Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Березовский композитор биография


Максим Созонтович Березовский

Есть один, состоящий теперь придворным камер-музыкантом, по имени Максим Березовский, обладающий совершенно особенным дарованием, вкусом и искусством композиции…

Якоб фон Штелин, современник Максима Созонтовича Березовского.

Максим Созонтович Березовский родился 16 октября 1745 года в городе Глухове на Украине. Музыкальное образование композитор получил в Киевской Духовной Академии, которую не закончил. Там он начал писать собственные произведения.

В 1758 году, за исключительные вокальные данные будущий композитор был послан в Петербург. Он стал солистом в Придворной певческой капелле князя Петра Фёдоровича. Березовский часто участвовал в представлениях итальянской оперы, играл на скрипке.

В 1760 году композитор пишет известный концерт «Не отвержи мене во время старости».

С 1765 года композитор 9 лет жил в Италии, куда был направлен для совершенствования. В Болонье Березовский занимался под руководством знаменитого тогда падре Мартини, выдержал экзамен Болонской филармонической академии на звание академика-композитора. В тот же день держал экзамен и юный Моцарт.

Березовский стал сочинять музыку, которая отличалась потрясающей вдохновенностью и итальянской строгостью. Его произведения имели большой успех, особенно оперы. Композитора избрали почетным членом нескольких музыкальных академий Италии, его имя было высечено золотыми буквами на мраморной доске в болонской академии.

В 1771 году Максим Березовский вернулся в Россию и был зачислен на скромную должность. О нём почти забыли, он не мог найти применения своим творческим силам, жил в нужде.

Это привело Березовского к душевному кризису. 22 марта 1777 года Березовский покончил жизнь самоубийством. По другим данным — заболел горячкой и умер.

Большинство музыкальных произведений композитора так и не было издано, они стали известны в рукописях, которые расходились по России практически моментально.

Его композиции «Верую» и «Не отвержи мене во старости» исполняются в православных храмах в наше время.

 Его музыка отличается удивительной чистотой и прозрачностью, она проста и проникновенна.

Большая биография композитора.

Биография на сайте Хронос.

Биография.

Скачать фильм о Березовском.

Исторический рассказ - Нестор Кукольник «Максим Созонтович Березовский». Начало.

Исторический рассказ - Нестор Кукольник «Максим Созонтович Березовский». Окончание.

poyom.ru

Максим Березовский

Максим Березовский композитор

Есть творческие судьбы в российской культуре, которые окружены ореолом загадочности. Хорошо начинали, много сделали, но ушли из жизни рано, как правило – трагически. Что ж, добавим к этому печальному списку еще одно имя, споры вокруг которого в отечественной музыкальной истории и мысли происходили почти два столетия. Но его таинственная биография стала проясняться лишь в последние годы…

Творчество выдающегося русского композитора второй половины XVIII в. М. Березовского наряду с творчеством его знаменитого современника Д. Бортнянского ознаменовало наступление нового, классицистского этапа в музыкальном искусстве России.

Среди композиторов «есть один, состоящий теперь придворным камер-музыкантом, по имени Максим Березовский, обладающий совершенно особенным дарованием, вкусом и искусством композиции… В течение нескольких лет он сочинял в таком стиле с привлекательнейшей гармонией превосходнейшие концерты… Тому, кто сам этого не слыхал, трудно себе представить, как торжественно и привлекательно звучала такая музыка в исполнении сколь многочисленного, столь и искусного хора избраннейших голосов». Это свидетельство принадлежит Якобу фон Штелину, современнику Максима Созонтовича Березовского. В «Известиях о музыке в России» он одним из первых и более обстоятельно, чем все другие, повествовал о замечательном композиторе. Имя Березовского не успело занять достойного и положенного ему места в российской музыкальной истории. Удача и неудача в равной мере сопутствовали ему на жизненном пути. Успех возвысил его. Неудачи — убили…

Долгое время Придворной капеллой – главным хором России в середине XVIII столетия – руководил известный венецианский музыкант Бальдассаре Галуппи, или, как его еще называли, Буранелло.

Baldassare Galuppi a.k.a Il Buranello (1706-1785)

Он оценил талант Максима Березовского — факт, о котором не преминул упомянуть Якоб фон Штелин. На одном из концертов он услышал, как Галуппи отозвался о Березовском, а вернувшись домой, записал в дневнике: «Свидетельство Галуппи стоит всяческих похвал. Когда этот великий мастер музыкального искусства впервые услышал исполнение такого полного… концерта в императорской придворной капелле в Петербурге, он сказал с полнейшим удивлением: «Un si magnifiсо соrо mai nоn io sentito in Italia» («Такого великолепного хора я никогда не слышал в Италии». – К.К-C.). Столь высоко оценивали творчество Березовского современники.

Бepезoвский Максим Созонтович (1745-1777) — замечательный композитор православной церковной музыки, род. 16 окт. 1745 г. в г. Глухове Черниговской губ. Отец композитора был небогатым шляхтичем герба Сас. Детство будущего композитора прошло в Глухове на Сумщине — резиденции гетмана К. Разумовского. Там маленький Максим учился в известной певческой школе, основанной по инициативе гетмана Д. Апостола. Ученики изучали «киевское», «четырёхгласное» и «партесное» (на несколько партий) пение, нотную грамоту, игру на цимбалах и бандуре. В школу принимали как малолетних, так и более взрослых учеников. На протяжении двухлетней учебы они пели в школьном хоре и глуховской Николаевской церкви; посещали оперные, балетные и драматические спектакли, хоровые и симфонические концерты при гетманской резиденции.

Предположительно учился в Киевской духовной академии. Юный семинарист не мог быть не замечен: обладая абсолютным музыкальным слухом и необыкновенным даром композиции, он начал сочинять хоровые концерты еще в стенах академии. Воспитанник киевской духовной академии, Березовский, по приезде в Петербург, был определен, благодаря своему прекрасному голосу, в придворную певческую капеллу при дворе великого князя Петра Фёдоровича — будущего императора Петра III.

“Помнишь, в дожинки как распоются наши красавицы: сто горлышек таких, каких нет ни у одной итальянской актрисы”, – писал Кукольник в своем рассказе “Максим Созонтович Березовский”.

Vladimir Makovsky

Хоровое пение, кстати, – наиболее древняя, устойчиво сложившаяся область русского музыкального искусства. Высокие традиции хорового исполнительства установились еще в древней Руси. В значительной степени это объясняется влиянием Православной церкви, в которой никакое инструментальное музицирование невозможно, разрешено и культивируется лишь хоровое пение. Этими историческими условиями в значительной степени был подготовлен высокий расцвет хоровой культуры в XVIII веке.

Руководил Придворным хором друг К.Г. Разумовского Марк Федорович Полторацкий. Под его начало, очевидно, и попал юный музыкант. Время сохранило для нас образ Полторацкого: с портрета работы Д.Г. Левицкого (полотно это висит в Государственном Русском музее) глядят на зрителей его усталые и печальные глаза.

Обучаясь у придворного капельмейстера Франческо Цопписа, Максим с чрезвычайным усердием осваивает итальянскую музыкальную систему. Пятнадцатилетний сочинитель пишет ряд хоровых концертов, которые сразу же завоевывают не только признание специалистов и светской публики, но и самую широкую популярность. Надо сказать, что до наших дней дошли его сочинения этого периода. И они открывают перед современным слушателем высочайший профессионализм Березовского, весь блеск и совершенство его произведений.

А. Н. Бенуа

В то время, при дворе императрицы Елисаветы, давались представления итальянской оперы, в которых наряду с другими певчими капеллы принимал участие и Березовский.

Молодой композитор предстает перед нами и как актер-трагик, участвующий в пышно поставленных на сцене ораниенбаумского придворного театра операх: сначала, в 1759 году, Франческо Арайи «Александр в Индии», а затем, в 1760 году, в опере Винченцо Манфредини «Узнанная Семирамида». Обе роли были трагические: погибает индийский царь Пор в борьбе с Александром Македонским, уходит из жизни Иркан, князь Скифский, любовник Тамиры. Иркан-Березовский произносил в опере благородную клятву: «Умру, но умру не без мести, а враг мой со мною умрет». Именно произносил, потому что в то время в спектаклях пелись лишь отдельные арии, тогда как остальной текст проговаривался. Любопытны сюжеты музыкальных спектаклей той эпохи. В «Узнанной Семирамиде» шесть персонажей: четыре мужчины и две женщины. Однако исполняли все остальные мужские роли женщины, итальянские певицы. Лишь брата Семирамиды играл специально приглашенный из Италии солист. Кстати, в обеих операх Максим Березовский был единственным русским актером. В сюжете же, без специальных разъяснений, разобраться было не столь просто. Семирамида, в «муском одеянии под именем Нина», являлась главной героиней, и она же была ко всему прочему «любовница Шиталькова, которого она знала и полюбила прежде…». Но «любовницей» того же «Шиталька, некоей части Индии владетеля», является и «наследная княжна бактрианская» Тамира. У последней есть еще два «любовника» — Миртей, брат Семирамиды, которую он к тому же «не знает», а также Иркан, князь Скифский. В действие примешивается еще и некий Сибар — «наперсник Семирамиды, любовник ей неизвестный» — опасный интриган. В таком замысловатом переплетении интриг разворачивался спектакль, имевший, как тогда предполагалось, серьезный характер.

Можно утверждать: Максим Созонтович Березовский, снискавший себе позднее славу как композитор, был одновременно известным, можно сказать, крупнейшим актером музыкального театра в самый начальный период зарождения в России оперного жанра.

Как даровитый юноша, уже в ту пору обладавший выдающимися способностями к композиции и виртуозным талантом (Березовский отлично играл на скрипке), он обратил на себя общее внимание.  Я. Ште­лин упо­ми­на­ет имя Березовского как пев­ца в по­ста­нов­ках итальянских опер в Ора­ни­ен­бау­ме в 1759 и 1769[1]. В 1763 году женился на дочери валторниста придворного оркестра Францине Юбершер — выпускнице ораниенбаумской театральной школы, танцовщице придворного театра.

Только репутация исключительно одаренного человека спасла служебное положение музыканта после свержения императора Петра III, ко двору которого он был приближен. Очевидно, недоброжелательность к сторонникам покойного супруга со стороны Екатерины II не коснулась Березовского, хотя по восшествии на престол новой монархини его дальнейшая судьба первое время казалась неопределенной. Однако он был принят и обласкан.

В 1760-х годах Березовский, служивший придворным камер-музыкантом, создал ряд хоровых церковных концертов и песен. Его композиторское мастерство получило множество одобрительных отзывов современников — композитора хвалили за хороший вкус и мелодичность произведений. «История российской музыки» пишет, что хоровой концерт классического типа М. Березовского объединил традиции отечественного церковного пения «а капелла» (без инструментального сопровождения) с пением итальянских хоровых школ. Он утвердился в 1760-х годах благодаря произведениям итальянцев, работавших в России, а также хоровым кантатам первого автора в этом жанре — Березовского.

Одно за другим готовит он новые сочинения. Так, однажды в знаменитой Янтарной комнате Екатерининского дворца под Петербургом состоялся музыкальный вечер. «Камер-фурьерский журнал» уточняет дату события— 22 августа 1766 года. Мы узнаем, что «для пробы придворными певчими пет был концерт, сочиненный музыкантом Березовским».

Весной 1769 года Березовского направили в Болонскую филармоническую академию, где обучался до 1771 года. Это наиболее престижное учебное заведение с XVII века готовило музыкантов для всей Европы.

Филормоническая Академия в Болонье

Среди именитых российских музыкантов Березовский стал одним из первых посланников в далекую средиземноморскую страну; он как бы открыл в нее дорогу многим другим, тем, кто будет на протяжении следующих столетий, искушаясь тамошней музой, стремиться достичь европейских знаний и высот.

Доверие к мастерству выпускников Болонской академии основывалось на высоком научном и педагогическом авторитете её главы — знаменитого композитора Дж.-Б. Мартини, которого современники называли «богом музыки». Он и стал учителем Березовского.

Падре Джамбаттиста Мартини — известный археолог, путешественник, библиофил, непревзойденный знаток музыкальных трактатов, обладатель уникальной библиотеки в 17 тысяч томов, в которую входили также бесценные ноты и музыкальные исследования, собиратель старинных рукописей, в том числе и нотных, органист Мартини много лет работал над созданием «Истории музыки» с древнейших времен. Кипучую жизнь этого человека омрачала лишь давняя болезнь. Кашель отнимал его силы, распухшие ноги не позволяли подниматься к соборному органу. «Уже пять лет я страдаю астматической грудной болезнью,— писал он в одном из писем,— каковая меня вынуждает каждые полтора месяца дважды кровь отворять…» Но он продолжал работать, в том числе и педагогом.

Джованни Баттиста Мартини

Мартини был первоклассным преподавателем. В 1774 году вышла его знаменитая книга «Еsemplare ossta sagio di contrappunto» (В переводе с итальянского книгу Мартини принято называть «Основы контрапункта». – К.К-C.), в которой он изложил свои взгляды на современную музыку, а также описал свой опыт работы с начинающими композиторами. В это самое время у него как раз и учился Максим Березовский. Возможно, и ему также адресованы строки седовласого падре: «Юноша, изучить искусство контрапункта желающий, должен употребить все старания, дабы полностью овладеть элементами и правилами, в сей книге изложенными, поелику оные суть основание и фундамент всего искусства, овладев коим он получит тот запас знаний, с коими он в состоянии будет сочинять легко и изрядно во всяком роде музыки, как старинной, так и новой, и во всяком стиле…» Вместе с тем Мартини серьезно обращал внимание своих учеников на древние музыкальные традиции, которые — заметим — сильно влияли на творчество Березовского. «Молодой сочинитель должен быть уверен, что старинная музыка есть основание и фундамент всех стилей и всех различных родов музыки, от начала оной до наших дней».

Максим Березовский стал одним из любимых учеников Мартини. «Бывают таланты, особливые и редкие, ограничение коих методой их собственного наставника или какой-либо иной определенной методой нанесло бы им лишь величайший вред, ибо сие препятствует им достигнуть того совершенства, коего не могли достигнуть самые их наставники» — эти слова мудрого Мартини в прямом смысле можно отнести к Березовскому.

Господствовавшие в Болонской академии хорошие музыкальные традиции оказали самое благотворное влияние на развитие таланта Березовского, что не замедлило отразиться на его сочинениях, отличавшихся строгим и обаятельно-красивым стилем.

Всячески помогая своему подопечному, падре рекомендует его в число болонских академиков. Экзамен был назначен на 15 мая 1771 года. Для музыкальной академии это всегда было большим событием: в этот торжественный день становилось известным имя еще одного почетного академика. Обычно это звание присваивалось лишь одному музыканту. В прошлом, 1770 году академиком был назван 14-летний Вольфганг Амадей Моцарт. Ныне в ряды «филармонических кавалеров» вступают двое — Иозеф Мысливечек и Максим Березовский.

Экзамену предшествовало собственноручное прошение музыканта, текст которого небезынтересен:

«Глубокоуважаемому синьору Антонио Маццони, президенту и профессорам музыки, 15 мая 1771. Максим Березовский (русский). Глубокоуважаемый синьор президент и профессора музыки.

Максим Березовский, прозванный Русский, желая быть принятым в качестве композитора и капельмейстера известнейшей филармонической Академии, просит синьора президента и членов филармонической Академии допустить его к испытанию для принятия в Академию…»

В день испытания было назначено жюри под председательством «принципе» — главы академии. Им был известный музыкант Антонио Маццони, упомянутый в «прошении» Березовского. Решение принималось тайным голосованием. Пятнадцать судей получали по два шара — белый и черный, а затем бросали их в шкатулку. Если в шкатулке было больше белых шаров, композитора встречали громом аплодисментов. Он становился почетным академиком. Испытуемым давалась тема, на которую за условленное время нужно было написать четырехголосный старинный антифон (произведение для поочередного пения двух хоров или хора и солиста). Работы были приготовлены в срок. Одна из них, подписанная по-итальянски «Маssimo Веresovski», и поныне хранится в стенах Болонской академии.

Когда шкатулку открыли, в ней оказалось 15 белых шаров. «Массимо» единогласно было присвоено звание «maestro», а также титул академика. Протокол гласит: «…Синьор Максим Березовский представил свою работу, которая была рассмотрена членами комиссии и оценена и признана тайным голосованием положительной, и он был принят в число академиков композиторов иностранцев». Имя его было высечено золотыми буквами на мраморной доске, а портрет, как полагается, по традиции, был написан на стене церкви Сан-Джакомо. Если бы удалось восстановить этот портрет, то он, возможно, стал бы единственно известным изображением композитора…

Сделаться болонским академиком лестно, но звание это еще не говорило о том, что композитор достиг совершенства. Знание итальянской музыкальной системы, в целом уже тогда испытывавшей кризис, было лишь началом, лишь одной из ступеней для внутреннего роста. О состоянии, в котором находилась современная музыка в Италии, красноречиво говорят слова того же Джамбаттиста Мартини: «Если мы прямо без пристрастия взглянем на музыку нашего времени, столь полную разных обольщений, всевозможных грациозных, шутливых и изысканных штук, мы принуждены будем признаться, что она служит лишь для того, чтобы обольщать и восхищать чувственность; а коль скоро затронута бывает чувственность, то столь же усыплен и удручен бывает дух». Пьетро Метастазио — корифей оперной музыки — с горечью замечал: «Уже и сейчас музыканты и композиторы, кои лишь тем занимаются, что щекочут ухо и нисколько не заботятся о сердце зрителей, осуждены за сие во всех театрах на постыдное положение служить интермедиями между номерами танцовщиков… Дело дошло до таких крайностей, что оно ныне подлежит изменению, иначе благодаря сему мы сделаемся шутами всех народов»…

Даже поэт Г.Р. Державин, почти современник Березовского, прекрасно разбираясь в итальянской опере и почитая ее, писал (отрывок из его записок, находящихся в архиве, малоизвестен): «Часто, конечно, очень часто в Италии в театре зевают, говорят, едят мороженое и пьют лимонад. Но многие на то есть и достаточныя причины. Возьмем в пример одну из лучших опер Метастазия. Будь и музыка соответствующая, выйди на сцену Фемистокл или Ораций, победитель персов, спасая римлян, запоет бабьим голоском, и все вероподобие представления… исчезло. Вторые лица обыкновенно действуются такими же кастратами. Их неподвижность, неловкость, огромные туши действительно отвратительны. Прибавьте, что вообще все оперные актеры учились только музыке, а действовать на театре во все не умеют. Прибавьте, что голосом и знанием музыки первые только три лица отличаются, а все протчия лицы самыя плохия. Прибавьте, что в Италии одну оперу играют тридцать раз кряду, и вы согласитесь, что как бы она ни была хороша, при таком представлении позволительно вздремнуть, а при долгом не грех и без просыпу спать…»

Дарование Березовского и его музыкальные успехи доставили ему популярность в Италии. Березовский удостоился неслыханных в то время для чужеземца почестей и отличий.

Максим Березовский держал экзамен в академии не на правах итальянца, а в качестве «иностранного композитора», чтобы, как это специально оговаривалось, быть капельмейстером у себя на родине. Но итальянское общество любителей музыки избирает его и своим капельмейстером. Он пишет одно за другим несколько хоровых произведений, упоминаемых в печати, но до нас не дошедших. Музыка Березовского поражает совершенством формы. Это был в прямом смысле слова классик, создававший многочастные произведения с элементами эпического характера.

Пребывание Березовского в Италии не ограничилось лишь Болоньей, композитор посещал Венецию, где получал стипендию, и бывал в Ливорно, где стояла российская морская эскадра. Для традиционного зимнего карнавала в Ливорно Березовский написал оперу «Демофонт» (либретто П. Метастазио, поставлена в 1773 в Ливорно). Предание утверждает, что сделал он это по желанию командующего российской флотилии Орлова. Опера Березовского имела огромный успех и приводила в восторг всех знатоков и знаменитых музыкантов того времени.

Вот как написано о Березовском в рецензии ливорнской газеты “Новости света” о первой постановке: “Среди спектаклей, показанных во время последнего карнавала, надобно особенно отметить оперу, сочиненную регентом русской капеллы, состоящим на службе у Ее величества императрицы всея России, синьором Максимом Березовским, который соединяет живость и хороший вкус с музыкальным знанием” (цитируется по книге Ковалева-Случевского). Для тех, кто хорошо знает историю и культурологию, не секрет, что похвала итальянцев в то время в сфере музыки – признак высшего, мирового признания.

Есть легенда, которая связала два, вернее, три имени: Максим Березовский — княжна Тараканова — граф А. Г. Орлов.

Царская охота фильм 1990

Некоторые современные исследования опровергают эту легенду. И все же… Суть ее состояла в следующем. Композитор, так или иначе имевший отношение к событиям, разворачивавшимся в это время в Италии, куда прибыл русский флот под командованием графа А.Г. Орлова — брата фаворита Екатерины II, не мог не выполнять, как теперь выяснилось, некоторые дипломатические, курьерские и иные поручения российского двора. Не исключено, что он даже мог совершать поездки из России в Италию и обратно. В начале 1774 года началось знаменитое дело княжны Елизаветы Таракановой, которая объявила себя претенденткой на русский престол. Имя ее тогда гремело по всей Европе. Называла она себя и султаншей, и принцессой Азовской, и Елизаветой Владимирской. Граф А.Г. Орлов получил задание выкрасть самозванку. Он же разработал эту операцию, невольным соучастником которой, если следовать легенде, стал Максим Березовский.

В феврале 1775 года для княжны, проживавшей в итальянском городе Ливорно, где как раз стояли на приколе русские корабли, было устроено большое торжество. Началось оно с постановки оперы «Демофонт».

Царская охота фильм 1990

Восторг княжны от оперы был неописуем, она, потеряв вдруг всякую бдительность, позволила пригласить себя на русский фрегат, дабы продолжить праздник застольем. И лишь только ступила на палубу, как матросы сбросили трап, подняли якоря, и фрегат вышел в открытое море…

Царская охота фильм 1990

Максим Созонтович будто бы принимал участие в застолье. А так как время отхода фрегата держалось в строжайшем секрете, он не сумел сойти на берег и ему пришлось остаться на корабле. Так с эскадрой Орлова Березовский возвратился на родину…

Царская охота фильм 1990

Сюжет прямо-таки для приключенческого романа. Он привлекал внимание многих. Итальянский период жизни Березовского использовал в качестве сюжета и писатель пушкинской поры Нестор Кукольник в своей нашумевшей повести «Максим Березовский». Ссылались на эту историю исследователи еще целое столетие. Даже когда уже в XX столетии кинорежиссер Андрей Тарковский снимал свою «Ностальгию», то по сценарию главный герой фильма собирает материалы о судьбе и творчестве композитора XVIII века, который приехал из России в Италию на обучение и с ним связана какая-то трагическая история. Безусловно, что прообразом стала биография Максима Березовского (хотя отчасти также и Дмитрия Бортнянского). На протяжении столетий все знали, что случилось с композитором нечто странное и имевшее трагические последствия.

Ностальгия — 1983

Не так давно был найден рапорт, писанный в Риге, о тех, кто проезжал через границу России 19 октября 1773 года: «Из Варшавы куриерами капитан Траизе и карнет князь Баратаев. Из Италии Российской Капельмейстер Максим Березовский и служитель Архип Марков». Стало быть, не мог Березовский находиться в Ливорно при похищении Таракановой, да и вряд ли вернулся домой на корабле эскадры Орлова. Но были «челночные» поездки композитора. А что, если он все-таки еще раз ездил в Италию? Для отрицания этого факта, так же как и для его подтверждения, никаких данных нет…

Алексей Григорьевич Орлов портрет

Прожив в Италии свыше четырёх лет, Березовский побывал и в других городах. На рукописи его «Сонаты для скрипки и чембало» обозначено место написания — Пиза. В итальянских архивах были выявлены «Симфония» и три клавирные сонаты. До сих пор не найдены партитуры кантаты и концерта, о существовании которых известно из разных источников.

Максим Березовский

Живя в Италии и скучая по родине, Березовский посылал оттуда в Россию свои лучшие произведения. Известный знаток церковной музыки о. Разумовский, в своей книге «Церковное пение в России » (Москва, 1867), указывает на следующие из них: «Литургию», концерт «Отрыгну сердце мое», «Слава в вышних Богу»; «Милость и суд воспою тебе Господи». «Причастный» и проч. — Все эти произведения Березовского отличаются простотою, доступностью, изяществом и в художественном отношении превосходны. Сочинения Березовского, присылавшиеся им из заграницы, были не только приняты и разучены, но и исполнены в присутствии тогдашнего Двора, так что имя Березовского сделалось с тех. пор известным всей России. Концерты Березовского. разучивались всеми любителями церковного пения.

Giuseppe_Sarti_(1729-1802)

Но печальнейшее разочарование ждало Березовского, когда он  возвратился вместе с графом Орловым на родину, исполненный самых радужных надежд. Он думал, что его блестящее дарование создаст ему соответствующее положение и глубоко ошибся в своих расчетах. При дворе господствует плеяда итальянских музыкантов во главе с Джузеппе Сарти. Они диктую моду , вкус и стиль. Петербург кишел в то время массою пришлых и зачастую бездарных любимцев, составлявших, однако, тесно сплоченную между собою клику, относившуюся не только с ревнивым, мелочным подозрением к каждому истинному таланту, но и старавшуюся удалить или уничтожить всякого опасного соперника, который мог стать ей поперек пути.

По приезде в Петербург, Березовский был вскоре представлен в качестве знаменитого артиста многим высоко поставленным лицам, но среди царедворцев нашелся лишь один — князь Потемкин, обративший внимание на даровитого композитора, и тут же предложивший ему место директора будущей музыкальной академии, которую Потемкин предполагал основать в Кременчуге. В ожидании же обещанных благ, Березовского определили в капеллу без всякой должности, так как все высшие и лучшие места были в руках иностранцев. А через восемь месяцев — капельмейстером придворной капеллы.

Князь Григорий Потемкин

Эта неудача не ослабила, однако, творческой деятельности Березовского, он продолжал много и упорно работать. К несчастью для русского искусства и еще более для самого Березовского, князь Потемкин, как это нередко с ним случалось, забыл не только о Березовском, но и о самой академии. Это обстоятельство имело роковое значение для Березовского.

Свидетельства о последних годах жизни Березовского противоречивы. Согласно первому биографу композитора Евгению (Болховитинову) он «впал в ипохондрию» и «зарезал сам себя». Некоторые биографы объясняли это самоубийство знакомством Березовского с опальной княжной Таракановой. Современный биограф композитора М. Г. Рыцарева отрицает такую версию последних лет жизни композитора. Она указывает на то, что в Россию Березовский вернулся за два года до ареста Таракановой, а версия о самоубийстве впервые появляется в книгах Евгения только во втором десятилетии XIX в.; по мнению Рыцаревой, Березовский в марте 1777 года заболел горячкой, которая и послужила причиной его скоропостижной кончины.

Максим Березовский

О Березовском забыли почти сразу после его кончины. Семейного архива до нас не дошло, рукописное наследие пропало — некому было его сохранить, хотя женат он был, по-видимому, дважды. О втором браке сведений никаких не сохранилось. Первый же отмечен был своеобразно. Приглянулась ему «танцевальная девица» или «фигурантка» (что на современном языке означало бы «балерина») придворного театра Франциска Ибершер, которую иногда звали «Франца» или «Францина», а также «Ибершерша».

Jean Frederic Schall

Юная танцовщица пользовалась, наверное, немалыми симпатиями и популярностью при дворе. Оба новобрачных были не богаты. К тому же невеста имела католическое вероисповедание. И то и другое препятствие были разрешены одним именным (!) указом Екатерины II, подписанным 11 августа 1763 года. Императрица «изволила указать… певчему Максиму Березовскому дозволить жениться… на танцевальной девице Франце Ибершерше и притом соизволила… пожаловать ей платье». Примечательная деталь: невеста должна была прибыть на свадьбу в платье с плеча самой императрицы. «Того ради придворная контора… приказала сея Указ оному Березовскому и той Ибершерше собъявить и для получения платья велеть ем явиться Итого надлежит немедленно». Похоже, что бракосочетание было в центре внимания всего двора — то ли потому, что Екатерина благоволила новобрачным, то ли оттого, что для молодой императрицы готовился еще один изысканный спектакль с участием придворных артистов.

Но, судя по всему, кто-то пытался предотвратить предстоящий брак. По крайней мере, Петербургская духовная консистория должна была «утверждать» дело о разрешении женитьбы, но оно было заведено только спустя два месяца. Затяжка в такой ситуации — нередкое явление. Но пренебрежительность, с каковой составитель дела отнесся к невесте, очевидна — он даже не вписал ее имени, назвав просто «танцевальной девицей».

Jean Frederic Schall

Свадьба все-таки состоялась. Когда — мы не знаем. Ездила ли Франца с супругом в Италию — также неизвестно. Ясно одно: через десять лет, когда Максим Созонтович уже вернулся или, быть может, еще раз уехал в Италию, «фигурантка Франца Березовская» уволилась со службы при дворе и исчезла. Возможно, даже уехала из России. Это событие поразительно совпадает с трагическими последними годами жизни композитора. Не сыграла ли здесь размолвка какой-то роли? В таком случае «танцевальная девица» Ибершер предстает перед нами как «роковая женщина», погубившая хрупкую и впечатлительную душу музыканта. Но это лишь гипотеза… Нестор Кукольник в своей повести недаром делал особый акцент на трагической любви Березовского. Видимо, в его время еще бытовали устные рассказы об этом.

Позже произведения Максима Березовского почти не исполнялись, правда, печатались и широко распродавались. Но уже в начале XIX столетия видные представители русской культуры и не подозревали о существовании композитора. Об этом, например, красноречиво говорит один из диалогов, который состоялся между А.С. Пушкиным и А.О. Смирновой-Россет (он опубликован в ее посмертных записках).

«Да… — говорила Смирнова-Россет, — Березовский и Бортнянский учились в Болонье… Березовский был даже членом музыкальной академии… Его музыку поют в России великим постом…».

«А я думал, — отвечал Пушкин, — что это музыка исключительно Бортнянского…».

«Ничуть, и даже Березовский отличался большей оригинальностью, чем Бортнянский»…

У всякого творения, очевидно, есть свои сроки для признания. Наследие Иоганна Себастьяна Баха стало мировым достоянием лишь сто лет спустя после смерти композитора. Для Березовского сроки отведены, наверное, несколько иные. Пока мы знаем лишь отдельные его произведения, но целиком творчество композитора еще не вошло в нашу музыкальную культуру, оно еще ждет своего часа. Настоящим подарком для любителей старинной русской музыки стало в свое время исполнение концерта «Не отвержи мене во время старости» республиканской Академической русской хоровой капеллой под управлением А.А. Юрлова (ныне это делают многие певческие коллективы России). Любопытным было также исполнение хором молодежи и студентов вместе с ансамблем «Барокко» Концерта соль минор для клавесина, скрипки, флейты, гобоя и виолончели, который явился инструментальным переложением хора «Не отвержи мене во время старости».

Нынешние любители музыки хорошо знают этот концерт Березовского. Близость «Не отвержи мене во время старости» нашему современному музыкальному и эстетическому восприятию поразительна. Он современен в буквальном смысле этого слова, хотя бы по силе эмоционального воздействия.

М. Березовский — «Не отвержи мене во время старости»

Проникновенное произведение — исповедь человека, для которого одиночество — непосильное, неизъяснимое бремя, а старость, угасание творческих возможностей, прекращение насыщенной событиями и борениями жизни — ужасная мука, как бы прижизненная смерть… Тема смерти была выбрана композитором не случайно. Об этом свидетельствует история создания и первого исполнения концерта. Вернем к ней еще раз, более подробно. Важнейшее в русской музыкальной истории событие произошло в обычный день, 22 августа 1766 года, когда двор находился в Царском Селе, в недавно завершенном новом Екатерининском дворце. Свидетелями его стали императрица, ближайшие к ней придворные сановники и друзья, которые расположились в печально знаменитой в далеком будущем Янтарной комнате дворца. Описание происшедшего занимает в Камер-фурьерском журнале две строчки: «Для пробы придворными певчими пет был концерт, сочиненный музыкантом Березовским». Две строчки в придворном журнале. Но сколько же стоит за ними! Скорее всего, это и был знаменитый концерт «Не отвержи мене во время старости», по всей видимости уже какое-то время назад сочиненный Максимом Березовским. Можно предположить, что тогда принимал участие в исполнении концерта, находясь среди «придворных певчих», соратник Березовского — юный Дмитрий Бортнянский. «Не отвержи мене во время старости» – зрелое, выдающееся творение российского гения, написанное юношей, вряд ли еще по-настоящему осознающим столь отдаленное от его возраста душевное состояние смерти. Загадка в том, что ему в это время сопутствовала слава, успех, покровительство высочайших особ, а тут… скорбь, предельный трагизм, боль, плач души… Смутная разгадка видится в том, как оценивали уникальный талант российского композитора его современники. И разгадка становится более реальной, когда мы внимательно и пристально всматриваемся в факты, рассказывающие о его придворной службе. Имя Березовского несколько отошло на задний план после кончины Елизаветы, а затем и Петра III. В свои 14-15 лет он уже был тогда ведущим солистом лучших итальянских опер. В это время он беспрестанно пишет музыку, но мы не знаем, исполнялась ли она. Тот факт, что его концерт был пет в августе 1766 года, не говорит ничего о времени его создания. Быть может, сочинение, пролежав несколько лет в стопке нотных листов, тогда было лишь впервые исполнено. А написан много ранее! В те самые юные дни, годы признания, в последние годы умирающей Елизаветы, так страшно боявшейся своей старости и неизбежной кончины… «Не отвержи мене во время старости»… Разве не подсказана или даже не заказана идея и тема произведения той, которая с такой силой переживала это состояние?! Разве может быть случайным столь важный смысл многочастного, грандиозного концерта, написанного специально для исполнения самим Придворным хором?! Разве торжественность и мощь песнопения не предопределена важностью и значительностью аудитории, которая должна была его слушать?!

Петр III вовсе, а Екатерина до поры до времени, во всяком случае, не думали о старости. Скорее напротив. Но Елизавета – мучилась ею… Она, как сообщали современники, в старости часто не спала по ночам. разговоры о близкой кончине преследовали её спутников…

Портрет Елизаветы Петровны императрицы

Текст концерта также еще более напоминает о страхах Елизаветы перед возможной изменой. «Не отвержи мене во время старости, внегда оскудевати крепости моей, не остави мене» — так начинается песнопение. А далее: «яко реша врази мои мне и стерегущие душу мою совещаша вкупе…» Как красноречиво выражена боязнь злодейского сговора! Так же, как и красноречив конец концерта: «Да постыдятся и исчезнут оклеветающие душу мою…»

Семнадцатилетний Максим Березовский достаточно уже созрел, чтобы написать такую музыку. Удивительного ничего в этом не было. Двенадцатилетний Моцарт в ту пору уже писал симфонии. Последующие же факты жизни глуховского певчего лишь только подтверждают возможную догадку о более раннем написании его великого произведения.

Максим Березовский не дожил до лет, когда «оскудевает крепость» человека, он не изведал старости. Он, увы, безвременно покинул мир в возрасте, ставшем роковым для многих гениев нашей культуры.

Концерт «Не отвержи мене во время старости» (ок.1760) на стихи 9, 10, 11, 12 и 13 из псалма 70 написан в итальянском стиле, но в понимании русского православного композитора, и больше похож на лирическую исповедь, чем на итальянский концерт в привычном понимании. Хоровой строй концерта отличается удивительной чистотой и прозрачностью. Проникновенностью мелодии концерт напоминает украинские народные песни, столь близкие композитору, а серьезностью и строгостью мысли эта музыка была бы достойна пера знаменитого современника Березовского, венского классика Глюка. Концерт написан раньше, чем «Реквием» Моцарта, и во многом предвосхитил его.

Наряду с Д.С. Бортнянским Березовский считается создателем классического типа русского хорового концерта (без инструментального сопровождения).

Как композитор духовной музыки, Березовский, вместе с Веделем, является представителем нового направления в партесном пении. В своих сочинениях он стремился к строгому согласованию музыки с текстом, о чем в то время многие итальянские композиторы, писавшие духовную музыку для православной церкви, и не думали, ни мало не заботясь ни только о правильном произношении слов, но нередко даже вовсе не зная русского языка. Этим то строгим соответствием музыки с текстом и замечательны произведения Березовского; им же объясняется и то умилительное впечатление, какое производит музыка Березовского Вместе с тем он достиг разрешения труднейшей задачи — соединения простоты и изящества. Из многочисленных сочинений Березовского оставшихся в рукописях и хранящихся у многих любителей, только два сочинения, и то спустя 60 лет со дня его смерти, были изданы придворною капеллою, это: «Верую» и классически концерт. «Не отвержи мене во время старости» (на отдельные стихи псалма 70). Все они были написаны для больших, правильно организованных хоров, и имели в свое время громадный успех. Из духовных произведений Березовского, кроме двух поименованных, наибольшею известностью пользуются еще семнадцать концертов («Господь, воцарися», «Отрыгну сердце», «Милость и суд», «Слава в вышних Богу», «Не имамы иныя помощи»), причастные стихи («Знаменася на нас», «В память вечную», «Хвалите Господа с небес» и др.).

Ансамбль Барокко — М. БЕРЕЗОВСКИЙ — Концерт Для Четырёх Инструментов И Клавесина — Adagio 1

Камерный оркестр Барокко

Вместе с тем, значительное влияние на творчество композитора оказала музыка западноевропейского барокко. В Италии Березовский сочинял, главным образом, салонную музыку в классицистской манере; среди крупных сочинений в «западной» стилистике — опера-сериа «Демофонт» (Ливорно, 1773; сохранились 4 арии) и соната для скрипки и клавесина (1772).

Фрагмент арии Тиманта «Misero pargoletto» из оперы «Демофонт», рукопись М. Березовского

М. Березовский — Ария Тиманта из оперы «Демофонт»

Кроме оперы и мелких произведений, был произведен подсчет всех хоровых концертов, принадлежащих перу композитора. Их около 40, и это были в основном большие по форме музыкальные сочинения. Почти все они известны музыковедам лишь по нескольким начальным тактам или просто по названию. Ноты чаще всего отсутствуют… И все же время от времени, вдруг, обнаруживаются записи концертов и сочинений Березовского. Иногда бывают поистине уникальные находки, как, например, рукописная копия Сонаты для скрипки и чембало, обнаруженная не так давно в нотном отделе Парижской национальной библиотеки. Расшифрованная композитором Михаилом Степаненко, соната впервые прозвучала со сцены спустя более 200-т лет со дня ее написания. Ценность этой находки состоит также и в том, что на копии написано место и время создания произведения,— для Березовского, вернее, для его музыкального наследия случай единичный! Пометка в конце рукописи предельно лаконична: «Пиза, 1772». Еще одно итальянское произведение композитора и одновременно дополнительное указание на место пребывания Березовского.

Некоторые сочинения Березовского до сих пор не опубликованы.

В наши дни творческое наследие композитора входит в репертуары многих европейских хоровых коллективов. Наряду с Бортнянским и Веделем Березовский является одним из талантливейших русских композиторов XVIII века.

Произведения Березовского носят на себе меньше следов зависимости от итальянской музыки и во многих отношениях самостоятельны и самобытны, являя собою заметный поворот в развитии первоначального духовно-музыкального творчества в духе и направлении более национальном. Свобода и самостоятельность голосоведения в стиле контрапунктическом, художественность целого предпочтительно пред внешним блеском мелодического движения отдельных голосов, осмысленность в расположении текста с музыкою, сила художественного творчества в целом и замечательная техника в разработке деталей — таковы отличительные особенности духовно-музыкальных произведений Березовского В. Металлов

Использованы материалы:

Максим Березовский was last modified: Июль 4th, 2019 by Adelaida

litobozrenie.com

Березовский, Максим Созонтович - это... Что такое Березовский, Максим Созонтович?

Макси́м Созо́нтович Березо́вский (1745—1777) — русский композитор украинского происхождения, работавший также в Италии.

Биография

Родился 16 (27) октября 1745 года в Глухове Левобережной Украины (ныне Сумская область Украины) в казацкой семье, по национальности украинец[1]. В Глухове воспитывались музыканты для работы при дворе российских императоров[источник не указан 274 дня].

Высшее образование получил в Киево-Могилянской академии, где начал писать собственные произведения. В 1758 году за исключительные вокальные данные послан в Петербург, где стал солистом в Придворной певческой капелле князя Петра Фёдоровича.

Выступал как певец-солист (итальянская опера в Ораниенбауме). В 1765—1774 жил в Италии, куда был направлен для совершенствования[2]. Учился у падре Мартини. Выдержал экзамен в Болонской филармонической академии[3] на звание академика-композитора (1771) — в тот же день экзаменовали чешского композитора Йозефа Мысливечека, а за год до этого юного Вольфганга Амадея Моцарта, который также стал академиком. Написал оперу «Демофонт» (либретто П. Метастазио), поставлена в 1773 в Ливорно), и, вследствие этого, стал первым в Российской империи оперным композитором.

Согласно легенде, в Италии был связан с княжной Таракановой[2]. После ареста последней был возвращён в Россию и зачислен на скромную должность в Придворную капеллу. Постоянная нужда, невозможность найти применение своим творческим силам привели Березовского к душевному кризису. Оскорбленный, униженный, терпя бедность, нужду и всяческие неудачи, Березовский в марте 1777 года заболел горячкой и скончался 22 марта (2 апреля) 1777 года. Есть версия, что композитор покончил с собой, в одном из припадков тяжкой болезни перерезав себе горло (о самоубийстве сообщал современник Березовского, директор Придворных театров И. П. Елагин)[2]. Биограф композитора М. Т. Рыцарева отрицает версию о такой кончине, считая что рассказ о ней впервые появился в книгах Евгения Болховитинова только во втором десятилетии девятнадцатого века.

Березовский — автор духовных концертов, являющихся выдающимися образцами мирового хорового искусства XVIII века. Особенно широко известен его концерт «Не отвержи мене во время старости».

Большинство произведений Березовского сохранилась в рукописях. Были изданы только отдельные композиции, которые, собственно, и принесли ему мировую славу.

dic.academic.ru

Березовский Максим Созонтович — Биография

Макси́м Созо́нтович Березо́вский (1745—1777) — русский композитор украинского происхождения, работавший также в Италии.

Родился 16 (27) октября 1745 года в Глухове Левобережной Украины (ныне Сумская область Украины) в казацкой семье, по национальности украинец. Отец будущего композитора был небогатым украинским дворянином. Место рождения Березовского достоверно не известно, но детство прошло в Глухове на Сумщине — резиденции гетмана К. Разумовского. Там маленький Максим учился в известной певческой школе, основанной по инициативе гетмана Д. Апостола. Ученики изучали «киевское», «четырёхгласное» и «партесное» (на несколько партий) пение, нотную грамоту, игру на цимбалах и бандуре. В школу принимали как малолетних, так и взрослых учеников. На протяжении двухлетней учебы они пели в школьном хоре и глуховской Николаевской церкви; посещали оперные, балетные и драматические спектакли, хоровые и симфонические концерты при гетманской резиденции. Высокий профессиональный уровень обучения позволял ежегодно десяти воспитанникам школы вступать в придворную капеллу в Петербурге.

Высшее образование получил в Киево-Могилянской академии, где начал писать собственные произведения — канты, быстро ставшие популярными. Имея прекрасный бас, он в 1758 году стал солистом-певцом капеллы при дворе великого князя Петра Фёдоровича — будущего императора Петра III, в Ораниенбауме (ныне город Ломоносов под Петербургом); с 1759 года участвовал в постановках итальянских опер. После вступления в 1761 году на престол Петра III Березовского перевели в итальянскую придворную труппу, где он совершенствовал мастерство среди итальянских певцов и композиторов, служивших при русском дворе. В 1763 году он женился на дочери валторниста придворного оркестра Францине Юбершер — выпускнице ораниенбаумской театральной школы, танцовщице придворного театра.

В 1760-х годах Березовский, служивший придворным камер-музыкантом, создал ряд хоровых церковных концертов. Его композиторское мастерство получило множество одобрительных отзывов современников — композитора хвалили за хороший вкус и мелодичность произведений. «История российской музыки» пишет, что хоровой концерт классического типа М. Березовского объединил традиции отечественного церковного пения «а капелла» (без инструментального сопровождения) с пением итальянских хоровых школ. Он утвердился в 1760-х годах благодаря произведениям итальянцев, работавших в России, а также хоровым кантатам первого автора в этом жанре — украинца Березовского.

Весной 1769 года Березовского направили в Болонскую филармоническую академию, где он обучался до 1771 года. Это наиболее престижное учебное заведение с XVII века готовило музыкантов для всей Европы. Доверие к мастерству выпускников академии основывалось на высоком научном и педагогическом авторитете её главы — знаменитого композитора Дж.-Б. Мартини, которого современники называли «богом музыки». Он и стал учителем Березовского.

Для получения звания академика предстояло не только пройти три уровня обучения, но и сдать экзамены — написать музыкальное произведение. Березовскому пришлось создать полифоническую (многоголосную) композицию в определенном стиле на заданную тему. Выдержал экзамен в Болонской филармонической академии на звание академика-композитора (1771) — в тот же день экзаменовали чешского композитора Йозефа Мысливечека, а за год до этого юного Вольфганга Амадея Моцарта, который также стал академиком.

В 1771 г. Березовский получил статус иностранного члена Болонской академии. Иностранцу этот титул давал право работать капельмейстером. Протокольная рукопись «антифона» Березовского, подписанная «Massimo Berezovsky», до сих пор хранится в архиве академии. Пребывание Березовского в Италии не ограничилось лишь Болоньей, композитор посещал Венецию, где получал стипендию, и бывал в Ливорно, где стояла российская морская эскадра. Для традиционного зимнего карнавала в Ливорно Березовский написал оперу «Демофонт» (либретто П. Метастазио, поставлена в 1773 в Ливорно). Предание утверждает, что сделал он это по желанию командующего российской флотилии Орлова.

Прожив в Италии свыше четырёх лет, Березовский побывал и в других городах. На рукописи его «Сонаты для скрипки и чембало» обозначено место написания — Пиза. Болонская академия не ограничивала студентов только жанром духовной музыки и не возражала против их дальнейших карьер оперных композиторов или придворных капельмейстеров. Березовский, воспользовавшись этим правом, расширил свои знания в области музыкального театра и усовершенствовал навыки создания пьес для разных музыкальных инструментов. Кроме уже упомянутой «Сонаты», в итальянских архивах были выявлены «Симфония» и три клавирные сонаты. К сожалению, до сих пор не найдены партитуры кантаты и концерта, о существовании которых известно из разных источников.

В октябре 1773 года композитор вернулся в Петербург. Блестящее завершение итальянского путешествия молодого академика, превосходные отзывы о постановке его оперы, постоянный и стабильный успех при дворе, неизменный со времён юности, давали Березовскому основания надеяться на успешную карьеру. И действительно, архивные находки свидетельствуют, что после возвращения в Россию Березовский был назначен в штат императорских театров, а через восемь месяцев — капельмейстером придворной капеллы. Это была высокая должность для российского музыканта того времени.

Вершиной творчества Березовского в области духовной музыки стал гениальный концерт «Не отверзи меня во время старости».

Согласно легенде, в Италии был связан с княжной Таракановой, после ареста последней был возвращён в Россию и зачислен на скромную должность в Придворную капеллу, после чего, терпя бедность, нужду и всяческие неудачи, покончил с собой, в одном из припадков тяжкой болезни перерезав себе горло (о самоубийстве будто бы сообщал современник Березовского, директор Придворных театров И. П. Елагин). Биограф композитора М. Т. Рыцарева отрицает такую версию последних лет жизни композитора, рассказывая, что в Россию Березовский вернулся за два года до ареста Таракановой, а версия о самоубийстве впервые появляется в книгах Евгения Болховитинова только во втором десятилетии девятнадцатого века; по мнению Рыцаревой, Березовский в марте 1777 года заболел горячкой и скончался 22 марта (2 апреля) 1777 года.

М. Березовский стал первым представителем новаторского раннего классического стиля в украинской музыке, одним из основателей хорального направления, автором первых образцов камерно-инструментального и оперного жанров в отечественной музыке. Несколько циклов его духовных композиций для хора исполняются без инструментального сопровождения, «а капелла». Значительное влияние на творчество композитора оказали лучшие образцы западноевропейской и отечественной хоровой барокковой музыки. Его творчество можно рассматривать как глубоко национальное.

Перу Березовского, кроме вышеуказанных, принадлежат незавершенная опера «Ифигения», 17 хоровых концертов, цикл литургийных песнопений. В наши дни творческое наследие украинского композитора входит в репертуары многих европейских хоровых коллективов. Наряду с Д. Бортнянским и А. Веделем М. Березовский является один из талантливейших композиторов XVIII века.

Большинство произведений Березовского сохранилась в рукописях. Были изданы только отдельные композиции, которые, собственно, и принесли ему мировую славу.

pomnipro.ru


Смотрите также