Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Андрей кайдановский биография


Андрей Александрович Кайдановский

(р. 1987)

Быть сыном знаменитого отца нелегко – ведь на детей великих людей возлагается столько надежд… Танцовщик и хореограф Андрей Александрович Кайдановский не стал «вторым изданием» своего отца – выдающегося актера и кинорежиссера Александра Леонидовича Кайдановского, его путь в искусстве оказался совершенно самостоятельным, хотя начало его было непростым.

В детстве Андрей обучался в Московском хореографическом училище, но не потому, что сам того пожелал, а потому, что мать – балерина Большого театра Наталия Судакова – полагала, что его фигура нуждается в исправлении. Гораздо больше мальчика (а потом и юношу) интересовали автомобили – он рисовал их, пытался придумывать новые модели, мечтал о карьере автодизайнера. Из хореографического училища он был отчислен, восстановлен и в шестнадцатилетнем возрасте снова отчислен, и тогда по воле матери (которая уже не знала, что делать со своенравным сыном) ему пришлось отправиться в небольшой австрийский городок Санкт-Пёльтен, чтобы учиться там в балетной Академии. У юноши подобная перспектива отнюдь не вызывала энтузиазма – ведь менее всего он склонен был мечтать о балетной карьере. Однако всё изменилось, когда он вместе с соучениками (опять же – в принудительном порядке) побывал на концерте Нидерландского театра танца и увидел там номер, поставленный Полом Лайтфутом и Соль Леон. Номер длился всего пять минут – но эти минуты поистине перевернули и сознание, и жизнь Андрея Кайдановского: «Я понял, что танцевать можно что угодно, под что угодно, как угодно и чем угодно», – говорил он впоследствии.

С этого момента Кайдановский занимался балетом уже с желанием. Завершив учебу в Санкт-Пёльте, он отправился в Штутгарт, где стал учеником Петра Антоновича Пестова. «Стопы есть, остальное сделаем», – сказал он, принимая в свой класс нового ученика. Среди других учеников Пестова, многие из которых были лауреатами всевозможных конкурсов, Андрей ощущал себя «слабым» и буквально выбивался из сил, стараясь стать вровень с ними – наставник сравнивал его с Валерием Чкаловым, который тоже готов был скорее умереть, чем сдаться.

Вы видите не полный текст статьи. Оформите подписку, чтобы увидеть материал целиком. Вы можете прочитать текст не оформляя подписку. Оплатите доступ к материалу на одни сутки.

musicseasons.org

Андрей Кайдановский: «Уверен, папа мне помогает»

Начинающим хореографом его не назовешь: свой дебютный номер он сочинил девять лет назад. После «Гадкого утенка» и «Жар-птицы» австрийская критика называет Андрея международной звездой. «Басня» — проба сил в работе с драматическими артистами и его вторая постановка в России. В 2016-м на проекте «Точка пересечения» показывали спектакль-гротеск «Чай или кофе?» в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, и работа сразу попала в шорт-лист фестиваля «Золотая маска» по двум номинациям. «Культуре» лауреат престижной Национальной немецкой танцпремии в категории «Будущее» рассказал о том, как очутился в Вене, поведал о ближайших планах и о знаменитом отце.

культура: Пластическое высказывание в драматическом театре, да еще и басни... Кайдановский: Почему бы нет? Мне хотелось соединить театр и танец и при их балансе дать каждому участнику возможность попробовать новое. Понятно, что если мы экспериментируем, то надо выкладываться на «все сто». Иначе нет смысла. Не ставить же очередной драматический спектакль, тем более что я не театральный режиссер.

культура: Крылов и Лафонтен — Ваш выбор или «Таганки»? Кайдановский: У меня есть книжечка с проектами и задумками, одна из записанных в ней идей — «Басня». Правда, не думал, что буду ставить ее с драматическими актерами.

культура: «Гадкий утенок», «Жар-птица», вороны, лисицы, да и другие звери... Какая-то зоологическая тема в творчестве вырисовывается? Кайдановский: Мы за животными прячемся, все равно это истории людей, человеческие проблемы, отношения, недостатки. Все, что знакомо каждому и всех тревожит. Звери дают больше красок, не сковывают фантазию.

культура: Пересказать басни языком танца и жестов — попытка дерзкая и амбициозная. Да и как без слов передать мораль, обязательную для этого жанра дидактической литературы? Кайдановский: Мы не совсем отказались от слова. В начале спектакля звучит лафонтеновский текст. Потом, конечно, от нее «уезжаем», и возникают сказочные образы. У нас нет задачи пересказать сборник басен. Если даже его прочитать в один присест, то в голове будет мешанина. Ведь единой фабулы нет, каждая басня — маленькая зарисовка. Что касается морали, то она, по-моему, явление сомнительное. Эдакое нравоучение, довольно жесткое, осуждение постфактум, когда сюжет уже исчерпан. Оно не помогает во время действия. Мы же никого не учим и никого не судим, показываем истории, а уж как надо поступать и как не стоит, зритель решит сам.

культура: Зачем Вам понадобились драматурги? Кайдановский: Ричард Шметтерер с самых первых моих постановок рядом, потому что одна голова хорошо, а две — лучше. Он систематизирует мои фантазии и помогает некоторым образом «подтаскивать» танцы в театральную сторону. Оказалось, что на Таганке Ричард мало что может сделать, потому что русским языком не владеет. Тогда я позвал Андрея Андрианова, и он нам помог именно в плане текста.

культура: Разве звучит не одна басня? Кайдановский: У наших героев есть голос, и он не только танцевальный. Слова понадобились, хотя их и немного, чтобы актеры чувствовали себя в своем мире. Сюжет выстраивали, учитывая индивидуальности исполнителей. Тем более они разных возрастов, и хотелось всех показать с лучшей стороны.

культура: Вы приходили на репетиции с готовыми движениями или импровизировали, учитывая возможности труппы? Кайдановский: Конечно, подбирал движения под артистов. Они на удивление быстро схватывали пластику. Мы многое делали вместе, как бы «прощупывая» возможности друг друга.

культура: В чем заключались сложности? Кайдановский: В том, что это не музыкальный театр. Драматический все-таки держится за конкретику, в нем меньше свободы и абстракции. Их мне и хотелось внедрить в спектакль.

культура: Человеческие особенности баснописцев имели значение? Известно, что Крылов — колоритная персона, ленивец и обжора. Кайдановский: Личности мы не учитывали. Лафонтен и Крылов нас интересовали только как авторы. Хотя общечеловеческих недостатков представим немало, никто не совершенен.

культура: Какой будет музыка? Кайдановский: Смешанной, составленной из разных фрагментов. Начиная от сочинений виолончелиста и композитора Димы Чеглакова до песни из фильма «Весна» и японского happy hardcore. Ничем себя не ограничивали.

культура: Спектакль давно готов. Почему же премьера все переносится? Кайдановский: Первый раз — из-за моего графика, я все-таки танцующий человек и связан обязательствами с Венской оперой. Сейчас, когда у меня все больше и больше проектов, приходится искать свободное время. Второй раз отложили, как я понял, из-за подготовки к «Ночи театра». Но в ближайшее время «Басня» точно встретится со зрителями.

культура: Ваша мама Наталья Кайдановская танцевала в Большом театре, сейчас она — педагог и специалист по старинной хореографии. В Театре на Таганке говорят, что она репетирует с актерами «Басню». Это так? Кайдановский: Не совсем. Мама как балетный педагог помогала актерам раскрыть возможности собственных тел, держала ребят в тонусе, когда мне надо было уезжать.

культура: Отец, Александр Кайдановский, ушел из жизни, когда Вам было всего девять лет, а расстались родители еще раньше. Можно ли говорить о его влиянии? Беседуете ли Вы с ним мысленно? Кайдановский: Беседую, и часто. Помню папу очень хорошо, но как-то по-детски. Он со мной играл, как родители играют с маленькими сыновьями. Ездили с ним на машине — что-то покупать или просто катались, он доверял мне свой компьютер, объяснял, что это такое, показывал первые видео. Ему неинтересно было разговаривать о моей будущей профессии или о своих съемках, да и мне это было по барабану. Тогда я не вникал в его творчество, сейчас же счастлив, что он так много сделал в этом мире. Его можно всегда посмотреть, послушать, почувствовать, и, знаете, я уверен, что он мне помогает. Кажется, меня ведет по жизни какая-то его часть, явно перешедшая в меня.

культура: Вы ставите много, и не только в Вене. Что намечено на нынешний сезон? Кайдановский: Первым театром, позвавшим меня на постановку за границу, был Балет Джона Ноймайера. В Гамбурге с их Молодежной труппой работал дважды. Недавно поставил 12-минутный номер на музыку современного голландского композитора для тура по Германии. Сложное произведение, молодой оркестр и совершенно новая для меня церковная тема.

Сейчас участвую в подготовке премьеры для Национального балета Праги, первый показ намечен на 14 июня. Вечер готовят трое хореографов — я и коллеги из Чехии и Польши. Каждый ставит свой спектакль. Они разные, но их объединяет идея, заявленная в общем названии: «Славянский темперамент».

культура: Вы кажетесь баловнем судьбы. Зрители любят. Критики высоко оценивают, начиная с первых Ваших номеров: «Три незнакомца» и «Dolce Vita». Сам директор балета Венской оперы Манюэль Легри предложил Вам, 26-летнему артисту, сочинить спектакль, и афиша пополнилась «Гадким утенком». После «Чая или кофе?» Вы получили приглашение от руководства Музтеатра имени Станиславского и Немировича-Данченко поставить репертуарный балет. Он так и не вышел — неужели отказались? Кайдановский: Я, конечно, был «за», но в театре сменилась дирекция, и переговоры приостановились. Сейчас новое руководство ведет со мной диалог. Думаю, все будет хорошо.

культура: Действительно ли Манюэль Легри — трудоголик нуреевской закалки, питомец Парижской оперы — собирается покидать театр в Вене? Кайдановский: Да, он уходит, объявил об этом несколько месяцев назад. Кто будет — пока не знаем. Но это же обычное дело, руководители всегда меняются. И хорошо, иначе труппы делали бы одно и то же. Жизнь идет дальше.

культура: Почему так вышло, что Вы еще подростком оказались на Западе? Родились в Москве, учились в МГАХ и вдруг уехали... Кайдановский: Из Академии меня выгоняли дважды. Я был очень маленьким и, наверное, не подходил под принятые стандарты. После первого отчисления пожалели, оставили, а потом уже простились окончательно. Мама отправила меня в балетную школу в Санкт-Пёльтене, это такой крохотный городок в Австрии. Потом совсем недолго занимался в Штутгарте. В России не хотели, чтобы я танцевал, пришлось учиться на Западе.

культура: А кто Ваши кумиры? Кайдановский: Пара моих любимых хореографов — Пол Лайтфут и Соль Леон. Когда еще школьником я увидел их спектакли во время гастролей Нидерландского театра танца в Австрии, то испытал шок. Понял, как многое может танец. Потом они приехали в Венскую оперу на постановку, и я, уже молодой артист, прошел кастинг. Получал кайф от самого процесса репетиций, сразу понимал, что они хотят, о чем идет речь, почему делают так, а не иначе.

культура: Пол и Соль возглавили NDT после Иржи Килиана. Вы тот период, наверное, не застали? Кайдановский: Застал — и танцевал хореографию Килиана. Она необыкновенно нежная и очень обобщенная. Пол и Соль сразу показались мне ближе — они «выговаривают» все и ведут в высшей степени конкретный диалог.

культура: На каком языке Вы думаете, ведь по-немецки говорите свободно и без акцента? Кайдановский: Моя жизнь делится на две половины: первую я провел в России, вторую — в Вене. Думаю на двух языках, но чаще, пожалуй, на русском. Особенно когда сочиняю хореографию, потому что русский язык все-таки богаче.

культура: Молодые хореографы нередко скептически относятся к классике. Вы тоже? Кайдановский: Классика — это наш музей, наша гордость и история. Ее нужно бережно хранить и содержать в хорошем качестве, на высоком уровне.

культура: Не искажать и не осовременивать? Кайдановский: Новые версии классических балетов — с переставленными местами движениями, с иными декорациями и костюмами других цветов — никакой пользы не приносят. Только отнимают время и деньги, которые можно потратить на движение вперед, на развитие хореографии.

культура: Молодежи непросто найти свое место. Часто бывает так: увидели интересную работу, оценили, и — хореограф пропал. С какими проблемами сталкиваетесь? Кайдановский: Сейчас в мире, и Россия не исключение, начинают поддерживать молодых хореографов. Мне бы хотелось, чтобы этот процесс распространился и на композиторские классы консерваторий. Мы без музыки никуда. Любой ищет в свою команду того, кто берет ответственность за звуковую палитру. Хотелось бы, чтобы менялась не только техника танца, но и в оркестровой яме происходили метаморфозы — добавлялись новые инструменты, мелодии, шумы, шорохи, ритмы. И еще хорошо бы готовить менеджеров, продвигающих современный танец. Искусство развивается, как и технологии. Только новую продукцию «внедряют» в умы и настойчиво рекламируют, а танцы дебютантов выживают, как могут.

Фото на анонсе: Кирилл Каллиников/РИА Новости

portal-kultura.ru

Андрей Кайдановский: «Уверен, папа мне помогает»

Начинающим хореографом его не назовешь: свой дебютный номер он сочинил девять лет назад. После «Гадкого утенка» и «Жар-птицы» австрийская критика называет Андрея международной звездой. «Басня» — проба сил в работе с драматическими артистами и его вторая постановка в России. В 2016-м на проекте «Точка пересечения» показывали спектакль-гротеск «Чай или кофе?» в Музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко, и работа сразу попала в шорт-лист фестиваля «Золотая маска» по двум номинациям. «Культуре» лауреат престижной Национальной немецкой танцпремии в категории «Будущее» рассказал о том, как очутился в Вене, поведал о ближайших планах и о знаменитом отце.

культура: Пластическое высказывание в драматическом театре, да еще и басни... Кайдановский: Почему бы нет? Мне хотелось соединить театр и танец и при их балансе дать каждому участнику возможность попробовать новое. Понятно, что если мы экспериментируем, то надо выкладываться на «все сто». Иначе нет смысла. Не ставить же очередной драматический спектакль, тем более что я не театральный режиссер.

культура: Крылов и Лафонтен — Ваш выбор или «Таганки»? Кайдановский: У меня есть книжечка с проектами и задумками, одна из записанных в ней идей — «Басня». Правда, не думал, что буду ставить ее с драматическими актерами.

культура: «Гадкий утенок», «Жар-птица», вороны, лисицы, да и другие звери... Какая-то зоологическая тема в творчестве вырисовывается? Кайдановский: Мы за животными прячемся, все равно это истории людей, человеческие проблемы, отношения, недостатки. Все, что знакомо каждому и всех тревожит. Звери дают больше красок, не сковывают фантазию.

культура: Пересказать басни языком танца и жестов — попытка дерзкая и амбициозная. Да и как без слов передать мораль, обязательную для этого жанра дидактической литературы? Кайдановский: Мы не совсем отказались от слова. В начале спектакля звучит лафонтеновский текст. Потом, конечно, от нее «уезжаем», и возникают сказочные образы. У нас нет задачи пересказать сборник басен. Если даже его прочитать в один присест, то в голове будет мешанина. Ведь единой фабулы нет, каждая басня — маленькая зарисовка. Что касается морали, то она, по-моему, явление сомнительное. Эдакое нравоучение, довольно жесткое, осуждение постфактум, когда сюжет уже исчерпан. Оно не помогает во время действия. Мы же никого не учим и никого не судим, показываем истории, а уж как надо поступать и как не стоит, зритель решит сам.

культура: Зачем Вам понадобились драматурги? Кайдановский: Ричард Шметтерер с самых первых моих постановок рядом, потому что одна голова хорошо, а две — лучше. Он систематизирует мои фантазии и помогает некоторым образом «подтаскивать» танцы в театральную сторону. Оказалось, что на Таганке Ричард мало что может сделать, потому что русским языком не владеет. Тогда я позвал Андрея Андрианова, и он нам помог именно в плане текста.

культура: Разве звучит не одна басня? Кайдановский: У наших героев есть голос, и он не только танцевальный. Слова понадобились, хотя их и немного, чтобы актеры чувствовали себя в своем мире. Сюжет выстраивали, учитывая индивидуальности исполнителей. Тем более они разных возрастов, и хотелось всех показать с лучшей стороны.

культура: Вы приходили на репетиции с готовыми движениями или импровизировали, учитывая возможности труппы? Кайдановский: Конечно, подбирал движения под артистов. Они на удивление быстро схватывали пластику. Мы многое делали вместе, как бы «прощупывая» возможности друг друга.

культура: В чем заключались сложности? Кайдановский: В том, что это не музыкальный театр. Драматический все-таки держится за конкретику, в нем меньше свободы и абстракции. Их мне и хотелось внедрить в спектакль.

культура: Человеческие особенности баснописцев имели значение? Известно, что Крылов — колоритная персона, ленивец и обжора. Кайдановский: Личности мы не учитывали. Лафонтен и Крылов нас интересовали только как авторы. Хотя общечеловеческих недостатков представим немало, никто не совершенен.

культура: Какой будет музыка? Кайдановский: Смешанной, составленной из разных фрагментов. Начиная от сочинений виолончелиста и композитора Димы Чеглакова до песни из фильма «Весна» и японского happy hardcore. Ничем себя не ограничивали.

культура: Спектакль давно готов. Почему же премьера все переносится? Кайдановский: Первый раз — из-за моего графика, я все-таки танцующий человек и связан обязательствами с Венской оперой. Сейчас, когда у меня все больше и больше проектов, приходится искать свободное время. Второй раз отложили, как я понял, из-за подготовки к «Ночи театра». Но в ближайшее время «Басня» точно встретится со зрителями.

культура: Ваша мама Наталья Кайдановская танцевала в Большом театре, сейчас она — педагог и специалист по старинной хореографии. В Театре на Таганке говорят, что она репетирует с актерами «Басню». Это так? Кайдановский: Не совсем. Мама как балетный педагог помогала актерам раскрыть возможности собственных тел, держала ребят в тонусе, когда мне надо было уезжать.

культура: Отец, Александр Кайдановский, ушел из жизни, когда Вам было всего девять лет, а расстались родители еще раньше. Можно ли говорить о его влиянии? Беседуете ли Вы с ним мысленно? Кайдановский: Беседую, и часто. Помню папу очень хорошо, но как-то по-детски. Он со мной играл, как родители играют с маленькими сыновьями. Ездили с ним на машине — что-то покупать или просто катались, он доверял мне свой компьютер, объяснял, что это такое, показывал первые видео. Ему неинтересно было разговаривать о моей будущей профессии или о своих съемках, да и мне это было по барабану. Тогда я не вникал в его творчество, сейчас же счастлив, что он так много сделал в этом мире. Его можно всегда посмотреть, послушать, почувствовать, и, знаете, я уверен, что он мне помогает. Кажется, меня ведет по жизни какая-то его часть, явно перешедшая в меня.

культура: Вы ставите много, и не только в Вене. Что намечено на нынешний сезон? Кайдановский: Первым театром, позвавшим меня на постановку за границу, был Балет Джона Ноймайера. В Гамбурге с их Молодежной труппой работал дважды. Недавно поставил 12-минутный номер на музыку современного голландского композитора для тура по Германии. Сложное произведение, молодой оркестр и совершенно новая для меня церковная тема.

Сейчас участвую в подготовке премьеры для Национального балета Праги, первый показ намечен на 14 июня. Вечер готовят трое хореографов — я и коллеги из Чехии и Польши. Каждый ставит свой спектакль. Они разные, но их объединяет идея, заявленная в общем названии: «Славянский темперамент».

культура: Вы кажетесь баловнем судьбы. Зрители любят. Критики высоко оценивают, начиная с первых Ваших номеров: «Три незнакомца» и «Dolce Vita». Сам директор балета Венской оперы Манюэль Легри предложил Вам, 26-летнему артисту, сочинить спектакль, и афиша пополнилась «Гадким утенком». После «Чая или кофе?» Вы получили приглашение от руководства Музтеатра имени Станиславского и Немировича-Данченко поставить репертуарный балет. Он так и не вышел — неужели отказались? Кайдановский: Я, конечно, был «за», но в театре сменилась дирекция, и переговоры приостановились. Сейчас новое руководство ведет со мной диалог. Думаю, все будет хорошо.

культура: Действительно ли Манюэль Легри — трудоголик нуреевской закалки, питомец Парижской оперы — собирается покидать театр в Вене? Кайдановский: Да, он уходит, объявил об этом несколько месяцев назад. Кто будет — пока не знаем. Но это же обычное дело, руководители всегда меняются. И хорошо, иначе труппы делали бы одно и то же. Жизнь идет дальше.

культура: Почему так вышло, что Вы еще подростком оказались на Западе? Родились в Москве, учились в МГАХ и вдруг уехали... Кайдановский: Из Академии меня выгоняли дважды. Я был очень маленьким и, наверное, не подходил под принятые стандарты. После первого отчисления пожалели, оставили, а потом уже простились окончательно. Мама отправила меня в балетную школу в Санкт-Пёльтене, это такой крохотный городок в Австрии. Потом совсем недолго занимался в Штутгарте. В России не хотели, чтобы я танцевал, пришлось учиться на Западе.

культура: А кто Ваши кумиры? Кайдановский: Пара моих любимых хореографов — Пол Лайтфут и Соль Леон. Когда еще школьником я увидел их спектакли во время гастролей Нидерландского театра танца в Австрии, то испытал шок. Понял, как многое может танец. Потом они приехали в Венскую оперу на постановку, и я, уже молодой артист, прошел кастинг. Получал кайф от самого процесса репетиций, сразу понимал, что они хотят, о чем идет речь, почему делают так, а не иначе.

культура: Пол и Соль возглавили NDT после Иржи Килиана. Вы тот период, наверное, не застали? Кайдановский: Застал — и танцевал хореографию Килиана. Она необыкновенно нежная и очень обобщенная. Пол и Соль сразу показались мне ближе — они «выговаривают» все и ведут в высшей степени конкретный диалог.

культура: На каком языке Вы думаете, ведь по-немецки говорите свободно и без акцента? Кайдановский: Моя жизнь делится на две половины: первую я провел в России, вторую — в Вене. Думаю на двух языках, но чаще, пожалуй, на русском. Особенно когда сочиняю хореографию, потому что русский язык все-таки богаче.

культура: Молодые хореографы нередко скептически относятся к классике. Вы тоже? Кайдановский: Классика — это наш музей, наша гордость и история. Ее нужно бережно хранить и содержать в хорошем качестве, на высоком уровне.

культура: Не искажать и не осовременивать? Кайдановский: Новые версии классических балетов — с переставленными местами движениями, с иными декорациями и костюмами других цветов — никакой пользы не приносят. Только отнимают время и деньги, которые можно потратить на движение вперед, на развитие хореографии.

культура: Молодежи непросто найти свое место. Часто бывает так: увидели интересную работу, оценили, и — хореограф пропал. С какими проблемами сталкиваетесь? Кайдановский: Сейчас в мире, и Россия не исключение, начинают поддерживать молодых хореографов. Мне бы хотелось, чтобы этот процесс распространился и на композиторские классы консерваторий. Мы без музыки никуда. Любой ищет в свою команду того, кто берет ответственность за звуковую палитру. Хотелось бы, чтобы менялась не только техника танца, но и в оркестровой яме происходили метаморфозы — добавлялись новые инструменты, мелодии, шумы, шорохи, ритмы. И еще хорошо бы готовить менеджеров, продвигающих современный танец. Искусство развивается, как и технологии. Только новую продукцию «внедряют» в умы и настойчиво рекламируют, а танцы дебютантов выживают, как могут.

Фото на анонсе: Кирилл Каллиников/РИА Новости

portal-kultura.ru

Andrey Kaydanovsky

Единственное, что останется от нашей эпохи — архитектура, технологии и искусство. Для меня это три сферы, которые всегда необходимо развивать. А танец — один из самых молодых и перспективных видов искусства, это язык нашего внутреннего мира, к которому было бы полезно прислушаться.

Для меня самая большая сложность — найти правильную музыку, а точнее, саундтрек.

Я не знаю, как обстоит дело в российских театрах, но в Европе цензуры нет, есть комплексы.

Один акт минут на 40 при самой интенсивной работе занимает, в среднем, 2 месяца. Но до этого ещё идёт интеллектуальная работа, которая может длиться очень долго. Чтобы сделать хороший одноактный балет, нужно полгода.

Мне сложно ответить, ведь я работаю так, как могу. В процессе создания постановки стараюсь не задумываться, делаю ли я как кто-то другой. Если я знаю подходящий прием для выражения идеи, я его использую. Свой язык, конечно, нужен, но только единицы его находят. Я пока в поиске.

Очень важна личность исполнителя. Мне нужен яркий, думающий, музыкальный, самодостаточный человек, свободный в своих мыслях и достаточно уверенный в себе, чтобы показать свои недостатки.

Первая личность — мой папа. Наверное, я счастливчик, ведь успел поговорить со многими моими кумирами. Например, с Полом Лайтфутом и Соль Леон я даже сумел поработать. Но, конечно, ещё очень со многими хореографами я бы хотел пообщаться, поучиться у них.

cadence.tilda.ws

Александр Кайдановский – биография, фото, личная жизнь, фильмография, смерть | Биографии

Александр Кайдановский: биография

Александр Кайдановский — это советский и российский актер, который известен своими работами в театре и в кино. Театралы знали Кайдановского по постановкам в МХАТе и в Театре на Малой Бронной. Творческая биография Александра Кайдановского также наполнена и фильмами, которые впоследствии вошли в коллекцию советской классики: «Свой среди чужих, чужой среди своих», «Сталкер», «Десять негритят», «Математик и черт» и других.

Также артист знаком зрителям и как кинорежиссер и сценарист. Режиссерскому делу Кайдановского обучал сам Тарковский, культовый советский режиссер. После смерти Андрея Арсеньевича Александр Кайдановский продолжил учебу у Сергея Александровича Соловьева. Впоследствии и сам Александр Леонидович стал преподавателем режиссерского мастерства. Актер работал в Театральном училище имени Щукина.

Актер Александр Кайдановский

Актер и режиссер Александр Кайдановский родился 23 июля 1946 года в Ростове-на-Дону. Его детство пришлось на тяжелые послевоенные годы. Отец мальчика работал инженером, мама – режиссером детских спектаклей.

С детства Александр рос свободолюбивым ребенком, характер у него был сложный. Мальчишка принимал решения сам, находился в постоянном поиске, ничьей власти не признавал.

В 1960 году родители развелись. Александр Кайдановский несколько месяцев прожил с матерью, а затем решил жить с отцом и его новой супругой. После восьмилетки он уехал в Днепропетровск учиться на электросварщика, но уже через год понял, что это — не его профессия.

Александр Кайдановский в детстве с родителями

Александр забрал документы из техникума и поступил в Ростовское училище искусств. И снова помешал его взрывной характер: он рассорился с режиссером и заканчивал курс уже у другого преподавателя — Михаила Бушнова. Бушнов стал его наставником и учителем. Позднее он вспоминал, что неуправляемый характер Кайдановского его не пугал, больше того, они ни разу не поссорились.

В 1965 году Александр окончил училище и переехал в Москву. В столице он поступил во МХАТ, проучился пару месяцев и перевелся в Щукинское училище. Там Кайдановский познакомился и подружился с Леонидом Филатовым. Филатов вспоминал, как виртуозно матерился актер, как легко он говорил на бандитском жаргоне и как ночами напролет увлеченно беседовал о литературе, демонстрируя такие знания, которыми не каждый специалист может похвастаться.

Театр

Театральный дебют Кайдановского состоялся, когда он учился на втором курсе Щукинского училища. Студент сыграл Гамлета – по-своему, нестандартно. Некоторым критикам такой подход к классике не понравился, но интеллектуальную игру и талант студента они признали безоговорочно.

Александр Кайдановский

После Щукинского училища Александр Кайдановский устроился в Театр им. Е. Вахтангова. Его пригласили в труппу неслучайно – ему пророчили роль князя Мышкина в спектакле «Идиот»: не случилось. Вместо этого актер играл роли второго плана. Он терпел три года, но в 1972 году нервы сдали. Кайдановский уволился из театра, заявив, что «вахтанговская корпорация отравила в нем любовь к театру».

Начались тяжелые времена безденежья, жизни в полуподвальном помещении. В Александра Леонидовича не верили ни актеры, ни режиссеры. Как-то Михаил Ульянов посоветовал ему вернуться в Ростов и там устроить свою жизнь. Кайдановский же поступил по-своему – ушел служить в армию. Это решение стало поворотным в его судьбе.

Фильмы

Александр Кайдановский служил в кавалерийском полку при «Мосфильме». Тогда-то его и пригласили в фильм «Свой среди чужих, чужой среди своих». В картине он сыграл поручика Лемке и проснулся знаменитым. Образ Лемке получился настолько удачным, что многим режиссерам захотелось повторить его в своих картинах. В 70-х Кайдановский снялся в фильмах «Жизнь Бетховена», «Золотая речка» и других.

Александр Кайдановский в фильме «Свой среди чужих, чужой среди своих»

Знаковой стала картина «Сталкер» Андрея Тарковского – актер сыграл в ней главную роль. Его герой получился настолько многогранным и неоднозначным, что зрители, затаив дыхание, следили за ним у телеэкранов. После этой роли Кайдановский решил сам снимать фильмы.

Его первой работой стала картина «Простая смерть», удостоенная приза на кинофестивале в Испании. Затем Александр Кайдановский снял фильмы «Гость» и «Жена керосинщика», сыграл в «Дыхании дьявола» и «Десяти негритятах».

Александр Кайдановский в фильме «Сталкер»

В 1992 году Александр Кайдановский получил звание «Заслуженный деятель искусств РФ».

Последней актерской работой артиста стала вышедшая в 1995 году картина «Свадебный марш». Этот фильм вышел как часть киноальманаха под названием «Прибытие поезда». В этом же году появилась и последняя работа Александра Кайдоновского как режиссера. Это оказался не фильм и даже не короткий метр, а музыкальный клип. В 1995 году Кайдановский стал режиссером музыкального видео на песню «Гарсон№2» Б. Б. Гребенщикова и музыкального коллектива «Аквариум».

Александр Кайдановский на съемках

В 90-х актер перестал снимать и сниматься – говорил, что наступила эра дурного кино. Артист зарабатывал на жизнь написанием сценариев, лекциями на сценарных курсах. В последние годы жизни Александр Леонидович начал работать над фильмом «Восхождение к Эрхарду», но так и не закончил его.

Личная жизнь

Кайдановский был женат четыре раза, а вот детей за все четыре брака родилось всего трое, по одному ребенку от разных жен в первых трех браках. С первой супругой Ириной актер познакомился в Ростове, там же они расписались, вместе переехали в Москву. Их брак длился девять лет – это было сложное время. В итоге пара рассталась. В этом браке у Александра Кайдановского родилась дочь.

Александр Кайдановский и Ирина Бычкова

Его второй супругой стала актриса Евгения Симонова. Брак продлился 5 лет. У Кайдановского и Симоновой есть дочь Зоя. Она пошла по родительским стопам и стала актрисой.

Третья супруга актера – Наталья Судакова. В этом браке у Александра родился сын Андрей. Сын пошел практически по стопам отца, но стал артистом не кино, а балета. Андрей учился в Московском хореографическом училище, потом юноша продолжил учебу хореографии за границей.

Александр Кайдановский и Евгения Симонова

Сын Кайдановского учился в балетных школах в австрийском Санкт-Пельтене и в Вене, а также в немецком Штутгарте. В Австрии Андрей остался и после учебы. После завершения обучения молодого артиста приняли на работу в балет Штатсоперы в Вене.

Актер развелся с третьей женой незадолго до смерти, а за три недели до трагического дня расписался с Инной Пиварс.

Четвертая супруга была младше его на 26 лет. Она только начинала свою актерскую карьеру. До свадьбы они встречались на протяжении двух лет.

Инна Пиварс и Александр Кайдановский

Долгое время актер жил в коммунальной квартире. В середине 1995 года артист, наконец, получил долгожданный ордер на собственное жилье и приглашение в жюри Каннского фестиваля. К сожалению, здоровье мэтра уже было подорвано.

Смерть

Александр Кайдановский перенес два инфаркта подряд. Утром 3 декабря 1995 года у актера случился третий инфаркт, который и стал причиной смерти Александра Кайдановского.

Могила Александра Кайдановского находится на десятом участке Кунцевского кладбища в городе Москве. Через три года после этого трагического события в память о творчестве Александра Кайдановского режиссер Е. В. Цымбал презентовал биографическую картину «Сны Сталкера».

Могила Александра КайдановскогоМогила Александра Кайдановского

В 2000 году вышла первая книга, в которой была описана биография актера «Звездные трагедии: загадки, судьбы и гибели» авторства Раззакова. А через два года издательство «Искусство» выпустило еще одну биографическую книгу об артисте «Александр Кайдановский. В воспоминаниях и фотографиях».

Коллеги актера говорили, что в Кайдановском была какая-то тайна, на экране и в режиссуре артист был неповторим. К тайне Кайдановского можно было приобщиться, но разгадать секрет шарма и неповторимости актера никому не удалось ни при жизни артиста, ни после смерти.

Фильмография

  • 1967 — «Анна Каренина»
  • 1970 — «Спокойный день в конце войны»
  • 1972 — «Четвертый»
  • 1973 — «Крах инженера Гарина»
  • 1974 — «Свой среди чужих, чужой среди своих»
  • 1975 — «Пропавшая экспедиция»
  • 1975 — «Под крышами Монмартра»
  • 1975 — «Бриллианты для диктатуры пролетариата»
  • 1978 — «Жизнь Бетховена»
  • 1979 — «Телохранитель»
  • 1979 — «Сталкер»
  • 1981 — «И с вами снова я»
  • 1982 — «Кафедра»
  • 1992 — «Дыхание дьявола»
  • 1995 — «Исповедь незнакомцу»

Фото

biografii.net

Чтобы помнили. Александр Леонидович Кайдановский.

Александр Кайдановский - это советский и российский актер, который известен своими работами в театре и в кино. Театралы знали Кайдановского по постановкам в МХАТе и в Театре на Малой Бронной. Творческая биография Александра Кайдановского также наполнена и фильмами, которые впоследствии вошли в коллекцию советской классики: «Свой среди чужих, чужой среди своих», «Сталкер», «Десять негритят», «Математик и черт» и других.Также артист знаком зрителям и как кинорежиссер и сценарист. Режиссерскому делу Кайдановского обучал сам Тарковский, культовый советский режиссер. После смерти Андрея Арсеньевича Александр Кайдановский продолжил учебу у Сергея Александровича Соловьева. Впоследствии и сам Александр Леонидович стал преподавателем режиссерского мастерства. Актер работал в Театральном училище имени Щукина.Актер и режиссер Александр Кайдановский родился 23 июля 1946 года в Ростове-на-Дону. Его детство пришлось на тяжелые послевоенные годы. Отец мальчика работал инженером, мама – режиссером детских спектаклей.С детства Александр рос свободолюбивым ребенком, характер у него был сложный. Мальчишка принимал решения сам, находился в постоянном поиске, ничьей власти не признавал.В 1960 году родители развелись. Александр Кайдановский несколько месяцев прожил с матерью, а затем решил жить с отцом и его новой супругой. После восьмилетки он уехал в Днепропетровск учиться на электросварщика, но уже через год понял, что это - не его профессия.Александр забрал документы из техникума и поступил в Ростовское училище искусств. И снова помешал его взрывной характер: он рассорился с режиссером и заканчивал курс уже у другого преподавателя - Михаила Бушнова. Бушнов стал его наставником и учителем. Позднее он вспоминал, что неуправляемый характер Кайдановского его не пугал, больше того, они ни разу не поссорились.В 1965 году Александр окончил училище и переехал в Москву. В столице он поступил во МХАТ, проучился пару месяцев и перевелся в Щукинское училище. Там Кайдановский познакомился и подружился с Леонидом Филатовым. Филатов вспоминал, как виртуозно матерился актер, как легко он говорил на бандитском жаргоне и как ночами напролет увлеченно беседовал о литературе, демонстрируя такие знания, которыми не каждый специалист может похвастаться.ТеатрТеатральный дебют Кайдановского состоялся, когда он учился на втором курсе Щукинского училища. Студент сыграл Гамлета – по-своему, нестандартно. Некоторым критикам такой подход к классике не понравился, но интеллектуальную игру и талант студента они признали безоговорочно.После Щукинского училища Александр Кайдановский устроился в Театр им. Е. Вахтангова. Его пригласили в труппу неслучайно – ему пророчили роль князя Мышкина в спектакле «Идиот»: не случилось. Вместо этого актер играл роли второго плана. Он терпел три года, но в 1972 году нервы сдали. Кайдановский уволился из театра, заявив, что «вахтанговская корпорация отравила в нем любовь к театру».Начались тяжелые времена безденежья, жизни в полуподвальном помещении. В Александра Леонидовича не верили ни актеры, ни режиссеры. Как-то Михаил Ульянов посоветовал ему вернуться в Ростов и там устроить свою жизнь. Кайдановский же поступил по-своему – ушел служить в армию. Это решение стало поворотным в его судьбе.ФильмыАлександр Кайдановский служил в кавалерийском полку при «Мосфильме». Тогда-то его и пригласили в фильм «Свой среди чужих, чужой среди своих». В картине он сыграл поручика Лемке и проснулся знаменитым. Образ Лемке получился настолько удачным, что многим режиссерам захотелось повторить его в своих картинах. В 70-х Кайдановский снялся в фильмах «Жизнь Бетховена», «Золотая речка» и других.Знаковой стала картина «Сталкер» Андрея Тарковского – актер сыграл в ней главную роль. Его герой получился настолько многогранным и неоднозначным, что зрители, затаив дыхание, следили за ним у телеэкранов. После этой роли Кайдановский решил сам снимать фильмы.Его первой работой стала картина «Простая смерть», удостоенная приза на кинофестивале в Испании. Затем Александр Кайдановский снял фильмы «Гость» и «Жена керосинщика», сыграл в «Дыхании дьявола» и «Десяти негритятах».В 1992 году Александр Кайдановский получил звание «Заслуженный деятель искусств РФ».Последней актерской работой артиста стала вышедшая в 1995 году картина «Свадебный марш». Этот фильм вышел как часть киноальманаха под названием «Прибытие поезда». В этом же году появилась и последняя работа Александра Кайдоновского как режиссера. Это оказался не фильм и даже не короткий метр, а музыкальный клип. В 1995 году Кайдановский стал режиссером музыкального видео на песню «Гарсон№2» Б. Б. Гребенщикова и музыкального коллектива «Аквариум».В 90-х актер перестал снимать и сниматься – говорил, что наступила эра дурного кино. Артист зарабатывал на жизнь написанием сценариев, лекциями на сценарных курсах. В последние годы жизни Александр Леонидович начал работать над фильмом «Восхождение к Эрхарду», но так и не закончил его.Личная жизньКайдановский был женат четыре раза, а вот детей за все четыре брака родилось всего трое, по одному ребенку от разных жен в первых трех браках. С первой супругой Ириной актер познакомился в Ростове, там же они расписались, вместе переехали в Москву. Их брак длился девять лет – это было сложное время. В итоге пара рассталась. В этом браке у Александра Кайдановского родилась дочь.Его второй супругой стала актриса Евгения Симонова. Брак продлился 5 лет. У Кайдановского и Симоновой есть дочь Зоя. Она пошла по родительским стопам и стала актрисой.Третья супруга актера – Наталья Судакова. В этом браке у Александра родился сын Андрей. Сын пошел практически по стопам отца, но стал артистом не кино, а балета. Андрей учился в Московском хореографическом училище, потом юноша продолжил учебу хореографии за границей.Сын Кайдановского учился в балетных школах в австрийском Санкт-Пельтене и в Вене, а также в немецком Штутгарте. В Австрии Андрей остался и после учебы. После завершения обучения молодого артиста приняли на работу в балет Штатсоперы в Вене.Актер развелся с третьей женой незадолго до смерти, а за три недели до трагического дня расписался с Инной Пиварс.Четвертая супруга была младше его на 26 лет. Она только начинала свою актерскую карьеру. До свадьбы они встречались на протяжении двух лет.Долгое время актер жил в коммунальной квартире. В середине 1995 года артист, наконец, получил долгожданный ордер на собственное жилье и приглашение в жюри Каннского фестиваля. К сожалению, здоровье мэтра уже было подорвано.СмертьАлександр Кайдановский перенес два инфаркта подряд. Утром 3 декабря 1995 года у актера случился третий инфаркт, который и стал причиной смерти Александра Кайдановского.Могила Александра Кайдановского находится на десятом участке Кунцевского кладбища в городе Москве. Через три года после этого трагического события в память о творчестве Александра Кайдановского режиссер Е. В. Цымбал презентовал биографическую картину «Сны Сталкера».В 2000 году вышла первая книга, в которой была описана биография актера «Звездные трагедии: загадки, судьбы и гибели» авторства Раззакова. А через два года издательство «Искусство» выпустило еще одну биографическую книгу об артисте «Александр Кайдановский. В воспоминаниях и фотографиях».

Коллеги актера говорили, что в Кайдановском была какая-то тайна, на экране и в режиссуре артист был неповторим. К тайне Кайдановского можно было приобщиться, но разгадать секрет шарма и неповторимости актера никому не удалось ни при жизни артиста, ни после смерти.

pikabu.ru


Смотрите также