Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Биография айвазовского художника личная жизнь


Личные секреты Ивана Айвазовского

* Поехавшая крышей супруга Айвазовского обвиняла его в многоженстве и запрещала видеться с дочками

* Художник овладел итальянской балериной прямо в гондоле

В Москве очередной культурный бум - в Третьяковку выстраиваются длиннющие очереди «на Айвазовского». Выставка приурочена к 200-летию со дня рождения мастера. Что примечательно, еще до открытия экспозиции было продано больше 45 тысяч билетов (взрослый - 400 рублей, льготные для пенсионеров и Героев Отечества - 150 рублей). Многим из вас наверняка будет интересно «полистать» яркие страницы долгой жизни всемирно известного художника. Будьте уверены: знакомые с детства полотна заиграют новыми красками!

Если бы он не занялся живописью, наверняка стал бы музыкантом. В детстве, работая «мальчиком» в феодосийской кофейне, пацан мигом подхватывал услышанные мелодии и тут же наигрывал их на скрипке. Один из посетителей, расчувствовавшись, подарил шустрому пареньку свой инструмент. С ним Ованес Айвазян, известный всему миру как Иван Айвазовский, не расставался всю жизнь.

…В тот вечер в зале тоже звучала музыка. Возможно, это был Шопен. Или Моцарт. Эти композиторы особенно нравились Ованесу за умение импровизировать - он сам, создавая свои знаменитые марины, часто использовал этот прием. Рисовать с натуры, часами просиживая за мольбертом на берегу моря, - не про него.

«Движения живых струй неуловимы для кисти: писать молнию, порывы ветра, всплеск волны - немыслимо с натуры. Для этого художник должен запоминать их», - говорил Айвазовский.

Современники отмечали его фотографическую память: художнику хватало одного взгляда и нескольких штрихов в блокноте, чтобы уже в мастерской облачить впечатления в краски.

Да и пробивался к славе он тоже легко, как по нотам. В первую очередь Айвазовскому везло на людей, которые всячески способствовали его успеху. Губернатор Феодосии отправил юного Ованеса-Ваню учиться в Симферополь. Вскоре его приняли в Академию художеств Санкт-Петербурга. Оттуда талантливого студента послали совершенствовать и развивать навыки в Венецию. Из Италии он вернулся мегапрофи.

«Девятый вал» (1850 г.) включён в список ста самых знаменитых полотен мира

Происки Юлии

…Да-да, несомненно, это были Шопен или Моцарт - на приеме у богатой вдовы в Санкт-Петербурге, где за вошедшего в моду художника наперебой сватали дочек озабоченные мамушки. Там Айвазовский увидел строгую девушку в черном платье и, как сказали бы сегодня, запал. Он не стал тянуть с предложением, и, на счастье, Джулия Грейвс - она служила гувернанткой в богатом доме - ответила «да».

«В две недели все было кончено», - докладывал художник знакомым, сообщая о женитьбе. Спустя девять месяцев на свет появилась их старшая дочь Елена. Всего в браке с Юлией Яковлевной, как на русский манер называли дочь британского медика, лечившего Александра I, у художника родилось четыре девочки.

Долгие годы супруга во всем поддерживала мужа. Путешествовала вместе с ним за границу, принимала многочисленных гостей и даже, как и Иван Константинович, увлеклась раскопками древних курганов близ Феодосии и Керчи. Составляла опись найденных артефактов и отправляла их в Петербург. Казалось, в жизни живописца стоял абсолютный штиль.

Но назревала буря. «Девятый вал», который рано или поздно накрывает каждого из нас, на художника обрушился после 20 лет супружества.

Вкусив удовольствий светской жизни, Юлия Яковлевна заскучала рядом с пропадающим за мольбертом мужем. Все чаще убегала из скромной Феодосии в Одессу и Санкт-Петербург. Начались раздоры. Женщина стала раздражительной, врачи определили у нее нервную болезнь и порекомендовали более мягкий климат. Она окончательно перебралась в Одессу. С собой забрала дочек, заставив их подтвердить, что они не желают оставаться с отцом.

Художник, его первая жена Юлия и дочки Александра, Мария, Елена и Жанна. Фото с сайта noev-kovcheg.ru

«Исчезло спокойствие в моем доме, - пишет художник прошение о разводе в Синод армянской церкви. - Почти двадцать лет жена клеветала на меня, запятнала мою честь и честь моих родных перед нашими детьми и чужими людьми. И это она делает с той целью, чтобы убить меня не физически, а морально, чтобы, незаконно отобрав у меня имение, имущество, оставить без хлеба насущного…»

Вымотавший обоих супругов развод тянулся несколько лет. Айвазовский оставил каждой из дочерей по имению в Крыму. В семейном разладе многие обвиняли Юлию. Называли ее вертихвосткой, мечтающей блистать в свете, упрекали в корысти. Но те, кто знал эту женщину ближе, уверяли: мечтая уехать из Феодосии, она прежде всего хотела дать дочерям лучшее образование и найти им достойную партию. И это ей удалось.

Впрочем, даже после развода, когда в жизни Айвазовского появилась другая женщина, Анна Саркизова, Юлия Яковлевна продолжала жаловаться в инстанции, называя бывшего мужа многоженцем.

В центре картины «Сбор фруктов в Крыму» (1875 г.)...

Затворничество Анны

Ему - 65, ей - 25. Она вдова феодосийского купца: Айвазовский увидел красавицу армянку на похоронах ее мужа.

Поженились Иван Константинович и Анна в 1882-м.

Художник ревновал молодую супругу к каждому столбу и отчаянно писал ее портреты. Например, «Сбор винограда в Крыму» - в центре картины его Аннушка: молодая, статная, сама как наливная ягода.

В отличие от Грейвс, Саркизову не тяготила жизнь в Феодосии. Посетив вместе с мужем США в 1882 году, она считала дни, когда снова окажется дома.

«Жена ужасно тоскует, да и я тоже, пока был очень занят - не замечал, но теперь рад вернуться в Россию», - напишет он.

В 1900-м 82-летнего Ивана Константиновича не стало. Анна закрылась в себе. Из дома на берегу Черного моря она практически не выходила.

Потом Первая мировая, Гражданская, две революции… В Великую Отечественную вдова мариниста меняла на рынке чудом уцелевшие вещи на хлеб и крупу. Почти слепую старушку забрал в Симферополь художник Николай Самокиш. Умерла Анна Михайловна 25 июля 1944 года в возрасте 88 лет. Ее похоронили рядом с мужем в ограде армянской церкви Святого Саркиса, где супруги венчались.

...живописец изобразил вторую супругу Анну САРКИЗОВУ

Ландыши Марии

Две законные жены - и ни одной любовной истории вне брака? Непорядок! И вот исследователи уже изучают тайную связь художника с итальянской танцовщицей Марией Тальони. С примой-балериной, соблазнительной, грациозной, обеспеченной.

Мария была старше начинающего живописца на 13 лет - но разве это препятствие для настоящей любви, испепеляющей страсти!

Впервые они столкнулись в Петербурге, причем в буквальном смысле слова: карета, в которой ехала дива, сбила с ног 23-летнего студента. Желая сгладить неловкость, Мария пригласила незнакомца на свой спектакль, а после - в гримерку…

Путешествуя по Италии, художник останавливался в палаццо подруги. Честно звал замуж, но получил отказ. Каждый год в Вербное воскресенье - день, когда Иван и Мария встретились, она неизменно присылала воздыхателю букетик ландышей. После ее смерти, а умерла Тальони в 1889 году, дожив до 88, цветы в Россию отправляла ее дочь.

Помните, у Айвазовского есть картина «Вид Венеции со стороны Лидо» - лодка в умиротворяющем морском пейзаже, а в ней - мужчина и женщина. Биографы установили: это художник и его балерина.

Балерина ТАЛЬОНИ развлекалась с маринистом прямо в гондоле. Фото с сайта noev-kovcheg.ru

Морские пейзажи для военной разведки?

* В юности Айвазовский был замкнут, не любил компаний, с трудом заводил друзей. Многие отмечали его заносчивость и высокомерие. Этим объясняют конфликт с преподавателем Академии живописи Филиппом Таннером, к которому юношу определили в ученики. Таннер запретил 17-летнему Ивану писать самостоятельно, но тот все равно представил пять картин на выставке академии. Разгневанный мэтр пожаловался царю Николаю I, и полотна убрали. Ослушник был помилован спустя полгода, получив нежданный громкий пиар.

* Существуют конспирологические версии о связи художника с военной разведкой. После назначения Айвазовского живописцем Главного морского штаба, ему стали официально заказывать виды приморских городов и российских портов. Картины мастера получались не только высокохудожественными, но и топографически точными.

* В Италии Айвазовский приятельствовал с загадочной и темной личностью - Аугусто Векки, который служил адъютантом Джузеппе Гарибальди. В его компании Иван Константинович должен был ехать на выставку в Париж, но тот внезапно исчез. Зато художник случайно познакомился с австрийской полькой графиней Потоцкой. Опять же чисто случайно он ехал с ней в одном дилижансе. По дороге прелестница щебетала не только о раутах и шпильках, но и о политике. В Милане молодые люди прекрасно проводят время наедине. Но вскоре графиня исчезает, а некий господин Теслецкий хочет вызвать Айвазовского на дуэль, защищая поруганную честь барышни. Появившийся, как черт из табакерки, Векки улаживает конфликт. По мнению исследователей, заманив художника в «медовую ловушку», его безуспешно пытались склонить к работе филёра.

За эту красоту под названием «Вид Константинополя и Босфора» (1856 г.) кто-то выложил аж пять с небольшим миллиона баксов

Миниатюра на сладкое

На 50-летие гения был организован пышный банкет. Ближе к его завершению Айвазовский произнес: «Господа, я приношу вам свои извинения: повар забыл про десерт! Поэтому вам придется отведать блюдо моего приготовления». Гостям подали подносы, на каждом из которых лежал небольшой пейзаж от мастера.

Всем пример!

Во время недавней поездки в Крым премьер-министр Дмитрий Медведев, услышав, что Иван Айвазовский тратил заработанные им суммы на благотворительность и даже подарил землякам несколько источников с пресной водой, обратился к сопровождающим его чиновникам:

- Вы тут все действительные госсоветники 1 класса, что соответствует чину Айвазовского. Вот вы воду куда-нибудь провели, например?

При этих словах министр культуры Владимир Мединский нервно засмеялся.

- Ну, ничего, у вас еще есть время! - добавил премьер.

Родная кровь

Революция и последовавшие за ней события разметали потомков АЙВАЗОВСКОГО по странам и континентам. А трое из девяти его внуков стали профессиональными художниками.

*Михаил Латри - сын старшей дочери Елены - эмигрировал в 1920 году. Умер в Париже, похоронен на кладбище Сент-Женевьев де Буа.

* Его родной брат, Александр Латри, по желанию Айвазовского и с благословения императора Николая II, единственный из внуков получил разрешение носить фамилию великого живописца.

* Алексей Ганзен, сын второй дочери Марии, - художник-маринист, профессор, коллекционер. Умер 19 октября 1937-го в Дубровнике. Похоронен на местном православном кладбище.

* Константин Арцеулов, сын четвертой дочери Жанны, стал летчиком, потом был художником-оформителем журнала «Техника молодежи». Скончался в марте 1980-го в возрасте 88 лет.

Иван Константинович с зятьями и внуками

ТОЛЬКО ЦИФРА

Айвазовский написал за свою жизнь 6 тысяч полотен, организовав свыше 120 персональных выставок.

 ТОЛЬКО ФАКТ

Половина картин, выдаваемых на рынке за работы известного русского мариниста, - подделки, пользующиеся неизменным спросом.

КСТАТИ

Увидев виртуозно выписанные морские сцены, посетители выставки Айвазовского в Берлине предположили, что художник - глухонемой: только при недостатке слуха и речи может так остро развиться зрение.

Прикинь!

Самое дорогое полотно Айвазовского - «Вид Константинополя и Босфорского залива». В 2012-м на аукционе «Sotheby's» картина ушла с молотка за 3,2 миллиона фунтов стерлингов ($5,2 миллиона).

www.eg.ru

Музы Айвазовского

30 сентября 1836 года, Санкт-Петербург. В Императорской Академии художеств выставка работ молодых живописцев. Каждый из них с маской отрешенности на лице, прохаживаясь вдоль стен с развешанными полотнами, чутко ловит краем уха каждый вздох и отзыв посетителей. А тут весь свет столицы – поэты, музыканты, ученые, сановники… Сдержанные голоса, перешептывания, возгласы. И вдруг накатывает тишина. В дверях залы Пушкин под руку с Натальей Николаевной. На ней черное бархатное платье и шляпа со страусовым пером. Двигаясь вдоль стен, они то и дело раскланиваются со знакомыми, не переставая разглядывать картины.

У холстов Айвазовского поэт замедляет шаг, пристально всматриваясь то в одну картину, то в другую – «Облака с Ораниенбаумского берега моря» и «Группа чухонцев на берегу Финского залива». По традиции, инспектор Академии тотчас подводит к Пушкину автора. Юноша в замешательстве. Обаятельная Наталья Николаевна мягкой улыбкой пытается приободрить художника. Оборачивается к нему и Александр Сергеевич: «Поздравляю!»

В тот памятный для Айвазовского день поэт с супругой отвели его в сторону и они долго беседовали.

* * *

Феодосия – небольшой портовый городок у подножья Крымских гор. На холме приметный белый домик с видом на море.

17 июля 1817 года в книге рождений и крещений местной армянской церкви появилась запись: «Родился Ованес, сын Геворга Айвазяна». Отцу мальчика, рыночному старосте, на попечении которого были еще две дочери и двое сыновей, после чумы 1812 года, накрывшей и Феодосию, жилось крайне тяжело. Содержать семью помогала Геворгу жена Рипсиме, искусная вышивальщица. Пройдут годы, и мир узнает о величайшем из художников-маринистов – Иване Константиновиче Айвазовском.

Детские рисунки художника не сохранились. Они были… на песке. Чуть свет мальчик вскакивал с постели и бежал к морю. Там впервые и увидел он алые паруса. Словно вынырнув из воды, лучи солнца ударили по парусам корабля, и те заалели…

Картина потрясла детское воображение, и он кинулся рисовать это видение. Лениво накатывавшие волны слизнули с песка его рисунок. Впору было расплакаться. Понесся к дому. И уже в следующую минуту по стене белого дома… плыл парусник. Нарисованный углем! Мать заохала. Отец нахмурился, но сына наказывать не стал.

МАРИЯ ТАЛЬОНИ

Начало осени 1837 года. В России с трепетом ждали прибытия балетной дивы Марии Тальони. Зрители заполнили петербургский Большой (Каменный) театр. Билетов было не достать. Балерина блистала в «Сильфиде». Успех был оглушительным. Ей, вскочив с мест, аплодировали даже дамы, что до тех пор не укладывалось в рамки приличий. Да и мода подносить артистам цветы пошла с ее появлением на русской сцене.

Высший свет буквально заболел танцами. Знатные дамы кинулись брать уроки у балерины. Сам Николай I, большой любитель балета, не скрывал своего восхищения Тальони. Его Императорское Величество не раз с цветами появлялся у нее за кулисами. Когда же сама императрица удостоила Марию личного внимания, самодержец не смог скрыть своего изумления: «Этого она не делала ни для одной артистки».

Тронутая вниманием высочайшей особы, Тальони, преисполненная восхищения, горя желанием польстить ей, выплеснула: «Какая у императрицы очаровательная ножка!» Подобную фривольность можно было простить разве что заезжей итальянке.

Выступала Тальони через день, давая возможность публике любоваться ею сполна. Когда она случайно повредила руку, спектакли отменили. И тут же аукнулась на это газета «Северная пчела»: «Две длинные, скучные, бесконечные недели, и все это время Петербург страдает жестоким сплином. Другие артистки старались развлекать публику, но все напрасно. Она вновь выступила с перевязанной еще шелком рукой, и Петербург снова оживился и просиял…»

В аристократических гостиных производила она впечатление дамы с безукоризненными манерами. Ее туалеты, безупречно сдержанные, но элегантные, к тому же с изюминкой, заставляли смотреть во все глаза и, конечно, подражать. Так, в моду вошла «шляпка Тальони». Рассказывали, что однажды модистка, увидев на голове балерины свое очередное изделие, чуть не расплакалась: «Что вы наделали! Я специально отогнула поля вашей шляпки, чтобы они не помялись, а вы так ее и надели!» «Помилуйте, – обескуражено оправдывалась Тальони, – я думала, так ее и полагается носить». Стоит ли говорить о том, что шляпки балерины тут же вошли в моду.

Знакомство студента Императорской Академии художеств Ивана Айвазовского с Марией Тальони началось с курьеза: ее экипаж случайно задел его и он упал. Сердобольная дама довезла «жертву» до дома, а на другой день прислала ему билет на свой спектакль. Так он и начался, их неожиданный роман…

С наступлением Великого поста, когда Россия уставала от увеселений, она уезжала на гастроли по Европе. Узнав, что Тальони весну и лето проводит в Венеции, блестящий выпускник Академии художеств Айвазовский убеждает профессуру, что будущему маринисту всенепременно надо постажироваться в Италии. И вот он впервые за границей, в играющей красками осени Венеции, городе ста островов.

В ожидании приезда Тальони художник рисовал Венецию – город-сказку, город-декорацию, город-карнавал, в котором вместо улиц – каналы, вместо переулков – протоки, вместо проспектов – проливы. Рисовал старинные роскошные дворцы, ступени которых лижут зеленые воды лагуны, летящие по каналам гондолы, а в городе их было не меньше десяти тысяч, и море.

Удача свалилась на молодого художника нежданно-негаданно: прослышав, что Папа Римский Григорий XVI готов приобрести для Ватикана его «Хаос» – романтический морской пейзаж, Айвазовский от души преподносит картину понтифику сам. Тронутый благородным жестом художника, Папа самолично награждает его золотой медалью. Успех превосходит все ожидания Айвазовского. В один из весенних дней 1841 года в салоне, куда он сдавал часть своих полотен, ему передали, что две его картины купила великая Мария Тальони.

Теперь он знал, что она в Италии. Волнение захлестывало его. И пока он пребывал в растерянности, ему в гостиницу доставили письмо в знакомом с голубем конверте, в котором Айвазовский нашел билет на «Сильфиду».

И снова она порхала на сцене, и снова он ждал ее у артистического подъезда. По дорожке, усыпанной цветами от поклонников, Тальони побежала к своей гондоле, страстным голосом окликнув: «Синьор Айвазовский, ну что же вы, я жду!»

Катались они в тот вечер долго. В уютном палаццо балерины Айвазовский купался в женских ласках. По утрам он писал картины, прислушиваясь к звукам музыки из комнаты Марии, где она репетировала. Встречались они в полдень за завтраком, и снова катались по каналам, пьянея от воздуха моря и счастья. И как-то, признавшись в любви, он позвал ее замуж…

* * *

Мария родилась в семье балетмейстера и хореографа Филиппе Тальони. Девочка была непропорционально сложена: ее руки чрезмерно длинны, а ноги – сплошной курьез. Талия была короткой, а спина – сгорбленной. Но отец вбил себе в голову, что дочь непременно станет балериной. Занималась она под насмешки ладненьких юных нимф, и нередко слышала вслед: «эта маленькая горбунья». Мария заливалась слезами. Занятия часто кончались обмороком, пальцы ног кровили, но отец всякий раз вновь ставил ее к станку.

Парижскую публику Мария покорила в «Венецианском карнавале». С тех пор она часто танцевала в Гранд-Опера. Там же в марте 1832 года Филиппе Тальони поставил балет «Сильфида». В нем его дочь и блеснула. Роль Сильфиды принесла 28-летней Марии мировую славу, которую она удерживала четверть века. За Сильфидой последовали новые партии в отцовских балетах – Натали в «Натали, или Швейцарской молочнице», Зюльмы в «Восстании в серале», Флер де Шан в «Деве Дуная».

Карьера танцовщицы не помешала Тальони иметь семью и детей. В том же 1832-м она вышла замуж за графа Жильбера де Вуазена и родила ему дочь и сына. Супруг оказался заядлым картежником, да к тому же обзавелся любовницами, умудрившись спустить не только свое состояние, но и гонорары жены. Через три года она ушла от мотоватого графа.

Зная цену своему таланту, Тальони позволяла себе быть и мелочной, и требовательной, а временами даже капризной и жесткой. Жертвами ее характера обычно становились директора театров, которые прозвали ее «деспотом в юбке». Как-то раз в Лондоне, не получив утром обещанного гонорара, вечером она не вышла на сцену, несмотря на заверения директора расплатиться сполна… В 1837 году директор Гранд-Опера мсье Верон, устав от ее выходок, контракт с ней продлевать не стал.

Впереди были гастроли в России.

* * *

Разница ли в возрасте в 13 лет, тревога ли, что ее особая привязанность к сцене может встать меж ними, привели к тому, что напряжение между Айвазовским и Тальони росло. Однажды, в день Вербного воскресенья, протягивая ему свою розовую балетную туфельку, Мария сказала:

– Вот этот башмачок растоптал мою любовь! Возьмите его на память и возвращайтесь в Россию. Там ваша жизнь. Свою женщину вы еще встретите.

– Но оставьте мне хотя бы надежду! – в сердцах воскликнул Айвазовский.

– Нет, милый мальчик! Я всей душой привязана к сцене и вряд ли полюблю вас…

В день Святой Пасхи к Тальони зашел нотариус и вручил ей дарственную на роскошное палаццо. То был прощальный подарок Айвазовского, рыцаря разбитого сердца.

* * *

Последнее выступление балерины в Петербурге состоялось 1 марта 1842 года. Вызывали ее восемнадцать раз. В прощальном поклоне она обратилась к зрителям со словами: «В вашей стране с ее нещадными морозами на меня всегда веяло теплом». Император Николай I распорядился поставить в царской ложе бронзовую фигуру Тальони.

В театральных календарях Парижа отмечена дата последнего ее появления на публике – 1844 год. Но еще три года балетоманы ездили вслед за Тальони по городам Старого Света, стараясь не упустить ни одного ее появления на сцене. Окончив сценическую карьеру, балерина всю себя посвящает урокам танца в балетной школе Гранд-Опера.

ЮЛИЯ ГРЕВС

В 1842 году Парижская Королевская Художественная Академия наградила Айвазовского золотой медалью, а в 1843-м Флорентийская Академия присвоила ему звание академика. В одной из бульварных газет промелькнуло сообщение, что художник навсегда остается в Париже и в Россию уже не вернется. Но и очередная высокая награда – звание члена Амстердамской Академии художеств – не поколебала его решения вернуться на родину. В Петербург Иван Айвазовский возвращается триумфатором. Ему всего 27.

«Возвести художника 14-го класса Ивана Айвазовского в звание академика»: такое решение принимает и его альма-матер – Петербургская Академия художеств. И его тут же запишут в живописцы Главного морского штаба Российской империи, но … без денежного содержания.

Весной 1845-го в составе экспедиции графа Федора Литке он пускается в плавание в Константинополь и к Греческому архипелагу. Но его неотвратимо влечет в родную Феодосию. В скором времени на окраине города детства, на пустынном берегу, он покупает участок с видом на море.

Возведенный по проекту художника дом с мастерской напоминал итальянскую виллу со скульптурами богов, муз и грифонов в нишах балкона, обращенного к морю. Весь балкон был увит виноградными лозами. На море же смотрели три парадные залы, где принимали гостей и устраивали приемы.

Проводя большую часть времени в Петербурге, будучи вхож в лучшие дома столицы, Айвазовский все же рвался душою в свою Феодосию. «Но чуть повеет весной, – писал он, – на меня нападает тоска по родине: меня тянет в Крым, к Черному морю…» Его не прельщала перспектива быть придворным художником и выполнять волю именитых заказчиков.

Айвазовский слыл завидным женихом. Летом 1848 года он был представлен весьма знатной даме, имевшей двух дочерей «на выданье». Следуя настоянию матери, девицы стали прилежно брать уроки рисования у именитого живописца. Вдова не скрывала радости, заметив, что учитель подолгу засиживается у них. И уже гадала – какой из ее дочерей он отдаст предпочтение. Каково же было ее разочарование, когда Айвазовский объявил о помолвке с их гувернанткой – Юлией Яковлевной Гревс. Ее отец, шотландец из лютеран Джеймс (Яков) Гревс, штабс-доктор, находился на русской службе в качестве личного врача Александра I. Однако Джеймсу Гревсу не выпало счастья вести свою дочь к венцу. Когда она была совсем еще малышкой, отец бесследно исчез. Не узнал он и о том, что его единственное чадо очаровало самого завидного жениха Санкт-Петербурга.

С самого первого дня встречи с Юлией Иван мечтал на час раньше увидеться с ней, перекинуться украдкой парой слов или взглядов. Всякий раз, возвращаясь к себе домой, художник то брался за кисть – дописать начатые холсты, то подолгу стоял перед незаконченным портретом Юлии, вглядываясь в ее чистый девичий взор. Осмелев, однажды он незаметно вложил ей в руку письмо. В нем было объяснение в любви.

Пророчество Марии Тальони сбылось. Юлия Гревс целиком заполнила его существо. Светский Петербург, однако, выбор Айвазовского не одобрил, полагая, что при всей его известности он мог бы сделать аристократическую партию. Вскоре в некоторых домах, где его принимали тепло и радушно, стали разговаривать с ним холодно и чуть высокомерно, словно намекая на его простое происхождение.

Петербург опротивел художнику, и он, не мешкая, увез невесту в Феодосию, в Крым. «Женился 15 августа 1848 года на Джулии, дочери Якова Гревса, англичанина-лютеранина, однако венчался в армянской церкви и с условием, что дети мои от этого брака тоже будут крещены в армянской святой купели», – сообщает Айвазовский Эчмиадзинскому Синоду.

После венчания свадебный кортеж из нескольких экипажей направился в Шейх-Мамай, имение художника, где новобрачных и гостей ждало пиршество. На полдороге, идущей через лес, навстречу вымахнул целый отряд наездников-джигитов. Кортеж был не на шутку напуган: решили, что это разбойники. Но их предводитель, сойдя с коня, подошел к экипажу молодых и, открыв дверцу, поздравил жениха и невесту, и положил ей на колени красивый платок. Пожелав счастья, он взлетел в седло и был таков. То был известный на всю Феодосию и округу Алим Азамат-оглу, прославившийся как Алимка-разбойник, крымский Робин Гуд.

В Шейх-Мамае им закатили несказанный пир, каких на севере не видывали отродясь: дорогу устилали ковры из живых цветов, джигиты состязались в скачках, музыканты сменяли танцоров. А в Феодосийскую бухту вошла эскадра из Севастополя, и шесть кораблей, встав на рейде, зажгли иллюминацию.

Первая из дочерей – Елена – появилась на свет в июне 1849-го в Петербурге. Радости семейной жизни с рождением дочурки переполняли Айвазовского настолько, что в одном из писем другу он откровенно признался: «Теперь я спешу сказать вам о моем счастье. Правда, я женился, как истинный артист, то есть влюбился, как никогда. В две недели все было кончено. Теперь … говорю вам, что я счастлив так, что не мог представить и половины этого. Лучшие мои картины те, которые написаны по вдохновению, так, как я женился».

Картина «Девятый вал», написанная за пять дней, снискала художнику мировую известность. На полотне ранее утро после штормовой ночи. Лучи солнца высветили бушующий океан и громадный «девятый вал», готовый обрушиться на ищущих спасение на обломках мачт потерпевших.

Свой «Девятый вал» Айвазовский выставляет в Петербурге. Ходили смотреть на шедевр толпами. 22 января 1851 года прямо на выставке ему вручают телеграмму о рождении дочери Марии.

Летом Николай I со свитой отплыл на пароходе «Владимир» в Севастополь. Художник Карл Лемох писал об этом плавании: «При путешествии по морю на колесном пароходе царь брал с собой и Айвазовского. Стоя на кожухе одного пароходного колеса, царь кричал Айвазовскому, стоявшему на другом колесе: «Айвазовский! Я царь земли, а ты царь моря!»

В другое лето в семье «царя моря» снова радость – появляется дочь Александра.

В начале 1853 года, во время земляных работ, в Феодосии были найдены римские и греческие античные предметы. Юлия, счастливая жена художника, зажглась желанием заняться поисками древностей, вовлекая в это и мужа. Министр уделов и управляющий делами Его Величества граф Лев Перовский выдал супружеской чете разрешение на археологические раскопки. В июле Айвазовский сообщал графу: «Нашли просто под землей в золе золотую женскую головку самой изящной работы и несколько золотых украшений, как видно с женского наряда, а также куски прекрасной этрусской вазы».

Муж с женой были поглощены работой. Юлия просеивала землю, выбранную из захоронений, следила за сохранностью находок, составила их каталог и сама же упаковала все для отправки в Петербург. Вместе они раскопали 80 курганов.

Осенью 1854 года, в разгар Крымской войны между Россией и Турцией, когда Севастополь героически отбивал атаки врага, возникла опасность нападения и на Феодосию. Айвазовский с семьей, прихватив и 70-летнюю мать, перебирается в Харьков. В январе в здании местного университета открылась выставка работ Айвазовского. Средства, вырученные от продажи входных билетов, он передал в фонд помощи раненым в Крыму.

Одно из полотен – «Венеция со стороны Лидо» – было ему особенно дорого. На нем он изобразил себя и Марию Тальони в гондоле. С венецианской весны до харьковской зимы – расстояние длиной в 14 лет. Казалось бы, он женат и вроде бы счастлив. И харьковские речки ничем не напоминают каналы Венеции, а домишки – тамошние палаццо, но память поневоле возвращала его к тем временам.

В ноябре 1856 года Айвазовские едут во Францию. За зиму художник написал в Париже 25 картин, из коих 7 продал по отличной цене. Посол России во Франции граф Павел Дмитриевич Киселев пригласил мастера кисти на прием к императору. 18 февраля 1857 года Айвазовский с Юлией Гревс были на приеме у Наполеона III.

Константинопольская армянская газета «Масис» сообщала: «Император Шарль Луи Наполеон Бонапарт и императрица Евгения любезно приняли Айвазовских. Император сказал: «Горю желанием увидеть ваши картины на нашей художественной выставке этого года». Вскоре на сюртуке художника засверкала высшая награда Франции – орден Почетного Легиона.

Не успели они вернуться из Парижа, как жена стала сетовать на феодосийскую глушь. На крыльях фантазии Юлия нередко переносилась в светский Петербург и видела себя на знатных приемах. Скандалы в семье участились. Муж не намерен был потакать ее капризам. Тяготясь тщеславием жены, сам Айвазовский больше общался с простым людом – рыбаками, ремесленниками, проезжими моряками. Тогда она принялась устраивать в их феодосийском доме приемы, балы и званые вечера, приглашая местную и губернскую знать. А его тянуло посидеть за чаркой виноградного вина с друзьями и подолгу беседовать с ними.

Попытки мужа урезонить ее встречали надменный и холодный отпор. Кончилось тем, что Юлия Яковлевна стала чаще уезжать то в Петербург, то в Москву, то в Одессу. Как правило, одна. Там, среди светских друзей, она была как рыба в воде.

С рождением в марте 1858 года Жанны, четвертой дочери, страсти в семье поутихли, но с лица Юлии так и не сошло выражение скрытого недовольства. С осени 1860 года хандра переросла в серьезную болезнь. Иван Константинович, удрученный состоянием здоровья жены, с семьей переезжает в Петербург.

Из столицы в письме к другу Артемию Халибову, бывшему городскому голове Ростова-на-Дону, Айвазовский писал: «У меня в доме ужасная беда. Одна дочь – третья – заболела скарлатиной, и поэтому я с прочими детьми переехал напротив в гостиницу.

Между тем жена моя, полуживая, как Вам известно, оставаясь с больной дочерью, выбилась из сил и вот шесть дней как опасно больна…»

По совету врачей Иван Константинович отправил жену в Вюрцбург в Германию для лечения сывороткой, а сам остался с дочерьми до выздоровления больной.

По возвращении из Германии Юлия оставляет мужа, едет с дочерьми в Одессу и больше не возвращается к нему. Обеспокоенный судьбой дочерей, Айвазовский не раз пытается связаться с женой. Но тщетно…

10 июня 1870 года он обращается в Эчмиадзинский Синод по вопросу развода с женой: «Руководствуясь человеческим и христианским долгом, я многие годы терпеливо относился к недостаткам жены, что могут засвидетельствовать не только родные и друзья, но и все знакомые во многих городах России… Перенесенное ею в 1857 г., по свидетельству столичных врачей, неизлечимое нервное заболевание еще более несносным сделало ее характер. Исчезло спокойствие в моем доме… Почти двадцать лет она клеветала на меня, запятнала мою честь и честь моих родных перед нашими детьми и чужими людьми. И это она делает с той целью, чтобы убить меня не физически, а морально, чтобы, незаконно отобрав у меня имение, имущество, оставить без хлеба насущного… Моя жена Юлия, относясь ко мне враждебно, живет в столице за мой счет, часто путешествует в Австрию, Францию, Германию, вовлекая меня в колоссальные расходы… Жизнь в Одессе мотивирует болезнью, хотя на самом деле одесские врачи рекомендуют ей уезжать из города… Юлия Гревс, руководствуясь советами сомнительных лиц, в последнее время обращается к губернатору и другим высоким чинам государства с просьбой забрать мое имущество и имение, хотя я постоянно обеспечиваю жизнь ее, посылая в Одессу ежемесячно по 500–600 рублей… Она восстанавливает дочерей против меня, беря у них подписи, что после развода они будут жить с ней».

Получив столь горестное прошение, Синод Эчмиадзина дал предварительное добро на развод, но окончательного решения не принял, поскольку требовалось согласие и другой церкви: жена художника была лютеранского вероисповедания. Разлад в личной жизни глубоко травмировал душу художника. Он с сестрой жил в своем феодосийском убежище, а Юлия Гревс – то в Петербурге, то в Одессе.

Взрослеющих дочерей воспитывала она в неприязни к отцу. Однако семейные неурядицы не мешали Айвазовскому плодотворно работать. Счастье свое он искал в искусстве, творил всюду, где бывал – дома в Феодосии, в поместье Шейх-Мамай, в дороге, в гостиницах, на кораблях…

* * *

В середине октября 1875 года Айвазовский едет в Петербург. Но не через Тулу, как обычно, а через Одессу и Брест. В Одессе видится с семьей старшей дочери Елены и удостаивается счастья держать на руках новорожденного внука Михаила. Мальчик с трехлетнего возраста будет жить у Ивана Константиновича в Феодосии под присмотром сестры художника. С воздухом дома, в котором вырос, впитал в себя Михаил и страсть к рисованию, поступив при содействии именитого деда в Императорскую академию художеств. Елена была замужем за доктором медицины Пелопидом Латри. После Михаила у них родятся еще двое – София и Александр.

К личным бедам Айвазовского добавилась пагубная страсть жены, Юлии Гревс, вытравить из дочерей армянский дух: всех она повыдавала замуж за иностранцев. Младшая из дочерей, любимица отца Жанна, некоторое время жила в Феодосии. Откуда-то проведав о желании мужа выдать ее замуж за одного из отпрысков московских армян Лазаревых, она срочно вызвала ее к себе и обвенчала с морским офицером Константином Арцеуловым.

Но первой вышла замуж Александра – третья дочь. Взял ее в жены потомственный дворянин, подпоручик Михаил Лампси. Первенца своего в честь деда они нарекли Иваном. Второй сын – Николай станет известным юристом, гласным Феодосийской городской думы и некоторое время будет заведовать Картинной галереей Айвазовского.

Сразу же за Александрой мать подыскала жениха и Марии – лютеранина Вильгельма Ганзена. Дочери своей они дадут имя бабушки – Юлия. Потом родится Алексей, будущий маринист, профессор, художник Морского министерства. Получив первые навыки рисования у деда, весной 1909 года он совершит путешествие на крейсере «Адмирал Макаров», который сопровождал императорскую яхту «Штандарт» во время встреч Николая II с главами Германии, Франции и Великобритании. Из путешествия вывез 60 этюдов. Император отметил его старания щедрым подарком – булавкой в виде российского герба с бриллиантами.

Каждую из своих дочерей Иван Константинович одарил имением в Крыму – кто где его иметь пожелал – в Баран-Эли, Шейх-Мамае, Роман-Эли, Отузы.

* * *

Прибыв в Петербург в декабре 1875 года, Айвазовский открыл выставку своих работ в одиннадцать картин. 10 марта 1876 года монаршей милостью Александра II его удостаивают ордена Св. Станислава I степени.

В столице, несмотря на известные охлаждения в отношениях, он навещает больную жену. Пообщавшись с врачами, узнает, что Юлии в срочном порядке надо сменить климат. Супруги уезжают в Феодосию. Все лето они проводят в прибрежных районах Крыма, а в середине октября отбывают на пароходе в Италию. Во Флоренции они были обласканы ценителями искусства, затем отправились в Ниццу и оттуда в Париж. Трехмесячное пребывание в мягком климате благотворно сказалось на здоровье Юлии, сам же художник привез из поездки с десяток новых полотен.

Увы, даже столь приятное времяпрепровождение не растопило льда между ними. В конце апреля 1877 года Айвазовский вновь обращается в Эчмиадзин с просьбой дать согласие на развод. Месяц спустя Синод удовлетворил его прошение.

АННА САРКИЗОВА

На пути экипажа Айвазовского оказалась похоронная процессия. В последний путь провожали известного в Феодосии купца Саркизова. За гробом шла вдова – прелестного вида юная армянка… Спустя время Анна Никитична Саркизова, в девичестве Бурназян, стала женой художника. Ему было 65, ей – 25. Но ее природный такт и душевная чуткость вытеплили их отношения.

Сохранилось свидетельство их брака: «1882 года января 30 дня его превосходительство действительный статский советник

И. К. Айвазовский, разведенный по указу Эчмиадзинского Синода от 30 мая 1877 г. № 1361 с первою женою от законного брака, вступил вторично в законный брак с женою феодосийского купца вдовою Анной Мкртчян Саркизовой, оба армяно-григорианского исповедания. Посаженым их отцом был карасубазарский купец Емельян Христофорович Мурзаев».

Наконец-то в доме художника вновь воцаряются тепло и уют. К тому же в отчий дом возвращается дочь Александра с сыновьями. Теперь Иван Константинович живет и работает, окруженный большим семейством.

В год свадьбы без ума влюбленный Айвазовский пишет портрет жены в национальном армянском платье с прозрачной шелковой косынкой на голове. Выразительные темные глаза выдавали в ней ум, благовоспитанность и восточную грацию, мягкая улыбка дополняла спокойную женственность, фигуру обтекала прозрачная шаль, придавая образу легкость и некую загадочность.

«Моя душа должна постоянно вбирать красоту, чтобы потом воспроизводить ее на картинах. Я люблю тебя, и из твоих глубоких глаз для меня мерцает целый таинственный мир, имеющий почти колдовскую власть. И когда в тишине мастерской я не могу вспомнить твой взгляд, картина у меня выходит тусклая...», – признался как-то Анне своей не стареющего сердца художник.

Из уст Ивана Константиновича вырвалось еще одно признание: «Благодаря этой женитьбе я стал ближе к своему народу». Его феодосийский дом становится местом паломничества: армянские актеры, писатели, музыканты, художники гостили у счастливой четы, получая благословение, а нередко и материальную поддержку.

Осенью Айвазовский изображает Анну еще на одном холсте – «Сбор фруктов в Крыму». Стоя на двухколесной арбе, Анна собирает виноград. Сидящий в арбе юноша, держа корзину, не сводит глаз с госпожи. Фигура молодой женщины светится на фоне зелени и цветов. Краски сочатся радостью жизни.

В 1883 году молодожены отправились в путешествие в Грецию. Города Древней Эллады произвели на них неизгладимое впечатление. Анна делилась с мужем восторгами, а он записывал их в дорожный альбом, попутно делая акварелью рисунки.

* * *

В Доме искусств Вены проходит выставка великого мариниста. Сам он в это время ворожит над своими полотнами в Феодосии.

Устроители выставки высылают Айвазовскому столичные газеты с хвалебными рецензиями именитых искусствоведов Европы. В одной из газет на последней странице видит он скромный некролог, озаглавленный: «Скончалась великая Мария Тальони». Балерина ушла из жизни 22 апреля 1884 года в Марселе, не дожив до своего 80-летия одного дня.

Темные волны печали тотчас унесли Ивана Константиновича в Венецию, набросив траурную вуаль на образ любимой. И его потянуло к заветной шкатулке, где лежали его ордена и медали. Открыл, достал оттуда розовую туфельку и вновь загрустил по женщине, которая когда-то отвергла его.

Айвазовский не мог знать, что вторая половина жизни его первой музы была не столь яркой и блестящей, как первая. Избалованная славой балерина с болью погружалась в трясину забвения. В 1870 году, во время франко-прусской войны, она получает весть о гибели сына. И хотя после выясняется, что он был всего лишь тяжело ранен, сообщение это надломило ее дух, а когда в 1871-м на 95-м году жизни умер Филиппе Тальони, вместе с уходом отца земля словно уплывает у нее из-под ног. Опустошенная Мария перебирается жить в Лондон, где дает уроки танца в аристократических семьях. Занимался у нее и сын королевы Виктории принц Уэльский.

Последние дни жизни проводит она в своем палаццо на озере Комо. Умирая, Мария держала за руку дочь, которую выдала замуж за русского князя Александра Васильевича Трубецкого. Упокоение Мария Тальони нашла на парижском кладбище Пер-Лашез. На ее надгробии высечено: «Земля, не дави на нее слишком сильно, ведь она так легко ступала по тебе».

* * *

В начале 1887 года президент Императорской Академия художеств Великий князь Владимир Александрович подал государю ходатайство о проведении 70-летнего юбилея Айвазовского, а также 50-летия его творческой деятельности. Прознав об этом, постаревшая и уже забытая всеми Юлия Гревс, так и не смирившись с решением Эчмиадзина о разводе, возжелала торжество бывшему мужу порядком подпортить. Она засыпала гневными письмами руководство Академии, Феодосийскую городскую думу и даже сподобилась императору отписать.

Айвазовский просит Академию постоять за его честь. В те дни в письме к своему другу, магистру востоковедения Герасиму Эзову (он же Карапет Езян), художник пишет: «Эта женщина способна на все, надобно знать, какое она злое существо».

Козни Юлии Гревс действия не возымели: в апреле Александр III дает соизволение на проведение юбилея мариниста. Торжества наметили на 26 сентября.

В назначенный день в Большом конференц-зале Императорской Академии художеств имело место торжественное собрание. «Бюллетень Правительственных сообщений» вещал: «Вообще торжество и самое чествование художника носили грандиозный, почти небывалый еще у нас в России характер». 1 ноября 30 высших морских офицеров, включая адмиралов, в лучшем ресторане Петербурга дали банкет в честь художника, на котором маринист появился с красавицей женой в мундире офицера Штаба Морского флота.

Отдали должное художнику и его земляки. Александр II еще в 1881 году, благоволя художнику, утвердил решение городской думы о присвоении Айвазовскому звания «Почетный гражданин города Феодосия».

Тронутый почтительным вниманием горожан к его персоне, Айвазовский обратился к городским властям: «Не будучи в силах далее оставаться свидетелем страшного бедствия, которое из года в год испытывает от безводья население города, я дарю ему 50.000 ведер в сутки чистой воды из принадлежащего мне Субашского источника». Родник перешел к нему в виде приданого его очаровательной жены. В августе 1888 года вода стала поступать в город. Благодарные феодосийцы возвели в центре города фонтан-памятник с бронзовой фигурой женщины, увитый лаврами с надписью: «Доброму гению». В точеной фигуре узнаваема была Анна Никитична.

По проекту и на средства художника появились фонтаны и в других частях Феодосии. Один из них, выполненный в восточноармянском стиле, воздвигнут был в городском саду. Рядом с краником на цепочках висели две серебряные чаши: на одной из них было выгравировано «Иван», на другой – «Анна».

В феврале 1890 года пароходом Иван Константинович и Анна Никитична плывут в Одессу, откуда едут в Париж, где в самом начале апреля в зале «Дюран-Рюэль» открылась персональная выставка художника. После ее закрытия супруги отправились в Константинополь. Вернуться на Родину они собирались оттуда пароходом. Первым делом посещают они посольство России, затем их принимает армянский патриарх. Во здравие их служат молебны также в армянских церквах. Сердечный прием дорогим гостям оказали и местные армяне. Отметил художника своим вниманием и султан Абдул-Гамид II, наградив его орденом «Меджидие» I степени. Много раньше, в 1874-м, Айвазовскому пожаловал высший орден Турции – «Османие» – султан Абдул-Азиз, по просьбе которого он написал более 30 полотен.

1891 год принес в семью еще одну радость. 17 мая в Ялте Жанна, младшая дочь художника, родила сына Константина. К тому времени у Жанны были семилетняя Елена, названная в честь старшей сестры, и сын Николай двух лет от роду.

Самому младшему из десяти внуков Айвазовского – Константину Константиновичу Арцеулову – выпала судьба не из легких. До девяти лет он живет у деда в Феодосии, где берет первые уроки рисования. Летчиком принимает участие в Первой мировой войне. За ним 18 воздушных боев. В 1933 году он уже заслуженный летчик СССР. И почти тотчас его репрессируют. И, как ни парадоксально, реабилитируют в … 37-м. До конца своих дней, а скончался он в 1980 году, Константин Арцеулов иллюстрировал журналы «Крылья Родины», «Юный техник», «Техника – молодежи».

Самое дальнее свое путешествие совершает Иван Константинович в 1892 году: с женой Анной они едут в Америку. 13 октября супруги прибывают в Нью-Йорк, затем их привечают Вашингтон, Сан-Франциско, Бостон. Выставки имеют грандиозный успех. Выказали им свое почтение и армянские общины Америки. Как бы то ни было, но из писем Айвазовского той поры мы узнаем о его истинных настроениях: «Жена ужасно тоскует, да и я тоже, пока был очень занят – не замечал, но теперь рад вернуться в Россию».

Уже на обратном пути в Европу пароход в Атлантическом океане застиг шторм. Едва ли не все пассажиры страдали от морской болезни. И только чета Айвазовских выходила на палубу – любоваться бушующей стихией…

В январе 1896 года супруги вновь приехали в Петербург, откуда намеревались ехать за границу. Спустя месяц, получив гонорар в четыре тысячи рублей за купленные государем для Зимнего дворца картины – «Черноморская эскадра в тишине» и «Ураган», направляются на лечение в Ниццу.

Здесь до них и дошла весть о чудовищных зверствах – резне армян в Турции. Шокированный этим, Айвазовский набросал эскизы для будущих картин на эту тему. Три из них – «Погром армян в Трапезунде», «Армян погружают на корабли», «Турки армян живыми бросают в Мраморное море» – он в срочном порядке отослал в Петербург для публикации в сборнике «Братская помощь пострадавшим в Турции армянам». Выставки его исполненных трагедий картин проходят в России, Англии, Франции, по всей Европе, всюду вызывая волны сочувствия несчастным и негодования по поводу зверств.

Пробыв в Ницце более месяца, Айвазовские в начале апреля вернулись в Феодосию. Там художник швырнул в море пожалованные ему османские ордена и заявил турецкому консулу, чтобы тот передал своему «кровавому» хозяину его слова: «Если пожелает, пусть и он выбросит в море мои картины, их мне не жаль».

Ранней весной 1900 года Петербург принимал последнюю выставку мариниста. В то же время Императорская Академия художеств учреждает персональные стипендии имени Айвазовского для одаренных молодых людей из Феодосии и уезда, желающих получить художественное образование.

С душевной подсказки Анны Никитичны, сидя в номере петербургской гостиницы, он слово в слово выводит текст прошения императору Николаю II: «Не имею сыновей, но Бог наградил меня дочерьми и внуками. Желая сохранить свой род, носящий фамилию Айвазовский, я усыновил своего внука, сына старшей дочери – Александра Лантри, ребенка мужского пола доктора Лантри, о котором я уже сделал объявление. Осмелюсь просить усыновленному внуку Александру дать мою фамилию, вместе с гербом и достоинствами дворянского рода».

17 мая государь высочайше дает свое добро на перемену фамилии Александру Лантри на Айвазовский. Но в живых ответ Николая II художника уже не застает.

* * *

Феодосия, дом Айвазовских, 2 апреля 1900 года. Раннее утро Вербного воскресенья. У входа посыльный с корзиной ландышей. Следом в дом приносят маки, мимозы, тюльпаны, нарциссы – знаки внимания благодарных горожан. Взор Ивана Константиновича замер на серебристых ландышах. Из глубин памяти всплыло – он их где-то уже видел.

Заметив, что муж не спускает глаз с дивных ландышей, Анна Никитична обронила: «Да их нам в Вербное воскресенье приносят уже не первый год. Все хотела спросить, от кого они, да забывала»…

Утром 18 апреля Айвазовский засел за новое полотно в намерении закончить работу за день-два. Полотно свое назвал он «Взрыв турецкого корабля».

В полдень Анна Никитична зашла в мастерскую – пригласить мужа на прогулку. И они пошли гулять по берегу вдоль моря.

Вернувшись, он снова взялся за кисть. Довольный собой, лег спать. И умер – во сне. От кровоизлияния в мозг.

Похороны Айвазовского состоялись под неумолчный звон колоколов. Воздали ему и воинские почести: начальник местного гарнизона возложил на гроб адмиральскую шпагу. Провожала художника в последний путь вся Феодосия. Не было на похоронах только Юлии Гревс, которая любила его и возненавидела: умерла она за несколько месяцев до его кончины. Ей было 70.

У кладбищенской ограды застыл, как изваяние, старик в потертом сюртуке. И, не переставая, бубнил себе под нос: «Кому теперь я буду носить цветы от Трубецких? Итальянка Мария Тальони, выдавшая дочь за князя Трубецкого, умирая, наказала дочери – каждое Вербное воскресенье посылать Айвазовскому ландыши. В память о том дне, когда она отвергла его, хотя всю жизнь любила его одного. Шестнадцать корзин доставил я Ивану Константиновичу на дом, а он так ни разу и не справился – от кого они?»

Вернувшись с похорон, Анна Никитична открыла наконец заветную шкатулку мужа, достала розовый башмачок и бросила его в печку, словно убрав последнюю преграду между собой и безгранично любимым человеком, пусть и усопшим.

Кто знает, не в ту ли минуту дала она себе обет 25 лет не покидать родного их с Иваном Константиновичем семейного гнездышка. Добровольной затворницей пережила она там и Первую мировую, и революцию, и Гражданскую войну, и голод, и разруху… Началась Великая Отечественная, город эвакуировали, но о ней начисто забыли. Чтобы не умереть с голоду, она выменивала у немцев уцелевшие после чекистских экспроприаций драгоценности на хлеб и крупу. С уходом врага, узнав о ее лишениях, художник Николай Самокиш забрал ее к себе в Симферополь.

Угасла Анна Айвазовская-Бурназян 25 июля 1944 года, в возрасте 88 лет. Благодарные феодосийцы решили не разлучать супругов и после смерти: похоронили Анну Никитичну рядом с мужем – в сквере армянской церкви Святого Саргиса, в которой их венчали.

Гамлет Мирзоян

Всего 801

noev-kovcheg.ru

Иван Константинович Айвазовский — биография, творчество и самые известные произведения

Русское изобразительное искусство XIX столетия уходит своими корнями в традиции живописи предыдущего века, хотя и вносит в сюжеты классицизма национальные черты. Считается, что на переходе эпох особых изменений в культуре не произошло.

Наверное, ни один из художников того времени не снискал такую славу, как Иван Айвазовский, биография которого так же ярка, как и картины.

Он закрепил за собой право считаться одним из лучших представителей своего времени.

Детство и юность

В семье феодосийского купца армянского происхождения Константина и его жены Рипсиме родился сын Ованес Айвазян. Имя будущего художника, данное при рождении, является армянским вариантом русского Иван, а фамилию отец писал на польский манер (Гайвазовский). Супруги некоторое время жили в Галиции, после чего переехали в Молдавию, а затем — в Крым. После чумы 1812 года купеческая семья разорилась и стала жить в бедности. В доме на возвышенности у Чёрного моря и родился будущий маринист.

Иван Айвазовский с детства тяготел к искусству. Мальчик самостоятельно освоил игру на скрипке, проявлял отличные способности к рисованию. Внимание на будущий талант обратил феодосийский архитектор Яков Кох, подаривший ему первые карандаши, бумагу и краски. Он же посоветовал показать юношу градоначальнику Феодосии Александру Казначееву.

Окончив уездное училище, Айвазовский по протекции городского главы был зачислен в гимназию в Симферополе. Оттуда он перевелся в петербургскую Императорскую Академию художеств.

Становление художника

Если говорить о биографии Айвазовского кратко и о самом важном, то нельзя не упомянуть о его учёбе в пейзажном классе живописца Максима Воробьёва в Санкт-Петербурге. Его пейзажи 1835 года были отмечены серебряной медалью, после чего юное дарование определили в помощники к маринисту из Франции Филиппу Таннеру. Последний запрещал художнику работать самостоятельно, но тот, вопреки табу, представил пять своих работ на выставке учебного заведения 1836 года. Картины получили позитивные отзывы критиков. Но учитель пожаловался на ученика императору Николаю I, после чего все его работы были сняты с конкурса.

Спустя полгода Айвазовский, получив прощение, был зачислен в класс к профессору батальной живописи Александру Зауервельду.

Всего через несколько месяцев учёбы у мастера — в сентябре 1837 года — работа «Штиль» была удостоена Большой золотой медали на выставке академии.

За годы учёбы Айвазовский создал такие известные картины:

  • «Вид на взморье в окрестностях Петербурга»;
  • «Этюд воздуха над морем»;
  • «Штиль».

В академии заметили талант Айвазовского и отметили его необычным решением. Юноша был выпущен из учебного заведения на два года раньше положенного срока.

Выпускнику было предписано отправиться на два года в Крым, после чего его ждала шестилетняя командировка в Европу.

Работа в Крыму и Европе

С 1838 года художник был на 2 года командирован на Крымский полуостров. Там Айвазовский писал как морские пейзажи, так и батальные работы. В частности, он наблюдал за высадкой десанта в долине реки Шахе. Позже он написал со сделанных им с натуры набросков полотно «Десант отряда в долине Субаши».

В этот период художник создал такие известные картины:

  • «Фрегат под парусом»;
  • «Ялта»;
  • «Десант Н. Н. Раевского»;
  • «Керчь»;
  • «Конец бури на море».

Июль 1840 года ознаменовался для мариниста отъездом в Европу вместе с одноклассником по академии Штернбергом. Побывав на острове Святого Лазаря, художник после долгих лет разлуки встретился со своим братом Гибриэлем, жившим при монастыре. Местным монахам Айвазовский подарил одну из известнейших своих картин «Хаос. Сотворение мира».

До 1844 года (времени своего возвращения в Россию) пейзажист побывал во многих странах:

  • Италии;
  • Англии;
  • Швейцарии;
  • Голландии;
  • Франции;
  • Испании;
  • Португалии.

Находясь в итальянском Сорренто, Айвазовский выработал привычную для себя манеру творчества — он лишь немногое время проводил на открытом воздухе, делая зарисовки.

В мастерской выполнялась основная часть работы над полотном, что оставляло некоторый простор для творческой мысли художника.

Вояж по Старому континенту был для Айвазовского успешным — его работы благосклонно встречали критики, их охотно смотрели и покупали ценители искусства.

Одну из картин мариниста приобрёл Папа Римский Григорий XVI.

Во время плавания на корабле по Бискайскому заливу с художником произошёл курьёзный случай. Судно попало в сильнейший шторм, его пассажирам лишь чудом удалось выжить. После этого парижские газеты сообщили о гибели ставшего уже известным Ивана Айвазовского.

Расцвет творчества

По возвращении на родину Айвазовского назначили живописцем Главного морского штаба. В 1847 году ему было присвоено звание профессора Академии искусств в Петербурге. Известного художника похожими регалиями удостоили академии Парижа, Рима, Флоренции, Штутгарта, Амстердама.

Его творчество значительно расширилось изображением степей Украины, которые ему счастливилось созерцать во время поездок из Крыма в Петербург и обратно. Айвазовский начал писать сцены из истории и на библейскую тематику. Художник не считал себя портретистом, поэтому рисовал лишь знакомых и близких ему людей.

Маэстро много путешествовал, привозя из каждой поездки работы или зарисовки для них. В частности, обширное собрание работ было создано после путешествия Турцию. Из Египта художник вернулся с известнейшей картиной «Великая пирамида в Гизе». Посетив со второй женой, которой стала Анна Никитична Саркисова, США, Айвазовский написал впечатляющий пейзаж Ниагарского водопада.

В 1850 году была написана одна из самых знаменитых и интересных работ мастера — «Девятый вал». Полотно изображает морскую стихию и людей после шторма. Самая большая из волн — девятый вал — готова обрушиться на тех, кто спасается на обломке мачты. Тёплые тона полотна и лучи солнца, несмотря на грозность морской стихии, дают надежду на спасение людей.

Одной из выразительнейших работ этого времени становится красочное полотно «Коктебельская бухта» (1853). В 1857 году специально для выставки в столице Франции мастер создал серию картин «Богатства России». За впечатляющие полотна первым среди художников России Айвазовский был удостоен ордена Почётного легиона. В 1864 году художнику был пожалован титул потомственного дворянина.

В 1873 году Айвазовский начинает написание одной из выдающихся своих работ — «Радуги». Хоть полотно относится к любимому жанру художника, в работе использованы совершенно новые для него цветовые решения.

Последней работой мастера стала картина «Взрыв турецкого корабля», так и оставшаяся незаконченной. 19 апреля 1900 года Иван Айвазовский умер.

Жизнь в Феодосии

Иван Айвазовский сильно любил свою родную Феодосию. Осенью 1845 года художник начал строительство собственного дома на городской набережной, в котором проводил выставки своих работ, встречался с известными деятелями искусства.

В деревне Шейх-Мамай успешный художник приобрёл собственное имение, имел он также дом в Судаке. В последнем он часто любил играть на скрипке под аккомпанемент игры известного композитора Александра Спендиарова.

Айвазовский заботился о культурной жизни родного города. В Феодосии он создал школу живописи и картинную галерею, беспокоился об обустройстве местной библиотеки, был инициатором создания городского концертного зала. В начале 90-х годов XIX столетия, на средства художника был возведён городской фонтан в память о градоначальнике Казначееве, поддержавшем его в юности.

Активно интересуясь археологией, Айвазовский спонсировал и руководил раскопками более 90 крымских курганов. Многие находки крымчанина до сих пор хранятся в Эрмитаже.

Забота о родном городе проявлялась не только в налаживании культурной жизни Феодосии.

Мастер писал много писем чиновникам с просьбой расширить городской порт.

Результатом его обращений стало возведение крупнейшего в Крыму торгового порта. Айвазовский стал инициатором строительства железнодорожной ветки из родного города в Джанкой.

Когда в 1886 году город испытывал нехватку пресной воды, художник подарил ему на постоянной основе 50 тыс. вёдер в сутки из своего источника в Шейх-Мамае. От отдалённого на 25 вёрст деревенского имения к городу был проложен водопровод. Айвазовский сам спроектировал фонтан в парке, из которого местные жители могли бесплатно брать воду.

Он был копией фонтана, который художник видел в Константинополе.

Немудрено, что свой дом и все предметы искусства, которые в нём находились, феодосиец завещал родному городу. Благодаря этому была основана Феодосийская картинная галерея. Иван Айвазовский стал первым человек, удостоившимся звания почётного гражданина Феодосии.

Наследие великого мариниста

Иван Константинович Айвазовский, произведения которого ценились ещё при жизни, и сегодня является одним из самых «продаваемых» авторов. Его работы выставляют на продажу ведущие аукционы мира — «Кристис», «Сотбис», «Коллер». Полотно мариниста «Вид Константинополя и Босфора» ушла с молотка за рекордные 3,2 миллиона фунтов стерлингов.

Картины его часто становятся объектами хищений («Вечер в Каире», «Закат в степи», «Море»). Некоторые из них спустя время появляются на аукционах, но возвращаются по протекции правоохранительных органов настоящим владельцам. Другие полотна ищут до сих пор. Картину под названием «Восход» преступники, забрав под видом реставрационных работ из музея, подделали и вернули дубликат. Подделка была уничтожена, а судьба подлинника неизвестна.

Русский художник армянской национальности прославился как маринист и баталист. Часто исторические события или фигуры были лишь предлогом для описания морских красот. Художник также писал на темы библейских сюжетов и истории. Айвазовский мастерски использовал всю цветовую гамму, обыгрывая морскую тематику. Прекрасное владение игрой тени и света демонстрирует полотно «Ночь на Чёрном море», написанное в 1879 году. Его кисти принадлежат около полдюжины тысяч картин.

Следует отметить тот факт, что некоторые критики обвиняли художника в повторяемости. В частности, Фёдор Достоевский, отмечая, что «Буря под Евпаторией» Айвазовского так же изумительна, как и все его другие бури, сравнивал производительность мастера с писательской скоростью Александра Дюма.

Признанием заслуг Ивана Айвазовского являются многочисленные памятники, установленные в городах по всему миру, чествование мастера в нумизматике и филателии, использование его имени в топонимике. В 1997 в честь маэстро был назван астероид (3787) Aivazovsky.

Биография и картины художника Айвазовского являются примером безграничного трудолюбия, трепетных чувств к родным местам и морю. Вся его жизнь была посвящена тому, чтобы увековечить родину и морскую стихию на века.

(Пока оценок нет) Загрузка...

ktotakoj.ru

Иван Константинович Айвазовский: биография, карьера и личная жизнь

Иван Константинович Айвазовский (арм. Ованес Айвазян) родился 17 июля 1817 года в Феодосии. Его отец армянский купец Георг Айвазян занимался торговлей, мать Рипсиме была талантливой вышивальщицей. Кроме Ивана в семье был еще один сын и двое дочерей. Старший брат художника Гавриил впоследствии стал архиепископом грузино-имеретинской армянской епархии, членом Эчмиадзинского синода, ориенталистом и писателем.

Какое-то время семья была вполне зажиточной, но после эпидемии 1812 года дела отца пошли хуже и всем домочадцам надо было перейти к режиму экономии. Маленькому Ивану приходилось работать в кофейне, чтобы помогать семье.

Существует анекдот о том, что в 11 лет талантливый Иван рисовал на стенах города Феодосии углем волны и парусники, и за этим занятием его поймал градоначальник, который вместо того, чтобы отругать ребенка, определил его в гимназию. В другой версии этого анекдота градоначальник обратил внимание на изображение военного на стене кофейни. Как бы там ни было, в судьбе мальчика приняли участие двое человек: архитектор Яков Кох и губернатор Тавриды Александр Казначеев, который до 1830 года был градоначальником Феодосии. Яков Кох и Александр Казначеев всеми способами поддерживали талантливого мальчика и снабжали его необходимыми для рисования предметами – бумагой, красками, карандашами. С подачи Казначеева 14-летний мальчик был принят в таврическую гимназию.

В последствии мальчика отправили в Императорскую Академию художеств в Петербурге, что потребовало отдельных хлопот. За Ваню Айвазовского хлопотали жена таврического губернатора Наталья Нарышкина и известный портретист Сальватор Тони. Они написали письмо президенту Академии художеств Алексею Оленину и вложили рисунки мальчика.

В Академии художеств Иван Айвазовский был определен в пейзажный класс к Максиму Воробьеву. В дальнейшем он попал к французскому художнику Филиппу Таннеру. Таннер использовал ученика для подсобных работ, не позволяя ему рисовать свои картины. Тем не менее, Иван Айвазовский перенял у своего учителя механизм писания воды и написал в 1835 году в 18 лет свою первую работу «Этюд воздуха над морем», за что получил свою первую серебряную медаль на выставке. Правда, это вызвало конфликт между ним и Таннером, в который был замешан даже император. Айвазовскому грозила немилость, но все обошлось и в немилости оказался его завистливый учитель.

В 1837 году 20-летнего Ивана Айвазовского выпустили из Академии в звании художника. Академия посчитала, что она уже ничего не может дать молодому дарованию. До конца обучения оставалось еще два года.

Иван Айвазовский получил стипендию для стажировки в Крыму и в Европе. Он рисовал крымские пейзажи, а затем уехал в Италию. В романтической версии биографии Айвазовского говорится о том, что он сам поспособствовал тому, чтобы стажировка прошла именно в Италии, надеясь там встретиться со своей первой любовью, известной танцовщицей Марией Тальони. Он с ней встретился и даже предложил ей руку и сердце, но балерина, которой на тот момент было 38 лет, и которая была на 13 лет старше Ивана, отвергла его предложение.

Художник посещает Италию, Германию, Францию, Англию и Испанию. В Италии Иван Айвазовский пишет много пейзажей, в том числе, знаменитый «Хаос», который настолько впечатлил Папу Римского Григория XVI, что тот собрался его купить, однако художник, узнав об этом, сам предложил подарить картину. В ответ Папа наградил живописца золотой медалью.

Страсть к путешествиям преследует его всю жизнь. Несмотря на то, что своим домом он считал только Феодосию, Айвазовский побывал в ряде европейских стран, в Константинополе, в преклонном возрасте со своей второй женой он посетил США. За границей он пользовался неизменным успехом. В возрасте 57 лет после выставки во Флоренции его работы произвели в очередной раз такой фурор, что Флорентийская академия художеств предложила ему написать свой портрет для размещения в галерее дворца Питти, где собраны портреты знаменитейших художников, начиная с эпохи Возрождения. Ранее из русских художников такой чести был удостоен только Орест Кипренский.

Феодосия занимала особое место в жизни художника. Именно туда он отправился с молодой женой, бросив Петербург на пике своей славы. В Феодосии он построил себе дом по типу итальянских ренессансных вилл. К жилым комнатам была пристроена просторная мастерская, где Айвазовский напишет большую часть своих работ, в том числе, и такие широкоизвестные полотна как «Девятый вал», «Черное море», «Среди волн».

Впоследствии он пристроил к дому картинную галерею для хранения своих работ. В 1880 году он подарил галерею городу. На тот момент в России существовало только два хранилища картин, открытых для широкой общественности – Эрмитаж в Санкт-Петербурге и Румянцевский музей в Москве. В Феодосийской картинной галерее им. Айвазовского хранится 416 работ Ивана Айвазовского. Кроме этого, его работы хранятся в Русском музее, в Третьяковской галерее, в Эрмитаже, в других музеях и частных коллекциях.

В Феодосии художник прожил всю свою жизнь. В Феодосии он учил детей рисованию,  построил городской концертный зал, фонтан, здание для археологического музея. Принял участие в постройке порта и железной дороги. В 1881 году Иван Айвазовский был избран первым почетным жителем Феодосии.

В Феодосии художник скончался - умер во сне от остановки сердца в возрасте 82 лет. На мольберте осталась незаконченная работа «Взрыв турецкого корабля». Он похоронен на территории армянской церкви Святого Сергия.

Художник любил свой родной город, без него не обходилось ни одно мероприятие, ни одно торжественное событие. Он переженил и перекрестил половину города, вручая подарки и занимаясь благотворительностью. И жители города платили ему взаимностью. Через 30 лет после смерти художника в Феодосии был открыт памятник Ивану Айвазовскому.

Ивану Айвазовскому не было и 30 лет, когда он обрел мировую известность, был знаком со многими знаменитыми европейскими и русскими людьми и принят при императорском дворе.

В 1844 году 27-летний Айвазовский стал живописцем Главного морского штаба России. Ему было предложено написать изображения морских портов России на Балтике.

Еще через год Иван Айвазовский становится действительным членом Академии художеств и в составе экспедиции Федора Петровича Литке отправляется на острова Греческого архипелага.

30-летний Иван Айвазовский получил должность профессора Петербургской академии художеств. Кроме того, он состоял и в европейских академиях – римской, парижской, флорентийской, амстердамской и штутгартской. Впоследствии Иван Айвазовский стал почетным членом Академии художеств Петербурга.

Всего за свою жизнь Иван Айвазовский написал более 6000 картин. Большинство из них изображают морскую стихию, но есть работы и на религиозные темы, и неморские пейзажи. Художник достоверно изображал торговые и военные парусные суда, был знаком со многими адмиралами и участвовал в боевых действиях во время войны на Кавказе. Весь этот опыт Айвазовский запечатлел в своих работах.

Почти все свои картины живописец писал по памяти, считая, что настоящего художника от ненастоящего отличает именно это умение писать по памяти, используя воображение. У него было 125 персональных выставок. Самой дорогой из картин Айвазовского стал пейзаж «Вид Константинополя и Босфора», купленный в 2012 году на аукционе Sotheby’s за 3 млн 230 тыс. фунтов стерлингов.

Кроме того, Иван Айвазовский был крупным землевладельцем Крыма. Ему принадлежало 12 тыс. десятин пахотной земли.

Иван Айвазовский был женат дважды. В 1848 году в возрасте 31 года он женился на гувернантке, дочери английского медика Юлии Гревс. На тот момент Айвазовский уже числился среди самых завидных женихов Петербурга, и многие матери мечтали выдать за него своих дочерей. Когда известный живописец предпочел никому не известную гувернантку, общество было шокировано. Айвазовский вместе с невестой уехал в Феодосию и устроил свадьбу там.

У Ивана и Юлии родились четыре дочери – Елена, Мария, Александр и Жанна. Но семейную жизнь художника трудно назвать счастливой. Жена Юлия постоянно скандалила, упрекая художника в уединенности. Она не хотела жить в провинциальной Феодосии, она мечтала вернуться в Петербург и блистать на балах. В итоге, они долгое время не живут вместе, а через 30 лет разводятся. Юлия с детьми поселилась в Одессе, а Айвазовский остается в Феодосии.

Ни одна из дочерей художника живописью не занималась, но живописцами стали некоторые его внуки. Внука Михаила Латри, сына своей дочери Елены, он забрал к себе в Феодосию. По настоянию деда Михаил поступил в Академию художеств в пейзажный класс к Архипу Куинджи. Кроме того, Михаил всерьез занимался художественной керамикой. В 1920 году Михаил Латри эмигрировал в Грецию, а через четыре года обосновался в Париже.

Второго сына Елены – Александра Латри – Иван Айвазовский усыновил и дал свою фамилию. Для этого он написал прошение императору. Разрешение, правда, было получено только через месяц после смерти Ивана Айвазовского.

Сын второй дочери Марии – Алексей Ганзен – тоже был связан с искусством. Он получил юридическое образование в Одессе, а потом отправился в Мюнхен учиться у Ежи Брехта. Окончил Берлинскую и Дрезденскую академии изящных искусств. Его картины имели успех и хорошо покупались. В 1909 году внук Ивана Айвазовского получил должность художника Морского министерства России. В 1920 году он уехал в Хорватию.

Еще один внук Айвазовского Николай Арцеулов – сын дочери Жанны– строил первые русские дредноуты. Его брат Константин – самый любимый внук известного живописца – работал на авиационном заводе, но с 1914 года начал карьеру иллюстратора. Его иллюстрациями украшены журналы «Техника – молодежи», «Крылья Родины» и «Юный техник».

Дети дочери Александры не были связаны с искусством. Но именно ее сын Николай в 1907 – 1909 гг. возглавлял Феодосийскую картинную галерею.

Во второй брак Иван Айвазовский вступил в возрасте 65 лет. Его избранницей стала красавица-армянка, 25-летняя вдова Анна Никитична Саркизова. Вместе счастливые муж и жена прожили 18 лет – до самой кончины Айвазовского.

www.kakprosto.ru

Айвазовский – биография: кратко о личной жизни, творчестве, интересных фактах и знаменитых произведениях

В середине лета 1817 года, а именно 17 июля в провинциальном городке Феодосия, что находится в Крыму, в семье местного бедного купца родился мальчик. Он оказался пятым ребенком в семье, где ни достаток, ни образование членов семьи не предвещали рождение гения. Однако пройдут годы, и именно ему суждено будет прославить свое имя, город и родину несравненными картинами, достойной уважения гражданской позицией и человечностью. Во всем мире этого человека называют по фамилии — Айвазовский, а биография его кратко будет изложена в данной статье.

Айвазян-Гайвазовский

Родители будущего художника по национальности были коренные армяне. После бегства от турецкого гнета с исторической родины они некоторое время жили у родственников в Галиции. В Феодосию беженцы попали скорее случайно. Однако шло время, и этот тихий городок оказался тем местом на земле, где они и решили поселиться навсегда.

И. К. Айвазовский автопортрет

Это интересно! Область Галиция в XIX веке являлась территорией Восточной Польши со столицей в городе Галич. Позднее столицей области стал Львов. В настоящее время это территория Западной Украины (Львовская, Ивано-Франковская и частично Тернопольская области).

Бегство от геноцида и семейные неурядицы в семье Айвазянов во многом повлияли на паспортные данные будущего гения, а именно:

  • имя Геворк, данное при рождении отцу, в русском варианте звучит как Константин,
  • фамилия семьи была изменена для конспирации на польский манер,
  • имя сына Ованес в русском языке созвучно с именем Иван.

Таким образом, мальчик, рожденный, как Ованес Айвазян, свои первые шаги по жизни сделал, как Иван Константинович Гайвазовский. Пройдут годы и уже в зрелом возрасте художник-гений еще раз сменит свою фамилию на Айвазовский.

Это интересно! Жизнь Нобелевского лауреата: краткая биография Ивана Бунина

Как все начиналось

В Феодосии дом Айвазянов располагался на самой окраине, откуда благодаря возвышенности открывался красивый вид на Черное море. Ежедневно оно представало взору юного Вани в разных состояниях:

  • умиротворенная гладь,
  • игривая зыбь,
  • суровый шторм.

Кроме этого, «самое синее в мире» не всегда соответствовало присвоенному ему эпитету. В зависимости от неба, оно играло красками от лазури до практически черного цвета. Все это не осталось безразличным для юной души, а переродилось в желание обязательно запечатлеть увиденное.

Было бы наивным предположить, что искусство рисовать у малолетнего Вани появилось на пустом месте. В общении с архитектором Феодосии Кохом был заложен фундамент для рождения таланта художника. При этом уроки рисования и строительного черчения, подаренные зодчим, стали по сути путевкой в мир изобразительного искусства и не только.

Дом, где родился Айвазовский

В тринадцать лет Ваня Гайвазовский, благодаря рекомендациям градоначальника Феодосии, поступает в губернскую гимназию Симферополя. После ее окончания в 1833 году он отправляется в столицу государства Российского, в Санкт-Петербург, где его ждут экзамены и успешное поступление в Императорскую Академию художеств. Именно здесь юный Айвазовский через свои этюды, эскизы и полноценные картины обретает первую известность. Особую роль здесь сыграл мэтр живописи тех времен Максим Воробьев, в чьем классе молодой художник практиковался вплоть до 1839 года.

На эту пору приходится и дебют выставочной деятельности художника Ивана Айвазовского. Он оказался более чем успешным. Так в 1835 году экспозиция молодого мариниста Айвазовского из пяти полотен произвела фурор в столичном бомонде. При этом картина «Этюд воздуха над морем» удостоилась почетной серебряной медали.

Это интересно! Иван Тургенев: интересная и краткая биография писателя

Этюд воздуха над морем

В 1837 году к Айвазовскому приходит новый успех. Его полотно «Штиль» удостаивается большой золотой медали. С этого момента работы крымского художника выставляются в Императорской Академии художеств практически на постоянной основе.

Через год художник посещает с творческой командировкой родную Феодосию и Севастополь. В поездке по Крыму художник экспериментирует, знакомится лично с ведущими военачальниками Черноморского флота, и, конечно же, он много рисует. Феодосия вдохновляет его.

В 1840 году решением попечительского совета академии Айвазовского направляют на стажировку в Италию. Именно здесь последующие годы жизни Иван Константинович постигает мастерство корифеев изобразительного искусства Европы. Выставки художника не заставили себя долго ждать. Столицы Старого Света в своих галереях одна за другой размещают полотна молодого русского художника. Результат везде одинаков — успех и рукоплескания неординарному, уникальному и неподражаемому таланту Айвазовского. Итогом европейской практики становятся:

  • Золотая медаль Парижской Академии художеств,
  • Звание академика уже у себя на родине.

Это интересно! Александр Грибоедов: интересная краткая биография

Штиль

По возвращении в Россию Айвазовского принимают в штат Главного штаба морских сил. Здесь он начинает работать над серией заказных картин для нужд этого ведомства. Этюды, пейзажи, сцены морских сражений выходили из-под кисти художника с удивительной скоростью. Творчество Айвазовского в эти годы держало по сути экзамен на стойкость. В итоге рождается целая серия полотен о Балтийском море. На полотнах появляются Кронштадт, Ревель, Красная Горка, Санкт-Петербург, а также картины морской тематики и баталий, связанных с этими городами.

И все-таки душа Айвазовского всегда просилась на юг — поближе к родному Крыму. Он подает рапорт с просьбой вернуться в Феодосию, чтобы закончить начатые ранее работы. Так появляются полотна на тему Черного моря. Особо дороги художнику стали картины из серии, посвященной Севастополю:

  • Севастопольский рейд,
  • Синоп,
  • Вход в Севастопольскую бухту,
  • Синопский бой.

На период творчества после службы в штабе морских сил приходится расцвет таланта Айвазовского. Его произведениями украшались кабинеты и дома самых высокопоставленных чиновников, а также центральные залы учреждений и ведомств. На эти же годы приходится написание одного из самых знаменитых шедевров великого русского мариниста — «Чесменский бой» (1848 год). Через два года их список пополнил «Девятый вал». Кстати, реалистичность батальных сцен на картинах Айвазовского имеет под собой веское основание. В ходе Русско-Турецкой войны ему не раз доводилось выходить в море в составе команд действующих кораблей российского флота.

Девятый вал

Личная жизнь Айвазовского

Год 1848 знаменателен для художника не только рождением шедевров. В этот год Айвазовский заключает брак с Юлией Грефс — дочерью петербургского врача английского происхождения. Брак казался счастливым, но не во всех отношениях. С одной стороны, Иван Константинович называл свою жену главным вдохновителем и музой его творчества. Но с другой — «камнем преткновения» у супругов оказались различные взгляды на место жительства. Супруга мечтала о столице и светском обществе. Душа же художника искала покой, уединение и темы для своих картин. Айвазовский не мыслил себя без Феодосии, Крыма и Черного моря.

Это интересно! Анна Ахматова: творчество и биография кратко

В 1858 году супруги расстались и не виделись в последующем практически 20 лет. Только в 1877 году чета Айвазянов была официально разведена.

На второй брак Айвазовский решился только через пять лет после завершения бракоразводной процедуры. Его избранницей стала вдова известного в Феодосии коммерсанта Анна Саркизова (в девичестве Бурназян). Невзирая на большую разницу в возрасте (Анна была младше Ивана Константиновича на 40 лет), их союз можно было назвать счастливым, а чувства истинными. Семейная идиллия продолжалась почти 18 лет, пока ее не прервала смерть художника.

Женщины Айвазовского

Это интересно! После кончины супруга убитая горем вдова дала обет не покидать стен дома, в котором он умер. Клятву свою Анна сдержала, и за 25 лет она ни разу не вышла из флигеля, примыкавшего к художественной галерее Феодосии.

За эти годы через Феодосию прошла Первая мировая война. Здесь же Анна встретила и приход Советской власти. Пережила вдова и немецкую оккупацию в годы Великой отечественной войны. Умерла Анна Айвазовская-Бурназян в 1944 году. Похоронена она в Феодосии, рядом с мужем во дворе местного собора, в котором его крестили и венчали.

Полезное видео: Айвазовский Иван Константинович- биография

Художник — меценат — гражданин

Ни для кого не секрет, что за годы, когда Айвазовский писал картины, он сумел заработать приличный капитал. Это открывало великому художнику огромное поле деятельности как меценату. Так на его деньги в родной Феодосии открывается художественная галерея и школа для юных художников.

Зная не понаслышке о вечной проблеме Феодосии — питьевой воде, Иван Константинович строит на свои средства фонтан и прокладывает в город 20-тикилометровый водопровод от родника, бившего на территории его имения. По завершении строительства все это он подарил любимой Феодосии.

Кроме этого он финансировал еще и прокладку железной дороги в порт Феодосии. В 1892 году состоялось ее торжественное открытие, что стало решающим фактором для активного развития крупнейшего торгового порта Крыма.

В подтверждение многогранности интересов художника можно назвать его почетное членство в Одесском обществе археологов и любителей древностей. И неспроста в Феодосии, на горе Митридат, на деньги художника был построен музей исторических артефактов.

Это интересно! К большому сожалению, в 1941 году уникальное здание музея Феодосии, построенное по проекту Айвазовского, в результате бомбардировок было разрушено.

Полезное видео: Иван Айвазовский

Вывод

Жизнь Айвазовского оборвалась второго мая 1900 года. В тот день мир потерял великого художника, настоящего гражданина и Человека с большой буквы. Им гордятся жители Феодосии, крымчане и, безусловно, все россияне. Творчество Айвазовского давно перестало быть просто произведениями искусства. Оно стало частью мировой культуры. И это не преувеличение.

tvercult.ru

Иван Айвазовский: жизнь и творчество художника

Иван Константинович Айвазовский  — всемирно известный российский художник-маринист, баталист, коллекционер, меценат. Наиболее выдающийся художник армянского происхождения XIX века. Брат армянского историка и архиепископа ААЦ Габриэла Айвазовского.

Содержание

Биография Ивана Айвазовского

Коллеги-художники об Айвазовском

Творчество Ивана Константиновича Айвазовского

Интересные факты из жизни художника

Картины Ивана Айвазовского

Библиография и фильмография

Родился Иван 29 июля 1817 года в Феодосии. Первые годы биографии Айвазовского прошли в бедности в результате разорения отца. Но все, же ему удалось поступить в гимназию Симферополя. Увлечение живописью привело его в стены Академии художеств Петербурга, в которой он учился у признанных мастеров. После окончания Академии много путешествовал по Европе. В 1847 году в своей биографии Иван Айвазовский стал профессором художественной Академии Петербурга.

Наиболее успешен Айвазовский был в морских пейзажах. А с 1844 года он даже был художником морского штаба. Также в биографии Ивана Константиновича Айвазовского была открыта собственная школа искусств. Среди известнейших его картин – «Девятый вал», «Черное море». Однако Айвазовский писал полотна не только на морскую тематику. Среди других его серий картин: кавказские, украинские пейзажи, армянская история, Крымская война. За свою биографию Иван Айвазовский создал около шести тысяч работ.

Вид Крыма в лунную ночь Девятый вал Черное море

Кроме того в биографии художника Айвазовского всегда находилось время для общественно полезных мероприятий. Так Иван Константинович активно помогал развитию родного города – Феодосии. Построил там музей древности, основал картинную галерею, способствовал прокладке железнодорожного пути в Джанкой.

Коллеги-художники об Айвазовском

Иван Крамской утверждал, что Айвазовский «есть звезда первой величины во всяком случае и не только у нас, а в истории искусства вообще». Великий английский пейзажист Уильям Тернер посвящает ему стихотворение и называет гением.

Творчество Айвазовского

Особой известностью пользовался Айвазовский не только в России, но и в Турции. Его знакомство с Османской империей началось в 1845 году. Средиземноморская географическая экспедиция под руководством Ф. П. Литке, в составе которой был Иван Константинович, отправилась к берегам Турции и Малой Азии. Тогда Стамбул покорил художника. После окончания экспедиции им было написано большое количество работ, в том числе и с видами столицы Османской империи.

После окончания войны в 1856 году по пути из Франции, где на международной выставке выставлялись его работы, Айвазовский второй раз посетил Стамбул. Был тепло встречен местной армянской диаспорой, а также, по протекции придворного архитектора Саркиса Баляна, был принят султаном Абдул-Меджидом I. К тому времени в коллекции султана уже была одна картина Айвазовского. В знак преклонения перед его творчеством султан наградил Ивана Константиновича орденом «Нишан Али» IV степени.

Картины И. К. Айвазовского, находившиеся в Турции, неоднократно выставлялись в различных выставках. В 1880 году в здании русского посольства проходила выставка картин художника. По её окончании султан Абдул-Хамид II вручил И. К. Айвазовскому алмазную медаль.

В 1881 году владелец художественного магазина Ульман Громбач проводил выставку работ известных мастеров: Ван Дейка, Рембрандта, Брейгля, Айвазовского, Жерома. В 1882 году здесь же состоялась художественная выставка И. К. Айвазовского и турецкого художника Оскана Эфенди. Выставки имели огромный успех.

В 1888 году в Стамбуле состоялась ещё одна выставка, организованная Левоном Мазировым (племянником И. К. Айвазовского), на которой были представлены 24 картины художника. Половина сборов от неё пошла на благотворительные цели. Как раз на эти годы приходится первый выпуск османской Академии художеств.

В работах выпускников Академии прослеживается манера письма Айвазовского: «Гибель корабля „Эртугрул“ в Токийском заливе» художника Османа Нури Паши, картина «Корабль» Али Джемаля, некоторые марины диярбакырца Тахсина.

В 1890 году была последняя поездка Ивана Константиновича в Стамбул. Он посетил армянскую патриархию и дворец Йылдыз, где оставил в дар свои картины. В этот приезд он был награждён султаном Абдул-Хамидом II орденом Меджидие I степени.

В настоящее время несколько известных картин Айвазовского находятся в Турции. В Военном музее в Стамбуле находится картина 1893 г. «Корабль на Черном море», картина 1889 г. «Корабль и лодка» хранится в одной из частных коллекций. В резиденции президента Турции находится картина «Тонущий во время шторма корабль» (1899).

Интересные факты об Иване Айвазовском

Иван Айвазовский начал рисовать с ранних лет. В роли полотна при этом выступали заборы, дома, альбомы и даже песок. Один раз рисунки в городе увидел местный губернатор, который был настолько поражён талантом мальчика, что потребовал у подчинённых разыскать его, чтоб познакомиться. Некоторое время спустя будущий всемирно известный художник поступил в Петербуржскую академию художеств именно при помощи этого человека.

Художник никогда в жизни не был вольным творцом. Занимая должность художника в Главном морском штабе, он постоянно направлялся в места сражений для оперативного изображения боевых действий, ведь запечатлеть их в те времена могли исключительно живописцы. При этом, множество картин были написаны из рассказов очевидцев.

Иван Константинович был очень работоспособным человеком, свидетельством чего являются более 6000 написанных картин.

Айвазовский считал, что умение писать по памяти отличает настоящего художника от ненастоящего:

«Живописец, только копирующий природу, становится ее рабом. Человек, не одаренный памятью, сохраняющей впечатления живой природы, может быть отличным копировальщиком, живым фотографическим аппаратом, но истинным художником — никогда. Движения живых стихий неуловимы для кисти: писать молнию, порыв ветра, всплеск волны — немыслимо с натуры».

Окна мастерской Айвазовского смотрели в сторону двора, поэтому моря с них не было видно. Он писал свои марины по памяти, исключительно точно передавая различные состояния моря.

Айвазовский часто приезжал к брату на остров св. Лазаря. Там он останавливался исключительно в комнате Джорджа Байрона.

Самой дорогой среди всех картин Айвазовского стал «Вид Константинополя и Босфора», купленный в 2012 году на британском аукционе Sotheby’s за 3 миллиона 230 тысяч фунтов стерлингов, что в переводе на рубли составляет более 153 миллионов.

Пребывая в Италии, живописец создал картину «Хаос. Сотворение мира», которая произвела такой фурор, что в последствие была приобретена Римским Понтификом, наградившим его золотой медалью.

Библиография и фильмография

Библиография

  • Aivazovsky. Leningrad, Aurora Art Publishers, 1989.
  • Иван Константинович Айвазовский. Издательство «Искусство», Москва, 1965.
  • Игорь Долгополов, Мастера и шедевры. Издательство «Изобразительное Искусство», Москва, 1987.
  • Популярная Художественная Энциклопедия. Издательство «Советская Энциклопедия», Москва, 1986.
  • Айвазовский. Документы и материалы. — Ереван, 1967.
  • Барсамов Н. С. И. К. Айвазовский. 1817—1900. — М., 1962.
  • Вагнер Л., Григорович Н. Айвазовский. — М., 1970.
  • Саргсян М. Жизнь великого мариниста. — Ереван, 1990 (на арм. яз.).
  • Чурак Г. И. Айвазовский. — М., 2000.
  • Хачатрян Ш. Айвазовский известный и неизвестный. — Самара, 2000.
  • Un peintre russe sur la Riviera : Aivazovsky par Guillaume ARAL et Alex BENVENUTO, Lou Sourgentin N°192, Nice, juin 2010 (фр.)

Цитата Конецкого В.В.

…С тех пор я знаю, что стать Айвазовским не просто, что художник Главного морского штаба имел в кармане мундира секрет, при помощи которого умел делать на полотне воду мокрой…

— Конецкий В.В. Солёный лёд. В шторм и штиль // Собрание сочинений в 7 томах (8 книгах). — СПб.: Международный фонд «300 лет Кронштадту — возрождение святынь», 2001—2003. — Т. 2. — 471 с.

  • 1983 год. «Айвазовский и Армения» (документальный фильм);
  • В 2000 году Русский музей и студия «Квадрат фильм» создали фильм «Иван Айвазовский».
  • Также есть сюжет о художнике в проекте «Российская Империя»

При написании этой статьи были использованы материалы таких сайтов: ru.wikipedia.org, all-biography.ru.

Если вы нашли неточности, или желаете дополнить эту статью, присылайте нам информацию на электронный адрес [email protected], мы и наши читатели будем вам очень благодарны.

Иван Айвазовский: картины художника

Иван Айвазовский - все картины Творчество. Свобода. Живопись.

Allpainters.ru создан людьми, искренне увлеченными миром творчества. Присоединяйтесь к нам!

Иван Айвазовский: жизнь и творчество художника

3.8 (76%) 10 голос(ов)

allpainters.ru


Смотрите также