Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Алигаджи акушинский биография


Али-Гаджи Акушинский: во имя мира

Али-Гаджи Акушинский родился в 1847 году в селении Акуша Даргинского округа в семье Маммы – будуна Акушинской Джума-мечети.

После завершения учёбы в религиозной школе в родном ауле Али-Гаджи обучался у известных в тот период дагестанских учёных-алимов из разных округов Дагестана, благодаря чему овладел несколькими языками и ознакомился со многими произведениями восточной литературы, трудами богословов-теологов. Он имел много мюридов в Буйнакском, Даргинском и Кайтаго-Табасаранском округах, население которых относилось к нему с большим уважением.

Али-Гаджи глубоко и всесторонне знал ислам, исламскую культуру и главные источники религии – Коран, тафсир, хадисы, шариат. Являясь наиболее признанным знатоком шариата, он не был религиозным фанатиком, никогда не выступал против светской культуры и науки. В своих решениях, выступлениях и в практической жизни он отстаивал принципы социальной справедливости и равенства между народами. Али-Гаджи был сторонником решения всех конфликтных ситуаций без кровопролития. С уважением относился к советскому строю, поддерживающему бедноту.

«Акушинский отличался по своим политическим взглядам и убеждениям от религиозных деятелей своего времени, выступая против социального неравенства и несправедливости. Крестьянские массы уважали его, считая, что с глаз его светится ниспосланный Всевышним “нур»”! – говорит о нём профессор философии Магомед Абдуллаев. – Али-Гаджи был в дружбе с Джамалутдином Коркмасовым, Махачём Дахадаевым и являлся одним из организаторов освободительной борьбы народов Дагестана в годы Гражданской войны».

В январе 1918 года на третьем Дагестанском съезде представителей Али-Гаджи Акушинский был избран Шейх-Уль-Исламом Дагестана, однако полтора года спустя был отстранён от обязанностей шейха Бичераховым – ставленником Деникина в Дагестане. Принимая активное участие в подготовке партизанских частей для отпора Бичерахову, со своими мюридами и сторонниками он первым вступил в бой с деникинцами, а затем, как Почётный Председатель Совета обороны Дагестана и Северного Кавказа, возглавил эту борьбу до полного разгрома противника. После разгрома деникинцев 7 февраля 1920 года Али-Гаджи был избран почётным председателем Совета обороны горских трудовых народов Северного Кавказа.

Однако в скором времени пути Акушинского с Советами разошлись. За несогласие с советской властью в вопросах религии и организацию мятежа дети Али-Гаджи Акушинского в 1928 были сосланы в Киргизию. Сам он в силу преклонного возраста не был осуждён.

После ареста сыновей общественный деятель, уважаемый кадий и миротворец Али-Гаджи Акушинский, посвятивший жизнь равенству людей, справедливости и взращиванию духовности, скончался. Ему было 80 лет. Сейчас на месте его захоронения находится зиярат, который посещают тысячи людей со всех концов Дагестана.

Page 2

Али-Гаджи Акушинский родился в 1847 году в селении Акуша Даргинского округа в семье Маммы – будуна Акушинской Джума-мечети.

После завершения учёбы в религиозной школе в родном ауле Али-Гаджи обучался у известных в тот период дагестанских учёных-алимов из разных округов Дагестана, благодаря чему овладел несколькими языками и ознакомился со многими произведениями восточной литературы, трудами богословов-теологов. Он имел много мюридов в Буйнакском, Даргинском и Кайтаго-Табасаранском округах, население которых относилось к нему с большим уважением.

Али-Гаджи глубоко и всесторонне знал ислам, исламскую культуру и главные источники религии – Коран, тафсир, хадисы, шариат. Являясь наиболее признанным знатоком шариата, он не был религиозным фанатиком, никогда не выступал против светской культуры и науки. В своих решениях, выступлениях и в практической жизни он отстаивал принципы социальной справедливости и равенства между народами. Али-Гаджи был сторонником решения всех конфликтных ситуаций без кровопролития. С уважением относился к советскому строю, поддерживающему бедноту.

«Акушинский отличался по своим политическим взглядам и убеждениям от религиозных деятелей своего времени, выступая против социального неравенства и несправедливости. Крестьянские массы уважали его, считая, что с глаз его светится ниспосланный Всевышним “нур»”! – говорит о нём профессор философии Магомед Абдуллаев. – Али-Гаджи был в дружбе с Джамалутдином Коркмасовым, Махачём Дахадаевым и являлся одним из организаторов освободительной борьбы народов Дагестана в годы Гражданской войны».

В январе 1918 года на третьем Дагестанском съезде представителей Али-Гаджи Акушинский был избран Шейх-Уль-Исламом Дагестана, однако полтора года спустя был отстранён от обязанностей шейха Бичераховым – ставленником Деникина в Дагестане. Принимая активное участие в подготовке партизанских частей для отпора Бичерахову, со своими мюридами и сторонниками он первым вступил в бой с деникинцами, а затем, как Почётный Председатель Совета обороны Дагестана и Северного Кавказа, возглавил эту борьбу до полного разгрома противника. После разгрома деникинцев 7 февраля 1920 года Али-Гаджи был избран почётным председателем Совета обороны горских трудовых народов Северного Кавказа.

Однако в скором времени пути Акушинского с Советами разошлись. За несогласие с советской властью в вопросах религии и организацию мятежа дети Али-Гаджи Акушинского в 1928 были сосланы в Киргизию. Сам он в силу преклонного возраста не был осуждён.

После ареста сыновей общественный деятель, уважаемый кадий и миротворец Али-Гаджи Акушинский, посвятивший жизнь равенству людей, справедливости и взращиванию духовности, скончался. Ему было 80 лет. Сейчас на месте его захоронения находится зиярат, который посещают тысячи людей со всех концов Дагестана.

Page 3

Али-Гаджи Акушинский родился в 1847 году в селении Акуша Даргинского округа в семье Маммы – будуна Акушинской Джума-мечети.

После завершения учёбы в религиозной школе в родном ауле Али-Гаджи обучался у известных в тот период дагестанских учёных-алимов из разных округов Дагестана, благодаря чему овладел несколькими языками и ознакомился со многими произведениями восточной литературы, трудами богословов-теологов. Он имел много мюридов в Буйнакском, Даргинском и Кайтаго-Табасаранском округах, население которых относилось к нему с большим уважением.

Али-Гаджи глубоко и всесторонне знал ислам, исламскую культуру и главные источники религии – Коран, тафсир, хадисы, шариат. Являясь наиболее признанным знатоком шариата, он не был религиозным фанатиком, никогда не выступал против светской культуры и науки. В своих решениях, выступлениях и в практической жизни он отстаивал принципы социальной справедливости и равенства между народами. Али-Гаджи был сторонником решения всех конфликтных ситуаций без кровопролития. С уважением относился к советскому строю, поддерживающему бедноту.

«Акушинский отличался по своим политическим взглядам и убеждениям от религиозных деятелей своего времени, выступая против социального неравенства и несправедливости. Крестьянские массы уважали его, считая, что с глаз его светится ниспосланный Всевышним “нур»”! – говорит о нём профессор философии Магомед Абдуллаев. – Али-Гаджи был в дружбе с Джамалутдином Коркмасовым, Махачём Дахадаевым и являлся одним из организаторов освободительной борьбы народов Дагестана в годы Гражданской войны».

В январе 1918 года на третьем Дагестанском съезде представителей Али-Гаджи Акушинский был избран Шейх-Уль-Исламом Дагестана, однако полтора года спустя был отстранён от обязанностей шейха Бичераховым – ставленником Деникина в Дагестане. Принимая активное участие в подготовке партизанских частей для отпора Бичерахову, со своими мюридами и сторонниками он первым вступил в бой с деникинцами, а затем, как Почётный Председатель Совета обороны Дагестана и Северного Кавказа, возглавил эту борьбу до полного разгрома противника. После разгрома деникинцев 7 февраля 1920 года Али-Гаджи был избран почётным председателем Совета обороны горских трудовых народов Северного Кавказа.

Однако в скором времени пути Акушинского с Советами разошлись. За несогласие с советской властью в вопросах религии и организацию мятежа дети Али-Гаджи Акушинского в 1928 были сосланы в Киргизию. Сам он в силу преклонного возраста не был осуждён.

После ареста сыновей общественный деятель, уважаемый кадий и миротворец Али-Гаджи Акушинский, посвятивший жизнь равенству людей, справедливости и взращиванию духовности, скончался. Ему было 80 лет. Сейчас на месте его захоронения находится зиярат, который посещают тысячи людей со всех концов Дагестана.

Page 4

Али-Гаджи Акушинский родился в 1847 году в селении Акуша Даргинского округа в семье Маммы – будуна Акушинской Джума-мечети.

После завершения учёбы в религиозной школе в родном ауле Али-Гаджи обучался у известных в тот период дагестанских учёных-алимов из разных округов Дагестана, благодаря чему овладел несколькими языками и ознакомился со многими произведениями восточной литературы, трудами богословов-теологов. Он имел много мюридов в Буйнакском, Даргинском и Кайтаго-Табасаранском округах, население которых относилось к нему с большим уважением.

Али-Гаджи глубоко и всесторонне знал ислам, исламскую культуру и главные источники религии – Коран, тафсир, хадисы, шариат. Являясь наиболее признанным знатоком шариата, он не был религиозным фанатиком, никогда не выступал против светской культуры и науки. В своих решениях, выступлениях и в практической жизни он отстаивал принципы социальной справедливости и равенства между народами. Али-Гаджи был сторонником решения всех конфликтных ситуаций без кровопролития. С уважением относился к советскому строю, поддерживающему бедноту.

«Акушинский отличался по своим политическим взглядам и убеждениям от религиозных деятелей своего времени, выступая против социального неравенства и несправедливости. Крестьянские массы уважали его, считая, что с глаз его светится ниспосланный Всевышним “нур»”! – говорит о нём профессор философии Магомед Абдуллаев. – Али-Гаджи был в дружбе с Джамалутдином Коркмасовым, Махачём Дахадаевым и являлся одним из организаторов освободительной борьбы народов Дагестана в годы Гражданской войны».

В январе 1918 года на третьем Дагестанском съезде представителей Али-Гаджи Акушинский был избран Шейх-Уль-Исламом Дагестана, однако полтора года спустя был отстранён от обязанностей шейха Бичераховым – ставленником Деникина в Дагестане. Принимая активное участие в подготовке партизанских частей для отпора Бичерахову, со своими мюридами и сторонниками он первым вступил в бой с деникинцами, а затем, как Почётный Председатель Совета обороны Дагестана и Северного Кавказа, возглавил эту борьбу до полного разгрома противника. После разгрома деникинцев 7 февраля 1920 года Али-Гаджи был избран почётным председателем Совета обороны горских трудовых народов Северного Кавказа.

Однако в скором времени пути Акушинского с Советами разошлись. За несогласие с советской властью в вопросах религии и организацию мятежа дети Али-Гаджи Акушинского в 1928 были сосланы в Киргизию. Сам он в силу преклонного возраста не был осуждён.

После ареста сыновей общественный деятель, уважаемый кадий и миротворец Али-Гаджи Акушинский, посвятивший жизнь равенству людей, справедливости и взращиванию духовности, скончался. Ему было 80 лет. Сейчас на месте его захоронения находится зиярат, который посещают тысячи людей со всех концов Дагестана.

Page 5

Али-Гаджи Акушинский родился в 1847 году в селении Акуша Даргинского округа в семье Маммы – будуна Акушинской Джума-мечети.

После завершения учёбы в религиозной школе в родном ауле Али-Гаджи обучался у известных в тот период дагестанских учёных-алимов из разных округов Дагестана, благодаря чему овладел несколькими языками и ознакомился со многими произведениями восточной литературы, трудами богословов-теологов. Он имел много мюридов в Буйнакском, Даргинском и Кайтаго-Табасаранском округах, население которых относилось к нему с большим уважением.

Али-Гаджи глубоко и всесторонне знал ислам, исламскую культуру и главные источники религии – Коран, тафсир, хадисы, шариат. Являясь наиболее признанным знатоком шариата, он не был религиозным фанатиком, никогда не выступал против светской культуры и науки. В своих решениях, выступлениях и в практической жизни он отстаивал принципы социальной справедливости и равенства между народами. Али-Гаджи был сторонником решения всех конфликтных ситуаций без кровопролития. С уважением относился к советскому строю, поддерживающему бедноту.

«Акушинский отличался по своим политическим взглядам и убеждениям от религиозных деятелей своего времени, выступая против социального неравенства и несправедливости. Крестьянские массы уважали его, считая, что с глаз его светится ниспосланный Всевышним “нур»”! – говорит о нём профессор философии Магомед Абдуллаев. – Али-Гаджи был в дружбе с Джамалутдином Коркмасовым, Махачём Дахадаевым и являлся одним из организаторов освободительной борьбы народов Дагестана в годы Гражданской войны».

В январе 1918 года на третьем Дагестанском съезде представителей Али-Гаджи Акушинский был избран Шейх-Уль-Исламом Дагестана, однако полтора года спустя был отстранён от обязанностей шейха Бичераховым – ставленником Деникина в Дагестане. Принимая активное участие в подготовке партизанских частей для отпора Бичерахову, со своими мюридами и сторонниками он первым вступил в бой с деникинцами, а затем, как Почётный Председатель Совета обороны Дагестана и Северного Кавказа, возглавил эту борьбу до полного разгрома противника. После разгрома деникинцев 7 февраля 1920 года Али-Гаджи был избран почётным председателем Совета обороны горских трудовых народов Северного Кавказа.

Однако в скором времени пути Акушинского с Советами разошлись. За несогласие с советской властью в вопросах религии и организацию мятежа дети Али-Гаджи Акушинского в 1928 были сосланы в Киргизию. Сам он в силу преклонного возраста не был осуждён.

После ареста сыновей общественный деятель, уважаемый кадий и миротворец Али-Гаджи Акушинский, посвятивший жизнь равенству людей, справедливости и взращиванию духовности, скончался. Ему было 80 лет. Сейчас на месте его захоронения находится зиярат, который посещают тысячи людей со всех концов Дагестана.

Page 6

Али-Гаджи Акушинский родился в 1847 году в селении Акуша Даргинского округа в семье Маммы – будуна Акушинской Джума-мечети.

После завершения учёбы в религиозной школе в родном ауле Али-Гаджи обучался у известных в тот период дагестанских учёных-алимов из разных округов Дагестана, благодаря чему овладел несколькими языками и ознакомился со многими произведениями восточной литературы, трудами богословов-теологов. Он имел много мюридов в Буйнакском, Даргинском и Кайтаго-Табасаранском округах, население которых относилось к нему с большим уважением.

Али-Гаджи глубоко и всесторонне знал ислам, исламскую культуру и главные источники религии – Коран, тафсир, хадисы, шариат. Являясь наиболее признанным знатоком шариата, он не был религиозным фанатиком, никогда не выступал против светской культуры и науки. В своих решениях, выступлениях и в практической жизни он отстаивал принципы социальной справедливости и равенства между народами. Али-Гаджи был сторонником решения всех конфликтных ситуаций без кровопролития. С уважением относился к советскому строю, поддерживающему бедноту.

«Акушинский отличался по своим политическим взглядам и убеждениям от религиозных деятелей своего времени, выступая против социального неравенства и несправедливости. Крестьянские массы уважали его, считая, что с глаз его светится ниспосланный Всевышним “нур»”! – говорит о нём профессор философии Магомед Абдуллаев. – Али-Гаджи был в дружбе с Джамалутдином Коркмасовым, Махачём Дахадаевым и являлся одним из организаторов освободительной борьбы народов Дагестана в годы Гражданской войны».

В январе 1918 года на третьем Дагестанском съезде представителей Али-Гаджи Акушинский был избран Шейх-Уль-Исламом Дагестана, однако полтора года спустя был отстранён от обязанностей шейха Бичераховым – ставленником Деникина в Дагестане. Принимая активное участие в подготовке партизанских частей для отпора Бичерахову, со своими мюридами и сторонниками он первым вступил в бой с деникинцами, а затем, как Почётный Председатель Совета обороны Дагестана и Северного Кавказа, возглавил эту борьбу до полного разгрома противника. После разгрома деникинцев 7 февраля 1920 года Али-Гаджи был избран почётным председателем Совета обороны горских трудовых народов Северного Кавказа.

Однако в скором времени пути Акушинского с Советами разошлись. За несогласие с советской властью в вопросах религии и организацию мятежа дети Али-Гаджи Акушинского в 1928 были сосланы в Киргизию. Сам он в силу преклонного возраста не был осуждён.

После ареста сыновей общественный деятель, уважаемый кадий и миротворец Али-Гаджи Акушинский, посвятивший жизнь равенству людей, справедливости и взращиванию духовности, скончался. Ему было 80 лет. Сейчас на месте его захоронения находится зиярат, который посещают тысячи людей со всех концов Дагестана.

Page 7

Али-Гаджи Акушинский родился в 1847 году в селении Акуша Даргинского округа в семье Маммы – будуна Акушинской Джума-мечети.

После завершения учёбы в религиозной школе в родном ауле Али-Гаджи обучался у известных в тот период дагестанских учёных-алимов из разных округов Дагестана, благодаря чему овладел несколькими языками и ознакомился со многими произведениями восточной литературы, трудами богословов-теологов. Он имел много мюридов в Буйнакском, Даргинском и Кайтаго-Табасаранском округах, население которых относилось к нему с большим уважением.

Али-Гаджи глубоко и всесторонне знал ислам, исламскую культуру и главные источники религии – Коран, тафсир, хадисы, шариат. Являясь наиболее признанным знатоком шариата, он не был религиозным фанатиком, никогда не выступал против светской культуры и науки. В своих решениях, выступлениях и в практической жизни он отстаивал принципы социальной справедливости и равенства между народами. Али-Гаджи был сторонником решения всех конфликтных ситуаций без кровопролития. С уважением относился к советскому строю, поддерживающему бедноту.

«Акушинский отличался по своим политическим взглядам и убеждениям от религиозных деятелей своего времени, выступая против социального неравенства и несправедливости. Крестьянские массы уважали его, считая, что с глаз его светится ниспосланный Всевышним “нур»”! – говорит о нём профессор философии Магомед Абдуллаев. – Али-Гаджи был в дружбе с Джамалутдином Коркмасовым, Махачём Дахадаевым и являлся одним из организаторов освободительной борьбы народов Дагестана в годы Гражданской войны».

В январе 1918 года на третьем Дагестанском съезде представителей Али-Гаджи Акушинский был избран Шейх-Уль-Исламом Дагестана, однако полтора года спустя был отстранён от обязанностей шейха Бичераховым – ставленником Деникина в Дагестане. Принимая активное участие в подготовке партизанских частей для отпора Бичерахову, со своими мюридами и сторонниками он первым вступил в бой с деникинцами, а затем, как Почётный Председатель Совета обороны Дагестана и Северного Кавказа, возглавил эту борьбу до полного разгрома противника. После разгрома деникинцев 7 февраля 1920 года Али-Гаджи был избран почётным председателем Совета обороны горских трудовых народов Северного Кавказа.

Однако в скором времени пути Акушинского с Советами разошлись. За несогласие с советской властью в вопросах религии и организацию мятежа дети Али-Гаджи Акушинского в 1928 были сосланы в Киргизию. Сам он в силу преклонного возраста не был осуждён.

После ареста сыновей общественный деятель, уважаемый кадий и миротворец Али-Гаджи Акушинский, посвятивший жизнь равенству людей, справедливости и взращиванию духовности, скончался. Ему было 80 лет. Сейчас на месте его захоронения находится зиярат, который посещают тысячи людей со всех концов Дагестана.

chernovik.net

Страницы жизни Али-Хаджи Акушинского

Известно, что Дагестан являлся старинным очагом арабо-мусульманской культуры. Многие представители духовенства были известными на весь мир арабистами. Со всех концов России, Кавказа, Турции и Персии к ним съезжались сотни и тысячи учеников. Их окружал ореол глубокой учености, достигаемой только многолетними трудами, изучением богословских и светских наук. К таким духовным авторитетам Дагестана первой четверти XX века относится и шейх Али-Хаджи из Акуша, жизнь и деятельность которого изучена еще недостаточно. Данная статья написана на основе архивных документов (часть из которых публикуется впервые), следственных материалов 1928-1930 гг., а также воспоминаний современников и членов семьи Али-Хаджи.

Родился Али-Хаджи в 1847 г. в семье акушинского будуна. С детства он учился у авторитетных и образованных арабистов: акушинского кадия Гаджила Али; устаза Ильяса Цудахарского. Как и его учителя, Али-Хаджи принадлежал к суфийскому братству накшбандия. После получения всестороннего религиозного образования он становится акушинским кадием. Острый ум, уравновешенный характер Али-Хаджи, его мудрость и дальновидность как религиозного и общественного деятеля, мыслителя снискали ему огромное уважение среди различных слоев населения Дагестана и далеко за его пределами. Даже царские чиновники признавали огромный авторитет шейха Али-Хаджи среди горцев. В конфиденциальном докладе от 19 января 1917 года начальнику Бакинского губернского жандармского управления говорилось, что самыми влиятельными и популярными деятелями мусульманского движения в Дагестане, способными помочь в разрешении противостояния между горцами и царскими властями, являются Нажмутдин Гоцинский и мулла Али-Хаджи из Акуша. Отмечалось, что к их голосу прислушивается весь Дагестан и от их решения, главным образом, зависит то или иное направление политических воззрений местных мусульман (ЦГА РД. Ф.р-6. Оп.2. Д.26.Л.72о6.).

Как и было положено шейхам суфийского течения, Али-Хаджи набирал себе мюридов. По некоторым данным, к 1917 году у него было несколько тысяч мюридов в основном из Даргинского, Темир-Хан-Шуринского, Кайтаго-Табасаранского, Казикумухского округов. Отдельные мюриды имелись и в других округах Дагестана.

Свержение самодержавия в России шейх воспринял с удовлетворением. При получении известия об этом он собрал своих сторонников в мечети и, описав политическое положение в стране, призвал их следовать законам шариата и хурията (свободы). Он искренне верил, что большевики будут строить социально справедливое общество, где мусульмане смогут жить по законам шариата.

В письме к Али-Хаджи Махач Дахадаев убеждает его в том, что большевики не собираются изымать собственность людей, вакуфные земли и делить их поровну. Социалист признает необходимым отобрать хоромы и земли беков и прочих богачей, вернуть их населению. Если же шариат запрещает изъятие земель у богачей, Дахадаев предлагает выкупить их населению. «Моей целью является, — пишет он, — оказать пользу вам, всем людям и мусульманам: добиваться от них добра и справедливости. Я не из тех, которые отрицают шариат и ислам. Мы не воспрещаем людям шариат… Враги и смутьяны клевещут на меня… В настоящее время богачи стараются сохранить свои земли и оскорбляют факиров и мискинов. Помочь им является обязанностью алимов. Поэтому мы просим вас, чтобы разъяснили вашим алимам и окружению то, о чем я писал. С приветом и молитвою завершаю. Ваш брат Махач Дахадаев. 18 февраля 1918 г.» (ЦГАРД. Ф. р-75.0п.З. Д.255. Л.140-141).

О том, что большевики не собираются вмешиваться в религиозные дела и не будут дагестанцам мешать жить по шариату, заявляли ему также Д. Коркмасов и Н. Самурский на съезде представителей дагестанских народов, где была провозглашена автономия Дагестана, об этом заявил и Наркомнац Советской России И.Сталин 13 ноября 1920 г. И хотя Али-Хаджи мало интересовала политика и главным для него было служение исламу и утверждению шариата среди мусульман, волею судьбы и бурных событий того временной оказался втянутым в самую гущу политической жизни Дагестана.

Али-Хаджи считал, что в сложившейся социально-экономической и общественно-политической обстановке выход могут найти только сторонники социалистического выбора и называл их борцами за хурият. Его привлекали идеи о справедливом обществе, идеи равенства и братства. Сам Али-Хаджи не был состоятельным человеком и занимался активным крестьянским трудом, пока позволяло здоровье.

Открытая поддержка большевиков выразилась в его обращении к дагестанскому народу 14 мая 1918 г., где шейх излагал свою точку зрения. Призывая дагестанцев поддержать большевиков, шейх оправдывал свою позицию тем, что вся Россия подчинилась им. В результате Али-Хаджи подвергся осуждению не только со стороны духовенства, но и части дагестанского общества, не принявшей идей большевиков как противоречащих исламским ценностям и шариату.

Весной 1918 г. в Дагестане сложилось тяжелое положение, которое советские историки впоследствии определили как начало гражданской войны. Около 1600 человек погибло в ходе боев между горскими вооруженными формированиями, возглавляемыми Нажмутдином Гоцинским, и большевиками. Для обсуждения создавшегося положения в августе 1918 г. горское правительство созвало заседание, куда были приглашены Н. Гоцинский, официальный глава Духовного управления мусульман Северного Кавказа, и Али-Хаджи, ранее провозглашенный шейх-уль-исламом Дагестана. Революция поставила их по разные стороны баррикад, и до конца жизни они оставались непримиримыми противниками. Н. Гоцинский изложил свою позицию и призвал правительство положить конец распространению большевизма в Дагестане и выдворить формирования большевиков. Али-Хаджи же обвинил Гоцинского в смерти 1600 человек. «Прежде чем воевать с большевиками, — заявил далее шейх, — ты должен был путем переговоров выяснить цели, задачи их прибытия. И если они не идут против ислама и шариата, не следовало вести с ними войну» (Архивные материалы УФСБ РД. Ф.Уг.сл.дел. Д.06599.1.2. Л.96). В ходе вышеупомянутых боев шейху несколько раз пришлось выступать в роли примирителя.

Одним из интересных феноменов революции на Северном Кавказе и в Дагестане является отчетливо проявляющаяся в критические моменты у горцев тенденция к совместному решению своей судьбы через создание единой государственности — сначала «Союза объединенных горцев Северного Кавказа и Дагестана» (1917-1918 гг.), а позже Горской Республики (1918-1920 гг.). Создание Горской Республики было принято шейхом с удовлетворением. Вопреки бытовавшему в советской историографии ложному тезису о фанатичности Али-Хаджи он выступал за республиканскую форму правления.

Когда в 1919 г. Добровольческая армия Деникина вторглась в пределы Горской Республики, одними из первых откликнулись шейхи Али-Хаджи и Узун-Хаджи. Они же 8 апреля того же года выступали в парламенте республики с призывом объединения усилий против деникинцев. А. Тахо-Годи пишет, что шейхи начали формировать войска в горах для оказания помощи единоверцам и даже составили план освобождения территории Горской Республики от деникинцев (Тахо-Годи А. «На путях ик независимости». Махачкала, 1930. С.37.). Если в событиях 1918 г. они оказались противниками, то перед угрозой деникинщины весной и летом 1919 г. смогли легко договориться.

В бурном и нестабильном мае 1919 г. после отставки правительства П. Коцева власть в Дагестане принимает генерал Микаил Халилов, которого впоследствии Деникин утверждает Временным правителем области. Халилов понимал, что дагестанское общество раскололось на два лагеря — сторонников и противников большевиков. Выступая перед представителями округов Дагестана 20 июля 1919 г., Халилов заявил: «Приняв на себя управление краем и сознавая, что я один не в силах справиться с возложенной на меня задачей, стал подыскивать себе помощника, лицо наиболее влиятельное в Дагестане. Такого помощника я нашел в лице шейха Али-Хаджи Акушинского, который имел сильное влияние и среди большевистской части и мусульманского населения. Я приложил все усилия, чтобы добиться согласия Али-Хаджи занять пост шейх-уль-ислама…» (ЦГА РД. Ф.р-175. ОП.3 Д.241. Л.162).

Заметим, что на должность шейх-уль-ислама в мае 1919 г. были выдвинуты 3 кандидатуры — И. Гоцинского, Узун-Хаджи и Али-Хаджи. Большинство депутатов проголосовало за шейха Али-Хаджи. Сам отказывался под предлогом, что стар и глух, и предлагал на эту должность Узун-Хаджи (Рук. фонд ИИАЭ ДНЦ РАН. Ф.2/Оп.1. Д.287. л.18).

Став руководителем Ведомства шариатских дел, Али-Хаджи пытался вызволить из тюрьмы У. Буйнакского и других членов подпольного обкома большевиков, арестованных 13 мая 1919 г., но не смог. Этот факт был впоследствии использован органами ОГПУ против шейха во время следствия в 1929-1930 гг.

Как большую трагедию воспринял Али-Хаджи вторжение деникинцев в Дагестан. Попытка восстановления старых царских порядков и введения белогвардейских формирований получила широкий отпор по всему Дагестану. Антиденикинское движение развернулось под идеей защиты ислама и шариата от «гяуров», за независимость Дагестана. Идейными и духовными вдохновителями горцев, руководителями антиденикинских выступлений всех политических сил в Дагестане и Чечне признаны шейхи Али-Хаджи и Узун-Хаджи.

В конце мая 1919 г. шейх-уль-ислам Али-Хаджи объявил мобилизацию в повстанческую армию. К сентябрю эта армия включала 12 тысяч пеших и 300 конных аскеров. Одновременно шейхом были посланы генералу Халилову письма с упреками за его проденикинскую позицию. В июне-июле 1919 г. им также были предъявлены несколько ультиматумов командованию Добровольческой армии. Условия ультиматума включали требования вывода войск из Дагестана. В случае невыполнения требований ответственность за последствия возлагалась на командование Добровольческой армии.

Дагестанские повстанцы провели ряд успешных сражений с деникинцами. К ним мы относим Дженгутайское, Ая-Какинское и Салтинское.

Антиденикинские выступления Али-Хаджи были квалифицированы временным правителем Дагестанской области Халиловым как «преступные», и он был лишен звания шейх-уль-ислама. Но во всех источниках 1919 г. Али-Хаджи продолжают называть шейх-уль-исламом, что говорит о прочной репутации духовного главы в широких общественных кругах.

Сохранилось немало писем и обращений шейха к различным слоям населения, где он призывает отстаивать шариат и ислам, бороться во имя независимости Дагестана. Характерно, что борьбу против казаков Али-Хаджи связывает с подвигами имама

Шамиля, совершенными во имя независимости Дагестана. Свои воззвания к дагестанскому народу и к мусульманам он подкрепляет множеством изречений из Корана и других авторитетных мусульманских священнописаний.

В объединении усилий всех антиденикинских сил огромное значение имел Совет обороны Северного Кавказа и Дагестана как общедемократического правительства, созданного на основе коалиции духовенства, деятелей Горского Меджлиса и большевиков. 19 октября 1919 г. на организационном заседании Совета председателем был избран шейх-уль-ислам Северного Кавказа и Дагестана Али-Хаджи Акушинский. Все переговоры с другими государствами шли через Али-Хаджи. Документы подтверждают переговоры с правительствами Азербайджана и Грузии, которые велись от его имени, о поставках вооружения повстанцам. Он назначал и смещал главнокомандующих повстанческой армии. На этой должности были также и турецкие офицеры Кязим-бей и Нури-паша. Но их попытки нарушить союз Али-Хаджи с большевиками не увенчались успехом. «Турки считали виновником разъединения дагестанцев Али-Хаджи Акушинского. Если бы Али-Хаджи стал на их (антибольшевиков. — И.С.) сторону, то все последователи и весь Дагестан перешел бы на их сторону. Турецкий офицер Тахсу-бей лично ездил к нему и двое суток уговаривал его присоединиться к ним и отговаривал от союза с революционерами…» (ЦГА РД. Ф.р-175.Оп.З. Д.252. Л.8). Мы предполагаем, что эти воспоминания принадлежат Али-кади Кумухскому и речь идет о событиях 1918-1921 годов.

Проводя огромную работу по мобилизации антиденикинских сил в Дагестане, шейх-уль-ислам верил в благие намерения большевиков по установлению социально справедливого общества, но введение частей Красной Армии в Дагестан нередко сопровождалось грабежами и насилиями, что подтверждается десятками архивных документов. В связи с этим Али-Хаджи сделал несколько запросов руководству Дагестана. 4 апреля 1920 г. Совет обороны обсуждал заявление шейх-уль-ислама по поводу насилий, совершаемых частями Красной Армии, а 20 апреля Д. Коркмасов в ответном письме подтверждает имеющиеся факты грабежей. Он пишет, что из центра получены 30 млн. рублей на расходы, а 5 млн. рублей получены на «уплату народу за ограбленное красными аскерами имущество…» (ЦГА РД. Ф.р-175. Оп.5. Д.4. Л.25-26). По настоянию Али-Хаджи была создана следственная комиссия по расследованию бесчинств и грабежей частей II Красной Армии, расквартированных в разных округах Дагестана.

Отдельные недовольства дагестанцев к сентябрю 1920 г. вылились в крупное антибольшевистское восстание. Оно вспыхнуло сначала в Гунибском и Андийском округах, а затем перекинулось в Аварский, Даргинский, Кази-Кумухский, Самурский, Хасавюртовские округа и соседнюю Чечню. Во время восстания 1920-1921 гг. Али-Хаджи привлекается большевиками для локализации очагов. По просьбе местного руководства 20 сентября 1920 г. шейх обратился к мусульманам Аварского, Гунибского, Андийского округов с предложением о прекращении сопротивления Советской власти. Свою позицию он обосновывает тем, что у власти стоят сторонники бедноты и что имеющиеся недоразумения можно решить мирно.

Отметим, что не послушавшись его увещеваний, сильное сопротивление оказали хаджалмахинцы, куппинцы, санамахинцы и убекимахинцы. Участие в антибольшевистском восстании приняли также отдельные жители из аулов Сюргинского участка Даргинского округа. Впоследствии аул Хаджалмахи (как и после подавления восстания 1877 г.) подвергся разорению. Такая же участь постигла аулы Геничутль, Ашильта, Гимры, Игали и т. д.

Н. Самурский, направленный в горы для подавления восстания, постоянно советовался с шейх-уль-исламом. Он использовал Али-Хаджи и для мобилизации партизан в Красную Армию.

Имеются данные и о попытке использования шейха противной стороной. Информированный о переговорах делегации Н. Гоцинского (руководителя восстания) с шейх-уль-исламом 16 октября 1920 г. Н. Самурский уговаривает последнего помогать «беднякам и Советской власти», а не Гоцинскому (ЦГА РД. Ф.8. Оп.1 .Д.1.Л.15-16).

Как главе Ведомства шариатских дел шейху приходилось разбирать различные спорные вопросы. Ему жаловались на местных кадиев, органов власти и т.д. Так, в одном документе куппинец Хаджи-Мурат просит помощи разобраться с «притеснителем Ризваном, который не хочет вернуть 20 овец… Левашинcкий кадий и улемы судят несправедливо… Прикажи, отец мой, кадиям судить по шариату, по справедливости и по правде…» (ЦГА РД. Ф.р-175. Оп.З. Д.255. Л.52-53). Бывало и так, что сами органы власти жаловались на кадиев. Так, начальник Управления внутренних дел Даргинского округа Рабадан Нуров 12 июня 1922 гг. обращается с письмом к Али-Хаджи: «Как бы мы ни старались в наших даргинских аулах охранять шариат и алимов, мы не можем достичь этого. Акушинские кадии Гаджий Касым и Гаджий Омар считают шариат утратившим свое значение. Мы долго ожидали и надеялись, что вы избавите факиров и мискинов от притеснений, но наши надежды не оправдались. И сейчас продолжается голод и притеснения, поэтому вынуждены жаловаться вам, требуя отстранить их (притеснителей. — И.О.) от службы и поставить на их место мусульман, уважающих шариат и ислам../ (ЦГА РД. Ф.р-175. Оп 3 Д.253. Л. 125).

Шейху нередко приходилось обращаться в органы власти, защищая интересы неимущих. Так, 4 августа 1920 г. он категорически требует от Даргинского ревкома проявлять заботу о бедных: «Вы обязаны очистить дорогу приносящим нашим мискинам и факирам керосин по дешевой цене. Некрасиво притеснять их и отбирать имущество у них…» (ЦГА РД. Ф.р-175. Оп.З. Д.255. Л.32).

Различные источники подтверждают, что большевики использовали шейх-уль-ислама в целях упрочения своей власти и проведения советских мероприятий вплоть до 1928 года. А затем начинается следствие по делу о «контрреволюционной деятельности» шейха Али-Хаджи и его группы. Аресты начались с дальних его приверженцев. Как показывают следственные материалы, Али-Хаджи обращался к руководителям Дагестана с просьбой не привлекать их к ответственности из-за ложных и необоснованных обвинений. Сам он лежал парализованный, вплоть до своей смерти в 1930 году. Вскоре была арестована его семья и выслана в Киргизию. Богатую библиотеку шейха сожгли, а дом использовали как складское помещение. Обвинительная записка по следственному делу №1311 от 7 октября 1929 г. по обвинению Магомеда Акушинского по ст.58.п.2. УК РСФСР гласит: «Расстрелять. Приговор в исполнение не приводить до особого распоряжения». Данный приговор был пересмотрен, и сын шейха сослан на 10 лет в концлагерь.

Из протокола допроса 31 января 1929 г. Магомеда-Хаджи Аршимахинского, имеющего высшее арабское образование и шесть раз посетившего Мекку: «Перед смертью устаз Ильяс Цудахарский позвал меня к себе и сказал, что мне нужно продолжить учебу у Али-Хаджи Акушинского. Он также сказал, что после его смерти шейхом станет Али-Хаджи, последователь устаза. Шейх Али-Хаджи один из великих людей. Насколько он велик и пользуется авторитетом и уважением духовного круга не только у Дагестана, но и далеко за его пределами, характеризует следующий факт… По приглашению Шарафутдина (Шарафутдин Кикунинский — один из авторитетных алимов дагестанской диаспоры в Турции. — И.С.) мы поехали в Константинополь. По прибытии шейх Шарафутдин организовал встречу и высказал свою радость тому, что в Дагестане есть такой великий шейх, который поучает народ жить по вере. В знак уважения и покорности Шарафутдин поцеловал ноги и руки гостя..» (Архивные материалы УФСБ РД. Ф.уг.сл.дел. Д.06599. Т.2. Л. 148)

Из показаний Магомеда Акушинского следствию: «Отец мой, хотя шейх и религиозный фанатик, но с коммунистами и Советской властью всегда шел нога в ногу. Цели и Задачи моего отца такие же, как у коммунистов — довести народ до рая. Только отец, как святой, идет одной дорогой, а коммунисты идут к этому другой дорогой… Отец мой проливал кровь за Советскую власть и врагом ее никогда не был. Он всегда поучал народ жить по вере, по шариату и соблюдать все обычаи и адаты, а Советская власть этого не любит. Он никогда не поучал народ идти против Советской власти» (Там же. Л.89).

В 1989 году решением Президиума Верховного Суда ДАССР шейх Али-Хаджи и его близкое окружение были реабилитированы.

Хроника событий, связанных с жизнедеятельностью А.-Х.Акушинского

1847 — 1930 гг. Годы жизни Али-Хаджи.

1880 г. Умер первый учитель Али-Хаджи Гаджила-Али.

Ок. 1880 — 1900 гг. Учеба у устаза Ильяса Цудахарского.

Ок. 1901 г. Поручение устаза Ильяса Цудахарского Али-Хаджи наставлять мусульман на путь тариката, принятие шейхства.

Ок. 1909 г. Поездка Али-Хаджи в Константинополь по приглашению Шарафутдина Кикунинского.

14 февраля 1917 г. Приказ начальника Бакинского жандармского управления начальнику Акушинского участка Даргинского округа предоставить точные данные о политической благонадежности шейха.

Март 1917 г. Выступление Али-Хаджи в Акушинской джума-мечети с поддержкой Февральской революции в России и проповедь в пользу шариата и хурията.

2 августа 1917 г. Выступление Али-Хаджи на съезде алимов Дагестана о необходимости обучения детей на арабском языке.

18 января 1918 г. Провозглашение Али-Хаджи шейх-уль-исламом Дагестана на многотысячном митинге в Темир-Хан-Шуре.

Май 1918 г. Выступление Али-Хаджи маслаатчиком-примирителем противоборствующих сил Красной Армии и горских вооруженных сил Н.Гоцин-ского и Узун-Хаджи Салтинского. Спасение аулов Хаджалмахи, Куппа, Салта, Гергебиль от разрушения частями Красной Армии за оказание сопротивления.

14 мая 1919 г. Выборы горским парламентом А.-Х.Акушинского шейх-уль-исламом Северного Кавказа и Дагестана на альтернативной основе.

Июнь 1919 г. Начало антиденикинского движения в Дагестане под руководством Али-Хаджи.

19 октября 1919 г. — 11 апреля 1920 г. Выборы Али-Хаджи Председателем Совета обороны Северного Кавказа и Дагестана и его деятельность на этом посту.

1920 — 1927 гг. Деятельность шейх-уль-ислама на посту руководителя Дагестанского областного шариатского суда (Ведомства шариатских дел).

3 апреля 1923 г. Обращение Председателя Дагестанского ЦИК М.Далгата к Али-Хаджи с просьбой помочь мобилизовать население на строительство канала им. Октябрьской революции.

1928 — 1930 гг. Следствие по делу «контрреволюционной группы, возглавлявшейся шейхом А.-Х.Акушинским».

welcomedagestan.ru

Али-Хаджи Акушинский - это... Что такое Али-Хаджи Акушинский?

Али-Хаджи Акушинский — видный богослов, выдающийся общественно-политический деятель и духовный лидер Дагестана начала ХХ-го века, ученый-арабист, дипломат и миротворец.

Детство и юность

Родился в 1847 году в сел. Акуша Даргинского округа (ныне Акушинский район Республики Дагестан), даргинец по национальности. Его отец Мамма работал будуном Акушинской Джума-мечети. После завершения учебы в религиозной школе в сел. Акуша Али-Хаджи обучался у известных в тот период дагестанских ученых-алимов: Хаджила-Али из Акуша, Абдурахмана, сына Мухаммеда из Какашуры, Ибрагима из Анди, устаза Ильяса из Аметерка. Благодаря учебе у известных алимов различных национальностей Дагестана, Али-Хаджи овладел аварским, арабским и кумыкскими языками, ознакомился со многими произведениями восточной литературы, основополагающими трудами крупных ученых-теологов. Занимался изучением канонов ислама, совершенствованием знаний в различных областях науки. Имел очень много мюридов в Буйнакском, Даргинском и Кайтаго-Табасаранском округах, население которых относилось к нему с большим уважением.

Личность Али-Хаджи

Али-Хаджи глубоко и всесторонне знал ислам и исламскую культуру, их главные источники — Коран, тафсир, хадисы, шариат. Являясь наиболее признанным знатоком шариата, он не был религиозным фанатиком, никогда не выступал против светской культуры и науки. В своих решениях, в выступлениях и в практической жизни он отстаивал принципы социальной справедливости и равенства между народами. Али-Хаджи был сторонником решения всех конфликтных ситуаций без кровопролития. С уважением относился к советскому строю, поддерживающему бедноту, но резко отрицательно относился к большевистской идеологии за то, что она отрицала религию, не любил людей, которые не молились. Основной целью своей политической платформы Али-Хаджи Акушинский ставил сохранение религиозных основ общежития горцев на базе общности «единоверной, неделимой мусульманской нации».

Общественная деятельность

В 1890 году по рекомендации имама Акушинской Джума-мечети Али — Хаджи, которому в ту пору исполнилось 43 года, был назначен его преемником. Али — Хаджи прекрасно знал Коран, и его толкования, поэтому его авторитет был очень высок, не только среди духовенства Даргинского округа, и всего Дагестана, но и в других регионах Северного Кавказа. В том же году он совершил Хадж к мусульманским святыням, после чего получил право носить зеленую чалму, а к своему имени добавил титул Хаджи (почетный титул мусульманина, совершившего хадж — паломничество в Мекку). И религиозные деятели, и простые люди часто обращались к нему с просьбой сказать свое мнение по поводу спорных и конфликтных вопросов. За советом к нему приезжали люди со всех концов Дагестана.

Оценки современников

Алибек Тахо-Годи: «Али-Хаджи Акушинский один из популярных в горах шейхов, наиболее почитаемый за свою седину, смирение и ученость, в лице которого, по словам горцев, светился „нур“ (свет)».

Нажмутдин Самурский: «В нем весьма счастливо сочетались качества восточного дипломата с признаками высокообразованного и умного от природы человека… Как хитрый дипломат и умный политик Али-Хаджи Акушинский проявлял некоторые нюансы в своей политической платформе, в зависимости от общего положения в стране».

1917—1920 годы

В активную общественно-политическую жизнь Дагестана Али-Хаджи Акушинский включился после Февральской революции в России. Поддерживая Февральскую, а затем и Октябрьскую революции, свержение царя и царизма, он верил в торжество идеалов демократии, свободы и равенства людей, прекращения преследования инакомыслия. Вместе с тем он желал сохранения и упрочения устоев мусульманского духовенства, особенно законов шариата, так как в тех исторических условиях, общественные процессы в Дагестане решались зачастую с позиции шариата. Он отрицательно относился к органу Временного правительства в Дагестане, и к мятежу Гоцинского, стремящемуся к сохранению прежних устоев.

В январе 1918 года, на третьем Дагестанском съезде представителей, Али-Хаджи Акушинский был избран Шейх-Уль-Исламом Дагестана.

В 1919 году началось антиденикинское восстание в Дагестане. Одним из инициаторов этого восстания являлся Али-Хаджи Акушинский. В центре Даргинского округа в сел. Леваши находился штаб по руководству восстанием. В штабе наряду с представителями большевиков работали представители мусульманского духовенства, и в их числе Ал-Хаджи Акушинский. Младший его сын Ильяс возглавил один из конных партизанских отрядов.

В письме к командующему частей Добровольческой армии Деникину он писал: «Дагестанский народ не приглашал частей Добровольческой армии в пределы своей территории. Он не давал им никакого повода к вторжению и ко всем агрессивным действиям. Дагестанский народ не находит не только никакого объяснения к насилованию его воли и священного для него шариата частями Добровольческой армии. Дагестан, состоящий из трудовых элементов — рабочих и земледельцев, тяготеющих экономически к России, не открывал никакого фронта против Российской государственности. … Дагестанский народ не признает никакого права за Добровольческой армией, навязывать Дагестану свою волю в вопросе о форме общегосударственного управления… Дагестан признает полное право управлять собой, и своими делами, согласно своему быту и священному шариату, впредь до установления общегосударственной формы управления в России». Далее в письме Али-Хаджи Акушинский в ультимативной форме потребовал от А. И. Деникина очистить Дагестан от частей Добровольческой армии[1].

15 июля 1919 года называвший себя «Правителем Дагестана» ставленник А. И. Денинкина генерал-майор Минкаил Халилов обвинил Али-Хаджи Акушинского в отходе от ислама и шариата и лишил его звания Шейх-Уль-Ислама, когда тот стал сотрудничать с большевиками в совместной борьбе против Добровольческой армии Деникина[2]. Своим приказом, от 15 июля 1919 года, генерал Халилов М., временно, до созыва Нового Всенародного Съезда, назначил Шейх-Уль-Исламом, казанищенского авторитетного улема Абдул-Басира-хаджи Мустафаева.[3].

После разгрома деникинцев в Дагестане, 07 февраля 1920 года Али — Хаджи избран почётным председателем Совета Обороны горских трудовых народов Северного Кавказа[4]. К представителям Советской власти вплоть до конца 1926 г. он относился позитивно и поддерживал их, веря, что они не только будут отстаивать демократию и равенство народов, но и свободу религии, религиозной деятельности. Шейх заручился твердыми обещаниями, что они не будут вмешиваться в религиозные дела и очень щепетильно следил за их действиями в этом вопросе.

1921—1928 годы

После установления Советской власти в Дагестане отношение Али-Хаджи Акушинского к новой власти изменилось. В Дагестане были ликвидированы шариатские суды [5]. Как и повсюду, духовенство было лишено избирательных прав, уничтожалась религиозная литература, происходило притеснение религиозных деятелей, а в период так называемой «антирелигиозной пятилетки» (1928-32) происходило разрушение религиозных культовых сооружений. Все это было большим ударом по идеалам Али-Хаджи Акушинского.

07 декабря 1921 года Президиум Дагревкома рассматривал вопрос «О выступлении Али-Гаджи Акушинского против распоряжения Советской власти» [6]

в 1926 году Комиссия Рабоче-крестьянской Инспекции, обследовавшая социальное и духовное положение сел. Акуша, отмечала враждебное отношение Али-Хаджи Акушинского, членов его семьи, духовенства села к Советской власти.

Следствие, суд, и смерть

В декабре 1928 года Дагестанским отделением ОГПУ было заведено уголовное дело № 06599 о «контрреволюционной» деятельности группы лиц. По версии следственных органов Али-Хаджи Акушинский и его сын Магомед создали контрреволюционную группу из 66 человек. Все эти люди были арестованы, 29 человек из них без суда и следствия были расстреляны, а остальные сосланы на каторгу и в ссылку. Старший сын шейха Магомед был приговорён к расстрелу, и лишь благодаря вмешательству бывшего начальника Дагестанского отделения ОГПУ и зам. председателя Совнаркома, смертный приговор был заменен десятью годами каторги. Пострадали и остальные дети шейха, были осуждены остальные сыновья шейха — Хасбула, и Ильяс. Сам Али-Хаджи не был арестован ввиду его преклонного возраста. К тому времени ему исполнилось 80 лет. Вскоре после ареста детей Али-Хаджи умер.

Семья

Вся семья шейха была высланна в Киргизию. После отбытия наказания в Киргизии поселился старший сын Магомед, который умер в 1967 г. Другой сын — Хасбула, после отбытия наказания добровольно ушел на фронт, был ранен, демобилизован, и вскоре скончался от полученных ран. Младший сын шейха — Ильяс, отбыв наказание, также поселился в Киргизии. Самый старший сын Абдулла умер еще в 1919 году.

Реабилитация

В 1989 году были отменены все постановления коллегии ОГПУ, вынесенные в отношении Али-Хаджи Акушинского и членов его семьи. Уголовное дело прекращено за отсутствием события преступления. Основанием тому послужило заключение следственного отдела КГБ ДАССР и протест прокуратуры ДАССР.

Увековечение памяти

Имя Али — Хаджи присвоено одному из главных проспектов г. Махачкалы, открыт Исламский университет его имени.

В 2011 году должно завершиться строительство мечетей в Махачкале и в сел. Акуша.

Издана книга «Али-Хаджи Акушинский Шейх — Уль — Ислам Дагестана, патриот и миротворец»

В сел. Акуша восстановлен дом Али-Хаджи Акушинского, в нем открыт музей, к дому проложена дорога.

Могила шейха стала местом паломничества.

С 2005 года в Акушинском районе проводится республиканский турнир по вольной борьбе памяти Али — Хаджи Акушинского[7].

Примечания

dic.academic.ru

Народы Дагестана :: Статья "Потомки Алигаджи Акушинского"

У сестры Алигаджи Акушинского Хамис была дочка Патимат, которая родила в 1927 году дочку Хадижат. Тогда родители Хадижат жили в с. Нижнее Арши бывшего Акушинского, нынешнего Левашинского района. Отца Хадижат называли Исалав-Кади, поэтому она носила фамилию Исакадиева. В 13-летнем возрасте Патимат – мать Хадижат – была выдана замуж за известного ученого-арабиста из Арши Исалава-Кади, у которого были еще дети от другой жены. Алигаджи считал его своим талантливым и образованным учеником. Исалав-Кади был скромным, трудолюбивым человеком, всю жизнь работал не покладая рук, переписывал Коран, учил земляков. Говорили, что к нему дважды приезжал шейх Абдурахман ал-Сугури с предложением принять сан духовного наставника, но оба раза Исалав-Кади отказывался, мотивируя тем, что жить ему осталось совсем немного, и попросил предложить более молодому и достойному. Исалав-Кади умер, когда Хадижат была в утробе матери. Мать после смерти мужа, оставив дочку, вышла замуж за аварца. Хадижат воспитывалась в доме племянника Раджаба (сына сестры), который был намного старше нее. Он не хотел, чтобы она жила в доме неродного отца. Первое замужество Хадижат за даргинца, как и у мамы, оказалось неудачным, потом она вышла замуж за аварца. Большая часть ее жизни прошла вдали от родного аула. На то были причины. Детство Хадижат совпало с трудными военными годами. В 14-летнем возрасте вместе со взрослыми рыла оборонительные укрепления в Бабаюртовском, а потом в Левашинском районе. Было голодно, холодно. Но она терпела невзгоды наравне со взрослыми. Обратно домой ехали голодные, раздетые, через аварские села Аймаки, Гергебиль, Кикуни. Здесь им помог кунак брата, известный борец и великан Осман Абдурахманов. Доброту этого человека она помнит всю жизнь. Он тогда работал председателем колхоза в селе, накормил голодных женщин и отправил их на колхозной машине в родной район. Хадижат и ее односельчан ждало горькое известие: жителей села было решено переселить в Чечню. Помнит она, что это было ранней весной 1944 г. В горах в эту пору всегда холодно, как зимой, постоянно дует пронизывающий ветер. Насильно выселяли всех (детей, женщин, стариков, больных и здоровых). Над аулом стояли крик и плач. Этот плач сопровождал ее всю дорогу, к тому еще ревела голодная скотина. Ослабленные люди падали. Многие больные умерли. Погибали и здоровые на новом месте, климат оказался неподходящим для горцев. Поселили их в селении Курчалой. Здесь она вышла замуж за односельчанина из с.Нижнее Арши. Но брак оказался неудачным. Повторный брак принес ей так не доставшееся в детстве и молодости счастье. Работали оба: он плотником, она дояркой. В свободное время зарабатывала домашним промыслом: вязала чудесные пуховые платки не хуже оренбургских. Она была мастерицей на все руки. Никому не отказывала в помощи. Ее приметили – избрали депутатом сельского совета, заседателем районного суда. Потихоньку вставали на ноги… «Но тут, - вспоминает бабушка Хадижат, - новое потрясение ожидало нас: хозяева этих мест вернулись на родную землю, и нам было предложено вернуться домой в Акушинский район. Вскоре началось строительство Чиркейской ГЭС. Муж мой был хорошим плотником. Дали нам квартиру в поселке Дубки, где я живу до сих пор». Последние 40 лет Хадижат живет в поселке Дубки Кизилюртовского района, иногда в Махачкале у дочки, у которой трое детей – Умасалимат, Багаутдин, Абдурахман. Муж ее – Иса, аварец. У Патимат отец тоже аварец из с. Амуши Хунзахского района. В Дубках начинается вторая часть долгой жизненной судьбы бабушки Хадижат. «В 1967 году нас откомандировали в Ирак на строительство местной ТЭЦ в городе Насария. И вот, помню, приехал к нам однажды на пуск ТЭЦ сам Саддам Хусейн. Все радовались. Он подходил к каждому, пожимал руки. Когда кто-то сказал, что я мусульманка из Дагестана, подошел и обнял меня. Приглашал нас домой в гости, но мы постеснялись, вежливо отказались. Хороший был человек, сердечный, жизнерадостный, веселый. Не знаю, что американцы нашли в нем преступного. Вошли в чужую страну как хозяева в поисках несуществующей атомной бомбы. Но где она, эта бомба? И потом эта бесчеловечная казнь руководителя страны! Это нас потрясло, особенно мусульман. Я три дня плакала, когда услышала про эту ужасную казнь… …В Ираке провели четыре года. Вернулись домой, и муж пошел работать по своей специальности, я воспитывала детей. В 1996 году он умер. Вместе мы поставили на ноги троих детей. Все они выросли хорошими, честными людьми. Сын служит в военизированной охране, одна дочь живет в Эмиратах, в городе Абу-Даби, а другая – в Махачкале, куда я приехала навестить своих внуков и правнуков». Что же касается самого шейха Алигаджи Акушинского, который приходился братом ее бабушки Хамис, то Хадижат знает о нем немного. Ведь он жил в другом селении – Шумхри. Знает, что у него была одна жена Булбул и от нее 4 сына: Ильяс, Хасбула, Мухаммед и Абдула, были и 4 дочери: Патимат, Айшат, Хапсат… Они, как и сыновья, были высланы в Среднюю Азию, в Киргизию. Дочка Ильяса Аматула живет в Киргизии. Сын Алигаджи Акушинского Абдула умер в Азербайджане при жизни Алигаджи. Там он и похоронен, а сын Ильяса Абдула умер не очень давно в Избербаше. Хадижат набожная женщина. Она знает прекрасно основы ислама, верная последовательница шейха Саида-Афанди, часто навещает наставника, получая от его слов новую энергию и спокойствие. «А как обрадовался он, когда узнал, что я внучка сестры шейха Алигаджи; видимо, почувствовал, откуда я получила духовное закаливание», – добавила она. «В конце ноября 2008 г. были в хадже дочь и зять. Один из них за меня совершил хадж». Нам же подумалось, что бабушка Хадижат олицетворяет целое уходящее поколение наших дагестанцев, перенесших трудности и невзгоды, радости и горести, но никогда не потерявших человеческого достоинства, сабура и веры, привыкших выносить на своих плечах все домашние заботы. Она работает, сколько помнит себя. Долгих лет жизни тебе, бабушка Хадижат, живи на радость детям, внукам и правнукам!

«назад
Фотолента

фотографий: 0

www.narodidagestana.ru

Али-Хаджи Акушинский

Родился в 1847 году в селении Акуша Даргинского округа (ныне Акушинский район Республики Дагестан). Даргинец. 

Его отец Мамма работал будуном Акушинской Джума-мечети. После завершения учебы в религиозной школе в сел. Акуша Али-Хаджи обучался у известных в тот период дагестанских ученых-алимов: Хаджила-Али из Акуша, Абдурахмана, сына Мухаммеда из Какашуры, Ибрагима из Анди, устаза Ильяса из Аметерка. Благодаря учебе у известных алимов различных национальностей Дагестана, Али-Хаджи овладел аварским, арабским и кумыкскими языками, ознакомился со многими произведениями восточной литературы, основополагающими трудами крупных ученых-теологов. Занимался изучением канонов ислама, совершенствованием знаний в различных областях науки. Имел очень много мюридов в Буйнакском, Даргинском и Кайтаго-Табасаранском округах, население которых относилось к нему с большим уважением.

Глубоко и всесторонне знал ислам и исламскую культуру, их главные источники – Коран, тафсир, хадисы, шариат. Являясь наиболее признанным знатоком шариата, он не был религиозным фанатиком, никогда не выступал против светской культуры и науки. В своих решениях, в выступлениях и в практической жизни он отстаивал принципы социальной справедливости и равенства между народами. Али-Хаджи был сторонником решения всех конфликтных ситуаций без кровопролития. С уважением относился к советскому строю, поддерживающему бедноту, но резко отрицательно относился к большевистской идеологии за то, что она отрицала религию, не любил людей, которые не молились. Основной целью своей политической платформы Али-Хаджи Акушинский ставил сохранение религиозных основ общежития горцев на базе общности «единоверной, неделимой мусульманской нации».

В 1890 году по рекомендации имама Акушинской Джума-мечети, которому в ту пору исполнилось 43 года, был назначен его преемником. Али – Хаджи прекрасно знал Коран, и его толкования, поэтому его авторитет был очень высок, не только среди духовенства Даргинского округа, и всего Дагестана, но и в других регионах Северного Кавказа. В том же году он совершил Хадж к мусульманским святыням, после чего получил право носить зеленую чалму, а к своему имени добавил титул Хаджи (почетный титул мусульманина, совершившего хадж – паломничество в Мекку). И религиозные деятели, и простые люди часто обращались к нему с просьбой сказать свое мнение по поводу спорных и конфликтных вопросов. За советом к нему приезжали люди со всех концов Дагестана.

В активную общественно-политическую жизнь Дагестана Али-Хаджи Акушинский включился после Февральской революции в России. Поддерживая Февральскую, а затем и Октябрьскую революции, свержение царя и царизма, он верил в торжество идеалов демократии, свободы и равенства людей, прекращения преследования инакомыслия. Вместе с тем он желал сохранения и упрочения устоев мусульманского духовенства, особенно законов шариата, так как в тех исторических условиях, общественные процессы в Дагестане решались зачастую с позиции шариата. Он отрицательно относился к органу Временного правительства в Дагестане, и к мятежу Гоцинского, стремящемуся к сохранению прежних устоев. В январе 1918 года, на третьем Дагестанском съезде представителей, был избран Шейх-Уль-Исламом Дагестана.

В 1919 году началось антиденикинское восстание в Дагестане. Одним из инициаторов этого восстания являлся Али-Хаджи Акушинский. В центре Даргинского округа в селении Леваши находился штаб по руководству восстанием. В штабе наряду с представителями большевиков работали представители мусульманского духовенства, и в их числе Али-Хаджи Акушинский. Младший его сын Ильяс возглавил один из конных партизанских отрядов.

15 июля 1919 года называвший себя «Правителем Дагестана» ставленник А. И. Денинкина генерал-майор Минкаил Халилов обвинил Акушинского в отходе от ислама и шариата и лишил его звания Шейх-Уль-Ислама, когда тот стал сотрудничать с большевиками в совместной борьбе против Добровольческой армии Деникина. Своим приказом, от 15 июля 1919 года, генерал Халилов М., временно, до созыва Нового Всенародного Съезда, назначил Шейх-Уль-Исламом, казанищенского авторитетного улема Абдул-Басира-хаджи Мустафаева.

После разгрома деникинцев в Дагестане, 07 февраля 1920 года Али — Хаджи избран почётным председателем Совета Обороны горских трудовых народов Северного Кавказа[4]. К представителям Советской власти вплоть до конца 1926 года он относился позитивно и поддерживал их, веря, что они не только будут отстаивать демократию и равенство народов, но и свободу религии, религиозной деятельности. Шейх заручился твердыми обещаниями, что они не будут вмешиваться в религиозные дела и очень щепетильно следил за их действиями в этом вопросе.

После установления Советской власти в Дагестане отношение Али-Хаджи Акушинского к новой власти изменилось. В Дагестане были ликвидированы шариатские суды. Как и повсюду, духовенство было лишено избирательных прав, уничтожалась религиозная литература, происходило притеснение религиозных деятелей, а в период так называемой «антирелигиозной пятилетки» (1928-32) происходило разрушение религиозных культовых сооружений. Все это было большим ударом по идеалам Али-Хаджи Акушинского. 7 декабря 1921 года Президиум Дагревкома рассматривал вопрос «О выступлении Али-Гаджи Акушинского против распоряжения Советской власти». 

в 1926 году Комиссия Рабоче-крестьянской Инспекции, обследовавшая социальное и духовное положение сел. Акуша, отмечала враждебное отношение Али-Хаджи Акушинского, членов его семьи, духовенства села к Советской власти.

В декабре 1928 года Дагестанским отделением ОГПУ было заведено уголовное дело № 06599 о «контрреволюционной» деятельности группы лиц. По версии следственных органов Али-Хаджи Акушинский и его сын Магомед создали контрреволюционную группу из 66 человек. Все эти люди были арестованы, 29 человек из них без суда и следствия были расстреляны, а остальные сосланы на каторгу и в ссылку. Старший сын шейха Магомед был приговорён к расстрелу, и лишь благодаря вмешательству бывшего начальника Дагестанского отделения ОГПУ и зам. председателя Совнаркома, смертный приговор был заменен десятью годами каторги. Пострадали и остальные дети шейха, были осуждены остальные сыновья шейха – Хасбула, и Ильяс. Сам Али-Хаджи не был арестован ввиду его преклонного возраста. К тому времени ему исполнилось 80 лет. Вскоре после ареста детей Али-Хаджи умер.

Вся семья шейха была высланна в Киргизию. После отбытия наказания в Киргизии поселился старший сын Магомед, который умер в 1967 г. Другой сын – Хасбула, после отбытия наказания добровольно ушел на фронт, был ранен, демобилизован, и вскоре скончался от полученных ран. Младший сын шейха – Ильяс, отбыв наказание, также поселился в Киргизии. Самый старший сын Абдулла умер ещё в 1919 году.

В 1989 году были отменены все постановления коллегии ОГПУ, вынесенные в отношении Али-Хаджи Акушинского и членов его семьи. Уголовное дело прекращено за отсутствием события преступления. Основанием тому послужило заключение следственного отдела КГБ ДАССР и протест прокуратуры ДАССР.

Имя Али-Хаджи присвоено одному из главных проспектов г. Махачкалы, открыт Исламский университет его имени. В селении Акуша восстановлен дом Али-Хаджи Акушинского, в нем открыт музей, к дому проложена дорога. Издана книга «Али-Хаджи Акушинский Шейх–Уль–Ислам Дагестана, патриот и миротворец». В 2011 году завершилось строительство мечетей в Махачкале и в селении Акуша.

Могила шейха стала местом паломничества.

Количество просмотров :  12160

сообщить об ошибке

imenakavkaza.ru


Смотрите также