Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Биография джон маккарти рефери


Большой Джон Маккарти. От перспективного офицера до крутого рефери.

Наверно, люди и фанаты ММА часто спрашивают, хотел бы Джон сам попробовать поучаствовать в смешанных боях, ведь просудив столько лет и сотни поединков самых различных промоушенов, есть большой соблазн самому попробовать себя в октагоне. Далее я немного развею этот миф и расскажу как все было на самом деле.

То что Маккарти хотел стать офицером полиции - это миф, за него все решил его жесткий и суровый отец, с детства он гонял мальчика дисциплиной, поэтому у того в принципе и выбора то не было. Конечно, физические кондиции и выносливость привели его в зал единоборств к стремительно прогрессирующей тогда семье Грейси.

Тогда бразильского джиу-джитсу еще мало было известно в Америке, но Джон решил заняться именно неполярным единоборством,чтобы у него было мало конкурентов в этом стиле, ведь как известно, на первых чемпионатах побеждали именно борцы.

Маккарти было очень сложно совмещать и службу и еще бои, но владелец клуба не хотел ,чтобы его подопечные сражались друг с другом, это могло бы повредить имиджу школы, поэтому только Ройс Грейси представлял свою школу на UFC 1, а Джон Маккарти был вынужден работать там в качестве рефери.

Но ему было грех жаловаться,потому что ММА даже в зачаточном своем состоянии,когда не было ни правил как таковых, платило ему очень хорошее денежное вознаграждение, поэтому он и продержал там много лет до самого своего увольнения.

Кстати он сам настоятельно повлиял на то, чтобы были введены перчатки и разработаны нормальные правила для этого рукопашного боя, чтобы бойцы получали меньше травм, иначе это грозило бы из здоровью.

Конечно, у Джона были и конфликты с другими бойцами, например с Танком Эбботом и его вызывающей подружкой. Когда последняя начала че-то высказывать жене рефери,та естественно не могла не отреагировать на эти склоки и начала тоже ее обзывать,в результате чего Танк Эббот поругался с Джоном и тот даже поставил условия руководству, что если никого не накажут, - он уволится. Но в конце концов было написано извинительное письмо, и все обошлось

В конце карьеры Джон все-таки провел несколько поединков по ММА и проиграл их так же решением судей. Такова судьба этого знаменитого рефери и в целом продолжительная счастливая карьера.

Кто хочет,чтобы следующим выпуском был бы обзор одного из боев этого рефери,ставьте лайк и подпишитесь на канал, расскажите, с кем бы его хотели больше всего увидеть в октагоне.

zen.yandex.ru

Бокс/MMA. Легендарный рефери «Большой Джон» МакКарти впервые приедет в Россию

«Большой Джон» МакКарти

Самый известный и авторитетный рефери, стоявший у истоков UFC и отсудивший более 550 матчей, сделавший самую успешную карьеру рефери, американец Джон МакКарти по прозвищу «Большой Джон» впервые приедет в Россию в качестве специального гостя, где 5 декабря выйдет на ринг на Суперкубке России по ММА. Итоговое состязание под эгидой Союза ММА России, соберет в Челябинске на ледовой арене «Трактор» самых лучших атлетов страны, которые определят в каждой из семи весовых категорий обладателя самого престижного трофея.

МакКарти считается лучшим рефери в мире ММА. Он оказал очень большое влияние на развитие смешанных единоборств, и стал известен благодаря своей коронной фразой «Let’s get it on!». Джон будет судить бои в рамках Суперкубка России по ММА.

— Это, без сомнения, легендарная личность в единоборствах. Он судил и первые бои Грейси, и Олега Тактарова, мы также помним его по судейству боев Фёдора Емельяненко на Strikeforce. Джон до сих пор судит основные чемпионские бои UFC. Он лучший в своем деле. Идея пригласить на Суперкубок родилась на одном из семинаров региональной коллегии судей. Для нас будет честью, если в рамках своего визита Джон даст развернутый инструктаж для наших специалистов. Отмечу, что его приезд сам по себе является знаковым событием для ММА в России. Мы подготовили дорогому американскому гостю самый тёплый прием, — рассказал вице-президент Союза ММА России, председатель Всероссийской коллегии судей Радмир Габдуллин. — Если бы существовала доска почета выдающихся личностей в ММА, то Джон МакКарти занимал на ней одно из главных мест.

news.sportbox.ru

Джон Маккарти: «Давайте начнем!»

Выражаясь фигурально, у каждого из нас есть две доски почета, посвященные ММА. На одной изображены бойцы, на другой люди, не принимающие участия в боях. На последней, вне всяких сомнений, изображены Дана Уайт, Чарльз «Маска» Льюис Младший [промоутер, основатель бренда «Tapout» - здесь и далее прим. пер.] и другие официальные лица, среди которых особое место занимает самый авторитетный рефери ММА, «Большой» Джон Маккарти. Ни один другой человек, не принимающий непосредственное участие в боях, и не носящий фамилию Фертита или Уайт, не смог оказать большего влияния на смешанные единоборства, чем Джон Маккарти. Мало кто может сравниться с ним по количеству выходов в восьмиугольник. Он является одним из тех немногих, кто помогал развивать ММА в самые тяжелые времена, с момента возникновения и до настоящего времени. А вы думали, что он всего лишь спрашивает бойцов о готовности и поднимает руку победителя?

Не так давно «Большой» Джон Маккарти любезно согласился обсудить с CagePotato свою новую книгу “Let’s Get It On!” [«Давайте начнем!»]. Книга на 50% состоит из уроков истории ММА, на другие 50% это автобиография, но она на все 100% стоит каждой потраченной копейки и каждой потраченной минуты. Итак, без дальнейших церемоний, давайте начнем!

«Большой» Джон Маккарти рассказывает о своей новой книге, Дане Уайт и об опозорившихся бойцах.

Расскажите, как вы получили прозвище «Большой». Кто-то из ваших знакомых был фанатом Большого Джона Стадда [амер. рестлер]?

(смеется) Нет, знаете ли, моя мама какое-то время так меня называла, но приклеилось оно благодаря Арту Дэви [один из основателей UFC]. Однажды я решил над ним подшутить и поднял его над головой, а он закричал: «Большой Джон отпусти меня!» С тех пор он всегда меня так называл, а потом и другие стали.

Почему вы решили написать книгу? Хотите рассказать миру историю UFC?

Именно так. Если бы Лоретта Хант [спортивный обозреватель] не замучила меня до смерти с просьбами написать книгу, то она никогда бы не была написана. Она сказала мне одну вещь, которая положила начало этому проекту; что у ММА на самом деле очень богатая история, о которой никому не известно. Зрители наблюдают за событиями мира смешанных единоборств с 2005 года, когда появилось телевизионное шоу «The Ultimate Fighter». Они думают, что с этого все и началось. На самом же деле, для этого было проделано много работы. Я думаю, нужно отдать должное Лоренцо Фертита. Он вложил свои деньги и даже влез в долги, чтобы помочь делу и заставить других вкладывать деньги в ММА. Даже имея 40 миллионов долларов долгов он не сдался. Боб Мейровиц также вложил собственные средства. Он продолжал пытаться держать проект на плаву, несмотря на то, что он ничего на нем не зарабатывал. Джефф Блатник – это человек, о котором я просто обязан рассказать. Джефф был приглашен на UFC 4 в качестве комментатора. Этот спорт пришелся ему по душе, ведь он сам был олимпийским чемпионом по борьбе. Он буквально влюбился в ММА. Есть еще довольно много людей, которые помогли проекту стать тем, чем он является сегодня. Об их заслугах никому не известно. Вот почему я решил написать эту книгу.

Вы получили авторское право на вашу коронную фразу “Let’s get it on!” [«давайте начнем!»]. Также как Майкл и Брюс Баффер запатентовали фразы “Let’s get ready to rumble!” [«Приготовьтесь к драке!»] и “It’s time!” [«Время пришло!»] соответственно. Действительно ли есть в этом необходимость, и приходилось ли вам подавать на кого-нибудь в суд за незаконное использование вашей фразы?

Не уверен, что в этом есть необходимость. Меня вынудили люди, которым тоже хотелось принять участие в проекте. Пришлось это сделать, чтобы защитить свои права. Обращался ли я по этому поводу в суд? Нет. Я просто говорил: «Эй, не делайте этого!». Вот и все. Я знаю, что Майкл подавал в суд на людей, использующих его фразу, и выигрывал. Но мне не приходилось этого делать.

Вы пошли по стопам отца и раньше работали в полицейском управлении Лос-Анджелеса. Вы вплотную занимались своей карьерой, ловили преступников, как же получилось, что вы оказались в UFC?

Я там оказался благодаря знакомству с Рорионом Грейси. Я начал заниматься у него еще до создания UFC. И я был спарринг-партнером Ройса [Ройс Грейси], когда он готовился к выступлению на первом турнире UFC. Открывал событие бой между Жераром Гордо и Тейлой Тули, я получил должность рефери именно благодаря этому бою. Подразумевалось, что рефери не имел права останавливать поединок. Боец сам должен был постучать по полу, или его секундант мог выбросить полотенце. Когда Тули получил ногой по зубам и пропустил удар рукой в голову, он ушел в нокаут. Тогда рефери Джоа Альберто Баретто вмешался. Он остановил бой, и сказал, что не позволит продолжить его. Потом у Джоа и Рориона состоялось своего рода совещание. Рорион был разочарован. Он не хотел, чтобы рефери вмешивались в ход боя. И поэтому я получил эту должность. Конечно, должно быть чувство сострадания, но им был нужен хладнокровный человек.

Итак, я должен задать следующий вопрос и скрещиваю пальцы в надежде получить от вас ответ. Кто из бойцов обделался в клетке, а вы отправили его в раздевалку принять душ?

Знаете что, я оставлю это при себе. Мой долг перед бойцами – не разглашать такую информацию. Когда я работал над книгой, я не хотел разрушать отношения, которые у меня с ними сложились, не хотел злоупотреблять их доверием. Подобные вещи постоянно происходят и в клетке, и в раздевалке, и это ставит человека в неловкое положение. Если они захотят этим поделиться, то это их право, но я не стану этого делать.

Вы знакомы с множеством людей. Знакомством с кем вы более всего гордитесь? И кого бы вы предпочли не знать вовсе?

(Громко смеется) Ух ты! Я не думаю, что могу выделить только одного человека, знакомству с которым я был особенно рад. Есть несколько людей, которые в боевом спорте уже давно, и я горжусь тем, что знаю их, и уважаю все, что они делают для боевых искусств. Для меня было честью познакомиться с Хелио Грейси, тренироваться с ним и просто проводить время. Я считаю его невероятным человеком, который прожил невероятную жизнь и делал невероятные вещи. Так что в моем списке он занимает особое место. Еще Чак Норрис. Он ко всему подходит очень серьезно. Я очень высоко ценю тот путь, который он прошел, чтобы стать олицетворением боевых искусств. Еще я очень люблю Джина ЛеБелла просто как человека. Это мой давний друг. Джин нереально крутой парень, но вместе с тем очень хороший и исключительно великодушный человек. Что касается людей, которые мне не нравятся, то я о таких вещах не задумываюсь. Это не самое главное в жизни. Если человек вам не нравится, или относится к вам неправильно, просто забудьте о нем.

Вы подробно описали ссору между Тито Ортизом и Кеном Шэмроком, когда Кен на взвешивании швырнул в Тито стулом, а Дана Уайт поймал его в воздухе. Вы заметили, что, для ничего не подозревающего человека, он слишком быстро отреагировал на происходящее. Мне показалось, или вы действительно намекнули на то, что этот момент был инсценирован?

О, это было потрясающе! Нет, он не знал, что произойдет, это только домыслы. Дана не знал, что Кен собирался пнуть по тому стулу, но он поймал его даже без тени удивления на лице. Дело было так: Кен сделал шаг назад и пнул по стулу. Он подлетел в воздух, а Дана вытянул руку и схватил его. Этот момент мне показался очень смешным. Я считаю, Дана отлично справился с ситуацией.

Полагаю, если бы Шэмрок тренировался у Стивена Сигала, то стул точно попал бы в цель.

(Смеется) Возможно, вы правы!

За время своей карьеры вы видели несколько подстроенных боев. Случалось ли подобное за последнее время, в UFC или где-нибудь еще?

Нет. Давайте сразу разберемся. В рамках рекламных кампаний действительно были постановочные поединки, это часть нашей работы. В действительности же это неправильно и нельзя допускать, чтобы такое происходило. Однако в самых первых турнирах такие случаи имели место, когда в клетку выходили два бойца от одного менеджера, который обычно говорил: «У этого парня очень хорошие шансы выиграть, а у того – нет, поэтому я хочу, чтобы он слил бой». Вот так это происходило. В книге я, например, описываю бой Олега Тактарова против Энтони Масиаса. Их промоутером был Бадди Альбин. Он подговорил их, а руководство UFC об этом понятия не имело. Когда я это понял, то пошел к Бобу Мейровицу и сказал ему, что Масиас проиграл в том бою намеренно.

Как расшифровывается название C.O.M.M.A.N.D. [Команда] и что вы можете рассказать об этом поклонникам?

Аттестационная программа для должностных лиц в рамках национального развития смешанных единоборств. Нашей целью является повышение компетентности рефери и судей ММА. Судьи должны правильно оценивать технику бойцов. Мы также хотим, чтобы они умели видеть, что боец намеренно проигрывает. Самое главное – добиться одинакового отношения и одинакового взгляда на вещи от всех, кто вовлечен в официальные процедуры. Так должно быть повсеместно, поскольку это выгодно и для бойцов, и для промоутеров, и для фанатов. Нам нужно беспристрастное и согласованное судейство, одинаковое для всех.

Есть официальная информация о том, что несколько лет назад вы повздорили с руководством Zuffa и Даной Уайт. Какие же у вас сейчас отношения с UFC и почему вы считаете, что должны взять на себя ответственность за произошедшее?

Нужно учиться на собственном опыте. Мы все совершаем хорошие или плохие поступки, в своих или чужих интересах. Если я что-то делаю, то полностью беру на себя ответственность. Я не хочу ворошить прошлое, и я вовсе не испытываю отрицательных эмоций по отношению к Дане Уайт. Если он зол на меня, то так тому и быть. Это его право. Но не думаю, что у него на это есть причины. Я ему ничего плохого не сделал, и я крайне уважаю все, что он сделал для этого спорта, для того, чтобы поставить его на ноги и привести к сегодняшней популярности. Я люблю UFC и все события, организованные ими, и даже если я не присутствую на поединке как рефери, я присутствую на нем как зритель.

Некоторые ваши фанаты, возможно, не знают о том, что вы были соавтором первого свода правил UFC, а также, впоследствии, чернового варианта Единых правил ММА. Хотели бы вы изменить список, добавить или убрать из него какие-либо позиции?

(смеется) Есть правила, которые меня не устраивают, или от которых довольно мало пользы, но что с того? Они от этого не изменятся. Спортивная атлетическая комиссия – государственная структура. Они не станут менять правила, которые существуют уже около двенадцати лет, особенно учитывая то, что на протяжении этих лет мы придерживались их правил без особых проблем. Этому есть объяснение. Если что-то поменять и кто-нибудь пострадает из-за этих поправок, то ответственность будет лежать на комиссии. Следовательно, пострадавший сможет подать в суд на правительство из-за изменения в правилах, повлекшего за собой травму. Я не говорю, что именно это бы и произошло, но это вполне вероятно. Я не вижу, что можно было бы исправить. Действительно, ничего ни отнять, ни прибавить. Система и так хорошо работает.

Расскажите о самом страшном моменте в клетке за вашу карьеру.

На самом деле, у меня таких моментов не было. Давайте проанализируем бои в целом: если говорить о травмах, то самое страшное, что может произойти в бою, это невидимые повреждения. В частности - сотрясения. Видите ли, когда кого-то отправляют в нокаут, и фанаты говорят: «О, он вырубился», или что-то подобное, на самом деле это может иметь серьезные последствия. Сотрясения и другие повреждения мозга – это самые страшные вещи, которые могут случиться. Их стоит опасаться больше всего.

*** Вот и все, дамы и господа. С вами был единственный и неповторимый «Большой» Джон Маккарти. Я настоятельно рекомендую заранее сделать себе подарок на Рождество и приобрести эту книгу. На мой взгляд, это одна из лучших книг о ММА***

Автор текста: Джейсон МоулзПеревод: Марии Рычковой 

superkarate.ru

Большое интервью с Джоном Маккарти. Эксклюзивный перевод

Смешанные единоборства считаются самым быстроразвивающимся видом спорта на планете. Однако так было далеко не всегда. «Большой» Джон Маккарти – один из тех людей, которые прошли с ММА огонь, воду и медные трубы. Он уже давно ассоциируется с UFC, хотя обслуживает турниры по всему миру. В преддверии Bellator 163 в Тель-Авиве знаменитый рефери дал обстоятельное интервью израильскому журналисту Раму Гилбоа. Предлагаем вам перевод беседы, подготовленный авторами cageside.ru. Наслаждайтесь!

«Раундов со счетом 10-8 будет намного больше»

— Со следующего года будет применяться новый свод правил. Для тех, кто не захочет читать его полностью, скажи, какие серьезные изменения там будут?

— Ну, например, теперь боец не будет иметь права вытягивать вперед руку с открытой ладонью по направлению к глазам соперника – в таких случаях больше всего говорят о Джоне Джонсе. Если пальцы направлены по направлению к глазам соперника, это будет считаться нарушением, и рефери имеет право снять за это баллы.

Кроме того, будет изменено понятие «лежачего» бойца. Мы долгое время использовали боксерскую терминологию: там боец считается «заземленным», если любые три точки его тела касаются ринга. Но со временем парни, которые находились в не слишком выгодном положении, стали оборачивать эту позицию в свою пользу, просто опуская палец на канвас. То есть они как бы сами решали: «О, теперь я лежачий. А теперь – нет.»

Это стало большой проблемой в нашем спорте. Мало того, что бойцы, которые оказывались в плохом положении, могли использовать это себе во благо, так еще и возникал риск запрещенного удара со стороны атакующего соперника. Для того, чтобы поднять палец, требуется меньше секунды, так что среагировать и остановить удар, который вот-вот станет запрещенным, просто не успеваешь. Теперь все будет трактоваться немного по-другому. Если обе стопы находятся на земле, то для того, чтобы считаться лежачим, нужно прислонить к настилу обе ладони, при этом неважно, сжаты они в кулаки или раскрыты. Также можно будет присесть на колено, не касаясь канваса руками, это тоже считается. Можно будет опустить одно предплечье, чтобы земли касались несколько его точек. Вариантов все равно довольно много, но отныне нельзя будет просто опустить палец или несколько пальцев и выживать благодаря этому.

— А как насчет ударов по почкам? Знаменитых ударов Ройса Грейси.

— А большинство разновидностей такого удара и сейчас разрешены. Удары руками, локтями и коленями в почки разрешены. Это запрещено, если вы находитесь на спине. Из гарда наносить удары пяткой в почку сейчас нельзя. Но будет можно. Люди говорят, что такие удары наносят урон, но никакого урона нет. Наоборот, противник начинает думать: «Ага, он меня бьет, значит гард открыт, можно двигаться в более выгодное положение».

— Думаешь, это как-то повлияет на динамику боя? Будет побуждать бойцов менять позицию?

— Возможно, это приведет к тому, что придется больше двигаться. А это сделает борьбу динамичнее.

— А что насчет судейских оценок?

— Когда впервые внедрялись судейские оценки, ответственными за них были я и Джефф Блатник (знаменитый борец греко-римского стиля, олимпийский чемпион-1984, комментатор турниров UFC 4 — UFC 32, автор термина Mixed Martial Arts, прим. cageside.ru). Это было в 1999 году, UFC тогда руководил Боб Мейровиц. Мы пытались сформировать унифицированный свод правил и сначала подумали о нанесенном уроне и повреждениях в качестве основного понятия и критерия оценки. Мейровиц с изумлением смотрел на нас и кричал: «Да нас и так хотят закрыть! А вы говорите, чтобы главным критерием оценки в нашем спорте были нанесенный урон и повреждения? Шутите, что ли???» Поэтому мы от этого отошли и придумали такие штуки, как эффективные удары, эффективный грэпплинг, эффективный контроль ринга или клетки, эффективную агрессивность.

— Да, но любой разумный человек понимает, что результат эффективной агрессии – это и есть нанесенный урон.

— Вот именно. Знаете, в ММА есть проблема с рефери. Если вы посмотрите на ФИФА, НФЛ, MLB – там все судьи под одной крышей. Они куда-то приглашают их, проводят общие семинары, устраивают сборы. В нашем спорте такого нет, поэтому существует очень широкая интерпретация существующих понятий. Я знаю, что все это значит, ведь я писал эти правила. Но другие могут не иметь об этом такого же четкого представления, у них свой субъективный взгляд на правила.

Собственно, когда мы создавали общие правила, я понял, что такая проблема будет возникать. Когда мы создавали правила, я был там единственным рефери, все остальные не имели к судейству никакого отношения. Поэтому я прекрасно понимал, что именно мне придется иметь дело с тем, что мы там напишем. И я точно знаю, что разрешено, а что запрещено.

Я работал на шоу ‘The Ultimate Fighter’. Джо Стивенсон (победитель второго сезона TUF, прим. cageside.ru) подошел ко мне и спросил, можно ли наносить перпендикулярные удары локтями, когда находишься на спине. Я ответил, что так делать можно. Но после этого он спросил: «А разве это не является запрещенным «ударом 12-6» (прямые удары локтями сверху-вниз, вектор направления которых соответствует направлению от цифры 12 до цифры 6 на циферблате часов, прим. cageside.ru)?». Тогда это правило было новым. Я ответил, что это не то же самое: «Посмотри на часы, они висят на стене, и единственный вариант выполнить этот удар – выполнить его сверху-вниз. В ином направлении и с иным углом они не считаются запрещенными». Он немного запутался, но понял и ушел. После этого Джо вышел в полуфинал, а судить его должен был Хёрб Дин (бывший профессиональный боец, ныне звездный октагон-рефери, прим. cageside.ru). Я тоже был там в тот день, судил другой бой. И вот ко мне подбегает взволнованный Джо и говорит, что Дин не разрешил ему использовать удары локтями, которые разрешил я. Я ответил, что разберусь. Подошел к Хёрбу, и у нас состоялся следующий диалог.

— Зачем ты сказал Джо, что он не может бить прямыми локтями, находясь в гарде?

— Конечно, он не может, это ведь «12-6»!

— Ты когда-нибудь видел часы? Цифра 12 наверху, а 6 – внизу? Направление всегда сверху-вниз.

— Да, но если повесить часы на потолок?

— Ты стебешься, что ли? Много часов ты видел на потолке?

Так вот, к чему я все это. Когда дело дошло до применения написанных нами правил, стало просто невыносимо. Каждый интерпретировал все по-своему, были мелкие нюансы, которые действительно могли перевернуть все с ног на голову. И с судейскими оценками мы тоже намучились, потому что никто не понимал, что конкретно мы хотели получить на выходе. Поэтому давайте проясним. Есть всего два элемента поединка: удары и грэпплинг. Не нужно оценивать эффективную агрессивность и эффективный контроль клетки, если можно вынесли решение, исходя из двух основных элементов. Если, по мнению рефери, удары и грэпплинг были равны, только тогда необходимо прибегать к остальным критериям оценки. Таким образом, неважно, насколько грозным кто-то выглядит, насколько долго он прижимает соперника к сетке, потому что само по себе все это не учитываются. Удары и грэпплинг – вот что определяет победителя. Нам важен нанесенный ущерб. Если хотите, можно сказать, что побеждает тот, кто заставляет противника выглядеть хуже после своих атак. Это необязательно проявляется в виде ссадин, царапин, синяков или крови. Это может быть видно из того, как боец, пропустивший удар, отреагировал на него. Важно то, чьи удары тяжелее, увесистее и чище. Мне плевать на статистику, которую ведет UFC или Bellator. Там часто бывает, что кто-то нанес 27 ударов против 16. Но если 16 ударов были весомее, то в раунде побеждают они.

— То есть важно просто разъяснить это?

— Важно сделать это понятным всем, а также объяснить разницу между 10-10, 10-9, 10-8 and 10-7. Чтобы все понимали это одинаково.

— То есть теперь можно ждать больше раундов со счетом 10-8?

— Да, их будет намного больше.

— А 10-10?

— Нет, тут вряд ли будут изменения. 10-10 означает, что раунд был абсолютно равным. Но это практически невозможно. За всю свою карьеру я видел всего один раунд, который можно было бы оценить как 10-10. Это первый раунд поединка Мелвин Манхуф – Рафаэль Карвальо на турнире Bellator 155 (турнир прошел 20 мая 2016 года, прим. cageside.ru).

— Неужели это единственный раунд? За всю твою карьеру?

— Единственный, про который я могу сказать: да, это действительно 10-10. Но бывают случаи, когда бой останавливают в самом начале раунда из-за нарушений и судьи вынуждены выносить техническое решение, тогда такой раунд тоже можно оценивать 10-10. Но единственный в моей карьере полный раунд, который можно было бы оценить так – это первая пятиминутка в поединке Манхув-Карвальо. Он был просто ужасен! И вы никогда не увидите увлекательного раунда, который можно было бы считать абсолютно равным, такого просто не бывает.

«Запрет на вертикальные удары локтями нужно отменить»

— Новые правила изменят ММА?

— Нет, не изменят. Но будут отличия в том, как себя будут вести бойцы. Многие из них сейчас позволяют себе передышки. Выиграв, например, два первых раунда, они пытаются сохранить преимущество в третьем, ведут бой очень пассивно. Теперь такой раунд можно будет легко проиграть со счетом 10-8.

— То есть нам ждать больше ничьих?

— Возможно, их действительно станет больше.

— Какие из правил все еще заботят тебя? Что бы ты поменял?

— По большей части меня все устраивает. Я бы отменил запрет на вертикальные удары локтями «12-6». Сейчас можно бить локтем под любым углом, кроме этого! Это же абсурд!

— А кто не дает снять этот запрет? Врачи?

— Это политика. Когда ты работаешь в атлетической комиссии, у тебя есть определенный свод правил. Он существует уже 15 лет, он работает. За это время практически не было случаев, чтобы кого-то покалечили, статистика указывает на то, что эти правила эффективны. Их все устраивает. Но если внести изменения, то появится еще один удар, которым можно нанести урон. И представьте, если так случится, что серьезный вред здоровью будет нанесен именно этим ударом. Тогда окажется, что ответственны за это представители комиссии, которые внесли изменения. Конечно, им этого не хочется.

— А кто изначально был инициатором таких запретов?

— Один доктор из Нью-Джерси. До принятия общих правил ММА в этом штате были проведены всего два турнира. Один из них – UFC 28, а другой – IFC (International Fighting Championship, прим. cageside.ru). И вот на этом турнире в сентябре 2000 года случился бой, который оказал большое влияние на наш будущий свод правил. Здоровенный Гэн Макги, рост которого был 210 сантиметров, бился с Брэдом Габриэлом, который был всего 185 сантиметров. Разница в весе между ними была около 50 килограммов, то есть это был явный мисматч. Габриэл пытался подобраться к сопернику, но из-за разницы в росте Макги мог просто бить его локтями сверху вниз. А затем еще сделал разножку, пытаясь защититься от тейкдауна, и получил возможность бить коленом в голову. Доктор, который сидел у клетки, хватался за голову и кричал, что это кошмар. Его имя Дом Колетта. Так вот он решил, что удары коленом в голову лажащего соперника, а также удары локтем сверху вниз – абсолютно недопустимо и что их нужно запретить. Я пытался противостоять этим настроениям, говорил всем, что в муай-тай локти разрешены уже много лет, почему нам нельзя?

— Ты пошел на компромисс?

— Да, это был компромисс. Да все в этой жизни в какой-то мере компромисс. Но я до сих пор считаю, что это бред. В муай-тай с этим вообще нет никаких проблем. Если есть хоть небольшое отклонение от вертикали – все нормально, если отклонения нет – то запрещено. Это абсурд, нужно избавиться от этого правила.

— Удары ногами в голову лежащего соперника. Здесь есть противоречия, потому что многим фанатам это нравится, они хотят хардкора, хотят олдскула, хотят жестокости. Просят разрешить бойцам все, вплоть до драк с болельщиками и ударов головой. И мы видим, что некоторые организации до сих пор не отменили часть жестоких правил.

— Организаций очень много. Удары ногами по «заземленному» противнику остались из-за японских промоушенов. А посмотрите на ONE FC, почему они отменили это? Из-за политики. Это политически некрасиво и неэстетично. Это даже звучит ужасно: «Окей, давайте разрешим бить ногами по голове лежащего противника». Всегда есть обстоятельства, которые заставляют чем-то жертвовать.

— Хорошо. То есть тебя заботит запрет на «локоть 12-6», но не на пинки в голову лежачего?

— Меня устраивает, как сейчас обстоят дела в этом отношении. Если и надо что-то менять, то нужно обратиться к структуре боя. У нас есть трех- и пятираундовые бои. В боксе есть 4, 6, 8, 10, 12 раундов. В некоторых случаях в боксе, когда поединок доходит до конца четвертого раунда, уже можно обращаться к судейским запискам (речь, судя по всему, идет о техническом решении, прим. cageside.ru). В смешанных единоборствах, даже если прошло больше половины поединка, я не могу этого сделать. Для этого должен начаться третий раунд. Это нужно менять. Нам нужно обращать больше внимания не на чисто бойцовский аспект, а на те правила, которые сопровождают бой, на условия боя.

Я могу сказать, что отмена правила «12-6» не повлияет на безопасность и здоровье бойцов. Могу ли я сказать то же самое про отмену запрета на удары ногами и коленями в голову лежачего? Нет. Если я понимаю, что при внесении изменений драться станет опаснее, я не приму этих изменений.

«Мы должны развивать наш спорт, в том числе и систему судейских оценок»

— Кстати, раз уж ты разрабатывал систему судейских оценок, тебе нравится система, которая практикуется в Восточной Азии?

— Нет. Потому что в ней нет смысла. У них судьи сидят в наушниках. Почему? Потому что есть кто-то, кто говорит им, что делать.

— То есть кто-то диктует им, как нужно оценить тот или иной эпизод?

— Ну да. Иначе зачем судьям наушник? Зачем наушник у рефери в клетке? Зачем? Потому что кто-то должен им говорить… Рефери и судей не заботит то, как это выглядит по телевизору, их не волнует продакшн. Есть ринг-анонсер, который приходит и уходит по команде. Кто-то говорит, что нужно начать бой. Единственная причина, по которой они носят эти наушники, — они слушают кого-то свыше, и он указывает им, когда поднять бойцов в стойку, когда остановить бой. Если вам нужен кто-то, кто говорит рефери, что делать, то у вас плохие рефери.

— Так что насчет оценок?

— Они оценивают по итогам всего боя, а не по раундам. И есть бои, которые очень подходят именно для такой системы оценок. Например, недавний поединок Майкла Биспинга и Дэна Хендерсона (главное событие UFC 204, бой за чемпионский титул в среднем весе, прим. cageside.ru). Оба бойца мне нравятся. Если мы оценивали этот бой по нашей системе – раунд за раундом, то Биспинг выиграл. Но если посмотреть на бой в целом, безотносительно раундов, то мы видим лицо Майкла, разбитое за первые десять минут. Оба этих раунда взял Хендо, но затем он замедлился, и Биспинг выигрывает следующие два, а затем, хоть и с мизерным преимуществом, но берет и решающую пятиминутку. Таким образом, если судить в целом, то в глаза бросается контраст между состоянием Хендерсона, который был практически невредим, и Биспинга, который истекал кровью. Глядя на это, судьи могли отдать победу претенденту, если бы оценивали бой в целом. Да я и сам отдал бы ему победу, если бы пришлось оценивать таким образом. Но означает ли это, что Дэн действительно выиграл?

— Ну, учитывая, что бойцы прекрасно знают правила и согласились биться именно по такой системе, то нет. Конечно, он не выиграл. А бывает такое, что ты как зритель смотришь бой и хочешь, чтобы его оценивали в целом, а не по раундам?

— А как это возможно? Есть 15 минут, но никто не сможет запомнить, что было на первой минуте, что было на второй и так далее до пятнадцатой. Это невозможно. И именно в этом проблема с такой системой оценки. Фактически, судей просят одинаково отчетливо помнить, что случилось в первом раунде, в середине и в конце поединка. Но будем честны, никому это не под силу. Я не говорю, что не хотел бы видеть изменения в системе судейских оценок. Необходимо продолжать развивать наш спорт и в том числе систему оценок, чтобы она соответствовала веяниям времени и максимально подходила тому уровню и стилю боев, которые мы наблюдаем.

— Некоторые правила существуют в угоду промоутерам, чтобы повысить зрелищность, тем самым немного снижая, скажем так, реализм. Можно поднять бойцов в стойку, когда в партере мало активности и публике это не нравится. С точки зрения рефери, где эта грань? Это ведь может полностью поменять ход боя. Как понять, когда пора поднимать их?

— Это абсолютно меняет бой. Тут нет сомнений. Но все бойцы должны понимать, что в боях, помимо соревновательного, есть и развлекательный элемент.

— Но это единственное, что рефери может сделать в угоду публике. Зрителям плевать на то, как это ломает бой, они не мыслят категорией опасно/не опасно, их интересует только то, чтобы не было скучно.

— Если рефери слушает публику, то не сможет принять правильное решение. У него должны быть свои критерии, в соответствии с которыми он и принимает решение, когда поднимать спортсменов в стойку. Перед боем в подтрибунных помещениях мы обсуждаем правила с бойцами, и я всегда говорю им следующее. Если вы переводите бой в партер и оказываетесь наверху, то я жду от вас активных действий, вы должны стремиться финишировать соперника. Я не собираюсь говорить, как нужно драться, я здесь не для этого. Если необходимо сменить несколько позиций перед тем, как выйти на болевой или удушающий, – ради бога! Но я буду следить за тем, что вы делаете после смены позиции. Ситуация стала лучше – прекрасно, продолжай. Но бывают случаи, когда кто-то пытается улучшить позицию, а его блокируют, затем он вновь пытается сделать то же самое, но его вновь блокируют, а он все продолжает и продолжает. Он пытается создать видимость активности, но в действительности он просто тормозит мой бой. Нужно пытаться улучшать свою позицию.

Если боец собирается выйти на граунд-н-паунд, то я жду от него выхода на удобную позицию, создания необходимого пространства и, собственно, ударов. Если ему это удается, то он может не беспокоиться о том, что я подниму их в стойку. Но если он кладет свою голову на грудь сопернику и начинает работать «корпус-голова-корпус-голова», то как бы говорит мне: «Я устал и не знаю, как преодолеть его гард, поэтому просто создаю видимость активности.» В такой ситуации я, конечно, вскоре поднимаю бойцов в стойку.

Если боец оказывается снизу, то можно закрыть гард, можно обхватить соперника и держать его, это не запрещено. Но никогда не стоит смотреть на меня умоляющим взглядом и ждать, что я как можно скорее подниму их из партера. В такой ситуации этот парень снизу тормозит мой бой. Если он хочет заставить меня задуматься о том, чтобы поднять бойцов в стойку, то нужно открыть гард и начать что-то делать. Нужно заставить соперника, который лежит на нем, выглядеть пассивным и просто сохранять позицию. В этом случае я задумаюсь.

Вот давайте порассуждаем. Можете назвать приемы из джиу-джитсу, которые можно провести из закрытого гарда?

— Гильотина.

— Да. И это единственный прием. Ни один болевой/удушающий, кроме него, не делается из закрытого гарда. Значит, необходимо открыть его. А когда он открыт, вы начинаете атаковать. Соответственно, когда от закрыт, вы как бы говорите всем вокруг, что просто защищаетесь.

— А если я в закрытом гарде и пытаюсь добиться поднятия в стойку, я прилип к сопернику, сковываю его действия и надеюсь, что нас поднимут. В конце концов, нас поднимут?

— Ну уж нет. Во всяком случае, не при моем судействе. Я видел в своей карьере все, что только можно представить. Я видел, как в стойку поднимали из таких позиций, в которых выйти на сабмишен легче, чем не выйти. Рефери должны понимать, когда нужно поднимать в стойку.

Возьмем опять гард. Эта позиция в партере максимально приближена к нейтральной. Боец внизу имеет много возможностей для выхода на прием, но ограничен в ударах. То же самое, только наоборот, касается того, кто находится наверху. Он имеет возможность бить, но ограничен в выходах на болевые/удушающие до тех пор, пока не начнет улучшать позицию. Когда боец переходит в полугард, то тут уже не 50 на 50, а, скорее, 60 на 40, потому что верхний боец исключил много возможностей для сабмишенов из гарда, а также обеспечил некоторые возможности для сабмишенов самому себе. Ситуация сильно поменялась. дальше он переходит в боковой контроль, и теперь все меняется еще сильнее.

— Нужно ли поднимать бойцов из бокового контроля?

— Я бы никогда не поднял. Просить их работать, быть активнее, искать продолжения – это да, но не поднимать. Ну, если только контролирующий боец не начинает тормозить бой и просто удерживать эту позицию, совсем не проявляя активности. Если боец неактивен в доминирующей позиции, я подниму их.

— Даже из бокового контроля?

— Даже из бокового контроля.

«Не подписывай контракт на бой, если не хочешь нокаутировать друга»

— Рой Нельсон…

— Я не хочу это комментировать (на турнире UFC Fight Night 95 он нокаутировал своего друга «Бигфута» Силву, однако остался недоволен поздней остановкой со стороны Джона Маккарти и слегка ударил рефери ногой в район спины, пока тот пытался привести в чувства поверженного бразильца. Нельсон в итоге был оштрафован на $24 000 и отстранен от боев на 9 месяцев, прим. cageside.ru). Вообще, я даже не знал, что он коснулся меня, и уж тем более не знал, что он меня пнул. Я был занят внутри клетки, пытался поговорить с Антонио Силвой после его нокаута. У Роя свое мнение, с которым я не согласен. А он, в свою очередь, не согласен с моим. Позже он подходил ко мне и сказал, что, возможно, «Бигфут» действительно не был в отключке перед тем, как Нельсон его добил. Рой говорил, что вырубил его первым же ударом, но он не вырубил. Вообще, если Нельсон решил, что «Бигфут» его друг, то не подписывай контракт, чтобы не пришлось его нокаутировать. Это не мое дело, а его.

— Насчет Джона Джонса. Он неоднократно говорил, что не любит, когда ты обслуживаешь его бои. По его словам, он предпочел бы любого рефери для своего боя, но не тебя. Вроде как ему не нравится твоя энергетика.

— ПЛОХАЯ ЭНЕРГЕТИКА?!

— Именно.

— (смеется) Это круто, чувак. Вот это мне нравится. Отличный повод.

— Как ты к этому относишься?

— Мне все равно.

— А если тебя назначат на его поединок?

— А меня уже назначали. Мне все равно. Мне плевать, победит Джонс или проиграет, почему он должен меня волновать? Меня волнует, чтобы он вышел в клетку, показал все, на что способен, и чтобы это было честно. (в телеинтервью, которое состоялось уже после этого, Маккарти сказал, что считает Джонса и Деметриуса Джонсона одними из лучших бойцов в истории, прим. cageside.ru).

«Рефери в ММА не могут заработать этим на жизнь»

— Сейчас много разговоров относительно выплат бойцам. Это особенно актуально после сумасшедшей сделки по продаже UFC. Хочу спросить тебя о рефери, они хорошо зарабатывают?

— Я скажу, какая у нас зарплата. По сравнению с боксом и другими видами спорта, мы получаем немного.

— А кто платит? Только атлетические комиссии?

— Это довольно сложный вопрос. Нам платят промоушены. Если я работаю в UFC, то именно они платят мне. Но тут все зависит от атлетической комиссии. Иногда мы получаем чеки непосредственно от компаний – от Zuffa (материнская компания, которой до недавнего времени принадлежала UFC, прим. cageside.ru) или теперь от WWE-IMG. В случае, когда турнир патронирует Атлетическая комиссия штата Невада, чеки от промоушенов направляются сначала в комиссию, а затем уже комиссия выписывает чеки судьям. Но именно комиссия решает, сколько получит рефери.

— Если мне не изменяет память, рефери на крупных боксерских вечерах получают около 2000 долларов.

— О нет. Намного больше. Если смотреть на поединок Пакьяо – Мэйвезер, то там получилось 25 тысяч. Его обслуживал Кенни Бэйлесс. Совсем недавно Пакьяо дрался с Варгасом. Этот бой, возможно, не привлек так много платных трансляций, но рефери получил что-то в районе 4,5-5 тысяч долларов.

— И рефери в ММА получают меньше?

— Намного меньше.

— Почему?

— Потому что у нас нет санкционирующих организаций. В боксе такие органы зачастую определяют, сколько получат рефери. Например, есть чемпионский поединок в Калифорнии, штат решает, что обслуживающие рефери получат за чемпионский бой 1900 долларов. Но если это бой за титул WBC (World Boxing Council, боксерская организация, считающаяся самой престижной, прим. cageside.ru), то организация может сказать свое слово и повысить гонорар до 3200-3300 долларов. Таким образом, они помогают судьям стать немного богаче.

— То есть для большинства представителей вашей профессии в ММА это лишь дополнительный заработок?

— Абсолютно. Нет ни одного рефери, который мог бы обеспечить себя исключительно обслуживанием боев. Наверное, я близок к этому, но мне выплачивает пенсию Полицейский департамент Лос-Анджелеса. Хёрб Дин мог бы быть исключением, но и он не занимается только судейством, у него есть и другие источники заработка. Он много чего делает, чтобы обеспечить себе достойный заработок.

— Ты считаешь, что такое положение дел необходимо менять как можно быстрее?

— Если вы хотите, чтобы люди делали свое дело лучше всех, то необходимо обеспечить им должные условия. Они не могут стать лучшими, если каждый день думают о том, как прокормить себя и свою семью. Соответственно, им нужны финансовые условия, чтобы обеспечивать себя тем, чему они посвящают все свое время. А за турнир в Нью-Йорке, который стал крупнейшим в истории и собрал самую большую кассу за время существования МСГ (Мэдисон-Сквер-Гарден, знаменитая арена в Нью-Йорке, прим. cageside.ru), можно было получить около 1500 долларов.

— И это все равно намного меньше, чем в боксе.

— Все познается в сравнении. Например, 8 марта 1971 года состоялся первый бой между Мухаммедом Али и Джо Фрейзером. В то время можно было купить новенький крупногабаритный автомобиль за 3 600 долларов. Рефери тогда был Арт Мерканте. Он заработал 750 долларов, в то время как бойцы взяли по 2,5 миллиона. Представьте, какова была реальная ценность 750 долларов в те годы. А когда я обслуживал первый бой между Веласкесом и Дос Сантосом (12 ноября 2011 года, прим. cageside.ru), я заработал 700 баксов. Вот так.

Сейчас я обучаю многих бойцов, как стать рефери или судьей в рингсайде (Маккарти основал всемирно известный центр по обучению и сертификации рефери и судей в ММА, который называется COMMAND, прим. cageside.ru).  И самая большая проблема – они не могут заработать этим на жизнь, этих денег просто недостаточно. Единственный, кто близок к карьере рефери – это Фрэнк Тригг. Он пришел ко мне, уже какое-то время готовится, у него получается все лучше и лучше, но его не волнуют деньги.

cageside.ru

Легендарный Джон МакКарти завершает карьеру рефери

Официально Джон Маккарти не уходит из единоборств. Он просто не будет в той же заметной роли, в которой люди видели его в течение последних двух с лишним десятилетий. МакКарти начал работу в качестве комментатора турниров под эгидой Bellator MMA. Легендарный судья ММА сказал, что сейчас он будет сфокусирован именно на этом, но он не станет полностью отходить от судейской работы.

 

«Могу я пойти и реферить? Да, я могу пойти и реферить», - сказал МакКарти порталу MMA Fighting. «Если я хочу пойти и реферить что-то на международном уровне, я могу это сделать. Я могу сделать небольшие шоу и здесь, если хочу. Я буду проводить благотворительные акции и тому подобное. Я не собираюсь говорить: - «О, я на пенсии», - Я не на пенсии. В этот момент я просто возьму что-то другое, так что это пойдет на задний план. Все мое внимание будет направлено на то, чтобы быть лучшим комментатором, кем я могу стать для Bellator».

Например, МакКарти сказал, что 27 января он будет судить боксерский турнир в Калифорнии, через день после того, как он будет работать на турнире Bellator 193. Маккарти является лицензированным судьей по боксу в Калифорнии и лицензированным судьей по боксу в Неваде. Он сказал, что есть «возможность», что в какой-то момент в будущем он может быть лицензирован как боксерский рефери в Неваде, но это будет на атлетической комиссии.

Другими словами, МакКарти по-прежнему будет в теме судейства различных турниров, а также продолжит преподавание на курсах по сертификации судей и рефери. Просто не будет третьим человеком в клетке на турнирах UFC и Bellator в обозримом будущем.

«Я люблю исполнять обязанности», - сказал МакКарти. «Мне нравится то, что я делаю. Мне нравятся люди, с которыми я работаю. Я люблю всех бойцов. Но когда я говорю, что ухожу, я ухожу от того, чего от меня ожидают люди. Они думают, что я могу прокомментировать турнир Bellator, а затем перейти к UFC - этого не произойдет. Я отойду от того, что большинство людей считают меня рефери. Но я все еще буду работать со спортивными комиссиями».

МакКарти говорит, что новая работа с Bellator пришла очень быстро. В конце прошлого месяца Маккарти сказал, что слышал, как Bellator и их давний комментатор Джимми Смит расстались. Маккарти сказал, что он даже обратился к Смиту, чтобы пожелать ему всего хорошего. Несколько дней спустя президент Bellator Скотт Кокер позвонил МакКарти и спросил, заинтересован ли он в прослушивании на замену Смита. МакКарти ухватился за эту идею.

Еще в июле МакКарти, уже давно имеющий черный пояс по бразильскому джиу-джитсу, получил травму на тренировке, пытаясь показать ученику технику выполнения удушающего приёма. МакКарти сказал, что это было как постоянный укол жалом, и он даже не мог время от времени двигать рукой. Ему нужны были две операции, чтобы восстановиться после травмы, и он был вне работы рефери в течение нескольких месяцев.

«Эта травма заставила меня немного пересмотреть вещи», - сказал Маккарти. «Я не хочу быть парнем, который держится за место или входит в клетку, когда есть кто-то другой, кто действительно может сделать работу лучше, потому, что я не готов».

Маккарти принял предложение Bellator попробовать себя, как комментатор, как знак. И после успешного прослушивания и консультации со своей женой Элейн он согласился на новую работу.

Одна из главных вещей, которую он с нетерпением ждет, - это возможность соответствующим образом для большей аудитории объяснить тонкости правил MMA, включая критерии оценки. МакКарти, как известно, отвечает на сотни вопросов по правилам, которые он получает в Twitter, но теперь у него будет гораздо большая Платформа.

«Я думаю, что это большая часть того, почему Bellator думал обо мне, чтобы сделать предложение», - сказал Маккарти. «Я думаю, что они смотрят на это, как на получение более образованных фанатов, чем больше они будут наслаждаться спортом, тем больше они будут понимать, что происходит, тем больше они будут понимать, почему судьи делают что-то таким, как оно есть, почему судья так поступает».

«Я здесь для всех аспектов боёв. Что делают бойцы, почему кто-то успешен, что другой человек должен сделать, чтобы противостоять тому, в чем они успешны. Это все, что они сейчас слышат. Но сейчас нет никого, кто мог бы объяснить и обучить болельщиков правилам спорта, и почему бойцам нужно что-то делать или почему судьи отдают предпочтение одному бойцу над другим в определенной ситуации. Я думаю, что смогу донести это - даже в этом раннем начале моей карьеры комментатора - я доношу это к столу, в то время как многие люди предполагают, когда что-то случается».

Джону МакКарти 55 лет. Он начал судейство в MMA на турнире UFC 2 в 1994 году. Он самый известный, признанный и уважаемый чиновник в истории спорта. Он приложил руку к сочинению единых правил ММА еще в 2001 году. В то время как он все еще работает на очень высоком уровне и остается одним из лучших в бизнесе, МакКарти чувствует, что он достиг потолка того, что он мог сделать в качестве рефери.

«Я говорю это, и я не хочу, чтобы кто-то думал, что я эгоистичен в этом, но в области судейства, куда я могу ещё пойти»? - сказал Маккарти. 

«Я делал два-три-четыре шоу в неделю, но я бежал на месте. Но я должен был сделать величайшие бои. Я не могу жаловаться на то, что у меня было в качестве рефери. И сейчас я могу начать работать только хуже. Я всегда говорил себе, что собираюсь уйти от этой ситуации, прежде чем кто-то скажет мне, что мне нужно уйти, потому что я не делаю правильные вещи. Это была возможность, которая представилась мне, и которая меня волнует. Это сделало меня таким, каким я был, знаете, это то, над чем я могу работать, это то, в чем я могу быть хорош».

И это то, что МакКарти клянется делать. Он не пойдет в комментаторы, рассматривая это, как просто заработок, сказал он.

«Есть тонна работы, которая идет», - сказал МакКарти. «Вот почему Джимми Смит был так хорош, вот почему Брайан Стэнн был так хорош. Для того, чтобы добиться успеха, они опережают время в работе. И я достаточно умен, чтобы следовать за умными людьми. Если я вижу кого-то, кто делает что-то по причине того, что они могут быть успешными, я буду цепляться за то, что они делают и буду следовать этому. Я вложу кучу работы, чтобы добиться успеха, потому что я никогда не буду плохо подготовлен к тому, чтобы стоять перед камерой или надевать гарнитуру и рассказывать людям, что происходит в бою. Я обещаю, что всегда буду шевелить своей задницей, чтобы быть лучшим».

superkarate.ru

Джон Маккарти выпустил свою книгу

“Большой” Джон Маккарти - один из первых рефери ММА, широко известный за его фирменную фразу ““let’s get it on!” (Давайте начнём!”)

Серьёзное отношение к этому виду спорта у 48-летнего рефери возникло, когда он служил в Лос Анджелеской полиции. 23 года Маккарти служил в правоохранительных органах, но смешанные единоборства стали его призванием. Он стал одной из самых узнаваемых фигур в этом спорте, но, по-прежнему скучает по своим бывшим коллегам.

“Я действительно скучаю по клоунам, я не скучаю по цирку”- сказал МакКарти MMAWeekly радио. “Есть много очень хороших людей, которые являются частью полиции Лос-Анджелеса, и много очень хороших людей, которые живут в Лос-Анджелесе, граждане, которые просто живут, и просто пытаются быть счастливыми, и делать правильные вещи. Так что, я скучаю по этим людям. Скучаю ли я по всяким дурацким вещам? Я скучаю по веселью. Скучаю ли я по политике? Нет, я рад, что далёк от этого.”

В своей книге “Давайте начнём!”- Маккарти упоминает, как он едва не принял участие в UFC 2 как боец, а не как рефери. Будучи партнёром легендарного Хойса Грейси, Маккарти был уверен, что готов драться, но после разговора с Хорионом Грейси, Маккарти вышел из турнира, но оказался в самой гуще событий.

“Случилось то, что я не был достаточно умён, чтобы разбираться в жизни. В начале, когда было UFC 1, я был одним из спарринг-партнёров Хойса, помогая ему готовиться к шоу, и я был на шоу, и помогал ему, и мне понравилось это.” “Когда я вернулся, я сказал, вы знаете, что я могу быть с этими парнями. Я хочу драться там. Я заполнил все бумаги для UFC. Следующее, что я помню, это то, что Хорион подозвал меня и спросил, что ты делаешь? Он сказал, ты не можешь драться с Хойсом. Было очевидно, что Хойс звезда, а я был слишком глуп, чтобы признать это на тот момент.”

“Но в факте того, что я хотел драться с Хойсом не было никакого неуважения, я так и не сделал этого. В тот момент они попросили меня быть рефери, и я благодарен им за это, потому что они позволили мне сделать карьеру, которой у меня никогда бы не было, если бы я был удачлив, чтобы начать драться, или оказался достаточно глуп, чтобы самому выйти туда”.

В конце концов, Маккарти счастлив, и верит, что он богат в жизни, потому что он занимается тем, что ему нравится. “Я люблю судить. Я люблю ММА. Именно это делает меня счастливым. Вы учитесь по мере того, как становитесь старше, а я стар, поэтому многому научился. Жизнь хороша не тем, что у вас есть, а тем, что вы можете делать, и быть частью того, что делает вас счастливым.

“Если вы будете довольны тем, что вы делаете, то вы богаты в жизни. Богатство не исчисляется деньгами, и это замечательно, но вы богаты жизнью, и это наиболее важно. Я очень богат в моей жизни, и я делаю то, что мне нравится, и я не могу быть более счастлив.”

fightnews.ru


Смотрите также