Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Алла сигалова биография личная жизнь дети внуки


Алла Сигалова: дети, внуки

Артистка балета, актриса, балетмейстер и телеведущая, а ныне Заслуженная артистка Российской Федерации Алла Сигалова, известна во всем мире. Во время обучения в ГИТИСе Алла вышла замуж, а спустя год, в 1982 году в молодой семье появилась мамина любимая дочка Аннушка. Сегодня Анна — известный дизайнер, управляющий собственным бизнесом. Внуки Аллы Сигаловой должны быть счастливы при встрече со своей бабушкой, ведь с ней и на велосипеде можно погонять и культурно отдохнуть в театре.

Алла Сигалова

Дети и внуки Аллы Сигаловой

Анна — старшая дочь Аллы Михайловны, открыла собственное бюро строительного дизайна. Мамино упорство и непоколебимая воля при достижении поставленной цели передалась и дочери. На фото видно, как они с мамой похожи. Анна замужем. У нее есть сын Федор. Внук Аллы Сигаловой ворвался в ее жизнь как свежий ветер, нежно обнимая бабушку своими теплыми руками и даря ей искреннюю детскую любовь и нежную привязанность.

Алла Сигалова с дочерью Анной

В течение двенадцати лет талантливая актриса и хореограф самостоятельно воспитывала свою дочь Анну. Сегодня Аннушка сама стала мамой. Она не пошла по стопам своей мамы и бабушки, которые посвятили жизнь балету, но стремление нести в окружающую нас жизнь гармонию и красоту передалось девочке в полной мере. Сегодня Анна занимается дизайном интерьера, превращая наш повседневный быт в красивую сказку.

В тридцать шесть лет Алла Сигалова вышла замуж во второй раз. Сын Аллы Михайловны от второго брака — Михаил учился мастерству кинооператора в Вашингтоне, в настоящее время — он журналист. Дети Аллы Сигаловой с любовью относятся к отцу, Роману Козаку и матери, которая умеет быть и доброй и строгой одновременно. Родители сумели дать своим детям достойное воспитание, развивая в них упорство, трудолюбие, стремление к самовыражению и умение тонко чувствовать прекрасное.

На фото: Алла Сигалова и сын Михаил

Дети и внуки Аллы Сигаловой бережно относятся к своей маме и бабушке. К сожалению встречи со знаменитой бабулей у Федора — любимого внука Аллы Сигаловой, происходят не так часто, как бы ей этого хотелось. Однако интернет сегодня сокращает расстояния, позволяя регулярно общаться всей семье. Семейная идиллия второго брака Аллы Сигаловой и Романа Казака продлилась шестнадцать лет. Очень рано (в 2010 г.) тяжелая болезнь забрала отца у детей, и любимого мужа у безутешной вдовы.

На фото: Алла Сигалова и Роман Козак

Алла Сигалова, рассуждая о личной жизни

Будучи студенткой второго курса Алла стала замужней женщиной, однако личная жизнь артистки дала глубокую трещину и ее брак распался. Спустя много лет, талантливый педагог и востребованный хореограф в одном из коротких интервью призналась, как глубоко сожалеет о том, что ее дочь двенадцать лет росла в неполной семье, лишенная возможности общаться с отцом. Полная семья — это залог хорошего воспитания ребенка и его счастливого детства, считает Алла Михайловна.

Алла Сигалова в молодости

Алла Сигалова уверена, что нет ничего, что было бы важнее семьи. По ее мнению, даже самые успешные в своей карьере женщины не получат от своей работы то тепло, которое им дает семейный очаг. Для настоящей женщины очень важно любить. Поэтому все творчество Аллы Сигаловой, все ее постановки о том, что нет ничего сильнее женской любви. Именно по способности дарить это прекрасное чувство людям оценивается женщина в этом мире.

Хореограф Алла Сигалова

Когда Анне Михайловне исполнилось тридцать шесть лет, она вновь решила выйти замуж. Ее второй муж — известный режиссер Роман Козак, который впоследствии стал художественным руководителем известного на всю страну Московского драматического театра имени А. С. Пушкина. Вместе с мужем они воспитывали двоих детей Аллы Сигаловой: Аннушку, дочь от первого брака, и сына Михаила, отцом которого стал Роман Козак.

Известного хореографа, артистку и балерину Аллу Михайловну Сигалову и режиссёра Романа Козака объединяли не только семья, но и плодотворный творческий союз. Их новая работа в пьесе Романа Казака «Джан», написанная по одноименной повести Андрея Платонова принесла большой успех и актрисе и режиссеру. Муж и жена также вместе работали в школе-студии МХАТ, где после безвременного ухода из жизни Романа Козака, Алла Михайловна завершила его работу со студентами.

ego-zhena.ru

Алла Сигалова – биография, фото, личная жизнь, дети и внуки, рост и вес 2019

Алла Сигалова – утончённая красавица-хореограф и педагог. Свою жизнь заслуженная артистка России иронично называет «самым удачным, но отнюдь не самым лёгким проектом». Ни физическая боль, ни потери близких – ничто не смогло сломить волю к жизни этой хрупкой женщины с царственной осанкой. Алла Михайлова Сигалова родилась 28 февраля 1959 года в творческой еврейской семье. Её родители, коренные ленинградцы, в конце 1950-х годов по распределению приехали в город на Волге, который тогда именовался Сталинград, где и родилась Алла. Отец, пианист Моисей Петрович, получил место в местной филармонии, а мать, балерина Тамара Александровна – в Театре музыкальной комедии.

В 1968 году родители отправили её в Ленинградское хореографическое училище (ныне Академия русского балета им. Вагановой). Для своего возраста девочка была очень высокой, и педагоги, признавая несомненный талант Аллы, опасались, что её рост не будет соответствовать принятым тогда балетным стандартам. Однако педагог Борис Брегвадзе, хорошо знакомый с родителями Аллы, уговорил директора училища принять юную танцовщицу.

В училище Алла провела 9 лет. Девочка жила у друзей родителей, потомков художника Константина Сомова. В этом доме в свое время воспитывалась и мама Аллы. Незадолго до окончания знаменитого учебного заведения во время репетиции Алла повредила позвоночник и была вынуждена пройти курс лечения. Ей потребовался почти год, чтобы осознать, что мечте стать звездой Мариинского театра, к которой она шла почти 10 лет, никогда не суждено сбыться.

В 1978 году восемнадцатилетняя Алла поступила в ГИТИС – её всегда интересовало драматическое искусство, и она блестяще прошла вступительные испытания. Педагогом Аллы был Иосиф Туманишвили, а после того, как он скончался, Анатолий Эфрос. Уже на первом курсе Алла снималась в кино, но творческого удовлетворения эта работа ей не приносила.

Первой работой актрисы стала роль Ширин в совместно-турецкой экранизации пьесы Назима Хикмета Рана «Легенда о любви». После неё Алла снялась в нескольких лентах и впоследствии от всех предложений отказывалась.

В конце обучения Аллу пригласили преподавать искусство танца будущим актёрам, и именно в этом она нашла своё призвание.

После окончания учёбы Алла осталась преподавать в ГИТИСе, а также была хореографом и актрисой в «Сатириконе». В 1989 году она создала свою танцевальную труппу, которая развивала современные стили хореографии. На протяжении 10 лет театр Сигаловой успешно выступал, гастролируя по России и зарубежным странам. Закрытию театра способствовала сложная экономическая ситуация в России и желание Аллы двигаться дальше.

В начале 2000-х Сигалова начинает ставить хореографию для танцовщиков, работающих в шоу Лаймы Вайкуле, а также для других поп-артистов.

Вернуться к преподавательской деятельности во МХАТе Алла смогла в 2004 году. Студенты тепло отзывались о своём преподавателе, отмечая строгий характер Аллы Михайловны, и одновременно её доброе отношение к каждому студенту. С 2013 года она преподаёт и в ГИТИСе.

Признание как выдающийся хореограф Сигалова заслужила благодаря своим театральным работам, она режиссёр постановок «Болеро», «Кармен. Этюды», «Бедная Лиза», «Окончательный монтаж», «Пять рассказов о любви» и других, причём в некоторых постановках она участвовала и как актриса.

Постановки Сигаловой «Мадам Баттерфляй» и «Двое Фоскари» с успехом шли в миланской Ла Скале, а опера «Осуждение Фауста» – на сцене парижской Опера Бастий.

За создание хореографических партий в «Пляске смерти» и «Отелло», которые шли в Латвии, Сигалова была названа лучшим хореографом 1996 и 2011 года.

Впервые на телеэкране Алла появилась в 2007 году в роли судьи шоу «Танцы со звёздами». Среди проектов в которых она принимала участие «Танцы на паркете» и «Танцуют все!». С 2011 года Алла Михайловна сотрудничает с телеканалом «Культура», она была ведущей программ «Вся Россия», «Большая опера», «Большой джаз» и «Большой балет». Благодаря высокому интеллекту, академическому образованию и красоте Алла Сигалова считается одной из самых обаятельных леди российского шоу-бизнеса. Алла Михайловна выходила замуж дважды. Её первый брак продлился совсем недолго, но подарил ей дочь Анну. Вторым мужем артистки стал Роман Козак, режиссёр, с которым она официально оформила отношения в 1994 году. Козак официально удочерил Анну, а через год у пары родился сын Михаил. В 2010 году 52-летний Роман Ефимович скончался от рака гортани.

Дети хореографа, которых она считает главным достижением жизни, тоже избрали творческую стезю, хоть и не такую, как их мама. Анна Козак – дизайнер, а Михаил журналист. Дочь подарила Алле внука Фёдора.

Продолжая совмещать преподавание с работой хореографа-постановщика и театрального режиссёра, Алла Михайловна участвует в телевизионных проектах и в авторских программах. Осенью 2017 года Алла стала гостьей Татьяны Устиновой – в её авторской программе «Мой герой» она рассказала историю своей жизни, поразив телезрителей оптимизмом и силой духа.

С 2017 года она работает над своей книгой, отрывки из которой выкладывает в своём блоге в журнале «Сноб».

Со своими подписчиками в инстаграме Алла щедро делится фотографиями и секретами, которыми она пользуется для сохранения стройности и красоты.

uznayvse.ru

Дети Аллы Сигаловой - фото, биография, личная жизнь, муж

Алла Сигалова — звезда балета, актриса, тонкая натура и красавица-хореограф. Дети Аллы Сигаловой, Анна и Михаил являются сводными братом и сестрой.

Биография танцовщицы

Алла Сигалова родилась в Сталинграде (нынешний Волгоград) в творческой семье, где папа был пианистом, даже первые свои па она делала под его аккомпанемент. Мама Аллы была известная тогда танцовщица, возможно благодаря ей, девочка и полюбила классический балет и поняла всю его красоту. Спустя некоторое время семья Сигаловой переехала в Ленинград.

В 1968 году Алла Сигалова уходит учиться в Ленинградское хореографическое училище (сейчас это Академия русского балета им.Вагановой). В своем возрасте, Алла была очень высокой, и многие учителя боялись, что девушка не подойдет жестким на то время балетным стандартам. Но помог хороший знакомый родителей Борис Брегвадзе, уговоривший директора принять молодую девушку. Алла проучилась 9 лет в именитом училище.

Все преподаватели были в восторге от юного дарования и были уверенны что выпустят звезду будущего балета. Но одна неаккуратность закрыла практически все двери для Аллы Сигаловой в мир балета. Незадолго до окончания заведения, на репетиции юная балерина повредила позвоночник. Сигалова признается, практически год ей понадобился осознать, что она никогда не станет главной балериной Мариинского театра.

Дети Анны Сигаловой — фото

Алла Сигалова с детьми очень близка, они пережили много хороших и плохих моментов в жизни. Для Сигаловой личная жизнь и карьера всегда стояли на разных ступенях. Никакой сногсшибательный успех в карьере никогда не заменит тепло и радость от любимой семьи и детей.

В 1981 году Алла Сигалова выходит замуж, брак был недолговечный и молодые быстро расстались. Но обучаясь на третьем курсе она стала матерью замечательной девочки Анечки. Сигалова прекрасно понимала всю степень ответственности, которая легла на её плечи.

Но на благо судьбы второй брак Сигаловой оказался счастливым и достаточно долгим. В 36 лет, Алла вышла замуж за Романа Козака. Она говорила, что такой любви и ласки она никогда не получала от мужчины, режиссёр поразил её в самое сердце.

И брак их наградил, у пары родился ребенок — сын Михаил. 16 лет счастья и любви, но к сожалению муж Аллы Сигаловой умер после продолжительной тяжелой болезни в 2010 году. Фото детей Аллы Сигаловой представлено далее.

Алла Сигалова и её дети одно целое. Для балерины дети являются главным богатством в жизни. Дочь Аллы Сигаловой, Анна, не пошла по стопам матери, а стала заниматься дизайном интерьера. Сын Михаил учится на журналистском факультете и хочет стать репортером. Сигалову уже можно назвать бабушкой Аллой, любимая дочка подарила своей матери прекрасно внука Федора.

Алла активный пользователь сети Интернет. Своих подписчиков она балует своими фотографиями и даже некоторыми секретами своей молодости и прекрасного внешнего вида.

Сигалова считает, что нет ничего важнее личной жизни и детей. Не важно какая головокружительная и успешная карьера тебя ожидает, настоящая женщина — хранительница любви и семьи, в которой обязательно должны быть дети. Все спектакли, что играет актриса Сигалова наполнены женской силой любви.

Возможно интересно: Личная жизнь Аллы Сигаловой, Рост и вес Аллы Сигаловой.

bez-makiyazha.ru

Алла Сигалова. Память сердца

Об Алле Сигаловой известно, что она всю жизнь ставит танцы и иногда выступает в роли ведущей на ТВ. Талантливый хореограф, педагог, режиссер, она не только активно присутствует в театральном процессе последних трех десятилетий, но и сама формирует его, поставив множество спектаклей на разных сценах мира. Ее семейный и творческий союз с режиссером Романом Козаком – история большой любви, трагически оборвавшейся семь лет назад. Никогда раньше Алла не рассказывала о своей жизни с Романом. «Сноб» первым публикует фрагменты из ее будущей книги

Алла Сигалова Фото: Иван Кайдаш/«Сноб»

Каждый раз она назначает мне встречу в одном и том же ресторане. Это «Чехов» в Камергерском переулке. Там тихо, накрахмаленные скатерти, официанты узнают в лицо. Да и машину легко припарковать на стоянке МХТ во внутреннем дворе. Ей полагается, она там своя. Если опаздывает, я стараюсь что-нибудь успеть перекусить до ее прихода. Знаю, она ничего не ест, всегда только одна вода и кофе. Уговоры хотя бы заглянуть в меню бессмысленны. Никогда не уступит. «Капучино, пожалуйста». И все… Мы пьем воду-кофе, говорим, потом идем вместе в какой-нибудь театр. Не специально, но так получается: то у нее есть второй билет, то у меня приглашение на двоих.

В нашей прошлой жизни было много всякого театра, и мы легко понимаем друг друга. Много раз замечал, что новые дружбы не складываются, если совсем нет никакого общего прошлого. Теперь его в любом случае у нас больше, чем будущего. Поэтому стараемся держаться вместе, не упускать друг друга из вида, поддерживать, когда кому-то плохо. Так было семь лет назад, когда умер ее муж, режиссер Роман Козак.

Горстка театральных людей, стая перелетных птиц, кочующих с премьеры на премьеру, с фестиваля на фестиваль. Жизнь пролетает со скоростью пикирующей ласточки. Теперь наступает время мемуаров. Кто-то их сочиняет, исправно выкладывая свои мини-рассказы в виде постов в FB, кто-то роется в старых дневниковых записях в надежде выудить оттуда какой-то эксклюзив, а кто-то ищет себе прилежного литзаписчика, чтобы доверить собственные путаные мысли и разрозненные эпизоды. Кому это надо? Зачем? Кто это будет читать? Бессмысленные вопросы. На самом деле это всегда надо только тебе. Ну, может быть, еще узкому кругу лиц, как-то задействованных в твоей истории. Да и то в меру. Иногда, впрочем, звонят из издательства и предлагают рассказать твою «историю успеха». От сочетания этих слов сводит скулы и начинает неприятно сосать под ложечкой. И не очень понятно, как себя вести. Сразу отказаться, попросить перезвонить, а потом не брать трубку, выслушать, что, собственно, от тебя ждут?

Алла Сигалова, услышав про «историю успеха», позвонила мне посоветоваться.

Мы знакомы давно, хотя близко особо никогда не дружили. Просто я всегда знал, что она есть. Прекрасная, гордая, строгая Алла, которую я помню с самой ее юности, с первых «Служанок» в «Сатириконе», для которых она поставила совершенно умопомрачительные по тем еще советским временам танцы. Потом было много всего – и со звездами первой величины, и с совершенно зелеными дебютантами, которых она превращала в звезд.

Как гениальный костоправ, Алла выправляла им спины, лепила заново тела, сочиняла новый пластический кодекс, без которого современному актеру никуда. Собственно, она одной из первых ввела его в учебный обиход современных театральных вузов. Отсюда и постоянный спрос на Сигалову, на ее метод, показы, хореографию. Всё, что она предлагает, кажется невероятно простым. Но попробуй сделать это без подготовки – шею точно сломаешь. А Сигалова учит, как держать ее прямо. В любых обстоятельствах, при любых поворотах судьбы.

– Я не хочу писать про себя. Это совсем неинтересно, – размышляет она вслух.

– Тогда о ком? – спрашиваю я.

– О людях. Их было много. Они замечательные.

– Тогда начни писать с Ромы.

– Уже начала. 

Из воспоминаний Аллы Сигаловой:

«Я опять не сплю. Смотрю сквозь липкую темноту на дверь своей комнаты... Кажется, еще секунда – и ты появишься, чуть приоткрыв ее, как всегда, тревожась меня побеспокоить. Я смотрю и смотрю на дверь... Сейчас это стало частью моей жизни, главным занятием моих ночей.

Я вхожу в квартиру, и ты всегда встречаешь меня, что бы ни делал, каким бы серьезным делом ни был занят: услышав мягкий хлопок остановившегося лифта, ты спешишь к входной двери, чтобы обнять меня, помочь снять пальто, плащ, шубу... Так же, когда я уходила из дома, знала, что ты оставишь свои дела и выйдешь в прихожую меня проводить. Этот порядок, традицию ввел в нашу жизнь ты, так было все шестнадцать лет, и иначе быть не могло. Даже тогда, когда каждое движение причиняло тебе нестерпимую боль, ты поднимался с постели в этих двух случаях: ты всегда меня встречал и всегда меня провожал... Лифт останавливается на нашем этаже, я подхожу к нашей двери, я достаю ключ, открываю дверь. Тишина, теперь я вхожу в наш пустой дом».

Алла Сигалова и Роман Козак стали известной театральной парой у меня на глазах. До того каждый существовал по отдельности. Он – надежда отечественной режиссуры времен перестройки. Один из режиссеров-первачей 1980-х годов. Первым поставил Мрожека, первым прославил «Чинзано» Петрушевской на мировых подмостках, первым заставил заговорить о новом театральном поколении, рвущемся из своих полулегальных подвалов на просторы большой сцены. Был немногословен, как-то по-мужски значителен и серьезен. Говорил мало, смотрел задумчиво и выжидательно, словно примеривался к схватке на ринге или прыжку из-за кулис. Помню его еще молодым, красивым, кудрявым, в белом свитере с высоким воротом. На заседании режиссерского кабинета ВТО он выглядел так, будто проезжал мимо на лыжах. Вот попросили выступить, и не смог отказаться. Случайный гость в чужой компании. Он тогда, кажется, быстро свалил. И стало сразу понятно, что с ним вместе ушла энергия какой-то новой жизни, которая теперь обреталась совсем по другим адресам. Все заскучали и свернули обсуждение.

С Аллой я познакомился в самолете, когда возвращался из Вашингтона в Москву. Ноябрь 1989 года. Это был один из прощальных рейсов Pan American: стюарды со стюардессами были пьяными, обивка на креслах рваной, туалеты всю дорогу подозрительно закрытыми. Еды почти никакой, зато выпивки – хоть залейся. Одиннадцать часов лета и столько же часов непрерывного разговора. Позади наша первая Америка. Мы еще не знаем, когда туда снова вернемся и вернемся ли, но стараемся об этом не думать. Перед нами открывались новые просторы и горизонты, как в иллюминаторе «боинга», куда мы не удосужились ни разу заглянуть за время нашего перелета. Да и что бы мы там увидели, кроме облаков и густого тумана? Зато в жизни моей спутницы все было предельно ясно: ее цель – свой театр, где она могла бы свободно творить, фантазировать, ставить. Я и сейчас вижу ее четко очерченный профиль на фоне ночного неба, ее маленькие руки, сжатые в решительные кулаки, ее целеустремленность. Мы еще недостаточно пьяны, чтобы швыряться именами Пины Бауш или Марты Грэм, но я знаю, о ком она думает, когда говорит о своей труппе и спектаклях, которые намерена поставить. В свое прошлое она меня не впустила. Там была какая-то тайна, какая-то травма, которая все еще болела и кровоточила. Она только дала понять, что настоящей танцовщицей ей не быть.

– Наверное, в детстве ты мечтала быть примой-балериной? – спросил я ее.

– Нет, не мечтала.

– Почему?

– Для примы я недобрала по росту. Есть законы профессии. В балете их нельзя нарушать.

Эта фраза прозвучала так жестко, что у меня даже не возникло мысли вступить в дискуссию об исключениях, о которых она, конечно, была осведомлена не хуже моего. И еще я запомнил ее залихватскую фразу «Прим много, а хороших характерных танцовщиц наперечет».

В Шереметьево-2 мы расстались. Ее встречали дочка Анечка и бледный юноша балетного вида с большим букетом цветов. Не помню, чтобы она нас знакомила, не помню, как мы распрощались. В Москве жизнь, как водится, понеслась по разным колеям и маршрутам, которые лишь изредка пересекались на премьерах.

Потом я узнал, что ее мужем стал Роман Козак.

Алла Сигалова Фото: Иван Кайдаш/«Сноб»

Ты помнишь, как вы познакомились?

Конечно! Паша Каплевич позвал меня к Лунгиным. «Лена делает такие пельмени!» Ну, пошли. А там уже был Рома. 

Ты знала, кто это? Видела его спектакли?

Нет, даже не интересовалась. То есть я про него слышала, но все-таки я была из другого стана: Виктюк, балет, пластический театр. Мне было интересно в первую очередь все, что связано с движением. А у него сидят и говорят. Ну и зачем мне это? 

И какое впечатление он на тебя произвел?

Очень не понравился. Он как-то сразу выказал вполне недвусмысленный мужской интерес, а я этого не люблю, чтобы так сразу и напрямую. И вроде бы делал он это не грубо, даже элегантно, но я подумала: с какой стати? И поспешила откланяться. 

Ты была несвободна?

Я никогда не была свободна. 

В смысле у тебя был роман, какие-то серьезные отношения?

Ну да, с кем-то там, уже даже не помню с кем. А потом мы с мамой и Анечкой поехали в Плес в актерский дом отдыха. Там был Рома с семьей. Я его встретила в первый же день. Он прошел мимо меня и даже не поздоровался. Я удивилась. «А чего так? – спросила я своим хамским голосом. – Почему не здороваемся-то?» Он: «Ох, ах, не узнал», – ну и пошел себе дальше. Через какое-то время мы встречаемся на какой-то аллейке. И он меня спрашивает: «А вы читали Кортасара?» 

Шикарное вступление!

И протягивает мне книгу «Жизнь хронопов и фамов».

Ваш роман начался с чтения Кортасара вслух?

Почти! Наверное, про себя он просчитал, что подъезжать ко мне надо каким-то особо нетривиальным способом, поэтому предложил подумать о совместном театральном проекте по этой книге. Перед отъездом – а он уезжал раньше нас – мы вполне церемонно обменялись номерами телефонов. Договорились встретиться, чтобы написать пьесу. 

Написали?

Представь себе, да! Эта пьеса существует, но поставить ее мог только Рома. Можно сказать, что нас соединили Каплевич и Кортасар. Я вообще считаю, что когда мы не заняты делом, то не слишком-то интересны и физически привлекательны. Люди как люди. Ничего особенного! Мы меняемся, когда поглощены каким-то замыслом, новым спектаклем, фильмом, книгой. Я ощущаю кожей, что становлюсь другой, когда захвачена новым проектом. Та же история с Романом. Он абсолютно преображался, становясь талантливым, притягательным, неотразимым. Я не могла оторвать от него глаз, когда он репетировал, рассказывал о своих планах. 

Когда вы поняли, что созданы друг для друга?

Наш роман длился полгода. Все чаще он оставался у меня в квартире в композиторском доме на улице Неждановой – так назывался в советское время Брюсов переулок. Я отдала ему ключ, чтобы он мог приходить и уходить, когда захочет. Однажды вечером он появился с абсолютно опухшими глазами. Сказал, что поговорил с женой и они приняли окончательное решение расстаться. Всё! Без комментариев. Мы никогда больше эту тему с ним не обсуждали. И только спустя годы он признался мне, как тяжело ему дался разрыв с семьей, как он мучился, как в день расставания они оба плакали. Но все это я узнала значительно позже.

Из воспоминаний Аллы Сигаловой:

«Твой маленький чемоданчик появился в прихожей моей квартиры неожиданно: я пришла с репетиции и, открыв дверь, наткнулась на него – это было фактическим подтверждением твоего решения жить вместе. И с твоим чемоданчиком в доме поселился твой теплый низкий голос и твой смех. Я не встречала никогда другого человека, который мог так смеяться, как ты: открыто, заразительно, ярко, во весь объем своих могучих легких, во весь объем своего большого тела. Раздавался звонок телефона, ты брал трубку, звонил кто-то из твоих друзей или просто кто-то, и дом заполнялся баритональными переливами твоего голоса и взрывами покровительственно-ласкового смеха. Я обожала этот смех. Наверное, именно во всплесках этого смеха и были мгновенные, пронзительные ощущения счастья».

Он тебя ревновал к твоей прошлой жизни?

Да, очень сильно. 

Какие-то ее осколки наверняка все время долетали и больно ранили его?

Это правда. И он пытался как-то их приспособить, использовать. Собственно, в одном из лучших его спектаклей – «Косметике врага» – он старался со своей ревностью договориться, изжить ее. Но в нашей повседневной жизни мы эту тему исключили раз и навсегда. С кем могла, я поддерживала нормальные отношения, но Рома об этом не должен был знать.

Алла Сигалова Фото: Иван Кайдаш/«Сноб»

Почему вы поменяли квартиру на улице Неждановой, которую ты так любила?

Для него этот дом был слишком связан с моей прежней жизнью. Мне пришлось подчиниться. Но я это сделала без всякого усилия. Я ведь тоже хотела начать жизнь с чистого листа. Смешно, но, наверное, ему было бы комфортнее думать, что моя дочь Аня родилась от святого духа, а до него у меня вообще никого не было. Стоит ли говорить, что я никогда не пыталась его в этом разуверить.

Из воспоминаний Аллы Сигаловой: 

«Ты всегда удивлялся, как можно при таком обилии книг, которые я ненасытно поглощаю ежедневно, оставаться столь безграмотной на бумаге. Удивлялся ты мягко, с какой-то восхищенно-покровительственной улыбкой. А я стеснялась своего невежества, избегала писать, боясь насажать ошибок. В компьютере ты мне сразу поставил программу автоматического исправления орфографических ошибок. Но я никогда не стеснялась задавать тебе вопросы: а как пишется..? а что значит..? а что такое..? Ты всегда знал правильный ответ и объяснял мне все подробно, обстоятельно и понятно, как могут только любящие отец или мать. Мой папа умер, когда мне было двадцать семь, а с мамой они разошлись, когда мне было шесть... Видела я его редко, обожала безмерно. Моя «взрослая» жизнь, жизнь без родителей, началась с десяти лет, когда я уехала в Ленинград, поступив в хореографическое училище, и хотя в Ленинграде были родственники, не было папы и мамы! Это отсутствие родителей в период, когда они нужны до боли, до бессонных ночей, до слез в подушку, наложило отпечаток на мой характер, а следовательно, на всю мою жизнь: отсюда замкнутость, болезненная застенчивость, какая-то несговорчивая жесткость. С тобой я могла позволить себе быть балованным, обожаемым ребенком – иногда непоседливым, иногда глупым, иногда невоспитанным, капризным, но, я знала, всегда, всегда любимым». 

При этом у него была своя жизнь. Его театр, его друзья. Некоторых я знаю: Миша Ширвиндт, Аркаша Цимблер, Денис Евстигнеев. Насколько я понимаю, это была очень крепкая мужская компания?

Да, они постоянно собирались, но всегда на нейтральной, ничейной территории. Аркаша тут недавно вспоминал, что однажды во время «ходилок», как они называли маршрут от одной пивной точки к другой, Рома предложил ему зайти к нам в гости. «А она пустит?» – засомневался Аркаша, зная мою нелюбовь к любому, кто вторгался в наш дом. «Ладно, договоримся», – успокоил его Рома. «Ты открыла дверь с таким лицом, что мы протрезвели в один миг», – сказал Аркаша. Они, конечно, считали Рому подкаблучником. 

А он?

Он постепенно отдалялся от них. И в этом не было моей вины, хотя они считают ровно наоборот. Просто с каждым годом «ходилки» значили для него все меньше, а возможность побыть наедине с собой, с сыном или со мной – все больше. 

Как творческому человеку и востребованному профессионалу, тебе наверняка все время приходилось разрываться между домом и театром. Как тебе удавалось совмещать то и другое?

Для нас это не было проблемой. У него свое дело, у меня – свое. Мишка был совсем маленьким, когда Рома отпустил меня посреди зимы на постановку в Новосибирск. И это было так естественно, так нормально для нашего союза. Сейчас я даже сама удивляюсь, как легко нам было дышать рядом друг с другом, как просто обо всем договориться. Думаю, потому, что оба были уже взрослые, мудрые, побитые жизнью люди, знающие, что почем, умеющие дорожить тем, что досталось нам такой ценой. Моя бы воля, я бы разрешила жениться только во взрослом возрасте, где-то после тридцати пяти. А раньше ты абсолютно безмозглое существо, находящееся во власти собственных гормонов и инстинктов.

При тебе Роман стал главным режиссером Театра имени Пушкина. Это поменяло вашу жизнь?

Он с такой любовью занялся Пушкинским театром, что у меня не осталось ощущения какой-то неподъемной тяжести, связанной с его новой должностью и работой. Вот пошел трудиться – нет, такого не было. Может, потому что он не стал никого увольнять, выгонять. В театре его сразу приняли и полюбили. Все у него получалось легко, озорно, с иронией. С собой он привел курс молодых актеров, выпускников Школы-студии МХАТ, которых он набирал с Олегом Николаевичем Ефремовым.

Какие у них были отношения?

О, это отдельный сюжет в нашей биографии! Даже невозможно представить, как Рома боготворил своего учителя. Я всегда со смехом говорила, что нас в браке трое: я, Рома и Ефремов. Какое-то время мы жили по соседству и часто бывали у него в гостях в доме на улице Горького. Тогда мне самой пришлось убедиться, что не влюбиться в Ефремова невозможно. К тому же Алла Борисовна Покровская, которая была крестной матерью Ромы и педагогом на их курсе, так или иначе все время возвращала нас в орбиту Ефремова, его театра, их отношений. Практически каждый день заканчивался долгим разговором Ромы с ней по телефону. Иногда я слышала, как он страшно кричал, иногда переходил на шепот. Они все время что-то обсуждали, и Ефремов в этих разговорах был главным героем. От нее я узнала забавную историю, как Олег Николаевич первый и, кажется, единственный раз пошел погулять с тогда еще совсем маленьким сыном Мишей. После чего вернулся без лица и поставил перед Аллой ультиматум: «Или театр, или Миша». Совместить эти две реальности Ефремов точно был не в состоянии. Смешно, но эта фраза вошла и в наш домашний лексикон. Время от времени Рома, шутя, восклицал: «Алуня, или театр, или Миша!» Вероятно, и Олег Николаевич сказал это с ироничным прищуром глаз. 

Когда муж – главный режиссер, жене не полагается сидеть без дела. Роман тебя привлекал к разным постановкам в Пушкинском театре. Как это было?

Да, что-то я там делала. Не очень много, не слишком часто. Как режиссер, я поставила «Ночи Кабирии». Еще были «Мадам Бовари», «Джан», «Оffис», где я отвечала за хореографию. Да, собственно, и всё. 

Не было желания стать хозяйкой театра, самой руководить?

Упаси бог! Ты же знаешь, что всю жизнь я провела в ГИТИСе, где кафедру режиссуры возглавлял мой учитель Андрей Александрович Гончаров. Так вот его жена Вера была притчей во языцех как в институте, так и в Театре им. Маяковского. Она могла прервать репетицию своим истошным криком: «Андрей, ты умрешь! Умрешь! Выпей таблетки!» Гончаров покорно глотал принесенное ею лекарство, а мы, студенты, боялись пошевелиться, давясь от хохота. Веру в театре все боялись, а за спиной, конечно, злословили и смеялись. Перед глазами был ее пример, и мне совсем не хотелось становиться женой-хозяйкой при муже главреже. Да и Рома бы никогда не позволил. 

У тебя случались простои в работе, когда никто не звонил, никуда не звал?

Один такой период у меня длился почти три года. Я, конечно, пыталась копошиться, но своего серьезного дела у меня не было. И даже в этой ситуации я не смогла пойти в театр к мужу. Меня бы тяготило положение жены главрежа. 

Театр – это очень ненадежное и даже опасное предприятие для союза двух творческих личностей. Кому-то везет, а кому-то нет, кто-то востребован сверх всякой меры, а кто-то вынужден сидеть дома и ждать своего часа. Вам была знакома профессиональная ревность, может быть, чувство обиды, какой-то несправедливости?

Нет, вот поверь, совсем нет! Рома так радовался любой моей удаче, любому моему, пусть даже самому скромному успеху. Почему-то ему казалось, что все, что я делаю, нереально прекрасно. Наверное, так слепо и бездумно восторгаться своим чадом могут только родители. А я недоумевала: чего он так радуется? Что я такого необыкновенного сделала? 

А ты?

А я… я была сволочью. Все время к нему приставала, критиковала. То не так, это не сяк, тут недотянул, тут пережал. Даже на большинстве наших совместных фотографий одна и та же мизансцена: он сидит, покорно слушает, а я ему что-то объясняю. Мне все время хотелось его как-то «улучшить», я постоянно над ним работала, дура такая. Меня извиняет только одно обстоятельство – ему это нравилось, иначе не стал бы он звать меня на свои прогоны, репетиции. Ему нужны были мои глаза, реакции, моя резкость. 

В вашей жизни был момент, когда он тебя абсолютно восхитил? Вот чтобы без всяких оговорок?

Таких моментов в нашей жизни было великое множество. Но один почему-то особенно врезался в память. Наш роман был в самом разгаре. Мы еще не поженились, но решили провести неделю вместе на севере Германии, на острове Вангероге. Сняли домик. Море, дюны, красота… Но что-то там пошло не так. Я стала как-то особенно распушаться, давая понять, кто тут главный. И вот тогда Рома сказал мне очень ровным, спокойным, но невероятно твердым тоном какие-то очень важные слова. Их порядок я вряд ли сейчас воспроизведу, но смысл заключался в том, что нам придется расстаться, что такого моего поведения он терпеть не будет ни при каких обстоятельствах. И я поняла, что никогда больше так вести себя не буду. Во-первых, потому что это невыносимо пошло, а во-вторых, потому что такое поведение для него оскорбительно. Там, на Вангероге, он преподал урок на всю жизнь. Никому до него это не удавалось, ни одному человеку в мире, а он сумел, внушив мне огромное уважение. Причем сделал это так мудро, так просто, а главное – с такой любовью, что я просто на какое-то время онемела, ошарашенная, но при этом была бесконечно ему благодарна. 

Рождение Миши изменило ваши отношения?

Появилось еще одно очень важное связующее звено между нами. Мы стали вкладывать силы и время в наше будущее. Раньше мы жили от сезона к сезону, зато теперь стали усиленно готовиться к отдаленным перспективам, о которых до рождения сына не очень помышляли.

Начало театрального романа. Алла Сигалова и Роман Козак Фото из личного архива

Из воспоминаний Аллы Сигаловой: 

«Юрмала... В первый раз вместе мы приехали сюда со спектаклем “Банан” по Мрожеку, во время постановки которого, а именно 30 декабря, утром, по дороге в Дом культуры им. Зуева, где проходили репетиции, мы заехали в ЗАГС на улице 3-я Тверская-Ямская, и уже на утреннюю репетицию, захватив несколько бутылок шампанского, приехали мужем и женой. Этот спектакль был спродюсирован Валей Панфиловой, с которой нас связывали теплые, дружеские отношения и которую ты всегда с ироничной ласковостью называл “феей”. Компания в этой работе сложилась замечательная: Леночка Шанина, Лариса Кузнецова, Валера Гаркалин, Максим Суханов, Саша Балуев и художник Паша Каплевич. Наши латвийские гастроли проходили в Рижском русском театре. Был май. В Юрмале, где нас поселили, было солнечно, гудел пронзительный балтийский ветер, мы радовались и солнцу, и ветру, и белой полосе песчаного пляжа, и нашим веселым талантливым товарищам, и вкусной еде, и аплодисментам зрителей, и сладостному, весеннему ощущению широкого дыхания. Эти гастроли и стали началом нашей влюбленности в этот город, в эти сосны, в этот воздух... Потом были спектакли, которые мы здесь делали, некоторые вместе, некоторые отдельно... Здесь каждое лето мы жили и работали, здесь выросли наши дети, здесь мы “обросли” друзьями и радостями. Нашу квартиру в Юрмале я благоустраивала с особым рвением – это было исполнением нашей мечты. Мы здесь прожили вместе только одно лето... Потом эта квартира стала пунктом передышки на пути между Германией и Москвой, между клиникой в Висбадене и домом. Ты любил быть здесь, ты погружался в юрмальскую неторопливость, и здесь казалось, что мы скрыты от суеты, волнений, боли, забот, лекарств, врачей, капельниц, от всего, что было связано с двумя точками земли, между которыми теперь проходила наша жизнь, и в середине этой линии была наша Юрмала, юрмальский песок, юрмальский ветер. В свой последний май ты каждый день говорил о Юрмале, что ты чуть-чуть окрепнешь и мы уедем туда на все лето. Наш последний май». 

Когда и как ты узнала про его диагноз?

Это произошло за десять лет до его ухода. Первые симптомы появились в Москве, потом, как обычно, мы уехали на лето в Бостон, где он преподавал. Но весь срок я сидеть там не могла – ждала работа в Латвии. И уже в Риге, в разгар репетиций, я узнала, что он был у врача и ему посоветовали сделать операцию. Всей правды он тогда мне не сказал, уверив, что операция маленькая и вполне рядовая, что мне не надо волноваться, а главное, не надо никому ни о чем говорить. Мы и не говорили. Ни тогда, ни позже. Получается, что из отпущенных нам шестнадцати лет десять мы прожили на мине, которая могла рвануть в любую минуту. 

Понимаю, что не сходить с ума при мысли о его диагнозе было невозможно. Откуда вы оба брали силы, чтобы не подавать вида, жить, надеяться, работать так, как если бы этой мины не было?

Трудно сказать. Ко всему можно привыкнуть, даже к жизни на мине. Поначалу меня тревожило, что он начисто игнорирует предписания лечащего врача. Ему много чего было нельзя, но он не хотел об этом даже слышать. Сколько раз фурией я врывалась в рестораны, где он сидел с друзьями. Сколько было уговоров и обещаний, но он продолжал жить так, как если бы ничего не произошло. Тут я была бессильна.

Ты пыталась говорить с ним на эту тему?

Бесполезно. Это был бы не Рома, если бы он стал трястись над своим здоровьем, поминутно слушать пульс или строго по часам принимать лекарства. И потом, мне кажется, он в какой-то момент убедил себя, что у него ничего нет. Сработал инстинкт самосохранения, какого-то психологического вытеснения проблемы. Я бы даже сказала так: к мысли о его возможном уходе мы стояли спиной. У Станиславского есть такой термин: «спиной к событию». Это был как раз наш случай. Он все строил планы на грядущее лето, планы на сентябрь и новый сезон. Были моменты, когда ему было совсем плохо, а потом вдруг становилось лучше. Мы как-то приспособились жить между отчаяньем и надеждой.

Из воспоминаний Аллы Сигаловой: 

«Мы часто разъезжались в разные города, в разные страны, мы редко ездили провожать друг друга в аэропорт или на вокзал, но ты всегда брал мой чемодан и провожал меня к машине.

Последний раз ты с трудом поднял мой маленький чемоданчик, на все мои уговоры, что тебе не надо, что мне не тяжело, ты устало улыбался и качал головой. Тогда в начале мая я уезжала на несколько дней в Ригу, и ты в последний раз погрузил мой чемоданчик в такси и помахал невесомой ладонью, обтянутой сухой кожей. Ты повернулся к подъезду, и я увидела твою сгорбленную узенькую спину. У меня сжалось сердце, и комок застрял в горле». 

Прошло семь лет, ты по-прежнему ощущаешь его присутствие в своей жизни?

Мысленно я все время с ним советуюсь, общаюсь. Про себя повторяю его любимую присказку: «Включай юмор, включай юмор». Многие ситуации, которые мы оставляем незамеченными, Рома считал пошлыми и всегда их высмеивал. Вот я и стараюсь в них не вляпаться. Держусь, можно сказать, из последних сил. Тут недавно была годовщина, собралась на Троекуровское. Думаю, надо купить цветы. И тут же представила себе, как Рома надо мной смеется: заплаканная вдова в вуалетке с букетом роз в руках? В общем, иду, покупаю горшок с каким-то растением и деловито направляюсь с ним к Роме. Пусть видит, что чувство юмора меня еще не покинуло.

Нам пора. Я расплачиваюсь по счету, и мы выходим в Камергерский переулок, где на фасаде МХТ уже зажглись фонари. Несмотря на непривычный для конца мая холод, в воздухе чувствуется приближение лета. Пока идем по направлению к Большому театру, на пути то и дело попадаются молодые люди обоего пола. Они с радостными криками бросаются нам навстречу. Только и слышишь: «Алла Михайловна, здравствуйте!», «Алла Михайловна, вы меня помните?» Это студенты разных выпусков, разных ее курсов. Они будто специально ожидали ее выхода. И дождались.

Я вижу, какими влюбленными глазами они смотрят на Аллу, как любуются ею. А она шествует мимо, как умеют только балетные королевы, не склоняя головы и лишь милостиво улыбаясь солистам и своему мимансу.

Из воспоминаний Аллы Сигаловой: 

«Я не знаю, зачем пишу эти строки. У меня нет потребности делиться воспоминаниями о тебе и о себе. Эти прожитые дни, эти шестнадцать лет останутся запертыми в моем сердце, в моем сознании и памяти. Разве возможно рассказать о череде дней, заполненных тревогами, надеждами, разочарованиями, восторгами? Разве можно запротоколировать все эти мгновения счастья, ярости, безысходности, отчаяния, одиночества? У меня нет слез. Я стараюсь вести себя тихо, никого не беспокоить. И почти уже научилась ввинчивать внутрь рвущийся из меня крик».Ɔ.

snob.ru

Биография Аллы Сигаловой

Сигалова Алла Михайловна (р.1957) – российский хореограф, режиссёр, актриса, преподаватель. Имеет звания Заслуженной артистки РФ и Заслуженного деятеля искусств РФ. В 2008 году стала лауреатом премии «Золотая маска».

Рождение и семья

Алла Сигалова родилась 28 февраля 1959 года в Волгограде. Её родители только окончили учёбу в высших учебных заведениях этого города, но сами были коренными ленинградцами. Когда девочке было лишь несколько месяцев, семья вернулась в Ленинград.

Малышку с самого рождения окружала творческая атмосфера. Её мама имела прямое отношение к миру искусства, она была балериной. Папа профессионально играл на пианино, преподавал в музыкальном училище, где заведовал кафедрой фортепиано. Правда, он быстро и внезапно исчез из жизни Аллы. Это был невероятной красоты мужчина: чёрные волосы, ярко выраженный еврейский типаж, белоснежные зубы. Хоть после шести лет девочка с отцом не виделась, проведённые вместе годы привили Алле любовь к классической музыке.

Детство в Ленинграде

Так получилось, что Алла воспитывалась в семье интеллигентных потомков известного русского художника Константина Сомова. Раньше в этой семье жила и получала воспитание её мама с несколькими девочками. Так как мама Аллы была из бедной семьи, её взяли на обеспечение Сомовы. Дворянские корни давали о себе знать, члены интеллигентной семьи сначала подкармливали голодных девчушек, потом одевали, воспитывали и давали образование. Вот и вышло, что мама Аллы, а впоследствии точно так же и сама Сигалова, стали членами семьи Сомовых-Михайловых. Мама уехала работать хореографом в Красноярский театр музыкальной комедии, а Алла осталась в Ленинграде. В этом городе и прошло её детство, именно его она считает родным.

Атмосфера в этом доме была полна искусства, каждую неделю они ходили в драматический театр, филармонию или балет. В выходной обязательно была поездка в Пушкин или Петергоф. По воскресеньям девочка занималась в школе Эрмитажа, детишек водили по выставочным залам, рассказывали биографии художников. А когда Эрмитаж закрывался, и посетителей не оставалось, детям разрешали ходить одним по залам. И вот этот звук своих одиноких шагов по пустому Эрмитажу Алла помнит до сих пор. Сама Сигалова говорит:

«У меня было фантастическое детство, самое счастливое и невероятное. Но именно поэтому вспоминать детские годы для меня очень болезненно. Мне тяжело это делать».

В детских воспоминаниях Аллы Сигаловой главное место занимают два ежегодных праздника, которые по-особенному отмечали в семье Сомовых-Михайловых – Новый год и Пасха. Наряжали ёлку, зажигали свечи и всем детям дарили подарки, сделанные своими руками, подобранные индивидуально каждому ребёнку. До сих пор у Аллы хранятся варежки, подаренные ей на Новый год в далёком детстве, потёртые, но такие дорогие.

У Сигаловой была в Ленинграде родная бабушка по линии матери, но она так и не смогла до конца жизни смириться с тем, что мама Аллы вышла замуж за еврея и категорически не принимала свою внучку.

Путь в мир танца

Мир балета манил девочку с раннего детства, она частенько бывала в театре и стояла за кулисами. Алла до сих пор помнит запах пота и балетной канифоли, которой перед выступлением смазывают свои пуанты балерины, чтобы не поскользнуться на сцене. Она, будучи ещё совсем маленькой, поставила перед собой жизненную цель – во что бы то ни стало поступить в Ваганьковское училище и стать самой знаменитой в мире балета. Но путь к славе оказался долгим и тернистым.

Всё началось с того, что Аллу не приняли в балетное училище. Для поступления пришлось подключить связи родителей. Став студенткой, училась Алла хорошо, а вот за плохое поведение её несколько раз пытались отчислить из хореографического училища. Она дралась с мальчиками, высказывала свою точку зрения педагогам, разговаривая с ними дерзко и с вызовом. В детстве Алла имела возможность покопаться в закрытых фондах публичной ленинградской библиотеки. Она перечитала много книг, обладала приличным запасом знаний и, конечно же, её бесило, когда преподаватели неправильно рассказывали про Баланчина или Тургенева.

В 1978 году Алла Сигалова окончила Академию русского балета имени Агриппины Вагановой. Её ждала жизнь великой балерины, но случай по-своему распорядился судьбою Аллы, она получила травму. В течение семи месяцев девушка была прикована к постели, почти год потребовался на то, чтобы справиться с болезнью и депрессией. В 19 лет Алле Сигаловой пришлось оставить мир классического балета.

Москва и творческая карьера

Сигалова переехала в Москву, где начала абсолютно новую жизнь, она поступила в ГИТИС на режиссёрский факультет, который блестяще закончила в 1983 году. После чего занялась преподавательской деятельностью.

С 1984 по 2004 годы Алла Сигалова:

  • преподавала в Российской Академии театрального искусства;
  • занималась танцами;
  • в качестве режиссёра и хореографа являлась постановщиком собственных спектаклей;
  • два года (с 1987 по 1989) работала в качестве хореографа в РГТ «Сатирикон» имени А. Райкина.

В 1989 году Алла создала «Независимую труппу Аллы Сигаловой», где почти 10 лет являлась бессменным художественным руководителем. Они первыми в России стали показывать «современные танцы».

В 1999 году труппа прекратила своё существование, и Алла решила пробовать себя в новой роли. Она стала работать хореографом эстрадных постановок певиц Анжелики Варум и Лаймы Вайкуле.

С 2004 года Алла Сигалова работает в школе-студии МХАТ, занимается преподавательской деятельностью, получила профессорское звание, заведует кафедрой пластического воспитания. Педагог она очень строгий, но студенты её обожают.

Работа на радио и телевидении

С 2007 года Алла Сигалова – бессменный член жюри в телевизионных проектах «Танцы со звёздами» и «Звёзды на льду». В 2015 году она была главным хореографом проекта «Танца со звёздами» на телеканале «Россия 1».

На телевизионных проектах «Старые песни о главном-2», «Старые песни о главном -3» Сигалова была хореографом-постановщиком. Также ставила Новогодние шоу на канале НТВ.

В качестве ведущей Алла работает на радио и телевидении во многих проектах.

Радио «Культура»

С 2008 года создала и ведёт программу о танцах «КонтрДанс».

Телеканал «Культура»

С 2010 года создала и ведёт цикл передач «Глаза в глаза».

Телеканал «Культура»

С 2011 года ведёт телевизионные проекты «Вся Россия» и «Большая опера».

Телеканал «Культура»

С 2012 года является ведущей телевизионного проекта «Большой балет».

Телеканал «Культура»

С 2013 года ведёт телевизионный проект «Большой джаз».

В качестве актрисы Алла работала в картинах:

  • «Любовь моя, печаль моя» (1978);
  • «Расколотое небо» (1979);
  • «Мистификатор» (1990);
  • «Небо в алмазах» (1999).

Самыми любимыми людьми в жизни Сигаловой всегда были члены её семьи. Как любая нормальная мать, Алла обожает сына и дочь, не скрывает, что за них она может «загрызть». Не даёт советы своим детям, если они в них не нуждаются. Позвонят, спросят, как вести себя в той или иной ситуации, Алла тут же придёт к ним на помощь, сама в личную жизнь детей не лезет никогда.

В жизни Сигаловой было два брака. В первом родилась дочь Аня в 1982 году, но вскоре с первым супругом Алла развелась. Сейчас у дочери Ани уже своя семья, она дизайнер и вместе с мужем воспитывает сына Фёдора.

Второй раз Алла вышла замуж, когда ей было 36 лет, за театрального актёра и режиссёра Романа Козака, он руководил Московским драматическим театром имени А. С. Пушкина.

У пары родился мальчик Михаил в 1994 году. Кроме огромной любви, семьи и ребёнка, их связывало творчество. Они вместе работали в школе-студии МХАТ, Алла играла в пьесах своего супруга.

В 2010 году после тяжёлой продолжительной болезни Роман Козак умер. Они с Аллой были идеальной парой и жили в своём маленьком идеальном мире, и вдруг в один миг она осталась одна. Даже в эти минуты Сигалова не позволила никому себя жалеть. После смерти она курировала студентов своего супруга, поставила с его выпускниками спектакль «Жизель, или обманутые невесты». Алла говорит, что только её муж Роман знал, какая она на самом деле, и больше уже об этом не узнает никто. До сих пор она остаётся верной памяти супруга, несмотря на все старания, жёлтой прессе так и не удалось за эти годы уличить её в каких-либо новых связях.

Характер, привычки и жизненные принципы

Алла, будучи невероятно эмоциональной в профессии, в жизни всегда невозмутимая и вежливая. Вывести её из себя просто невозможно. Она так и говорит сама о себе:

«У меня слишком мощная броня, которая не пробивается».

При этом Сигалова обожает мягкие игрушки и горячий шоколад, что так трогательно подчёркивает её женственность. Очень сильно любит белый шоколад с орехами, позволяет его себе довольно часто, потому что постоянно тренируется в тренажёрном зале, дома регулярно занимается с гантелями.

Хоть творческая и профессиональная жизнь Аллы Сигаловой насыщенная, по жизни она является довольно замкнутым человеком. В свой личный мир она пускает только дорогих и близких людей. У Аллы нет друзей, она вообще не понимает смысла этого слова, признаёт дружбу только между мужчинами. Считает, что женской дружбы не бывает, ни о каких подругах в её жизни не может быть и речи, на всякие посиделки, сплетни и чаепития у неё времени нет.

У Аллы всегда на руках часы, в доме во всех комнатах тоже, чтобы никогда никуда не опаздывать, она очень ценит время.

Сигалова Алла Михайловна – неповторимая женщина, достойная обожания, цельная натура и личность с большой буквы. Как тонко о ней подметил кто-то: «Звезда, но такая земная». Её главные качества:

  • сила духа и железный характер;
  • невероятная требовательность к самой себе;
  • грация и красота;
  • трудолюбие;
  • коммуникабельность и море обаяния;
  • высокая культура и изысканность;
  • безупречный стиль.

Несмотря на то, что Сигалова долгое время живёт и работает в Москве, столица не стала ей родным городом. Самым лучшим местом на Земле Алла считает Санкт-Петербург – город детства, в котором она познавала мир, культуру, искусство, людей, ночь, день, рассвет, закат. Алла уверена в том, что детство очень многое определяет в человеческой жизни.

Для многих Алла Сигалова остаётся непонятной, но о человеке всегда судят по его делам. Чтобы понять эту страстную и восторженную женщину, надо смотреть её постановки и спектакли.

stories-of-success.ru

Хореограф Алла Сигалова: биография, личная жизнь, семья, фото :: SYL.ru

Многим, кто видел эту хрупкую, красивую женщину с огромными глазами, очаровательной улыбкой, и точеной фигурой, кажется, что она совершенно не похожа на профессора. Но факты – упрямая вещь: уроки танца и пластики Аллы Михайловны с благодарностью вспоминают десятки эстрадных звезд и студентов театральных вузов из нашей страны и ближнего зарубежья. Все они в один голос заявляют, что Сигалова является хореографом с большой буквы. Именно она первой в нашей стране стала серьезно заниматься современным танцем.

Алла Сигалова – заслуженная артистка России, советский и российский хореограф, лауреат премии «Золотая маска». Она ставила спектакли на лучших площадках мира – в Мариинском театре, в Ла Скала, в Королевской опере (Брюссель). Алла Михайловна, бесспорно, сильная, успешная и самодостаточная женщина, но и в ее судьбе были сложные ситуации и страшные утраты.

Биография хореографа Аллы Сигаловой: детские и юношеские годы

Вероятно, судьба Аллы Михайловны - знаменитого и востребованного не только в нашей стране, но и в зарубежных странах хореографа-постановщика - была предопределена еще до ее рождения.

Семья Аллы принадлежала к роду художника Сомова. Отец Михаил (Моисей) по национальности - еврей. Он был талантливым пианистом. Мама Тамара Александровна — русская. Она была балериной. В одном из интервью Алла Михайловна призналась, что на ее характер оказало огромное влияние еврейское происхождение. Ей порой кажется, что в ней сильнее бурлит еврейская кровь, чем славянская.

Девочка Алла появилась на свет 28 февраля 1959 года в Сталинграде (нынешний Волгоград). Родители переехали туда после окончания ВУЗа в Ленинграде по распределению. Через два года семья с маленькой дочерью вернулась в родную Северную столицу.

В доме Сигаловых во все времена царила творческая атмосфера. Тамара Александровна прививала дочери любовь к литературе, танцам, поэзии, а отец знакомил девочку с шедеврами классической музыки. Искусство играло важную роль в жизни Аллы, но больше всего ее увлекали занятия танцами. Уже с шести лет она танцевала, а ей аккомпанировал на пианино отец.

Вагановское училище

Девочка много трудилась, чтобы стать ученицей Вагановского училища. Педагоги Аллы восхищались ее потрясающими природными данными, артистичностью и пластикой. Несмотря на это, в знаменитое Вагановское училище она поступила не сразу, но зато во время учебы проявила себя наилучшим образом. Педагог Н. М. Дудинская увидела в Алле танцовщицу с большим будущим. В танце девочка была великолепна. Преподаватели академии были уверены, что скоро на мировых сценах зрители увидят восходящую звезду балета.

Но судьба распорядилась иначе. В биографии Аллы Сигаловой произошла трагедия, изменившая всю ее дальнейшую жизнь. Работая у балетного станка, Алла получила тяжелейшую травму, которая перечеркнула ее планы и закрыла ей путь в классический балет. Шесть месяцев девушка лежала в гипсе, а потом еще столько же училась ходить.

Кроме физических мучений, она испытывала и душевные страдания. Как только здоровье было восстановлено, Алла Сигалова переехала в Москву и поступила в ГИТИС на курс А. В. Эфроса и И. М. Туманова. Правда, позже Алла Михайловна признавалась, что уехала в Москву не только для того, чтобы поступить в учиться. Она не могла видеться со своими сокурсниками и педагогами и ловить на себе их сочувствующие взгляды. В 1983 году Алла получила диплом хореографа-педагога.

Творчество

В 1978 году Алла Сигалова попробовала свои силы в кинематографе. Она сыграла главную роль в советско-турецкой картине «Любовь моя, печаль моя», снятой по мотивам пьесы Назыма Хикмета. В этой ленте снимались такие звезды советского кино, как Ирина Мирошниченко, Анатолий Папанов, Армен Джигарханян и популярные турецкие актеры.

Позже фильмография Аллы пополнилась еще несколькими работами: «Платон мне друг», «Расколотое небо», «Небо в алмазах» и других. Однако Алла Михайловна решила, что театр для нее ближе.

Театр Аллы Сигаловой

Недолго проработав в театре «Сатирикон», Алла Михайловна решает создать собственный танцевальный коллектив. В 1989 году ее театр становится первым в стране коллективом, который пропагандировал и развивал современные танцевальные стили в танцах. Оригинальные постановки молодого хореографа Аллы Сигаловой очень скоро стали известны и популярны в стране. Труппа начала выезжать в заграничные турне.

Однако экономическое положение в стране в конце девяностых годов не позволило коллективу развиваться. Спектаклей становилось все меньше, поэтому в 1999 театр прекратил свою деятельность.

Работа со звездами

В этот сложный период Алла Сигалова начинает работать со звездами эстрады. Она ставит великолепные танцевальные номера таким певицам, как Анжелика Варум, Лайма Вайкуле. Все сезоны «Песен о главном» Алла Михайловна является главным хореографом проекта.

Телевидение

Три сезона Алла Михайловна в содружестве с Алексеем Бегак ведут телевизионный конкурс «Большая опера». А с 2010 года зрители телеканала «Культура» с удовольствием смотрят ее авторские программы: «Глаза в глаза», «Вся Россия».

В 2013 году телеканал «Культура» начинает транслировать конкурс «Большой джаз», который предложили вести Алле и джазмену Вадиму Эйленкригу.

Преподавательская деятельность

Алла Сигалова, фото которой мы разместили в этой статье, в 2004 году стала преподавателем школы-студии МХАТ, а позднее – профессором кафедры пластического воспитания. Она передает свои знания не только студентам, но и приезжающим со всех концов страны преподавателям танцев. С мастер-классами Алла Михайловна побывала во многих странах Северной Америки и Европы.

Театр

Алла Михайловна много сил и времени посвящает театру. Одной из ее самых известных работ стал музыкальный спектакль «Бедная Лиза» с Чулпан Хаматовой в главной роли, поставленный на сцене Театра наций, руководимым Евгением Мироновым.

В 2001 году зрители могли оценить постановку «Грезы любви» на сцене Театра эстрады. Ее премьера состоялась во время Всемирной театральной олимпиады. Знаменитый хореограф поставила спектакль в сотрудничестве с Имперским Русским Балетом.

Еще одна яркая и запоминающаяся постановка Сигаловой – танцевальный мюзикл «Кастинг», который с успехом прошел на сцене театра им. Моссовета. Главные роли в нем сыграли Ольга Кабо, Станислав Бондаренко, Анатолий Адоскин. За постановку танцевальных номеров в спектакле «Кармен. Этюды» хореограф в 2008 году была удостоена премии «Золотая маска». Оценили мастерство Сигаловой и в Латвии. За постановку «Отелло», премьера которой прошла в Латвийской национальной опере, ее наградили премией «Лучший балетный спектакль года».

Немного о личном

По мнению Аллы Сигаловой, личная жизнь — это самое важное, что есть у человека. Даже очень успешная карьера никогда женщине не заменит тепла и любви близких и дорогих людей. Она считает, что настоящую женщину определяет ее желание и умение любить. Об этом все спектакли известного хореографа. Она уверена, что не существует ничего важнее способности женщины дарить это светлое чувство.

На втором курсе ГИТИСа Алла вышла замуж, а в 1982 году у нее родилась дочь Анна. Брак очень скоро распался. В течение 12 лет Алла Михайловна воспитывала ребенка одна. Об этом опыте семейной жизни она не любит вспоминать. Алла благодарна первому мужу только за дочь, хотя спустя много лет после расставания с первым супругом в одном из интервью она призналась, что сожалеет о том, дочь не жила с отцом. Она уверена, что залогом правильного воспитания детей является полная семья.

Вторым мужем Аллы Сигаловой стал замечательный, умный и добрый человек — режиссер Роман Козак. Зрелый брак (Алле к тому времени было 36 лет) принес ей настоящее женское счастье. Алла не просто очень любила своего супруга, но и уважала его безмерно. Она была благодарна судьбе за то, что она подарила ей встречу с этим успешным, сильным, мудрым, уверенным и жизнерадостным человеком. В браке родился сын Михаил, который стал отрадой для родителей.

Алла Михайловна ценила каждый миг, проведенный с супругом. Они часами могли говорить, им всегда друг с другом было интересно. Роман считал свою жену удивительной. Она засыпала и просыпалась с улыбкой все 16 лет, которые им довелось прожить вместе. Он всегда удивлялся ее способности быть абсолютно счастливым человеком. Но счастье длилось недолго — в 2010 году Роман Козак скончался после продолжительной болезни. Этот год стал настоящим испытанием для хрупкой женщины. В 2010 году она похоронила не только любимого мужа, но и обоих родителей.

Дети

Дети Аллы Сигаловой (дочь Анна и сын Михаил, родившийся во втором браке) — главное достижение и богатство ее жизни. В этом Алла Михайловна совершенно уверена. Дочь Анна стала успешным и уже довольно известным в столице дизайнером интерьеров. У нее есть собственное строительное дизайнерское агентство. Анна подарила Алле Михайловне замечательного внука Федора, в котором знаменитая бабушка души не чает и старается чаще проводить с ним время.

Сын Михаил увлекся телевидением и журналистикой. Он учится в Вашингтоне на оператора. Сегодня Алла Сигалова ведет активную творческую жизнь, полна энергии, сил и новых идей. В июле 2018 года она сообщила своим поклонникам, что учится ездить на велосипеде. Считает, что лучше это сделать поздно, чем никогда.

www.syl.ru


Смотрите также