Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Апостол иоанн богослов биография


Иоанн Богослов - краткая биография, факты, личная жизнь

Иоа́нн Богосло́в, Иоа́нн Зеведе́ев (др.-евр. יוחנן‎ «Йоханан», койне Ἰωάννης) — один из Двенадцати апостолов, единственный из них, умерший естественной смертью. Сын Зеведея (др.-евр. יוֹחנן בן זבדי‎, Йоханан Бен-Заведи), также прозванный Богословом, евангелист, брат Апостола Иакова. В Евангелии от Марка вместе с братом прозван Иисусом «Сыном грома» (Воанергес) (3:17).

Отцы Церкви считали его тем же человеком что и Иоанн Евангелист, «Возлюбленный ученик», хотя современные богословы и библеисты не имеют консенсуса относительно тождественности этих людей. Но согласно традиции большинства христианских конфессий, апостол Иоанн — автор Евангелия, Книги Откровения и трёх посланий, вошедших в Новый Завет.

Память апостола Иоанна совершается в Православной церкви (по юлианскому календарю): 8 (21) мая, а также 30 июня (13 июля) — Собор двенадцати апостолов, 26 сентября (9 октября) — преставление Иоанна Богослова, в Католической церкви и других западных церквях — 27 декабря.

Художественно-символически изображается в почтенном возрасте, в красном одеянии, с чернильницей, пером и книгой в руках и в присутствии ангела, часто орла; иногда представлен молодым, безбородым и длинноволосым.

В Новом Завете

Апостол Иоанн (Г. Мемлинг, ок. 1468)

Святой апостол и евангелист Иоанн Богослов был сыном Зеведея и Саломии, согласно преданию — дочери святого Иосифа Обручника, которая упоминается в числе жен, служивших Господу своим имуществом. Младший брат апостола Иакова был рыбаком, был призван Иисусом Христом в число Своих учеников на Генисаретском озере: оставив отца своего Зеведея в лодке, он, вместе со своим братом Иаковом, последовал за Христом (Мф. 4:21; Мк. 1:19).

Братья Иаков и Иоанн в Евангелиях именуются сыновьями Зеведеевыми по имени их отца Зеведея, также, по сообщению евангелиста Марка (Мк. 3:17). Иисус назвал братьев Боанергес (греч. Βοανηργες, арамейское слово, расшифровываемое в Новом Завете как «сыновья грома»), очевидно, за порывистый характер. Этот характер в полной мере проявился, когда они хотели низвести с неба огонь на самарянское селение (Лк. 9:54); а также в просьбе дать сесть им в Царстве Небесном по правую и левую сторону от Иисуса (Мк. 10:35—37). Из евангельских повествований следует, что Иоанн, наряду со своим старшим братом Иаковом, был в близких отношениях с апостолом Петром и вместе с ним входил в число приближенных Господом учеников.

Вместе с Петром и Иаковом он стал свидетелем воскрешения дочери Иаира (Мк. 5:37; Лк. 8:51). Только их Иисус сделал свидетелями своего Преображения (Мф. 17:1; Мк. 9:2; Лк. 9:28) и Гефсиманского моления (Мк. 14:33).

На Кресте Иисус поручил Иоанну заботиться о Своей Матери — Деве Марии.

Иоанн упомянут в списках апостолов в Евангелии от Матфея (Мф. 10:2), от Марка (Мк. 3:17), от Луки (Лк. 6:14), а также в Деяниях Апостолов (Деян. 1:13).

Ап. Иоанн пишет Евангелие. Икона

Писания апостола в Новом Завете

Апостолу традиционно приписывается авторство пяти книг Нового Завета: Евангелия от Иоанна, 1-го, 2-го и 3-го послания Иоанна и Откровения Иоанна Богослова (Апокалипсиса). Некоторые исследователи оспаривают авторство апостола. Имя Иоанн Богослов апостол получил из-за именования Иисуса Христа в Евангелии от Иоанна Словом Божьим.

Согласно последовательности евангельских событий по четырём евангелистам (пункт 21 и 141), Апостол Иоанн описывает изгнание торгующих из храма на четыре года ранее (в первую пасху из четырех) (Ин. 2:13) до беседы с самарянкой (Ин. 4:9), а все остальные три евангелиста описывают это событие в последнюю — четвертую пасху: (Мф. 21:12-13), (Мк. 11:15-19), (Лк. 19:45-46).

Дальнейшая жизнь

О дальнейшей жизни апостола известно только из церковных преданий.

Миссионерский путь

Иоанн Богослов в кипящем масле (Ханс Фрис, 1514)

Согласно преданию, после Успения Матери Божией апостол Иоанн, по выпавшему ему жребию, направился в Эфес и другие Малоазийские города для проповеди Евангелия, взяв с собой своего ученика Прохора.

Находясь в городе Эфесе, апостол Иоанн непрестанно проповедовал язычникам о Христе. Проповедь его сопровождалась многочисленными и великими чудесами, так что число уверовавших увеличивалось с каждым днём.

Во время гонения на христиан, начатого императором Нероном, апостол Иоанн, по преданию, был отведён в узах на суд в Рим. За исповедание своей пламенной веры в Иисуса Христа апостол был приговорён к смерти. Однако, выпив предложенную ему чашу со смертельным ядом, он остался живым. Также он вышел невредимым и из котла с кипящим маслом. После этого апостол был сослан в заточение на остров Патмос, где прожил много лет.

Ссылка

Иоанн на острове Патмос (Иероним Босх, 1504—1505)

Согласно житию, когда Иоанн прибыл на остров Патмос, его проповедь, сопровождавшаяся многими чудесами, привлекла к нему всех жителей острова: он обратил в христианство большую часть его жителей, изгнал бесов из языческих храмов, исцелил многих больных.

На острове Патмос апостол Иоанн удалился со своим учеником Прохором (известен только из церковного предания, ассоциируется с Прохором, апостолом от семидесяти) на пустынную гору, где совершил трёхдневный пост и молитву, после чего пещера, где они жили заколебалась и загремел гром. Прохор в страхе упал на землю. Апостол поднял его и приказал записывать слова, которые он будет произносить. «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Ин. 1:1) — возвещал Дух Божий через святого апостола. Два дня и шесть часов Прохор записывал сие благовестие (Евангелие от Иоанна). После возвращения Иоанна и Прохора в селение, Евангелие было переписано и распространено по острову. Через некоторое время Иоанн вновь удалился в безлюдное место, и провел 10 дней в пещере без еды в молитве. Когда он собирался выйти из пещеры, был к нему глас, говорящий: «Иоанн, Иоанн!» Он же сказал: «что, Господи!» И сказано: «сотвори в пещере другие десять дней и откроются тебе многие и великие тайны в месте этом». Он же сотворил другие десять дней, не ев. И был в ужасе великом, и видел силы великие, и ангела Божия, разъясняющего ему всё, что он видел и слышал. Затем позвав Прохора, сказал: «то, что услышишь из уст моих, запиши на бумагу». Так было написано Откровение Иоанна Богослова (Апокалипсис).

Возвращение

После длительной ссылки апостол Иоанн получил свободу и вернулся в Эфес, где продолжил свою деятельность, поучая христиан остерегаться возникающих ересей. Между 85 и 95 годами апостол Иоанн написал в Эфесе Евангелие. Он заповедал всем христианам любить Господа и друг друга, и этим исполнить закон Христов. Апостол любви — так именуется святой Иоанн, так как он постоянно учил, что без любви человек не может приблизиться к Богу и угодить Ему. В трёх своих Посланиях апостол Иоанн проповедует любовь к Богу и ближним, сам являясь для окружающих примером любви.

Годы жизни Апостола Иоанна можно вычислить приблизительно. По церковной традиции во время распятия Христа ему было 16 лет и умер он в 100-м году, оставшись единственным живым апостолом, видевшим Иисуса Христа во время Его земной жизни. То есть приблизительно: 17—100 гг. н. э.

Остальные апостолы в это время все уже скончались мученической смертью. Вся христианская Церковь глубоко чтила апостола Иоанна, как тайнозрителя судеб Божиих. Например, на иконографическом типе «Иоанн Богослов в молчании» апостол чаще всего изображается с Ангелом, передающим ему Божественное Слово, иногда с орлом, символом апостола, свидетельствующим о высоком парении его богословской мысли. Также на парусах православного храма апостол Иоанн изображается с орлом.

О личности Иоанна Богослова так же засвидетельствовал письменно его ученик — Игнатий Богоносец (отдан на растерзание львам 20 декабря 107 г. в Риме; третий епископ Антиохийский по апостоле Петре и Еводе; на Антиохийской кафедре предположительно с 68 года).

Последним свидетелем, видевшим живого Христа считается именно Игнатий Богоносец, по церковным преданиям на 7 лет переживший Иоанна Богослова. Прозвище, по версии предания, получил от того, что Иисус брал Игнатия-ребёнка на руки, о чём повествует Евангелие от Матфея (Мф. 18:2—6).

Воскрешение мёртвых апостолом

Иоанн Богослов на Патмосе (икона, XVII век, Нижний Новгород)

Из жития апостола известны следующие случаи воскрешения им усопших:

  • в Эфесе апостол Иоанн со своим учеником Прохором работали в бане. Однажды там умер некий юноша по имени Домн. Отец юноши, Диоскорид, узнав об этом, умер от скорби. Хозяйка бани обвинила Иоанна в смерти юноши и грозилась убить его. Помолившись, апостол Иоанн воскресил юношу, а затем его отца.
  • во время праздника в честь богини Артемиды, апостол Иоанн обвинил язычников в идолопоклонничестве, за что толпа забросала его камнями. По молитве Иоанна тотчас настала невыносимая жара, вследствие чего умерло до 200 человек. Оставшиеся в живых умоляли Иоанна о милости, и апостол воскресил всех умерших, в результате чего все воскресшие приняли крещение.
  • в Риме апостол Иоанн был осуждён на изгнание и отправлен на остров Патмос. На судне находились царские вельможи, сын одного из них, разыгравшись, упал в море и утонул. Вельможи стали просить Иоанна о помощи, но он отказал им, узнав, что они чтят языческих богов. Но утром все же Иоанн помолился Богу о спасении язычника, и набежавшая волна вынесла живого и невредимого юношу на корабль.
  • на острове Патмос жил волхв Кинопс, который общался с нечистыми духами. Местные жители почитали Кинопса, как бога. Когда апостол Иоанн стал проповедовать Христа, жители острова призвали волхва Кинопса отомстить Иоанну. Апостол разоблачил бесовство Кинопса, и по молитве Иоанна морская волна поглотила волхва. Народ, поклонявшийся Кинопсу, трое суток ждал его у моря, изнемогая от голода и жажды, а трое детей умерло. Апостол Иоанн, помолившись, исцелил больных и воскресил умерших.
  • через три года апостол Иоанн направился проповедовать в другой город острова, где исцелял больных.
Page 2

Сделано в Молдове 2016 - 2019 © Баласанов Андрей ГургеновичСайт создан и развивается на благо человечества. Разрешается и поощряется перепечатывание и распространение материалов этого сайта.

worldofaphorism.ru

Житие (биография) Иоанна Богослова, святой Иоанн Богослов апостол и евангелист

Молитва апостолу и евангелисту Иоанну Богослову

Акафист святому апостолу и евангелисту Иоанну Богослову

Икона Апостола и евангелиста Иоанна Богослова

Дни памяти: Май 8, Июнь 20, Июнь 30, Сентябрь 26 (Преставление)

Святой апостол и евангелист Иоанн Богослов. Святой апостол и евангелист Иоанн Богослов был сыном Зеведея и Саломии — дочери святого Иосифа Обручника. Одновременно со своим старшим братом Иаковом он был призван Господом нашим Иисусом Христом в число Своих учеников на Геннисаретском озере. Оставив своего отца, оба брата последовали за Господом.

Храмовая икона св. апостола Иоанна Богослова. Храм апостола и евангелиста Иоанна Богослова в Коломне. Икона св. апостола Иоанна Богослова на странице «Тайна основания» Книги «Церковь апостола Иоанна Богослова» Апостол Иоанн был особенно любим Спасителем за жертвенную любовь и девственную чистоту. После своего призвания апостол не расставался с Господом и был одним из трех учеников, которых Он особенно приблизил к Себе. Святой Иоанн Богослов присутствовал при воскрешении Господом дочери Иаира и был свидетелем Преображения Господня на Фаворе. Во время Тайной Вечери он возлежал рядом с Господом и по знаку апостола Петра, приникнув к груди Спасителя, спросил об имени предателя. Апостол Иоанн следовал за Господом, когда Его, связанного, вели из Гефсиманского сада на суд беззаконных первосвященников Анны и Каиафы, он же находился во дворе архиерейском при допросах своего Божественного Учителя и неотступно следовал за Ним по Крестному пути, скорбя всем сердцем. У подножия Креста он плакал вместе с Божией Матерью и услышал обращенные к Ней с высоты Креста слова Распятого Господа: «Жено, се сын Твой» и к нему: «Се Мати твоя» (Ин. 19, 26, 27). С этого времени апостол Иоанн, как любящий сын, заботился о Пресвятой Деве Марии и служил Ей до Ее Успения, никуда не отлучаясь из Иерусалима.

Иоанн Богослов и Прохор на Патмосе. XV век. Из книги Византийские иконы Синая. После Успения Божией Матери апостол Иоанн, по выпавшему ему жребию, направился в Ефес и другие Малоазийские города для проповеди Евангелия, взяв с собой своего ученика Прохора. Они отправились в путь на корабле, который потонул во время сильной бури. Все путешественники были выброшены на сушу, только апостол Иоанн остался в морской пучине. Прохор горько рыдал, лишившись своего духовного отца и наставника, и пошел в Ефес один. На четырнадцатый день пути он стоял на берегу моря и увидел, что волна выбросила на берег человека. Подойдя к нему, он узнал апостола Иоанна, которого Господь сохранял живым 14 дней в морской глубине. Учитель и ученик отправились в Ефес, где апостол Иоанн непрестанно проповедовал язычникам о Христе. Его проповедь сопровождалась многочисленными и великими чудесами, так что число уверовавших увеличивалось с каждым днем. В это время началось гонение на христиан императора Нерона (56-68). Апостола Иоанна отвели на суд в Рим. За исповедание веры в Господа Иисуса Христа апостол Иоанн был приговорен к смерти, но Господь сохранил Своего избранника.

Иоанн Богослов. Из статьи Шамордино, вышитые иконы монастыря. Апостол выпил предложенную ему чашу со смертельным ядом и остался живым, затем вышел невредимым из котла с кипящим маслом, в который был брошен по приказанию мучителя. После этого апостола Иоанна сослали в заточение на остров Патмос, где он прожил много лет. По пути следования к месту ссылки апостол Иоанн совершил много чудес. На острове Патмос проповедь, сопровождавшаяся чудесами, привлекла к нему всех жителей острова, которых апостол Иоанн просветил светом Евангелия. Он изгнал многочисленных бесов из идольских капищ и исцелил великое множество больных. Волхвы различными бесовскими наваждениями оказывали большое сопротивление проповеди святого апостола. Особенно устрашал всех надменный волхв Кинопс, похвалявшийся тем, что доведет до гибели апостола. Но великий Иоанн — Сын Громов, как именовал его Сам Господь, силой действующей через него благодати Божией разрушил все ухищрения бесовские, на которые надеялся Кинопс, и гордый волхв бесславно погиб в морской пучине. Апостол Иоанн удалился со своим учеником Прохором на пустынную гору, где наложил на себя трехдневный пост. Во время молитвы апостола гора заколебалась, загремел гром. Прохор в страхе упал на землю. Апостол Иоанн поднял его и приказал записывать то, что он будет говорить. «Аз есмь Альфа и Омега, начаток и конец, глаголет Господь, Сый и Иже бе и Грядый, Вседержитель» (Откр. 1, 8), — возвещал Дух Божий через святого апостола. Так около 67 года была написана Книга Откровения (Апокалипсис) святого апостола Иоанна Богослова. В этой книге раскрыты тайны судеб Церкви и конца мира. После длительной ссылки апостол Иоанн получил свободу и вернулся в Ефес, где продолжал свою деятельность, поучая христиан остерегаться лжеучителей и их лжеучений. Около 95 года апостол Иоанн написал в Ефесе Евангелие. Он призывал всех христиан любить Господа и друг друга и этим исполнить заповеди Христовы. Апостолом любви именует Церковь святого Иоанна, ибо он постоянно учил, что без любви человек не может приблизиться к Богу. В трех Посланиях, написанных апостолом Иоанном, говорится о значении любви к Богу и ближним. Уже в глубокой старости, узнав о юноше, совратившемся с пути истинного и сделавшемся предводителем шайки разбойников, апостол Иоанн пошел искать его в пустыню. Увидев святого старца, виновный стал скрываться, но апостол побежал за ним и умолял его остановиться, обещая грех юноши взять на себя, лишь бы тот покаялся и не губил своей души. Тронутый теплотой любви святого старца, юноша действительно покаялся и исправил свою жизнь. Святой апостол Иоанн скончался в возрасте ста с лишним лет. Он намного пережил всех остальных очевидцев Господа, долго оставаясь единственным живым свидетелем земных путей Спасителя. Когда настало время отшествия апостола Иоанна к Богу, он удалился за пределы Ефеса с семью своими учениками и повелел приготовить для себя в земле крестообразную могилу, в которую лег, сказав ученикам, чтобы они засыпали его землей. Ученики с плачем целовали своего любимого наставника, но, не решаясь ослушаться, исполнили его повеление. Они закрыли лицо святого платом и закопали могилу. Узнав об этом, остальные ученики апостола пришли к месту его погребения и раскопали могилу, но ничего в ней не нашли. Каждый год из могилы святого апостола Иоанна 8-го мая выступал тонкий прах, который верующие собирали и исцелились им от болезней. Поэтому Церковь празднует память святого апостола Иоанна Богослова еще и 8 мая.

Господь дал своему любимому ученику Иоанну и его брату имя «сынов грома» — вестника устрашающего в своей очистительной силе небесного огня. Этим самым Спаситель указывал на пламенный, огненный, жертвенный характер христианской любви, проповедником которой был апостол Иоанн Богослов. Орел — символ высокого парения Богословской мысли — иконографический знак евангелиста Иоанна Богослова. Наименование Богослова Святая Церковь дала из учеников Христовых только святому Иоанну, тайнозрителю Судеб Божиих.

Поделиться:

xn--80ancrr3a.xn--p1ai

Иоанн Богослов (апостол) – биография, житие, память, чем прославился

Иоанн Богослов – самый молодой из первых двенадцати учеников Христа, призванных им к апостольству и наделенных чудесною силою, один из тех, кого бог удостоил особой любви и близости, брат апостола Иакова. Все сочинения, автором которых принято его считать – Евангелие, Апокалипсис, три послания, включенные в Библию – пронизаны темой любви, поэтому он был прозван «апостолом любви». Христос же называл его «сыном грома» (за силу духа и пылкую, порывистую натуру), в Иерусалиме почитали «столпом церкви», а традиционным символическим представлением стал орел (в ознаменование высоты полета чувств и мыслей). Будущий излюбленный посланник всевышнего появился на свет на северо-востоке Израиля в 6 году (по иной версии – в 17 г., так как в момент распятия Иисуса в 33 г. ему по церковным канонам исполнилось 16 лет).

Его отец Заведей слыл достаточно состоятельным галилейским рыбаком, имевшим наемных работников. Мать, Соломия, являлась дочерью от первого брака святого Иосифа, потомка царя Давида, после смерти первой жены обручившегося с девой Марией согласно выбору самого господа. Как гласит предание, первосвященник по велению ангела собрал тогда вдовцов, роздал им посохи, и в руках Иосифа он вдруг расцвел (по другим сведениям – из него вылетела голубка). Так Мария стала его супругой (сохраняя девственность). Таким образом, Христос приходился матери Иоанна сводным братом, а ему – дядей.

Когда мальчик подрос, он начал вместе с отцом и братом рыбачить в Галилейском море (ныне – Тивериадское озеро), приводить в порядок рыболовные снасти, проявлял терпение и трудолюбие. Однажды недалеко от них на берегу моря появилась группа верующих и Мессия. Он сел в пустую лодку рыбака Симона (впоследствии апостола Петра), вместе с братом Андреем (прозванным позже Первозванным) всю ночь ловившего рыбу, но так ничего и не поймавшего. Вначале господь побеседовал с людьми, а затем явил чудо, указав, где следует забросить сеть, чтобы получить небывалый улов. Потрясенные рыбаки вытащили столько рыбы, что их лодки стали полны до краев и едва не потонули. После этого Христос позвал их за собой, сделав своими первыми учениками.

Затем спаситель подошел к Заведеевым, бывшим среди тех, кто слушал его на берегу. Братья сидели с отцом в лодке и занимались своим обычным делом. Иисус предложил и им проследовать вместе с ним. И братья откликнулись на призыв Христа, оставив отца и всю прежнюю жизнь.

После призвания юноша не расставался с агнецом божьим, стал его наперсником, вел девственный образ жизни, постоянно пребывал в молитве и богомыслии и понял, что господь пришел с целью показать людям путь в царствие небесное. Он стал свидетелем ряда явлений божественной силы учителя, которую тот открывал лишь немногим. Так, Иоанн находился рядом с ним при Преображении Господнем на израильской горе Фавор, при воскрешении единственной дочери начальника синагоги Иаира, молении в Гефсиманском саду, на Тайной вечере. Любящий ученик возмутился, когда перед всевышним учителем закрыли ворота и отказали в ночлеге обитатели самарянского селения. Юный максималист попросил разрешения наслать на них небесный огонь, но Христос запретил, пояснив, что он пришел спасать, а не карать. Молодой человек прошел за Мессией по крестному пути, стал свидетелем его распятия, получил последнее повеление своего равви позаботиться о Богородице. Он служил Мадонне как собственной матери. Она стала жить в его доме в Иерусалиме. Перед смертью во время прогулки к ней явился архангел Гавриил и подарил лилию из райского сада. Этот прекрасный цветок нес ее названый сын Иоанн во главе траурной процессии, провожая ее в последний земной путь.

После успения Богородицы, примерно в 50 году, для распространения идей христианства вместе с диаконом Прохором Богослов отправился морем в Эфес (ныне его развалины расположены южнее Измира в Турции). Во время их плавания случился страшный шторм, судно затонуло, команда и пассажиры за исключением апостола спаслись. Но на 14 день, когда Прохор уже почти потерял надежду увидеть своего учителя в живых, по воле господа он был выброшен на берег.

По прибытию на полуостров в течение нескольких лет в Филадельфии, Эфесе, Пергаме, Смирне, Фиатире и других городах Малой Азии Иоанн проповедовал святую веру в Иисуса и совершал немало чудес – исцелял больных, изгонял бесов, воскрешал из мертвых. Видя это, в христианство обратилось большое число народа.

В начале 60-х начались гонения на последователей новой религии императора Нерона. Божьего избранника приговорили к страшной казни, но ему не причинило вреда ни отравленное питье, ни окунание в кипящие котлы. Тогда его сослали на пустынный остров в Эгейском море под названием Патмос. По пути на место ссылки он не раз спас во время бури своих стражников и моряков. В результате все они стали адептами христианства и даже собирались отпустить на волю святого проповедника. Но он не позволил им ради него нарушать приказ.

Находясь на Патмосе долгие годы, апостол вместе с Прохором жил уединенно в пещере, предаваясь молитве. Там он написал пророческую книгу Нового завета «Апокалипсис», раскрыв тайну конца света, а также совершил множество чудесных деяний и таинств, так что все местные жители уверовали в бога. Когда притеснения христиан в Римской империи прекратились, он возвратился в Эфес, где снова занялся праведной деятельностью. Местные церковнослужители показали святому старцу три Евангелия от Марка, Матфея и Луки, примерно повторяющих друг друга. Он их прочел и решил дополнить собственным повествованием о пришествии, чудесах и вознесении спасителя с предостережением об опасности появившихся лжеучений, унижавших его божественное достоинство, с призывом любить его и описанием бесед об истинах веры. Позже в своих трех Посланиях он также указал на важность любви, заверив, что «Бог есть любовь». Евангелист скончался в возрасте более 100 лет естественной смертью, единственный из 12-ти посланников. Его брат Иаков принял мученическую смерть намного ранее в 44 году, первым из них. Обстоятельства кончины Иоанна были необычными. Когда пришло время его ухода, он попросил учеников закопать его в крестообразную могилу живьем, что и было ими со слезами исполнено. Однако на следующий день на месте его погребения тела святого не нашли. Ежегодно 21 мая (8 по старому стилю) на могиле апостола появлялся чудесный тонкий розовый прах, исцелявший от любых недугов. Поэтому этот день стал днем памяти святого. Его вспоминают и прославляют также 13 июля на праздник Собора 12-ти апостолов и 9 октября в момент представления. Иоанн стал покровителем школьников, студентов, всех, кто занят в научной, литературной и информационной сфере. Молитвы перед иконой этого святого помогают обрести любовь и преданных друзей, сохранить уважение и взаимопонимание в семьях, вразумить людей, попавших в секты, ограждают от несчастных случаев на воде, способствуют получению хорошего улова рыбы, защищают от плохих людей и злых духов.

Редакция УзнайВсё.ру

Обнаружив ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Поделитесь с друзьями и получите подарок

uznayvse.ru

Иоанн Богослов: Преставление апостола Иоанна Богослова – победа над тлением

Преставление любимого ученика Спасителя, святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова – одно из самых загадочных событий в Священном Предании.

Общеизвестное предание таково: прожив более ста лет, он удалился из Эфеса и просил учеников своих похоронить его еще живым, накрыв лицо платом. Те не осмелились нарушить просьбу учителя. Однако через некоторое время, когда могила была вскрыта, тела Иоанна там не оказалось. Зато ежегодно, 21 мая, на могиле стал выступать тонкий слой праха (или «манны»), приносивший исцеления. В честь этого события установлено весеннее празднование памяти святого апостола и Евангелиста Иоанна Богослова.

Что же это за прах и куда делось тело апостола? Мне попадалось мнение, будто спящий Иоанн так и лежит в могиле, а тонкий прах поднимается от его дыхания. Более распространен взгляд, что апостол взят на небо вместе с телом, подобно Богородице и древним праведникам – Илии и Еноху.

Многие святые (Ипполит Римский, Андрей Кесарийский, Иоанн Кронштадтский) высказывали уверенность в том, что апостол Иоанн будет вместе с Илией и Енохом проповедовать перед Вторым Пришествием Господа нашего Иисуса Христа. «Св. апостол Иоанн Богослов… дивным образом преставлен и живет доселе на земле и на небесах», – говорит святой прав. Иоанн Кронштадтский.

На эту тему можно написать огромный богословский трактат или хотя бы серьезную статью.

В любом случае, Священное Предание зафиксировало изменение «чина естества» – тление не коснулось тела «апостола любви». Этой победой над тлением подчеркивается его духовное родство с Пресвятой Богородицей, усыновившей Иоанна у подножия Креста Господня.

Стоит обратить внимание, что такого чуда не удостоились даже святые первоверховные апостолы Петр и Павел, хотя мученическая кончина обоих – подвиг веры, свидетельство о Христе.

Через несколько дней после преставления святого апостола и Евангелиста Иоанна Богослова мы отмечаем праздник Покрова Пресвятой Богородицы, который заставляет нас вновь и вновь вспоминать о материнской заботе, оказываемой нам Пречистой Девой. Мне кажется, близость этих двух дат не случайна или хотя бы символична. Можно даже предположить, что тайна Иоанна Богослова (и, более того, важные аспекты христианской сотериологии) раскрываются в богородичных праздниках Успения и Покрова.

Если Успение являет нам истину вечной материнской любви Пречистой Девы («Во Успении мира не оставила еси, Богородице»), то праздник Покрова нам демонстрирует осуществление этой любви – молитва как деятельное заступничество, покрывающее нас от всякого зла.

Если Покров Божией Матери был явлен единожды константинопольскому юродивому Андрею, то свидетельство заступничества «апостола любви» могли наблюдать в течение первых веков христианства все желающие – именно этому посвящен весенний день его памяти (напомним, 21 мая Церковь вспоминает ежегодное появления чудотворного тонкого праха на могиле святого апостола).

Вот перед этой деятельной любовью, берущей свое начало в Источнике Жизни – Боге – и отступают смерть и тление.

В самом начале своего служения, вслед за братья Петром и Андреем, Иисус призвал и двух детей рыбака – старшего Иакова и младшего Иоанна. Призыв Христа они слышал на берегу Галилейского моря, в свой обычный трудовой день. Иоанн стал одним из любимых учеников Христа, особо приближенных к Нему. Именно он следовал за Христом, когда Его, преданного Иудой, вели из Геф­си­ман­ско­го са­да на суд нечестивых пер­во­свя­щен­ни­ков Ан­ны и Ка­иа­фы. Он прошел вслед за Господом по крестному пути, всем сердцем скорбя о Его страданиях. Уже со Креста, обращаясь к Богородице, Господь Иисус Христос сказал про Иоанна «Же­но, се сын Твой» и обратился к Иоанну: «Се Ма­ти твоя» (Ин.19:26-27). Вплоть до самого Успения Богородицы, Иоанн служил Деве Марии как родной матери, и Она жила в его доме.

Иоанн же начал проповедовать веру во Христа в Ефесе и дру­гих ма­ло­азий­ских го­ро­дах. Со своим учеником Прохором он собирался пересечь море, когда случилась страшная буря. Иоанн остался в воде, а всех остальных выбросило на сушу. Прохор страшно горевал о своем учителе. Но на четырнадцатый день волны выбросили Иоанна на берег живым, несмотря на то, что он пробыл все это время в пучине волн. Так Господь явил Свое чудо. Несмотря на то, что служение Иоанна Богослова сопровождалось еще многими чудесами, император Нерон начал гонения на христиан. Апостола Иоанна судили в Риме. Привести в исполнение смертную казнь мучителям так и не удалось. Иоанн остался жив, выпив чашу с ядом, пройдя через кипящие котлы.

Свя­той апо­стол Иоанн прожил долгую жизнь, проповедуя учение Христа, и скон­чал­ся в воз­расте ста с лиш­ним лет. Когда настало его время отойти ко Господу, апостол Иоанн попросил своих учеников вырыть ему могилу за пределами Ефеса и закопать его живьем. Ученики выполнили его просьбу со скорбью и изумлением. Узнав об этом те ученики, которые не участвовали в исполнении просьбы апостола, раскопали могилу, но ничего в ней не нашли.

Кондак 1

Избранный Господем от мрежей рыбарских на проповедь Евангелия и от ловли рыб на уловление человеков во свет истиннаго боговедения, великий Апостоле, учениче, друже и наперсниче Христов, моли единаго истиннаго Человеколюбца, Егоже ты приискренне возлюбил еси, да помилует нас, ищущих твоего к Нему предстательства и зовущих ти:

Радуйся, Иоанне Апостоле, наперсниче Христов и Богослове.

Икос 1

Ангельских сил и всякия твари Творца, Владыку и Господа, восприемшаго плоть нашу и явльшагося на земли спасения нашего ради, узрев ходяща при мори Галилейстем и взывающа тя со братом твоим, Иоанне блаженне, в звание апостольства, оставль мрежи рыбарския и отца твоего в корабли, неуклонно оттоле последовал еси стопам Спасителевым. Сего ради вопием ти сице:

Радуйся, любве ради ко Христу отца по плоти оставивый; радуйся, Христом Небеснаго Отца обретый.

Радуйся, мир и вся его прелести презревый; радуйся, небесная благая в воздаяние получивый.

Радуйся, плоть духу совершенно поработивый; радуйся, дух твой Сладчайшему твоему Учителю Иисусу покоривый.

Радуйся, Иоанне Апостоле, наперсниче Христов и Богослове.

Кондак 2

Видя Христос Господь непорочную чистоту твоего сердца, плотскими сластьми не омраченную, суди тебе достойна быти зрения таинственных откровений, яко да, проницая во глубину богословия, возможеши проповедати тое во услышание всего мира. Сего ради «сын громов» от Господа наречен был еси и Тому возопил еси: Аллилуиа.

Икос 2

Разумом истиннаго богопознания озаряя твою душу, шествовал еси вослед Благаго Учителя твоего, поучаяся из уст Его исходящей премудрости, и совершеннаго ради твоего незлобия и девственнаго целомудрия был еси возлюблен Христом Господем твоим. Услыши убо ны, воспевающия ти сице:

Радуйся, незлобия рачителю; радуйся, девства и чистоты хранителю.

Радуйся, любве к Богу и ближним учителю; радуйся, добрых нравов наставниче.

Радуйся, смиренномудрия зерцало; радуйся, Божественныя благодати светило.

Радуйся, Иоанне Апостоле, наперсниче Христов и Богослове.

Кондак 3

Силу Божества Христова, сокрытую под облаком немощнаго человеческаго естества, познал еси явно, егда Господь наш, воскрешая дщерь Иаирову и последи преображаяся на Фаворе, сподоби тя со инема двема ученикома свидетеля быти таковых преславных чудес. Уведев же, яко Христос есть Бог истинный, из глубины сердца твоего воззвал еси Ему: Аллилуиа.

Икос 3

Имея велие дерзновение к возлюбившему тя Христу Сыну Божию, возлегл еси на персех Его при совершении Тайныя Вечери, и егда прорицаше Господь о предателе Своем, тогда един ты дерзнул еси вопросити о имени его. Сего ради вопием ти:

Радуйся, возлюбленный Христов учениче; радуйся, присный Его друже.

Радуйся, невозбранно на персех Господних возлежавый; радуйся, дерзновенно о имени предающаго вопросивый.

Радуйся, паче иных ко Христу ближайший; радуйся, словеса Господня, якоже сокровище многоценное, слагавый в сердце своем.

Радуйся, Иоанне Апостоле, наперсниче Христов и Богослове.

Кондак 4

Буря ярости и злобнаго неистовства жестокосердых и неблагодарных иудеев, егда воста на Христа Сына Божия, тогда вси ученицы Его, страхом объяти бывше, бежаша; но ты, любовь крепльшую к Нему имея, даже до Креста и смерти не отступил еси от Него, на вся муки Христовы взирая и соболезнуя сердцем Деве Матери Божией, плачущей и рыдающей. Удивляяся же крайнему милосердию и долготерпению Божию, взывал еси к Пострадавшему за род человеческий: Аллилуиа.

Икос 4

Вися на Кресте пригвожденный за грехи наша Спас мира и видев тя и Матерь Свою предстоящия, сына тя Преблагословенней Деве Богородице вдал есть, глаголя Ей: «Жено, се сын Твой, – и тебе паки: – Се Мати твоя». Мы же, дивящеся любви Христове, на тебе явленней, воспеваем сице:

Радуйся, сын Божия Матере быти сподобивыйся; радуйся, того ради наипаче ко Христу, яко некиим духовным родством, присвоивыйся.

Радуйся, Матери Божией достойно послуживый; радуйся, Сию, якоже матерь свою, во всякой чести у себя имевый.

Радуйся, и во Успении честное и святое Ея тело ко гробу проводивый; радуйся, со блистающеюся райскою ветвию, Архангелом Гавриилом принесенною, одру Ея предшедый.

Радуйся, Иоанне Апостоле, наперсниче Христов и Богослове.

Кондак 5

Боготечная звезда явился еси во Асии, отшед в ню на проповедание слова Божия, якоже жребием указася тебе. Но на пути твоем попусти Господь быти тебе ввержену в море: благодать же Божия, всегда с тобою пребывающая, сохрани тя в водах морских жива, и по четыренадесятих днех повеле волне морстей, да воспенившися извержет тя на брег. Егда же узре сия ученик твой Прохор, уже много плакавый о кончине твоей, велиим гласом воззва чудодействующему Богу: Аллилуиа.

Икос 5

Видевше ефесстии жителие преславное чудо, тобою сотворенное, егда отрока Домна, умерщвленнаго от беса, молитвою твоею воскресил еси, воспеша велегласно силу Бога, тобою им проповеданнаго, и избавльшеся от гнуснаго идолослужения, взываху тебе сице:

Радуйся, истиннаго Бога служителю; радуйся, бесов прогонителю.

Радуйся, мертвецы силою Христовою оживляяй; радуйся, тою жизнь и здравие людем возвращаяй.

Радуйся, помраченныя умом к Свету Истины призываяй; радуйся, правыя веры просвещением к добродетели наставляяй.

Радуйся, Иоанне Апостоле, наперсниче Христов и Богослове.

Кондак 6

Проповедник богоносный слова Божия во Ефесе был еси, и, усердствуя о распространении благодати евангельския, утверждал еси твое учение знаменьми великими и чудесами, капище же Артемидино единою молитвою низпровергл еси, да зряще сие, язычницы познают Единаго Бога, Емуже мы вопием: Аллилуиа.

Икос 6

Возсия во Ефесе, якоже солнце, свет веры Христовы, тобою проповеданныя, егда злочестивый Дометиан воздвиже гонение на христианы; тогда и тебе, яко усерднаго исповедника имене Христова, посла епарх в Рим связана, идеже и претерпел еси страшная мучения. Тех ради благочестно возглашаем ти сицевая:

Радуйся, Христова ради исповедания биенный; радуйся, чашу смертоноснаго яда невредно испивый.

Радуйся, в котле елеа кипящаго не сваривыйся; радуйся, силою Христовою в лютых мучениих цел сохранивыйся.

Радуйся, твоим невреждением кесаря, мучащаго тя, устрашивый; радуйся, сим же народ о величествии Бога, от христиан почитаемаго, уверивый.

Радуйся, Иоанне Апостоле, наперсниче Христов и Богослове.

Кондак 7

Егда узре мучитель, яко и лютейшия муки, яже от него претерпел еси, не возмогоша умертвити тебе, тогда, возмнев тя безсмертна быти, во остров Патмос на изгнание осуждает. Ты же, повинуяся Промыслу Божию, тако благоволившему, благодарственно воспевал еси Богу, вся во благое устрояющему: Аллилуиа.

Икос 7

Новая чудеса показал еси язычником, ища обратити их ко спасительной вере Христове, егда плывущу ти во изгнание твое, повелением твоим отрока утопшаго море на корабль жива изверже, буря укротися, вода сланая в сладкую претворися, воин от чревнаго недуга исцелися, и по пришествии твоем в Патмос, бес пытливый, будущая прорицавый, из одержимаго им изгнася. Тогда вси зрящии таковая дивная знамения, тобою совершаемая, прихождаху к познанию Триипостаснаго Бога и крещахуся. Мы же тя ублажаем тако:

Радуйся, морю и бури повелеваяй; радуйся, сатанинския духи от человек изгоняяй.

Радуйся, болезни единым словом исцеляяй; радуйся, всем в нуждах помощь подаваяй.

Радуйся, чудесы твоими идолопоклонники удививый; радуйся, учением твоим неверныя во истенней вере утвердивый.

Радуйся, Иоанне Апостоле, наперсниче Христов и Богослове.

Кондак 8

Странно бе видети жрецем Аполлоновым, яко храм бога их и вся бывшия в нем идолы ты единым словом на землю низпровергл еси. Чудящеся убо о сем и ярящеся на таковое твое дерзновение, идоша к волхву некоему, велию силу от сатаны в себе имевшему, просяще его, да отмстит безчестие бога их; он же, слеп сый душею, не ведая силы, в тебе обитающия, покушашеся привидении различными тебе устрашити и на тя народ подвигнути: обаче сам окаянный погрузися в море и тамо погибе, безсильным бывшим бесом спасти его, ты бо воспретил еси им именем Иисуса Христа Сына Божия, Егоже прослави народ, чудесе свидетель, воспев: Аллилуиа.

Икос 8

Весь исполнен быв любве Божественныя, явился еси вместилище даров Святаго Духа: будущая прорицал еси, отстоящая, яко близ сущая, возвещал еси, недужныя исцелял еси, жене игемона на острове Патмосе, в болезни рождения страждущей, едва на праг дому ея вступив, облегчение даровал еси. Приими убо от нас, грешных, похвалы сицевыя:

Радуйся, благодати Божия вместилище; радуйся, Духа Святаго обиталище.

Радуйся, реко чудоточная цельбоносныя в болезнех силы; радуйся, источниче наставлений, приводящих к познанию правыя веры.

Радуйся, коварства лукаваго сатаны обличаяй; радуйся, верныя от козней его защищаяй.

Радуйся, Иоанне Апостоле, наперсниче Христов и Богослове.

Кондак 9

Всякое беззаконие истребляя ревностно от среды людей, к нимже послан был еси, обличил еси прельщение идолопоклонников, иже почитаху беса, во образе волка превелика людем являвшагося, и многия от них к вере Христове привел еси: таже капище Вакхово молитвою твоею разрушил еси, и волхва Нукиана вкупе с домашними его к покаянию чудесы твоими обратил еси. Тии же, от греха ко спасению обратившеся, немолчно взываху Богу: Аллилуиа.

Икос 9

Витийство мудрости человеческия не возможет изрещи, ниже ум плотскаго человека постигнути, яже ты возвестил еси нам о безначальнем бытии Триипостаснаго Бога: подобно бо Моисею, во громех и блистаниих на горе приял еси от Бога тайну богословия и возгласил еси миру, яко в начале бе Слово, Отцу искони неразлучное и всему сущему виновное, имущее Свет Жизни, Егоже тьма не может объяти. Озаряеми таковым облистанием света Божественныя Истины, почитаем тя яко таинника Безначальныя Троицы и воспеваем тя яко Богослова совершеннейшаго:

Радуйся, орле, воспаривый до самаго огнеобразнаго Престола Божия; радуйся, трубо, возвестившая миру Предвечнаго и Безначальнаго Бога.

Радуйся, человечество и Божество Христово нам изъясняяй; радуйся, дивная словеса и наставления Господня во Евангелии твоем нам возвещаяй.

Радуйся, любви делом и истиною нас научаяй; радуйся, пребывающим в любви пребывание в них Бога обещаваяй.

Радуйся, Иоанне Апостоле, наперсниче Христов и Богослове.

Кондак 10

Спасти хотя души человеческия, всяко поучал еси люди веровати во Христа Сына Божия, имети совесть незазорну и любити друг друга, да возмогут не токмо зде, но и в селениих праведных воспети лепотно Всемогущему Богу: Аллилуиа.

Икос 10

Стены Горняго Иерусалима узрев во откровении, возвестил еси нам, яже тамо видел еси и яже имут быти до скончания мира, сказуя нам сие иносказательными словесы, яже может разумети только ум, имеяй мудрость. Удивляющеся таковому дару пророчествия, тебе от Бога дарованному, воспеваем тя сице:

Радуйся, познанием Сущаго и Иже бе и Грядущаго превозшедый естество человеческое; радуйся, вместилище таинств, невместимых человеческим умом, бывый.

Радуйся, неизреченная Божия откровения узревый; радуйся, сия верным преподавый.

Радуйся, радости святых еще в жизни сей познавый; радуйся, оными ныне в преизбыточествии наслаждаяйся.

Радуйся, Иоанне Апостоле, наперсниче Христов и Богослове.

Кондак 11

Пение благодарственное принесе тебе, святый Апостоле Иоанне, христианин, иже в нищету пришед и не имый чим воздати своим заимодавцем, во отчаяние впаде и искаше сам себе умертвити; ты же, проповедник любве ко ближним сый, желая избавити того от временныя и вечныя смерти, крестным знамением сено во злато претворил еси и сие тому вручил еси, да сим златом и долги отдаст заимодавцем, и дом свой пропитает, Богу же, тобою его облагодетельствовавшему, да поет: Аллилуиа.

Икос 11

Светозарная душа твоя, достигши в меру возраста совершеннаго, познала есть приближение времене, егда подобает тленному наследити нетление и смертному обещанное безсмертие. Скончавая убо земное житие твое, повелел еси учеником твоим землею покрыти до верха тело твое; слышавше же о сем, сущии во граде братия приидоша ко гробу твоему и, откопавше, ничтоже в нем обретоша. Темже познавше, яко изменение твое сотворися не обычным человеческим смертным успением, воспеша тебе тако:

Радуйся, орле, обновивый юность твою приближением к Солнцу Славы Божия; радуйся, таковым изменением превозшедый вся уставы естества человеческаго.

Радуйся, по обетованию Благаго Учителя твоего возседый на единем от дванадесяти престолов; радуйся, творяй на том суд и правду посреде людей Божиих Израиля.

Радуйся, наслаждаяйся лицезрением Сладчайшаго Иисуса, к Немуже на перси прежде Его страсти и Воскресения возлегл еси; радуйся, от Его милосердия ходатайствуяй нам вся благая.

Радуйся, Иоанне Апостоле, наперсниче Христов и Богослове.

Кондак 12

Благодать дана бысть от Бога месту тому, идеже тело твое земли предано бяше, да испускает в день погребения твоего тонкий прах на исцеление болящим, показуя сим чудом, како прославляет Бог любящия Его, да вси, зряще сие, непрестанно сердцем и усты во дни и в нощи вопием Ему: Аллилуиа.

Икос 12

Поюще труды твоя во апостольстве и чудеса и исцеления, яже источал еси и источаеши благодатию Духа Святаго, в тебе обитаюшаго, восхваляем Бога, даровавшаго нам таковаго путеводителя, наставляющаго нас на путь спасения и милосердующаго о немощех наших. Приими убо от нас, святый Апостоле, похвалы сицевыя:

Радуйся, благовестниче веры Христовы усерднейший; радуйся, учителю Церкве Христовы изряднейший.

Радуйся, богословов начало и основание; радуйся, Божественных Таин возвестителю.

Радуйся, девствующих образе и целомудрия правило; радуйся, всех верных, ко твоему заступлению прибегающих, скорый помощниче и покровителю.

Радуйся, Иоанне Апостоле, наперсниче Христов и Богослове.

Кондак 13

О преславный и всехвальный Апостоле и Евангелисте, наперсниче Христов возлюбленный Иоанне! Твоим всесильным ходатайством ко Всеблагому твоему Учителю и нашему Владыце и Господу испроси нам вся благая временная и вечная и христианскую кончину жития нашего, да с тобою и со ангельскими лики в селении праведных воспоем Триипостасному Богу: Аллилуиа.

Этот кондак читается трижды, затем 1-й икос «Ангельских сил…» и 1-й кондак «Избранный Господем от мрежей рыбарских…».

Молитва Иоанну Богослову

О великий Апостоле, Евангелисте громогласный, Богослове изящнейший, тайноведче неизреченных откровений, девственниче и возлюбленный наперсниче Христов Иоанне! Приими нас, грешных, под твое сильное заступление прибегающих. Испроси у Всещедраго Человеколюбца Христа Бога нашего, Иже пред очесы твоими Кровь Свою за ны, непотребныя рабы Своя, излиял есть, да не помянет беззаконий наших, но да помилует нас и сотворит с нами по милости Своей: да дарует нам здравие душевное и телесное, всякое благоденствие и изобилие, наставляя нас обращати оная во славу Его, Творца, Спасителя и Бога нашего, по кончине же временныя жизни нашея от немилосердных истязателей на воздушных мытарствах да избавит нас, и тако да достигнем, тобою водимии и покрываемии, Горняго онаго Иерусалима, егоже славу ты во откровении зрел еси, ныне же нескончаемыя радости наслаждаешися. О великий Иоанне! Сохрани вся грады и страны христианския, храм сей, служащих и молящихся в нем от глада, губительства, труса и потопа, огня и меча, нашествия иноплеменных и междоусобныя брани; избави нас от всякия беды и напасти и молитвами твоими отврати от нас праведный гнев Божий, и Его милосердие нам испроси, да вкупе с тобою сподобимся прославляти в невечернем дни пресвятое имя Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

www.pravmir.ru

Апостол и евангелист Иоанн Богослов

Свя­той апо­стол и еван­ге­лист Иоанн Бо­го­слов, ко­то­ро­го Спа­си­тель на­звал Сы­ном Гро­мо­вым, был бра­том свя­то­го Иа­ко­ва, сы­ном Зе­ве­дея и Са­ло­мии. Со­глас­но пра­во­слав­но­му пре­да­нию, Са­ло­мия бы­ла до­че­рью от пер­во­го бра­ка свя­то­го Иоси­фа Об­руч­ни­ка.

Свя­той Иоанн, са­мый мо­ло­дой из апо­сто­лов, был юно­шей с чи­стым, про­стым серд­цем. Его на­зы­ва­ли «воз­люб­лен­ным уче­ни­ком» Гос­по­да. Он при­над­ле­жал к чис­лу тро­их бли­жай­ших уче­ни­ков Хри­ста и был сви­де­те­лем яв­ле­ния Бо­же­ствен­ной Си­лы Гос­по­да, ко­то­рую Он от­кры­вал лишь немно­гим из­бран­ным. Так, вме­сте с Пет­ром и Иа­ко­вом он при­сут­ство­вал при вос­кре­ше­нии до­че­ри Иа­и­ра, пре­об­ра­же­нии Хри­ста на го­ре Фа­вор, мо­ле­нии Гос­по­да о ча­ше в Геф­си­ман­ском са­ду.

Ко­гда Гос­подь на Тай­ной ве­че­ре ска­зал уче­ни­кам о ско­ром пре­да­тель­стве, имен­но свя­той апо­стол Иоанн, ко­то­рый «воз­ле­жал у гру­ди Иису­са», осме­лил­ся спро­сить, кто из них пре­даст Его. Ко­гда Гос­по­да рас­пя­ли, из всех уче­ни­ков один Иоанн не скрыл­ся, но сто­ял вме­сте с Бо­го­ро­ди­цей у Кре­ста. Иисус, ви­дя, как он скор­бит, ска­зал: «Же­но, се сын Твой!», а Иоан­ну: «Се Ма­терь твоя!» По­сле смер­ти, вос­кре­се­ния и воз­не­се­ния Хри­ста Иоанн взял Ма­терь Бо­жию в свой дом и не ухо­дил из Иеру­са­ли­ма на про­по­ведь до са­мо­го Ее Успе­ния.

Ко­гда уче­ни­ки бро­са­ли жре­бий, чтобы опре­де­лить, ко­му в ка­кие зем­ли ид­ти для про­по­ве­ди Еван­ге­лия, Иоан­ну до­ста­лась Ма­лая Азия. Со­глас­но жи­тию свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на, при­ня­то­му в Гре­ции, он при­нял свой жре­бий с тя­же­лым серд­цем, по­сколь­ку ис­пы­ты­вал страх пе­ред смер­тель­ны­ми опас­но­стя­ми мор­ско­го пу­те­ше­ствия, ко­то­рые, как он пред­ви­дел, ожи­да­ли его. Упав на ко­ле­ни пе­ред апо­сто­ла­ми, он при­знал­ся в сво­ем ма­ло­ду­шии. Апо­сто­лы по­про­си­ли Иа­ко­ва, пер­во­го епи­ско­па Иеру­са­ли­ма, воз­не­сти Гос­по­ду мо­лит­ву о про­ще­нии свя­то­го Иоан­на. Иа­ков так и сде­лал, по­сле че­го все с ми­ром разо­шлись.

Ко­гда на­ста­ло вре­мя апо­сто­лам от­прав­лять­ся на про­по­ведь, Иоанн остал­ся в Иеру­са­ли­ме с Бо­жи­ей Ма­те­рью и про­жил там до Ее Успе­ния, то есть при­бли­зи­тель­но до 50 го­да. По­том он от­плыл в Ефес вме­сте с Про­хо­ром, од­ним из пер­вых се­ми диа­ко­нов, ко­то­рый стал и его пер­вым агио­гра­фом. Как и пред­ви­дел Иоанн за мно­го лет до то­го, они по­чти сра­зу же по­па­ли в ко­раб­ле­кру­ше­ние. Через несколь­ко ча­сов по­сле от­плы­тия под­нял­ся страш­ный шторм, и ко­рабль по­шел ко дну. Все со­рок три че­ло­ве­ка, на­хо­див­ших­ся на бор­ту, до­бра­лись до бе­ре­га, дер­жась за об­лом­ки суд­на. И толь­ко свя­той Иоанн про­пал без ве­сти. Про­хор, скор­бя, от­пра­вил­ся в Ефес пеш­ком. Спу­стя со­рок дней, стоя у мо­ря неда­ле­ко от Ма­ри­о­ти­са, Про­хор к сво­е­му ве­ли­ко­му изум­ле­нию уви­дел, как о бе­рег раз­би­лась огром­ная вол­на и вы­нес­ла апо­сто­ла Иоан­на, по­сле че­го они про­дол­жи­ли путь в Ефес.

Со­глас­но тра­ди­ци­он­ной вер­сии жи­тия свя­то­го Иоан­на, их пер­вым ис­пы­та­ни­ем в Ефе­се ста­ла встре­ча со зло­нрав­ной жен­щи­ной по име­ни Ро­ма­на. Она стра­да­ла чрез­мер­ной пол­но­той и об­ла­да­ла боль­шей физи­че­ской си­лой, неже­ли все окру­жав­шие ее муж­чи­ны. Ро­ма­на управ­ля­ла об­ще­ствен­ны­ми ба­ня­ми, вла­дель­цем ко­то­рых был мест­ный на­чаль­ник по име­ни Ди­о­ско­рид. Встре­тив Иоан­на и Про­хо­ра, она пред­ло­жи­ла им ра­бо­ту – то­пить огонь в бане и тас­кать во­ду за еду, кров и неболь­шую пла­ту. Они со­гла­си­лись, и она по­ста­ви­ла их ра­бо­тать, но ско­ро на­ча­ла при­тес­нять и да­же бить свя­то­го Иоан­на. Так про­дол­жа­лось мно­го дней, и в кон­це кон­цов Ро­мане при­шла в го­ло­ву мысль предъ­явить пра­ва на Иоан­на и Про­хо­ра, объ­явив их сво­ими бег­лы­ми ра­ба­ми. Ей уда­лось убе­дить мест­но­го су­дью в обо­сно­ван­но­сти сво­их пре­тен­зий, и он вы­дал ей бу­ма­ги на пра­во вла­де­ния эти­ми дву­мя людь­ми.

Фун­да­мент ку­паль­ни был за­ло­жен на ме­сте при­не­се­ния жертв, и по­то­му в них устро­и­ли свое жи­ли­ще бе­сы. Там уми­ра­ли юно­ши и де­вуш­ки, и од­на­жды, ко­гда ту­да за­шел един­ствен­ный сын Ди­о­ско­ри­да Домн, бе­сы за­ду­ши­ли его. Ди­о­ско­рид, узнав об этом, умер от это­го неожи­дан­но­го го­рест­но­го из­ве­стия. Ро­ма­на очень силь­но скор­бе­ла. Она при­шла к апо­сто­лу и ста­ла умо­лять его о по­мо­щи, свя­той Иоанн по­мо­лил­ся Гос­по­ду, и Домн вос­крес. По­том они от­пра­ви­лись в дом его от­ца, свя­той Иоанн по­мо­лил­ся над ним, и он то­же вос­стал из мерт­вых. Ро­ма­на глу­бо­ко рас­ка­я­лась в же­сто­ком об­ра­ще­нии с апо­сто­лом Иоан­ном, и он кре­стил ее вме­сте с Ди­о­ско­ри­дом и Дом­ном. Они ста­ли пер­вы­ми хри­сти­ана­ми Ефе­са.

По­сле их об­ра­ще­ния в Ефе­се от­ме­ча­ли язы­че­ский празд­ник бо­ги­ни Ар­те­ми­ды, Апо­стол Иоанн при­со­еди­нил­ся к тол­пе пи­ру­ю­щих и, стоя на по­ста­мен­те ста­туи бо­ги­ни, об­ра­тил­ся к на­ро­ду с про­по­ве­дью о Хри­сте. Разъ­ярен­ная тол­па языч­ни­ков ста­ла за­бра­сы­вать его кам­ня­ми, но бла­го­дать Бо­жия по­кры­ва­ла его, и ни один ка­мень его не кос­нул­ся, но по­стра­да­ла ста­туя. На­па­дав­шие при­шли в бе­шен­ство и от­ка­зы­ва­лись слу­шать уве­ще­ва­ния апо­сто­ла, при­зы­вав­ше­го их ве­сти се­бя как по­до­ба­ет ра­зум­ным лю­дям, а не ди­ким зве­рям. Тол­па неистов­ство­ва­ла, и Иоанн в кон­це кон­цов воз­дел ру­ки к небу, про­ся Бо­га по­слать зна­ме­ние, чтобы при­ве­сти лю­дей к по­ка­я­нию. И вот раз­ра­зи­лось силь­ное зем­ле­тря­се­ние, раз­верз­лась зем­ля, и из рас­се­ли­ны вы­рва­лась ог­ром­ная мощ­ная струя па­ра. Из при­сут­ство­вав­ших две­сти че­ло­век упа­ли за­мерт­во от стра­ха. По­сле то­го как зем­ле­тря­се­ние пре­кра­ти­лось, свя­той Иоанн по­мо­лил­ся о воз­вра­ще­нии их к жиз­ни. Они вос­ста­ли из мерт­вых, по­сле че­го сот­ни ефе­сян при­ня­ли кре­ще­ние.

Через неко­то­рое вре­мя свя­той Иоанн сам под­нял­ся в храм и си­лой мо­лит­вы по­верг глав­ное из­ва­я­ние бо­ги­ни это­го го­ро­да, а по­том и весь храм. Ви­дя все эти чу­де­са и зна­ме­ния, ты­ся­чи лю­дей об­ра­ти­лись ко Хри­сту, А тем вре­ме­нем из­ве­стие о раз­ру­ше­нии хра­ма до­шло до им­пе­ра­то­ра До­ми­ци­а­на (81–96 гг.). Им­пе­ра­то­ру до­ло­жи­ли, что некий кол­дун по­верг в прах глав­ный храм Ефе­са. Он при­ка­зал схва­тить апо­сто­ла Иоан­на и, за­ко­вав в це­пи, при­ве­сти к нему. До­ми­ци­ан и рань­ше устра­и­вал го­не­ния на хри­сти­ан, и ко­гда к нему при­ве­ли апо­сто­ла Иоан­на, им­пе­ра­тор по­ве­лел сна­ча­ла бить его, а по­том каз­нить. Гос­подь за­щи­тил Сво­е­го из­бран­ни­ка, и яд, ко­то­рый его за­ста­ви­ли вы­пить, не по­дей­ство­вал. То­гда его бро­си­ли в ко­тел с ки­пя­щим мас­лом, но и тут апо­стол остал­ся невре­дим. Им­пе­ра­тор ре­шил, что апо­стол Иоанн бес­смер­тен, и со­слал его на ост­ров Пат­мос.

Апо­сто­ла за­ко­ва­ли в це­пи и по­са­ди­ли на ко­рабль вме­сте с его уче­ни­ком Про­хо­ром. Пе­ре­пу­ган­ные страж­ни­ки шеп­та­лись меж­ду со­бой: «За ним на­до сле­дить во­всю – он кол­дун и тво­рит ужас­ные де­ла». На пу­ти к Пат­мо­су один из них упал за борт. На ко­раб­ле на­хо­дил­ся отец это­го страж­ни­ка. Он очень го­ре­вал, и с ним скор­бе­ла вся ко­ман­да. Счи­тая Иоан­на кол­ду­ном, они об­ра­ти­лись к нему за по­мо­щью. Он спро­сил их, ка­ким бо­гам они по­кло­ня­ют­ся. Они ста­ли на­зы­вать име­на сво­их мно­го­чис­лен­ных бо­гов, а он во­про­шал их, как в этом сон­ме бо­гов не на­шлось ни од­но­го, кто мог бы спа­сти их то­ва­ри­ща.

Иоан­на от­ве­ли к то­му бор­ту ко­раб­ля, с ко­то­ро­го упал страж­ник, и апо­стол, воз­дев ру­ки к небу, стал про­сить Гос­по­да спа­сти уто­нув­ше­го. Вне­зап­но из глу­би­ны мо­ря на­ча­ли из­вер­гать­ся вол­ны го­ря­чей во­ды, и од­на из волн, уда­рив о па­лу­бу, вы­нес­ла к но­гам апо­сто­ла смы­то­го за борт мо­ло­до­го страж­ни­ка. Он был жив. В даль­ней­шем по мо­лит­вам апо­сто­ла Иоан­на утих силь­ный шторм, ко­ман­да, из­ны­вав­шая от жаж­ды, по­лу­чи­ла све­жую во­ду, и по­лу­чил ис­це­ле­ние че­ло­век, боль­ной ди­зен­те­ри­ей. Страж­ни­ки и ко­ман­да хо­те­ли осво­бо­дить апо­сто­ла Иоан­на, но тот ска­зал: «Нет, ча­да мои, это непра­виль­но, вы долж­ны до­ста­вить ме­ня ту­да, ку­да вам ве­ле­ли, чтобы им­пе­ра­тор не на­ка­зал вас».

Ко­гда они при­плы­ли на Пат­мос, к го­ро­ду под на­зва­ни­ем Фло­ра, страж­ни­ки пе­ре­да­ли апо­сто­ла Иоан­на и Про­хо­ра пра­ви­те­лю го­ро­да, но при этом про­си­ли Иоан­на поз­во­лить им остать­ся вме­сте с ним на Пат­мо­се. В те­че­ние де­ся­ти дней апо­стол на­став­лял их в ве­ре, по­том бла­го­сло­вил, кре­стил и ото­слал их с ми­ром.

Во Фло­ре апо­сто­ла Иоан­на и Про­хо­ра по­се­ли­ли в до­ме у бо­га­то­го че­ло­ве­ка по име­ни Ми­рон, те­стя пра­ви­те­ля ост­ро­ва Лав­рен­тия. Сын Ми­ро­на Апол­ло­нид был одер­жим бе­сов­ским ду­хом про­ри­ца­ния, и ко­гда Иоанн с Про­хо­ром во­шли в дом, он убе­жал в пу­сты­ню. Встре­во­жен­ные ро­ди­те­ли ре­ши­ли, что апо­стол на­вел на него ча­ры, а по­том сам юно­ша по вну­ше­нию диа­во­ла при­слал им пись­мо, в ко­то­ром утвер­ждал, что так оно и бы­ло. Они при­ве­ли апо­сто­ла Иоан­на к пра­ви­те­лю, а тот по­са­дил его в тем­ни­цу. Апо­стол Иоанн по­про­сил дать ему воз­мож­ность по­слать Апол­ло­ни­ду пись­мо, и пра­ви­тель со­гла­сил­ся, на­де­ясь, что пись­мо «кол­ду­на» сни­мет с юно­ши ча­ры.

Иоанн на­пи­сал: «По­веле­ваю те­бе име­нем Иису­са Хри­ста оста­вить этот об­раз Бо­жий и от­ныне ни­ко­гда не вхо­дить ни в од­но­го че­ло­ве­ка. По­кинь этот ост­ров и на­все­гда оста­вай­ся в пу­стыне». Как толь­ко пись­мо пе­ре­да­ли юно­ше, бес вы­шел из него, и юно­ша вер­нул­ся до­мой. Апол­ло­нид рас­ска­зал сво­им до­маш­ним дол­гую ис­то­рию сво­ей одер­жи­мо­сти. Вся се­мья кре­сти­лась, а так­же дочь и внук Ми­ро­на (то есть же­на и сын пра­ви­те­ля). Сам пра­ви­тель стал хри­сти­а­ни­ном по­сле то­го, как оста­вил служ­бу.

По мо­лит­вам апо­сто­ла Иоан­на лю­ди ис­це­ля­лись от те­лес­ных и ду­шев­ных неду­гов, бес­плод­ные жен­щи­ны по­лу­ча­ли спо­соб­ность к де­то­рож­де­нию, неве­ру­ю­щие об­ре­та­ли ве­ру. Хра­мы Апол­ло­на и Ди­о­ни­са на Пат­мо­се рас­сы­па­лись в прах, как толь­ко апо­стол на­чал мо­лить­ся. Боль­шую часть вре­ме­ни, про­жи­то­го в из­гна­нии, он про­вел, убеж­дая лю­дей оста­вить тще­ту язы­че­ства и об­ра­тить взо­ры ко Хри­сту.

В то вре­мя на Пат­мо­се жил волхв по име­ни Ки­нопс (в пе­ре­во­де с гре­че­ско­го это озна­ча­ет «со­ба­чье ли­цо»), ко­то­рый го­да­ми ски­тал­ся по пу­стын­ным ме­стам, про­ро­че­ство­вал, об­ща­ясь с бе­са­ми. Мно­гие жи­те­ли ост­ро­ва счи­та­ли его выс­шим су­ще­ством, и по­сле то­го, как Иоанн раз­ру­шил храм Апол­ло­на, жрец это­го хра­ма по­шел к Ки­ноп­су, чтобы уго­во­рить его прий­ти в го­род и ото­мстить Апо­сто­лу. Волхв не по­же­лал по­ки­нуть свою пу­сты­ню, но по­обе­щал по­слать де­мо­на, по­ру­чив ему схва­тить ду­шу Иоан­на, и при­не­сти ее ему. Иоанн же, из­да­ле­ка уви­дев при­бли­жа­ю­ще­го­ся де­мо­на, свя­зал его сво­им сло­вом и из­верг во тьму внеш­нюю. Ки­нопс по­слал еще од­но­го бе­са, но и тот не вер­нул­ся. На­ко­нец, волхв от­пра­вил к Иоан­ну двух бе­сов, чтобы один на­пал на свя­то­го, а вто­рой со­об­щил хо­зя­и­ну о судь­бе пер­во­го.

Иоанн сно­ва из­верг бе­са, и ко­гда Ки­нопс узнал от вто­ро­го, что про­изо­шло, то сам от­пра­вил­ся в го­род по­ка­зать лю­дям свою си­лу и уни­что­жить Иоан­на. Разъ­ярен­ный волхв за­ста­вил жи­те­лей по­ве­рить, что ему уда­лось вос­кре­сить тро­их умер­ших го­ро­жан: пе­ред взо­ра­ми тол­пы пред­ста­ли при­зра­ки в ви­де тех усоп­ших, по­сле че­го все вос­сла­ви­ли Ки­ноп­са. Волхв стал по­хва­лять­ся сво­ей вла­стью пе­ред апо­сто­лом Иоан­ном, но апо­стол спо­кой­но от­ве­тил: «Все твои зна­ме­ния ско­ро пре­вра­тят­ся в ни­что», и при­зра­ки ис­чез­ли. Род­ствен­ни­ки и дру­зья усоп­ших по­ду­ма­ли, что вос­крес­шие сно­ва ушли в стра­ну смер­ти, и в яро­сти на­ки­ну­лись на Иоан­на. Его из­би­ли и бро­си­ли, ре­шив, что он мертв. В ту ночь Про­хор и Ми­рон, при­дя за его те­лом, уви­де­ли, что он не толь­ко жив, но сто­ит, пре­кло­нив ко­ле­на, на мо­лит­ве на том са­мом ме­сте, где его из­би­ва­ли.

Вско­ре по­сле то­го Ки­нопс сно­ва по­до­шел к нему на бе­ре­гу мо­ря и, него­дуя на то, что он про­дол­жа­ет про­по­ве­до­вать, за­кри­чал, что по­сра­мит его. Волхв при­ка­зал на­ро­ду: «Возь­ми­те его и не от­пу­скай­те ни его, ни осталь­ных, по­ка я не воз­вра­щусь в сла­ве». По­том прыг­нул в мо­ре и ис­чез из ви­ду. Ко­гда он скрыл­ся в вол­нах, Иоанн про­стер кре­сто­об­раз­но ру­ки и по­мо­лил­ся о том, чтобы Ки­нопс, этот ве­ли­кий об­ман­щик, на­все­гда остал­ся в мор­ской без­дне и чтобы ни­кто боль­ше не уви­дел его сре­ди жи­вых. Иоанн окон­чил мо­лить­ся, и в то же мгно­ве­ние по­слы­шал­ся страш­ный удар гро­ма, мо­ре взвол­но­ва­лось, но Ки­нопс не по­яв­лял­ся. То­гда род­ствен­ни­ки тех тро­их усоп­ших опять по­пы­та­лись убить Иоан­на, кри­ча, что он кол­дов­ством за­ста­вил Ки­ноп­са и их род­ных ис­чез­нуть. Од­на­ко все осталь­ные в тол­пе на­ста­и­ва­ли, что на­до до­ждать­ся воз­вра­ще­ния волх­ва.

На­род ждал на бе­ре­гу три дня и три но­чи, не ре­ша­ясь ра­зой­тись, по­сколь­ку волхв ве­лел им оста­вать­ся на том ме­сте. Лю­ди тяж­ко стра­да­ли от па­ля­ще­го солн­ца, го­ло­да и жаж­ды, и в кон­це кон­цов у них умер­ли трое ма­лень­ких де­тей. Опе­ча­лен­ный тем, с ка­кой лег­ко­стью они под­да­лись на об­ман, и скор­бя об оже­сто­че­нии их сер­дец, Иоанн мо­лил­ся Гос­по­ду об их спа­се­нии, про­ся их разой­тись по до­мам и по­есть. Вла­стью Хри­сто­вой он вос­кре­сил умер­ших де­тей, и лю­ди, осо­знав, что волхв об­ма­нул их, упа­ли к но­гам апо­сто­ла, на­зы­вая его учи­те­лем. Иоанн воз­вра­тил­ся до­мой вме­сте с Ми­ро­ном и на сле­ду­ю­щий день успо­ко­ил на­род, об­ра­тил­ся к нему с уве­ще­ва­ни­ем и мно­гих кре­стил. За вре­мя пре­бы­ва­ния Иоан­на на Пат­мо­се по­чти все жи­те­ли ост­ро­ва об­ра­ти­лись ко Хри­сту.

В 96 го­ду им­пе­ра­тор До­ми­ци­ан пал от рук убийц, на рим­ский трон взо­шел им­пе­ра­тор Нер­ва (96–98 гг.), ко­то­рый не же­лал ни пре­пят­ство­вать рас­про­стра­не­нию хри­сти­ан­ско­го уче­ния, ни пре­сле­до­вать са­мих хри­сти­ан. По­лу­чив бла­го­при­ят­ные све­де­ния об Иоанне, но­вый им­пе­ра­тор и рим­ский се­нат ан­ну­ли­ро­ва­ли при­го­вор До­ми­ци­а­на и осво­бо­ди­ли Иоан­на. По­лу­чив сво­бо­ду, Иоанн спо­до­бил­ся ви­де­ния, в ко­то­ром Гос­подь ска­зал ему, что на­ста­ло вре­мя вер­нуть­ся в Ефес, и они с Про­хо­ром при­го­то­ви­лись к от­плы­тию. Од­на­ко хри­сти­ане Пат­мо­са ни­как не хо­те­ли от­пус­кать их и, как ска­за­но в жи­тии свя­то­го Иоан­на, за­пи­сан­ном Про­хо­ром, про­си­ли его оста­вить им пись­мен­ное из­ло­же­ние хри­сти­ан­ской ве­ры, чтобы им не от­кло­нять­ся от ис­тин­но­го уче­ния.

Иоан­на рас­тро­га­ла эта прось­ба. Они с Про­хо­ром, взой­дя на пус­тын­ный холм и на­ло­жив на се­бя пост, ста­ли мо­лить­ся. На тре­тий день Иоанн по­слал Про­хо­ра в го­род за чер­ни­ла­ми и бу­ма­гой и ве­лел вер­нуть­ся через два дня. Ко­гда Про­хор воз­вра­тил­ся, апо­стол по­про­сил его встать спра­ва от се­бя. Вне­зап­но раз­дал­ся рас­кат гро­ма, за­свер­ка­ла мол­ния, за­дро­жа­ла зем­ля. Про­хор в стра­хе упал на зем­лю, но Иоанн под­нял его, ска­зав: «Сядь у ме­ня по пра­вую сто­ро­ну». По­сле это­го он про­дол­жил мо­лит­ву и ве­лел за­пи­сы­вать его сло­ва. Он сто­ял, гля­дя в небо, а по­том от­верз уста и за­го­во­рил: «В на­ча­ле бы­ло Сло­во, и Сло­во бы­ло у Бо­га, и Сло­во бы­ло Бог...». Так на­чи­на­ет­ся Еван­ге­лие от Иоан­на. Про­хор пи­шет, что они про­ве­ли то­гда на хол­ме два дня. Вер­нув­шись в го­род, Про­хор пе­ре­пи­сал все эти свя­тые сло­ва, чтобы оста­вить од­ну ко­пию на Пат­мо­се, а вто­рую от­дать Иоан­ну, от­прав­ляв­ше­му­ся в Ефес.

Свя­щен­ное Пре­да­ние и цер­ков­ные пи­са­те­ли пер­вых ве­ков – свя­той Кли­мент Алек­сан­дрий­ский, Ори­ген, свя­той Ири­ней и Ев­се­вий – утвер­жда­ют, что Апо­ка­лип­сис, по­след­няя кни­га ка­но­ни­че­ско­го Свя­щен­но­го Пи­са­ния, так­же бы­ла на­пи­са­на свя­тым Иоан­ном на ост­ро­ве Пат­мос, и что в ро­ли пис­ца и на этот раз вы­сту­пал Про­хор. Уда­лив­шись в уеди­нен­ную пе­ще­ру, апо­стол Иоанн сна­ча­ла про­жил там де­сять дней с Про­хо­ром, а по­том де­сять дней один, в по­сте и мо­лит­ве. Ему был глас с небес, ко­то­рый ска­зал, что при­дет­ся по­до­ждать по­след­ние де­сять дней, и то­гда он по­лу­чит от­кро­ве­ние от Бо­га. Ко­гда вер­нул­ся Про­хор, Иоанн на­чал дик­то­вать ве­ли­кое и та­ин­ствен­ное от­кро­ве­ние Апо­ка­лип­си­са, сим­во­ли­че­ски опи­сы­ва­ю­щее со­бы­тия, ко­то­рые долж­ны про­изой­ти в кон­це вре­мен.

Та пат­мос­ская пе­ще­ра, в ко­то­рой апо­стол по­лу­чил От­кро­ве­ние, сей­час на­хо­дит­ся под стро­е­ни­я­ми мо­на­сты­ря Апо­ка­лип­си­са и яв­ля­ет­ся хра­мом в честь апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва. В этой пе­ще­ре па­лом­ни­кам по­ка­зы­ва­ют ме­сто, на ко­то­ром во вре­мя сна по­ко­и­лась го­ло­ва апо­сто­ла, а так­же ме­сто, где обыч­но ле­жа­ла его ру­ка. В по­тол­ке пе­ще­ры вид­на та са­мая трой­ная рас­ще­ли­на, сквозь ко­то­рую до него до­нес­ся «гром­кий го­лос, как бы труб­ный», воз­ве­щав­ший от­кро­ве­ние.

Вот как на­чи­на­ет­ся Апо­ка­лип­сис:

«Я, Иоанн, брат ваш и со­участ­ник в скор­би и в цар­ствии и в тер­пе­нии Иису­са Хри­ста, был на ост­ро­ве, на­зы­ва­е­мом Пат­мос, за сло­во Бо­жие и за сви­де­тель­ство Иису­са Хри­ста. Я был в ду­хе в день вос­крес­ный, и слы­шал по­за­ди се­бя гром­кий го­лос, как бы труб­ный, ко­то­рый го­во­рил: Я есмь Аль­фа и Оме­га, Пер­вый и По­сле­дний; то, что ви­дишь, на­пи­ши в кни­гу и по­шли церк­вам, на­хо­дя­щим­ся в Асии: в Ефес, и в Смир­ну, и в Пер­гам, и в Фиа­ти­ру, и в Сар­дис, и в Фила­дель­фию, и в Ла­оди­кию» (Откр.1:9-11).

Апо­стол про­дик­то­вал текст, пол­ный пред­зна­ме­но­ва­ний и тайн, обо­зна­чен­ных лишь на­ме­ка­ми и до кон­ца из­вест­ных толь­ко Бо­гу, и за­кон­чил его сле­ду­ю­щи­ми сло­ва­ми:

«Я, Иисус, по­слал Ан­ге­ла Мо­е­го за­сви­де­тель­ство­вать вам сие в церк­вах. Я есмь ко­рень и по­то­мок Да­ви­да, звез­да свет­лая и утрен­няя. И Дух и неве­ста го­во­рят: при­и­ди! И слы­шав­ший да ска­жет: при­и­ди! Жаж­ду­щий пусть при­хо­дит, и же­ла­ю­щий пусть бе­рет во­ду жиз­ни да­ром. (...) Сви­де­тель­ству­ю­щий сие го­во­рит: ей, гря­ду ско­ро! Аминь. Ей, гря­ди, Гос­по­ди Иису­се!» (Откр.22:16-17, 20)

Апо­ка­лип­сис – это осо­бая кни­га, ис­пол­нен­ная ми­сти­че­ской глу­би­ны, си­лы и об­раз­но­сти. Из всех книг Но­во­го За­ве­та ее од­ну не чи­та­ют вслух на пра­во­слав­ных служ­бах. Текст От­кро­ве­ния Иоан­на Бо­го­сло­ва не вклю­чен в го­до­вой круг бо­го­слу­же­ния. Над сим­во­ла­ми Апо­ка­лип­си­са лю­ди раз­мыш­ля­ют ве­ка­ми, и все же его смысл пол­но­стью от­кро­ет­ся лишь во вре­мя Вто­ро­го При­ше­ствия Хри­сто­ва. Сре­ди книг Но­во­го За­ве­та есть так­же три по­сла­ния свя­то­го Иоан­на Бо­го­сло­ва.

Апо­стол воз­вра­тил­ся в Ефес и сно­ва оста­но­вил­ся в до­ме Дом­на, юно­ши, ко­то­рый вос­крес из мерт­вых по его мо­лит­ве. Его отец, Ди­о­ско­рид, к то­му вре­ме­ни уже умер, но сам Домн ра­душ­но при­ни­мал свя­то­го у се­бя в Ефе­се до кон­ца его дней. Пу­те­ше­ствуя по го­ро­дам Ма­лой Азии, апо­стол Иоанн про­дол­жал учить и кре­стить на­род во имя Гос­по­да Иису­са Хри­ста. Свя­той Кли­мент Алек­сан­дрий­ский († 217) в про­по­ве­ди под на­зва­ни­ем «Бо­гач в по­ис­ках веч­ной жиз­ни» рас­ска­зы­ва­ет од­ну осо­бен­но тро­га­тель­ную ис­то­рию, в ко­то­рой вид­на пас­тыр­ская лю­бовь апо­сто­ла Иоан­на к сво­е­му сло­вес­но­му ста­ду. По воз­вра­ще­нии в Ефес Иоанн встре­тил кра­си­во­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, имев­ше­го на­клон­ность к доб­рым де­лам и изу­че­нию ду­хов­ных пред­ме­тов. Апо­стол оста­вил его на по­пе­че­ние мест­но­го епи­ско­па, по­ру­чив ему обу­чить юно­шу ос­но­вам ве­ры, а сам от­пра­вил­ся даль­ше. Эта ис­то­рия, из­вест­ная под на­зва­ни­ем «Свя­той Иоанн и раз­бой­ник», име­ет сле­ду­ю­щее про­дол­же­ние:

А по­том слу­чи­лось так, что некие празд­ные и бес­пут­ные юно­ши, по­знав­шие зло, раз­вра­ти­ли это­го но­во­об­ра­щен­но­го хри­сти­а­ни­на и уве­ли его от епи­ско­па, по­тра­тив ра­ди него мно­го де­нег на раз­вле­че­ния, и вско­ре они уже бес­чин­ство­ва­ли на боль­шой до­ро­ге. Юно­ша ушел с ни­ми... и со вре­ме­нем стал у них гла­ва­рем, са­мым же­сто­ким и кро­ва­вым из всех.

Про­шли го­ды, и вот как-то раз пре­сви­те­ры той церк­ви по­зва­ли к се­бе апо­сто­ла Иоан­на, чтобы об­су­дить с ним цер­ков­ные де­ла. В кон­це бе­се­ды апо­стол ска­зал епи­ско­пу: «А те­перь про­шу те­бя вер­нуть мне то со­кро­ви­ще, ко­то­рое Спа­си­тель и я по­ру­чи­ли тво­им за­бо­там». Епи­скоп сму­тил­ся. Он по­ду­мал, что свя­той Иоанн го­во­рит о ка­ких-то вве­рен­ных ему день­гах, но не мог вспом­нить, и в то же вре­мя не мог не ве­рить сло­вам апо­сто­ла. То­гда Иоанн ска­зал: «Я про­шу вер­нуть мне то­го мо­ло­до­го че­ло­ве­ка, ко­то­ро­го оста­вил на те­бя». Ста­рень­кий епи­скоп с пла­чем и сте­на­ни­я­ми от­ве­тил: «Тот юно­ша мертв». Иоанн спро­сил: «Как он умер?» «Он умер для Бо­га, – ска­зал епис­коп, – он по­гру­зил­ся во зло. Стал раз­бой­ни­ком и жи­вет те­перь вон на той го­ре на­про­тив церк­ви, и с ним шай­ка раз­бой­ни­ков».

Апо­стол разо­рвал на се­бе одеж­ды, уда­ряя се­бя по го­ло­ве, стал пла­кать и вы­кри­ки­вать: «Я оста­вил ду­шу бра­та в на­деж­ных ру­ках! При­ве­ди­те мне ло­шадь, и пусть кто-ни­будь по­ка­жет мне до­ро­гу, я иду к нему».

Иоанн сел на ло­шадь и пря­мо из церк­ви, как был, по­ехал на ту го­ру. У раз­бой­ни­ков на го­ре бы­ли вы­став­ле­ны по­сты, и как толь­ко Иоанн по­явил­ся в по­ле их зре­ния, его схва­ти­ли. Он не пы­тал­ся осво­бо­дить­ся и ни­че­го у них не про­сил, лишь ска­зал: «От­ве­ди­те ме­ня к ва­ше­му гла­ва­рю. Я при­шел по­ви­дать­ся с ним». Гла­варь ждал его, во­ору­жен­ный до зу­бов. Уви­дев Иоан­на, он от­вер­нул­ся, сты­дясь, и по­бе­жал прочь. Иоанн стал кри­чать ему вслед: «Сы­нок, сы­нок, что ты бе­жишь от сво­е­го от­ца, ведь он стар и не во­ору­жен? Не стра­шись ни­че­го! Ты еще мо­жешь вой­ти в веч­ную жизнь! Я возь­му все твои гре­хи на се­бя пред Хри­стом! Ес­ли нуж­но, я умру за те­бя, как Гос­подь умер за нас! Вос­стань, ве­руй! Хри­стос по­слал ме­ня!» Раз­бой­ник низ­ко опу­стил го­ло­ву и бро­сил ору­жие, дро­жа всем те­лом и горь­ко пла­ча, и Иоанн со сле­за­ми об­нял его.

По­след­ние го­ды сво­ей жиз­ни апо­стол Иоанн про­вел в стро­гом воз­дер­жа­нии, пи­та­ясь толь­ко хле­бом и во­дой и оде­ва­ясь в очень про­стые одеж­ды. Ко­гда он стал стар и немо­щен, уче­ни­ки но­си­ли его в храм, но он уже не мог го­во­рить дол­гих про­по­ве­дей, по­это­му на­став­лял толь­ко мест­ных епи­ско­пов, чтобы по­мочь им луч­ше ис­пол­нять их обя­зан­но­сти по­сле его кон­чи­ны. На­ко­нец, ко­гда си­лы со­всем по­ки­ну­ли его, го­во­рил лишь: «Дет­ки, лю­би­те друг дру­га,» непре­стан­но по­вто­ряя эти сло­ва. На во­прос, по­че­му он так де­ла­ет, он от­ве­чал: «Это – за­по­ведь Бо­жия, и ес­ли вы ее со­блю­де­те, это­го до­воль­но, чтобы вой­ти в жизнь веч­ную».

Ко­гда апо­сто­лу Иоан­ну бы­ло де­вя­но­сто пять лет, Гос­подь от­крыл ему, что дни его зем­ной жиз­ни со­чте­ны. Апо­стол вы­шел из до­ма ра­но утром, до рас­све­та, по­звал се­ме­рых уче­ни­ков, сре­ди ко­то­рых был и Про­хор, и по­про­сил их сле­до­вать за ним, за­хва­тив с со­бой ло­па­ты. Он при­вел их в од­но ме­сто за го­ро­дом и уеди­нил­ся для мо­лит­вы. Окон­чив мо­лит­ву, ска­зал: «Ко­пай­те ва­ши­ми ло­па­та­ми мо­ги­лу в фор­ме кре­ста в дли­ну мо­е­го ро­ста». По­том сно­ва по­мо­лил­ся и лег в мо­ги­лу, по­сле че­го об­ра­тил­ся к Про­хо­ру: «Про­хор, сы­нок, ты дол­жен ид­ти в Иеру­са­лим, где и за­кон­чит­ся твоя жизнь». Об­няв уче­ни­ков, он ска­зал: «Возь­ми­те зем­ли, ма­терь мою зем­лю, и укрой­те ме­ня». Они по­кры­ли его зем­лей до ко­лен, и он умо­лял их про­дол­жать и за­ко­пать его по шею. По­сле это­го про­из­нес: «При­не­си­те тон­кий по­кров и по­ло­жи­те мне на ли­цо, и по­про­щай­тесь со мной в по­след­ний раз, ибо в этой жиз­ни уже не уви­ди­те ме­ня». Он ото­слал их, бла­го­сло­вив, а они опла­ки­ва­ли сво­е­го воз­люб­лен­но­го от­ца и учи­те­ля.

Уче­ни­ки воз­вра­ти­лись в го­род в глу­бо­кой скор­би. Хри­сти­ане Ефе­са, узнав о слу­чив­шем­ся, умо­ля­ли от­ве­сти их к мо­ги­ле. Про­хор с дру­ги­ми уче­ни­ка­ми по­ве­ли их на то ме­сто, но Иоан­на там не ока­за­лось. Про­хор пи­шет: «То­гда мы вспом­ни­ли сло­ва Гос­по­да, ска­зан­ные апо­сто­лу Пет­ру: «Ес­ли Я хо­чу, чтобы он пре­был, по­ка при­ду, что те­бе [до то­го]?» (Ин.21:22) И мы вос­сла­ви­ли Бо­га, От­ца и Сы­на и Свя­то­го Ду­ха, Ко­е­му по­до­ба­ет сла­ва, честь и по­кло­не­ние во ве­ки ве­ков. Аминь».

Про­хор со­об­ща­ет так­же, что еже­год­но 8 мая на про­тя­же­нии мно­гих лет мо­ги­ла ис­то­ча­ла ми­ро, и лю­ди ис­це­ля­лись от бо­лез­ней по мо­лит­вам свя­то­го еван­ге­ли­ста Иоан­на.

Па­мять свя­то­го Иоан­на празд­ну­ет­ся 8 мая и 26 сен­тяб­ря, в день его кон­чи­ны.

По пре­да­нию, Про­хор стал епи­ско­пом Ни­ко­ми­дии. День его па­мя­ти – 28 июля.

Яв­ле­ния и чу­де­са апостола и евангелиста Иоан­на Богослова

И в гре­че­ской Си­нак­са­ри, и в рус­ских «Жи­ти­ях Свя­тых» свя­ти­те­ля Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го опи­са­ны слу­чаи яв­ле­ний свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва и его по­мо­щи лю­дям.

Дог­мат о Свя­той Тро­и­це

Пер­вое из из­вест­ных нам яв­ле­ний свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на от­но­сит­ся к тре­тье­му ве­ку. Свя­той апо­стол Иоанн явил­ся пре­по­доб­но­му Гри­го­рию Неоке­са­рий­ско­му чу­до­твор­цу († 270). Пре­по­доб­ный Гри­го­рий был совре­мен­ни­ком свя­той Мак­ри­ны, ба­буш­ки свя­ти­те­лей Ва­си­лия Ве­ли­ко­го и Гри­го­рия Нис­ско­го.

Во вре­ме­на свя­то­го Гри­го­рия Чу­до­твор­ца воз­ник­ли ере­си Са­ве­лия и Пав­ла Са­мо­сат­ско­го. Они еще не бы­ли осуж­де­ны цер­ков­ным со­бо­ром, и пре­по­доб­ный Гри­го­рий, глу­бо­ко обес­по­ко­ен­ный, мо­лил­ся о вра­зум­ле­нии, чтобы су­меть разо­брать­ся в этих уче­ни­ях и от­ли­чить ис­ти­ну от за­блуж­де­ний. Од­на­жды но­чью ему яви­лись Пре­свя­тая Бо­го­ро­ди­ца и свя­той апо­стол Иоанн Бо­го­слов в об­ла­че­нии епи­скоп­ском. Они при­шли в си­я­нии Бо­же­ствен­но­го све­та, и Ма­терь Бо­жия, по­ка­зы­вая на Гри­го­рия, по­про­си­ла свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на на­учить его, как сле­ду­ет ис­по­ве­до­вать тай­ну Свя­той Тро­и­цы.

Пре­по­доб­ный Гри­го­рий, как неко­гда Про­хор, соб­ствен­но­руч­но за­пи­сал те сло­ва, что про­дик­то­вал ему свя­той апо­стол Иоанн. По сви­де­тель­ству свя­ти­те­ля Гри­го­рия Нис­ско­го, ори­ги­нал этой за­пи­си по­том дол­гие го­ды хра­нил­ся Неоке­са­рий­ской Цер­ко­вью. Это ис­по­ве­да­ние при­ни­ма­ли как ис­тин­ное от­цы-кап­па­до­кий­цы, свя­ти­тель Ва­си­лий Ве­ли­кий, свя­ти­тель Гри­го­рий На­зи­ан­зин и свя­ти­тель Гри­го­рий Нис­ский, оно во­шло в ран­ний пе­ре­вод ра­бо­ты Ев­се­вия “Ис­то­рия Церк­ви”, на­пи­сан­ной в чет­вер­том ве­ке. Его одоб­рил Пя­тый Все­лен­ский Со­бор 523 го­да.

Вот текст это­го от­кро­ве­ния:

Един Бог, Отец Сло­ва Жи­ва­го, Пре­муд­ро­сти ипо­стас­ной и Си­лы и Об­ра­за веч­на­го, со­вер­шен­ный Ро­ди­тель Со­вер­шен­на­го, Отец Сы­на Еди­но­род­но­го. Един Гос­подь, еди­ный от еди­но­го, Бог от Бо­га, На­чер­та­ние и Об­раз Бо­же­ства, Сло­во дей­ствен­ное, Пре­муд­рость, объ­ем­лю­щая со­став все­го, и зи­жди­тель­ная Си­ла все­го со­тво­рен­на­го, ис­тин­ный Сын ис­тин­на­го От­ца, Неви­ди­мый Неви­ди­ма­го, и Нетлен­ный Нетлен­на­го и Бес­смерт­ный Бес­смерт­на­го и Веч­ный Веч­на­го. И един Дух Свя­тый, от Бо­га име­ю­щий бы­тие и чрез Сы­на явив­ший­ся [т.е. ­лю­дям], Об­раз Сы­на, Со­вер­шен­ный Со­вер­шен­на­го, Жизнь, Ви­нов­ник жи­ву­щих, [Ис­точ­ник свя­тый], Свя­тость, По­да­тель освя­ще­ния, в Нем же яв­ля­ет­ся Бог Отец, су­щий над всем и во всем, и Бог Сын, ко­то­рый чрез все. Тро­и­ца со­вер­шен­ная, сла­вою и веч­но­стью и цар­ством нераз­де­ля­е­мая и неот­чуж­да­е­мая. По­се­му нет в Тро­и­це ни­че­го ни со­тво­рен­на­го или слу­жеб­на­го, ни при­вне­сен­на­го, как бы преж­де не быв­ша­го, по­том же при­в­зо­шед­ша­го; ибо ни Отец ни­ко­гда не был без Сы­на, ни Сын без Ду­ха, но непре­лож­на и неиз­мен­на – все­гда та же Тро­и­ца.

Мо­ло­дой ико­но­пи­сец

Вто­рой слу­чай взят из Про­ло­га. В од­ном ма­ло­азий­ском го­ро­де жил мо­ло­дой хри­сти­а­нин, в обя­зан­но­сти ко­то­ро­го вхо­дил уход за гу­ся­ми. У во­рот го­ро­да ви­се­ла ико­на свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва, и юно­ша каж­дый день про­хо­дил ми­мо нее утром и ве­че­ром со сво­и­ми гу­ся­ми. В про­сто­те серд­ца он ре­шил по­пы­тать­ся на­ри­со­вать по­доб­ную ико­ну и дол­го пы­тал­ся это сде­лать, ри­суя ее на пес­ке, но все его дол­гие по­пыт­ки не увен­ча­лись успе­хом.

Од­на­жды, ко­гда юно­ша пас гу­сей, к нему по­до­шел незна­ко­мый че­ло­век и, узнав о его же­ла­нии на­пи­сать ико­ну, дал ему ре­ко­мен­да­тель­ное пись­мо к кон­стан­ти­но­поль­ско­му при­двор­но­му ико­но­пис­цу с прось­бой обу­чить его ико­но­пи­си. Юно­ша от­пра­вил­ся в Кон­стан­ти­но­поль и под неви­ди­мым ру­ко­вод­ством свя­то­го Иоан­на вско­ре пре­взо­шел сво­е­го учи­те­ля в ико­но­пис­ном ис­кус­стве.Это, по-ви­ди­мо­му, очень древ­няя ис­то­рия, по­сколь­ку свя­той ­апо­стол Иоанн, как и свя­той апо­стол Лу­ка, из­древ­ле счи­та­ет­ся по­кро­ви­те­лем ико­но­пис­цев. На­при­мер, в учеб­ни­ках ико­но­пи­си сем­на­дца­то­го ве­ка мы на­хо­дим сле­ду­ю­щую мо­лит­ву апо­сто­лу Иоан­ну:

«О свя­тый апо­сто­ле и еван­ге­ли­сте Иоанне Бо­го­сло­ве! Ты, при­па­дав­ший ко Хри­сту на Тай­ной Ве­че­ре, да­руй мне зна­ние и по­мо­ги пи­сать бо­го­угод­но, как ты по­мог то­му пас­ту­ху, что чер­тил на пес­ке твой об­раз».

По све­де­ни­ям, со­дер­жа­щим­ся в “Ве­ли­ком Си­нак­са­ри”, “Жи­ти­ях Свя­тых” свя­ти­те­ля Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го и да­же жи­ти­ях бо­лее позд­них свя­тых бы­ло мно­го слу­ча­ев, ко­гда свя­той апо­стол Иоанн яв­лял­ся, ино­гда вме­сте с Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цей, чтобы ока­зать по­мощь или дать со­вет. Он при­хо­дил, на­при­мер, к свя­ти­те­лю Иоан­ну Зла­то­усту (па­мять 13 но­яб­ря), свя­ти­те­лю Гри­го­рию Па­ла­ме (14 но­яб­ря), пре­по­доб­но­му Ав­ра­амию Ро­стов­ско­му (29 ок­тяб­ря), стар­цу Мат­фею (12 ап­ре­ля) (см. в жи­тии свя­то­го Афа­на­сия Эгин­ско­го) и пре­по­доб­но­му Се­ра­фи­му Са­ров­ско­му (2 ян­ва­ря), ко­то­ро­му, как и лю­би­мо­му уче­ни­ку свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на, при кре­ще­нии бы­ло да­но имя Про­хор.

С жиз­нью свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста свя­за­но два слу­чая яв­ле­ния свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва. В пер­вый раз апо­стол Иоанн Бо­го­слов по­ве­дал пра­вед­но­му ино­ку Ис­и­хию, что Зла­то­уст станет из­бран­ным хра­мом Свя­то­го Ду­ха и по­слу­жит де­лу спа­се­ния и освя­ще­ния лю­дей. В кон­це жиз­ни сам свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст удо­сто­ил­ся по­се­ще­ния апо­сто­ла Иоан­на Бо­го­сло­ва. Апо­стол ­из­ве­стил его о ско­рой кон­чине и о том, что пе­ред ним от­кро­ют­ся вра­та рая.

В яв­ле­нии свя­ти­те­лю Гри­го­рию Па­ла­ме Иоанн Бо­го­слов ­ска­зал: “Во­лею Вла­ды­чи­цы Бо­го­ро­ди­цы, от­ныне я непре­стан­но бу­ду с ­то­бой”.

В жи­тии пре­по­доб­но­го Ав­ра­амия Ро­стов­ско­го го­во­рит­ся, что свя­той апо­стол Иоанн при­шел к нему и дал ему свой по­сох, чтобы со­кру­шить язы­че­ско­го идо­ла Ве­ле­са в го­ро­де Ро­сто­ве и раз­бить его в прах.

В жи­тии свя­то­го Афа­на­сия Эгин­ско­го есть сле­ду­ю­щий эпи­зод: бла­го­че­сти­во­му стар­цу Мат­фею, по­стро­ив­ше­му оби­тель для свя­той Афа­на­сии с сест­ра­ми, свя­той апо­стол Иоанн Бо­го­слов явил­ся во вре­мя ли­тур­гии. Двое со­слу­жив­ших Мат­фею свя­щен­ни­ков так­же ви­де­ли свя­то­го апо­сто­ла Иоан­на.

Од­на­жды в Са­ров­ском мо­на­сты­ре тя­же­ло за­бо­лел во­дян­кой и на три с по­ло­ви­ной го­да ока­зал­ся при­ко­ван к по­сте­ли по­слуш­ник Са­ров­ско­го мо­на­сты­ря Про­хор, бу­ду­щий пре­по­доб­ный Се­ра­фим. Он чув­ство­вал, что ско­ро умрет, но по­сле при­ня­тия Свя­тых Хри­сто­вых Та­ин спо­до­бил­ся ви­де­ния Ма­те­ри Бо­жи­ей, свя­то­го Иоан­на Бо­го­сло­ва и свя­то­го апо­сто­ла Пет­ра. Ма­терь Бо­жия ска­за­ла осталь­ным: “Сей от ро­да на­ше­го” и ис­це­ли­ла его.

Св. апо­стол Иоанн Бо­го­слов яв­лял­ся и пра­вед­ни­кам два­дца­то­го ве­ка, в том чис­ле от­цу Ни­ко­ла­су Пла­на­су и мо­ло­дой мо­на­хине Маг­да­лине из оби­те­ли свя­то­го Иоан­на Бо­го­сло­ва в Афи­нах. Она бо­ле­ла ра­ком, и явив­ши­е­ся ей Бо­го­ро­ди­ца, свя­той апо­стол Иоанн Бо­го­слов и свя­ти­тель Нек­та­рий Эгин­ский ис­це­ли­ли ее.

pravoslavnaya-biblioteka.ru

Ольга Клюкина. Иоанн Богослов / Православие.Ru

Недавно в издательстве «Никея» вышел первый том новой серии «Святые в истории. Жития святых в новом формате». Автор книги Ольга Клюкина предприняла попытку воссоздать биографии святых различных эпох на основании их собственных сочинений, сохранившихся исторических документов и свидетельств современников. Первая книга серии охватывает I–III века и посвящена эпохе гонений на христиан и становлению Церкви. Сегодня, в день памяти святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова, с любезного разрешения издательства «Никея», мы публикуем отрывок, посвященный возлюбленному ученику Христову.

Станем любить не словом или языком, но делом и истиною. (1 Ин. 3: 18)

Есть люди, с самого рождения одаренные особым складом души и ума. Их называют по-разному: возвышенные натуры, поэты, мечтатели, «не от мира сего» — главное от этого не меняется.

Апостол Иоанн Богослов     

Как и все остальные, они ходят по земле, занимаются повседневными делами, но при этом их душа витает где-то далеко, ближе к небу, и не хочет принадлежать земному. Эти люди чаще других видят необычные сны, их внутренняя жизнь наполнена символами и тайными знаками, они слышат только им ведомый призыв...

Таким человеком был апостол и евангелист Иоанн Богослов.

Но пока в Иерусалиме его звали просто Иоанном Зеведеевым, и никто не удивлялся, что именно он шел впереди необычной похоронной процессии с белой лилией в руке. Лица остальных тоже были не столько печальны, сколько радостны и светлы, как будто все собрались на праздник.

И иерусалимские христиане знали, почему: в последний земной путь, а точнее — на небо, в вечную жизнь, провожали Марию — Мать Христа. А лилия в руке Иоанна Зеведеева была не обычным цветком, а посланием из райского сада.

По преданию, Богоматерь гуляла в саду, когда к Ней снова явился Архангел Гавриил и возвестил, что подошло время для встречи с Сыном. А в подтверждение, что Ее ждут в небесных чертогах, подарил лилию из райского сада. И Мария велела, чтобы в день Ее рождения для неба эту лилию нес именно Иоанн Зеведеев...

Иоанн был самым юным из учеников Христа, младше других одиннадцати апостолов. Возвышенный, чистый юноша, любимый ученик Иисуса.

В Евангелиях от Матфея, Марка и Луки мы почти не слышим голоса юного Иоанна. Другие апостолы задавали вопросы, в чем-то сомневались, совершали необдуманные поступки и потом пытались их объяснить. Мы не услышим потрясенного вздоха из уст Иоанна даже на горе Фавор, в момент Преображения Христа,— за всех, как обычно, будет говорить Петр.

Иоанн Зеведеев больше молчал, с обожанием слушая Учителя, но при этом все, все запоминал. И в своем Евангелии сообщил нам такие подробности, каких не найти в других свидетельствах о Христе.

Лишь изредка Иоанн вступал в разговор — да и то, в основном, вместе со старшим братом Иаковом.

Существуют разные мнения, почему Иисус дал братьям Зеведеевым такое прозвище: сыны громовы (Мк. 3: 17). Несомненно, прежде всего они были дети грома по силе духа. А еще по дороге братья много и громко между собой разговаривали. Как и все ученики Христа, они были очень разными по характеру, да и по возрасту тоже.

Деятельный, решительный Иаков Зеведеев первым из двенадцати апостолов примет мученическую смерть в Иерусалиме. Весь обращенный в слух, созерцательный Иоанн подарит миру Евангелие и великое откровение от Бога — Апокалипсис. Евангелист Матфей сообщил нам такой интересный эпизод. Как-то к Иисусу подошла мать Иакова и Иоанна — Саломия, которая тоже ходила вместе с ними, и, кланяясь, обратилась с просьбой, которую даже не сразу смогла толком объяснить. Как говорится об этом в Евангелии, чего-то прося у Него (Мф. 20: 20).

— Чего ты хочешь? (Мф. 20: 21) — спросил женщину Христос.

Тогда Саломия показала на своих сыновей и попросила, чтобы в Царствии Небесном они сели ближе всех к Иисусу: один по правую Его руку, а другой — по левую. Любящая мать решила заранее похлопотать, чтобы сыновьям и там было хорошо.

В Евангелии от Марка этот разговор описан несколько иначе. Не Саломия, а сами братья обращаются к Иисусу, издалека подступая к своей, как они сами понимают, не вполне обычной просьбе:

— Учитель! Мы желаем, чтобы Ты сделал нам, о чем попросим (Мк. 10: 35), — говорят они.

Так дети часто обращаются к добрым, любящим родителям, зная, что их за это не накажут: мол, вы сначала пообещайте, что сделаете, и тогда мы скажем...

— Что хотите, чтобы Я сделал вам? (Мк. 10: 36) — спросил Христос «сыновей грома».

— Дай нам сесть у Тебя, одному по правую руку, а другому по левую в славе Твоей (Мк. 10: 37).

— Не знаете, чего просите... (Мк. 10: 38) — сказал Иисус и пояснил, что места в Царствии Небесном не от Него зависят: там все сядут, как кому уготовано (Мк. 10: 40).

Услышав об этой просьбе, десять остальных учеников, как пишет евангелист Марк, возроптали на братьев Зеведеевых. Тогда-то и прозвучали слова Иисуса, что тот, кто хочет быть главным, — пусть станет всем слугой, а стремящийся к первенству — пусть будет для всех рабом.

В этой сцене поражают не только теплые, доверительные отношения Христа с учениками, но еще и то, что по пути в Иерусалим братья Зеведеевы оживленно беседовали (а возможно, и спорили между собой, если вмешалась мать) не о чем-то другом, а о Царствии Небесном! Для них это такая же реальность, как для других путников — дом в конце пути, где их ждут еда и ночлег. Эта простая, несомненная вера как раз и отличала учеников Христа — будь то рыбак или сборщик податей — от многочисленных скептиков и умников.

А может быть, вопрос братьев вообще нужен был для того, чтобы Христос сделал важнейшее признание по поводу Своей миссии на земле:

— Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих (Мк. 10: 45).

В другой раз братья Зеведеевы возмутились, что жители какого-то самарянского селения затворили ворота, когда Христос хотел остановиться у них на ночлег. Такое отношение к Учителю настолько потрясло Иоанна, что он попросил Иисуса позволить ему низвести огонь с неба на неблагодарных самарян. Как и другие одиннадцать учеников, он ведь тоже получил от Христа дар чудотворения. Но Учитель запретил ему это делать, сказав: Не знаете, какого вы духа; ибо Сын Человеческий пришел не губить души человеческие, а спасать. (Лк. 9: 55–56).

От сердца идущий порыв Иоанна показывает его безграничную любовь к Христу, а также его юношеский максимализм — вдруг как-то сразу выдает его возраст...

В Евангелии от Луки описан еще один разговор Иисуса с Иоанном Зеведеевым. Как-то апостолы по дороге встретили незнакомого человека, который ходил не с ними, а сам по себе, но тоже именем Иисуса изгонял бесов. Апостолы запретили ему и пошли дальше. Но юному, впечатлительному Иоанну эта встреча не давала покоя, и по дороге он спросил у Христа: правильно ли они поступили с тем человеком? Как оказалось, Иоанн не зря засомневался.

Иисус сказал: не запрещайте, потому что кто не против вас, тот за вас (Лк. 9: 50).

Таким образом, все апостолы получили еще один урок, на этот раз — благодаря чуткости Иоанна.

А вот как произошла самая первая встреча Христа с Иоанном Зеведеевым.

Как-то вместе с земляком и другом Андреем (по-видимому, немного старше по возрасту) Иоанн отправился к реке Иордан, чтобы увидеть пророка, явившегося из пустыни, о котором все вокруг говорили.

Иоанн Креститель призывал народ к покаянию, крестил водой и говорил загадочные слова: вслед за ним должен явиться Тот, Кто будет крестить Духом Святым (Мк. 1: 8).

Мы не знаем, присутствовал ли Иоанн в момент крещения Иисуса, но мог много об этом слышать от других. Люди, приходившие креститься от Иоанна в Иордане, заходили в реку и подолгу стояли по грудь в воде, исповедуя свои прегрешения, после чего принимали очистительный обряд. Иисус же, как говорится в Евангелии, «тотчас вышел из воды» — Он был совершенно чист от всякого греха! Вот и пророк Иоанн Предтеча, когда Иисус проходил мимо, показал на Него и сказал о том же: вот Агнец Божий (Ин. 1: 36) — то есть чистый и безгрешный. Стоявшие в тот момент рядом с ним Андрей и Иоанн услышали это и пошли вслед за Иисусом.

Наверное, они и сами тогда до конца не понимали, зачем и куда идут, — так двигаются ночью, из темноты на свет, а это был такой Свет, который могли увидеть не все, а только чистые сердцем. Юноши молча шли за Христом, не зная, как к Нему обратиться или окликнуть.

Тогда Христос Сам обернулся к ним и спросил:

— Что вам надобно?

— Равви, где живешь? (Ин. 1: 38) — спросил менее робкий Андрей, которого теперь так и называют — Первозванный, так как его первым позвал за собой Иисус. А само обращение «равви» (что значит — учитель), говорит о том, что юноши уже выбрали себе наставника.

— Пойдите и увидите (Ин. 1: 39), — сказал им Иисус.

Он привел Андрея и Иоанна в дом, где они долго разговаривали: с полудня до самой ночи.

Наверное, это была потрясающая беседа, если Андрей сразу же побежал к старшему брату, Симону, и объявил: Мы нашли Мессию (Ин. 1: 41).

«Нашли Мессию» — значит, они сразу и безоговорочно признали в Иисусе того самого Царя, Освободителя от рабства. И их нисколько не смутило, что Мессия встретился им без царской свиты, в простой одежде и привел в обыкновенный дом на берегу Иордана... «Мы нашли» — означает, что Иоанн был того же мнения.

Ему, как сообщает предание, Иисус Христос приходился родственником по материнской линии. Считается, что мать Иакова и Иоанна — Саломия — была дочерью Иосифа Обручника из Назарета, который, овдовев, взял себе в жены Деву Марию. Именно про таких, как Андрей и Иоанн Зеведеев, Иисус Христос скажет в Нагорной проповеди: Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят... (Мф. 5: 8).

Когда пророка Иоанна Крестителя арестовали, его ученики и любопытствующие вынуждены были разойтись по домам. Иисус в это время удалился в пустыню, где сорокадневным постом и борьбой с искушениями готовился выйти на проповедь.

Можно представить, с каким нетерпением ожидал Иоанн Зеведеев новой встречи с Мессией. Родившийся в семье рыбака, он, как обычно, помогал отцу Зеведею и старшему брату ловить рыбу в Галилейском море, а сам — ждал, ждал...

И однажды Иисус Христос действительно появился на берегу. Только теперь «равви» шел не один, а в окружении большой толпы людей — все толкались, кричали, старались прикоснуться хотя бы к краю Его одежды, просили, чтобы Он их исцелил, сотворил чудо.

Иисус заметил на берегу пустую лодку, принадлежащую Симону, старшему брату Андрея, и вошел в нее. Рыбаки как раз недавно высадились на берег и вытряхивали пустые сети. Христос попросил Симона, чтобы тот помог немного отгрести от берега — на расстоянии Он хотя бы мог говорить с народом. И тот, кто с готовностью подналег на весла, еще не знал, в какие дальние он отправляется дали, — это был не кто иной, как апостол Петр.

Среди тех, кто слушал говорившего с лодки Христа, были рыбак Зеведей и два его сына — Иаков и Иоанн, которые на берегу разбирали и чинили сети.

Но вот народ стал потихоньку расходиться, и тогда Христос совершил для Симона чисто «рыбацкое» чудо. Он показал, куда следует забросить невод, чтобы поймать много рыбы. И действительно, улов оказался таким большим, что сети не выдерживали. Изумленный Симон позвал на подмогу других рыбаков, и лодка Зеведея тоже доверху наполнилась рыбой.

После этого Иисус позвал следовать за Собой Симона и его брата Андрея — и они стали Его первыми учениками.

Затем Христос подошел к лодке, где Иоанн с братом чинили сети, и сказал таинственные слова: Я сделаю вас ловцами человеков... (Мф. 4: 19). И оба брата Зеведеевы, оставив сети, улов и всю свою прежнюю жизнь, тоже пошли за Иисусом.

С этого мгновения Иоанн Зеведвев три года будет повсюду следовать за своим любимым «равви». Он тоже оказался среди Его избранных двенадцати учеников, навсегда избрал для себя девственный образ жизни. И быть может, ему, чья душа была мало привязана к обыденному, даже легче других было понять, что Христос пришел для того, чтобы связать земное и небесное, показать людям путь в Царствие Небесное.

Не случайно символическим изображением евангелиста Иоанна Богослова стал орел — символ высокого парения его чувств и мыслей.

В Евангелии от Иоанна часто встречается загадочное лицо: один из учеников... которого любил Иисус (Ин. 13: 23), и другой ученик, которого любил Иисус (Ин. 20: 2). По этому поводу велось много дискуссий, но теперь уже почти никто не сомневается: апостол и евангелист Иоанн из скромности так писал о самом себе.

И выходит, что тот, который написал сие (Ин. 21: 24) Евангелие, был единственным, кто остался в Гефсиманском саду, когда Христа взяли под стражу и все другие апостолы в страхе разбежались. Еще три раза не пропел петух — как апостол Петр отрекся от Христа, сказав, что не был с Ним знаком, в чем будет раскаиваться до конца жизни. Но во дворе первосвященника находился еще один молчаливый Его ученик. За Иисусом следовали Симон Петр и другой ученик; ученик же сей был знаком первосвященнику и вошел с Иисусом во двор первосвященнический. А Петр стоял вне за дверями. Потом другой ученик, который был знаком первосвященнику, вышел, и сказал придвернице, и ввел Петра. Тут раба придверница говорит Петру: и ты не из учеников ли Этого Человека? Он сказал: нет (Ин. 18: 15–17).

Апостол Иоанн Богослов. Распятие Спасителя. Фрагмент Наверное, так же молча Иоанн шел среди тех, кто провожал Христа к месту казни на Голгофе, смотрел, как Учителя пригвоздили к кресту и водрузили между двумя разбойниками, как воины делили Его одежды — он слышал каждый тяжкий вздох Христа — но и тогда ни в чем не усомнился.

И когда Христос сказал, показывая глазами на Богородицу, наверняка очень тихо, потому что любое слово для пригвожденного к кресту отдавалось страшной болью: Се, Матерь твоя (Ин. 19: 27) — конечно, Иоанн сразу понял этот наказ. До последнего дня земной жизни Пресвятой Богородицы он будет заботиться о Ней как родной сын.

Позднее, когда Воскресший Христос появился на берегу Галилейского моря, ученик, которого любил Иисус (Ин. 21: 7), первым узнал своего «равви» и сказал Петру: это Господь (Ин. 21: 7). Во время той трапезы на берегу, когда апостол Петр был прощен и услышал о своем будущем, он спросил Иисуса: а что ждет Иоанна?

Если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того? (Ин. 21: 22) — прозвучало в ответ.

Эти слова были истолкованы так, что Христос даровал Иоанну бессмертие, и Его любимый ученик никогда не умрет. Но сам Иоанн не разделял этого мнения, закачивая свое Евангелие такими словами:

И пронеслось это слово между братиями, что ученик тот не умрет. Но Иисус не сказал ему, что не умрет, но: если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того? Сей ученик и свидетельствует о сем, и написал сие; и знаем, что истинно свидетельство его. Многое и другое сотворил Иисус; но, если бы писать о том подробно, то, думаю, и самому миру не вместить бы написанных книг (Ин. 21: 23–25).

После сошествия Святого Духа на апостолов Иоанн вместе с другими принимал активное участие в устройстве Иерусалимской Церкви. В это время он стал правой рукой деятельного, часто выступающего перед народом апостола Петра: вместе они шли к месту проповеди, вместе предстали перед судом, вместе сидели в темнице. Вдвоем с Петром они отправились и в Самарию для возложения рук на новообращенных. Иерусалимские христиане почтительно назовут Иоанна «столпом Церкви».

Спустя несколько лет после Вознесения Христа апостол Матфей написал первое Евангелие. Этот текст многие будут переписывать и распространять, а вот авторство его первого перевода с еврейского языка на греческий приписывают в том числе и Иоанну Зеведееву.

За эти годы в Иерусалиме по повелению царя Ирода Агриппы был казнен его старший брат, апостол Иаков, осужденный по доносу лжесвидетеля.

По преданию, Иаков Зеведеев спокойно выслушал приговор и продолжал свидетельствовать о Христе. Его мужество так поразило лжесвидетеля, что он уже на суде раскаялся в своем поступке, хотя это и не помогло подсудимому. А когда апостола повели на казнь, то обвинитель упал к его ногам и стал умолять простить его. Иаков обнял его и сказал: «Мир тебе, сын мой; мир тебе и прощение».

Обвинитель объявил, что он тоже верит в Христа, и был казнен вместе с апостолом. Он даже не успел принять обряд крещения, но получил «крещение кровью» — и таких христиан в первые века будут тысячи.

После Успения Божией Матери Иоанн Зеведеев уже навсегда покинет Иерусалим.

Когда ученики Христа еще только готовились идти с миссионерской проповедью в разные части света и тянули жребий, апостолу Иоанну досталась Малая Азия. И теперь для него пришло время исполнить свою миссию. Взяв с собой ученика Прохора, апостол Иоанн сел на корабль, и они отправились к берегам Малой Азии.

Во время морского путешествия их ждали серьезные испытания, которые Иоанн, обладавший даром прозорливости, предвидел заранее. Он сразу сказал Прохору, что на море их ожидает несчастье. Так и случилось: неподалеку от южных берегов Малой Азии корабль попал в бурю и был разбит. Пассажирам удалось спастись на корабельных досках и добраться до берега близ Селевкии. И лишь один из них остался в морской пучине — это был Иоанн...

В греческом варианте жития апостола Иоанна сохранилась интересная подробность. Узнав, что ему по жребию досталась Малая Азия, Иоанн принял новость с тяжелым сердцем, так как испытывал сильный страх перед морскими путешествиями. Упав на колени перед апостолами, он признался им в своем малодушии. Апостолы попросили Иакова, первого епископа Иерусалима, помолиться о прощении Иоанна, после чего все с миром разошлись. Но тогда Иоанну не пришлось уезжать из Иерусалима, потому что на него была возложена не менее важная миссия — забота о Марии, Матери Христа.

Много слез пролил Прохор об исчезнувшем в море апостоле Иоанне. Но он не терял надежды и продолжал молиться о его спасении. Все это время Прохор не уходил с берега, потихоньку продвигаясь от Селевкии на запад и останавливаясь на ночлег в прибрежных селениях. И однажды утром на берег огромной волной вынесло обессилевшего человека на доске. Это был Иоанн, который почти две недели пробыл в море, но по воле Бога остался жив.

Прохор сбегал в ближайшее селение, принес хлеба и воды, и, когда Иоанн немного набрался сил, они вместе отправились в путь и пешком прошли через всю Малую Азию.

Апостол Иоанн с Прохором поселились в западном портовом городе Эфес, где незадолго до этого жил апостол Павел и, значит, к тому времени существовала христианская община.

Согласно житию, в Эфесе Иоанн и Прохор нанялись в работники к содержательнице общественных бань по имени Романа. Иоанн должен был топить печь, а Прохор — носить воду. В этом доме им пришлось много претерпеть от злого нрава Романы, но Иоанн по молитве совершил чудо воскрешения из мертвых юноши Домна и умершего от горя его отца Диоскорида, городского старейшины. После чего и отец с сыном, и сама Романа уверовали в Христа и приняли крещение.

Описывается еще один случай, как в праздник почитаемой в Эфесе богини Дианы (или Артемиды Эфесской) апостол Иоанн вразумлял язычников. Когда народ собрался в храме, он встал возле изваяния Артемиды и стал говорить о том, что не должно людям поклоняться идолам. Эфесцы пришли в ярость, стали бросать в Иоанна камни, но ни один в него не попал — все отлетали от статуи и попадали в самих бросавших. Затем апостол Иоанн поднял руки к небу и стал молиться. И вскоре наступил такой нестерпимый зной, что большинство собравшихся на площади перед храмом поспешили разойтись по домам.

Апостол Иоанн Богослов диктует Апокалипсис     

Некоторые исследователи считают, что из Эфеса апостолы довольно скоро перебрались в Рим, откуда во время гонений Нерона апостола Иоанна сослали на остров Патмос.

Другие — а их все же большинство — придерживаются версии, что апостол Иоанн был отправлен в ссылку на Патмос гораздо позже, во время правления римского императора Домициана, значит, до этого он почти тридцать лет мирно жил в Эфесе.

Жизнь христианских общин в первые века строилась по своим правилам, которые во многом отличались от сегодняшних.

Если человек выражал желание стать христианином, его представляли учителю (он мог быть как священником, так и мирянином), который подробно с ним беседовал: спрашивал об образе жизни этого человека, причинах, побудивших его уверовать во Христа и т. п. Те, кого признавали достойными, принимались в число оглашенных, особую группу готовящихся принять крещение и вступить в Церковь.

Участвовать в общем богослужении и Евхаристии оглашенным не разрешалось, поскольку они еще не приняли крещение. Как правило, время оглашения продолжалось два или три года, что позволяло каждому сделать окончательный и осознанный выбор. Достойных крещения называли уже иначе — избранными, или просвещенными. Какое-то время они находились в этом звании, и наконец их торжественно крестили в ночь на Пасху либо в ночь на Пятидесятницу — обычно в эти два праздника. С крещением соединялось и помазание особым маслом (миром), освящаемом на престоле.

Всю первую неделю новообращенные носили белые одежды, и все в общине относились к ним как к именинникам.

Каждое воскресенье христиане вместе собирались на богослужение — празднуя день, в который воскрес Иисус Христос. На литургии читалось и истолковывалось Священное Писание, затем верующие сообща молились, пели псалмы. Случалось, что во время богослужения кто-то начинал пророчествовать или «говорить на языках», и такого рода событиям придавалось большое значение — они были знаками реального присутствия в Церкви Святого Духа.

Наконец, верующие причащались. Таинство Тела и Крови Христа — Евхаристия — всегда было и остается главным и самым торжественным моментом богослужения. В первые века Евхаристия, или «преломление хлеба», осуществлялось за общим столом, как воспоминание о Тайной Вечере, во время которой Христос научил этому таинству учеников.

С раннехристианских времен каждая поместная церковь имела свою казну для помощи бедным, принятия странников, для погребения бездомных и других благотворительных целей. Во времена гонений христиане посылали пожертвования в соседние разоренные церкви или братьям, осужденным на рудники или в ссылку. Как правило, в конце каждого воскресного собрания делался сбор в пользу нуждающихся — все давали, кто сколько мог.

Важным событием в жизни общины была встреча с апостолами или братьями из других городов, которые приносили послания епископов или рассказы о мучениках, пострадавших за веру. Христиане собирались вместе, чтобы их послушать и вместе помолиться, передать свидетельства о месточтимых мучениках в другие церкви. Таким образом поддерживались традиции и единство Церкви, в каких бы отдаленных друг от друга местах ни находились общины.

В кругу подобных событий и повседневных забот жил апостол Иоанн в Эфесе. Как ближайший ученик и свидетель земной жизни Христа, он пользовался большим уважением и любовью не только среди эфесских христиан, но также опекал церкви в других малоазийских городах — в Смирне, Пергаме, Лаодикии, Сардах, Фиатире, Филадельфии.

По преданию, во время одного из своих путешествий он встретился с апостолом Филиппом — тоже учеником Христа от двенадцати. Это произошло, когда апостол Филипп ходил с проповедью по городам Малой Азии со своей сестрой, девицей Мариамной. Можно представить, сколько радости доставила им эта неожиданная встреча!

В Эфесе апостол Иоанн пережил событие, которое ни оставило равнодушным ни одного еврея, в каком бы уголке земли он ни находился: восстание в Иудее и гибель Иерусалимского храма. Пророчество Христа сбылось: святыня евреев была разрушена римлянами, на месте храма остались обугленные руины.

Иерусалимский храм сгорел 10 августа 70 года — в тот самый день, что и несколько веков назад, когда был разрушен первый Иерусалимский храм, захваченный Навуходоносором. И в этом тоже была таинственная символика чисел, которой будет так много присутствовать в «Апокалипсисе» Иоанна Богослова.

Эфес был главным портовым городом на западе Малой Азии, «воротами», через которые римские легионы переправлялись на полуостров и возвращались обратно. Значит, эфесцы наблюдали и печальный финал Иудейской войны.

Тит, сын императора Веспасиана, руководивший подавлением иудейского восстания, вывез из Иерусалимского храма всю утварь, оставшуюся после пожара, а это были огромные сокровища, если учесть, что на содержание и украшение храма евреи, где бы они ни жили, ежегодно платили поголовную дань.

Во время празднования своего триумфа Тит провез по улицам Рима телеги, нагруженные серебряными трубами, золотыми семисвечниками и драгоценными храмовыми сосудами. Почти все это позднее было переплавлено и пошло на строительство Колизея, или, как тогда он назывался, цирка Веспасиана. На стройке, начатой еще отцом Тита, теперь трудились тридцать тысяч пленных иудеев, специально приведенных для этого из Палестины в Рим. Знаменитый еврейский писатель Иосиф Флавий, подробно описавший Иудейскую войну и весьма далекий от христианских воззрений, написал в своей книге: «Все это случилось с ними за смерть Иакова праведника, брата Иисуса, называемого Христом. Иудеи убили его, хотя он был человек святой»... В 81 году на римском троне воцарился император Домициан (сын Веспасиана и брат Тита), последний из династии Флавиев, — еще один безумный тиран, страдавший манией преследования. Для этого цезаря, которого в народе прозвали «лысым Нероном», ни его современники, ни историки почти не сказали доброго слова.

«Став императором, Домициан поначалу любил, уединившись, ловить мух и протыкать их палочками», — язвительно сообщает Светоний («Жизнь двенадцати цезарей»).

Страх Домициана погибнуть от рук убийц дошел до того, что в своем дворце он приказал облицевать стены портика, где император обычно прогуливался, сверкающим камнем, наподобие слюды, чтобы всегда видеть, не прячется ли кто-то у него за спиной.

Из времен его правления известен один характерный случай. Однажды Домициан пригласил самых влиятельных людей Рима к себе во дворец на пир. Гостей провели в комнату, от пола до потолка убранную черным, и они в ужасе увидели, что перед каждым ложем стоит надгробный камень и на каждом написано его имя. Гости заняли свои места согласно надписям и ожидали только прибытия палача. Но вместо этого в комнату вошли несколько обнаженных мальчиков, выкрашенных в черный цвет, и медленно исполнили торжественный танец. Потом подали поминальный пирог и другие блюда, которые обычно «предлагают» духам умерших. И все это время голос Домициана, который прятался за ширмой, рассказывал гостям ужасные истории убийств и кровавых преступлений, для их устрашения...

Эта дворцовая «шутка» дает представление об атмосфере маниакальной подозрительности в империи в годы правления Домициана, ставшего новым врагом христиан. Соглядатаи и доносчики были везде, тюрьмы не вмещали «подозрительных личностей», все боялись всех и на всех доносили. Христиан тоже стали повсюду искать, хватать и сажать в тюрьмы.

Апостола Иоанна арестовали и привезли на суд в Рим, а во время суда подвергали побоям и истязали. По преданию, его приговорили к смерти через отравление, но апостол Иоанн выпил яд и остался невредим. И все сразу же вспомнили легенду о его бессмертии...

Потому-то его и приговорили к «вечному изгнанию» на отдаленный пустынный остров Патмос.

Вместе с апостолом Иоанном в ссылку добровольно отправился и преданный ему Прохор.

К тому времени все остальные ближайшие ученики Христа уже завершили свой земной путь. Апостолы Петр и Павел были казнены в Риме, Андрей пострадал на кресте в греческом городе Патры, Фома — в далекой Индии. В живых остался только апостол Иоанн, и многие думали, что его на самом деле никогда не коснется смерть.

И хотя апостол Иоанн не любил морских путешествий, ему снова пришлось отправиться в плавание на корабле — на этот раз к греческому острову Патмос, который в то время был римской колонией.

В пути опять не обошлось без происшествий. Сын одного из богатых пассажиров случайно упал в море — и был извлечен из воды по молитвам апостола Иоанна. Во время плавания он даже совершил чудо превращения соленой воды в пресную, когда все запасы закончились.

Как тут не вспомнить о том, что только в Евангелии от Иоанна рассказывается о чуде в Кане Галилейской, когда Христос Иисус на свадебном пире превратил воду в вино...

Все, кто плыл вместе с апостолом Иоанном на корабле, настолько его полюбили и поверили в святость старца, что предлагали высадить их с Прохором в любом месте, где они только захотят. Но Иоанн велел отвезти их на Патмос, предчувствуя, что его ожидает нечто большее, чем простая ссылка.

В то время небольшой каменистый остров Патмос — самый северный остров греческого архипелага Додеканес — был мало населен и тем более просвещен: вряд ли здесь кто-то прежде слышал о христианстве.

Иоанна сослали на большую каменоломню, где он вместе с остальными арестантами рубил камень. Апостол жил в обычной пещере, спал на каменном полу — а ведь в то время он был уже глубоким старцем!

О необычном каторжанине вскоре стало известно правителю острова. В житии рассказывается, как в доме Мирона, тестя правителя, апостол совершал чудеса исцеления, в результате чего покрестились и приняли христианство Мирон, его жена, дети, а затем и сам правитель.

Жители Патмоса с древности поклонялись идолам, особенно здесь чтили Аполлона. Апостол Иоанн состязался с неким местным волхвом Кинопсом и одержал победу — должно быть, и не с ним одним. Известно, что к концу его ссылки большинство жителей острова уже верили во Христа.

Однажды, когда апостол Иоанн находился в своей пещере, он услышал обращенный к нему с неба Голос. Апостол сразу его узнал и с готовностью спросил: «Что, Господи?» Иоанну было велено провести в пещере еще десять дней, после чего ему будут открыты многие тайны. И вот в воскресный день апостол Иоанн услышал громкий голос, как бы трубный, который говорил: Я есмь Альфа и Омега, Первый и Последний (Откр. 1: 10). Перед ним открылось великое и грозное видение, и предстал Ангел Божий, разъясняющий все, что было показано. Апостол позвал ученика, чтобы тот записывал все, что он будет диктовать, и, по преданию, Прохор писал под диктовку два дня и еще шесть часов. Впрочем, время остановилось...

Так появилась Книга Откровения, или Апокалипсис, Иоанна Богослова, где человечеству впервые были приоткрыты тайны будущей судьбы Церкви и конца мира. Апостола и евангелиста Иоанна Богослова называют также «Тайновидцем», или «Тайнозрителем».

«Откровение» начинается с того, что Иоанн Богослов видит открытые двери, ведущие на небо.

И тотчас я был в духе; и вот, престол стоял на небе, и на престоле был Сидящий (Откр. 4: 2).

Апокалипсис (греч. «откровение») — особая, мистическая книга, которую невозможно пересказать. Она полна загадочных символов и образов — на таком языке Господь в древности говорил с пророками и патриархами. Эти символы можно толковать по-разному, но каждый раз будет приоткрываться лишь небольшая часть той великой тайны, которую Бог сообщил через Апокалипсис человечеству.

Например, образ блудницы Вавилона, сидящей на семиглавом змее, многими прочитывается как Рим, расположенный на семи холмах. Или уже не только Рим?

Апостол Иоанн видел посреди престола и вокруг престола четыре животных, исполненных очей спереди и сзади. И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лицо, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему (Откр. 4: 6–7).

Впоследствии эти образы стали символами четырех евангелистов: лев — символом Марка, телец — Луки, Ангел — Матфея, а орел — самого Иоанна.

Прекрасным и величественным предстает в Откровении Иоанна образ Церкви.

И явилось на Небе великое знамение: жена, облеченная в солнце; под ногами ее луна, и на главе ее венец из двенадцати звезд (Откр. 12: 1). В Апокалипсисе Христос через апостола Иоанна обращается и к семи конкретным церквям в Асии (римской провинции в Малой Азии) — в Эфес, Смирну, Пергам, Фиатиру, Сардис, Филадельфию и Лаокидию. Считается, что эти семь церквей являются олицетворением всей Вселенской Церкви на разных этапах ее развития, вплоть до наших дней.

«Семь — это символ полноты мира, и Иоанн Богослов обращается к семи Церквам, то есть к полноте всей Церкви», — написал в своем «Толковании на Апокалипсис» священник Даниил Сысоев.

Последняя церковь — Лаодикийская, единственная, о которой ничего хорошего не сказано, — это церковь времен конца мира.

Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извегну тебя из уст Моих. Ибо ты говоришь: я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг (Откр. 3: 15–17).

Мы привыкли воспринимать Апокалипсис как страшное повествование о великой вселенской катастрофе перед концом мира, говорить об апокалиптических настроениях, имея в виду самые мрачные предчувствия. Это любимый голливудский сюжет о том, каким будет конец нашей цивилизации. А четыре всадника Апокалипсиса (чума, война, голод и смерть) по-прежнему носятся над землей — хотя и в ином воплощении, нежели это изображено у Дюрера, Бёклина, Виктора Васнецова и других художников.

Да, все это так, но христиане первых веков воспринимали Апокалипсис Иоанна Богослова еще и как великое откровение о долгожданной победе добра над злом.

И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло (Откр. 21: 4). Эта книга возвещала верующим о грядущей победе христианства, давала надежду, вдохновляла на мученичество во имя веры. И слышал я как бы голос многочисленного народа, как бы шум вод многих, как бы голос громов сильных, говорящих: аллилуйя! Ибо воцарился Господь Бог Вседержитель (Откр. 19: 6). Вот, к примеру, «краткий пересказ» Апокалипсиса апологетом II века Мелитоном, епископом Сардийским:

«Таким же образом, в последнее время будет потоп огненный, и сгорит земля с горами ее, сгорят люди вместе с идолами, которых они сделали, и со статуями, которым они поклонялись, и сгорит море с островами его, но праведные сохраняются от гнева, как сохранились праведные в ковчеге от вод потопа».

На рубеже II–III веков был составлен список книг, признаваемых Церковью священными (так называемый канон Муратори), в который был включен и Апокалипсис Иоанна Богослова.

Клюкина О. П. Святые в истории. Жития святых в новом формате. I–III века. — М.: Никея, 2014. — 304 с.: ил. Стали появляться и многочисленные подражания, которые мы называем апокрифами. Например, в Апокалипсисе Петра грешников в аду наказывают Ангелы в темных одеждах — по мнению автора, там слишком много дыма и копоти, и во время работы ангелы могут перепачкаться. Но разве сравнишь все эти человеческие измышления с грандиозными видениями апостола Иоанна?

В 96 году император Домициан был убит заговорщиками у себя в спальне. Не помогли ни зеркальные залы, ни толпы осведомителей... Сразу же после смерти Домициана сенаторы распорядились убрать в Риме его памятники и сбить с общественных зданий все надписи с его именем. На престол взошел Нерва, и заключенных при предыдущем правителе стали возвращать из тюрем и ссылок.

Апостол Иоанн и Прохор тоже вернулись в Эфес, где с радостью были встречены христианами. В это время епископом Эфесской Церкви был Тимофей, любимый ученик Павла, который с большим благоговением относился к тому, которого любил Иисус (Ин. 13: 23). В Эфесе апостол Иоанн поселился в том же самом доме, где жил до ссылки, и прожил в нем до самой кончины. В этот период он напишет еще одно величайшее произведение — Евангелие от Иоанна.

Чем дальше евангельские события уходили в прошлое, тем больше возникало домыслов относительно Личности Иисуса Христа. Всевозможных ересей будет очень много, и самые устойчивые из них в последующем станут предметом обсуждения на поместных и вселенских соборах.

Эфесские христиане убедили апостола Иоанна изложить христианское учение так, как он его принял от Учителя, и самому рассказать всю правду о Христе.

По преданию, Иоанн наложил на всех строгий пост, а сам с Прохором отправился на гору. Примерно на четвертый день внезапно загремел сильный гром, в небе заблистали молнии, и апостол Иоанн продиктовал Прохору первые строки:

В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его... (Ин. 1: 1–5).

Евангелие от Иоанна поистине уникально! С одной стороны, оно содержит глубочайшие тайны, над которыми вот уже два тысячелетия бьются великие богословские умы. Слово было Бог... С другой стороны, Евангелие от Иоанна, больше остальных трех — от Матвея, Марка и Луки, в чем-то можно сравнить с современным репортажем. Если вы хотите узнать, кто именно из учеников задавал Христу тот или иной вопрос или другие подробности, то прежде всего следует обратиться к Евангелию от Иоанна — его писал несомненный очевидец событий.

Только из Евангелия от Иоанна, к примеру, можно узнать, что в момент насыщения Иисусом пяти тысяч людей хлебами именно апостол Филипп растерянно спрашивал: где нам купить хлеба, чтобы накормить столько народа, а апостол Андрей вспомнил, что у одного мальчика есть пять ячменных хлебов и всего лишь две рыбки. Ведь Иоанн тоже был при этом. В Евангелии от Иоанна — и только в нем одном — рассказано о чуде претворения воды в вино на пиру в Кане Галилейской, о воскрешении Лазаря и его сестрах — Марфе и Марии, приводится разговор Иисуса с фарисеем Никодимом, во время которого присутствовал как минимум еще один внимательный слушатель.

Истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия.

Никодим говорит Ему: как может человек родиться, будучи стар? Неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и родиться?

Иисус отвечал: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие.

Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух.

Не удивляйся тому, что Я сказал тебе: должно вам родиться свыше. Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит, так бывает со всяким, рожденным от Духа (Ин. 3: 3–8), — говорит Христос Никодиму.

Удивленный Никодим спрашивает: как это может быть? (Ин. 3: 9).

Если Я сказал вам о земном и вы не верите, — как поверите, если буду говорить вам о небесном? (Ин. 3: 12) — с горечью спросит его Иисус.

Но эти слова меньше всего относятся к Иоанну, которому как раз близко «небесное»: ему было дано понимать язык небесных откровений и созерцать духовные видения.

Многие исследователи пишут о том, что к моменту написания апостолу Иоанну были хорошо известны другие Евангелия, и он сознательно стремился восполнить недостающие подробности. И каждой строкой своего благовествования апостол Иоанн доказывает, что Христос — Бог и Сын Человеческий, то есть Богочеловек, а не просто один из пророков или великих учителей нравственности.

Сохранились три соборных послания апостола Иоанна Богослова, и все они проникнуты поистине неземной любовью, которой научил его Христос.

...Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою: и мы должны полагать души свои за братьев. А кто имеет достаток в мире, но, видя брата своего в нужде, затворяет от него сердце свое, — как пребывает в том любовь Божия? Дети мои! станем любить не словом или языком, но делом и истиною (1 Ин. 3: 16–18), — призывает христиан апостол Иоанн.

Многое имею писать вам, но не хочу на бумаге чернилами, а надеюсь прийти к вам и говорить устами к устам, чтобы радость ваша была полна» (2 Ин. 1: 12), — напишет он неизвестной избранной госпоже и детям ее (2 Ин. 1: 1), и это так для него характерно: спешить к кому-то, чтобы доставить полную и совершенную радость, забывая о собственной немощи и годах.

Святой Климент Александрийский в своей проповеди «Кто из богатых спасется» рассказал об апостоле Иоанне трогательную историю. Как-то апостол Иоанн встретил красивого молодого человека, имевшего наклонность к добрым делам и изучению духовных предметов. Апостол оставил его на попечение местного епископа, чтобы тот принял его в число оглашенных, а сам отправился в следующий город.

Епископ сначала занимался юношей, учил его, наконец удостоил крещения, после чего перестал особо опекать. Юноша попал в общество порочных людей и вскоре до того докатился, что сделался главарем шайки разбойников и в жестокости даже превзошел других.

Спустя какое-то время апостолу Иоанну случилось опять быть в этом городе, и он сразу же спросил епископа о юноше. «Юноша погиб, — сказал тот, — он умер для Бога и вечной жизни». Это известие глубоко огорчило Иоанна.

«Так ли следовало тебе заботиться о вверенной тебе душе брата? — сказал он епископу. — Дайте мне лошадь и проводника, я поеду за ним». И действительно, старец сам отправился в горы, разузнав, в каком месте свирепствует банда. Разбойники схватили его и привели к своему начальнику, чего и хотел апостол Иоанн. При виде святого старца юноша до того смутился, что сорвался с места и побежал прочь. Иоанн побежал за ним, громко крича ему вслед: «Сын мой, зачем бежишь от отца? Сжалься надо мной, дитя мое; не бойся, есть еще надежда жизни; я буду ответчиком за тебя Христу; я готов отдать жизнь за тебя. Остановись и послушай меня...»

Наконец юноша не выдержал, остановился, бросил оружие и со слезами бросился к ногам Иоанна. Апостол увел его в город и только тогда отпустил от себя, пока раскаявшегося снова не приняли в христианскую общину.

В этой истории отражена вся любящая душа апостола Иоанна. Именно о такой безграничной исцеляющей любви писал он в своем Первом соборном Послании:

В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх, потому что в страхе есть мучение. Боящийся несовершен в любви. Будем любить Его, потому что Он прежде возлюбил нас. Кто говорит: «я люблю Бога», а брата своего ненавидит, тот лжец: ибо не любящий брата своего, которого видит, как может любить Бога, Которого не видит? И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего (1 Ин. 4: 18–21). Иоанн Богослов дожил до глубокой старости. По мнению историков, апостол окончил свои земные дни приблизительно через 68 лет после Распятия Христа, приблизительно в 100 году.

Евсевий, епископ Кесарийский, в своей «Церковной истории» писал об апостоле Иоанне: «По возвращении из ссылки с острова после смерти Домициана он имел попечение о тамошних Церквах. Что он дожил до этого времени, это достаточно засвидетельствовано двумя вернейшими свидетелями, вождями церковного правоверия: Иринеем и Климентом Александрийским. Первый из них во 2-й своей книге “Против ересей” повествует дословно так: “Все асийские пресвитеры, общавшиеся с Иоанном, учеником Господним, свидетельствуют, что он рассказывал об этом; он ведь был с ними до времени Траяна”. В 3-й же книге того самого сочинения он пишет: “И Церковь, основанная Павлом в Эфесе — Иоанн жил там до времени Траяна,— правдивая свидетельница апостольского рассказа”. Царствование императора Траяна началось в 98 году и продлилось девятнадцать лет.

Под конец жизни Иоанн уже не мог ходить. Ученики на руках приносили его в собрание, и апостол все время повторял: «Дети мои, любите друг друга!» (Ин. 13: 34)

Кто-то спросил, зачем он повторяет одно и то же, и апостол Иоанн сказал: «Это — заповедь Господа, в ней заключается все Его учение».

Почувствовав приближение смерти, апостол Иоанн в сопровождении семи учеников отправился за город и велел выкопать крестообразную могилу по своему росту, а сам, отойдя в сторону, стал молиться. Когда могила была готова, он лег в нее, как в постель, раскинул руки и велел ученикам покрыть его землей.

Ученики сначала покрыли его землей до колен, потом — по шею, а увидев, что святой старец уже не дышит, накрыли его лицо платком и, поцеловав, всего покрыли землей.

Эфесские христиане, узнав о таком необычном погребении апостола Иоанна, наутро пришли и раскопали могилу. Должно быть, они хотели его похоронить в лучшем, более почетном месте. Но могила оказалась пуста!

По преданию, верующие нашли на месте погребения только сандалии апостола Иоанна. И конечно же, сразу же вспомнили сказанные Иисусом слова: Если Я хочу, чтобы он пребыл, пока не приду, что тебе до того? (Ин. 21: 23). Вот и в Апокалипсисе апостол Иоанн о себе написал: И сказал он мне: тебе надлежит опять пророчествовать о народах и племенах, и языках и царях многих (Откр. 10: 11).

Одно из толкований этого пророчества такое: Господь в теле забрал его из этого мира, как некогда ветхозаветных Еноха и Илию-пророка, а в нужный час снова вернет на землю.

Таким образом, Иоанн Богослов оставил нам еще одну великую тайну — тайну своей смерти.

В течение многих веков над могилой святого апостола служат панихиды, и было замечено, что именно 8 мая на земле появляется хорошо различимый налет, что-то вроде тонкого праха. Верующие стали собирать его и получать исцеления от многих болезней. В память об этом чуде установлен еще один день памяти святого апостола, наряду с 26 сентября, празднованием преставления апостола.

Пещера на Патмосе, где Иоанн Богослов получил Откровение, сохранилась до наших дней: рядом с ней был основан монастырь в честь апостола. Паломникам показывают расщелину, через которую донесся громкий голос, как бы трубный (Откр. 1: 10), перед входом в пещеру написаны слова: «Это место, производящее неизгладимое впечатление, есть дом Божий и врата Небесные».

Среди многочисленных икон апостола Иоанна есть одна, древняя, которая называется «Иоанн Богослов в молчании». На ней апостол поднес палец к губам и как будто говорит: тсс, тише... Ведь о самых последних тайнах Ангел, явившийся в Откровении, велел ему молчать.

Иоанн Богослов в молчании     

pravoslavie.ru


Смотрите также