Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Андрей калмыков победа биография


Топ-менеджер стал стюардом: глава авиакомпании «Победа» Андрей Калмыков поработал бортпроводником

Кто еще из руководства крупных компаний «ходил в народ» и зачем вообще нужны выходы «в поля» на высшем уровне?

Самолет авиакомпании «Победа» в международном аэропорту Саратова. Фото: Марина Лысцева/ТАСС

Глава авиакомпании «Победа» Андрей Калмыков 18 августа поработал бортпроводником на первом рейсе в новый аэропорт Саратова из Москвы. У Андрея Калмыкова, как пишут «Ведомости», есть лицензия стюарда.

В «Победе» уже рассказывали, что топ-менеджер раз-два в месяц летает в этом качестве. Основная цель — найти новые идеи для оптимизации работы. Например, пассажиры могут поблагодарить Калмыкова за то, что в креслах зашили кармашки, потому что сбор оставленных пассажирами вещей и мусора занимал у бортпроводников слишком много времени.

Или другое нововведение: приклеенные инструкции, чтобы пассажиры не уносили их из салона. Есть фотосвидетельство, как Калмыков однажды обслуживал футбольного тренера Массимо Карреру. В этот раз топ-менеджер разносил воду спикеру Госдумы Вячеславу Володину, бизнесмену Виктору Вексельбергу и другим статусным пассажирам.

Вообще, это нормальная практика, когда руководители компаний, скажем так, «ходят в народ», говорит председатель совета директоров инжиниринговой компании «2К» Иван Андриевский.

Иван Андриевский председатель совета директоров инжиниринговой компании «2К»

Такой практикой активно пользуется Герман Греф. Памятен случай, когда глава Сбербанка пришел в отделение в костюме инвалида и в темных очках. Цель была взять кредит на инвалидное кресло. Получил талончик, дождался очереди, подошел к стойке.

Правда, сложно сказать, насколько у Германа Оскаровича получилось сделать это инкогнито, потому что весь процесс снимали на камеру. А еще ходит в банковских кругах байка, как однажды глава «Сбера» зашел в региональный офис, рассказывает начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования Максим Осадчий.

Максим Осадчий начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования

Наконец, один из самых известных эпизодов, когда на тот момент глава «Билайна» Михаил Слободин устроился стажером в салон связи. В усах и парике, он сжигал деньги, грубо общался с посетителями и даже чуть не устроил драку. Это был тест на стрессоустойчивость управляющего магазином.

Тот прошел его блестяще, потому что выгнал наглого стажера. Ныне проводить такие акции у Слободина нет возможности — три года назад из-за уголовного дела менеджер покинул страну.

Ну и, возвращаясь к рейсу «Победы» и бортпроводнику Калмыкову: судя по комментариям для СМИ, известные пассажиры полетом остались довольны. Но надо учесть, что сидели они в ряду с увеличенным пространством для ног.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

www.bfm.ru

Глава «Победы» «В авиационном бизнесе я категорически против поправок на душевность»

Business FM побеседовала с руководителем лоукостера Андреем Калмыковым о скандалах, отзывах в соцсетях и ценовой политике компании

Генеральный директор авиакомпании «Победа» Андрей Калмыков. Фото: Пресс-служба авиакомпании «Победа»

Генеральный директор лоукостера «Победа» Андрей Калмыков пообещал возвращать деньги за места, неправильно распределенные системой, если человек действительно пострадал из-за сбоя. Как работает система распределения посадочных талонов, и почему люди, не пожелавшие доплатить за выбор места, почти наверняка не будут сидеть рядом?

Не могу вас не спросить о недавнем скандале, когда в начале июля на борту самолета авиакомпании «Победа» пара, летевшая с маленьким ребенком, не смогла сесть рядом, попыталась сделать это уже на борту самолета. Бортпроводники не позволили это сделать. Был большой скандал. В итоге, была вызвана даже полиция, и вот с точки зрения авиакомпании дебоширы были отданы в руки правоохранительных органов. После чего все это перенеслось в соцсети, и дальше общество разделилось на два лагеря: одни говорят о том, что нужно было проявить снисходительность и как-то понять и дать пассажирам с маленьким ребенком сесть рядом, другие говорят, что правила есть правила. Что это было, во-первых? Как это было и почему было так, как было?

Андрей Калмыков: Начну, наверное, с того, что наша компания является классическим лоукостером, и любая услуга, которая может быть предоставлена пассажиру за исключением безопасного перелета, является дополнительной. Конкретная услуга по выбору места может быть оплачена и выбрана на этапе бронирования, либо на этапе регистрации, что чуть-чуть дороже. Стоимость выбора конкретного места начинается от 149 рублей, то есть это та сумма, которую может себе позволить практически любой наш пассажир. Другое дело, нужно ему это или не нужно, он решает сам. И если на этапе бронирования, а потом на этапе регистрации, уже получив посадочные талоны, пассажиры не предприняли никаких попыток поменять с доплатой выданные им места на те, которые им были бы необходимы, мы считаем, что такие пассажиры готовы лететь на тех местах, которые присвоила им система регистрации. Действительно, на рейсе из миланского аэропорта Бергамо в Москву летела семейная пара с маленьким ребенком, и система зарегистрировала их по такому принципу: маленького ребенка с папой, а маму зарегистрировала отдельно от них. Однако на этапе руления воздушного судна на взлет мама поднялась со своего кресла, отстегнула ремни и заняла место рядом со своим мужем.

Оно было свободным?

Андрей Калмыков: Оно было свободным. Но в правилах авиакомпании сказано, что пассажиры обязаны лететь на том кресле, номер которого указан в посадочном талоне. На замечания бортпроводника, на замечания старшего бортпроводника пассажиры никак не отреагировали, после чего командиром воздушного судна было вынесено письменное предписание пассажирам прекратить нарушения правил авиакомпании. Данному предписанию пассажиры также не подчинились, после чего возникла ситуация не подчинения законному требованию командира воздушного судна на борту. Подчеркну слово «законному», потому что не любое требование командира, как сейчас пишут в социальных сетях, обязаны исполнять. Конечно, нет. Поскольку не подчинение законным требованиям командира является составом административного правонарушения, по прилету во «Внуково» была вызвана полиция, которая прибыла на борт, составила протокол, и данная пара была привлечена к административной ответственности.

Последовал штраф?

Андрей Калмыков: Да, конечно, там предусмотрен штраф. Но, на мой взгляд, для пассажиров был неприятен не сам факт штрафа, а то, что они на три часа задержались в аэропорту. Они провели в аэропорту «Внуково» времени ровно столько, сколько они находились в полете.

И тут возникает вопрос, который в соцсетях сейчас самый популярный. Условно его можно очень просто сформулировать: а что, вам было жалко? Место было свободным, почему не дать маме с папой сидеть вместе?

Андрей Калмыков: У нас в авиакомпании действуют очень строгие правила по поведению пассажиров на борту воздушного судна. И каждый пассажир, который покупает билет, с этими правилами соглашается. Другое дело то, что многие пассажиры их стараются не читать или не стараются читать — это уже вопрос другой.

Кстати, человек, который еще не бронировал билеты авиакомпании «Победа» может не знать, что выбор места — это платная услуга. При регистрации в Интернете он может это пропустить мимо глаз?

Андрей Калмыков: Мы, когда создавали сайт, специально сделали его таким, чтобы максимально упростить выбор дополнительных услуг или отказ от дополнительных услуг. Но отказ, если человек не хочет оплачивать, должен быть сознательным, чтобы не возникали ситуации «Я не заметил», «Я не увидел». Мы действительно пишем это большим шрифтом. У нас есть всплывающие окна. На этапе выбора места, когда вы оформляете билет, система предлагает вам выбрать место. Если вы пропускаете этот шаг, на экране возникает дополнительное всплывающее окно, которое предупреждает о том, что выбор места — услуга платная, и на борту изменить его будет нельзя. За сутки до вылета пассажир получает pre-trip письмо, в котором напоминание о его полете, о необходимости не забыть документы и перечисление всех тех услуг, которые он заказал.

Я просто хочу уточнить. Вот эта пара могла не знать до последнего момента, до того, как они взяли в руки посадочные талоны, что они сидят не рядом?

Андрей Калмыков: Как только они взяли в руки посадочные талоны, а это было на регистрации, они могли доплатить на регистрации небольшую сумму и получить места рядом.

А небольшая — это какая? То есть, если мы говорим о покупке билета в Интернете — это 149 рублей. Если на регистрации, Вы говорили, чуть дороже, насколько?

Андрей Калмыков: Да, в аэропорту Милана «Бергамо» это 10 евро.

То есть они не могли не знать о том, что полетят не рядом и могли это в любой момент исправить, кроме того момента, когда они уже оказались на борту.

Андрей Калмыков: Конечно.

Ну а возвращаясь все-таки к этому вопросу: что, вам жалко? Тем более, там был ребенок. Тем более, вызывать полицию, еще три часа держать. Ребенок-то не виноват. Это родители не заплатили.

Андрей Калмыков: И ребенок не виноват. И родители не виноваты, и экипаж не виноват. Но, если мы пойдем по принципу, правила можно не соблюдать при условии кого-то жалко, какие-то сентенции или еще что-то, будет очень сложно. Правила перестанут быть правилами. И у нас более 600 бортпроводников, для каждого есть свое понимание, что такое душевно, что такое недушевно, что такое справедливо, а что такое несправедливо. Жалко, но, наверное, можно разрешить нарушить или вот нельзя разрешить нарушить. Если мы пойдем по такому пути, то наша бизнес-модель просто рассыплется. Мы изначально строили проект на достаточно полном копировании лучшего западного опыта и, конечно же, везде основа основ — это соблюдение правил.

А если бы проводник разрешил бы этой семье лететь вместе, а старший бортпроводник увидел бы это, тот, кто пошел против правил, получил бы наказание какое-то?

Андрей Калмыков: Знаете, я такой ситуации в принципе не могу допустить, потому что члены кабинного экипажа, летного экипажа перед вылетом проходят так называемый предполетный брифинг, на котором повторяются основные правила, делаются основные акценты, и такой ситуации, что кто-то что-то разрешил, а кто-то что-то запретил из членов одного кабинного экипажа, быть не может.

За этим постом в Facebook последовал еще целый ряд нареканий в сторону авиакомпании «Победа». В частности я читал жалобу относительно того, что человек, летевший в Москву из одной из северокавказских республик, пожаловался, что он заплатил эти 150 рублей, выбрал место, но на стойке регистрации получил не тот посадочный талон, на который рассчитывал. Ему объяснили на стойке: «Система дала сбой, а я сделать ничего не могу. Вы покупали билет в Интернете, претензии к Интернету». И летел он не там, где хотел.

Андрей Калмыков: О таких случаях мы еще не знаем, но чисто теоретически допустить возникновение сбоя в одном из аэропортов, в котором у нас нет собственной системы регистрации, наверное, можно. В этом случае, несмотря на то, что пассажир заплатил за место, а ему выдали посадочный талон на другое место, мы очень просим лететь на том месте, которое выдала система регистрации. После чего мы обязательно не только вернем деньги — мы найдем способ компенсировать пассажиру те неудобства, которые он получил по нашей вине или по вине наших партнеров, наших подрядчиков.

По распределению мест системой. Почему она разбрасывает людей по салону, если те не хотят платить, по какому принципу? Есть конспирологические версии: «Победа» раскидывает пары специально, чтобы вытащить из них деньги и так далее.

Андрей Калмыков: Да, я читал в соцсетях мнение о том, что «Победа» вот специально, назло пассажирам, которые не хотят оплачивать услугу «выбора места», раскидывает их по салону. Конечно же, это не так. В любом действии нашей компании, в любых шагах, в любых правилах есть экономический резон. Мы никогда не действуем кому-то назло или вопреки. Наша система управления доходами знает, какие конкретные места в салоне воздушного судна пользуются наибольшей популярностью у пассажиров, которые оплачивают выбор места.

То есть, если я плачу, я, конечно, заплачу за место у окошка, либо за место в проходе?

Андрей Калмыков: Именно поэтому для пассажиров, которые летят вместе, но не оплачивают услугу «выбор места», система пытается их рассадить и рассаживает их по алгоритму, который предусматривает максимально долгое не занятие наиболее популярных мест пассажирами, не оплачивающих эту услугу.

То есть, условно, система в первую очередь рассаживает всех на средний ряд?

Андрей Калмыков: На средний ряд, на самые не популярные места. Мы этого даже сами не знаем, система сама копит статистику и исходя из этой статистики назначает места.

Вы наверняка отслеживали реакцию соцсетей в том числе на эти скандалы и, может быть, есть у вас какая-то статистика. Какой процент пользователей встал на сторону этой семьи, и какой процент поддержал авиакомпанию?

Андрей Калмыков: Конечно, мы отслеживаем эту ситуацию, и на сегодняшний день практически половина участников активной дискуссии поддерживает авиакомпанию, говоря о том, что, какая бы ситуация ни сложилась, правила нужно выполнять. Они для этого и пишутся. Вторая половина говорит: «Ну да, правила нужно исполнять, но надо делать поправку всегда на что-то». Это наш менталитет. Этого не отнять. Мы всегда отличались душевностью. Это очень хорошо, это неплохо. Но вот в авиационном бизнесе я категорический противник поправок на душевность, на жалко-не жалко. Если правила написаны, они должны исполняться.

И еще одна очень часто возникающая претензия к авиакомпании «Победа». Это по поводу того, что можно пронести с собой на борт в качестве ручной клади. Классический пример, если уже говорить о претензиях к «Победе» — это ноутбук и сумка для ноутбука. Ноутбук на борт пронести можно бесплатно, ноутбук в сумке для ноутбука можно пронести только доплатив. И вот эти вот рюкзачки, маленькие девичьи рюкзачки, которые они размером с пачку сигарет, но у них есть лямки. И авиакомпания «Победа» считает это рюкзаком и берет за пронос рюкзака деньги. Почему так происходит? То есть это не тяжело, это негабаритно, но за это берут деньги.

Андрей Калмыков: Здесь мы идем абсолютно вразрез с практикой ведущих мировых авиакомпаний, но мы делаем это исключительно из-за того, что наше воздушное законодательство слишком регулирует отношения между пассажиром и перевозчиком. На Западе это не регулируется никак, авиакомпания вправе устанавливать любые правила, но разумность этих правил у них диктуется конкуренцией. Если какая-то авиакомпания установит неразумные, драконовские, идиотские правила, пассажиры просто перестанут покупать на нее билеты, она разорится. Поэтому там это действует, авиакомпании сами составляют правила те, которые нужны именно их целевой аудитории, именно их пассажирам, и отлично летают. Наши правила говорят нам: вы не можете сделать собственные правила. А если можете, то вы не должны ухудшать уже существующие, которые установлены на законодательном уровне. Первое. Мы уже включаем в тариф перевозку 10 килограммов багажа в багажном отсеке.

У западных лоукостеров так не делают.

Андрей Калмыков: Западные так не делают. Западные лоукостеры говорят: одно место багажа в салон определенного веса, определенного размера. И что это такое? Сумка для ноутбука, зонтик, компьютер, чемоданчик, рюкзак, дамская сумка — что хотите. Вот определенные размеры и вес.

А в среднем это что?

Андрей Калмыков: В среднем, это или достаточно большого объема дамская сумка, или рюкзак, или чемоданчик, которые специально имеют размеры, подходящие для перевозки в салоне воздушного судна.

А по весу?

Андрей Калмыков: А по весу варьируется от 7 до 11 килограммов. И авиакомпания это изначально декларирует. Одно место я провезу бесплатно в салоне. Багаж за деньги, все остальное — два места за деньги, три места за деньги. Что нам говорят наши законы? 10 килограммов в багаж — бесплатно. Плюс, в соответствии с федеральными правилами, личные вещи, которые не взвешиваются, не маркируются и не учитываются в общей этой массе, можно провести с собой: дамскую сумку, либо портфель, фотоаппарат, плюс видеокамера, плюс литература для чтения в полете, плюс портплед, плюс зонт, букет цветов, картонку, коробку и маленькую собачонку. И получается, что мы уже включаем в тариф провоз такого количества ручной клади, что расширять закрытый перечень федеральных авиационных правил рюкзаками, сумками для ноутбуков — это просто мы или разоримся, или мы вынуждены будем повысить минимальный тариф. Именно поэтому, если бы наш закон разрешил нам самим устанавливать правила...

Они бы не были, пользуясь вашей терминологией, «такими идиотскими»?

Андрей Калмыков: Они не были бы идиотскими. Мы бы установили нормальные, логичные правила.

Пока вы следуете тем требованиям, которые имеете от государства, и не будь их, вот этот злополучный рюкзачок размером с яблоко, он бы на борту был бы разрешен?

Андрей Калмыков: Конечно.

А так сейчас, поскольку есть лямки, все.

Андрей Калмыков: Поскольку это не сумка, это рюкзак. Потому что, исходя из этой логики, тогда можно будет и сумку, и рюкзак.

А надо что-то одно?

Андрей Калмыков: А надо что-то одно. Поэтому если требования федеральных правил о том, что перевозчик обязан бесплатно принимать к перевозке кучу лишних вещей, будет отменено, конечно, мы на следующий день установим правило: одно место ручной клади до 10 килограммов определенного размера по длине, ширине и высоте бесплатно в салон. И нам будет абсолютно без разницы, что это. От этого выиграет не только «Победа». От этого выиграет вся отрасль, и все смогут установить четкие, понятные правила провоза ручной клади, потому что на сегодняшний день перевозчик не может прогнозировать, какой объем ручной клади будет у пассажира. Поэтому, если вот это избыточное урегулирование будет отменено, от этого выиграет не только «Победа», не только пассажиры «Победы», но и пассажиры всех авиакомпаний и все авиакомпании.

Еще хотелось бы получить от вас пару цифр. «Победу» многие в соцсетях ругают за то, что можно крайне мало пронести на борт ручной клади, за выбор мест, за платные звонки в call-центр и так далее. Вопрос: если столько недовольных, сколько летают, как дела с заполняемостью рейсов?

Андрей Калмыков: Заполняемость за июнь превысила 90%. Мы видим очень высокий спрос на наши услуги. При том, что тарифы летом, конечно, существенно отличаются от зимних и количество билетов по 999 рублей на летних рейсах чуть-чуть меньше, чем на рейсах в межсезонье. И все равно мы видим очень большой спрос, особенно из регионов, на рейсы, которые мы выполняем в аэропорт Сочи и в аэропорт Анапы. Эти рейсы идут с загрузкой практически 100%.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

www.bfm.ru

КАЛМЫКОВ Андрей Юрьевич - биография, новости, фото, дата рождения, пресс-досье. Персоналии ГлобалМСК.ру.

Page 2
Page 3
Page 4
Page 5
Page 6
Page 7
Page 8
Page 9
Page 10
Page 11
Page 12
Page 13
Page 14
Page 15
Page 16
Page 17
Page 18
Page 19
Page 20
Page 21
Page 22
Page 23
Page 24
Page 25
Page 26

globalmsk.ru

Гендиректор «Победы» показал в суде работу калибратора ручной клади

Гендиректор «Победы» Андрей Калмыков

Андрей Любимов / RBC / TASS

Гендиректор авиакомпании «Победа» Андрей Калмыков сегодня лично продемонстрировал в Верховном суде действие аэропортового калибратора и причины, по которым компания отстаивает свое право не принимать сверхнормативную ручную кладь.

Верховный суд рассматривает иск лоукостера к Минтрансу: «Победа» требует отменить пункт 135 федеральных авиационных правил, обязывающий все авиакомпании помимо обязательной нормы ручной клади (минимум 5 кг на пассажира) бесплатно провозить сверх нормы некоторые вещи - дамскую сумку, портфель, костюм в портпледе, букет цветов, верхнюю одежду, рюкзак.

Этот пункт накладывает на авиакомпании неограниченные обязательства, считает «Победа». У лоукостера свои правила: в салон можно взять бесплатно все, что помещается в калибратор 36 х 30 х 27 см. Только вещи такого размера, по заключению компании Boeing, вместятся на багажные полки самолета Boeing 737-800 (у «Победы» их 20) на каждого из 189 пассажиров, рассказал Калмыков в суде. Таким образом, пункт 135 правил противоречит пункту 133 о правилах провоза ручной клади, вес и габариты которой устанавливаются перевозчиком и должны позволять «безопасно разместить их (вещи) в салоне воздушного судна».

Все то, что что не вмещается в калибратор, надо за плату сдавать в багаж, считает авиакомпания. Но прокуратура требует от «Победы» соблюдать федеральные правила и возить бесплатно в салоне все вещи из списка. В суде компанию представляет адвокат Генрих Падва.

Гендиректор «Победы» Андрей Калмыков и юрист компании Алексей Танкевич принесли в суд калибратор и вещи из обязательного списка, чтобы показать, что правила провоза сверхнормативного багажа невыполнимы.

Калмыков в суде сложил портплед, портфель, дамскую сумку, букет цветов и несколько курток рядом с калибратором. «Это все разместить в салоне нашего судна невозможно, не нарушив требования безопасности», - подчеркнул Калмыков: компоновка кресел максимально плотная, кресла тонкие, под ними для вещей нет места. Цветы - это сильный аллерген, а в самолете ограниченный объем воздуха, добавил Танкевич.

«Мы просим признать частично недействительным пункт 135 авиационных правил Министерства транспорта. Этот пункт не обеспечивает безопасность полета и безопасность пассажиров и надлежащий комфорт. Эти правила частично недействительны, потому что противоречат федеральному законодательству», - сказал Падва в суде.

Решение по иску суд может вынести уже во вторник 7 августа.

В октябре 2017 г. Минтранс утвердил новые правила перевозки ручной клади, уменьшив до 5 кг минимальную бесплатную норму ручной клади, но введя требование бесплатной перевозки сверхнормативного багажа по списку. «Победа» сразу же ввела свои правила: принимает в салон только ту кладь, которая помещается в калибратор размером 36 х 30 х 27 см, все остальное надо сдавать за плату в багаж. Представитель «Победы» Елена Селиванова рассказывала, что пассажирам понравились правила, поскольку они исключили конфликты, связанные с трактовкой понятий «дамская сумка», «рюкзак» и прочих.

В этом году компания предупредила, что требование о сверхнормативной ручной клади угрожает самой модели авиационного лоукоста. В письме Минтрансу Калмыков указывал, что любая заминка с ручной кладью не позволяет обеспечить короткий разворот рейса в 25 минут и тем самым - нужный налет. «В случае обязательства «Победы» принимать к перевозке ручную кладь без установленных размеров невмещающаяся кладь будет бесплатно отправляться бортпроводниками в багажный отсек уже при посадке на борт», – писал Калмыков. Это приведет к увеличению времени разворота минимум на 30%, предупредил топ-менеджер.

В апреле Щербинский суд Москвы удовлетворил иск к «Победе» московской прокуратуры по надзору за исполнением законов на воздушном и водном транспорте. Суд признал незаконным отказ «Победы» перевозить в качестве ручной клади не помещающиеся в калибратор предметы. Компания, проиграв апелляцию в конце июля, обратилась в Верховный суд.

www.vedomosti.ru

Порядок работы со СМИ

Отправьте запрос на имя пресс-секретаря авиакомпании Селивановой Елены Владимировны — [email protected] и [email protected]

В запросе укажите:

  • основную тему;
  • список вопросов;
  • когда, где и в каком контексте будет использована предоставленная информация;
  • контактные данные редакции и корреспондента.

Мы ответим вам в течение трех-пяти рабочих дней.

Порядок подачи заявок на организацию фото- или видеосъемок

Пресс-съемки о деятельности авиакомпании «Победа» проводятся на некоммерческой (бесплатной) основе.

Отправьте официальный запрос на бланке предприятия в адрес генерального директора ООО «Авиакомпания «Победа» Калмыкова Андрея Юрьевича по факсу +7 (499) 427 1102

Копию запроса — пресс-секретарю в электронном виде: [email protected]

В запросе укажите:

  • цель проведения съемок;
  • сценарный план;
  • желаемую дату и время съемок с указанием временного интервала, необходимого для съемок;
  • состав съемочной группы с указанием паспортных данных (ФИО, серия и номер паспорта, кем и когда выдан, дата и место рождения, адрес регистрации). Важно: паспортные данные должны быть указаны непосредственно в заявке на бланке предприятия;
  • информацию об оборудовании, которое планируется использовать в съемочном процессе;
  • контактную информацию.

www.pobeda.aero

Андрей Калмыков: «Прошлый год стал для нас годом рекордов»

— К сожалению, у «Победы» нет преимуществ. Кроме того, мы находимся в заведомо неравных условиях с европейскими лоукостерами. Выполняя полеты в страны Евросоюза, мы обязаны соблюдать законодательство ЕС. Иностранные же лоукостеры полностью игнорируют наш Воздушный кодекс и Федеральные авиационные правила, которые соблюдаем мы. Получается, что конкуренция недостаточно честная. И это проблема не иностранных лоукостеров, а нашего законодательства.

Как я уже много раз говорил, наше законодательство заставляет включать в тариф стоимость провоза не только 10 кг багажа, но и большого количества личных вещей. К таким, согласно пункту 135 Федеральных авиационных правил, относятся дамская сумка, портфель, костюм в портпледе, фотоаппараты, видеокамеры, компьютеры и так далее. И это все мы вынуждены включать в тариф, тогда как наши зарубежные конкуренты самостоятельно регулируют свои багажные правила.

Совсем недавно Ryanair сообщил о планируемом ограничении багажа до одного маленького места ручной клади, потому что пассажиры «пытаются пронести на борт половину содержимого своего дома». Мы, к сожалению, так сделать не можем — разрешить пронос на борт только портфеля или дамской сумочки. А чем больше у пассажира с собой личных вещей, тем дольше время посадки и высадки. Значит, тем дольше самолет находится на земле, тем меньше налет, выше себестоимость летного часа и, как следствие, выше стоимость перевозки одного пассажира.

— «Победа» — бюджетный перевозчик «Аэрофлота», при этом «Аэрофлот» не оказывает вам финансовой поддержки. За счет чего вам удается получать прибыль?

— Мы не просим никакой финансовой помощи не потому, что «Аэрофлот» ее не окажет, — наверняка, если бы потребовалось, нам подставили бы кредитное плечо. Но нам не нужна помощь. Мы сумели построить настолько эффективную модель управления издержками, что даже при низких тарифах можем получать достойную прибыль.

— Структура выручки у европейских лоукостеров примерно такая: 60 % — выручка от тарифа и 40 % — от дополнительных услуг. Какая структура дохода у «Победы»?

— До недавних пор 70 % нашей выручки была тарифной, а 30 % — нетарифной. Сейчас, в связи с тем, что мы мотивируем пассажиров заказывать все дополнительные услуги на сайте, нетарифная доля упала до 25 %, потому что при покупке на сайте все дополнительные услуги стоят дешевле.

— Если вовремя озадачиться, можно купить билет по минимальной цене — 999 рублей. Но дальше пассажир платит за другие услуги: багаж, выбор места, сбор за провоз пакетов из Duty Free. Какие дополнительные платные услуги авиакомпания планирует вводить в будущем?

— Мы, наверное, единственный в мире лоукостер, который не продает товары Duty Free, еду или напитки. Для западных лоукостеров торговля на борту — серьезная доля выручки. Но мы, к сожалению, этого делать не можем в силу российской специфики. Сейчас конечная стоимость товаров при доставке в самолет возрастает в разы, плюс бухгалтерское администрирование этих процессов по российским стандартам достаточно затратно. И нам остается либо продавать булочки по цене билета, либо работать в убыток. Поэтому пока продаж на борту нет, хотя дополнительный доход позволил бы нам еще больше снизить стоимость перелета.

— А другие допуслуги могут появиться?

— Сейчас мы больше движемся в сторону B2B («бизнес для бизнеса». — Прим. ред.) в сфере рекламы, ведь у нас весьма серьезные возможности. Летом мы размещали бренд заказчика на фюзеляже самолета. Точнее, это была целая уникальная кампания «Вятский квас»: мы забрендировали самолет (прямо на фюзеляж нанесли логотип «Вятский квас», такого в России раньше никто не делал) и угощали пассажиров квасом. Сейчас у нас больше покупают аудиорекламу в самолете. Пассажирам в полете делать нечего, все слушают. Недавно начали довольно интересное сотрудничество с «Драминой», они обеспечивают борта своими гигиеническими пакетами. Мы при этом получаем деньги и не тратимся на закупку пакетов, а «Драмина» пользуется дефицитом информации и развлечений в полете и повышает узнаваемость бренда. В будущем мы хотим продавать больше рекламных площадок в самолете, буквально везде — от туалетов до столиков и подголовников.

— И что это даст пассажирам, кроме дополнительной информации? Реклама — все-таки раздражающий фактор.

— Не в нашей ситуации. Средняя продолжительность рейса «Победы» 2,5 часа. За это время пассажир вряд ли выспится или сможет спокойно поработать. По большому счету мы взлетаем, проходит немного времени — и уже посадка. Системы развлечений в «Победе» нет, единственное печатное издание – бортовой журнал. Поэтому любая дополнительная информация воспринимается как некое развлечение. И конечно, дополнительный доход позволяет нам продавать больше билетов по минимальной цене. Так что в конечном счете выигрывает пассажир.

— 999 рублей — это минимальный тариф. А максимальный?

— На моей памяти самый дорогой билет стоил 39 тыс. рублей — это был рейс в Жирону (Барселона). Тариф включал абсолютно все, билет можно было вернуть до и после вылета. Но, конечно, подавляющее большинство пассажиров покупает билеты по минимальным тарифам. Так, в прошлом году из 4 млн мы перевезли 290 тыс. человек по тарифу 999 рублей.

— Какое количество билетов по минимальному тарифу предоставляет компания на внутренние и международные рейсы?

— Количество мест по минимальным тарифам зависит от спроса. Чем он ниже, тем больше билетов мы предлагаем по низкому тарифу. И наоборот. Естественно, улететь на Новый год в Милан по тарифу 999 рублей практически нереально. А в середине января очень даже возможно. Таких билетов может быть от двух до 150. Но обязательно на каждом рейсе хотя бы два пассажира летят по минимальному тарифу.

— Кто чаще всего летает «Победой»?

— Все возрастные и социальные группы. И студенты, и пенсионеры, и командированные, и бизнесмены, и домохозяйки. Кстати, в прошлом году 12,5 % наших пассажиров оказались людьми, которые летели впервые в жизни. До этого у них не было стимула тратить деньги на перелет. При цене билета, сопоставимой с той, что предлагает РЖД, или даже ниже, люди начинают летать. К примеру, на поезде не съездишь из Екатеринбурга в Новосибирск на выходные. А с «Победой» можно улететь в пятницу, а в воскресенье вернуться. Мы не просто забираем часть существующего пассажиропотока у авиакомпаний, но и вносим свою лепту в формирование нового. Мы видим, какой большой существует неудовлетворенный спрос.

— Первым зарубежным направлением планировался Минск. Но в итоге вы выбрали Братиславу. Почему?

— Это наша боль. Мы выполняем рейсы в страны Евросоюза и СНГ. Но нас банально не пустили в страну, которая является нашим близким партнером по Таможенному союзу, с которой у нас единое экономическое и визовое пространство. Мы видим там своего пассажира и готовы предложить людям тарифы, сопоставимые с ценами на автобус. Однако в этом случае потеряет «Белавиа». Поэтому аэропорт банально поставил заградительные тарифы и не согласовал нам слоты. Что касается Братиславы, это хорошая коммерческая альтернатива. Вообще, лоукстеры в Европе пытаются летать в так называемые второстепенные аэропорты, откуда до крупных городов нужно добираться на общественном транспорте. В основных городах, куда уже летают мировые лоукостеры, организована доставка пассажиров. Поэтому, заходя в Братиславу, мы сразу получили предложение об организации такой трансмодальной перевозки от местной компании. То есть пассажир на нашем сайте сразу может купить единый билет «самолет плюс автобус» из Москвы до центра Вены. Аэропорт Братиславы находится всего в часе езды от Вены, поэтому сегодня порядка половины наших пассажиров, летящих в Братиславу, дальше едут в Вену.

— Какие новые маршруты появятся у «Победы» в ближайшем будущем? И чем продиктован этот выбор?

— У нас всего 12 самолетов, поэтому, пока флот не будет значительно увеличен, мы не планируем сильно расширять международную сеть. Все-таки мы хотим сконцентрироваться на внутрироссийских рейсах. Мы видим здесь очень большой неудовлетворенный спрос. В этом году мы не планируем большой международной экспансии. Откроем несколько направлений. Одно из них Москва–Газипаша — аэропорт турецкого города Аланья. У многих россиян там недвижимость, многие любят там отдыхать. Раньше пассажиры добирались на курорт около трех часов на автобусе из Антальи. А мы будем прилетать практически в Аланью — из аэропорта трансфер занимает максимум полчаса.

— Каким 2016 год стал для «Победы»? И чего ожидаете в этом году?

— Прошлый год стал для нас годом многих рекордов. Мы стали чемпионами по налету на одно воздушное судно среди всех авиакомпаний мира. Мы закрепились в топ-10 российских авиакомпаний, а по итогам года стали шестой авиакомпанией в России по количеству перевезенных пассажиров. Мы первые в мире по прибыли на один самолет. И по эффективности «Победа» — абсолютный чемпион мира. Невероятный успех за такое короткое время. Нам удалось всего этого добиться за два года только потому, что мы очень эффективно управляем затратами. Я могу привести несколько десятков примеров нашей экономии на издержках. Так, наш скромный офис находится за МКАД – мы платим всего 100 долларов за квадратный метр в год. Кроме того, в офисе соблюдается практически безбумажная среда. Мы серьезно экономим на клининговых компаниях, потому что наши самолеты бортпроводники сами готовят к вылету, проводя легкую уборку. Мы экономим на всем, на чем можно, кроме безопасности.

— Что для «Победы» будет победой с точки зрения бизнеса?

— Главная цель — гармонизация нашего воздушного законодательства с международным. У нас до сих пор действуют нормы и правила, принятые в Советском Союзе. Лучший мировой опыт показывает, что авиакомпании сами должны определять правила перевозки. Если я установлю плохие условия, которые не устроят пассажиров, они просто не купят билеты на наши рейсы, и мы разоримся. Не чиновники должны определять условия работы, а пассажиры должны голосовать рублем за те или иные правила. И не законы, которые разрешают создавать лоукостер, но заставляют соблюдать кондовые совковые стандарты и обязывают включать в тариф много ненужного. У клиентов должен быть выбор: хочешь лететь с багажом, ручной кладью, коробкой, картонкой и маленькой собачонкой — добро пожаловать в традиционные авиакомпании, желаешь дешево и без лишних прибамбасов — покупай билет на лоукостер. Еще раз хочу подчеркнуть — выбор надо оставлять за пассажиром, а не навязывать всем авиакомпаниям идиотские правила.

— А вы сами какими авиалиниями летаете?

— Не сомневайтесь, я летаю «Победой». Даже когда нет рейса в нужный мне город, я стараюсь долететь «Победой» до ближайшего пункта, а дальше использую наземный транспорт.

— За свою карьеру вы освоили много профессий в авиации. Вы работали грузчиком, диспетчером регистрации и зоны посадки, даже получили сертификат бортпроводника. «Победой», кстати, летаете чаще в качестве бортпроводника или пассажира?

— Конечно, бортпроводника. Я и не помню уже, когда летал пассажиром крайний раз. Взял за правило летать не меньше двух раз в месяц в экипаже. К слову, именно поэтому в бортовом журнале «Победы» и нет моей фотографии. Чтобы пассажиры меня не узнавали и не отвлекали от основных обязанностей в рейсе. Когда я лечу в составе экипажа, я простой бортпроводник и выполняю работу вместе со всей командой одинаково.

— Помимо такой вовлеченности, что еще помогает в бизнесе? В чем секрет вашего успеха?

— Нужно подбирать свою команду. Это действительно очень важно. Надо стараться выбирать таких людей, которые много умнее тебя. Как генеральный директор я должен знать каждый процесс в авиакомпании как минимум на троечку. А любой из моих специалистов должен знать свою сферу на пять с плюсом. Это главная формула успеха, и я перенял ее от своего предыдущего руководителя — Виталия Савельева.

www.forbes.ru


Смотрите также