное» 16 декабря в 18.00 на телеканале «Звезда».

tvzvezda.ru

О ЧЕМ НЕ ЗНАЛА 6-я РОТА

Этот материал вышел в № 29 от 23 Апреля 2001 г.ЧитатьЧитать номерОбщество00:00 23 апреля 2001

Офицер-десантник ведет собственное расследование: как погибли его сын и однополчане сына Речь пойдет о шестой роте 104-го парашютно-десантного полка 76-й (Псковской) воздушно-десантной дивизии, годовщина гибели которой была отмечена с...

Офицер-десантник ведет собственное расследование: как погибли его сын и однополчане сына           

       Речь пойдет о шестой роте 104-го парашютно-десантного полка 76-й (Псковской) воздушно-десантной дивизии, годовщина гибели которой была отмечена с большой помпой. Не подлежит сомнению, что десантники, принявшие неравный бой с превосходящими силами противника у входа в Аргунское ущелье, заслужили все отпущенные им официальной властью почести. И тем не менее, что бы ни говорили начальники в больших погонах, у каждого, кто сидел за поминальным столом, снова и снова возникала мысль: все ли было сделано, чтобы спасти ребят?        Когда прогремел ружейный салют, а к подножиям обелисков комбата Марка Евтюхина, его друга майора Александра Доставалова, их боевых товарищей легли живые цветы, этот же вопрос был задан генерал-полковнику Георгию Шпаку. Тогда, на кладбище в Орлецах, что под Псковом, командующий войсками ВДВ дал такой ответ: «Мы проанализировали бой и пришли к выводу: все...»        Полковник запаса, отец Героя России Алексея Воробьева Владимир Николаевич Воробьев убежден, что это не так. Кадровый офицер, он опросил сослуживцев Алексея, других десантников, которые побывали в этом злосчастном ущелье, и на основании всех встреч сделал горький для себя вывод: таких потерь, какие понесла 6-я рота, можно было избежать.       

       НАША СПРАВКА:        Владимир Николаевич Воробьев, полковник запаса. Родился в Оренбургской области, в 1969 году поступил в Рязанское высшее училище ВДВ. Службу начинал в 103-й (Витебской) воздушно-десантной дивизии. Окончил Академию имени М.В. Фрунзе, принимал участие в боевых операциях в Афганистане. Награжден орденами Красной Звезды и Боевого Красного Знамени; служил военным советником в Сирии. Последнее место службы: командир 104-го полка 76-й (Псковской) воздушно-десантной дивизии.               Не один раз беседовал автор этих строк с Владимиром Николаевичем, и, уже сидя за столом с карандашом в руках, мы вместе мысленно прошли тот горный маршрут, который привел роту к гибели. Предлагаемый ниже текст — своеобразная хроника последних двух дней, ставших для подразделения роковыми.        

       28 февраля 2000 года

       104-й парашютно-десантный полк, выйдя на рубеж реки Абазулгол, закрепляется, чтобы, оседлав господствующие высоты, взять под контроль проход в Аргунское ущелье. В частности, третья рота старшего лейтенанта Васильева занимает высоту на левом берегу. Десантники окапываются особенно тщательно: окопы были вырыты в полный профиль, организована система огня, которая позволяла полностью держать под контролем всю пойму. Такая предусмотрительность им здорово помогла. Не успели они закрепиться, как внизу, под высотой, был замечен передовой отряд боевиков, который пытался выйти к ущелью. Встреченный плотным автоматным огнем, он в спешном порядке отходит. Два раза повторяется атака, но укрепление оказывается настолько непреодолимым, что боевики откатываются, неся значительные потери. Важное замечание: с нашей стороны всего лишь один легкораненый.        Так же надежно укрепляются и другие подразделения полка. По всей видимости, именно тогда Хаттаб принимает решение обойти позиции десантников по другому берегу реки. Тем временем командир полка полковник С. Мелентьев отдает приказ командиру 6-й роты майору Молодову: занять еще одну господствующую высоту — Исты-Корд под Улус-Кертом.        Это можно считать первой ошибкой командования: высота находилась на расстоянии более 14,5 километра от КПП. Таким образом, рота в условиях сильнопересеченной местности теряла связь с основными силами, лишалась возможности быстро получить подкрепление. И второе, на этот раз главное: не была проведена предварительная разведка. Таким образом, рота шла в неизвестность. Тем не менее приказ есть приказ, и вместе с подразделением на высоту отправляется сам командир первого батальона подполковник Марк Евтюхин. Сергей Молодов недавно переведен в часть, он еще не знает всех солдат, отношения с подчиненными только-только устанавливаются. Поэтому командир батальона решает идти вместе с ним, чтобы в случае возникновения сложной ситуации помочь. При этом Евтюхин убежден, что уже к вечеру 28-го он вернется в расположение батальона, и даже отдает приказ своему старшине, чтобы тот приготовил ужин. Однако марш оказался нелегким. Нагруженные оружием и боеприпасами бойцы несли на себе палатки, тяжелые печки-буржуйки — короче, все необходимое для большого лагеря. По мнению Владимира Николаевича, это была их третья ошибка.        — Марш нужно было осуществлять налегке и не брать с собой лишнего, — поясняет мой собеседник. — Если бы они вышли на высоту, закрепились так, чтобы никто не смог их оттуда выкурить, только тогда можно было бы посылать за палатками.        Тут же можно говорить и о четвертом серьезном просчете. Выйдя из расположения первого батальона, рота сильно растянулась. Марш в горах, по узкой тропе оказался гораздо сложнее, чем думал комбат. Тем не менее Марк Евтюхин сообщает Мелентьеву, что они уже ВЫШЛИ на высоту 776.0, чтобы продолжить движение на Исты-Корд. На самом деле до нее они будут идти почти всю ночь, а первыми там окажутся разведчики во главе со старшим лейтенантом Алексеем Воробьевым. Группа из пяти человек двигается быстро, и когда командир передает сообщение, что на 776-й чисто, уходят вперед. Только к 11 часам утра туда поднимается первый взвод роты. Медленно подтягивается второй. Третий так и не сможет достичь вершины: его сзади расстреляют боевики, когда окончательно замкнут кольцо. И это обстоятельство можно считать уже пятой ошибкой — так растягиваться было нельзя. До трагедии оставалось меньше суток...        

       29 февраля 2000 года

       Пока на высоте бойцы по приказу командира собирали дрова, готовили нехитрый солдатский завтрак, разведгруппа Алексея Воробьева уже достигла подножия высоты Исты-Корд, где обнаружила первую скрытую огневую точку противника. Незаметно подобравшись к ней, они закидали ее гранатами. Бросок был для боевиков настолько неожиданным, что практически никто не ушел. Был даже захвачен один пленный, но десантники обнаружили себя, и вот уже им приходится отбиваться от насевших на них боевиков. Завязался бой, возникает угроза окружения, и разведчики, среди которых есть раненые, начинают отступать к высоте 776.0. Их преследуют буквально по пятам. Чтобы поддержать своих, им навстречу выходят десантники вместе с майором Молодовым. Они вступают в бой, но от снайперской пули гибнет ротный. Вот так, неся раненых и убитого майора, бойцы отходят на высоту, а вслед за ними уже лезут боевики. Начинается сильнейший минометный обстрел.        Отслеживая хронологию событий, нельзя не обратить внимание на следующий факт: минометы били по высоте не только со стороны позиций боевиков, но и... из аула Сельментаузен, который находился в тылу шестой роты. Два 120-миллиметровых миномета! Они продолжали работать до тех пор, пока на высоту не вышли боевики. Шестая ошибка... командования? А минометы тем временем продолжали работать.        Чувствуя, что силы неравные (против роты, как потом будет подсчитано, сражались более 2,5 тысячи боевиков), комбат просит вызвать для огневой поддержки вертолеты. Через некоторое время над высотой действительно появляется пара МИ-24, но, так и не сделав НИ ОДНОГО залпа, они улетают восвояси. Как оказалось, в составе роты не было авианаводчика. По мнению того же Владимира Николаевича, это была седьмая ошибка, последствия которой стали поистине трагическими.        — Если бы эти самые вертушки ударили даже не прицельно, они могли бы рассеять подходящих боевиков. И это ослабило бы их натиск! — уже горячится Владимир Николаевич.        К таким же просчетам командования мой собеседник отнес и тот факт, что у радиста комбата не оказалось специальной приставки, которая шифрует переговоры в эфире. Таким образом, боевики знали, что происходит на высоте. Они слышали, как подполковник Евтюхин несколько раз обращался к полковнику Мелентьеву с просьбой о подмоге, на что каждый раз получал один и тот же ответ: «Марк, не паникуй, подмога будет...»        Что он имел в виду, произнося эти слова, неизвестно, но подкрепления рота так и не дождалась. Не дождалась она и артиллерийской поддержки. Опять же вопрос: почему? Ответ на него до сих пор не найден. Непонятен и отказ полковника Мелентьева вывести танковую роту на огневую позицию (его командир несколько раз обращался к нему с этой просьбой), чтобы обстрелять наступавших боевиков. Уже потом, когда начнется так называемый разбор полетов, чтобы оправдать безынициативность авиации и артиллерии, будет придуман туман, который якобы помешал поднять в воздух фронтовую и армейскую авиацию. Видимо, «туман» помешал Мелентьеву обратиться за помощью к соседям-тулякам, к стоявшему неподалеку полку гаубичной артиллерии. Они слышали, что идет бой, запрашивали по рации: что происходит, не нужна ли помощь? Но все их предложения были отвергнуты. Почему? На этот вопрос тоже пока никто не ответил.        А тем временем бой продолжается. Ситуация осложнялась еще и тем, что у бойцов не было тяжелого вооружения («Палатки взять не забыли, а станковые гранатометы — не додумались», — с горечью замечает Воробьев), — это тоже осложняло и без того критическую ситуацию. Раненых тем временем прибавлялось, их сносили в небольшую ложбинку, чтобы при первой возможности эвакуировать, но этого не случилось: одна из мин, посланная боевиками, не оставила никого в живых. Только ночью, около трех часов, бой немного затих. Два часа передышки... Что думали солдаты и офицеры, оказавшись в западне? Сегодня можно только предположить, что надежда все-таки была: они продолжали верить, что командир полка не оставит их. И подмога пришла...        Это было похоже на чудо, когда под покровом ночи неожиданно на высоту вскарабкался майор Александр Доставалов, приведя с собой 14 человек подкрепления. Как, с помощью какого святого духа они обошли заслоны — неизвестно. Высота уже была в плотном кольце. Видимо, боевики просто не могли поверить в дерзость десантников, потому и ослабили бдительность.        Этому фантастическому броску майора до сих пор удивляются все, кто интересовался реальной картиной боя. Не дождавшись помощи от главных сил полка, Евтюхин вышел на связь с Доставаловым и передал только одно слово: «Выручай!» Этого было достаточно, чтобы броситься на помощь другу. Конечно, майор мог отсидеться (его подразделение хорошо укрепилось и было вне досягаемости), но он пошел, скорее всего, понимая, что впереди его ждет верная смерть. Справедливости ради следует отметить, что Мелентьев высылал на подмогу подразделение в 40 человек. Разведчики, проделав семикилометровый марш по горной местности, вышли к подножию высоты 776.0, но, даже не попытавшись прорваться, отошли. Еще одна загадка: почему?        Оставшиеся в живых десантники рассказывали, какая неистовая радость охватила бойцов 6-й роты, когда они увидели своих ребят! К сожалению, подкрепления хватило всего на пятнадцать-двадцать минут возобновившегося боя. В предрассветные часы 1 марта все было кончено: к 5 часам утра к высоте уже вышли элитные батальоны Хаттаба и Басаева «Белые ангелы», каждому из которых за ее взятие было обещано по 5 тысяч долларов. Надо полагать, они их получили.        

       Эпилог

       По воспоминаниям оставшегося в живых старшего сержанта Супонинского, последний натиск боевиков они встретили только четырьмя автоматами: комбат, Александр Доставалов, лейтенант Алексей Кожемякин и он. Первым погиб Марк Евтюхин: пуля вошла ему точно в лоб. Уже потом бандиты, захватив высоту, сложат пирамиду из мертвых тел, усадят на вершину командира, повесят ему на шею наушники от разбитой рации и всадят ему, уже неживому, еще одну: в затылок.        Вторым умрет майор. И тогда Дима Кожемякин (до своего двадцать четвертого в жизни дня рождения он не доживет ровно одного месяца) прикажет старшему сержанту и подползшему рядовому Поршневу прыгать с почти отвесного обрыва. До последнего патрона он будет прикрывать своих солдат, пока не остановится и его сердце...        Около 10 утра неожиданно проснувшаяся артиллерия наносит залповый удар неуправляемыми снарядами по высоте, где уже не было никого. А к часу дня 1 марта полковник Мелентьев узнал всю картину боя: в расположение части выходят шестеро чудом уцелевших бойцов роты: Супонинский, Владыкин, Тимошенко, Поршнев, Христолюбов и Комаров. Они-то и рассказали, как геройски дралась и погибала шестая гвардейская рота. В ту же ночь на высоту поднялась группа офицеров-добровольцев. Изучив поле боя, они не нашли ни одного живого: солдаты и офицеры были изувечены (Хаттаб приказал никого не брать живьем), а у некоторых были отрезаны головы.        Уже тогда в печати начали появляться робкие заметки относительно количества жертв. Сначала говорили о 10, потом о 30 погибших, но неожиданно завесу молчания сорвала никому не известная городская газета «Новости Пскова», которая первой сообщила точную дату трагедии и точное число погибших. Так, как она это сделала после гибели подразделения спецназовцев. И это был шок для всей России. В редакцию звонили из столичных средств массовой информации и даже из «Нью-Йорк таймс». Смятение и горе стали уделом живых, но, повторюсь, вопросы остались. Не сняты они и до сих пор. Судя по всему, НИКТО отвечать на них не собирается. Например:        Почему, отдавая приказ об овладении высотой Исты-Корд, не была проведена разведка? Две с половиной тысячи боевиков не могли появиться из неоткуда.        Почему бездействовала фронтовая и армейская авиация? Погода в эти дни была на редкость солнечная.        Почему роту, уже попавшую в кольцо, не обеспечили более мощной огневой поддержкой артиллерии? Знал командующий Восточной группировкой генерал Макаров, что девяносто десантников почти сутки вели кровопролитный бой с превосходящими силами противника?        ...Вопросы, вопросы. Они так и остаются, не давая спать матерям, женам, подрастающим сыновьям. Во время встречи с семьями погибших ребят президент Владимир Путин был вынужден признать вину «за грубые просчеты, которыми приходится оплачивать жизнь русских солдат». Тем не менее ни одна фамилия тех, кто допустил эти «грубые просчеты», до сих пор не названа. Многие офицеры полка продолжают считать, что «коридор» для прохода банды Хаттаба был куплен и только десантники не знали о сделке.        

       P.S.        Во время последнего визита в Чечню президент Путин посетил высоту 776.0.

       Но до сих пор неизвестно, кто продал псковских ребят.

       
  • Facebook
  • Twitter
  • Вконтакте
  • Youtube
  • Одноклассники
Электронное периодическое издание «Новая газета» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору за соблюдением законодательства в сфере массовых коммуникаций и охране культурного наследия 08 июня 2007 г. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-28483.Учредитель — ЗАО «Издательский дом «Новая газета», редакция — АНО «Редакционно-издательский дом «Новая газета», главный редактор - Кожеуров С.Н, 101990, г. Москва, Потаповский пер., 3.

Google ChromeFirefoxOpera

www.novayagazeta.ru


Смотрите также