Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Биография батурина жена лужкова


Затаскивая Лужкова в постель, Батурина била его по лысине тапком!

- рассказывает друг семьи, миллиардер Юрий Гехт

- рассказывает друг семьи, миллиардер Юрий Гехт

- Почему против ЛУЖКОВА не возбуждают уголовные дела? - спросили на одной из недавних пресс-конференций Владимира ПУТИНА.

- Рано еще. И почему вы думаете, что по Лужкову ничего нет? - лукаво ответил президент...

Судебного процесса над экс-мэром Москвы и его хитро@опой супругой с нетерпением ждут миллионы людей. И среди них, разумеется, Юрий ГЕХТ - друг юности и бывший подельник Юрия Михайловича, а ныне - его непримиримый враг. Когда-то Гехт был членом Высшего экономического совета при Президиуме Верховного Совета РФ и крупным буржуином. А теперь он простой израильский пенсионер и по факту - уголовный преступник, разыскиваемый Интерполом.

Накануне юбилея Елены Николаевны (8 марта ей стукнет «полтинник») Юрия Гехта на Земле обетованной посетила спецкор «Экспресс газеты».

- Я всегда отстаивал Лужкова, - уверяет Юрий Георгиевич. - Даже в 1993 году, когда разъяренные депутаты хотели его убрать с поста мэра. Столица ведь тогда корчилась в грязи и нищете! На заседании Президиума Верховного Совета мне удалось отбить Лужкова. На самом деле хозяйственник он сильный. Во всем, что произошло с ним потом, виновата матерая хамка Елена Батурина. Предыдущая жена - Марина Башилова, дочь первого замминистра химической промышленности СССР, - создала Лужкова. А эта матрона сделала Юру основоположником коррупции в России! Я, например, лично присутствовал, когда Лужков за бесценок скупал земли в Сочи...

Елена БАТУРИНА и Юрий ЛУЖКОВ. Фото Анатолия ЖДАНОВА/«Комсомольская правда»

Родители Батуриной работали станочниками на заводе «Фрезер», причем отец был настоящим алкоголиком. Елена тоже после школы не в вуз пошла, а к станку. Потом только с грехом пополам окончила вечернее отделение. Подучилась и попала в Мосгорисполком на «хлебное место» - комиссию по кооперативной деятельности. Как рассказывал Лужков, он заехал туда по какому-то делу. Познакомились. Елена была еще менее привлекательная, чем сейчас, хоть и моложе его на четверть века. Но вцепилась в Юру железной хваткой!

По словам Гехта, придя к власти, Лужков сделал его своим приближенным. Из благодарности к старому другу ему пришлось, стиснув зубы, терпеть общение с его взбалмошной супругой.

Юрий ЛУЖКОВ (слева) в Московском химико-технологическом институте был прилежным студентом

Предательство

- Я не просто был вхож в дом, но и лично устраивал Батурину в лучший московский роддом имени Грауэрмана! - вспоминает Гехт. - В силу уже неюного возраста она страшно боялась первых родов. Через неделю я вручил Елене часики за 300 долларов - тогда это была приличная сумма - в качестве презента за новорожденную. Батурина сроду таких изящных вещиц не примеряла: носилась с часами, как ребенок. В те годы в магазинах не было импортных товаров, а я часто ездил за границу. Девочек Батуриной одевал и обувал. Я и с детьми Лужкова от предыдущего брака связь поддерживал. А Елена их на порог не пускала. Младший Александр еще мог на работу к папе прийти, а старший Михаил боялся. Елена такое мужу устраивала! Миша тяжело переживал отцовское предательство. Начал пить. Конечно, Лужкову это не нравилось. (Сын, кстати, работал в газовой промышленности, и, как только Лужкова убрали, его тоже попросили.)

Именно Гехт, по его словам, уговорил Лужкова начать конкурсное инвестирование в столичную недвижимость.

- Лужков, став мэром, не знал, что делать, - уверяет Гехт. - Денег нет, разруха, а отстраивать город надо. В июне 1992 года, в разгар всепожирающей гайдаровской реформы, я предложил ему идею частных инвестиций в строительство. Юра сомневался: «Кто пойдет? Такой риск!» Говорю: «Я!» И первым принял участие в конкурсе на инвестирование строительства двух престижных столичных зданий.

Во время визита в Иерусалим патриарх греческой церкви вручил ЛУЖКОВУ мощи великомученика Георгия Победоносца (справа - Владимир РЕСИН)

Юрий Гехт с гордостью называет себя «потомственным бумажником» - с 1740 года его предки занимались производством бумаги. В перестройку ему подфартило:- Министерство лесной и целлюлозно-бумажной промышленности решило объединить самые отсталые предприятия отрасли, которые себя не кормили. И меня назначили гендиректором ПО «Сокольники». В него вошла и Серпуховская бумажная фабрика. В 1987 году я взял ее в аренду, а в 89-м объединение приватизировали. Министерство разрешило мне, как директору, получить 49 процентов акций, остальные оставались у коллектива. Но затем началась приватизация по Чубайсу, и все кому не лень прямо на улицах принялись скупать акции у рабочих. По решению общего собрания люди не продали чужакам, а доверили мне выкупить оставшиеся акции. С тех пор я часто слышал шепоток за спиной: «Идет первый советский миллиардер». Но я эти деньги даже пощупать не мог, ни разу не воспользовался дивидендами - все направлял на развитие производства. Сейчас предприятие уничтожено, больше тысячи человек уволены. Только одна бумажная фабрика во Владимире работает, а Серпуховской комбинат захватили рейдеры...

Елена БАТУРИНА привила мужу любовь к большому теннису

Сперма

- Лужков боялся жены как огня, - говорит Юрий Георгиевич. - Тянул меня каждую субботу домой. Как-то сидим у них с Церетели. Уже около полуночи, а он нас не отпускает. Мы понимаем: назревает очередной скандал. Выходит Елена в наспех запахнутом халате и говорит: «Пора спать!» Юрий не реагирует. Тогда она подходит, снимает тапок и по лысине ему ка-а-ак даст!

А на приеме у королевы в 2004 году в Лондоне что вытворила? Как раз пришел к власти Тони Блэр. Все собрались, сидим - ждем Батурину. Юрий бегает, нервничает. Наконец Елена заходит в гостиницу с ракеткой. Лужков: «Лена, нас же королева ждет!» - «Ничего, подождет». Через семь минут Юрий в красных пятнах выскакивает в холл: «Едем без нее!»

В США в торговом центре Елена вдруг на весь зал так раскричалась на Лужкова, что мы всей делегацией со стыда сгорели. А в Мюнхене она поехала на конную ферму. Там ей подарили сперму одного из лучших жеребцов. В гостинице она сразу бесценную колбу спрятала, а когда стала собирать вещи для отъезда, не могла найти. Сотрудник мэрии Владимир Лебедев предложил проверить ее чемодан, но она взбесилась и дала молодому человеку несколько пощечин. В Москве после досмотра таможни мы решили посмотреть, все ли вещи на месте, и нашли колбу со спермой в ее чемодане!

Хамка

Серьезный конфликт с Батуриной у Гехта произошел в 2004 году в кабинете первого заместителя мэра Владимира Ресина, курировавшего строительство.

- Там я узнал: Лена захотела три старых жилых дома рядом со станцией метро «Арбатская», которые принадлежали мне. (Теперь ими владеет Тельман Исмаилов.) Я хотел возвести на этой земле гостиницу. Выселил 240 семей, лично с каждым жильцом разговаривал - на меня ни одной жалобы не поступило. Вложил в объект 23 миллиона долларов. Но после дефолта никак не мог начать строительство. Понял: формальный повод придраться есть, Лена не отступится. Я согласился подписать договор о передаче объектов, но только при условии выплаты компенсации: «Лена, верни, что потратил!» Но она заявила Ресину: «Пусть ему друг Лужков компенсирует». Я не выдержал и ударил кулаком по столу: «Да ты просто деревенская хамка!» Лужков сначала пытался меня выручить. Но Батурина стояла на своем. В итоге она принесла договоры на покупку всех объектов, а сумма компенсации - 50 тысяч рублей! Понимая, что я не подпишу, они с Ресиным предложили мне три ветхих здания на Арбате: помойки, скупленные кавказцами, которые надо расселить. Мне и 150 миллионов долларов для этого не хватило бы! Пришел к Ресину и говорю: «Я что, теперь за свой счет всю Москву буду расселять?» Сказал, что не подпишу договор, пока в нем не будет прописано, что выселение осуществляется за счет Москвы. Но Лужков меня предал и не подписал.

Юрий ГЕХТ спрятался от следствия на исторической родине

Подстава

В 2004 году у Гехта сильно прихватило почки, и он решил подлечиться в Израиле.

- А незадолго до отъезда три человека, близкие к Лужкову, предупредили, что на мою жизнь готовится покушение, - говорит Юрий Георгиевич. - Первым вызвал к себе вице-мэр Иосиф Орджоникидзе - он курировал гостиничный и игорный бизнес. Заговорил о какой-то ерунде. Я ему: «Ты для этого меня позвал?» Вдруг он встает с кресла и шепчет: «Юра, уезжай немедленно, я тебя очень прошу!»

События не заставили себя ждать. Сначала Гехт попал в аварию: дорогу его машине перегородил грузовик. Гехт и водитель чудом остались живы:

- Вскоре меня обвинили в похищении человека, некоего Владимира Барышникова-Купаренко, который должен был доставить на мою фабрику немецкое оборудование, но обманул: оборудование в срок не поступило. Я дал в морду этому Барышникову и пригрозил расторжением договора и взысканием выплаченной ему суммы и убытков. Этот подлец увидел на моем столе журнал «Компромат.RU», в создании которого я участвовал. В свежем номере подробно рассказывалось, как Батурина получала земельные участки под строительство без конкурса и как через «Мосбизнесбанк» и «Банк Москвы» перечислялись бюджетные средства на финансирование ее затей. Барышников решил использовать мой конфликт с Батуриной и поехал к ней на прием с этим журналом. Елена тут же выкупила весь тираж, и они разработали схему устранения меня с рынка.

По словам Гехта, операцию курировал бывший начальник милиции Москвы генерал-полковник Владимир Пронин.

- Барышников инсценировал свое похищение, - поясняет Юрий Георгиевич, - якобы осуществленное по моему заказу. Имитировал побег из моего кабинета, где похитители будто бы заперли его на субботу-воскресенье, а он-де зашел в туалет, вылез через окно и приехал на такси в приемную мэра Москвы, а затем обратился в правоохранительные органы с заявлением. На основании этого бреда арестовали спортсменов, с которыми вечером меня видели в ресторане после соревнований - я курировал в Серпухове спорт. Их сделали исполнителями этого псевдопохищения. Дали по восемь лет. Я сделал все возможное, чтобы их вытащить. За огромную взятку их отпустили через два года.

После успешной операции по пересадке почки Юрий Георгиевич обрел надежду вернуться в Россию.

- Я не прячусь, - говорит изгнанник. - Переписываюсь с Интерполом, а меня все «ищут». Мне отказали в российской пенсии, выдаче российского международного паспорта, несмотря на судебное подтверждение, что я являюсь гражданином России. Через Тельмана Исмаилова Батурина забрала всю мою недвижимость. С Лужковым я с тех пор не общался - бесполезно: он, по сути, стал ее заложником. Но я должен вернуться в Россию, чтобы доказать свою невиновность. Единственное, что прошу у президента Путина и премьера Медведева, - дать возможность мне лично участвовать в расследовании уголовного дела.

www.eg.ru

Елена Николаевна Батурина: биография, деятельность, семья

Безусловно, фигура Елены Батуриной занимала, занимает и будет занимать одну из ключевых позиций на Олимпе российского предпринимательства. Супруга бывшего градоначальника столицы считается богатейшей женщиной не только в нашей стране, но и за ее пределами. В 2010 году Елена Николаевна обладала финансовыми активами, размер которых исчислялся суммой в 2,9 млрд долларов.

Конечно же, без определенных деловых качеств ей вряд ли удалось бы «сколотить» такое огромное состояние. И они у нее есть: жесткость, напористость, целеустремленность, холоднокровие… Во многом благодаря этим качествам она преуспела в бизнесе. Однако далеко не все согласны с тем, что удача в предпринимательских делах всегда сопутствовала бы Батуриной, не будь она замужем за влиятельным чиновником.

Действительно ли Елена Николаевна мало чего достигла бы, кабы не помощь ее супруга, который занимал высокий пост в столичном правительстве? Рассмотрим этот вопрос подробнее.

Биографическая справка

Батурина Елена Николаевна является уроженкой города Москвы. Она родилась 8 марта 1963 года в семье рабочих. Отец и мать с утра до вечера трудились на заводе, чтобы прокормить большую семью. У Батуриной помимо брата Виктора есть двоюродные сестры и кузен. Елена Николаевна как-то в интервью проговорилась, что активно привлекает своих родственников к ведению совместного бизнеса, потому что всецело им доверяет.

Будучи еще ребенком, будущая супруга столичного градоначальника очень часто болела: легкие были слабыми. Тем не менее это не помешало девочке, выросшей в пролетарском районе Выхино, развить такое важнейшее для бизнесмена качество, как целеустремленность.

Начало трудовой деятельности

Получив аттестат зрелости, Батурина становится рабочей завода «Фрезер», поскольку не поступила в вуз.

Спустя некоторое время Елена Николаевна становится учащейся вечернего отделения Института управления имени Орджоникидзе. Параллельно с этим она работает в Институте экономических проблем комплексного развития народного хозяйства города Москвы.

Судьбоносная встреча

Батурина Елена Николаевна в молодости вошла в состав рабочей группы комиссии Мосгорисполкома по индивидуальной трудовой и кооперативной деятельности. В новом качестве она начала заниматься изучением проблем системы общественного питания. Тогда же получила первый опыт ведения кооператорской деятельности. В это время происходит судьбоносная встреча с Юрием Михайловичем Лужковым, который возглавлял в исполкоме комиссию. Через некоторое время Юрий Михайлович становится вдовцом, и Елена Николаевна выходит за него замуж. Это не был служебный роман: отношения возникли в тот момент, когда они уже не работали вместе.

Елена Николаевна, биография которой содержит много интересного и примечательного, в начале 90-х делает свои первые шаги на предпринимательском поприще.

Вместе с братом Виктором она создает кооператив «Интеко». В качестве профиля деятельности было выбрано изготовление полимерных изделий. Политическая карьера мужа Батуриной развивалась стремительными темпами, и вскоре он занял пост мэра Москвы. Естественно, Юрий Михайлович всячески помогал развиваться бизнесу своей супруги, обеспечивая «Интеко» выгодными муниципальными заказами. Со временем компания Елены Николаевны превратилась в крупного поставщика пластмассы и организовала мощнейшую производственную площадь на базе столичного нефтеперерабатывающего завода. Было построено предприятие по изготовлению полипропилена, и очень скоро «Интеко» завоевала третью часть всего рынка пластмассовой продукции.

Бизнес процветает

В конце 90-х география предпринимательской деятельности супруги столичного мэра существенно расширилась. Например, «Интеко» стал главным девелопером проекта «Город Шахмат» (Сити-Чесс) в Калмыкии. Именно Батурина со своим детищем стала фигурантом расследования по факту нецелевого использования бюджетных средств при возведении вышеуказанного объекта. Тем не менее Елена Николаевна, фото которой в связи с произошедшим инцидентом печатали на первых полосах региональные СМИ, решила поучаствовать в депутатских выборах Калмыкии, но победу на них не одержала.

Батурина сосредотачивает усилия на бизнесе. Очень скоро «Интеко» превращается в крупный инвестиционно-строительный холдинг, который занял почти 25 % рынка панельного жилья. В компании учреждают подразделение монолитного строительства.

В 2002 году Елена Николаевна (должность – президент «Интеко») покупает несколько крупных цементных заводов. Спустя некоторое время владелица строительного холдинга заявила об эмиссии облигационного займа. Большая часть акций «Интеко» принадлежала Батуриной (99 %) и только 1 % ценных бумаг владел ее брат Виктор. Позже жена Лужкова анонсирует создание собственной риэлтерской структуры под названием «Магистрат».

Скандалы противозаконного оттенка

В начале нулевых строительный холдинг Батуриной оказывается в центре скандалов. В частности, акулы пера в 2003 году проинформировали общественность о противоправной деятельности дочернего предприятия Елены Николаевны («Интеко-агро»), которое скупало по «серым схемам» сельскохозяйственные угодья в Белгородской области.

Затем «дочка» «Интеко» вторглась в сферу коммерческих интересов сына Виктора Черномырдина, помешав разработке Яковлевского рудника. Широкий общественный резонанс вызвали такие события, как нападение на исполнительного директора и убийство адвоката корпорации «Интеко».

Еще больше взбудоражило россиян известие о хищениях в «Банке Москвы». Журналисты не могли не оставить и этот факт без внимания. По словам сотрудников печатного издания, Елена Николаевна (Екатеринбург, газета «Вечерние ведомости) была допрошена в качестве свидетеля по делу о махинациях в банковском учреждении. При этом у адвоката Асниса имелись письменные доказательства ее непричастности к совершению преступления.

Смена приоритетов в бизнесе

В 2005 году Батурина продает цементные заводы и временно уходит с рынка панельного строительства. Но через некоторое время «Интеко» вновь возвращается к своему профилю, купив на Кубани Верхнебаканский цементный завод.

Затем Елена Николаевна сообщила, что ее брат «отходит от дел» и больше не является владельцем холдинга. Жена Лужкова решает выкупить у него акции и стать единоличным собственником «Интеко». Однако Виктор Батурин посчитал такое положение дел несправедливым и захотел часть акций вернуть себе. В результате завелась судебная тяжба, которая в конечном итоге закончилась примирением сторон.

После того как Юрий Лужков был снят с поста мэра Москвы, Елена Николаевна стала распродавать свои бизнес-активы. Осенью 2011 года была выставлена на реализацию коммерческая структура «Интеко».

С момента окончания политической карьеры Лужкова Батурина вместе со своим супругом живет за границей. Однако и «на чужбине» Елена Николаевна не растеряла предпринимательскую хватку и вложила средства в гостиничный бизнес. В Китцбюэле (Австрия) она приобрела отель Grand Tirolia почти за 40 млн евро. Здесь ежегодно проходит церемония награждения лучших журналистов, освещающих спортивную жизнь. Батуриной принадлежит также отель Morrison в Ирландии и мини-гостиница Quisisana Palace в Чехии.

Управлением гостиницами Елены Николаевны занимается компания Martinez Hotels & Resorts, которая находится в Австрии. Владелица отелей планирует расширять географию своего бизнеса, в который уже вложено порядка трехсот миллионов долларов.

Личная жизнь

Супруга Юрия Лужкова всегда старалась держаться в тени своего влиятельного покровителя. Она неохотно принимала участие в торжественных мероприятиях, которые регулярно устраивались в столичном мегаполисе. Порой складывалось ощущение, что Елена Николаевна, личная жизнь которой сложилась наилучшим образом, всячески сторонится публичности. Бизнес-леди также игнорировала официальные приемы, которые устраивали мэры других городов.

В сферу ее интересов вне бизнеса входит занятие гольфом, конный спорт, катание на горных лыжах, чтение.

В браке с Лужковым она родила двух дочерей – Елену и Ольгу. Они учатся в Англии. Отношения с братом Виктором оставляют желать лучшего, поскольку еще свежи в памяти судебные тяжбы, инициированные ее родственником в 2007 году.

После того как Юрий Михайлович был освобожден от занимаемой должности, чета Лужковых перебралась в британскую столицу. Экс-мэр выразил надежду, что семья когда-нибудь сможет вернуться в Россию, когда власть сменит гнев на милость.

fb.ru

Затаскивая Лужкова в постель, Батурина била его по лысине тапком!

?

uzoranet (uzoranet) wrote, 2013-02-18 08:47:00 uzoranet uzoranet 2013-02-18 08:47:00

- рассказывает друг семьи, миллиардер Юрий Гехт

- Почему против ЛУЖКОВА не возбуждают уголовные дела? - спросили на одной из недавних пресс-конференций Владимира ПУТИНА.- Рано еще. И почему вы думаете, что по Лужкову ничего нет? - лукаво ответил президент...

Судебного процесса над экс-мэром Москвы и его

хитро@опой супругой с нетерпением ждут миллионы людей. И среди них, разумеется, Юрий ГЕХТ - друг юности и бывший подельник Юрия Михайловича, а ныне - его непримиримый враг. Когда-то Гехт был членом Высшего экономического совета при Президиуме Верховного Совета РФ и крупным буржуином. А теперь он простой израильский пенсионер и по факту - уголовный преступник, разыскиваемый Интерполом.Накануне юбилея Елены Николаевны (8 марта ей стукнет «полтинник») Юрия Гехта на Земле обетованной посетила спецкор «Экспресс газеты».

- Я всегда отстаивал Лужкова, - уверяет Юрий Георгиевич. - Даже в 1993 году, когда разъяренные депутаты хотели его убрать с поста мэра. Столица ведь тогда корчилась в грязи и нищете! На заседании Президиума Верховного Совета мне удалось отбить Лужкова. На самом деле хозяйственник он сильный. Во всем, что произошло с ним потом, виновата матерая хамка Елена Батурина. Предыдущая жена - Марина Башилова, дочь первого замминистра химической промышленности СССР, - создала Лужкова. А эта матрона сделала Юру основоположником коррупции в России! Я, например, лично присутствовал, когда Лужков за бесценок скупал земли в Сочи...

Елена БАТУРИНА и Юрий ЛУЖКОВ. Фото Анатолия ЖДАНОВА/«Комсомольская правда»

Родители Батуриной работали станочниками на заводе «Фрезер», причем отец был настоящим алкоголиком. Елена тоже после школы не в вуз пошла, а к станку. Потом только с грехом пополам окончила вечернее отделение. Подучилась и попала в Мосгорисполком на «хлебное место» - комиссию по кооперативной деятельности. Как рассказывал Лужков, он заехал туда по какому-то делу. Познакомились. Елена была еще менее привлекательная, чем сейчас, хоть и моложе его на четверть века. Но вцепилась в Юру железной хваткой!По словам Гехта, придя к власти, Лужков сделал его своим приближенным. Из благодарности к старому другу ему пришлось, стиснув зубы, терпеть общение с его взбалмошной супругой.

Юрий ЛУЖКОВ (слева) в Московском химико-технологическом институте был прилежным студентом

Предательство

- Я не просто был вхож в дом, но и лично устраивал Батурину в лучший московский роддом имени Грауэрмана! - вспоминает Гехт. - В силу уже неюного возраста она страшно боялась первых родов. Через неделю я вручил Елене часики за 300 долларов - тогда это была приличная сумма - в качестве презента за новорожденную. Батурина сроду таких изящных вещиц не примеряла: носилась с часами, как ребенок. В те годы в магазинах не было импортных товаров, а я часто ездил за границу. Девочек Батуриной одевал и обувал. Я и с детьми Лужкова от предыдущего брака связь поддерживал. А Елена их на порог не пускала. Младший Александр еще мог на работу к папе прийти, а старший Михаил боялся. Елена такое мужу устраивала! Миша тяжело переживал отцовское предательство. Начал пить. Конечно, Лужкову это не нравилось. (Сын, кстати, работал в газовой промышленности, и, как только Лужкова убрали, его тоже попросили.)Именно Гехт, по его словам, уговорил Лужкова начать конкурсное инвестирование в столичную недвижимость.- Лужков, став мэром, не знал, что делать, - уверяет Гехт. - Денег нет, разруха, а отстраивать город надо. В июне 1992 года, в разгар всепожирающей гайдаровской реформы, я предложил ему идею частных инвестиций в строительство. Юра сомневался: «Кто пойдет? Такой риск!» Говорю: «Я!» И первым принял участие в конкурсе на инвестирование строительства двух престижных столичных зданий.

Во время визита в Иерусалим патриарх греческой церкви вручил ЛУЖКОВУ мощи великомученика Георгия Победоносца (справа - Владимир РЕСИН)

Юрий Гехт с гордостью называет себя «потомственным бумажником» - с 1740 года его предки занимались производством бумаги. В перестройку ему подфартило:- Министерство лесной и целлюлозно-бумажной промышленности решило объединить самые отсталые предприятия отрасли, которые себя не кормили. И меня назначили гендиректором ПО «Сокольники». В него вошла и Серпуховская бумажная фабрика. В 1987 году я взял ее в аренду, а в 89-м объединение приватизировали. Министерство разрешило мне, как директору, получить 49 процентов акций, остальные оставались у коллектива. Но затем началась приватизация по Чубайсу, и все кому не лень прямо на улицах принялись скупать акции у рабочих. По решению общего собрания люди не продали чужакам, а доверили мне выкупить оставшиеся акции. С тех пор я часто слышал шепоток за спиной: «Идет первый советский миллиардер». Но я эти деньги даже пощупать не мог, ни разу не воспользовался дивидендами - все направлял на развитие производства. Сейчас предприятие уничтожено, больше тысячи человек уволены. Только одна бумажная фабрика во Владимире работает, а Серпуховской комбинат захватили рейдеры...

Елена БАТУРИНА привила мужу любовь к большому теннису

Сперма

- Лужков боялся жены как огня, - говорит Юрий Георгиевич. - Тянул меня каждую субботу домой. Как-то сидим у них с Церетели. Уже около полуночи, а он нас не отпускает. Мы понимаем: назревает очередной скандал. Выходит Елена в наспех запахнутом халате и говорит: «Пора спать!» Юрий не реагирует. Тогда она подходит, снимает тапок и по лысине ему ка-а-ак даст!А на приеме у королевы в 2004 году в Лондоне что вытворила? Как раз пришел к власти Тони Блэр. Все собрались, сидим - ждем Батурину. Юрий бегает, нервничает. Наконец Елена заходит в гостиницу с ракеткой. Лужков: «Лена, нас же королева ждет!» - «Ничего, подождет». Через семь минут Юрий в красных пятнах выскакивает в холл: «Едем без нее!»В США в торговом центре Елена вдруг на весь зал так раскричалась на Лужкова, что мы всей делегацией со стыда сгорели. А в Мюнхене она поехала на конную ферму. Там ей подарили сперму одного из лучших жеребцов. В гостинице она сразу бесценную колбу спрятала, а когда стала собирать вещи для отъезда, не могла найти. Сотрудник мэрии Владимир Лебедев предложил проверить ее чемодан, но она взбесилась и дала молодому человеку несколько пощечин. В Москве после досмотра таможни мы решили посмотреть, все ли вещи на месте, и нашли колбу со спермой в ее чемодане!

Хамка

Серьезный конфликт с Батуриной у Гехта произошел в 2004 году в кабинете первого заместителя мэра Владимира Ресина, курировавшего строительство.- Там я узнал: Лена захотела три старых жилых дома рядом со станцией метро «Арбатская», которые принадлежали мне. (Теперь ими владеет Тельман Исмаилов.) Я хотел возвести на этой земле гостиницу. Выселил 240 семей, лично с каждым жильцом разговаривал - на меня ни одной жалобы не поступило. Вложил в объект 23 миллиона долларов. Но после дефолта никак не мог начать строительство. Понял: формальный повод придраться есть, Лена не отступится. Я согласился подписать договор о передаче объектов, но только при условии выплаты компенсации: «Лена, верни, что потратил!» Но она заявила Ресину: «Пусть ему друг Лужков компенсирует». Я не выдержал и ударил кулаком по столу: «Да ты просто деревенская хамка!» Лужков сначала пытался меня выручить. Но Батурина стояла на своем. В итоге она принесла договоры на покупку всех объектов, а сумма компенсации - 50 тысяч рублей! Понимая, что я не подпишу, они с Ресиным предложили мне три ветхих здания на Арбате: помойки, скупленные кавказцами, которые надо расселить. Мне и 150 миллионов долларов для этого не хватило бы! Пришел к Ресину и говорю: «Я что, теперь за свой счет всю Москву буду расселять?» Сказал, что не подпишу договор, пока в нем не будет прописано, что выселение осуществляется за счет Москвы. Но Лужков меня предал и не подписал.

Юрий ГЕХТ спрятался от следствия на исторической родине

Подстава

В 2004 году у Гехта сильно прихватило почки, и он решил подлечиться в Израиле.- А незадолго до отъезда три человека, близкие к Лужкову, предупредили, что на мою жизнь готовится покушение, - говорит Юрий Георгиевич. - Первым вызвал к себе вице-мэр Иосиф Орджоникидзе - он курировал гостиничный и игорный бизнес. Заговорил о какой-то ерунде. Я ему: «Ты для этого меня позвал?» Вдруг он встает с кресла и шепчет: «Юра, уезжай немедленно, я тебя очень прошу!»События не заставили себя ждать. Сначала Гехт попал в аварию: дорогу его машине перегородил грузовик. Гехт и водитель чудом остались живы:- Вскоре меня обвинили в похищении человека, некоего Владимира Барышникова-Купаренко, который должен был доставить на мою фабрику немецкое оборудование, но обманул: оборудование в срок не поступило. Я дал в морду этому Барышникову и пригрозил расторжением договора и взысканием выплаченной ему суммы и убытков. Этот подлец увидел на моем столе журнал «Компромат.RU», в создании которого я участвовал. В свежем номере подробно рассказывалось, как Батурина получала земельные участки под строительство без конкурса и как через «Мосбизнесбанк» и «Банк Москвы» перечислялись бюджетные средства на финансирование ее затей. Барышников решил использовать мой конфликт с Батуриной и поехал к ней на прием с этим журналом. Елена тут же выкупила весь тираж, и они разработали схему устранения меня с рынка.По словам Гехта, операцию курировал бывший начальник милиции Москвы генерал-полковник Владимир Пронин.- Барышников инсценировал свое похищение, - поясняет Юрий Георгиевич, - якобы осуществленное по моему заказу. Имитировал побег из моего кабинета, где похитители будто бы заперли его на субботу-воскресенье, а он-де зашел в туалет, вылез через окно и приехал на такси в приемную мэра Москвы, а затем обратился в правоохранительные органы с заявлением. На основании этого бреда арестовали спортсменов, с которыми вечером меня видели в ресторане после соревнований - я курировал в Серпухове спорт. Их сделали исполнителями этого псевдопохищения. Дали по восемь лет. Я сделал все возможное, чтобы их вытащить. За огромную взятку их отпустили через два года.

После успешной операции по пересадке почки Юрий Георгиевич обрел надежду вернуться в Россию.

- Я не прячусь, - говорит изгнанник. - Переписываюсь с Интерполом, а меня все «ищут». Мне отказали в российской пенсии, выдаче российского международного паспорта, несмотря на судебное подтверждение, что я являюсь гражданином России. Через Тельмана Исмаилова Батурина забрала всю мою недвижимость. С Лужковым я с тех пор не общался - бесполезно: он, по сути, стал ее заложником. Но я должен вернуться в Россию, чтобы доказать свою невиновность. Единственное, что прошу у президента Путина и премьера Медведева, - дать возможность мне лично участвовать в расследовании уголовного дела.

Tags: женщина, знаменитости, проблема

uzoranet.livejournal.com

Елена Батурина - это... Что такое Елена Батурина?

Еле́на Никола́евна Бату́рина (род. 8 марта 1963) — российская предпринимательница, жена мэра города Москвы Юрия Лужкова.

Елена Батурина — владелица крупной инвестиционно-строительной корпорации «Интеко», по данным журнала «Forbes» — самая богатая женщина России (состояние оценивается в 4,2 млрд долларов)[1].

Биография

Родилась в семье рабочих завода «Фрезер»[2]. Мама работала за станком, папа был мастером. Окончив школу в 1980 году, она отправилась на завод «Фрезер» и отработала там полтора года. Затем Батурина училась на вечернем отделении Института Управления, который окончила в 1986 году. В 1986 году Батурину откомандировали из этого института в рабочую группу комиссии Мосгорисполкома по индивидуальной трудовой и кооперативной деятельности, где она занималась проблемами изучения «бытовок» и общепита до середины 1988 года.

В 1991 году вышла замуж за Юрия Лужкова и стала заниматься бизнесом: 5 июня 1991 года решением исполкома Краснопресненского районного Совета народных депутатов ТОО «Интеко» было зарегистрировано. В октябре 1991 года банкир Александр Смоленский, президент «Столичного банка сбережений» (ныне О. В.К. 1) предоставил Батуриной кредит на сумму в 6 млн рублей. Смоленскому вскоре была предоставлена возможность обслуживать выгодную часть бюджета правительства Москвы.

В 2006 году заняла пост заместителя руководителя межведомственной группы по национальному проекту «Доступное и комфортное жилье — гражданам России».

Карьера

  • 1982—1987: Институт экономических проблем комплексного развития народного хозяйства, младший научный сотрудник;
  • 1987—1989: Мосгорисполком, сотрудник комиссии по кооперативам;
  • 1989—1990: Российский союз кооперативов, ответственный секретарь;
  • 1991—1994: ТОО «Интеко», директор;
  • 1994-настоящее время: АО «Интеко», президент.

В 2006 году компания Е. Батуриной «Интеко» явилась заказчиком сноса памятника архитектуры XIX века Тёплых торговых рядов в Москве и строительства на их месте гостиничного комплекса.

Критика

В средствах массовой информации появлялись сведения о том, что получение выгодных заказов компанией «Интеко» от правительства Москвы отчасти обусловлено наличием родственных связей между Лужковым и Батуриной, что неоднократно опровергалось самой Батуриной[3][4].

Личная жизнь

Брат — Виктор Батурин — также бизнесмен. Две дочери: Елена (1992), Ольга (1994).

В ряде публикаций утверждается, что Татьяна Евтушенкова, супруга Владимира Евтушенкова, приходится сестрой Е. Батуриной[5][6]. Однако сама Батурина эту информацию опровергает[7].

Хобби: конный спорт (в 1999—2005 — председатель Федерации конного спорта России), горные лыжи, гольф, чтение.

Примечания

Литература

  • Бэла Ляув, Андрей Панов, Анна Николаева. «Я всегда мечтала быть аналитиком», — Елена Батурина, президент ЗАО «Интеко» // Ведомости, № 223 (1997), 26 ноября 2007

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Первое интервью дочери Юрия Лужкова и Елены Батуриной

ГероиОльга Лужкова открыла в Тироле бар и лечит отдыхающих коктейлями на основе альпийских трав.

Ольга Лужкова на лужайке перед отелем Grand Tirolia в Кицбюэле

«Меньше бюджет, меньше бюджет! А еще вот тут можно сократить», – Оля Лужкова вспоминает, как ровно год назад, в сентябре 2015‑го, пришла к маме защищать свой первый бизнес-проект – бар Herbarium рядом с отелем Grand Tirolia в Кицбюэле. Отель принадлежит Елене Батуриной, а она, основатель и бывшая владелица компании «Интеко», мало похожа на человека, который ставит свою подпись, предварительно не выпив из партнера все соки. Для нежно любимой дочери Елена Николаевна исключений делать не собиралась. Если бюджет, то небольшой. Оля распорядилась им самым разумным образом. Стены, обитые драгоценными породами дерева? Оставила одну, где барная стойка, а другие декорировала проще. Винтажная мебель? Зачем, если в продвинутых бруклинских барах стоят отличные стулья Tolix по сто долларов штука. Персидский ковер? Пусть лежит палас за пятьсот евро. Рисунки альпийских растений очень кстати нашлись у мамы в архиве. Вот когда дело закрутится, когда польется декалитрами ром с лавандой, когда не будет отбоя от желающих припасть после гольфа или прогулки по живописным альпийским холмам к живительному источнику, обозначенному в барной карте как Aphrodisiac или Shipovnik, тогда и поговорим с мамой о том, что дальше.

Ольга Лужкова с родителями на выпускном в школе имени Колмогорова (2010)

Материнскую мудрость понять несложно. Во‑первых, все фигуранты «Форбса» (Батурина со своим миллиардом ста миллионами – на шестьдесят пятом месте) так или иначе озабочены будущим своих детей. Наследники выросли, получили образование, но оставлять их наедине с родительскими капиталами непедагогично. Во‑вторых, раньше на месте бара, где мы с Олей пьем ромашковый аперитив, был гастрономический ресторан. Звездный шеф Бобби Бройер томил здесь каре ягненка в пене из топинамбура. И этот ягненок никому не был нужен – постояльцы требовали оленьего гуляша с хлебными кнедликами. Бобби страдал от творческой нереализованности, Батурина считала недополученную прибыль. Ресторан закрыли, помещение с фантастически красивой террасой какое‑то время использовали для банкетов и свадеб. Я бы тоже не отказалась выйти замуж в одном из самых красивых отелей Европы и испортить каблуками холеное гольф-поле Айхенхайм.

И тогда к Елене Николаевне пришла младшая дочь Оля и сказала, что хочет открыть на месте ресторана бар. Тут нелишне добавить, что Олина мама может изредка поднять бокал вина, папа не пьет совсем. А их стартаперу всего полгода как исполнился двадцать один, девочка жила в Нью-Йорке, и ее стаж потребления напитков крепче кефира был крайне незначителен.

Зато у Лужковой-младшей оказались чутье и маркетинговая смекалка. «Понимаете, в австрийских горах барная культура вымирает. Что такое стандартное местное заведение? Плохая музыка, довольно скверные напитки. Идут туда, чтоб побыстрее напиться, а в зимнее время – прямо в лыжных ботинках, позабыв, где брошены лыжи. Мы же в Herbarium пропагандируем идею, что бар и напитки – это крафт, искусство, что им можно наслаждаться в приятной атмосфере».

Елена Батурина с дочерьми Ольгой и Еленой (1998)

Например, Нью-Йорк, вполне себе барная столица. Ольга, незаметно переходящая в разговоре с русского на английский, провела там обширный research. Глубоко исследовала бар Apotheke в China Town – по совпадению, его открыл австриец. У него все вертится вокруг китайских ингредиентов – женьшеня, грибов. Амбианс как при сухом законе: закоулок, дверь без вывески, внутри крошечное помещение и садик на крыше. Меню – не меню вовсе, а prescription, рецепт от доктора. Или другой бар – Please Don’t Tell, похожий на московский «Менделеев». Заходишь в фастфуд с хот-догами, а там, только для своих, – малюсенькая дверь в мир, где мешают сложные коктейли. Главное, don’t tell – никому...

Еще Ольгу, большую поклонницу японской культуры и языка, впечатлил токийский квартал Golden Gai. Узенькие улочки, один за другим в два этажа бары, в каждом пять стульев, и ты приходишь не только выпить (а японцы мастера по части утопить корпоративную печаль в местном виски), а поболтать с барменом, который чаще всего и хозяин заведения. Иностранцам здесь делать нечего – без языка теряется суть происходящего. Но Оля понимает и говорит, так что исследовала любимую территорию Мураками во всех деталях, и ей страшно понравилось.

Серьезно, с академическим азартом Лужкова отнеслась и к истории барного дела. Обложилась учебниками. «Вы же знаете, что раньше алкоголь был частью медицины и гигиены. Если приходилось пить обычную речную воду, кишащую бактериями, в нее по возможности добавляли вино, чтобы хоть немного обеззаразить. Безопасной альтернативой сомнительной воде могло быть и пиво. Алкоголь был основным компонентом лекарственных настоек на травах, которые готовили монахи. В Индии уже в XVII веке англичане решали вопрос с малярией употреблением хинной воды (прообраз тоника) с можжевеловой водкой – джином».

Результатом изысканий пытливой девицы стала продвинутая даже по мировым меркам барная карта – коктейли на основе гербария, смешанные в аптечных мензурках.

В сентябре Оля защитила у мамы бизнес-план, следующие два месяца прошли под знаком ремонта (Елена Николаевна потребовала, чтобы бар открылся к зимнему сезону), в составлении меню и дегустациях. «Набираешь коктейль маленькой трубочкой и пробуешь. Были такие ужасные варианты, что пить невозможно. Например, мы долго пытались сделать коктейль с маття, японским зеленым чаем в порошке. Готовят же маття-латте вместо кофе. Но получалось горько и мерзко». К началу европейских зимних каникул все было готово. На огонек заглянули два первых клиента. «Мы на радостях вчетвером на них накинулись, они даже испугались». С Рождества потянулись гости. Бар ожил. На каникулы прибыли мама с папой и друзья.

Гольф-поле перед отелем Grand Tirolia

В Австрию Оля ездит с трех лет. Здесь ее поставили на лыжи. В соседнем местечке Аурах, где тихонько обитает тирольский crème de la crème, мама купила дом. Иностранцам в Тироле почти невозможно получить разрешение на владение недвижимостью для личного пользования – но бизнес-достижения Батуриной убедили закрытую аурахскую общину сделать для нее исключение.

Еще до покупки дома она приобрела здесь гольф-клуб и построила рядом с ним пятизвездочный отель, что означает больше сотни новых рабочих мест. Гостиница поддерживала чемпионаты мира по триатлону и получила почетный статус «Дом Laureus World Sports Awards» (Laureus – это спортивный «Оскар». – Прим. «Татлера»). На стадионе Кицбюэля Елена Николаевна устроила концерт в рамках ее программы «Русские сезоны», продолжающей традиции Дягилева. Поток туристов естественным образом вырос.

«Приезжают мои друзья и друзья моих друзей, – рассказывает Оля. – Мы стараемся отмечать здесь каждый Новый год. Это очень уютное место, городок маленький, все друг друга знают. Какой здесь невероятный ботанический сад! Хочу поговорить с ними по поводу сотрудничества». А что, коктейль в коллаборации с ботаническим садом – звучит неплохо.

Спрашиваю Олю, где ее дом. «Я много по этому поводу думала, я ведь часто переезжала. Дом там, где моя семья: бабушка (Тамаре Афанасьевне, маме Елены Николаевны, восемьдесят семь, и она упрямо не хочет перебираться из Москвы), родители, старшая сестра. Поэтому частичка дома – в Москве, частичка – в Лондоне... Только я не ощущаю сам Лондон домашним и родным. Потом я переехала в Нью-Йорк... Но когда сидишь на кухне с папой, мамой и сестрой, пьешь чай – будь то Москва или Лондон, – это и есть самое родное, самое дорогое».

Траектория Олиного движения по лучшим университетам мира не была спланирована с самого начала. Дочь мэра обречена была получать хорошее российское образование. Сначала – «Жуковка», потом – Первая московская гимназия в деревне Липки. Ее создала Елена Николаевна, дочери там и учились. Как Батурина сказала однажды в интервью Forbes Woman, «гимназия была для богатеньких, но при этом хотелось их головы напичкать чем‑то настоящим, отличным от того, что иногда им вкладывают в головы дома». Оля вспоминает, как много в школе было программ и дополнительных занятий, например по толерантности. В гости приезжали представители разных конфессий. А еще там была астрономическая обсерватория, а еще ездили помогать детским домам, а еще...

Потом семья постоянно стала жить в Москве, и мама сказала: «Ты меняешь школу, но она должна быть сильнее твоей гуманитарной». Что может быть сильнее специализированного учебно-научного центра МГУ – школы имени А. Н. Колмогорова? Это физмат в чистом виде, для гениев. Большинство детей в школе – самородки из регионов. «Мне было невыносимо трудно. Математика полбеды, но физика... Тогда я поняла, что хорошо, когда есть кто‑то сильнее тебя, когда ты тянешься вверх. Это отличный урок».

*В 2010 году Лужкова поступила на первый курс экономфака МГУ – ее старшая сестра Лена училась там же, на факультете мировой политики. Двадцать восьмого сентября мэра отправили в отставку «в связи с утратой доверия». А в октябре 2010‑го... «Это был обычный день. Помню, мы погуляли с друзьями. Подойдя к воротам – мы жили на госдаче в районе метро «Университет», – я увидела много-много машин. Дома сидели какие‑то незнакомые люди. И мама напечатала на айпаде: «Мы уезжаем. Собирай вещи», – говорить вслух было нельзя. Было понятно, что это надолго. На следующий день мы с сестрой и мамой улетели».

Ольга Лужкова в баре Herbarium в Кицбюэле

«Мама производит впечатление человека со стальными нервами. Она плакала?» – «Вы правы, мама старалась никогда не расстраивать нас своими эмоциями. Но в тот день я видела, как у нее лились слезы. Она услышала угрозу в наш адрес. Не могла понять, как можно давить, угрожая детям. Мы – самое дорогое для нее».

Оля два года училась в лондонской UCL. «Вообще‑то я человек общительный, дружелюбный, но там не нашла свою компанию. Мне было семнадцать. Все казалось угрюмым, серым... вечный дождь. Это одна из причин, почему я с радостью продолжила обучение в Нью-Йорке – там хотя бы есть солнце».

Она снимает небольшую квартиру. Тридцать метров, зато в Сохо. Электричество есть, но нет газа, жильцы готовят на плитках, как в советском общежитии. Оба окна выходят на стену. Но все равно в городе Оля своя. В New York University получила степень бакалавра, набор предметов был очень разнообразный: философия, нейробиология, аналоговая фотография и история пиратства. Сейчас Лужкова учится в магистратуре, диплом будет по гостиничному делу и плохо переводимым на русский язык пищевым наукам. Семья довольна – с учетом того, что отельное портфолио Елены Батуриной неуклонно растет.

На интервью в свой собственный бар Оля приходит в простой белой майке, черных брюках, косухе и белых кедах. Просит не фотографировать ее в нарядных платьях и на каблуках – говорит: «Это не я». Надевает черный, в стиле милитари жакет демократичной марки The Kooples и вздыхает с облегчением. Оля застенчивая, немногословная (вспомните себя в тот день, когда первый раз в жизни давали интервью) и очень земная. Да, из небедной семьи, но без капризов и закидонов. «Родители никогда не кичились своим положением. По‑моему, это неприлично. Не представляю, как бы я могла вести себя иначе».

Любимая марка одежды? «Британская AllSaints – сдержанная, никаких ярких цветов». Нравится Saint Laurent Paris – но «просто посмотреть»: «Дорого покупать и дорого содержать, потому что нужно все время сдавать эти вещи в химчистку – проще купить кофту в Zara». «Спортом занимаетесь?» – «Да, играю в теннис в China Town, на уличных кортах».

«Елена Николаевна однажды сказала, что будет финансово поддерживать вас с сестрой, только пока вы учитесь. А потом – ни копейки. Верите ей?» – «Я пока еще не закончила учебу, но мама свое слово держит, так что еще полтора года – и все». – «Планируете ли когда-нибудь взять в управление семейный бизнес?» – «Мне кажется, если мама увидит, что я компетентный руководитель, она с радостью доверит мне развитие новых бизнес-направлений, и не факт, что они будут в рамках семейного дела. Но для этого нужно много работать».

Осторожно спрашиваю, нравится ли Оле, как сегодня развивается Москва. Она не менее осторожно отвечает: «Ребята, с которыми я общаюсь в Москве, очень вдохновленные, интересуются чем‑то новым, придумывают различные концепты, генерируют идеи. А по поводу всего остального я говорить не хочу».

Оля с готовностью признает, что ей нелегко будет строить собственную семью, ведь перед глазами пример родителей, «их идеальной сказочной любви, которая длится на протяжении стольких лет». И добавляет: «Когда вокруг столько браков распадается, а ты видишь такой идеал, не хочется разменивать себя на меньшее».

Спрашиваю, что больше всего восхищает в папе. «Он очень мудрый. Что бы ни случилось, он всегда будет рядом. Если говорить об их отношениях с мамой, то я не видела людей с такой разницей в возрасте, которые бы столь идеально понимали друг друга. Всегда удивлялась, как можно в семьдесят девять лет так молодо думать и действовать. Папа по‑прежнему много работает, путешествует, занимается спортом: катается на лыжах, на днях обыграл маму в теннис. Ой, она меня убьет, если прочтет это в журнале».

Ольга Лужкова в баре Herbarium

Думаю, мама cтерпит, она привыкла читать про себя всякое. В октябре 2010 года крепко досталось и дочерям – от газеты «Комсомольская правда», которая в бытность Лужкова мэром состояла с ним в исключительно теплых отношениях. «Променяли МГУ на лондонский университет», «не смогли сдать экзамены с первого раза», «не стесняются выглядеть забавно», «умеют отдыхать». «Не то панки, не то эмо» – автор очень хотел написать бяку. Вышло мерзко, не более того, но последовали комментарии «добрых» людей, и тут уже девочкам, которые никогда ни от кого не прятались и выкладывали свои фото во «ВКонтакте», стало очень обидно. «Дети буржуев», «шикуют на сворованные родителями деньги...» Потом, как водится, пошли комментарии в адрес внешности: «толстая», «некрасивая», «похожа на мужика». Лена, старшая из сестер, не выдержала, опубликовала ответ. Оля объясняет: «Это был ее внутренний порыв, но прежде Алена спросила родителей. Она отлично пишет, сочиняет стихи. Никто не сомневался, что ответ она даст достойный. Ей на тот момент было восемнадцать, мне – шестнадцать. Прочитать о себе такое в шестнадцать – от этого потом довольно трудно избавиться».

Умная мама постаралась объяснить Оле ситуацию почти так же, как когда‑то говорила Коко Шанель: какая разница, что думают о тебе те, кто тебя даже не знает? Главное, что думают о тебе близкие люди. Cемь вечера. Мы заговорились и, кажется, совсем забыли, что по ту сторону дверей в ожидании рома с кардамоном и мятой собралась делегация компании Jaguar, заказавшая в баре вечеринку. Дилеры не за рулем и могут себе позволить выпить за успех своего благородного предприятия.

«А мама вам зарплату платит?» – спрашиваю на прощание.

«Нет. Пока нет. Бар принадлежит гостинице. Как только он возвратит инвестиции и принесет прибыль, мама заплатит мне компенсацию за то, что я тут натворила».

29 Августа 2016

Фото:Dirk Spath

Нашли ошибку? Сообщите нам

www.tatler.ru

Где живёт и богатеет жена Лужкова?

С суммой 1 млрд долл. на первое место богатейших женщин России Батурину третий год подряд ставит в своём рейтинге журнал Forbes. Паспорт гражданина РФ у супруги Лужкова есть, но физически она бывает здесь нечасто - прилетает проведать маму в Москве. Сейчас она занимается зарубежными проектами и продолжает судиться с властями Москвы из-за земли. В России Батурина бизнес закрыла. Компанию «Интеко» продала и деньги вложила в зарубежные проекты. 

«Жила я в основном всё это время в Англии. Это объяснимо: у меня обе дочери поступили в Лондонский университет. Одна его закончила и сейчас продолжает учёбу по программе masters, а вторая уехала учиться в Нью-Йорк, закончила в этом году. В Лондоне сейчас, по сути, голов­ной офис. В нём сходятся все нити: туда поступает, там консолидируется и анализируется информация из офисов в Москве, Вене и Нью-Йорке, - рассказала журналистам Елена Батурина. - В принципе мы сейчас продолжаем заниматься тем же, чем и в России: строительством, недвижимостью. Только поменяли регион - работаем в Америке и Европе». Правда, злые языки говорят, что бизнес за границей у Елены Николаевны не слишком процветает. Сеть гостиниц в Австрии, Ирландии, Чехии пока не оправдала вложений, строительство жилого квартала в Словакии приостановлено. Сейчас она пробует заработать на солнечной энергии в Италии. Но накопленные в период работы мужа на посту мэра Москвы средства (тот же Forbes в 2010 г., когда Ю. Лужков был отправлен в отставку за утрату доверия, поставил Батурину на третье место в рейтинге богатейших женщин мира с 2,9 млрд долл.) позво­ляют считаться успешной бизнес-леди. И пусть после политического краха мужа и распродажи российского бизнеса капитал Батуриной немного сдулся, его удалось вывести за рубеж. Буквально на прошлой неделе она сама подтвердила, что оценку её бизнеса в 1 млрд долл. можно считать верной. Интересно, хватит ли талантов Елене Батуриной, чтобы за такой же срок, как в России, но без мощной поддержки супруга-чиновника заработать свой второй миллиард? Ответ очевиден.

Смотрите также:

aif.ru


Смотрите также