Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Биография хозяйка вор в законе


Современные воры

Вор в законе Владимир Анкудинов — Хозяйка

Один из самых авторитетных «воров» бывшего СССР по кличке Хозяйка (Анкудинов Владимир Андреевич, 1947 г. рождения) долгое время проживал в городе Энгельсе, имел небольшой старенький домик и репутацию бессребреника. Свой жизненный путь он с «честью» прошагал по тюрьмам, являлся хранителем традиций и умер в 1990 году от почетной зэковской болезни туберкулеза.

Домик Хозяйки сохранился и по сей день, видимо, после окончательной победы Великой Криминальной там устроят музей. Теперь в тех местах поселился (правда, уже не так скромно – в особняке) уголовный авторитет по кличке Мужичок (П-ров Анатолий Яковлевич, 1946 г. рождения), по оперативным данным, отвечающий за «грев зон».

Вор в законе Василий Мордаков — Мордак

Живой легендой уголовного мира земли саратовской по праву считается Василий Васильевич (Василий Васильевич Мордаков, 1921 г. рождения), начавший свою карьеру еще в годы сталинских «троек» и НКВД. В послужном списке — два побега и ремесло профессионального картежника. Новые веяния Василия Васильевича не коснулись, коммерцией он не занимается принципиально. После инфаркта несколько отошел от дел, но постоянно находится в курсе всех событий и старается не допускать беспредела среди авторитетов.

В декабре 1996 г., после очередной «сходки» по всем лагерям нашей необъятной Родины пошла гулять «малява»-указ о присвоении высокого звания «вора в законе» гражданину Гоподзе Тенгизу Сергеевичу, 1964 г. рождения, по кличке Лавэ, который местом своей постоянной дислокации избрал город Балаково. После «коронации» ему из «общака» сделали «царский» подарок — купили там две шикарные квартиры.

Очень занят постройкой отменного особняка (паркет заказывает аж в Краснодаре) другой вор в законе Дато (Озманов Тенгиз Арамович, 1966 года рождения). А вот Балаш (Балашов Николай Павлович, 1963 г. рождения) поступил проще, и то ли приобрел, то ли «отжал» без всяких хлопот себе усадебку прямо на берегу Волги.

В центре: вор в законе Николай Балашов — Балаш

Недостатка средств они, похоже, не испытывают, т.к. являются фактическими совладельцами ряда коммерческих фирм, магазинов, казино и т.д. Кроме того, и директора многих государственных предприятий всегда рады оказать услугу «важным людям». Налоговые органы их тоже пока не донимают, ну а в случае чего — всегда найдется » зиц-председатель».

Слева воры в законе: Сергей Яковлев (Якорь), Ной Цулая и Юра Чича, Саратов

Не стоит забывать о Ное (Цулае Ное Александровиче, 1950 г. рождения), именем которого очень любят козырять лидеры местных организованных преступных группировок. Пантеон таблицы уголовных элементов Саратовщины также будет не полным, если не помянуть Шоту, застреленного в прошлом году в Энгельсе и похороненного в Грузии, куда тело было отправлено с территории авиазавода спецрейсом. Существуют две взаимосвязанные версии, по которым Шоту убрали либо из-за передела сфер влияния, либо он кому-то сильно наступил на «хвост».

Все вышеперечисленные граждане составляют местный «цвет» криминального мира. Однако нельзя сказать, чтобы их влияние на него было стопроцентным. Быстро поднявшийся на вымогательстве «молодняк» частенько отказывается придерживаться еще кое-каких сохранившихся норм. Лидеры ОПГ, сколотив начальный капитал, постепенно отходят в сторону легального бизнеса, поэтому гипотетическое покровительство за колючей проволокой им уж без надобности. Да и сами «воры в законе» все чаще улыбаются друг другу сквозь зубы, ведь противоречий и взаимных упреков накопилось достаточно, а когда в товарищах согласья нет… И пойман, и вор, но…

Воровской съезд

Эта операция Приволжского РУОПа (штаб-квартира в Саратове) прогремела на всю страну. 18.01.97 г. в Самаре оперативники накрыли всероссийский воровской съезд, и в наручниках оказалось сразу 23 «вора в законе» и десятки уголовных авторитетов рангом помельче (всего 60 с лишним человек, не считая охраны). «Наших» должны были представлять Дато и Ной, но они вовремя успели унести ноги и несколько дней выжидали на конспиративной квартире. А вот другой земляк, лидер ОПГ, некто Новик в Самаре попался.

Очевидцы происшедшего рассказывали, что когда бойцы СОБРа с автоматами наперевес ворвались в «Икарус» и предложили присутствующим предъявить документы, первая реакция была шоковой. Потом понеслось: «Вы о…ели! Вы хоть понимаете, на КОГО руку подняли?»

Это был действительно уникальный шанс упрятать за решетку уголовных «генералов» по совершенно новой, 210 (организация преступного сообщества) статье УК России. Раньше было два пункта, по которым «воров в законе» можно было «отправить на посадку» — это незаконное хранение оружия и наркотики. Все, более ни в чем они не «светились», предпочитая подставлять вместо себя других. И вот, казалось бы, теперь…

В Самаре резко «возмутилась общественность», и косяком пошли депутатские запросы. Тут же собралась другая «сходка», на этот раз адвокатская. В результате принятых мер почти сразу оказались на свободе самарские авторитеты: Дудука, Анзор и др. За ними на «выход с вещами» постепенно потянулись остальные, и в итоге на нарах осталось всего пятеро. Причины разные (их сейчас устанавливает специальная комиссия), но результат один. Нет еще опыта, каких-то методик, позволяющих применять 210-ю статью в полном объеме, а вот у «воров в законе» давно отработаны сценарии поведения на все случаи жизни. Тонкие психологи, они четко чувствуют, где власть слаба, и в зависимости от этого координируют свои действия. Информация к размышлению в 1996 г. в Саратовском регионе состоялось аж три (в июне, сентябре и ноябре) воровские «сходки», причем приезжали к нам многие иногородние и московские авторитеты и даже «гости» из солнечной Греции, в которой есть все, включая российских бандитов. Возникает вопрос: почему в Саратовском крае не жизнь, а «малина»?

… Последние прогнозы милицейских экспертов тревожные. Во-первых, в Москве от сердечного приступа на 58-м году жизни скончался «генерал генералов» Захаров-Цируль, что неизбежно приведет к определенным подвижкам в рядах отечественной мафии, и борьба за его колоссальное «наследство» (имеется в виду не только денежный эквивалент) может приобрести самые неожиданные формы. Во-вторых, следует ожидать грандиозной «разборки» с целью выяснить: «Кто сдал Приволжскому РУОПу всероссийский «сходняк»? Будьте уверены, виновных найдут, и тогда… Офицеры РУОПа уже заявили, что на первый же выстрел в адрес официальных структур они ответят «настоящим террором.»

www.mzk1.ru

Воры в закон хозяйка

Эта операция Приволжского РУОПа (штаб-квартира в Саратове) прогремела на всю страну. 18.01.97 г. в Самаре оперативники накрыли всероссийский воровской съезд, и в наручниках оказалось сразу 23 «вора в законе» и десятки уголовных авторитетов рангом помельче (всего 60 с лишним человек, не считая охраны).

Вор в законе Владимир Анкудинов — Хозяйка Один из самых авторитетных «воров» бывшего СССР по кличке Хозяйка (Анкудинов Владимир Андреевич, 1947 г.

https://www.youtube.com/watch?v=-aeVR12gvX4

рождения) долгое время проживал в городе Энгельсе, имел небольшой старенький домик и репутацию бессребреника. Свой жизненный путь он с «честью» прошагал по тюрьмам, являлся хранителем традиций и умер в 1990 году от почетной зэковской болезни туберкулеза.

Домик Хозяйки сохранился и по сей день, видимо, после окончательной победы Великой Криминальной там устроят музей. Теперь в тех местах поселился (правда, уже не так скромно – в особняке) уголовный авторитет по кличке Мужичок (П-ров Анатолий Яковлевич, 1946 г. рождения), по оперативным данным, отвечающий за «грев зон».

Вор в законе Василий Мордаков — Мордак Живой легендой земли саратовской по праву считается Василий Васильевич (, 1921 г. рождения)

Вор в законе хозяйка биография

Сложившаяся ситуация “ни войны, ни мира” помогла Джему и его сторонникам выиграть время, в течение которого Бойцу удалось связаться с авторитетным грузинским вором Тото, находившимся в тот момент на свободе, с которым у него, Галима и меня сложились близкие отношения по предыдущей крытой. Несмотря на грузинское происхождение, Тото был интернационалистом.

Живя на свободе, многие преступники, в том числе и Гоги Чиковани, не имели большого достатка и выживали за счет постоянных краж. Большинство воров могли находиться в комфортных условиях, но жесткие правила кодекса воровской чести даже запрещали думать о таком. Коронованные воры, находящиеся на свободе, уважительно относились к тем, кто находился в тюрьме, перечисляя им деньги из «общака».

Об этом уроженце города Аткарска не рассказывают на школьных уроках, его именем никогда не назовут улицу или переулок, а в краеведческом музее не посвятят к юбилею выставку.

О нем никогда ранее не писали местные газеты, и это первая в наших краях заметка о легендарном советском воре в законе Владимире Анкудинове по прозвищу Хозяйка.

Владимир родился в Аткарске после войны – 19 октября 1947 года. Детство и юность провел в нашем городе, после чего с матерью уехал в Энгельс, там у него появился сводный брат.

Первую судимость свою Анкудинов получил в шестнадцать лет, затем он был судим еще трижды. Получивший на зоне колоссальный авторитет и коронованный в воры (неизвестно, в каком году, – прим.

Крайний справа (рядом со мной) стоит «смотрящий» тогда за «воровским общаком» и криминальным миром Приморского края Миша Билл. Слева стоят, приехавшие со мной из Хабаровска, Женя Дорожкин и Володя Юрьев.

Фото 19. 1993 г. Хабаровск. В моей квартире. Справа от меня сидит вор в законе Саша Волчек.

Моя жена Ирина окликнула меня и сфотографировала нас в тот момент, когда я разговаривал по телефону сидя вполоборота.

Фото 20. 1993 г. Хабаровск. Слева от меня сидят воры в законе Отари Тоточия и Торчик Сухумский, справа — вор в законе Валера Тбилисский.

Фото 21. 10 ноября 1994 г. Комсомольск-на-Амуре. День рождения Джема. Он сидит в центре.

Слева от него – вор в законе Чира, справа – вор в законе Стрела. Я стою сзади, моя жена Ирина обняла Джема за шею.

Криминальный передел: Кто займет место главного вора в законе после ареста Шакро Молодого

— Почти в каждом российском городе или даже крупном поселке, тем более, в тюрьме и исправительной колонии есть поставленные ворами люди, ответственные за положение и соблюдение норм, принятых в преступном мире, — так называемые, «смотрящие», — объясняет Са Ния. — В случае возникновения самых разных вопросов, к ним обращаются за разъяснением те, кто ведет незаконопослушный образ жизни.

Также «смотрящие» собирают «общак», в который каждый преступник по своему усмотрению уделяет долю от «нажитого непосильным трудом»: со сделанного «дела» или выигрыша в карты и другие азартные игры. Также приняты отчисления за решение материальных споров или возврата долгов между самими преступниками.

Существенную часть приносят добровольные пожертвования от самых разных людей, в чьем менталитете отдавать и помогать тем, кто нуждается или, например, находится в заключении. Все эти потоки учтены до копейки и от каждого региона регулярно стекаются в Москву. В зону влияния «Москвы» входят многие соседние государства, поскольку воровской мир границ не имеет.

Вор в законе – авторитет, живущий по правилам и понятиям. Ему нельзя нарушать Уголовный кодекс, нельзя вступать в брак и заниматься политикой, запрещено работать на государство. Ограничений в негласном воровском кодексе до сих пор существует немало, но они касаются исключительно представителей сильного пола.

Воры в законе свежие новости

Бывший успешный предприниматель и тусовочный персонаж Денис Давитиашвили наверняка должен согласиться с популярным в народе мнением о том, что все проблемы в жизни мужчины из-за женщин. Исходя из опыта его собственной жизни, все так, но только формально.

Бывший успешный предприниматель и тусовочный персонаж Денис Давитиашвили наверняка должен согласиться с популярным в народе мнением о том, что все проблемы в жизни мужчины из-за женщин. Исходя из опыта его собственной жизни, все так, но только формально. На протяжении нескольких лет он находился во всероссийском розыске и довольно успешно скрывался по чужой фамилией. Дернул же […]

Криминал саратов 1970-80 вор в законе хозяйка фото

Важно

Предлагаем ознакомиться:  При наличии завещания наследование по закону

Налоговые органы их тоже пока не донимают, ну а в случае чего — всегда найдется » зиц-председатель».

Слева воры в законе: Сергей Яковлев (Якорь), Ной Цулая и Юра Чича, Саратов

Не стоит забывать о Ное (Цулае Ное Александровиче, 1950 г. рождения), именем которого очень любят козырять лидеры местных организованных преступных группировок. Пантеон таблицы уголовных элементов Саратовщины также будет не полным, если не помянуть Шоту, застреленного в прошлом году в Энгельсе и похороненного в Грузии, куда тело было отправлено с территории авиазавода спецрейсом. Существуют две взаимосвязанные версии, по которым Шоту убрали либо из-за передела сфер влияния, либо он кому-то сильно наступил на «хвост».

Все вышеперечисленные граждане составляют местный «цвет» криминального мира.

Однако нельзя сказать, чтобы их влияние на него было стопроцентным.

Незадолго до того я приезжал к нему как гость, а в этот раз приехал с просьбой о помощи.

Кока помог мне встретиться со многими известными ворами, находившимися тогда в Тбилиси, и в частности с авторитетным «законником» Паатой Члаидзе, находившимся в сангородке для заключенных. С Паатой мы были знакомы по тобольской спецтюрьме. Многие воры меня также знали лично или были обо мне наслышаны с хорошей стороны. В результате состоялась воровская сходка, где было решено, что со мной поедут воры Вахо и Гия.

В Хабаровск мы прилетели в середине мая. По приезде я сразу же позвонил Джему и, объяснив ситуацию, предложил срочно приехать. Со стороны оппозиции в городе находился только Ватулик.

О степени влияния Анкудинова в уголовном мире свидетельствует хотя бы то, что в воспетом Михаилом Кругом Владимирском централе в 1984 году он уже сам короновал Александра Агафонова по кличке Тимоха, а в 1990 году в Еврейском АО вместе с небезызвестным Вячеславом Иваньковым по прозвищу Япончик они произвели в воры в законе Юрия Кузьмина (Моряк).

К тому моменту Владимир Анкудинов уже считался одним из самых известных воров в законе Советского Союза, хранителем и толкователем традиций, непререкаемым авторитетом, его стали называть «патриархом воровского мира».

Вместе с тем Хозяйка считался бессребреником и в Энгельсе жил в небольшом и покосившемся от времени деревянном домике на улице Водной, 45.

В первом ряду слева направо сидят моя жена Ирина и жены воров Резо и Махо — Дода и Света.

Фото 13. Начало 1989 г. Хабаровск. В первом ряду я, моя жена Ирина и вор в законе Коля Якутенок (упоминается в главе «Возвращение в спецтюрьму»). Во втором ряду слева направо стоят будущий вор в законе Эдик Сахно (гл.

«Джем и дальневосточные воры»), Сергей Шут (гл. «Приезд Джема») и Толик Ростовский (гл. «Возвращение в спецтюрьму»).

Криминальные

Фото 3. Август 1987 г. Хабаровск. Свадебная фотография. В центре я и моя жена Ирина. Крайний слева — Шут Сергей, рядом с ним — Вова Чайник (оба упоминаются в главе «Приезд Джема»).

Фото 4. Весна 1987 г. Хабаровск. Слева от меня сидит Толик Нагора, за нами в центре стоит Володя Хенс (оба упоминаются в главе «Приезд Джема»).

Воры в законе выбирают себе нового короля Москвы

— Шакро по-прежнему контролирует воровской общак, хотя не является его хранителем. (Общак формируется из взносов преступников, деньги из него идут на подкуп чиновников и силовиков, отправляются заключенным. — Авт.). Хранитель общака — это условный министр финансов в воровской иерархии. А Шакро был, так скажем, главой правительства.

Вор в законе хозяйка анкудинов

Однако не брал для себя ничего, считая, что в зонах и тюрьмах это нужнее, и вдруг такое обвинение.

До конфликта с Ватуликом и Яблочкой я отправлял в сангородок Хозяйке и Абулику общаковые гревы с деньгами, наркотиками, чаем, сигаретами и продуктами не реже двух раз в неделю. И постоянно передавал им что-либо от себя лично. В ответных ксивах они писали: «Володька, братишка, благодарим от души за тепло, внимание и заботу». И вот теперь, не поделив власть с Джемом, они меня «отблагодарили».

Яблочка, после того как обвинения против меня не подтвердились, стал уверять, что его самого обманули, и хочет искупить свою вину.

neddom.ru

Известные аткарчане: патриарх воровского мира Владимир Анкудинов

Об этом уроженце города Аткарска не рассказывают на школьных уроках, его именем никогда не назовут улицу или переулок, а в краеведческом музее не посвятят к юбилею выставку.

О нем никогда ранее не писали местные газеты, и это первая в наших краях заметка о легендарном советском воре в законе Владимире Анкудинове по прозвищу Хозяйка.

Владимир родился в Аткарске после войны – 19 октября 1947 года. Детство и юность провел в нашем городе, после чего с матерью уехал в Энгельс, там у него появился сводный брат.

Первую судимость свою Анкудинов получил в шестнадцать лет, затем он был судим еще трижды. Получивший на зоне колоссальный авторитет и коронованный в воры (неизвестно, в каком году, – прим. ред.) Хозяйка на свободе подолгу не задерживался, а сроки всегда получал внушительные – 7 лет лишения свободы с принудительным лечением от наркомании, 14 лет лишения свободы с 3 годами ссылки.

Когда рассматриваешь немногие сохранившиеся снимки молодого Анкудинова, чувствуешь атмосферу фильма Василия Шукшина «Калина красная». Сейчас многие любят называть шестидесятые-семидесятые годы спокойными в плане криминальной обстановки, но факты и цифры противоречат этому весьма распространенному мнению. Сложилось оно, скорее всего, из-за того, что пресса тех лет криминальные происшествия почти не освещала, а сверху навязывалась мысль о том, что в стране развитого социализма преступность скоро и совсем исчезнет.

О степени влияния Анкудинова в уголовном мире свидетельствует хотя бы то, что в воспетом Михаилом Кругом Владимирском централе в 1984 году он уже сам короновал Александра Агафонова по кличке Тимоха, а в 1990 году в Еврейском АО вместе с небезызвестным Вячеславом Иваньковым по прозвищу Япончик они произвели в воры в законе Юрия Кузьмина (Моряк).

К тому моменту Владимир Анкудинов уже считался одним из самых известных воров в законе Советского Союза, хранителем и толкователем традиций, непререкаемым авторитетом, его стали называть «патриархом воровского мира».

Вместе с тем Хозяйка считался бессребреником и в Энгельсе жил в небольшом и покосившемся от времени деревянном домике на улице Водной, 45. Ни семьи, ни детей, ни богатств у Анкудинова никогда не было, он был «последним из Могикан», верящим в старые воровские принципы.

За советом и покровительством к Хозяйке обращались обладатели огромных состояний, он выступал в роли третейского судьи в важных спорах, с его мнением считались власти и правоохранители, но деньги Анкудинову были неинтересны, коммерческую деятельность уголовников он не одобрял. Публичным человеком в советский период Анкудинов по понятным причинам не был, Хозяйка не дал ни одного интервью, крайне редко фотографировался.

Достоверно неизвестен даже список статей, по которым был осужден Анкудинов, потому мы и не приводим его в своем материале. Наверняка никогда не будет известен широкой публике и детальный жизненный путь этого человека, навсегда оставшись покрытым ореолом тайны и недосказанности.

Скончался Владимир Анкудинов в колонии под Хабаровском 13 октября 1990 года, по одной версии, от передозировки и сердечной недостаточности, по другой – от почетной воровской болезни – туберкулеза.

А хоронили «генерала блатного мира» Анкудинова в ставшем ему родным Энгельсе, количество приехавших и слетевшихся со всего Советского Союза серьезных молчаливых людей на похоронах Хозяйки зашкаливало, а общее число пришедших проводить его в последний путь горожан сопоставимо было разве что с первомайскими демонстрациями тех лет. Были здесь и те, кто в девяностые буквально взорвет спокойствие Саратова.

Кстати, Владимир Анкудинов – не единственный аткарчанин, который оставил заметный след в истории криминального мира России, возможно, мы когда-нибудь еще вернемся к этой теме.

На групповом снимке Владимир Анкудинов второй слева.

atkarskuezd.ru

Вор в законе Василий Мордаков

27 июня 2017 г. Вор в законе Василий Мордаков

Мало кто из россиян не знаком со словосочетанием вор в законе, обозначающим особую, высшую касту уголовников.

Как бывает в крупных сообществах, у «воров в законе» есть своя «верхняя палата», куда входят наиболее уважаемые воры, вершащие судьбы преступного мира. 20 января 1999 года воровская «палата», можно сказать, осиротела: в Саратове умер старейший из честных воров, еще сталинской закалки, Василий Мордаков по прозвищу Мордак. Скончался он, немного не дотянув до восьмидесяти лет, в Первой городской больнице от банального инфаркта.

Первый раз Васю взяли на карманной краже в печально известном 1937 году. Мастерство юноши уже тогда было отточенным, как ребро воровской монетки, коей резались сумочки и карманы галифе. Но не мог он знать, что висящий на подножке трамвая фраер с соблазнительно оттопыренным карманом (краешек «лопатника» так и подмигивал Васе — «Возьми меня!») был сотрудником НКВД. В результате той милицейской спецоперации, во время которой оперативники играли роль раззяв, сотни мелких воришек, в том числе и Мордаков, загремели за решетку. Он получил всего полтора года тюрьмы. Но в лагере категорически отказывался работать, раз за разом уходил в побег, намотав себе таким образом несколько судимостей подряд. Всего шесть.

Однажды после побега Васе удалось погулять на свободе несколько месяцев. Добрался до Москвы. На вокзале попался патрулю, был опознан как особо опасный рецидивист и вновь отправлен по этапу.

Сучья война

Блатари между тем лихорадочно вооружались. Зная, что конвой постарается не пропустить на зону с их этапом ни одной лишней железки, тогда как «ссученные», то есть прикормленные зэки, будут отлично вооружены, уголовники изыскивали у себя на теле самые укромные места, способные послужить тайником. К Василию, как к знатоку человеческой анатомии, вор, смотрящий за этапом, обратился с просьбой спрятать и пронести на себе в зону сразу несколько заточек. И Мордаков не смог отказать.

В советских лагерях в 1947 — 1953 годах разразилась так называемая сучья война. Тысячи блатарей, воевавших в Великую Отечественную в составе штрафных формирований, вернулись к «мирным специальностям» и, как следствие, вскоре вновь оказались за решеткой. Истинные воры считали, что «штрафники» проявили малодушие, не желая переносить тяжести лагерной жизни, и, фактически став холуями властей, надели форму и погоны, то есть «ссучились». «Суки» же постоянно подчеркивали, что их главная цель — защитить общую массу заключенных от воровского беспредела. Разразилась кровавая война, в которой численный перевес и поддержка тюремной администрации были на стороне «сук».

Воров стали насильно заставлять отказываться от «воровской идеи» и «закона», то есть не работать, не иметь семьи, дома, лучше принять смерть, но не идти на сделку с властью. Делалось это достаточно просто: в камеру заходила специальная команда «сук», вооруженных с головы до ног ножами, ломами, кирками и заточками. Они предлагали блатным публично отказаться от «масти», а если нет, то каждого по отдельности убивали с особым садизмом.

Сразу за воротами лагеря этап, в составе которого был Василий Мордаков, погнали к бане. Воров заставили сесть у закрытых дверей помывочной, после чего конвой удалился, а из-за ближайшего барака вышла вооруженная до зубов толпа.

— Кнур! — крикнул один из «сук» главному из пришедших с этапом воров. — Тебе конец пришел! Или пойдем перекинемся в «очко», почифирим, а?

Это было предложение отказаться от воровского «закона» и всей прежней жизни.

Тут из толпы выскочил один из самых горячих «ссученных» и опустил кочергу на голову крайнего вора. И пошла резня. Да только ошиблись «суки», считая, что правильные воры безоружны: из рукавов у многих выскочили пики, некоторые зажали гвозди между пальцами, Мордак быстро раздал ближайшим те несколько ножей, которые сумел пронести лично. Много погибло с обеих сторон в той бойне, пока надзиратели вяло попыхивали на вышках сигаретами. Василия свалили ударом тракторной цепи, разбив голову и страшно изуродовав лицо. Никогда после этого не думал он о побеге…

Зато подающего надежды новичка приметили старые уголовники. Биография у Васи подходила под самый требовательный воровской канон: семьи не имел, в лагере ни разу не взял в руки ни пилы, ни кайла. Василия Мордакова «короновали», и по зонам пошла гулять ксива, сообщающая о том, что в стане правильных воров прибыло.

Шулер

После «сучьей войны» понятия были несколько смягчены: «ворам в законе» теперь разрешалось иметь семью и, в случае если это не вредит воровскому делу, вступать в сделки с администрацией тюрем и милицией. А главное, что за годы отсидки Мордак стал шулером высокого полета.

Последние десятилетия прошлого века Василий Мордаков, отойдя от шумных дел, захотел пожить спокойно. Даже завел себе трудовую книжку. Из нее следовало, что Мордак является ветераном труда. И он действительно был ветераном, как и его «сламщики», то есть партнеры по игре, мастера высшего карточного пилотажа — Петрович и Иван-Рука.

Вор в законе Владимир Анкудинов — Хозяйка

С начала июня они бронировали номера люкс в лучших сочинских или ялтинских отелях и жили там до конца сентября. Мордак играл не только у себя в номере, но и в престижных гостиницах, роскошных кабаках и квартирах — катранах. Играл, впрочем, не столько в карты, сколько в психологию. Время бесперебойного отъезда сильных мира сего на Лазурный Берег, Сейшелы и Канары еще не наступило — им приходилось довольствоваться Крымом и Кавказом. Оттого и ставки в сочинских катранах были чудовищными. Появлялись там и дяди из министерств и Госплана. Собравшиеся чаще всего считали себя профессионалами игры.

При этом Василий Мордаков никогда не забывал отстегнуть хороший процент в воровскую кассу — «общак». Между тем, он окончательно поселился в Саратове, жил крайне скромно, как и его сосед, — один из самых авторитетных воров бывшего СССР Владимир Анкудинов по кличке Хозяйка. Тот вообще имел только покосившийся старенький домик и репутацию бессребреника. Хозяйка умер в 1990 году от почетной зэковской болезни — туберкулеза, и роль хранителя традиций перешла к Мордаку.

Третейский судья

К Василию Васильевичу обращались с просьбами разбирать споры между противоборствующими преступными группировками, дабы избежать лишнего кровопролития на улицах городов. По понятиям только вор в законе является верховным судьей в преступном мире и только он имеет право приговаривать провинившихся к смерти. И Василий Мордаков с честью выполнял обязанности третейского судьи. За ним даже закрепилась определенная слава и доверие: если за дело берется Мордак, оно будет улажено по справедливости и побоища не случится.

Василий Васильевич постоянно находился в курсе всех событий и старался не допускать беспредела среди авторитетов. А вскоре настала и его очередь предстать перед Всевышним.

Могила вора в законе Василия Мордакова

Похоронили Василия Мордакова чин по чину — у самого входа на кладбище. Выполняя волю покойного, его всю ночь отпевали в церкви. Около гроба, заваленного роскошными венками, стоял почетный караул. В саратовском ресторане по поводу его смерти была собрана воровская сходка.

Некому больше чтить незыблемый воровской закон

mzk1.ru

kompromat1.live

Вор в законе Василий Мордаков

Вор в законе Василий Мордаков — Мордак

Мало кто из россиян не знаком со словосочетанием вор в законе, обозначающим особую, высшую касту уголовников. Как бывает в крупных сообществах, у «воров в законе» есть своя «верхняя палата», куда входят наиболее уважаемые воры, вершащие судьбы преступного мира. 20 января 1999 года воровская «палата», можно сказать, осиротела: в Саратове умер старейший из честных воров, еще сталинской закалки, Василий Мордаков по прозвищу Мордак. Скончался он, немного не дотянув до восьмидесяти лет, в Первой городской больнице от банального инфаркта.

Первый раз Васю взяли на карманной краже в печально известном 1937 году. Мастерство юноши уже тогда было отточенным, как ребро воровской монетки, коей резались сумочки и карманы галифе. Но не мог он знать, что висящий на подножке трамвая фраер с соблазнительно оттопыренным карманом (краешек «лопатника» так и подмигивал Васе — «Возьми меня!») был сотрудником НКВД. В результате той милицейской спецоперации, во время которой оперативники играли роль раззяв, сотни мелких воришек, в том числе и Мордаков, загремели за решетку. Он получил всего полтора года тюрьмы. Но в лагере категорически отказывался работать, раз за разом уходил в побег, намотав себе таким образом несколько судимостей подряд. Всего шесть.

Однажды после побега Васе удалось погулять на свободе несколько месяцев. Добрался до Москвы. На вокзале попался патрулю, был опознан как особо опасный рецидивист и вновь отправлен по этапу.

Сучья война

Блатари между тем лихорадочно вооружались. Зная, что конвой постарается не пропустить на зону с их этапом ни одной лишней железки, тогда как «ссученные», то есть прикормленные зэки, будут отлично вооружены, уголовники изыскивали у себя на теле самые укромные места, способные послужить тайником. К Василию, как к знатоку человеческой анатомии, вор, смотрящий за этапом, обратился с просьбой спрятать и пронести на себе в зону сразу несколько заточек. И Мордаков не смог отказать.

В советских лагерях в 1947 — 1953 годах разразилась так называемая сучья война. Тысячи блатарей, воевавших в Великую Отечественную в составе штрафных формирований, вернулись к «мирным специальностям» и, как следствие, вскоре вновь оказались за решеткой. Истинные воры считали, что «штрафники» проявили малодушие, не желая переносить тяжести лагерной жизни, и, фактически став холуями властей, надели форму и погоны, то есть «ссучились». «Суки» же постоянно подчеркивали, что их главная цель — защитить общую массу заключенных от воровского беспредела. Разразилась кровавая война, в которой численный перевес и поддержка тюремной администрации были на стороне «сук».

Воров стали насильно заставлять отказываться от «воровской идеи» и «закона», то есть не работать, не иметь семьи, дома, лучше принять смерть, но не идти на сделку с властью. Делалось это достаточно просто: в камеру заходила специальная команда «сук», вооруженных с головы до ног ножами, ломами, кирками и заточками. Они предлагали блатным публично отказаться от «масти», а если нет, то каждого по отдельности убивали с особым садизмом.

Сразу за воротами лагеря этап, в составе которого был Василий Мордаков, погнали к бане. Воров заставили сесть у закрытых дверей помывочной, после чего конвой удалился, а из-за ближайшего барака вышла вооруженная до зубов толпа.

— Кнур! — крикнул один из «сук» главному из пришедших с этапом воров. — Тебе конец пришел! Или пойдем перекинемся в «очко», почифирим, а?

Это было предложение отказаться от воровского «закона» и всей прежней жизни.

Тут из толпы выскочил один из самых горячих «ссученных» и опустил кочергу на голову крайнего вора. И пошла резня. Да только ошиблись «суки», считая, что правильные воры безоружны: из рукавов у многих выскочили пики, некоторые зажали гвозди между пальцами, Мордак быстро раздал ближайшим те несколько ножей, которые сумел пронести лично. Много погибло с обеих сторон в той бойне, пока надзиратели вяло попыхивали на вышках сигаретами. Василия свалили ударом тракторной цепи, разбив голову и страшно изуродовав лицо. Никогда после этого не думал он о побеге…

Зато подающего надежды новичка приметили старые уголовники. Биография у Васи подходила под самый требовательный воровской канон: семьи не имел, в лагере ни разу не взял в руки ни пилы, ни кайла. Василия Мордакова «короновали», и по зонам пошла гулять ксива, сообщающая о том, что в стане правильных воров прибыло.

Шулер

После «сучьей войны» понятия были несколько смягчены: «ворам в законе» теперь разрешалось иметь семью и, в случае если это не вредит воровскому делу, вступать в сделки с администрацией тюрем и милицией. А главное, что за годы отсидки Мордак стал шулером высокого полета.

Последние десятилетия прошлого века Василий Мордаков, отойдя от шумных дел, захотел пожить спокойно. Даже завел себе трудовую книжку. Из нее следовало, что Мордак является ветераном труда. И он действительно был ветераном, как и его «сламщики», то есть партнеры по игре, мастера высшего карточного пилотажа — Петрович и Иван-Рука.

Вор в законе Владимир Анкудинов — Хозяйка

С начала июня они бронировали номера люкс в лучших сочинских или ялтинских отелях и жили там до конца сентября. Мордак играл не только у себя в номере, но и в престижных гостиницах, роскошных кабаках и квартирах — катранах. Играл, впрочем, не столько в карты, сколько в психологию. Время бесперебойного отъезда сильных мира сего на Лазурный Берег, Сейшелы и Канары еще не наступило — им приходилось довольствоваться Крымом и Кавказом. Оттого и ставки в сочинских катранах были чудовищными. Появлялись там и дяди из министерств и Госплана. Собравшиеся чаще всего считали себя профессионалами игры.

При этом Василий Мордаков никогда не забывал отстегнуть хороший процент в воровскую кассу — «общак». Между тем, он окончательно поселился в Саратове, жил крайне скромно, как и его сосед, — один из самых авторитетных воров бывшего СССР Владимир Анкудинов по кличке Хозяйка. Тот вообще имел только покосившийся старенький домик и репутацию бессребреника. Хозяйка умер в 1990 году от почетной зэковской болезни — туберкулеза, и роль хранителя традиций перешла к Мордаку.

Третейский судья

К Василию Васильевичу обращались с просьбами разбирать споры между противоборствующими преступными группировками, дабы избежать лишнего кровопролития на улицах городов. По понятиям только вор в законе является верховным судьей в преступном мире и только он имеет право приговаривать провинившихся к смерти. И Василий Мордаков с честью выполнял обязанности третейского судьи. За ним даже закрепилась определенная слава и доверие: если за дело берется Мордак, оно будет улажено по справедливости и побоища не случится.

Василий Васильевич постоянно находился в курсе всех событий и старался не допускать беспредела среди авторитетов. А вскоре настала и его очередь предстать перед Всевышним.

Могила вора в законе Василия Мордакова

Похоронили Василия Мордакова чин по чину — у самого входа на кладбище. Выполняя волю покойного, его всю ночь отпевали в церкви. Около гроба, заваленного роскошными венками, стоял почетный караул. В саратовском ресторане по поводу его смерти была собрана воровская сходка.

Некому больше чтить незыблемый воровской закон

www.mzk1.ru

Смотрящий за Саратовской областью вор в законе Балаш: «Саратовский зверь» - Сейчас.Инфо

Слева воры в законе: Николай Балашов (Балаш), Ное Цулая (Ной), Шота Гагуа (фото: Прайм Крайм)

Балаш — под таким именем его знают не только люди криминального мира, но и, вероятно, практически все жители города Энгельса, которые помнят события «лихих девяностых». История восхождения Николая Балашова на воровской трон типична для людей этой «профессии» так же, как закономерна и предсказуема их безвременная гибель и противоречивая посмертная слава.

Детство и юность Николая Балашова

Родился будущий криминальный «авторитет» в городе Саратове в 1963-м году в большой семье. В ней было трое сыновей (среди которых Николай — младший), отец служил на заводе старшим инженером-конструктором, мать работала инженером по озеленению. Проживали в относительном достатке и благополучии. Но, тем не менее, со школьных лет младший сын словно подсознательно готовил себя к жизни по ту сторону закона.

За ним числилось мелкое хулиганство, знакомство с детской комнатой милиции, поиски опасных приключений и первое преступление, которое почему-то не встревожило родных — угон мотоцикла. Как результат, всё, что списывалось на подростковый протест и желание самоутвердиться, постепенно переросло в целенаправленную тягу к криминалу.

В центре: вор в законе Николай Балашов — Балаш

В 1980-м году, будучи десятиклассником, Николай Балашов вместе с друзьями ввязывается в пьяную драку, во время которой одного из участников убивают. Балашов в той драке получает ножевое ранение в живот, отлеживается в больнице — и отправляется в СИЗО. Суд приговаривает его к 10-ти годам лишения свободы. Вероятно, тут и заканчивается история обычного хулигана и начинается история полноправного члена воровского мира.

Вор в законе Балаш

Отсидев в тюрьме 12 лет вместо 10-ти — еще два года Балашов получил за дерзкий нрав и потасовки с другими заключенными — Николай выходит на свободу и не торопится возвращаться домой. Он едет в Энгельс — город в Саратовской области, где его ждет женщина, будущая гражданская жена Ольга. Начинать новую честную жизнь обозлённый тюрьмой Николай, разумеется, и не думает. К тому же, идет 1992-й год — время, когда выживает сильнейший.

Николай Балашов быстро сориентировался в обстановке хаоса и безвластия и занялся рэкетом, «крышуя» местный бизнес. При этом он движется к своей главной цели, которую наметил еще во время отбывания срока: завоевать авторитет среди «воров в законе», стать одним из них. Тут появляются и нужные знакомые. Николай собирает деньги для воровского «общака» и таким образом привлекает к себе внимание «больших людей».

Слева воры в законе: Малхаз Абциаури (Вардена), Георгий Диаквнишвили (Гия Длинный), Тенгиз Озманов (Дато Кувалда), Ное Цулая (Ной), Николай Балашов (Балаш) и Шота Гагуа

Проводником Балашова в воровской мир стал пермский «авторитет» Николай Зыков (Якутенок). В 1994-м году он на несколько дней приехал в Энгельс, где встретился с Балашом. Напористый характер Балашова, его безупречная для вора биография или элементарное желание пермских «авторитетов» иметь своего человека в Энгельсе — неизвестно, что именно послужило причиной коронации Балаша, но решение включить молодого рэкетира в ряды «борцов с государством» было принято очень быстро.

Слева воры в законе: Реваз Цицка и Коля Якутенок

Посвящение в воры проходило в Перми. На воровской сходке присутствовал Якутенок и влиятельные тольяттинские «авторитеты». После «коронации» Балаш получил статус «смотрящего» за Саратовской областью.

Смотрящий за Саратовской областью

Власть Балашова в отведенном ему регионе, по свидетельствам тех, кто знал его, держалась преимущественно на страхе. «Беспредельщик», «бешеная собака», «зверь», «безбашенный», «ни во что не ставящий человеческие жизни» — так говорили о нем «коллеги по цеху». Возможно, именно эта жесткость помогла Балашову объединить под своим началом разрозненные мелкие преступные группировки и оттеснить кавказские банды, которые нагло пытались занять Поволжье. Презирая законы государства, Балаш неукоснительно соблюдал закон воровской и не прощал тех, кто пытался нарушить заповеди преступного мира. По его инициативе на сходках наказывали смертью всех, кто пытался обойти кодекс воровской чести.

Крайний справа — Николай Балашов. На могиле вора в законе Владимира Анкудинов — Хозяйки, Саратовская область

Неудивительно, что у жесткого и влиятельного Балашова было много врагов, которые неоднократно пытались его убить, хоть и безуспешно. Криминальный «авторитет» чудом выходил живым из каждой передряги. Одно из самых трагичных покушений было осуществлено летом 1998-го в Энгельсе. Киллер был подослан, когда Балашов вместе с женой и своим братом Андреем пошел в кино. Видимо, наемный убийца не особо хорошо знал свою жертву на лицо, потому что открыл огонь не по Балашову, а по его брату Андрею. Так жизнь вора была сохранена ценой жизни его родного брата.

Чужой среди своих

Ближе к концу девяностых постоянная борьба с кавказскими группировками и неусыпный контроль над своими владениями осложнились необходимостью противостоять беспредельщикам — бандам, состоящим, в основном, из молодых спортивных ребят, которые промышляли рэкетом и не видели смысла делить свою выручку с более влиятельными ворами.

Михаил Лысенко

Балаш чувствовал, что не справляется со всеми проблемами сразу. Видимо, это чувствовали и его приближенные. В частности, его заместитель Игорь Мутенин по прозвищу Сапара — умный, предприимчивый вор, уже успевший завоевать авторитет в уголовном мире и прибрать к рукам наркобизнес Энгельса. На него сделал ставку «смотрящий» по Энгельсу Толик Мишкинис под прозвищем Кабан, который также искал момент, чтобы свергнуть Балашова с воровского трона.

Кабан и Сапара сошлись на том, что непредсказуемый Балаш в любой момент может начать чистки среди своих, ликвидируя потенциальных конкурентов. Немаловажно, что в это время Сапара заводит дружбу с Михаилом Лысенко — будущим мэром Энгельса, у которого также были напряженные отношения с Балашовым.

Криминальный авторитет Юрий Нефедов — Нефед

В 1998-м году между Сапарой и Балашом происходит конфликт, в результате которого Сапару отстраняют на второй план, а его место рядом с Балашовым занимает киллер Андрей Сочан. Летом этого же года на Сапару совершается покушение — вор чудом остается жив. В больнице его сперва посещает Балаш и уверяет, что покушение было спланировано врагом банды Балашова Нефёдовым.

А уже через пару часов Сапару навещает его друг Миша Лысенко и сообщает, что убийство заказал не кто иной как Балаш. Сам Сапара в этом больше не сомневается и назначает встречу Нефёдову и Кабану-Мишкинису, чтобы решить судьбу своего бывшего босса.

Для того, чтобы приобрести как можно больше союзников в деле устранения Балашова, Сапара сообщает, что «смотрящий» по Саратовской области хочет убить Михаила Лысенко, который тогда уже серьезно продвинулся в политической карьере. Балашов был очевидно неудобен многим — и план его убийства созрел очень быстро. Исполнителями были назначены человек Нефёдова Михаил Ткаченко и его друг Павел Новокрещенов.

5 ноября 1998-го года 35-летний «вор в законе» Николай Балаш был расстрелян в упор в своей машине. Убийство было совершено днем, прямо в центре Энгельса. Киллерам удалось скрыться с места преступления.

Позже каждый из участников заговора будет разоблачен и понесет наказание — либо от рук воров, либо от рук правосудия.

Могила вора в законе Николая Балашова в Энгельсе

Балаш остался в истории криминального Энгельса как суровый, агрессивный «авторитет», который неукоснительно соблюдал воровской закон, сыграл немалую роль в войне славянских и кавказских банд Поволжья, и на протяжении 4 лет держал в кулаке весь уголовный мир Саратовской области. Что ж, возможно, именно такой славы он и искал. Во всяком случае, в родных краях его имя не забыто и на его могиле в Энгельсе время от времени появляются свежие цветы.

seychas.info


Смотрите также