Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Алексей плужников священник биография


Отец Алексий Плужников совершил свой интеллектуальный теракт

Отец Алексий Плужников совершил свой интеллектуальный теракт

После скандала с кощунственным «пабликом» ВКонтакте слава Герострата и надругательство над трупами привлекло и модернистский сайт «Православие и мир».

Отец Алексий Плужников

Известный своими провокационными заявлениями волгоградский священник Алексий Плужников как нельзя лучше подошел для этой роли. Он сочинил издевательский текст: издевательский и по отношению к погибшим рядом с ним людям, и по отношению к их близким. Про издевательство над верой мы не упоминаем, как о само собой разумеющемся на самом популярном сайте современного православного модернизма.

Приведем текст полностью, поскольку он является полным саморазоблачением о. Плужникова и сайта, который соучаствовал в надругательстве.

Я хочу стать жертвой теракта.

Потому что тогда сразу всё изменится в нашей стране: меня вдруг начнут все любить и заботиться обо мне. Начальники все уровней (включая международных лидеров) станут обмениваться друг с другом соболезнованиями по поводу моей трагедии, выступать по телевидению, делать мужественные лица и воздевать мужественные кулаки в защиту мира.

Я хочу стать жертвой теракта.

Потому что тогда вокруг меня запрыгают на задних лапках чиновники, депутаты, журналисты, общественники, блогеры, священники, добренькие тётечки и дядечки. Мне будут приносить цветы, шоколадки, телеграммы и похлопывать по плечу. Меня так окутают любовью, что меня чуточку затошнит, как тошнит родственников погибших в Волгограде. Но это не страшно: тошнота проходит, зато столько замечательных людей смогут написать в отчёте, что они отлюбили жертву теракта на 128 процентов. Ведь надо думать и о ближних.

Я хочу стать жертвой теракта.

Лучше мёртвый, чем живой. Ведь тогда моим родственникам выделят по миллиону рублей на похороны и поминки, а если я останусь жив и стану инвалидом, то всего лишь по 400 тысяч. Так что лучше вовремя умереть. Ведь тогда будут громче плакать и возлагать цветы, ставить памятники, кресты и часовни, а если я просто останусь безруким или безногим инвалидом, то меня забудут через неделю, когда эфиры телеканалов вновь заполнятся новостями из мира политики и шоу-бизнеса.

Я не хочу стать жертвой ДТП или одним из шести подорвавшихся псковских десантников – такая смерть не солидна и не сделает меня знаменитым, богатым или хотя бы с шоколадкой от дяденьки в строгом костюме, представляющим администрацию n-ного уровня.

Я хочу стать жертвой теракта.

Тогда в больницах исчезнут тараканы, будут уволены все нерадивые главврачи, и выкрашена вся трава под моим окном. Но я не хочу стать жертвой рака, гепатита или сломанной из-за отсутствия канализационных люков ноги, ибо тогда тараканы по-прежнему будут моими соседями по палате, и они будут развлекать меня в ожидании сонной угрюмой нянечки или вечно занятого  доктора, потому что у моей мамы не будет денег на отдельную палату и улыбчивых докторов.

Я хочу стать жертвой теракта.

Тогда меня станут охранять омоновцы с суровыми лицами и автоматами наперевес, грозно стоящие на перекрёстках. Ведь я могу тогда быть спокойным, что враги не пройдут, когда начнут прорываться на танках по центральным улицам города. Я могу спать и не беспокоиться за взятки, отмывание денег на беде других. Ведь и дяденькам в погонах нужно кушать и спать спокойно.

Я хочу стать жертвой теракта.

Тогда дети в детских садах будут в безопасности: их перестанут выпускать на прогулку, они будут сидеть в бронированном детсаду, охраняемые воспитательницей Марьей Петровной с базукой. Ведь террористки так и поджидают наших детей именно в палисадничке, они никак не смогут взорвать детский садик, школу или многоэтажку. Слабо им.

Я хочу стать жертвой теракта.

Ибо в мире прибавится так много добра, любви и заботы, что за сверхдолжные заслуги рай будет впоследствии просто переполнен теми, кто принял участие, уронил слезинку, написал статью, сделал фотографию жертв, установил крест или уволил нерадивого главврача. Ещё пару терактов – и Царство Божье воссияет на Святой Руси…

Нет. Я передумал. Я не хочу стать жертвой теракта. Ведь переизбыток слащавого добра ведёт к диабету. А диабет ведёт к облезлой палате в местной больничке и тараканам в супе… Вот такая незадача.

Прекрасной иллюстрацией, деконструирующей этот декадентский дегенеративный текст, служит фото, приложенное редакцией сайта «Православие и мир»:

Цветы на ограждении разделительной полосы неподалеку от места подрыва пассажирского автобуса в Волгограде.

Кощунство ВКонтакте

23 октября депутат Госдумы Михаил Маркелов призвал привлечь к уголовной ответственности одного из создателей соцсети «ВКонтакте» Павла Дурова в связи с размещением одним из сообществ поста о теракте в Волгограде с просьбами о «лайках», передает «Интерфакс».

Надо ставить вопрос открыто: у нас есть фамилия и понимание, кто владеет этим ресурсом — господин Дуров. Необходимо требовать возбуждения уголовного дела. Это экстремизм в чистом виде и вандализм одновременно, — сказал Маркелов в ходе пленарного заседания в Госдуме РФ в среду.

Он отметил, что одно из сообществ «ВКонтакте» разместило пост с фотографией теракта в Волгограде, который сопровождался просьбой поставить «лайки» под постом — таким образом пост распространяется в соцсети. По данным Маркелова, пост набрал более 50 тысяч «лайков».

Город Волгоград потряс страшный теракт, — напомнил парламентарий. — Не сговариваясь, люди шли на донорские пункты и сдавали кровь.

В этот момент на небезызвестном ресурсе «Вконтакте» появляется постер, — продолжил Маркелов, демонстрируя коллегам распечатку. На ней, по его словам, запечатлено явно оскорбительное, даже кощунственное отношение к произошедшему в Волгограде, а также присутствует нецензурная подпись.

Тем временем пресс-секретарь «ВКонтакте» Георгий Лобушкин в эфире радиостанции «Эхо Москвы» выразил сомнение, что публикация о теракте в Волгограде, которую единоросс Михаил Маркелов посчитал экстремистской, является таковой, передает ПОЛИТ.ру.

По его словам, если контент, который вызвал вопросы у депутата, до сих пор не удален с сайта, значит, скорее всего, он не нарушает российские законы. Лобушкин подчеркнул, что все противозаконные материалы оперативно удаляются с сайта, при этом сотрудники соцсети консультируются с юристами.

В.Р.

Еще об о. Алексии Плужникове:

14.04.2011 Иллюзии духовной жизни

13.04.2011 «Гарри Поттер» требует жертв

antimodern.ru

Алексей Плужников | | Ахилла

Поговорил тут с одним батюшкой, подписавшим «Открытое письмо», на тему, которая его волновала: так все-таки «политика» ли то, во что «вляпались» отцы-подписанты, как их упрекают чиновники от РПЦ, или все же нет, все же «пастырство» и некая «гражданственность»? Мне кажется, тут есть проблема в многозначности самого термина «политика» и в том, что недобросовестные люди манипулируют этим термином, пытаясь навязать священникам чувство вины и заставить их оправдываться. С точки зрения Подробнее Батюшка Сергий Малютин, звезда Твиттера и герой наших публикаций, заметил, что «Ахилла» пишет про него новости, и отозвался в своем привычном пастырско-прозорливом стиле как обо мне: «У меня появились постоянные поклонники, бывший священник-расстрига из Екатеринбурга, бросивший семью и паству)))», так и о нашем сайте: «Коротко о сайте „Ахилла“, чтобы закрыть тему. Сайт псевдоправославный, специализируется на выдуманных историях, написанных якобы анонимными священниками, боящимися Подробнее Наша редакция в отпуске не только отдыхала, но и продолжила собирать материал в рубрику «Паломничество „Ахиллы“ по храмам Урала». Как обычно, в храмах мы интересуемся ценами на требы, и главный наш вопрос «захожанина»: «Сколько стоит крещение?» Ответ на этот вопрос обычно многое говорит о порядках в конкретном храме — насколько тут жонглируют или нет понятиями «цена» и «пожертвование» за таинство, проводится ли оглашение в храме и если да, то насколько формально. В этот раз мы побывали в нескольких храмах Подробнее В последние годы мне часто снится один и тот же сон, с небольшими вариациями. Будто я присутствую на архиерейской службе, во главе с нашим прежним митрополитом, которая вот-вот начнется, или (второй вариант сна) я нахожусь в своем старом вагончике, приходе, настоятелем которого я был десять лет. Там я тоже должен служить то всенощную, то другую Подробнее «Убогое сознание путает Крест и его изображение… Например, такие люди думают, что кино показывает реальные события, а не художественные интерпретации. Либо ищет за экраном, куда ускакали лошади и ушел паровоз. Их понимание кощунства связано с мракобесием». (Из комментариев в фейсбуке) В связи с протестами православных активистов против арт-объекта «Супрематический крест» в Екатеринбурге вновь и вновь актуализируется тема «кощунства». Что такое кощунство, Подробнее Меня тут читатели попросили высказать мнение по поводу канонизации и почитания всяких пелагеюшек, евдокиюшек, любушек: «Откуда у людей такая жажда обладать „личным“ святым? И очень интересно мнение о феномене святости этих „стариц“ — чем они так отличаются от тысяч других благочестивых жен?» Да, почитание «блаженненьких» женщин, которых часто называют уменьшительно-ласкательными именами, очень развито в «глубинном» русском народе. Матронушки, пелагеюшки, дунюшки, марфушки Подробнее Пока «Ахилла» на два дня уходил в отпуск, разразился новый скандал — вокруг грубого крещения младенца в Гатчинской епархии игуменом Фотием (Нечепоренко). В декабре прошлого года был похожий скандал в Пятигорской епархии — там священник Илия Семилетов грубо, с силой макал довольно большую девочку в купель, чуть не свихнув ей шею. Та история, благодаря видео, попавшему в Сеть, привела к Подробнее Znak Евгений Сеньшин Почему вместе с ростом влиятельности РПЦ из нее уходят верующие? Интервью 28 июля — очередное празднование крещения Руси. Прошло более тридцати лет с момента, когда еще в СССР с большим размахом отпраздновали тысячелетие этого события. Тогда многим казалось, что Россия возвращается к своим истокам и вместе с возрождением православия наладится жизнь и в других сферах. Однако сегодня Церковь скорее стала играть роль траблмейкера и поставщика Подробнее Сегодня у нас было опубликовано анонимное письмо о том, как девочку-подростка выгнали из храма за то, что она была без платка. Благочестивый вид прихожан, а особенно прихожанок в храме — тема давняя и много раз обсуждаемая, часто очень горячо обсуждаемая. В некоторых храмах и монастырях прямо указания вывешивают, что можно, а что нельзя надеть в Подробнее Этот небольшой документальный фильм может быть интересен как светской, так и церковной аудитории. Светский зритель может узнать немного об экспедиции 2007 года, когда в Поросенковом логе учеными и энтузиастами были найдены останки царевича Алексея и великой княжны Марии — недалеко от места, где извлекли останки царской семьи и их приближенных в 1991 году. А также Подробнее Copyright © 2017 Ahilla.ru 51372091

ahilla.ru

Алексей Плужников: «Цель “Ахиллы” — дать площадку тем, кому есть что сказать, но негде»

«Я надеюсь на революцию в РПЦ» — статью с таким заголовком в последние трое суток расшарили (со скептическими или одобрительными комментариями) сотни православных пользователей соцсетей. Откровенный текст оказался анонимным, однако ресурс, где он был опубликован, — «Ахиллу» — создал Алексей Плужников, который не скрывает, что до января 2015 года носил священнический сан. COLTA.RU узнала, что побудило бывшего клирика Волгоградской и Камышинской епархии создать собственное медиа с критикой в адрес РПЦ.

— Когда ваш проект стартовал?

— Первая публикация — 2 февраля 2017 года.

— Это ваша собственная идея была? Как она возникла?

— Идея в голове крутилась давно, еще с тех пор, когда я был штатным священником, но, разумеется, о ее реализации в то время невозможно было и помыслить. Несколько лет назад совместно с игуменом Игнатием (Душеиным) мы делали проект Psevdo.net, посвященный разным аспектам псевдодуховности в жизни Церкви, где публиковались статьи с критикой лжестарцев, лжечудес, культа «отрока Славика Чебаркульского» (мальчик, умерший в возрасте 10 лет, которого некоторые верующие считают чудотворцем. — Ред.) и подобного, книг, идущих вразрез с христианским вероучением, но выдающих себя за православные. Но впоследствии игумен Игнатий покинул РПЦ, некоторое время я поддерживал сайт в одиночку, но потом закрыл, потому что перестал писать на эти темы. Появление «Ахиллы» — это результат многолетнего осознания того, что проект, откровенно говорящий о жизни РПЦ, должен быть: мне неизвестны другие проекты этого направления, а потребность у людей такая есть.

— На «Ахилле» упоминается разоблачительная книга Марии Кикоть «Исповедь бывшей послушницы», которая вызвала большой резонанс среди православных читателей. Она сыграла какую-то роль в том, что появился ваш ресурс?

— Да, сыграла. Она попалась мне в интернете еще до того, как стала книгой, кто-то перепостил (первоначально «Исповедь» была опубликована в ЖЖ Марии Кикоть. — Ред.). История Маши для многих стала индикатором того, что пора уже открыто говорить о проблемах внутрицерковной жизни, не оглядываясь на «благословение» начальства. И яростная реакция на книгу «Исповедь бывшей послушницы» — яркий пример того, что сказанное в книге задело многие болезненные места.

— Расскажите, пожалуйста, немного о себе. Где вы учились? Почему решили стать священником?

— Я окончил философский факультет Волгоградского госуниверситета, два года работал в школе учителем истории. Священником стал по той же причине, по какой становятся священниками многие горячие неофиты: желал послужить Богу у престола. Рукоположили меня в 2003 году, служил в Волгограде, ушел из священников по собственному желанию в 2015-м по причинам личного характера. Так как я оставил семью и приход, то автоматически последовал запрет в священнослужении. Я подавал прошение на снятие сана, но дальнейшую судьбу этого прошения не знаю — возможно, до сих пор числюсь в запрете.

— Вы говорите, что могли бы уйти из церкви и по идейным причинам. Можете назвать эти идейные причины?

— За годы служения в сане я осознал, что вся система патриархийно-епархиальной жизни построена на двух столпах: власть и деньги. Вокруг этого говорится много громких и красивых слов о духовности, миссии, социальной работе, даже о Боге порой вспоминается, но на деле прихожане воспринимаются в качестве источника дохода для иерархии, поэтому «миссия» в реальности — это увеличение числа потребителей духовных услуг. А священники выполняют функцию менеджеров, от которых требуются строительство храма, нахождение спонсора, регулярные выплаты взносов в епархию и патриархию. Вся система епархиальной жизни формализована, мертва, существует только для галочки, для отчета. Со времени патриаршества Кирилла все только усугубилось. А после 2012 года (после дела Pussy Riot) превращение РПЦ в идеологический придаток государства оформилось окончательно.

— Когда вы осознали, что все не совсем так, как вам казалось, когда вас рукополагали?

— Когда меня рукополагали, я ничего этого не знал, до хиротонии я лишь несколько лет был прихожанином, присутствовал на богослужениях, не видел внутрисистемную жизнь РПЦ, зато воспитывался на прекрасных книгах митрополита Антония Сурожского, Андрея Кураева, протопресвитера Александра Шмемана.

Хотя первые звоночки раздавались и до рукоположения, но я старался их не замечать, был, как говорят, в «неофитском задоре», пылал желанием служить — совершать литургию. Но, уже став священником, я увидел систему изнутри, с каждым годом это знание углублялось и привело к «разрыву шаблона».

Вся система епархиальной жизни формализована, мертва, существует только для галочки, для отчета. Со времени патриаршества Кирилла все только усугубилось.

— Простите, понимаю, что вопрос личный, но не могу его не задать. Являетесь ли вы сейчас прихожанином православной церкви? Вы остались христианином или утратили веру?

— Сейчас я не являюсь прихожанином, в таинствах не участвую, хотя изредка захожу в храм. Я не утратил веру, но взаимоотношения с Богом теперь — наше с Ним личное дело.

— Вы в своем манифесте пишете, что теперь вы — журналист; сотрудничаете ли вы с какими-то другими изданиями или полностью посвящаете себя «Ахилле»?

— Уточню, что «манифест» — это полушутливое название, не надо его воспринимать слишком всерьез: это просто объяснение, рассказ о планах. И журналист я начинающий — я несколько лет был публицистом, а профессию журналиста только примеряю на себя. В данный момент я не сотрудничаю с другими изданиями, но открыт к этому. В православные СМИ дорога мне навсегда заказана, а вот со светскими СМИ вполне возможен контакт. Полностью себя посвятить «Ахилле» пока не могу — приходится зарабатывать на жизнь другими способами.

— Вы в манифесте касаетесь важной проблемы: официальные православные СМИ практически не пишут о реальной ситуации внутри РПЦ, а светские СМИ очень мало понимают в жизни Церкви в принципе. К тому же РПЦ — еще и очень закрытая и непрозрачная структура. Получается, что писать и говорить о Церкви правду ни снаружи, ни изнутри практически невозможно?

— Вы абсолютно верно сформулировали проблему — поэтому в нынешней ситуации писать о реальных проблемах могут или бывшие клирики, которым нечего терять, или служащие клирики, но анонимно. Могут, конечно, миряне, хорошо знающие епархиальную жизнь изнутри, но таких довольно мало. В этом и цель «Ахиллы» — дать площадку тем, кому есть что сказать, но негде.

— Кто вместе с вами делает «Ахиллу»?

— Если не считать авторов, то пока я один: и техническая сторона, и редактура, собственная колонка, поиск авторов — все на мне. Поэтому больше одного, максимум двух материалов в день нет возможности публиковать.

— То есть вы и сайт делали сами?

— Сайт я сделал сам, хостинг сразу шел с предустановленным WordPress, шаблон для дизайна также взят с WordPress. Все остальное дорабатывал, учась по ходу дела. Кстати, доработок еще много, технический специалист, постоянно контролирующий процесс, не помешал бы.

— А вы вообще предполагаете в перспективе если не создать редакцию, то найти каких-то постоянных сотрудников?

— Конечно, предполагаю. Надеюсь развить «Ахиллу» однажды до настоящего СМИ, но пока рано об этом говорить.

— Вы собираете пожертвования на проект. Но для запуска нужен был какой-то первоначальный денежный ресурс?

— Для запуска ресурса понадобилось только оплатить доменное имя и первый месяц хостинга — на это хватило собственных средств. В дальнейшем надеемся на помощь читателей. Мы не помышляем о спонсорах или попечителях — обычно это оборачивается необходимостью учитывать мнение тех, кто дает деньги. Если читатели будут помогать — хорошо, нет — будем работать потихоньку, по мере собственных сил.

— Вы говорите — «мы».

— «Мы» — это я, авторы, друзья проекта и мои друзья — те, кто поддерживает проект и меня словом, советом, сочувствием. Не хочу говорить «я», потому что пытаюсь уйти от понятия, что «Ахилла» — это сугубо мой личный блог. Я надеюсь создать площадку для авторов, сейчас мне приходится часто писать самому, потому что пока авторы только-только начинают собираться.

— Какие-то средства на ваш счет уже поступают?

— Пока самые минимальные, но некоторые читатели подключились, вместе с пожертвованиями присылают трогательные сообщения: «Держись, “Ахилла”!», «Спаси, Господи!»

— Где и как вы находите авторов?

— Ну, я в блогосфере с 2009 года (начинал в ЖЖ), знаю довольно многих людей, и они знают меня — и лично, и как автора: я много лет публиковал свои статьи, выпустил три книги. Так что некоторые авторы находят меня, некоторых — я сам.

— Вы публиковали статьи в церковных СМИ?

— Несколько лет в епархиальной газете, в своем проекте Psevdo.net, на «Русской линии» (до их раскола), на сайте храма Иоанна Предтечи (Москва), на «Правкниге», «Правмире» и других ресурсах.

— А о чем ваши книги?

— Первая книга — «Иллюзии духовной жизни: что мы ищем в вере?» — сборник моих статей, в которых критиковались псевдодуховные книги, статьи и явления церковной жизни. Вторая — «Авва-онлайн. Интернет-записки приходского священника», третья — «Приходская жизнь: радости и искушения». Последние две книги — истории из приходской жизни, которые я записывал регулярно в своем ЖЖ. Все три книги вышли в издательстве «Даниловский благовестник». Две последние до сих пор еще продаются в церковных лавках и интернет-магазинах.

Еще лет десять назад со свободой слова в православных СМИ было чуть лучше, были надежды на некоторые либеральные ресурсы, но потом гайки затянули, всех смелых авторов попросили за дверь по указанию свыше, выдавили в маргиналы.

— Соглашаются ли действующие клирики и прихожане РПЦ писать для вас?

— Пока рано говорить: вышло только полтора десятка материалов, половина из которых — колонки редактора, то есть мои. Но первые авторы уже есть — и анонимные (клирики и миряне). Будут материалы и от клириков под своим именем. Наши авторы так или иначе имели или имеют отношение к РПЦ. Но мне было бы интересно также взаимодействовать и с авторами других христианских направлений, чтобы они рассказывали о своем опыте или об опыте контактов с православием.

— Ваш проект посвящен только церковным и околоцерковным темам?

— Пока в основном церковным, но есть желание в будущем затронуть социальную, культурную темы. Я не хочу, чтобы «Ахиллу» воспринимали только как место, «где ругают РПЦ», поэтому у нас будут материалы и о добром, светлом в Церкви и в мире — обязательно.

— Какие медиа вы сами обычно читаете?

— Обычно я их только бегло просматриваю в поисках информации, читать предпочитаю книги. «Интерфакс-Религию», РИА Новости, «Газету.ру», например. На ту же Кольту иногда заглядываю, на «Медузу».

— А какие-то из православных СМИ?

— Никакие. Самоидентификация «православный» накладывает на СМИ руку Владимира Легойды (председатель Синодального отдела Московского патриархата по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ. — Ред.), необходимость соответствовать политике СИНФО, получать «благословение». Те же православные СМИ, которые выставляют себя в качестве «оппозиционных», чаще всего являются или грубо мракобесными, или ультраправыми. Еще лет десять назад со свободой слова в православных СМИ было чуть лучше, были надежды на некоторые либеральные ресурсы, но потом гайки затянули, всех смелых авторов попросили за дверь по указанию свыше, выдавили в маргиналы; сейчас только в блогах можно найти откровенные высказывания, но и то чаще всего — опять анонимные.

— На какие-то издания вы ориентируетесь в работе над «Ахиллой»?

— Нет, пытаюсь никому не подражать. Я не могу сказать, что хорошо знаю все СМИ, особенно светские.

— Кто ваш читатель, для кого вы пишете?

— Я надеюсь, что читатель «Ахиллы» — это тот, кому не все равно, что происходит в Церкви: неважно, прихожанин ли он, клирик, бывший православный или человек со стороны. Даже атеисты, антиклерикалы в своих претензиях к Церкви — часто грубых и неадекватных — показывают свое неравнодушие: они хотят, чтобы хотя бы Церковь показывала пример правдивости, отсутствия человекоугодничества и лицемерия, соблюдения своих же принципов. Поэтому для нашего читателя вера, религия, христианство, Церковь, честность — не пустой звук, а нечто важное: может быть, больное, отвергаемое или искомое — но важное или хотя бы интересное.

— Вам важно, чтобы читателей становилось больше? Продвигаете ли вы проект каким-то образом?

— Конечно, важно, но, повторюсь, мы на стадии становления. Читателей становится все больше. Продвигаем пока только посредством соцсетей — в первую и главную очередь, через Фейсбук: через страницу «Ахиллы» и перепосты на моей личной странице. Так же в других соцсетях, но там все на начальной стадии. Первый текст из проекта «Исповедь анонимного священника» дал за двое суток 30 тысяч просмотров, сотни перепостов и комментариев.

— Уже сталкивались с реакцией на ваши тексты со стороны официальных представителей РПЦ или православных СМИ?

— Пока нет, но рано или поздно обязательно столкнемся, хотя, возможно, будет предпринята тактика замалчивания, будто «Ахиллы» не существует. Или в той форме, которая уже проявляется в комментариях некоторых адептов «генеральной линии партии»: мол, это «месть обиженных бывших», изгнанных (сразу вспомнятся все грехи редактора и авторов «Ахиллы»), или «заказуха, проплачено». Но без этого никуда. Еще раз стоит прояснить: «Ахилла» — это не мировоззренческий проект, который что-то хочет доказать, «устроить революцию в РПЦ», кого-то очернить или отомстить: это площадка для независимых мнений о жизни внутри Церкви, зарисовки, наброски с натуры, а выводы пусть уже читатели делают сами. У нас мирные цели — просто говорить свободно, не опасаясь оплеух «духовных владык». Но для некоторых откровенное слово страшнее пушек…

— Предположим, все пойдет хорошо, у вас будут материалы о том, что реально происходит в РПЦ. Что это изменит?

— Возможность говорить свободно, свободно думать, не опасаясь окриков сверху, уже будет большим достижением. Задача СМИ — предоставлять информацию, желательно правдивую. А уже изменения зависят от самих людей.

www.colta.ru

Священник Алексей Плужников

Дата рождения: 1978Священническая хиротония: 2003Юрисдикция: Русская Православная Церковь

Священник Алексий Плужников родился в г. Волгограде. Светское образование получил на философском фак-те Волгоградского государственного унив-та, а духовное – в Волгоградском училище.

Сан священника принял в 2003. С 2004-го – настоятель небольшого храма в честь апостолов Петра и Павла г. Волгоград. В 2010 также был назначен настоятелем церкви в честь священномученика  митрополита Серафима (Чичагова) на территории городской больницы №7.

При Волгоградской епархии несет послушание цензора склада духовной литературы.

Отец Алексей – известный церковный писатель, автор многих публикаций и миссионерских статей на страницах интернет-сайтов и книг, например, «Авва-онлайн», «Иллюзии духовной жизни», «Старческая тень».

Еще в университете начал писать критические статьи. За одну из них против декана факультета лишился возможности поступить в аспирантуру. В дальнейшем написал ряд статей, где выступил с критикой т.н. «псевдоправославной литературы» и высказался за необходимость проверки приходов на наличие таковой в церковных лавках.

Регулярно посещает городской реабилитационный центр «Альтернатива», где проводит встречи с людьми, страдающими от алко- и наркозависимости.

batushka.org

Разоблачение Плужникова, редактора «Ахиллы»

«Нет ничего более отвратительного, чем страх внутри Церкви.

Это самое гнусное, самое подлое извращение христианства,

когда люди, верующие вроде бы в одного Христа,

боятся и ненавидят друг друга»

Алексей Плужников в статье «Зачем нужен Ахилла»

Сеанс разоблачения «Ахиллы» и его «редактора» бывшего попа Алексея Плужникова

В сети не так давно появился новый ресурс «Ахилла», сразу привлекший к себе внимание многих тем, что позиционировал себя, как прибежище обиженных РПЦ МП, и вообще недовольных и озабоченных церковными проблемами. Было декларировано, что Ахилла — это свободный ресурс, открытый для всех желающих принять участие невзирая на лица и конфессиональную принадлежность – лишь бы было о православии, злободневно и интересно читать. Авторам была обещана анонимность при условии, что они доверятся редакции, если не хотят открыть свое настоящее имя из опасения расправы и мщения со стороны церковных властей – и редакция, познакомившись с ними лично или заочно, по переписке, ГАРАНТИРУЕТ им анонимность и информационную защиту от притеснителей. Мне показалось, что это такой глоток дуновения свободы, который так необходим в спертом воздухе затхлой атмосферы церковного тоталитаризма – и я решился направить им свой текст, несмотря на имевшиеся сомнения в том, что «редакция» в том ее составе, который был представлен, захочет опубликовать такого автора как я, ненавидимого жидовствующими церковными либералами не меньше, чем черносотинцами за свою принципиально ХРИСТИАНСКУЮ позицию.

Само направление текста основателю Ахиллы Алексею Плужникову сопровождалось небезынтересной перепиской: я опасался непубликации из-за пристрастного отношения и интересовался сроками возможной публикации, а он меня укорял, обвинял в недоверии к его объективности, и утверждал свою незыблемую приверженность к одной лишь только ценности самого текста, невзирая на лица авторов – и наконец убедил меня довериться ему, и написать текст специально для Ахиллы по мотивам и в перекличку с теми публикациями, которые у них уже прошли. Более того, я так поверил в его беспристрастность, что даже устыдился, извинился и попросил у него прощение за свою недоверчивость: мол, обжегшийся на молоке дует и на воду. И получил от него заверения что текст будет поставлен в течение недели. Настроение у меня как-то улучшилось оттого, что не все «либералы» меня бойкотируют, однако – что ж, жду-пожду. И дождался – нате-здрасте, «вам письмо, ах какая радость, развернул, а там…» — привожу его текст: «Здравствуйте, Олег. Сообщаю, что позиция редакции изменилась — Ваши тексты не будут опубликованы. Прошу принять это без обид».

Ну какие обиды, Алексей Плужников, если налицо обстоятельства НЕОДОЛИМОЙ СИЛЫ – позиция «редакции» внезапно изменилась, увы. А что же это БЫЛА за позиция?

pravtoday.ru

Ахилла

Если бы был клуб анонимных оскорбителей верующих, я бы начал свой монолог так: «Добрый день. Я бывший священник РПЦ. И мне страшно жить в современной России».

Репрессии под видом оскорбления чувств верующих после мундиаля резко усилились. Уже пять дел подряд за неделю. И, судя по всему, это только начало.

Дело в том, что я ушел из Церкви достаточно громко. Было больно и тяжело видеть кухню РПЦ изнутри. Никакого давления, никаких внешних причин для ухода не было. Просто однажды я для себя понял, что не хочу иметь ничего общего с этой организацией. Уже позже я окончательно признался себе не только в антиклерикализме, но и в атеизме. Можно попытаться одним предложением описать мое отношение к Богу, хотя, конечно, это будет лишь поверхностно: «Если умирают дети и невинные люди, значит либо вселюбящего Бога не существует, либо Он — подлец».

Конечно, после ухода я был расстроен, я был огорчен, мне хотелось поделиться своими переживаниями. Да, я писал какие-то статьи, размышлял на эту тему, поднимал проблемы РПЦ, которые беспокоили меня. Маленькая группа, созданная мною тогда, «Атеист от Бога» просуществовала года два и потом стала просто не интересна. Подчеркну — информация в группа не несла какой-то агрессии, она создавалась для дискуссии. И дискуссии под постами развивались очень бурные.

Все эти репрессии, оскорбленные верующие — это же внутрихристианская ересь. В Евангелии конкретно написано, что делать, если тебя приглашают в суд. Отдать все, последнюю рубаху, но не судиться с братом. Так что все, кто пишет заявление, «стучит» — это люди, напрямую противоречащие евангельским словам. Осудить эту ересь должен Синод. Но Синод молчит. Молчит патриарх. И вот под это всеобщее преступное молчание Церковь из любящей превращается в карающий орган. Страшно, что вся эта репрессивная машина построена на лжи, на двойных стандартах. С одной стороны, все религиозные лидеры осудили убийство Charlie Hebdo, с другой — поддерживают государство, где уголовные дела заводятся лишь на основании сомнительных карикатур. И там и там репрессии за картинки. Так в чем ключевая разница?

На волне этих возобновившихся репрессий от оскорбленных верующих я заглянул в группу, в которой не был уже года два. И наткнулся на следующую надпись: «Данный материал заблокирован на территории Российской Федерации на основании решения суда (Ленинский районный суд г. Грозного — Чеченская Республика) от 13.03.2018 № 2–483/2018».

Еще раз — группа в 250 человек. Созданная для диалога на религиозные темы. С религиозными людьми. Там почти каждый член группы — личный знакомый. Либо атеист, либо священник, однокашник-семинарист, либо мой бывший прихожанин. Кто-то из этих людей подал жалобу на ресурс. Кто-то, втайне от меня, за спиной, оклеветал меня.

Я был уверен, что окончательно ушел от этой организации, сейчас у меня вполне себе светская работа, семья, любимая дочка. Про РПЦ или христианство я вспоминаю все реже и реже, скорее удивляясь происходящему. Иногда с ностальгией захожу в храм, послушать знакомые песнопения. Я был совершенно уверен, что никогда уже не вернусь в эту тоталитарную среду. Но нет, она догоняет меня, настигает даже в светском обществе.

Мне страшно. Мне страшно, что завтра ко мне вломятся с обыском, отберут компьютер, телефон, заблокируют банковские карточки. Уголовное дело — даже условное — значит, потеря работы. Значит, невозможность полноценно жить и обеспечить свою семью. Мне сломают жизнь, только потому, что я когда-то имел неосторожность связать свою жизнь с РПЦ. Дело ведь не в карикатурах, которые можно удалить. Дело в моем существовании. По этому закону об оскорбленных верующих одно только мое существование, священника-атеиста, оскорбительно. А значит, если эта ересь не будет осуждена главой РПЦ, если государство продолжит репрессии, я обязательно под них попаду. Что бы я ни делал, где бы ни прятался. В современных реалиях «бывший священник» — это почти как «контрреволюционер-вредитель» в 37-м.

Я бывший священник. И мне страшно…

Если вам нравится наша работа — поддержите нас:

Карта Сбербанка: 4276 1600 2495 4340

Или с помощью этой формы, вписав любую сумму:

ahilla.ru


Смотрите также