Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Биография антоний митрополит сурожский


Антоний, митрополит Су́рожский

Антоний, митрополит Су́рожский (19 июня 1914 года–04 августа 2003 года)

Митрополит Сурожский Антоний (в миру, до вступления в монашество: Андрей Борисович Блум), родился 19 июня 1914 года на территории Швейцарии, в Лозанне. Его дед по материнской линии принадлежал к русским дипломатическим кругам; служил консулом в разных местах. С будущей бабушкой митрополита Антония, уроженкой Триеста (Италия), дед познакомился, когда находился там по долгу государственной службы. Он же обучал её русскому языку. После того, как они соединили себя узами брака, дед привез её в Россию.

Их дочь, Ксения Николаевна Скрябина (сестра известного композитора А. Скрябина), мать Андрея (Антония), познакомилась с будущим мужем, Борисом Эдуардовичем Блумом, во время каникул, когда ездила в Эрзерум, где в то время служил её отец. Борис Эдуардович трудился там в должности переводчика. После того как между ними зародилось серьезное чувство, они поженились.

По рождении Андрея его семья пребывала в Лозанне около двух месяцев, а затем перебралась в Россию, в Москву. Около 1915-16 года, в связи с назначением Б. Блума на Восток, семья перебралась в Персию. Там и провел своё детство будущий архиерей. Какое-то время у него была русская няня, но в основном его воспитанием занимались бабушка и мама.

Детство Андрея выпало на беспокойное время. Ввиду Первой мировой войны, революционного хаоса и политических преобразований в России семейству пришлось столкнуться с трудностями скитальческой жизни. В 1920 году мать Андрея, сам он и его бабушка покинули персидское жилище, тогда как отец вынужден был остататься. На сложности, связанные с бесконечными переездами, то верхом, то в повозках, накладывались опасности встречи с разбойниками.

В 1921 году все вместе добрались до Запада. Исколесив множество европейских дорог и оказавшись, в итоге, во Франции, семья, наконец, обрела возможность осесть. Произошло это в 1923 году. Трудностей, связанных с особенностями эмигрантской жизни, было много. Всё это усугублялось безработицей. Трудоустройству матери способствовало знание ею иностранных языков, владение навыками стенографистки.

Во Франции Андрею приходилось жить порознь с родными. Школа, куда он был устроен, располагалась за окраиной Парижа, в настолько неблагополучном районе, что туда, начиная с вечерних сумерек, не дерзала входить даже местная полиция, потому что «там резали».

В школе Андрею, как и многим другим, приходилось терпеть издевательства и побои от учеников. Можно сказать, что в тот период образовательная школа служила для него школой терпения, выживания, мужества. Много лет спустя, когда однажды, зачитавшись в метро, он отвлекся и бросил взгляд на табличку с названием станции, и оказалось, что это была та станция, невдалеке от которой когда-то находилась его школа, от нахлынувших воспоминаний он упал в обморок.

Следует отметить, что и текущие трудности, и вынужденность жить вдали от России не лишили близких Андрея любви к ней. Со временем эта любовь передалась и ему.

Первые шаги на пути христианской, монашеской и пастырской жизни

Долгое время отношение Андрея к Церкви, как он впоследствии сам отмечал, было более чем равнодушным. Одним из ближайших поводов к серьёзному неприятию послужил опыт его общения с католиками. Когда из-за нехватки средств к существованию мать решила воспользоваться их предложением о стипендии для русских детей и привела к ним Андрея на «смотрины», тот прошёл собеседование и получил было утвердительный ответ, однако здесь же ему было выставлено жёсткое условие: он должен принять католичество. Расценив это условие как попытку купли-продажи, Андрей возмутился и выразил не по-детски твёрдый протест. Тогда он ещё не понимал существенной разницы между Западной и Восточной Церквями и в результате распространил своё негодование на «Церковь вообще».

Обращение Андрея ко Христу произошло лишь в возрасте 14 лет. Однажды он стал свидетелем проповеди отца Сергия Булгакова. Проповедь всколыхнула его, однако он не спешил доверять проповеднику и по возвращении домой испросил у матери Евангелие, чтобы подтвердить недоверие и убедиться в собственной правоте. Однако случилось обратное: внимательное, вдумчивое прочтение Писания изменило его отношение к вере.

Постепенно Андрей приобщился к христианскому деланию, к усердной молитве. В 1931 году он, получив пастырское благословение, начал прислуживать в храме при Трехсвятительском подворье (единственном в то время храме в Париже, принадлежавшем Московской Патриархии). Надо заметить, что с той поры Андрей не нарушал верности и не разрывал канонического общения с Русской Патриаршей Церковью.

Окончив школу, он поступил на естественный, а затем и на медицинский факультет Сорбонны. Студенческая жизнь не мешала ему строить планы на то, чтобы связать свою жизнь с монашеским подвигом. Сорбонну он окончил в 1939 году, перед самой войной, а вскоре отправился на фронт в должности хирурга. Но прежде он дал монашеские обеты, которые принял его духовник, хотя при этом и не был пострижен в связи с недостатком времени. Пострижение в монаха состоялось лишь в 1943 году. Собственно, тогда он и получил имя Антоний.

Во времена оккупации Антоний участвовал во французском Сопротивлении, затем снова оказался в армии, врачевал раненых и больных. Демобилизовавшись, он отыскал свою маму и бабушку и привез их в Париж.

Примечательно, что осуществляя врачебную деятельность, Антоний не забывал о необходимости живого сочувствия и сострадания к своим пациентам, чего, к сожалению, он не мог сказать о некоторых, лично знакомых ему докторах, огрубевших от ужасов войны. Достойно замечания, что сопереживание и чуткость к человеку, умение видеть в нём не просто гражданина, а ближнего, желание созерцать в нём образ и подобие Творца, способствовало отцу Антонию на всём протяжении пастырской деятельности.

В 1948 году он был рукоположен во иеродиакона, а вскоре — посвящён в сан иеромонаха, после чего принял духовное руководство над членами Православно-Англиканского Содружества святого Албания и преподобного Сергия. Как впоследствии вспоминал сам митрополит Антоний, этому повороту в судьбе способствовала встреча с архимандритом Львом (Жилле), случившаяся на православно-англиканском съезде. Тогда, разговорившись с Антонием, архимандрит посоветовал ему оставить профессию врача, стать священником и продолжить служение Богу на территории Англии.

С 1950 года отец Антоний исполнял обязанности настоятеля храма святого апостола Филиппа и преподобного Сергия в Лондоне. В 1953 году он был посвящен в сан игумена, а в 1956 году — в сан архимандрита. Немного спустя он принял должность настоятеля храма Успения Божией Матери и Всех Святых в Лондоне.

В 1957 году отец Антоний был поставлен во епископа Сергиевского. В 1962 году посвящен в сан архиепископа, на вновь утвержденную на Британских островах Сурожскую епархию. С 1966 года, по возведении в сан митрополита, и до 1974 года Антоний Сурожский исполнял обязанности Патриаршего Экзарха в Западной Европе, после чего был освобожден от этой должности по собственному желанию. Между тем он продолжал окормлять свою паству. Нужно отметить, что за период его руководства в епархии сформировалась четко организованная структура приходов, с хорошо налаженной просветительской работой.

К тому времени митрополит Антоний сыскал заслуженное уважение среди христиан разных стран мира и его горячая проповедь распространялась повсюду: посредством многочисленных лекций и публикаций, переводившихся на всевозможные языки; посредством радиовещания и телевидения.

В 1983 году Советом Московской духовной академии митрополиту Антонию, была присуждена степень доктора богословия, за совокупность пастырских и богословских трудов. Помимо этого в разное время он удостаивался звания почетного доктора Абердинского (1973 г.) и Кембриджского (1996 г.) университетов, Киевской Духовной Академии (2000 г.).

В последние месяцы жизни владыка, ввиду ухудшения здоровья, служил редко и реже появлялся на публике. Умер он 4 августа 2003 года. А 13 августа 2003 года, в соборе Успения Божией Матери и Всех Святых в Лондоне, состоялось его отпевание. Чин отпевания совершил митрополит Минский и Слуцкий Филарет.

Общие направления проповеди и научно-богословских работ митрополита Сурожского Антония

Несмотря на существование большого количества трудов, опубликованных под авторством митрополита Антония, многие из этих произведений в действительности не являют собой плод его писательской деятельности. Большая часть изданных работ составляет воспроизведение записей устных проповедей и бесед, произнесенных при разных обстоятельствах, в различных аудиториях (см.: Труды. Том I; Труды. Том II).

Далеко не всегда митрополит посвящал свои речи заранее определенной тематике. Достаточно часто предметами его проповеди становились вопросы, интересовавшие конкретных слушателей в конкретной обстановке, в конкретный момент. И это были самые разносторонние вопросы. Отчасти именно этим и объясняется широта спектра охватываемых его поучениями тем.

Общая характеристика наставлений митрополита отмечена несколькими ярко выраженными особенностями. Во-первых, существенная часть его трудов составлена ясным и доступным языком, и может быть воспринята непосредственно самым широким кругом людей. Во-вторых, богословский контекст «сочинений» излагается в тесном единстве с духовно-нравственными увещеваниями. В-третьих, множество его произведений направлено не только на укреплении веры человека в Бога, но и веры человека в себя, как в образ и подобие Божие (см.: Человек). В-четвертых, большое внимание уделено объяснению смысла и необходимости литургической жизни (см.: В доме Божием). Наконец, мысль о значении и миссии Церкви раскрывается им таким образом, чтобы каждый его слушатель, каждый читатель видел в Церкви не просто Собрание верующих, но и видел себя, осознавал свою личную роль.

azbyka.ru

Антоний Сурожский

Скачать эту статью

(«Су́рожский» указывает на титул, говорящий о том, что митрополит Антоний возглавлял православные приходы Русской церкви в Англии и Западной Европе)

6 июня 1914 года в Лозанне, в семье сотрудника российской дипломатической службы родился Андрей Борисович Блум. Предки отца, Бориса Эдуардовича Блум, будучи шотландцами, в петровские времена обосновались в России. Мать — Ксения Николаевна Скрябина — родная сестра композитора Александра Скрябина, но об этом владыка предпочитал не говорить с окружающими.

Митрополит Антоний Сурожский

Эмиграция

Детство Андрея прошло в Иране, где отец работал консулом, и в России. Но после революции 1917 года семье пришлось уехать в Европу, разделив эмигрантскую судьбу сотен тысяч русских семей, выброшенных из России новой властью.

После нескольких лет скитаний в 1923 году они осели во Франции, где он закончил рабочую школу на окраине Парижа. «Почему? Она была самая дешевая, во-первых, затем, единственная по тому времени вокруг Парижа и в самом Париже, где мне можно было быть живущим.».

Чтобы дети не утратили связи с Россией, не забыли язык и культуру страны, для мальчиков и девочек Парижа и других городов Франции создавались различные организации. Так, например, в 9 лет Андрей попал в скаутский лагерь организации, которая называлась «Молодая Россия».

Там мальчиков учили мужеству, выдержке и готовности к подвигам и правилам русского языка, грамматике. После распада «Молодой России» была организация «витязей», которая тогда начинала формироваться внутри Русского Студенческого Христианского Движения (РСХД). Отличиями РСХД от предыдущей организации были высокий культурный уровень и религиозность, – при организации был священник и церковь в лагере.

Андрей Блум (справа) и отец Георгий Шумкин в летнем лагере «Витязей» при РСХД. Из архива Фонда «Духовное наследие митрополита Антония Сурожского»

В 14 лет Андрей Блум, будучи атеистом, вдруг невольно услышал проповедь русского православного священника (отца Сергия Булгакова), приехавшего в летний лагерь РСХД,  чтобы встретиться с молодежью. То, что услышал юноша, претило собственным убеждениям: кротость, смирение, покорность – рабские чувства.

Чтобы раз и навсегда удостовериться в своей правоте, он решил прочесть Евангелие, выбрав самое короткое из всех, что были дома. Вот как вспоминает тот момент сам митрополит Антоний Блум:

«И вот я сел читать; и тут вы, может быть, поверите мне на слово, потому что этого не докажешь. … Я сидел, читал, и между началом первой и началом третьей главы Евангелия от Марка, которое я читал медленно, потому что язык был непривычный, я вдруг почувствовал, что по ту сторону стола, тут, стоит Христос.».

«Как только я 14-летним мальчиком прочел Евангелие, я почувствовал, что никакой иной задачи не может быть в жизни, кроме как поделиться с другими той преображающей жизнь радостью, которая открылась мне в познании Бога и Христа.».

Путь церковного служения

Владыка Антоний с мамой Ксенией Блум и бабушкой Ольгой Скрябиной. Лондон, 1949

Первое приобщение к церковной деятельности произошло в 1931 году, когда будущий епископ Антоний для служения в храме Трехсвятительского подворья был посвящен в стихарь, и с этих ранних лет он неизменно хранил верность Русской Церкви.

После окончания школы было поступление в Сорбонну и окончание двух факультетов – биологического и медицинского.

10 сентября 1939 года тайно приняв монашеские обеты, ушел на фронт армейским хирургом. Потом – оккупация и три года работы врачом во французском Сопротивлении. И хотя в апреле 1943 года Андрей Блум был пострижен в мантию с именем Антоний (в честь преподобного Антония Киево-Печерского), он продолжал работать врачом вплоть до октября 1948 года, когда митрополит Серафим рукоположил его во иеродиакона.

С 1 сентября 1950 года – настоятель патриаршего храма святого апостола Филиппа и преподобного Сергия в Лондоне.

7 января 1954 года – возведение в сан игумена. 9 мая — возведение в сан архимандрита. Декабрь этого же года – назначение настоятелем патриаршего храма Успения Божией Матери и Всех святых в Лондоне. И на должности настоятеля этого храма, впоследствии кафедрального собора, он уже оставался до самой кончины.

Владыка Антоний. Париж, 1956

29 ноября 1957 года — наречён, а 30 ноября 1957 года в Лондоне хиротонисан во епископа Сергиевского, викария Западно-Европейского экзархата Московского патриархата с местопребыванием в Лондоне.

1962 год – возведение в сан архиепископа с поручением окормления русских православных приходов в Великобритании и Ирландии во главе учреждённой 10 октября 1962 года Сурожской епархии Русской православной церкви (РПЦ) в Великобритании.

3 декабря 1965 года — возведение в сан митрополита и назначение Патриаршим экзархом Западной Европы.

Россия

У Антония Сурожского с ранних лет (даже после отъезда из страны в 1917 году) оставалось нежное, трепетное отношение к России, как к своей Родине: «Я сам русский, русской культуры, русских убеждений, я чувствую, что Россия – моя Родина».

Он никогда не переставал молиться о ней, её благополучии. Даже паства Сурожской Епархии, которую Митрополит основал в 1962 году, состояла в основном из тех русских эмигрантов, кто не хотел терять российские корни, связь с Россией, где в церковь находилась в изоляции.

С 1960 года у Митрополита появилась возможность приезжать в Советский Союз, проводить службы, читать проповеди, выступать перед студентами Духовной академии. Но самыми примечательными и памятными были неофициальные встречи на  квартирах  (т.н. «квартирники»), битком набитых людьми, жаждущими услышать слово Божие, выраженное простым, доступным и понятным языком.

Вот что говорит о таких беседах один из устроителей «квартирников» протоиерей Николай Ведерников:

«Это был единственный человек такой одаренности, посланный промыслом Божиим в наш мир, в нашу страну… Он приобщал нас всех к своему высочайшем духовному опыту. Это приобщение осуществлялось через самые простые слова.».

Митрополит Сурожский Антоний (слева) в московском метро в первый приезд в Россию. Окт. 1960. Из архива Фонда «Духовное наследие митрополита Антония Сурожского»

Чем запомнился Антоний Сурожский

Индивидуальность трудов Владыки в том, что он ничего не писал: проповеди Антония Сурожского появлялись как устное обращение к слушателю, – не к безликой массе, а к каждому человеку, нуждающемуся в живом слове о Боге, к каждому сердцу.

В следствие этого издания печатались по магнитофонным записям (это и беседы на радио в русских передачах Би-би-си, и внебогослужебные беседы в московских квартирах и в лондонском приходе) и передает звучание живого текста. Впервые его книги о молитве, о духовной жизни вышли на британском языке ещё в 1960-е годы и переведены почти на все языки мира.

А первым еще при жизни Владыки Антония в печать вышел труд «Молитва и жизнь», в котором затрагиваются темы о том, может ли еще человек в наше время молиться и чем отличается молитва от медитации.

В своих книгах и проповедях Антоний Сурожский затрагивает не только проблемы духовности, общественной нравственности, но и темы верности, семьи и брака, открывал в них таинство любви. Каждое его слово, любая буква, написанная им, глубоко продуманы, выстраданы, идут от чистого сердца. Вот лишь малая толика этих высказываний:

О любви

«Любить всегда стоит дорого; потому что любить по-настоящему — это значит так отнестись к другому, что твоя жизнь тебе уже не дорога — его жизнь дорога, его душа дорога, его судьба дорога».»

Фото Антония Сурожского на встрече в одной из квартир

«Мы все думаем, будто знаем, что такое любовь, и умеем любить. На самом деле очень часто мы умеем только лакомиться человеческими отношениями. Мы думаем, что любим человека, потому что у нас к нему ласковое чувство, потому что нам с ним хорошо; но любовь — нечто гораздо большее, более требовательное и, порой, трагичное.».

«Тайна любви к человеку начинается в тот момент, когда мы на него смотрим без желания им обладать, без желания над ним властвовать, без желания каким бы то ни было образом воспользоваться его дарами или его личностью – только глядим и изумляемся той красоте, что нам открылась.».

О браке и семье

«Брак – чудо на земле. В мире, где все и всё идет вразброд, брак – место, где два человека, благодаря тому, что они друг друга полюбили, становятся едиными, место, где рознь кончается, где начинается осуществление единой жизни. И в этом самое большое чудо человеческих отношений: двое вдруг делаются одной личностью…».

«Многие рассматривают брак с чисто общественно-государственной точки зрения. В таком случае семья делается не чем иным, как частичкой, очень малой частичкой общегосударственного аппарата, который налагает на нее большую тяжесть, и эта тяжесть иногда оказывается непосильной.».

О разном

«Каждый человек — это икона, которую нужно отреставрировать, чтобы увидеть Лик Божий.».

«Мы не всегда доверяем тому, что Бог в нас верит; и поэтому мы не всегда способны верить в себя.».

«Когда тебя хвалят, ты делай две вещи. Первое: запомни, за что тебя хвалят, и старайся стать таковым. А во-вторых, никогда не старайся людей разубедить, потому что чем больше будешь разубеждать, тем больше люди будут видеть в тебе смирение, которого в тебе вовсе нет…».

Биография митрополита Антония Сурожского уникальна,  он один из самых ярких личностей XX века. Его слово обращено к самой глубине человеческой души, и в то же время живое, понятное для всех и каждого, открытое, неизменно находит отклик у читателей, независимо от их убеждений, верований, образования и культурных корней.

45 лет служения Богу в епископском сане

Скончался Митрополит Антоний 4 августа 2003 года в Лондоне,  а отпевание прошло 13 августа в Лондонском кафедральном соборе Успения Пресвятой Богородицы и Всех Святых. Такая большая разница между датой смерти и похорон обычна для британцев.

Погребение

hranitel.club

Митрополит Сурожский Антоний: афоризмы - Православный журнал "Фома"

К столетию со дня рождения митрополита Сурожского Антония журнал “Фома” предлагает читателям подборку высказываний владыки. Как известно, митрополит Антоний  почти всегда говорил без записей, и его проповеди и беседы сохраняют следы устной речи. Точность выражения мыслей способность говорить о самом главном для человека  – отличительная черта бесед митрополита Антония, родившегося 6 (19) июня 1914 года.

Бог и человек. Христос и спасение:

Мы не находим Спасителя и не обнаруживаем Евангелия, если оно не возвещается, не проповедуется, если весть о нем не дойдет до нас. Но провозглашения как такового недостаточно; недостаточно нам услышать слово, в котором больше смысла и мудрости, чем в прежнем нашем неверии или неведении. Слово дошло до нас тогда, когда оно проникло в наши тайники, когда оно стало светом для нашего ума, когда сердце загорелось этим словом, и мы вдохновились жить согласно с этим словом, от кого-то услышанным.

… наша вера во Христа, в Евангелие – не мировоззрение; это жизнь, открывшаяся перед нами, это новая интенсивность, новая глубина жизни. И если это не так, то мы не ученики, мы только слышатели; потому что быть учеником значит услышать весть, воспринять ее и жить согласно этому благовестию…

…первая черта, которую мы находим в вере: способность поверить Богу…

Приобщение к древу жизни – это приобщение к Богу.

…нет такой вещи – кроме гнилых слов и дурных поступков, – в которой не могла бы воплотиться вся Божия любовь.

Бог в сеpдцевине истоpии, Бог с каждым, кто стpадает…

…Христос пришел спасти погибшего. Он пришел грешных спасти, а не праведных. Он пришел принести мир с людьми, которые были во вражде с Богом.

…встреча со Христом, или, если предпочитаете, с Богом во Христе; это та встреча, которую мы видим постоянно, она бежит красной нитью через все Евангелие.

[Свобода] Это – соотношение взаимной любви, когда Бог не “вторгается” в нашу жизнь, когда Он нас не “соблазняет” обещаниями, когда Он нас не порабощает приказами, а нам говорит: Вот путь вечной жизни; Я – путь. Пойдешь по этому пути – дойдешь до полноты своего бытия, и тогда станешь самим собой в полном смысле этого слова, богочеловеком, приобщишься Божественной природе, как говорит об этом апостол Петр (2 Пет. 1, 4).

…Христос Спаситель — не только Бог, ставший человеком, Он в самом полном, единственном смысле Человек. Лишь поскольку человек приобщается Богу, он до конца является человеком.

Как человек, Он вошел в труд человеческий; как Бог, Он его завершил этим восьмым днем, когда все ново, когда действительно уже теперь начинается вечность.

Божественный масштаб человека в том, что всякий человек призван стать причастником Божественной природы, как говорит апостол Петр.

Евангелие – единственное, что утвердило абсолютную значительность, абсолютную ценность отдельной личности. Древний мир не знал этого.

…один из самых вдохновляющих моментов Евангелия: нам показана не только любовь Божия — нам показано величие человека, показано, что человек может вырасти в меру Божественности и через это стать способным все, Богом созданное, привести к той полноте, к которой оно призвано.

…человек призван не к тому, чтобы быть просто одной из животных тварей, пусть даже самой замечательной; человек призван перерасти свою тварность через общение с Богом…

У нас есть, что сказать о человеке, у нас есть, что сказать такого, что может вдохновить другого, не уничтожить; речь не идет о том, чтобы дать неверующему картину о человеке, которая уничтожила бы его картину; речь идет о том, чтобы ему сказать о человеке нечто большее, чем то, что он думает, ему показать, что человек бесконечно больше величиной, глубиной, чем то, что неверующий о нем думает, что он сам гораздо значительнее того, что он о себе воображает.

…надо научиться вырасти в меру своего христианского человечества, – чего мы не достигли; мы ниже своего собственного уровня, несмотря на колоссальные дары, которые мы получаем.

…мы должны поверить в человека верой такой же, какой мы верим в Бога, такой же абсолютной, решительной, страстной, и должны научиться прозревать в человеке образ Божий, святыню, которую мы призваны привести обратно к жизни и к славе, так же как реставратор призван вернуть к славе икону испорченную, затоптанную, простреленную, которую ему дают. Это начинается с нас самих, но это должно тоже быть обращено к другим; и к другим христианам, которых мы так легко судим, и к нашим самым близким, дорогим. И к инакомыслящим.

…человек является единственным… пунктом встречи полного атеиста и сознательного верующего.

…человеческая воля, как маятник, колеблется между волей Божией, которая ее призывает, и волей бесовской, которая ее соблазняет.

…ни одного слова не сказано о том, что люди будут судиться по тому, какие были у них богословские убеждения; вопрос только в том: ты был человеком или ниже человека? Если был человеком, тебе открыт путь божественный; если ты не был даже человеком, тогда не требуй небесного.

…был ты человечен или нет? Если нет, то как же ожидать, что в твою нечеловечность… может влиться Божество? Как ты можешь перерасти свою тварность в приобщении к Божественной природе? Как ты можешь приобщиться Богу, если ты даже не человек?.. Не ставится вопрос о том, веришь ли ты, и во что ты веришь; самый основной вопрос, как бы та почва, тот фундамент, на котором можно строить: ты человек или нет?

Добро и зло:

Митрополит Сурожский Антоний. Фото: Электронная библиотека “Митрополит Антоний Сурожский”

Можно познать добро и вырасти свыше своей меры, но нельзя познать зло и не разрушиться…

…только изнутри приобщенности к Богу можно понимать, что такое добро и что такое зло. Адам сделал ошибку: он решил тварным образом узнать, что такое добро и что такое зло. Он решил вне Бога погрузиться в материальный мир и посмотреть: можно жить в нем или нет?..

…из Библии абсолютно ясно, что он [грех] совершается в момент, когда человек решает самостоятельно познать все тварное, всю тварность, все существующее не изнутри Бога, Который все знает до самых глубин, а изысканием своего собственного ума и опыта. В этот момент человек как бы спиной поворачивается к Богу ради того, чтобы лицом обернуться к окружающему миру. Как сказал один протестантский пастор во Франции еще до войны, у человека, который отвернулся от Бога и стоит к Нему спиной, Бога нет; а единственный источник жизни – Бог; такому человеку остается только умереть. Вот в этом и грех, и последствие греха, – не как наказание, а как неизбежное последствие: нельзя оторваться от Жизни и остаться живым.

Грех и покаяние:

…Спаситель спрашивает: Хочешь ли ты быть исцелен?.. Казалось бы, этот вопрос не только неожиданный, но просто непонятный: кто же не хочет быть исцелен? Но слово исцеление не значит просто телесное выздоровление; быть исцеленным – это значит быть как бы вновь сотворенным, снова стать цельным, без изъяна, в полной гармонии между Богом и собой, гармонии между совестью, внутренней правдой – и жизнью. И вот эти два вопроса Спаситель Христос ставит так или иначе каждому. Всякий из нас готов ответить: Да! Я хочу цельности! – но так ли это? Хотим ли мы цельности всей нашей природы и ума, исцеленного от всякого помрачения, и сердца, очищенного от всякой нечистоты, и воли, направленной только на гармонию с волей Божией, и плоти, свободной от всех нечистых влечений, – хотим ли мы этого? Хотим ли так быть исцеленными, чтобы ничего в нас не осталось, что не было бы Божиим, и что не было бы достойно нашего человеческого величия и чести, достоинства?

Будь оно так, мы должны были бы всей жизнью и внутренним нашим устремлением, и всеми нашими поступками и словами быть как бы подобием Христа.

Взаимоотношения людей. Любовь. Брак:

…надо сознавать,.. как важны и драгоценны все наши человеческие отношения, как они могут сыграть решающую роль в абсолютных событиях нашей жизни. Как нам надо воспринимать и бережно, и вдумчиво, и целостно все отношения, какие у нас есть; потому что каждое отношение определяет ситуацию, которая может расцвести в чудо – в чудо встречи с Богом.

…одна из самых трагических вещей на свете – это когда два человека или две группы людей не могут встретиться, не только не имеют общего языка, но не имеют даже точки соприкосновения, когда они, как две параллельные линии, идут каждая в свою строну, как две противоположные бесконечности.

…совсем нелегко научиться слушать с намерением услышать, очень трудно смотреть с намерением увидеть.

Меня очень поражает слово встреча… – это ликующая радость, потому что каждый себя видит в другом и одновременно сознает эту двойственность… это единство двух.

Любить – значит перестать в себе самом видеть центр и цель существования.

Любовь сказывается вот в чем: в человеке мы вдруг прозреваем что-то, чего никто не видел; человек, который проходил незамеченный, оставленный, отброшенный, чужой, человек, который был просто в массе человечества, вдруг нами замечен, делается значительным, единственным и приобретает в этом смысле окончательное значение.

Не потому Церковь, отдельный человек так воспринимаются, чтятся, что есть эта чистота и добродетель, а потому что человек, которого полюбили, делается тем, чем он, может, никогда и не был. Он получает качество вечности.

Физическое общение мужчины и женщины не греховно; греховно вожделение, греховна бесчувственная жадность. В идеале брак или взаимное общение, которое приводит к нему, начинается в том, что человек другого любит, сердцем любит настолько, что они делаются едиными в духе, едиными в душе; и совершенно естественно, что эта любовь охватывает всего человека, включая и его тело. Просто дивно думать, что и телесность наша участвует в тайне любви, – не обладания, не вожделения, именно той любви, которая делает двух едиными…

Царство Божие уже пришло тогда, когда двое перестали быть двумя и стали едины…

И в Ветхом, и в Новом Завете говорится, что в браке два человека делаются одной плотью, то есть одним живым существом, одной личностью в двух лицах; и разумеется, в этом не может быть греха по существу…

…не в браке грех, не в соединении двух грех, а в том именно, что в таких случаях нет соединения, в том, что когда нет любви, делающей из двух одно, единое существо, тогда это просто общение двух отдельных, друг друга исключающих, друг друга не признающих до конца особей. Это – грех, это прелюбодеяние, это нечистота.

…свобода… это: состояние, когда два человека так друг друга любят, с таким глубочайшим уважением друг к другу относятся, что они не хотят кромсать друг друга, менять друг друга, они взаимно в созерцательном положении…

Свобода и рабство. Дисциплина и послушание:

Свобода не в том, чтобы человек мог делать все, что ему вздумается, но в том, чтобы он в самом настоящем смысле слова был самим собой…

…родиться с правами свободного человека вовсе не значит быть свободным или остаться свободным. Если вы рождены с правами свободного человека, но стали рабом своих страстей в каком бы то ни было виде, то о свободе больше нельзя говорить…

…свобода… неразлучно связана с дисциплиной: чтобы, родившись свободным, таковым остаться, надо научиться владеть собой, быть хозяином себе.

…два понятия сразу связываются с понятием свободы: способность владеть собой, и та прошколенность, которая к этому ведет, которая в сущности и есть послушание.

…послушание в основе заключается в том, чтобы научиться… вслушаться в то, что говорит другой. И цель его – именно перерасти себя благодаря тому, что ты вслушиваешься в мудрость или в опыт другого человека.

…когда я говорю о послушании, я именно говорю не о том, чтобы раболепно исполнять те или другие правила жизни, а о том, чтобы вслушиваться. Слово “послушание” от слова “слушать”.

…послушание и свобода неразрывно связаны; одно является условием другого, как школа. Но конечная цель такого послушания, начинающегося со слушания, вслушивания в мысли, чувства, опыт другого человека – нас научить такой отрешенности от своих предвзятых мыслей или владеющих нами чувств, что мы можем потом вслушиваться в волю Божию.

Справедливость:

…справедливость начинается там, где мы говорим, что этот человек существует совершенно вне меня, что он имеет право существовать совершенно вне и даже против меня, он имеет право быть самим собой…

Церковь:

…Церковь является местом встречи — встречи между Богом и человеком.

…меня поразила точная и очень меня изумившая созвучность между простотой, цельностью, прозрачностью, свободой Евангелия и Православия.

…обновление Церкви начинается с каждого из нас; преобразования, когда они касаются форм молитвы, когда они касаются внешних структур, это еще не возврат к истокам, к первоисточнику. Есть один источник света, из которого бьет вода вечной жизни: само Евангелие, которое является откровением для каждого из нас и для всех нас того, что есть Человек и человеческие отношения.

Что касается до Московской Патриархии, то нас была тогда очень небольшая группа людей, которая это решение приняла на очень простом основании: пока Церковь не исповедует ересь, от нее не отделяются; такой церковный подход. Другой подход: Церковь, которая находится в трагическом положении, не должна быть покинута своими детьми. Это не был просто иной или не относящийся к делу подход. Мы ничего, конечно, для Русской Церкви сделать не могли: нас было человек пятьдесят на Западную Европу, мы вообще никакого значения не имели. Но мы чувствовали: этим мы свидетельствуем, что Русская Церковь есть Церковь – святая, наша, Христова – и этого было достаточно…

Люди шли в Патриаршую Церковь, не потому что у них были те или другие общественные или политические убеждения; они шли, потому что она – Русская Церковь, она ничем не изменила Христу, и мы хотим стоять рядом с ней или быть в ней. У нас было чувство, что она нас держит и несет на своих руках (и до сих пор это чувство есть)…

Я считаю, что те, кто в двадцатые-тридцатые годы отошли от Патриаршей Церкви в этом порядке, – изменили какой-то и церковной, и человеческой правде.

Споры об истине:

Истину я определил как реальность.

В спорах и политических разногласиях так легко считать, что я на стороне Божией, а кто со мной не согласен – тот на другой стороне.

Россия:

Каждая страна выбирает какое-нибудь выражение, которым она себя характеризует; но это выражение не обязательно описывает то, что есть на самом деле, а то, что является ее идеалом и устремленностью. Так, Франция себя называла La France tre s-chre tienne, немцы настаивали на Deutsche Treue, верности немецкой; Россия говорила постоянно о Святой Руси. А вот в какой мере она была свята и в какой – в борении, всецело ли она была устремлена к этому – и не осуществила своего осознанного призвания, мы можем видеть просто из русской истории: там на редкость сгущены и святость и ужас. Одна из коротких, ясных, ярких картин того, что бывало, это рассказ Лескова под названием “Чертогон”, где мы видим человека и верующего, и благочестивого, на которого находит действительно “черт знает что”, именно не в ругательном, а в прямом смысле. И тогда он беснуется и, перебесившись, вдруг возвращается к Богу – и обратно идет к прежнему. Это в общем для русской истории очень характерно, и все время постоянно красной нитью проходит.

Исполнение заповедей. Духовная жизнь.:

…речь не о том, чтобы быть праведным перед Богом через исполнение заповедей, а в том, чтобы за заповедью найти какой-то свой путь…

…духовная жизнь вся сосредоточена не в человеке, а в Боге, в Нем имеет свой источник, Им определяется, к Нему направлена.

Слово подвиг связано с мыслью о движении. Подвижник – тот, кто не остается косным, кто постоянно в творческом состоянии движения.

Биография митрополита Сурожского Антония

Митрополит Антоний Сурожский (в миру Андрей Борисович Блум) родился 19 июня (6 июня по ст. ст.) 1914 года в Лозанне (Швейцария), в семье русского дипломата шотландского происхождения. По материнской линии он приходился племянником композитора Александра Скрябина.

Детство его прошло в Персии, где отце был консулом.

После революции семья эмигрировала и, после нескольких лет скитаний по Европе, поселилась в Париже в 1923 году.

К вере будущий митрополит пришел в 14 лет, благодаря чтению Евангелия.

Тогда же Андрей Блум стал активным членом РСХД и прихожанином Трёхсвятительского подворья в Париже, где в 1931 году был посвящен в стихарь для служения в храме.

По окончании школы поступил в Сорбонну и окончил там биологический и медицинский факультеты (1938).

10 сентября 1939 года принял тайно монашеские обеты.

Служил на фронте армейским хирургом  в 1939—1940 гг., затем работал врачом в Париже, где во время оккупации участвовал в движении Французского сопротивления и был врачом в антифашистском подполье.

17 апреля 1943 года настоятелем Подворья и своим духовником архимандритом Афанасием (Нечаевым) был пострижен в мантию с именем Антоний в честь преподобного Антония Киево-Печерского.

Врачом работал до своего рукоположения в иеродиакона, совершенного 27 октября 1948 года митрополитом Серафимом (Лукьяновым). 14 ноября 1948 года им же был рукоположён во иеромонаха и направлен в Великобританию в качестве духовного руководителя англо-православного Содружества святого Албания и преподобного Сергия (1948—1950).

1 сентября 1950 года иеромонах Антоний был назначен настоятелем Патриаршего храма святого апостола Филиппа и преподобного Сергия в Лондоне.

7 января 1954 года был возведён в сан игумена, 9 мая 1956 года – в сан архимандрита. В декабре этого же года назначен настоятелем Патриаршего храма (впоследствии кафедрального собора) Успения Божией Матери и Всех святых в Лондоне. На этой должности оставлялся до своей кончины.

30 ноября 1957 года был хиротонисан в епископа Сергиевского, викария Западно-Европейского экзархата Московского Патриархата с местопребыванием в Лондоне.

В 1962 году возведён в сан архиепископа с поручением окормления русских православных приходов в Великобритании и Ирландии во главе учреждённой 10 октября 1962 года Сурожской епархии РПЦ в Великобритании.

3 декабря 1965 года возведён в сан митрополита и назначен Патриаршим экзархом Западной Европы.

На Поместном Соборе Русской православной церкви в июне 1990 года был предварительно выдвинут в качестве дополнительного кандидата на Патриарший престол. Но его кандидатура была отведена председательствовавшим в первый день Собора митрополитом Филаретом (Денисенко) ввиду того, что у предложенного кандидата не было советского гражданства (что было требованием Устава к кандидату в Патриархи). Был председателем счётной комиссии на Соборе, избравшем митрополита Ленинградского Алексия (Ридигера).

В Великобритании трудами митрополита Антония на основе единственного небольшого русского прихода в Лондоне образовалась целая епархия, где читались лекции, проводились ежегодные приходские собрания, общеепархиальные съезды и собрания духовенства. Митрополит Антоний активно участвовал в церковной и общественной жизни и пользовался известностью в разных странах.

Митрополит Антоний скончался  4 августа 2003 года в Лондоне. Отпевание прошло 13 августа в Лондонском кафедральном соборе Успения Пресвятой Богородицы и Всех Святых. Его  совершил митрополит Минский и Слуцкий Филарет (Вахромеев) в сослужении других архиереев и клира Сурожской и других епархий Русской Православной Церкви в Европе и в России, а также представителей греческого и сербского духовенства. Похоронен на Бромптонском кладбище рядом со своей мамой и бабушкой.

foma.ru

Биография митрополита Антония Сурожского, его проповеди

Митрополит Антоний Сурожский, биография, как и учения, которого очень интересны, являлся очень мудрым человеком и поистине талантливым проповедником. В своих лекциях и проповедях он понятно для всех объяснял, как прийти к Богу, как нужно правильно молиться и как в своей душе зародить веру в Господа.

Он доступным языком доносил до слушателей Божью истину, говорил о чистоте мыслей, глубине любви.

Многие считают, что проповеди Антония – русское духовное наследие для всех поколений. Подробнее о самых важных фактах биографии владыки Антония Сурожского далее.

Детство

До принятия монашества митрополита Сурожского Антония, биография которого очень интересна даже для тех, кто далёк от религии, звали Андреем Борисовичем Блумом. Является уроженцем Швейцарии (город Лозанна). Родился 19 июня 1914 года. Дед работал консулом, имел принадлежность к русским дипломатическим представительствам.

Со своей будущей женой познакомился в Италии во время службы. Учил женщину азам русского языка. После свадьбы молодожёны переехали в Россию.

Там же родилась дочь Ксения Скрябина. С мужем – Борисом Эдуардовичем — познакомилась во время отпуска в Эрзеруме. Он работал там переводчиком. Через некоторое время Ксения и Борис сыграли свадьбу.

Когда на свет появился Андрей (Антоний), семья находилась в Лозанне. Затем через 2 месяца они переехали в Москву. Через год семье снова пришлось перебираться на новое место – в Персию, в связи с назначением Бориса Блума.

Здесь и провёл всё своё детство будущий митрополит Антоний. Русскому языку Андрея учила няня, некоторое время проживавшая в их доме. Затем воспитанием мальчика занималась бабушка и мать.

В книге «Митрополит Антоний Сурожский. Биография в свидетельствах современников» сказано, что после революции в 1917 году семейство Блумов начала скитаться по европейским странам.

Отцу, по долгу службы, пришлось остаться в Персии. Скитания продолжались до 1923 года, пока семья не остановилась во Францию. Мать быстро нашла там работу, так как владела несколькими иностранными языками и имела навык стенографистики.

Школьное время далось Андрею очень тяжело. Родителей рядом не было, так как учебное заведение располагалось за окраиной французской столицы.

Парижский район, где находилась школа, считался неблагополучным. Даже правоохранительные органы в вечернее и ночное время не решались туда приезжать, так как там после заката солнца начиналась настоящая резня.

Над Андреем в школе издевались сверстники. Ему приходилось там выживать и дожидаться окончания учёбы.

Однажды, будучи студентом, Андрей проезжал в метро именно ту остановку, невдалеке от которой располагалась школа. От негативных воспоминаний он потерял сознание.

Читайте также: Андрей Рублёв: биография и творчество

Юношество, учёба, первые шаги к вере

В юношестве Андрей даже не подозревал о том, что в будущем он станет митрополитом Сурожским и епископом Русской православной церкви. До того, как мать привела сына в храм, его отношение к религии было равнодушным.

Первый шаг к христианству он сделал в 14 лет. Сердце Андрея всколыхнула проповедь святого отца Сергия Булгакова. Однако он не спешил доверять ему. Дома мальчик попросил у матери дать ему Евангелие. Он читал книгу с большим вниманием и вдумчивостью. После этого Андрей решил, что хочет встать на христианский путь.

Сперва он вступил в ряды Русского студенческого христианского движения, затем, получив благословение от святого отца, стал служить в Трёхсвятительском подворье, находящемся в Париже. Это был единственный храм во французской столице, который относился к Московской Патриархии.

После окончания церковной школы Андрей решил поступить в Парижский университет на медицинский факультет. Закончил его тогда, когда началась война. Он отправился на фронт в качестве врача. Перед отправлением Андрей дал монашеский обет, но пострижен не был, из-за нехватки времени.

 Загрузка ...

Посвящение в монахи произошло лишь в 1943 году, когда он получил имя Антоний, в честь преподобного Антония Киево-Печерского. Постриг осуществил Афанасий – архимандрит, настоятель Трёхсвятительского подворья.

После демобилизации он нашёл своих родных и перевёз их в Париж. Работать врачом Антоний прекратил в 1948 году, когда был посвящён в иеродиакона. Проводил обряд митрополит Серафим. Он же посвятил Антония в иеромонахи.

После этого он отправился в Православно-Англиканское Содружество преподобного Сергия и святого Албания, где взял на себя полномочия руководителя. Подтолкнул Антония к оставлению врачевательства и продолжению служения архимандрит Лев.

В 36 лет он стал настоятелем храма преподобного Сергия и апостола Филипа в Лондоне. Через 3 года произошло посвящение Антония в сан игумена, а ещё через 3 – в архимандрита.

Через год он вступил в должность настоятеля храма Успения Божьей Матери и Всех Святых в столице Англии, на которой оставался до самой смерти. В это же время архиепископ Николай Клишинский и епископ Иаков Апамейский нарекли его епископом Сергиевским.

В 1962 году Антоний был посвящён в архиепископы. Через 3 года возведён в сан митрополита. С 1966 года по 1974 являлся Патриаршим Экзарха, что в Западной Европе. За время, проведённое на этой должности, Антонию удалось наладить просветительскую работу и организовать чёткую структуру приходов. Освободился от обязанностей по собственному желанию.

Его проповеди привлекали людей из разных стран мира. Антоний распространял свои лекции посредствам телевидения и радиовещания.

В 1983 году митрополиту присвоили звание «доктор богословия» с дипломом и докторским крестом. За весь свой христианский путь Антоний прочёл более 10000 лекций.

В конце 90-х митрополит Антоний Сурожский, книгу с биографией которого можно скачать бесплатно, уже плохо видел и был слаб здоровьем, а потому реже появлялся на публике.

Умер митрополит в 2003 году 4 августа. Отпевание произошло в соборе Успения Богородицы и Всех Святых. Проводил службу митрополит Минский и Филарет Слуцкий.

Читайте также: Краткая биография апостола Андрея Первозванного

Работы и проповеди

Большая часть изданных работ митрополита Антония Сурожского не была написана им самим. Они печатались путём воспроизведения устных лекций. Стоит отметить, что Антоний практически никогда не готовился к проповедям. В большинстве своём он предпочитал отвечать на вопросы прихожан или студентов.

Каждый получал чёткий и тщательно продуманный ответ. Митрополит всегда говорил ясно и понятно, что не могло не радовать людей, которые не подкованы в церковной терминологии.

Основной целью Антония (фото приложено) являлось не только укрепления веры в Господа, но и в самого себя, ведь человек – это образ и подобие Божие.

Кроме того, Антоний уделял большое внимание литургической жизни. Также митрополит пытался донести до своих слушателей, что они не просто верующие, находящиеся в церкви, а часть Церкви. Каждый должен видеть себя и осознавать свою роль и значимость.

За всю свою жизнь митрополит написал большое количество книг. Среди них:

  • «Жизнь и вечность. 15 бесед о смерти и страдании»;
  • «Быть христианином»;
  • «Человек перед Богом»;
  • «Ступени»;
  • «Учитесь молиться»;
  • «О слышании и делании»;
  • «Таинство любви»;
  • «Жизнь, болезнь, смерть»;
  • «Уверенность в вещах невидимых» и т. д.

molitvy.online

БИОГРАФИЯ

АНТОНИЙ,   митрополит Сурожский (в миру Андрей Борисович Блум, Bloom) родился 19 июня 1914 года в Лозанне, в семье сотрудника российской дипломатической службы. Предки по линии отца — выходцы из Шотландии, обосновались в России в петровское время; по матери он в родстве с композитором А.Н. Скрябиным. Раннее детство прошло в Персии, где его отец был консулом. После революции в России семья оказалась в эмиграции и после нескольких лет скитаний по Европе, в 1923 г. осела во Франции. Здесь прошла юность, отмеченная мытарствами эмигрантского бытия и глубоко осознанной устремленностью жить для России. Мальчик рос вне Церкви, но однажды подростком услышал беседу о христианстве видного богослова, который, однако, не умел говорить с мальчиками, выше всего ценившими мужество и военный строй. Вот как вспоминает этот опыт сам Владыка:

Он говорил о Христе, о Евангелии, о христианстве /…/, доводя до нашего сознания все сладкое, что можно найти в Евангелии, от чего как раз мы шарахнулись бы, и я шарахнулся: кротость, смирение, тихость — все рабские свойства, в которых нас упрекают, начиная с Ницше и дальше. Он меня привел в такое состояние, что я решил /…/ ехать домой, обнаружить, есть ли у нас дома где-нибудь Евангелие, проверить и покончить с этим; мне даже на ум не приходило, что я не покончу с этим, потому что было совершенно очевидно, что он знает свое дело. /…/ Евангелие у мамы оказалось, я заперся в своем углу, обнаружил, что Евангелий четыре, а раз так, то одно из них, конечно, должно быть короче других. И так как я ничего хорошего не ожидал ни от одного из четырех, я решил прочесть самое короткое. И тут я попался; я много раз после этого обнаруживал, до чего Бог хитер бывает, когда Он располагает Свои сети, чтобы поймать рыбу; потому что прочти я другое Евангелие, у меня были бы трудности; за каждым Евангелием есть какая-то культурная база. Марк же писал именно для таких молодых дикарей, как я — для римского молодняка. Этого я не знал — но Бог знал, и Марк знал, может быть, когда написал короче других. И вот я сел читать; и тут вы, может быть, поверите мне на слово, потому что этого не докажешь./…/Я сидел, читал, и между началом первой и началом третьей главы Евангелия от Марка, которое я читал медленно, потому что язык был непривычный, я вдруг почувствовал, что по ту сторону стола, тут, стоит Христос. И это чувство было настолько разительное, что мне пришлось остановиться, перестать читать и посмотреть. Я смотрел долго; ничего не видел, не слышал, чувствами ничего не ощущал. Но даже когда я смотрел прямо перед собой на то место, где никого не было, у меня было яркое сознание, что тут несомненно стоит Христос. Помню, я тогда откинулся и подумал: если Христос живой стоит тут — значит, это воскресший Христос; значит  я достоверно знаю лично, в пределах моего личного, собственного опыта, что Христос воскрес и, значит, все, что о Нем говорится, — правда.

Эта встреча определила всю последующую жизнь, не внешние ее события, а содержание:

Как только я 14-летним мальчиком прочел Евангелие, я почувствовал, что никакой иной задачи не может быть в жизни, кроме как поделиться с другими той преображающей жизнь радостью, которая открылась мне в познании Бога и Христа. И тогда, еще подростком, вовремя и не вовремя, на школьной скамье, в метро, в детских лагерях я стал говорить о Христе, каким Он мне открылся: как жизнь, как радость, как смысл, как нечто настолько новое, что оно обновляло все. Если не было бы недопустимым применять к себе слова Священного Писания, я мог бы сказать вместе с апостолом Павлом: “Горе мне, если не благовествую” (1 Кор. 9, 16). Горе, потому что не делиться этим чудом было бы преступлением перед Богом, это чудо совершившим, и перед людьми, которые по всей земле сейчас жаждут живого слова о Боге, о человеке, о жизни…

После средней школы окончил биологический и медицинский факультеты Сорбонны. В 1931 году был посвящен в стихарь для служения в храме Трехсвятительского подворья, единственного тогда храма Московского Патриархата в Париже, и с этих ранних лет неизменно хранил каноническую верность Русской Патриаршей Церкви. 10 сентября 1939 г., перед уходом на фронт хирургом французской армии тайно принес монашеские обеты; в мантию с именем Антоний (в честь преп. Антония Киево-Печерского) был пострижен 16 апреля 1943 г., под Лазареву субботу; постриг совершал настоятель Подворья и духовник постригаемого архимандрит Афанасий (Нечаев). Во время немецкой оккупации врач в антифашистском подполье. После войны продолжал медицинскую практику до 1948 года, когда митрополит Серафим (Лукьянов, тогда Экзарх Московского Патриарха) призвал его к священству, рукоположил (27 октября во иеродиакона, 14 ноября во иеромонаха) и направил на пастырское служение в Англию, духовным руководителем Православно-англиканского Содружества св. мч. Албания и преп. Сергия, в связи с чем иеромонах Антоний переселился в Лондон. С 1 сентября 1950 г. настоятель храмов св. ап. Филиппа и преп. Сергия в Лондоне; храм св. ап. Филиппа, предоставленный приходу Англиканской церковью, со временем был заменен храмом во имя Успения Божией Матери и Всех Святых, настоятелем которого отец Антоний стал 16 декабря 1956 года. В январе 1953 г. был удостоен сана игумена, к Пасхе 1956 г. — архимандрита. 30 ноября 1957 г. был хиротонисан во епископа Сергиевского, викария Экзарха Патриарха Московского в Западной Европе; хиротонию совершили в Лондонском соборе тогдашний Экзарх, архиепископ Клишийский Николай (Ерёмин) и епископ Апамейский Иаков, викарий Экзарха Вселенского Патриарха в Западной Европе. В октябре 1962 г. назначен на вновь образованную на Британских островах, в рамках Западноевропейского Экзархата, Сурожскую епархию, с возведением в сан архиепископа. С января 1963 г, по уходе на покой митрополита Николая (Еремина), назначен исполняющим обязанности Экзарха Патриарха Московского в Западной Европе. В мае 1963 г. награжден правом ношения креста на клобуке. 27 января 1966 г. возведен в сан митрополита и утвержден в должности Экзарха в Западной Европе; это служение нес до

весны 1974 года, когда было удовлетворено его прошение об освобождении от административных обязанностей Экзарха для более полного посвящения себя устроению епархиальной жизни и пастырскому окормлению непрестанно умножающейся паствы.

За годы служения Владыки Антония в Великобритании единственный приход, объединявший малочисленную группу эмигрантов из России, превратился в многонациональную епархию , канонически организованную, со своим уставом и многообразной деятельностью. Приходы епархии и отдельные ее члены ответственно несут свидетельство православной веры, укорененной в Евангелии и в святоотеческом предании. Епархия непрестанно растет, что особенно примечательно на фоне кризиса веры, охватившего западный мир, и того факта, что все христианские деноминации Запада теряют своих членов и численно уменьшаются. Вот свидетельство (1981 г.) д-ра Роберта Ранси, Архиепископа Кентерберийского: “Народ нашей страны — христиане, скептики и неверующие — в огромном духовном долгу перед митрополитом Антонием. /…он/ говорит о христианской вере с прямотой, которая вдохновляет верующего и призывает ищущего /…/ Он неустанно трудится во имя большего взаимопонимания между христианами Востока и Запада и открывает читателям Англии наследие православных мистиков, особенно мистиков Святой Руси. Митрополит Антоний — христианский деятель, заслуживший уважение далеко за пределами своей общины”. Не случайно, поэтому, степень почетного доктора богословия он получил от Абердинского университета с формулировкой “за проповедь слова Божия и обновление духовной жизни в стране”. Митрополит Антоний широко известен не только в Великобритании, но и по всему миру как пастырь-проповедник; его постоянно приглашают выступать перед самой разнообразной аудиторией (включая радио- и телеаудиторию) с проповедью Евангелия, православного благовестия о живом духовном опыте Церкви.

Особенность творчества Владыки в том, что он ничего не пишет: его слово рождается как устное обращение к слушателю, — не безликой толпе, а каждому человеку, нуждающемуся в живом слове о Живом Боге. Поэтому все изданное печатается по магнитофонным записям и сохраняет звучание этого живого слова.

Первые книги о молитве, о духовной жизни вышли на английском языке еще в 1960-ые годы и переведены на многие языки мира; одну из них (“Молитва и жизнь”) удалось опубликовать в Журнале Московской Патриархии в 1968 г. За последние годы труды Владыки широко издаются в России и отдельными книгами, и на страницах периодической печати, как церковной, так и светской.

В России слово Владыки звучало многие десятилетия благодаря религиозным передачам русской службы Би-би-си; его приезды в Россию становились значительным событием, магнитофонные записи и самиздатские сборники его проповедей (и бесед в узком кругу близких людей на частных квартирах), словно круги по воде, расходились далеко за пределы Москвы. Его проповедь, в первую очередь — проповедь Евангельской Любви и Свободы, имела громадное значение в советские годы. Духовный опыт, который не только носит в себе, но умеет передать окружающим митрополит Антоний — глубоко личностные (хотя не замкнутые на личном благочестии) отношения с Богом, Любовью воплощенной, встреча с Ним “лицом к лицу” человека, который, при всей несоизмеримости масштаба, стоит свободным участником этой встречи. И хотя Владыка часто подчеркивает, что он “не богослов”, не получил систематического “школьного” богословского образования, но его слово заставляет вспомнить святоотеческие определения: богослов — тот, кто чисто молится; богослов — тот, кто знает Бога Самого…

Кроме уже упомянутой награды от Абердинского университета (1973г.), Митрополит Антоний — почетный доктор богословия факультетов Кембриджа (1996), а также Московской Духовной Академии (1983 — за совокупность научно-богословских проповеднических трудов).

24 сентября 1999 года Киевская Духовная академия присудила митрополиту Антонию Сурожскому степень доктора богословия honoris causa.

Митрополит Антоний — участник богословских собеседований между делегациями Православных Церквей и представителями Англиканской Церкви (1958), член делегации Русской Православной Церкви на празднованиях  тысячелетия православного монашества на Афоне (1963), член Комиссии Священного Синода Русской Православной Церкви по вопросам христианского единства, член Центрального Комитета Всемирного Совета Церквей (1968-1975) и Христианской медицинской комиссии ВСЦ; участник Ассамблей Всемирного Совета Церквей в Нью-Дели (1961) и Уппсале (1968), член Поместных соборов Русской Православной Церкви (1971, 1988, 1990). Имеет награды: Бронзовая медаль Общества поощрения добра (1945, Франция), орден св. кн. Владимира I ст. (1961), орден св. Андрея (Вселенский Патриархат, 1963), Browning award (США, 1974 — “за распространение христианского благовестия”), Ламбетский крест (Англиканская церковь, 1975), орден преп. Сергия II ст. (1979), св. кн. Владимира I ст. (1989), св. кн. Даниила Московского I ст. (1994), преп. Сергия I ст. (1997), свт. Иннокентия Московского II степени (1999).

Митрополит Антоний скончался 04 августа 2003.

 

www.mitras.ru

Десять случаев из жизни митрополита Антония Сурожского

Митрополит Антоний Сурожский (в миру Андрей Борисович Блум) – один из известнейших православных миссионеров XX века, примером своей жизни и радио-проповедями […]

Митрополит Антоний Сурожский (в миру Андрей Борисович Блум) – один из известнейших православных миссионеров XX века, примером своей жизни и радио-проповедями приведший в Церковь многих жителей Западной Европы.

Предлагаем вниманию читателей десять избранных историй из жизни этого православного иерарха-миссионера, долгое время возглавлявшего Сурожскую епархию Русской Православной Церкви, которые могут послужить добрым христианским примером для всех нас:

1. Ещё будучи игуменом будущий владыка присутствовал на обеде в одном доме. После обеда он предложил свою помощь хозяевам и помыл посуду.

Прошли годы, игумен Антоний стал митрополитом. Однажды он обедал в той же семье. И снова после обеда предложил помыть посуду. Хозяйка смутилась — митрополит всё-таки, а будет посуду у неё мыть — и бурно запротестовала.

«А что, я в прошлый раз плохо помыл?», — спросил владыка.

2. Как-то в юности будущий владыка Антоний вернулся с летнего отдыха домой. Дома его встретил отец и сказал: «Я о тебе беспокоился этим летом».

Андрей Блум решил пошутить и ответил отцу: «Ты что, боялся, как бы я не сломал ногу или не разбился?»

Но тот возразил: «Нет. Это было бы все равно. Я боялся, как бы ты не потерял честь. Ты запомни: жив ты или мертв — это должно быть совершенно безразлично тебе, как это должно быть безразлично и другим; единственное, что имеет значение, это ради чего ты живешь и для чего ты готов умереть».

3. Однажды на вопрос одного из своих собеседников о том, как следует сочетать духовную жизнь с любовью к людям и приведенный пример с чрезмерной ревностью новоначальных христиан владыка поделился личным воспоминанием:

“Обыкновенно так и бывает, что все в доме делаются святыми, как только кто-нибудь захочет карабкаться на небо, потому что все должны терпеть, смиряться, всё выносить от «подвижника». Помню, как-то я молился у себя в комнате в самом возвышенном духовном настроении, и бабушка отворила дверь и сказала: «Морковку чистить!» Я вскочил на ноги, сказал: «Бабушка, ты разве не видишь, что я молился?» Она ответила: «Я думала, что молиться — это значит быть в общении с Богом и учиться любить. Вот морковка и нож»”.

4. Однажды митрополиту Антонию пришлось стоять в ожидании такси около гостиницы «Украина». Здесь к нему подошел молодой человек и спросил: «Судя по вашему платью, вы верующий,священник?»

Владыка ответил: «Да». — «А я вот в Бога не верю…» Митрополит него посмотрел и говорит: «Очень жаль!» — «А как вы мне докажете Бога?» — «Какого рода доказательство вам нужно?» — «А вот: покажите мне на ладони вашего Бога,и я уверую в Него…»

Он протянул руку, и в тот момент владыка увидел, что у него обручальное кольцо и спросил: «Вы женаты?» — «Женат» — «Дети есть?» — «И дети есть» — «Вы любите жену?» — «Как же, люблю» — «А детей любите?» — «Да» — «А вот я не верю в это!» — «То есть как: не верю? Я же вам говорю…» — «Да, но я все равно не верю. Вот выложите мне свою любовь на ладонь, я на нее посмотрю и поверю…»

Он задумался: «Да, с этой точки зрения я на любовь не смотрел!…»

5. Многим кажется странным, отчего владыку Антония называют Сурожским. Ведь Сурожье (теперь — Судак) — это древняя Сугдея, византийская колония, в средние века — один из первых в Крыму христианских городов. Почему именно Сурожский?

Когда владыка Антоний был назначен правящим архиепископом в Великобританию, титул выбрали — епископ Великобритании и Ирландии. Но у англикан уже был свой Лондонский архиепископ, и такой пышный титул для русского пришельца вызвал бы неприязнь островной Церкви.

Владыка Антоний обратился к архиепископу Кентерберийскому Михаилу Рамзею, своему другу, за советом. Тот как бы подтвердил мысли владыки Антония: лучше, чтобы титул был русским. Так впервые возникло Сурожье. Ведь взять имя исчезнувшей епархии — как бы восстановить ее.

Но была и еще одна причина, по которой владыка Антоний выбрал русский титул. Он считал себя человеком русской культуры, а Россию – Родиной. Владыка говорил преимущественно на русском, хотя во время служения выучил несколько языков. Ему очень хотелось иметь русский титул.

Владыка обратился с просьбой в Патриархию, просьба была удовлетворена. Так архиепископ Великобритании и Ирландии стал Сурожским.

Вот что сам владыка Антоний говорил по этому поводу: “В Русской Церкви принято, когда создается новая зарубежная епархия, давать титул по епархии, которая существовала в древности и вымерла. Ввиду этого мне и дали титул Сурожского. Мне было отрадно иметь титул чисто русской, древней, но, кроме того, миссионерской епархии, потому что я рассматривал нашу роль на Западе как миссионерскую”.

6. Однажды владыку Антония впервые в жизни посетил его будущий духовный сын Игорь Петровский. Митрополит Антоний проводил в соборе беседу с прихожанами. Когда новый человек подошёл под благословение, владыка сказал: «У меня такое ощущение, что нам нужно поговорить» и позвал его в свою келию для беседы.

Когда Игорь уже уходил, пастырь сказал ему на прощанье: «Я буду, как могу, молиться о вас. И давайте договоримся встретиться через два месяца в четыре часа дня».

“И всё! Через два месяца в четыре часа дня! Как в кино: «В шесть часов вечера после войны». Я не вполне поверил в серьезность этих слов. Он — глава огромной епархии; сотни дел, десятки встреч, службы, поездки. Как в круговерти этих больших вопросов можно запомнить, вспомнить о такой маленькой встрече?

Удивлению не было границ, когда через два месяца, подходя к Успенскому собору Лондона, я увидел его сидящим на скамеечке. Он тут же поднялся навстречу, обнял меня и сказал: «Я вас давно жду»…”, – поделился воспоминаниями духовный сын.

7. К началу шестидесятых служение владыки Антония в Англии было сопряжено с огромными бытовыми трудностями. Не было храма, который бы считался «русским» — но удалось добиться специально предназначенного помещения для того, чтобы совершать Литургию. Это был старый англиканский храм святого Филиппа, за аренду которого надо было выплачивать немалую сумму.

Приходилось заниматься сбором средств, ремонтом, выяснением административных отношений. Порой приходилось проповедовать и на улицах.

Владыка Антоний любил говорить проповеди на улицах — это напоминало ему об апостольских временах. Часто среди слушателей оказывались аутсайдеры — хиппи. В воспоминаниях есть рассказ о юноше с огромной собакой, который пришел на проповедь митрополита Антония. Люди были поражены, когда его пес, черный ньюфаундленд, буквально бросился к владыке, как только его увидел, лёг у его ног и стал внимательно слушать, что говорит владыка, как будто понимал о чём идёт речь.

8. В 1956 году Англиканская церковь продала небольшую территорию городским властям. На территории располагался старый, почти разрушенный храм Святого Филиппа, который власти предложили митрополиту Антонию.

Условием, что община получает храм, был его ремонт — полностью. Ремонт должен был осуществляться на деньги общины и под надзором англиканского епархиального архитектора. Но это было все же дешевле, чем аренда.

Прошло 20 лет и внезапно все переменилось. Разбогатевший китайский ресторан предложил деньги властям за это здание, где собрался разместить танцпол, кабинеты, кухню и т.п. Владыку Антония вызвало англиканское начальство и поставило условие: либо храм выкупит община, либо его отдадут китайцам. Владыка твердо ответил, что храм он «покупает». Денег у Владыки не было, и он не стал это скрывать. Но повторил, что покупает, и деньги будут. Власти согласились на сделку.

Владыка Антоний собрал прихожан и сказал: «В этом храме мы молимся уже 23 или 24 года. В этом храме мы хоронили своих родителей, мы венчали вас, мы крестили вас, мы ваших детей крестили, многие из вас стали православными здесь. Неужели мы этот храм отдадим под ресторан и танцульку?»

Конечно, храм необходимо выкупить. Но Владыка, понимая все тонкости дела, сказал: “храм будем покупать на свои деньги, добытые своим трудом. Никаких спонсоров, никаких благодетелей. Потому что благодетель может предъявить права на это место, и тогда все труды погибнут”.

Начался сбор денег. И что удивительно, небольшая община довольно скоро смогла собрать значительную сумму – за полтора года собрано было 50 000 фунтов. Это была почти половина суммы.

Англичане решили провести новую проверку с оценкой стоимости храма: а вдруг он стоит не сто тысяч, а больше? Пригласили архитектора для проведения экспертизы, но новая цена оказалась меньше на 20 тысяч — всего нужно собрать 80, так что собрано было уже больше половины требуемой суммы. Но силы общины были истощены, каждая сотня фунтов давалась огромными усилиями. Начались сомнения…

Слухи о героической общине расходились по всему Лондону кругами. О событиях у Святого Филиппа узнала одна журналистка из «Таймс», авторитетнейшей центральной газеты, и написала статью, в которой сравнивала апатичные англиканские приходы с живой и развивающейся русской общиной. Вроде бы никто не должен был обратить внимания на эту заметку. Но произошло чудо.

В адрес храма стали приходить деньги. В основном это были небольшие, по два-три фунта, пожертвования от англичан и русских: Один старик-англичанин, католик, которому книги Владыки Антония помогали старику не унывать в доме престарелых, послал Владыке Антонию три фунта, и сказал, что это все, что у него есть. Он отослал даже свое обручальное кольцо, приложив его к письму и трем фунтам. Кольцо это стало обручальным для молодой пары, которая была еще очень бедна, чтобы купить кольцо; Владыка Антоний записывал свои проповеди на кассеты. Некоторые из этих кассет попали к одной старушке, живущей в Швейцарии и она пожертвовала храму свои золотые зубы…

К 1979 году 80 тысяч фунтов было собрано и выплачено и храм остался за общиной.

9. Рассказ Ирины фон Шлиппе: “В некоторых случаях и когда у него была возможность, он предлагал человеку прийти на длительную исповедь. Домой или в храм. И там не формально, а хорошо разобравшись – в чём каешься и каешься ли – принимал исповедь.

Я сама никогда не имела такой возможности, но знаю людей, которые целый день с ним проводили, исповедуясь с его помощью. На вопрос, каким он был духовником, я бы ответила так: каждая встреча с глазу на глаз с ним это была фактически исповедь. Он говорил: “Мы с тобой сейчас войдём в вечность и посмотрим, что происходит””.

10. Рассказанное самим митрополитом Антонием:

«Когда я жил с бабушкой и мамой, у нас в квартире завелись мыши. Они полками бегали, и мы не знали, как от них отделаться. Мышеловки мы не хотели ставить, потому что нам было жалко мышей.

Я вспомнил, что в требнике есть увещевание одного из святых диким зверям. Там начинается со львов, тигров и заканчивается клопами. И я решил попробовать. Сел на койку перед камином, надел епитрахиль, взял книгу и сказал этому святому: «Я ничуть не верю, что из этого что-то получится, но раз ты это написал, ты, значит, верил. Я твои слова скажу, может быть, мышь поверит, а ты молись о том, чтобы это получилось».

Я сел. Вышла мышь. Я ее перекрестил: «Сиди и слушай!» — и прочел молитву. Когда я кончил, перекрестил ее снова: «Теперь иди и скажи другим». И после этого ни одной мыши у нас не было!».

На основе публикаций различных православных ресурсов. Составил Андрей Сегеда

Вы можете поаплодировать автору0

pravoslavie.fm


Смотрите также