Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Биография художник иванов


Александр Андреевич Иванов, картины и биография

   Александр Андреевич Иванов широкой общественности известен прежде всего своей великой картиной «Явление Христа народу». Живописец был ярким представителем академизма. В своих работах отдавал предпочтение религиозным и мифологическим сюжетам.

   Александр Андреевич родился 28 июля 1806 года в Петербурге в семье Андрея Ивановича Иванова и Екатерины Ивановны Диммерт. Мальчик рано проявил художественные способности. В 11 лет он в качестве «вольноприходящего» слушателя начинает посещать Императорскую академию художеств, где в качестве профессора служил его отец. За время обучения получил две серебряные и две золотые медали.

   В 1830 художник уехал в Италию для дальнейшего обучения живописи. Поездку оплатило Общество поощрения художеств. Проехав Германию и Австрию, Иванов поселился в Риме. Там он изучает античное искусство и работы мастеров Возрождения. В Италии он проживет 28 лет.

   В Риме Александр Иванов пишет картины «Аполлон, Гиацинт и Кипарис, занимающиеся музыкой» и «Явление Христа Марии Магдалине». За последнюю картину художник был удостоен звания академика художеств и продления оплаты поездки в Италию на три года.    В 1836 Иванов начинает писать полотно «Явление Христа народу». Работа над ним продлится целых 20 лет. За это время художником было создано множество эскизов и этюдов, которые давно уже приобрели самостоятельную ценность Кроме этого, Александр Иванов писал пейзажи, портреты, жанровые зарисовки.    В Италии художник познакомился с Н. В. Гоголем, с которым долгое время сохранял дружеские отношения. Известен портрет писателя, написанный Ивановым в 1841.    После окончания срока оплаты его поездки, Иванов жил очень бедно, выпрашивая деньги у покровителей. Ему приходилось сидеть буквально на хлебе и воде, все свои доходы он тратил на воплощение своего грандиозного замысла - написание картины. Художник вел замкнутый образ жизни, почти ни с кем не общаясь. У него было несколько неудачных любовных романов, но он так и не женился.

   В 1845 году Александр Иванов работает над эскизами запрестольного образа «Воскресение Христа» к строящемуся Храму Христа Спасителя. Однако им не суждено будет увидеть свет, так как заказ отдали Карлу Брюллову.

   События итальянской революции 1848 года сильно повлияли на художника. У него возник кризис веры, появились сомнения в божественной сути Христа.

   В это непростое время у Александра Иванова возникает еще один грандиозный замысел. Он собирался написать всю жизнь и деяния Иисуса Христа и сюжеты из Ветхого Завета, где есть упоминания о Спасителе. Эти работы художник планировал разместить в отдельном здании - «Храме человечества». Всего Иванов хотел написать 500 фресок и до конца жизни работал над эскизами к ним. После его смерти осталось 200 акварельных набросков известных как «Библейские эскизы». Сейчас они хранятся в Третьяковской галерее.

   Религиозные сомнения привели живописца к разочарованию в замысле его основной работы. К тому же у него начались проблемы со зрением. В конце концов картина «Явление Христа народу» так и осталась незавершенной.    В таком виде в 1858 году Иванов отвез огромное полотно в Петербург. Его разместили в Академии художеств вместе с предварительными этюдами и эскизами. Выставка стала значимым событием в жизни Петербурга. Картина вызвала неоднозначные отзывы: как восторги, так и критику. Все эти переживания сказались на здоровье художника. Александр Иванов заболел холерой и 3 июля 1858 года скоропостижно скончался. Через некоторое время после его смерти пришло известие о том, что император Александр II купил картину за 15 000 рублей и пожаловал автору орден Святого Владимира.

   Многие считают Александра Иванова автором одной работы, однако это не так. Им написаны и другие выдающиеся произведения. Он внес большой вклад в развитие русской живописи.

Картины Александра Иванова

muzei-mira.com

Русский художник Иванов биография и картины

Русский художник Иванов Александр Андреевич родился в семье художника А.И. Иванова 28 июля 1806 года. Пристрастие к рисованию у Александра Иванова проявилось в раннем детстве, да и не удивительно все таки сын профессора живописи. Соответственно отец, заметив у сына тягу к рисованию, помогает ему в познании простейших основ рисунка и живописной грамоты и в 1817 году способствует неофициальному посещению сына живописных уроков в академии художеств.

Под руководством профессора Егорова Ф.Е. Иванов совершенствует свои академические познания и в 1824 году за успехи живописной грамоты его награждают серебряными медалями а за картину 'Приам испрашивает у Ахиллеса труп Гектора' молодого мастера награждают малой золотой медалью. Окрыленный такими успехами чувствуя свой дар, молодой художник много работает учитывая ошибки и недочеты развивая свой талант и не напрасно в 1827 он создает картину 'Иосиф в темнице истолковывает сны царедворцам фараона', за это произведение не смотря на критику руководства академии к некоторым деталям работы художника, Иванова награждают большой золотой медалью.

К 1829 году Иванов по заданию академии пишет картину 'Беллерофонт отправляется в поход против Химеры' , правда за это произведение руководство академии не удостоило молодого художника пенсионной поездкой за границу, хотя за подобные работы многие художники академии незамедлительно получали такое право.

Таким образом в укор не всегда честным академическим правилам работу Иванова положительно оценили в тогдашнем союзе поощрения молодых и отличившихся художников, где были выделены средства для поездки Иванова за границу для последующего обучения живописи у европейский мастеров.

Не ожидавший такого положительного исхода Александр Иванов в 1830 году едет за границу, посещая европейские страны, такие, как Австрию и Германию много открывает для своих познаний, но более всего художник был очарован Италией, где он надолго остановился, жил и работал, восхищался полотнами Микеланджело, в частности пораженный произведением Сикстинской капеллы и Сотворения мира копировал их. Изучая работы знаменитых художников Европы, он мечтал о создании своих собственных полномасштабных работах на библейскую тематику. попутно изучая основы библии.

В 1834 году Иванов создает картину 'Явление Иисуса Христа Марии Магдалине', написанная исконно в академическом стиле, работа была хорошо оценена современниками как в Италии, так и в России, где в 1836 году руководство академии было вынуждено присвоить начинающему набирать известность Иванову почетное звание академика. Такой успех воодушевлял художника на создание его давней мечты крупно масштабном произведении на библейскую тему.

В 1837 году Иванов приступил к созданию картины 'Явление Христа народу', но работа была соответственно не из легких и продолжалась два десятилетия. Мало кто из художников после картин Карла Брюллова решался на подобные подвиги по созданию таких массовых и крупномасштабных живописных произведений.

За время работы художником создано огромное множество этюдов с головами персонажей картины, среди которых Иванов даже изобразил своего друга писателя Гоголя. Смысл всей этой работы олицетворял всю сущность библейской истины, во время крещения народа у реки Иордан Святым Иоаном Крестителем и вдруг группа людей среди которых были еще не совсем верующие совершающие ритуал омовения оказываются в благоговейном изумлении и удивлении, Святой Иоан указывает рукой на Явление Миссии, Воскресший Иисус Христос спаситель и защитник рода человеческого, надежда всех обездоленных приближается к народу.

Написанное в Италии произведение 'Явление Христа народу' было решено переправить в Российскую столицу, и в 1858 году картина была переправлена в Санкт Петербург, где была встречена с великим восторгом и положительными отзывами общественности. Но картина не вызвала положительных эмоций и в Академии художеств.

По стечению неожиданных обстоятельств уже ставший знаменитым художником, Александр Иванов умирает от холеры в 1858 году.

Его живописное произведение 'Явление Христа народу' было куплено царем Николаем вторым. Сегодня картина находится в Третьяковской галерее, размер холста впечатляет своими размерами 540 на 750 см

www.art-portrets.ru

Александр Андреевич Иванов 1806–1858

 Эпоха становления русской живописиБутромеев Владимир Владимирович

Александр Андреевич Иванов

1806–1858

Иванов был сыном профессора Петербургской Императорской академии художеств, известного исторического живописца Андрея Ивановича Иванова и его жены Екатерины Ивановны Демерт, дочери мастера позументного немецкого цеха. Брак А. И. Иванова и рождение сына лишили его когда-то заслуженного им права на заграничное пенсионерство. В большой семье Ивановых (у них родилось десять детей, из которых до совершеннолетия дожили пятеро) Александр Иванов был старшим среди братьев. В двенадцать лет он поступил в младший класс Академии художеств. Он поражал учителей успехами в рисовании и живописи. Многие даже подозревали, что работы, представляемые молодым Ивановым, пишет за него отец.

Иванов обучался под руководством своего отца и знаменитого рисовальщика профессора А. Е. Егорова.

А. А. Иванов. Автопортрет

За картину «Приам испрашивает у Ахиллеса труп Гектора» Иванов был удостоен малой золотой медали, а за картину «Иосиф в темнице истолковывает сны царедворцам фараона» – большую золотую медаль. Общество поощрения художников решило послать Иванова в Италию. Но потребовало, чтобы он написал еще одну картину на тему «Беллерофонт отправляется в поход против Химеры».

Художник в это время влюбился в дочь учителя музыки Академии художеств Гюльпен и хотел свататься к ней. Отец Иванова, сам в молодости лишившийся заграничной командировки из-за ранней женитьбы, был против намерений сына завести семью. Но Александр настаивал на своем. И только доводы его близкого друга и соученика Карла Ивановича Рабуса (впоследствии замечательного пейзажиста) убедили Иванова сделать выбор в пользу искусства. Он написал картину на требуемую тему и был отправлен в Италию.

По заданию Общества поощрения художников Иванов выполнил в Риме копию фрески «Сотворение человека» Микеланджело в Сикстинской капелле, поразив своим мастерством и итальянских, и русских художников. В 1835 году Иванов написал картину «Явление Христа Марии Магдалине после воскрешения» и отправил ее в Петербург. Картина вызвала восторг. Общество поощрения художников преподнесло ее императору Николаю I и на два года продлило художнику заграничный пенсион. А Академия художеств присвоила Иванову звание академика живописи. Он был обрадован и удивлен высокой оценкой своей работы, потому что считал картину «Явление Христа Марии Магдалине после воскрешения» только началом творческих поисков. Художник уже задумал картину «Явление Христа народу», которая стала главным трудом его жизни. Он работал над ней более двадцати лет и создал действительно непревзойденный шедевр.

Иногда Иванова называют художником одной картины. В каком-то смысле это так. Но, работая над «Явлением Христа народу», художник написал около двух тысяч этюдов и многие из них представляют законченные произведения самого высшего уровня художественного мастерства.

За годы работы у Иванова от переутомления развилась тяжелая болезнь глаз. Ему много раз приходилось выпрашивать продолжение пенсиона. За него хлопотали восхищавшиеся его творческим подвижничеством Н. А. Гоголь, вице-президент Академии художеств Ф. П. Толстой, В. А. Жуковский. Но даже Жуковский не понимал, почему художник работает так долго и зачем он взялся за такой грандиозный труд, который под силу разве что только коллективу художников. «Куда он пишет такую картину, – недоумевал поэт, – ведь ее и повесить-то будет некуда».

Когда Рим посетил наследник престола, будущий император Александр II, Иванов, оставшийся к тому времени совсем без средств к существованию, обратился к нему с просьбой о пособии. Он обещал завершить свой труд за три года и картину передать в собственность императорского двора. Увидев незаконченную картину, наследник престола назначил художнику пособие на три года по три тысячи рублей в год. Но и за три года Иванов не закончил работу. В 1845 году его мастерскую посетил император Николай I. Он поддержал художника, но годы шли, для продолжения работы нужны были деньги. Художник уже всем надоел своими просьбами, его начали избегать. Картина уже считалась императорским заказом, и придворные чиновники обвиняли живописца в том, что он, несмотря на взятие с него письменного обещания, не дописывает картину. Иванова заподозрили в том, что он делает это нарочно, чтобы получить побольше денег.

Художника не понимали и многие коллеги-живописцы. Мягкий и простодушный Иванов начал избегать их. В это время он влюбился в богатую аристократку. Она как будто отвечала ему взаимностью, но потом неожиданно вышла замуж за другого человека из своего круга. Страдая от этой душевной раны, никем не понимаемый, не имея денег даже на самое необходимое, почти впав в нищету, Иванов упорно продолжал свой титанический труд.

В 1848 году умер отец художника. Иванов тяжело переживал эту утрату, но небольшое наследство – три тысячи рублей – позволили ему работать еще несколько лет. Он переболел лихорадкой, у него развилась подозрительность, о нем говорили, что он одичал и сошел с ума. Иванов никого не пускал в мастерскую, болезненно боясь отрицательных отзывов о своей картине.

В 1857 году в Рим приехала вдовствующая императрица Александра Федоровна. Иванов согласился показать ей картину. Императрице картина понравилась. Она уговорила слепнувшего художника заняться лечением глаз, оплатила врачей, назначила ему небольшое содержание и убедила открыть мастерскую для посетителей.

Несмотря на отдельные недоброжелательные отклики завистливых собратьев по кисти, «Явление Христа народу» имело огромный успех, который помог художнику восстановить свое психическое здоровье. Спустя год он согласился считать свой труд завершенным и повез картину в Петербург.

Картина была выставлена в Зимнем дворце. Она вызвала восторг публики, все поставили ее в один ряд с «Последним днем Помпеи» Карла Брюллова. Император Александр II дважды приезжал смотреть «Явление Христа народу», лично беседовал с художником и высказал ему похвалу и благодарность. Это очень сильно поддержало Иванова. Хотя по прежним договоренностям картина могла считаться собственностью двора, император распорядился купить ее еще раз за десять тысяч и назначить художнику пожизненную пенсию в две тысячи рублей в год. Художник узнал об оценке его труда, но воспользоваться этой милостью не смог – спустя несколько дней он умер от холеры. Похоронен Иванов в Петербурге, на кладбище Девичьего монастыря.

П. А. Вяземский. Александру Андреевичу Иванову

…Краснею, глядя на тебя,

Поэт и труженик-художник,

Отвергнув льстивых муз треножник

И крест единый возлюбя,

Святой земли жилец заочный,

Ее душой ты угадал,

Ее для нас завоевал

Своею кистью полномочной.

И что тебе народный суд?

В наш век блестящих скороспелок,

Промышленных и всяких сделок

Как добросовестен твой труд!

В одно созданье мысль и чувство,

Всю жизнь сосредоточил ты;

Поклонник чистой красоты,

Ты свято веровал в искусство.

В избытке задушевных сил,

Как схимник, жаждущий спасенья,

Свой дух постом уединенья

Ты отрезвил, ты окрылил.

В искусстве строго одиноком

Ты прожил долгие года,

И то прозрел, что никогда

Не увидать телесным оком.

Священной книги чудеса

Тебе явились без покрова,

И над твоей главою снова

Разверзлись в славе небеса.

Глас вопиющего в пустыне

Ты слышал, ты уразумел —

И ты сей день запечатлел

С своей душой в своей картине.

Спокойно лоно светлых вод;

На берегу реки – Предтеча:

Из мест окрестных, издалече

К нему стекается народ;

Он растворяет упованью

Слепцов владеющую грудь;

Уготовляя Божий путь,

Народ зовет он к покаянью.

А там спускается с вершин

Неведомый, смиренный странник:

«Грядет он, Господа избранник,

Грядет на жатву Божий сын,

В руке лопата: придет время,

Он отребит свое гумно,

Сберет пшеничное зерно

И в пламя бросит злое семя.

Сильней и впереди меня

Тот, кто идет вослед за мною:

Ему – припав к ногам – не стою

Я развязать с ноги ремня.

Рожденья суетного мира,

Покайтесь: близок суд. Беда

Древам, растущим без плода:

При корне их лежит секира».

Так говорил перед толпой,

В недоуменье ждавший чуда,

Покрытый кожею верблюда

Посланник Божий, муж святой.

В картине, полной откровенья,

Все это передал ты нам,

Как будто от Предтечи сам

Ты принял таинство крещенья.

Н. В. Гоголь. Письмо камергеру М. Ю. Виельгорскому

Пишу к вам об Иванове. Что за непостижимая судьба этого человека! Уже дело его стало, наконец, всем объясняться. Все уверились, что картина, которую он работает, – явление небывалое, приняли участие в художнике, хлопочут со всех сторон о том, чтобы даны были ему средства кончить ее, чтобы не умер над ней с голоду художник, говорю буквально – не умер с голоду, – и до сих пор ни слуху ни духу из Петербурга. Ради Христа, разберите, что это все значит. Сюда принеслись нелепые слухи, будто художники и все профессора нашей Академии художеств, боясь, чтобы картина Иванова не убила собою все, что было доселе произведено нашим художеством, из зависти стараются о том, чтоб ему не даны были средства на окончание. Это ложь, я в этом уверен. Художники наши благородны, и если бы они узнали все то, что вытерпел бедный Иванов из-за своего беспримерного самоотверженья и любви к труду, рискуя действительно умереть с голоду, они бы с ним поделились братски своими собственными деньгами, а не то чтобы внушать другим такое жестокое дело. Да и чего им опасаться Иванова? Он идет своей собственной дорогой и никому не помеха. Он не только не ищет профессорского места и житейских выгод, но даже просто ничего не ищет, потому что уже давно умер для всего в мире, кроме своей работы. Он молит о нищенском содержании, о том содержании, которое дается только начинающему работать ученику, а не о том, которое следует ему, как мастеру, сидящему над таким колоссальным делом, которого не затевал доселе никто. И этого нищенского содержания, о котором все стараются и хлопочут, не может он допроситься, несмотря на хлопоты всех. Воля ваша, я вижу во всем этом волю провиденья, уже так определившую, чтобы Иванов вытерпел, выстрадал и вынес все, другому ничему не могу приписать.

Доселе раздавался ему упрек в медленности. Говорили все: «Как! Восемь лет сидел над картиной, и до сих пор картине нет конца!» Но теперь этот упрек затихнул, когда увидели, что и капля времени у художника не пропала даром, что одних этюдов, приготовленных им для картины своей, наберется на целый зал и может составить отдельную выставку, что необыкновенная величина самой картины, которой равной еще не было (она больше картин Брюллова и Бруни), требовала слишком много времени для работы, особенно при тех малых денежных средствах, которые не давали ему возможности иметь несколько моделей вдруг, и притом таких, каких бы он хотел. Словом – теперь все чувствуют нелепость упрека в медлительности и лени такому художнику, который, как труженик, сидел всю жизнь свою над над работою и позабыл даже, существует ли на какое-нибудь наслажденье, кроме работы…

… а его в это время укоряли даже знавшие его люди, даже приятели, думая, что он просто ленится, и помышляли серьезно о том, нельзя ли голодом и отнятием всех средств заставить его кончить картину. Сострадательнейшие из них говорили: «Сам же виноват; пусть бы большая картина шла своим чередом, а в промежутках мог бы он работать малые картины, брать за них деньги и не умереть с голода», – говорили не ведая того, что художнику, которому труд его, по воле бога, обратился в душевное дело, уже невозможно заняться никаким другим трудом, и нет у него промежутков, не устремится в мысль его ни к чему другому, как он ее ни принуждай и ни насилуй.

… Я знаю и отчасти испытал сам. Мои сочинения связались чудным образом с моей душой и моим внутренним воспитаньем. В продолжение более шести лет я ничего не мог работать для света. Вся работа производилась во мне и собственно для меня. А существовал я дотоле, – не позабудьте, – единственно доходами с моих сочинений. Все почти знали, что я нуждался, но были уверены, что это происходит от собственного моего упрямства, что мне стоит только присесть да написать небольшую вещь, чтобы получить большие деньги; а я не в силах был произвести не одной строки, и когда, послушавшись совета одного неразумного человека, вздумал было заставить себя насильно написать кое-какие статейки для журнала, это было мне в такой степени трудно, что ныла моя голова, болели все чувства, я марал и раздирал страницы, и после двух, трех месяцев такой пытки так расстроил здоровье, которое и без того было плохо, что слег в постель, а присоединившиеся к тому недугу нервические и, наконец, недуги от неуменья изъяснять никому в свете своего положения до того меня изнурили, что был я уже на краю гроба.

… То же самое и в деле Иванова; если бы случилось, что он умер от бедности и недостатка средств, вдруг бы все до единого исполнились негодованья противу тех, которые допустили это, пошли бы обвинения в бесчувственности и зависти к нему других художников.

… И вот почему я теперь пишу вам. Устройте же это дело; не то – грех будет на вашей собственной душе. С моей души я уже снял его этим самим письмом: теперь он повиснул на вас. Сделайте так, чтобы не только было выдано Иванову то нищенское содержание, которое он просит, но еще сверх того единовременная награда, именно за то самое, что он работал долго над своей картиной и не хотел в это время ничего работать постороннего, как ни заставляли его другие люди и как ни заставляла бы его собственная нужда. Не скупитесь! Деньги все вознаградятся. Достоинство уже начинает обнаруживаться всем. Весь Рим начинает говорить гласно, судя даже по нынешнему ее виду, в котором далеко еще не выступила вся мысль художника, что подобного явленья еще не показывалось от времени Рафаэля и Леонардо-да-Винчи. Будет окончена картина – беднейший двор в Европе заплатит за нее охотно те деньги, какие теперь платят за вновь находимые картины прежних великих мастеров, и таким картинам не бывает цена меньше ста или двухсот тысяч. Устройте так, чтобы награда выдана была не за картину, но за самоотвержение и беспримерную любовь к искусству, чтобы это послужило в урок художникам. Урок этот нужен, чтобы видели все другие, как нужно любить искусство. Что нужно, как Иванов, умереть для всех приманок жизни; как Иванов, учиться и считать себя век учеником; как Иванов, отказывать себе во всем, даже и в лишнем блюде в праздничный день: как Иванов, надеть простую плисовую куртку, когда оборвались все средства, и пренебречь пустыми приличиями; как Иванов, вытерпеть все и при высоком и нежном образованье душевном, при большой чувствительности ко всему вынести все колкие поражения и даже то, когда угодно было некоторым провозгласить его сумасшедшим и распустить этот слух таким образом, чтобы он собственными своими ушами, на всяком шагу, мог его слышать. За эти-то подвиги нужно, чтобы ему была выдана награда. Это нужно особенно для художников молодых и выступающих на поприще художества, чтобы не думали они о том, как заводить галстучки да сертучки да делать долги для поддержания какого-то веса в обществе; чтобы знали вперед, что подкрепленье и помощь со стороны правительства ожидают только те, которые уже не помышляют о сертучках да о пирушках с товарищами, но отдались своему делу, как монах монастырю. Хорошо бы даже, если бы выданная Иванову сумма была слишком велика, чтобы невольно почесали у себя в затылке все другие. Не бойтесь, эту сумму он не возьмет себе; может быть, из нее и копейки не возьмет для себя, – эта сумма будет вся употреблена на вспомоществованье истинным труженикам искусства, которых знает художник лучше, нежели какой-нибудь чиновник, и распоряженья по этому делу будут произведены лучше чиновнических. За чиновником мало ли что может водиться: у него может случиться и жена-модница, и приятелиедоки, которых нужно угощать обедом; чиновник заведет и штат и блеск; станет даже утверждать, что для поддержания чести русской нации нужно задать пыль иностранцам, и потребуют на это деньги. Но тот, кто сам подвизался на том поприще, которому потом должен помочь, кто слышал вопль потребности и нужды истинной, а не поддельной, кто терпел сам и видел, как терпят другие, и соскорбел им, и делился последней рубашкой с неимущим тружеником в то время, когда и самому нечего было есть и не во что одеться, как делал это Иванов, тот – другое дело. Тому нужно смело поверить миллион и спать спокойно, – не пропадет даром копейка из этого миллиона. Поступите же справедливо, а письмо мое покажите многим как моим, так и вашим приятелям, и особенно таким, которых управлению вверена какая-нибудь часть, потому что труженики, подобные Иванову, могут случиться на всех поприщах, и все-таки не нужно допустить, чтобы они умерли с голоду. Если случится, что один, отделившись от всех других, займется крепче всех своим делом, хотя бы даже и своим собственным, но если он скажет, что это, по-видимому, собственное его дело будет нужно для всех, считайте его как бы на службе и выдавайте насущное прокормление. А чтобы удостовериться, нет ли здесь какого обмана, потому что под таким видом может пробраться ленивый и ничего не делающий человек, следите за его собственной жизнью; его собственная жизнь скажет все. Если он так же, как Иванов, плюнул на все приличия и условия светские, надел простую куртку и, отогнавши от себя мысль не только об удовольствиях и пирушках, но даже мысль завестись когда-либо женою и семейством или каким-либо хозяйством, ведет жизнь истинно монашескую, корпя день и ночь над своей работой и молясь ежеминутно, – тогда нечего долго рассуждать, а нужно дать ему средства работать, незачем также торопить и подталкивать его – оставьте его в покое: подтолкнет его Бог без вас; ваше дело только смотреть за тем, чтобы он не умер с голода.

А. А. Иванов. Виттория Марини

А. А. Иванов. Фигура прислушивающегося, сидящего на земле

А. А. Иванов. Голова фарисея в чалме

А. А. Иванов. Голова Христа

А. А. Иванов. Ветка

А. А. Иванов. Вода и камни под Палаццуола

А. А. Иванов. Проповедь Христа на горе Елеон

А. А. Иванов. Мальчик Пифферари

А. А. Иванов. Портрет Н. В. Гоголя

А. А. Иванов. Явление Христа народу

А. А. Иванов. Женщина с серьгами и ожерельем

А. А. Иванов. Голова раба

А. А. Иванов. Фигура обнаженного мальчика

А. А. Иванов. Неаполитанский залив

А. А. Иванов. Явление Христа Марии Магдалине после воскресения

А. А. Иванов. Путешественник

А. А. Иванов. Монтичелли (Тирольские горы)

А. А. Иванов. Никодим и Иисус

Следующая глава

Пришелец Иванов Александр ИвановЯвление Христа народу.1837–1857Холст, масло. 540 х 750 смГосударственная Третьяковскаягалерея, МоскваБольше всего Палестина поразила меня размерами: Масличная гора оказалась холмом, Голгофа – кочкой, Геенна – оврагом. Привыкнув к библейской

3.3. Вячеслав Иванов Мы помещаем Вячеслава Иванова (1866–1949) в данном разделе, хотя с таким же успехом он мог быть причислен и к герменевтикам, поскольку говорит о своем пути исследования, различая герменевтику низшую, более словесную и филологическую, и герменевтику высшую,

Александр Иванов 1806-1858 Александр Иванов говорил о себе: «Я был воспитан бедами».Сын профессора Петербургской Академии, бедного и неудачливого, Александр с детства познал нужду, несправедливость. Ему приходилось трудиться вдесятеро больше других, чтоб доказать свое

Константин Андреевич Сомов (1869–1939) Даже получив всемирную известность, Сомов не переставал учиться рисовать. Он изучал живопись старых мастеров, пытаясь освоить их приемы, посещал художественные мастерские в Париже и занятия с начинающими живописцами, которые

Александр Иванов В связи с комплексной реконструкцией центра Петербурга во весь рост встает проблема сохранения «петербургского» городского пейзажа, того неповторимого облика города, который сложился на рубеже XIX–XX веков. Малоискушенному зрителю нелегко разобраться

Жан Оноре Фрагонар (1732–1806) Счастливые возможности качелей Ок. 1768. Собрание Уоллеса, ЛондонФрагонар учился у таких разных живописцев, как Буше и Шарден. В ряде работ он продолжает традиции рококо, запечатлевая чувственные, игривые пасторали и любовные сцены. «Счастливые

Тимофей Андреевич (Тимолеин Карл) Нефф 1803–1876 Нефф – выходец из Эстляндской губернии. Он окончил Академию художеств в Дрездене. Его работы нравились императору Николаю I. В 1832 году он стал придворным живописцем, позже за росписи в малой церкви Зимнего дворца получил

Александр Андреевич Иванов 1806–1858 Иванов был сыном профессора Петербургской Императорской академии художеств, известного исторического живописца Андрея Ивановича Иванова и его жены Екатерины Ивановны Демерт, дочери мастера позументного немецкого цеха. Брак

Тропинин Василий Андреевич (1776–1857) Портрет А. В. Тропинина, сына художника На портрете изображен Арсений Тропинин (1809–1885) – единственный сын художника. Этот портрет выделяется среди других работ мастера особой внутренней теплотой и сердечностью. Тропинин решает

Иванов Александр Андреевич (1806–1858) Ветка Ветка. Государственная Третьяковская галерея,

Федотов Павел Андреевич (1815–1852) «Свежий кавалер». Утро чиновника, получившего первый крестик Перед нами пародия на героические сцены в античном духе, популярные в академической исторической картине. Чиновник в позе римского оратора поддерживает заношенный халат

Сомов Константин Андреевич (1869–1939) Дама в голубом Свою современницу, художницу Елизавету Михайловну Мартынову (1868–1905), Сомов переносит в мир прошлого. Одетая в платье по моде середины XVIII века, она изображена на фоне старинного парка, где одинокий прохожий

design.wikireading.ru

Александр Иванов: картины, биография

 

Портрет художника Александра Андреевича Иванова кисти Постникова Сергея Петровича

 Едва ли не полжизни Александра Андреевича Иванова связано с Академией художеств, где он жил, где отец, где он сам учился двенадцать лет. По окончании (1828) — традиционная пенсионерская командировка в Италию (правда, за счет Общества поощрения художеств), которая непредвиденно затягивается. Наконец, почти через три десятка лет, — возвращение на родину, с тем чтобы умереть.

В ряду этих скудных данных затворнической жизни Иванова неожиданны лишь сообщения о встречах с писателями, философами, учеными. Что они не случайны, подтверждается той целеустремленной настойчивостью, с какой художник искал этих встреч. Перед нами свидетельство определенной программности поведения. На это же указывает и важнейшая проблема, стоявшая перед художественным сознанием Иванова, — соединение «рафаэлевой техники» с идеями современной цивилизации. В этой формулировке, выраженной с характер­ным для Иванова своеобразием, заключено все содержание его творческой эволюции. «Рафаэлева техника» подразумевала ориентированность художника на пластическое совершенство и предельную отточенность исполнительского мастерства, присущие гению итальянского Возрождения. В Италии Иванов насыщает свою художническую память подлинным античным и классическим искусством. Но Иванову было свойственно «живое употребление» великого наследия, и к этому он стремился уже в ученические годы. Так, он наделяет героев повышенной чувствительностью («Приам, испрашивающий у Ахилла тело Гектора», 1824), вводит подчеркнутый психологический аффект («Иосиф, толкующий сны», 1827), усиливает цвето-световую динамику (эскиз к картине «Беллерофонт отправляется в поход против Химеры», 1829). И попытки расшатать жесткие академические догмы приводят Иванова к созданию собственной живописной системы, включающей в качестве исходных начал не только классические традиции. В процес­се работы над большой картиной «Явления Христа народу» (Явление Мессии) он изучает древнеегипетское, восточное, византийское искусство.

Но живоносной основой его твор­чества являлась работа с натуры. Для «Явления Христа народу» Ивановым были написаны сотни этюдов, где он точнейшим образом запечатлел прекрасную итальянскую природу, создал галерею образов людей из народа — мальчишек, женщин и умудренных старцев, познавших нужду и лишения простых тружеников. Его этюдный метод говорит о том решающем значении, какое он придавал «сличению» своих «сочиненных» образов с правдой жизни.

Вместе с тем работа с натуры не была для него, отрицавшего бытовой жанр, самоцелью. Она представлялась ему лишь ступенью к осуществлению широкой, общечеловеческой по своим задачам художественной программы. И здесь взгляды Иванова сообщаются с кругом насущных социальных, эстетических и философских проблем его времени. Еще в Академии дружба с образованнейшим живописцем К. И. Рабусом приобщила его к идеям художественного романтизма, что нашло отражение в раннем творчестве Иванова. У него вызревает тема героя, которому открыт «план» истории, героя-пророка, героя-борца. В Италии Иванов не только изучает памятники искусства, его впервые глубоко ув­лекает проблема нравственного и эстетического совершенствования человеческой природы, он задумывается о путях его достижения. Н. М. Рожалин, представитель русского «любомудрия» (питавшегося идеями немецкого романтизма и прежде всего Шеллинга) в долгих беседах с художником пробудил в нем неослабевавшее на протяжении всей жизни стремление своим трудом приблизить человечество к «золотому веку». В картине «Аполлон, Гиацинт и Кипарис» (1831—1834) Иванов проводит мысль о преображающей силе искусства, которое способно само создать совершенного человека Однако утопичность этой эстетической программы оказалась слишком очевидной для живописца, и он оставляет картину незавершенной. Знакомство с главой немецкой художественной группировки назарейцев Ф. Овербеком способствовало тому, что размышления Иванова целиком переключаются на морально-этические проблемы. (Назарейцы в своем творчестве пытались реконструировать средневековое религиозное мировоззрение и обращались к художественным традициям довозрожденческой эпохи).

Начиная творческую деятельность, Иванов кратко определил программу всей своей жизни, сказав, что «в занятиях умственных и практических» он должен показать себя «благодетелем рода человеческого». Столь многозначительные слова в устах незаметного и немногоречивого человека (чья биография умещается в одной строчке: «он писал картины») кажутся неожиданными. Но какая преданность искусству звучит в них, какое осознанное принятие на себя нелегкой миссии художника, цель которой — «деяние блага» для человечества! Слова эти высвечивают вдруг ту интенсивную и сосредоточенную духовную работу, которая бывает незаметна на поверхности скупых биографических фактов. Эта духовная работа сообщила искусству Иванова силу активного гуманизма, а его художественному языку — высокую меру духовной и пластической убедительности.

Галерея картин Александра Иванова

Вода и камни под Палаццуола

Комментарии пользователей Facebook и ВКонтакте. Выскажи мнение.

  • Facebook
Download SocComments v1.3

Tags:

Последние материалы в этом разделе:

  • Карл Гун: картины, биография художника

    Творчество Карла Гуна (1830—1877) Крамской Иван Николаевич. Портрет К.Ф.Гуна. 1878 В 1863 году в русской ху...

    2019-06-24

  • Ян Сиберехтс: картины, биография

    Ян Сиберехтс (1627—1700) Во второй половине XVII века, когда большинства крупных мастеров, составивших...

    2019-06-17

  • Ван Донген: картины, биография художника фовиста

    Кес  Ван Донген (1877—1968) Кес (Корнелис) Ван Донген, сын голландского пивовара, приехал в Париж в 1...

    2019-02-10

  • Клод Лоррен: картины, биография

    Творчество Клода Лоррена (1600—1682) «В Дрездене, в галерее есть картина Клода Лоррена, по каталогу �...

    2018-11-21

  • Ян Ливенс: картины, биография

    Творчество Яна Ливенса (1607—1674) Автопортрет «Двое юношей (Рембрандт и Ливенс), уроженцы Лейдена, �...

    2018-11-02

↓↓ Ниже смотрите на тематическое сходство (Похожие материалы) ↓↓

www.artcontext.info

Иванов Александр Андреевич картины

Главная / Великие русские художники / Иванов Александр Андреевич картины

А.А.Иванов биография:

Иванов Александр Андреевич – великий русский художник. Родился  в Санкт-Петербурге в семье живописца А.И.Иванова. В своём творчестве был приверженцем романтической школы живописи. Искусство самых известных мастеров романтизма произвело очень большое влияние на всё его творчество. Родился в 1806 году, 16 июля – умер в 1858 году 3 июля.

Уже самыми ранними своими работами (Приам, испрашивающий у Ахиллеса тело Гектора; Иосиф, толкующий сны заключенным с ним в темнице хлебодару и виночерпию) показал, что является очень одарённым художником и имеет право занять почётное место среди мировых имён живописцев.

С 1831 года и до конца своей жизни художник провёл в Италии. Здесь он стал одним из самых влиятельных фигур романтизма. Кроме того, что он создавал великолепные полотна, он дал подробное истолкование этому направлению классической живописи. В его картинах видна тщательная, скрупулезная работа с натурой и философско-религиозными темами. Главное значение для него играет искусство итальянского Возрождения. Ярким примером и доказательством этому является его картина — Аполлон, Гиацинт и Кипарис, занимающиеся музыкой и пением. Особое место во всём творчестве занимают библейско-евангельские темы — Братья Иосифа находят чашу в мешке Вениамина, Явление Христа Марии Магдалине, Явление Христа народу и др. Последняя картина является

С 1831 года и до конца своей жизни художник провёл в Италии. Здесь он стал одним из самых влиятельных фигур романтизма. Кроме того, что он создавал великолепные полотна, он дал подробное истолкование этому направлению классической живописи. В его картинах видна тщательная, скрупулезная работа с натурой и философско-религиозными темами. Главное значение для него играет искусство итальянского Возрождения. Ярким примером и доказательством этому является его картина — Аполлон, Гиацинт и Кипарис, занимающиеся музыкой и пением. Особое место во всём творчестве занимают библейско-евангельские темы — Братья Иосифа находят чашу в мешке Вениамина, Явление Христа Марии Магдалине, Явление Христа народу и др. Последняя картина является центральной всего его творчества. Апофеоз мастерства Иванов достиг именно с этим полотном

Картины Александра Иванова находятся в большинстве крупных музеев мира, в том числе Русском музее в Санкт-Петербурге, Третьяковской Галерее в Москве и др.

У производителей, которые представлены на сайте Stroy-Sklad лучший газобетон. Самое высокое качество и приемлемые цены на продукцию.

Аппиева дорога при закате солнца

Беллерофонт отправляется в поход против Химеры

Иосиф, толкующий сны заключённым с ним в темнице виночерпию и хлебодару

Оливы у кладбища в Альбано

Любите искусство во всех его проявлениях? Для вас афиша города Иваново — самое полное расписание фильмов на сегодня и несколько дней вперёд.

Приам, испрашивающий у Ахиллеса тело Гектора

Явление Христа Марии Магдалине

Явление Христа народу

👤 Блинцов | 2012-05-16, 11:45 | 👦 1 253

art-assorty.ru

Художник Александр Иванов, картины истинного новатора

Художник Александр Иванов, картины которого в большинстве своем малоизвестны, прожил половину своей жизни в Италии. Вдали от родины он мечтал о ее прославлении. Для достижения этой важнейшей цели Александр Иванов обрек себя на одиночество.

А знаете ли вы о том, что творчество Иванова оказалось пророческим? В эскизных работах к главной картине жизни он предсказал будущие пути развития изобразительного искусства.

Биография художника А. А. Иванова

Александр Андреевич Иванов родился в 1806 году в Санкт-Петербурге в семье художника Андрея Ивановича Иванова, судьба которого до сих пор полна тайн. Подкидышем попадает он в московский Воспитательный дом. В шесть лет его отправляют учиться в петербургскую Академию художеств. По окончании Академии он получает право на пенсионерскую стажировку за границу.

Андрей Иванович отказывается от этой поездки, влюбившись в дочь мастера немецкого позументного цеха Екатерину Ивановну Деммерт, три брата которой являлись выпускниками Академии живописи. В 1800 году молодые влюблённые поженились. Все их дети (только пятеро из десяти дожили до взрослости, среди них самым старшим был Александр), имели склонность к рисованию. Сын Сергей стал впоследствии известным архитектором.

Обучением детей занимались нанимаемые семьей учителя. С 12 лет Андрей учился в Академии живописи в качестве «постороннего» ученика.  В этом было преимущество — ребенок избежал знакомства с казарменной академической жизнью. Правда в отличие от «казеннокоштных» учеников он лишался права на заграничную поездку.

С детства мальчик проявлял большие способности. Его работы, начиная с 1822 года, отмечались медалями, что давало повод к нелестным подозрениям.  Профессор А. Егоров, в мастерской которого занимался Иванов в старшем возрасте, несправедливо оценивал эскизы сына академика, бросаясь фразой: «Не сам». Задетое самолюбие заставляло молодого живописца доказывать свою значимость. В 1827 году за академическую работу «Иосиф, толкующий сны в темнице виночерпию и хлебодару» художник получает золотую медаль первой степени.

В 1830 году несмотря на запрет на официальное «пенсионерство», Общество поощрения художников оплачивает четырехлетнее пребывание живописца в Италии. И тут художник повторяет судьбу отца – влюбляется в дочь учителя музыки, работающего в Академии. Женитьба могла закрыть успешное будущее начинающего живописца, и отец с трудом отговаривает сына от неверного шага. Это смирение стало палкой о двух концах: художник так и не женился, хотя имел временные привязанности.

Из итальянских писем, отправленных летом 1831 года, известно, что молодой человек вновь задумался о создании семьи, увлекшись Витторией Кальдони. Его нерешительность воспрепятствовала этому браку. Девушка в конце концов вышла замуж за приятеля Иванова Григория Лапченко. Впоследствии у художника была неудачная связь с некой странной особой Терезой. Эти отношения затянулись на восемь лет и неминуемо закончились разлукой.

В 1847 году Иванов страстно влюбляется в графиню Апраксину, но «Машеньку» (так ее называл художник в записках) отдают замуж за князя Мещерского.

Итогом всех неудачных романтических историй становится самоприговор:

«Я обрек себя умереть на пути к пользе отечества».

Иванова часто называют «автором одной картины». С мыслью о «совершенной» картине художник путешествовал по городам северной Италии.

Первые его упоминания о замысле картины «Явление Христа народу» относятся к 1831 году. Художник долго искал нужную композицию, делал эскизы, выбирал модели, пейзажи, обдумывал детали. В 1836 году он начинает писать картину «Явление Мессии», на которую у него ушло двадцать лет. «Картина заменила ему семью», — так сказал о художнике один из его современников.

В Италии живописец ведет скромную жизнь. Его отец вследствие интриг уходит из Академии, потеряв квартиру и профессорское жалованье. С этого времени Андрей Иванович зарабатывает на жизнь росписью петербургских церквей.

Лишенный материальной поддержки, Александр Андреевич постоянно нуждается в деньгах на покупку материалов, на аренду мастерской, оплату натурщиков.  В 1834 году ОПХ дает ему разрешение на продление командировки. В 1838 году мастерскую Иванова посещает будущий император Александр II, пожаловавший художнику трехлетнее содержание.

В 1845 году в Рим прибывает император Николай I, подаривший художнику 300 червонцев. Доставляли пожертвования и частные лица: Н. В. Гоголь, Ф. В. Чижов, «калужская губернаторша» А. Смирнова-Россет. За 27 лет кропотливой работы в Италии у Иванова терялось зрение. В 1857 году императрица Мария Федоровна, узнав о недуге художника, отправляет его на лечение в Германию и Австрию.

Вследствие странностей характера Иванов жил особняком. Он был недоверчивым и замкнутым человеком. С русскими художниками, проживающими в Италии, он не общался.  Тесные отношения сложились только с Г. Лапченко и Ф. Иорданом. Общие интересы связывали художника с датским скульптором Б. Торвальдсеном и лидером «назарейцев» Ф. Овербеком. Брюллов называл Иванова «кропателем». По его мнению, «кропатели» гениями не бывают. Иванов приписывал последнему «подлость и честолюбие». К 1840 году в близкий круг общения художника входили Иордан, Н. В. Гоголь и пенсионер Ф. Моллер, только что приехавший в Рим.

Подробнее о творчестве К. Брюллова можно прочитать в статье «Карл Брюллов: произведения и биография художника».

Дружественные связи с Гоголем со временем разрываются: общение двух личностей становится неудобным друг для друга.

В последние годы художник вел затворнический образ жизни, избегал людей и не принимал гостей. Ему не давала покоя навязчивая мысль, что его собираются отравить.

По свидетельству Н. Боткина:

«Он закупает себе провизию в лавках и сам ходит за водой к фонтану».

В мае 1858 года Иванов приезжает в Петербург с произведением всей жизни «Явление Христа народу». Перед возвращением на родину его охватывал мистический страх. Картину сначала представили в Зимнем дворце, затем доставили в Академию. В процессе продажи картины императору художник получил нервное потрясение, почувствовав в какой-то момент пренебрежение к себе. Внезапно Иванову стало плохо и его сердце остановилось. Это было 3 июля 1858 года.

Аполлон, Гиацинт и Кипарис, занимающиеся музыкой и пением (1831-1834)

Каждые два месяца подопечные, проживающие на средства ОПХ в Италии, представляли своим попечителям в оговоренные сроки письменные отчеты и законченные полотна. Одной из таких работ была картина «Аполлон, Гиацинт и Кипарис, занимающиеся музыкой и пением». В ней отражено увлечение автора живописью Возрождения и, прежде всего, творчеством Рафаэля.

Перед нами герои античных мифов: Аполлон, Гиацинт и Кипарис.

Образ Аполлона является олицетворением музыки, одухотворяющей мир.

Любимец Аполлона Гиацинт учится игре на флейте. Из мифологии известна трагическая судьба Гиацинта.  Он был нечаянно убит Аполлоном во время метания диска. Из крови Гиацинта появились одноименные цветы.

Известный итальянский классицист Винченцо Камуччини охарактеризовал Гиацинта как «brutta natura», что в переводе означает: «безобразная натура».

Рядом с Аполлоном сидит еще один его любимец Кипарис. Его лицо опечалено. У ног Кипариса лежит смертельно раненный олень. Согласно мифологии, Кипарис горько оплакивал смерть любимого оленя, и Боги, услышав мольбу просителя, превратили оленя в дерево печали – кипарис.

Этот мифологический сюжет, по мнению автора, подчеркивает преображающую силу высокого искусства, воспевающее прекрасное. Произведение написано по правилам академического искусства (задний план полотна занимает пейзаж, что является непременным атрибутом академической картины).

«Явление Христа Марии Магдалине после Воскресения» (1834-1836)

Это полотно стало очередным отчетом для ОПЗ за два дополнительных года проживания в Италии. За него художник получил звание академика.

На картине представлена евангельская история явления Христа после смерти Марии Магдалине, принявшей его сначала за садовника.

Автор обращает внимание зрителя на контраст земного и небесного.

Бесстрастное лицо Христа полно величия. Выражение лица Марии меняется на глазах от удивления к радости, от радости к любовному порыву.

Одежды Марии Магдалины и Христа контрастируют по цвету. Красный цвет является символом земного беспокойства, белый цвет – символ небесного покоя.

Противопоставление присутствует в жестах героев: руки Марии устремлены к Иисусу, который усмиряет ее душевный порыв царственным жестом. Вот строчки из Евангелия от Иоанна:

«Она обратившись говорит ему: «Раввуни! – что значит: «Учитель!» Иисус говорит ей: не прикасайся ко Мне, ибо я еще не восшел к Отцу Моему».

Завершая работу, художник писал своему отцу:

«Постараюсь окончить картину некоторым родом полутемно; впрочем, это сделать без черноты».

Художнику было важно показать «утреннюю глуботу», в которой героиня не сразу узнала Христа.

Известен интересный факт: во время позирования Иванов просил натурщицу вспомнить все ее несчастья и для появления слез в глазах держать в руке свежий лук.

Ave Maria (1839)

Эта работа является первым акварельным опытом художника. Отношение Иванова к акварели было достаточно противоречивым. В одном из писем к наставнику царских детей В. Жуковскому, художник призывал молодых живописцев «не бросаться в шуточный жанр, ни в акварель, ни в радужный колер, ни в быстроту эскизного исполнения». Такой призыв кажется странным для автора множества акварелей со свойственной ему «быстротой эскизного исполнения». В «форс мажорных» обстоятельствах он нарушал свои правила. Вот что известно со слов автора об истории картины, которая началась в декабре 1838 года до приезда в Рим великого князя Александра Николаевича:

«Художники засуетились. Марков предложил поднести (наследнику) альбом новейших рисунков каждого из художников русских. Мысль была одобрена, я сейчас же приковал себя к акварельному рисунку, который был почти в аршин величины: он представлял Ave Maria…»

Смысл действа Иванов растолковывал так:

«Обыкновение римское собираться на улице, в час после сумерек, у каждого образа Богородицы и хором петь ей похвальные песни».

Герои картины от мала до велика объединены благоговением. Во многоликой толпе каждое лицо имеет свою вариацию, что было свойственно выдающемуся «психологисту» Иванову.

На место действия указывает пейзаж на заднем плане картины, изображенный скупыми «сдержанными» средствами.

Художник решает в работе сложную живописную задачу гармоничного сочетания противоположностей: холодный лунный свет с теплым светом свечей в руках участников славословия.

Впоследствии эту работу художник подарил поэту В. Жуковскому.

Аппиева дорога при закате солнца (1845)

Аппиева дорога является устойчивым символом Древнего Рима. Она ведет из Рима в Капую. Прокладывали ее по правилам инженерного искусства в IV веке до н.э. под присмотром цензора Аппия Клавдия. Один из древнеримских поэтов назвал Аппиеву дорогу «царицей всех дорог». Со временем вдоль обочин появились гостиницы, постоялые дворы, гробницы.

В Риме запрещалось кремировать и хоронить умерших. Состоятельные жители выбрали для «вечного упокоения» оживленную дорогу, где соревновались в пышности погребальных сооружений. По этой дороге уходили древнеримские легионы, чтобы завоевать мир. По ней шли в Рим толпы средневековых паломников, маршировали наполеоновские солдаты…

Существует предположение, что художник хотел показать в своей работе историческое значение дороги «свозь века».

Древние развалины гробниц с акведуком и горизонтальной линией с графическим изображением города как будто задают исторический вектор, объединяя в единое целое время и пространство.

В вечерней дымке тонет силуэт собора святого Петра.

В цветовой гамме скрывается решение художественной задачи — построения пространства, где цвет играет такую же значимую роль, как и следование законам перспективы.

В одном из писем художник дает подсказку: «Все это великолепие находится при закате солнца, а зритель видит на горизонте горы Севера, где решится, наконец, судьба человеческая». Художник твердо верил в мессианскую роль России.

Явление Христа народу (1837-1857)

Главной идеей грандиозного полотна Иванова является напоминание о событии, изменившем историю человечества – пришествии Христа в мир людей.

В одном произведении соединено два эпизода из Евангелия от Иоанна: проповедь Иоанна Крестителя перед собравшимися людьми из Иудеи, их крещение в водах Иордана и явление Христа народу.

Событие происходит на фоне красивейшего пейзажа под вековым оливковым деревом. По выжженной солнцем каменистой равнине смиренно ступает к людям сын Божий. Его темные одежды резко контрастируют с голубыми очертаниями гор.  Силуэт Христа несколько размыт. В этом есть некая таинственность. По всей вероятности, автор намеренно делает акцент не на фигуре сына Божия, пришедшего в мир для избавления человечества от грехов, а на реакцию иудеев к этому явлению. В статье «Исторический живописец Иванов» Гоголь пытался «рассказать» картину:

«Он, в небесном спокойствии и чудном отдалении, тихой и твердой стопой уже приближается к людям».

Каждый персонаж картины достоин отдельного исследования.

На первом плане картины показаны люди разных сословий и верований, пришедшие к Священной реке, чтобы очиститься от грехов. Они смотрят на Крестителя по-разному: с умилением, с недоверием, со злобой.

Иоанн Креститель является центральной фигурой композиции. Это высокий человек, одетый в верблюжью шкуру и светлый плащ.  Он призывает народ к покаянию и указывает на явившегося Спасителя. В левой руке он держит крест – символ новой веры. Его жест говорит о восторге, с которым он встречает Мессию.

Слева от Иоанна стоит группа апостолов (будущих учеников Христа), оживленно обсуждающих свершившееся чудо. В центральной группе показан сомневающийся молодой мужчина с черной бородой, кутающийся в длинный синий хитон. Его опущенные вниз глаза говорят о его неуверенности в правоте пророка. Седобородый мужчина в темном плаще с боязнью прислушивается к словам Иоанна. Это скорее всего язычники, слушающие проповедь о пришествии Спасителя и не верящие в чудо.

В водах Иордана остановился старик, опирающийся на палку. Рядом с ним обнаженный мальчик, только что совершивший омовение. Они с любопытством всматриваются в Христа и уже готовы принять новую религию.

Справа от пророка расположились на земле люди, еще не определившиеся в выборе веры. Их лица озлоблены. Враждебно настроенными к проповеднику героями являются книжники и первосвященники, сторонники старой веры.

Ближе всех к зрителю виден зажиточный господин, которому подает одежду раб с веревкой на шее. Невольник с умилением слушает пророка. Слова Крестителя произвели на него настолько сильное впечатление, что можно быть уверенным в том, что раб обязательно примет христианство. По мнению художника, новая вера должна объединять людей разных сословий.

В 1858 году во время показа картины в Петербурге императора Александра II очень заинтересовала роль, которую автор отвел своему рабу. Ответ Иванова до сих пор остается загадкой.

Справа спускается с холма толпа фарисеев и саддукеев, не принявших Христа – посланника Бога. Среди них заметна фигура беззаконника в коричневом облачении, в этом персонаже узнается друг художника Н. В. Гоголь

На конях сидят римские легионеры, наблюдающие за порядком.

Иванов долго искал натуру для пейзажа. Оливковое дерево можно назвать лучшим пейзажным этюдом художника.

Под деревом еле видна группа кающихся людей, воздевших руки к небесам и передвигающихся к вершине холма.

Автор следует академическим законам (требующим идеальной правильности от изображения) постольку, поскольку они служат «идеологии», но его следование нельзя назвать абсолютным. Известен факт: художник С. К. Зарянко заметил неверность в расположении стоп Христа. По мнению искусствоведов, автор сознательно обращается к опыту иконописцев, изображавших Спасителя не идущим, а летящим «по земле».

Н. В. Гоголь дал следующее описание этой картины:

«В это самое время, когда все движется такими различными движениями, показывается вдали Тот самый, во имя Которого уже совершилось крещение, — и здесь настоящая минута картины. Предтеча взят именно в тот миг, когда, указавши на Спасителя перстом, произносит: «Се Агнец, взъемляй грехи мира!» И вся толпа, не оставляя выражений лиц своих, устремляется или глазом, или мыслию к Тому, на Которого указал пророк. Сверх прежних, не успевших сбежать с лиц, впечатлений, пробегают по всем лицам новые впечатления. Чудным светом осветились лица передовых избранных, тогда как другие стараются еще войти в смысл непонятных слов, неудомевая, как может один взять на себя грехи всего мира, и третьи сомнительно колеблют головой…»

В своей работе художник показал людей разных сословий и вероисповеданий, их неоднозначные (противоречивые) чувства по отношению к новой вере.

Рядом с этим шедевром все остальные академические произведения художника заметно меркнут. Продолжительность работы над картиной всей жизни вызывает восхищение. Называть Иванова «автором одной картины» не совсем правомерно. Автору потребовалось выполнить свыше 600 подготовительных этюдов. Метод работы художника над этим шедевром – тщательнейшее исследование всех возможных вариантов ее написания и поиск единственно-точного исполнения. Задолго до выбора сюжета в 1829 году Иванов писал о своей задаче:

«Не иначе как посредством терпеливого труда можно создать произведение совершенное».

В 1831 году художник сообщал своей сестре об особенностях работы:

«Я работаю более для удовлетворения желаний своих собственных, то есть чтобы удовлетворить вечно недовольный глаз мой, нежели для снискания чего-то».

Сформулировав задачу, он обдумывал достойный сюжет, отвечающим художественным принципам исторической живописи, которой был верен.

Творчество А. А. Иванова

Во многих мемуарах утверждают, что именно Библия была главной книгой жизни Иванова. Художник задумал показать самый важный момент истории человечества и ему требовалась исключительная точность в деталях.

Любопытный факт: «совершенная» картина художника вызвала у публики противоречивые отзывы, а подготовительные работы к ней предсказали пути развитие искусства в ближайшие полвека. Видимо сказалась свобода, которую он себе позволил в «неокончательных» трудах. Его обнаженные мальчики наделены чертами грядущего импрессионизма, а «Библейские эскизы» напоминают образы художников-символистов начала XX века. Получается, что художник проявил истинное новаторство в своих «второстепенных» работах помимо своей воли, так как сознательно он не позволял себе выходить за рамки закоренелого академизма. Этим можно объяснить принижение творчества художника современниками.

Сравнивая творчество Иванова с передовыми веяниями Брюллова И. С. Тургенев говорил:

«Имей он талант Брюллова, или имей Брюллов душу и сердце Иванова, каких чудес мы были бы свидетелями! Но вышло так, что один из них мог выразить все, что хотел, да сказать ему было нечего, а другой мог бы сказать многое – да язык его коснел. Один, если можно так выразиться, — правдиво представлял нам ложь; другой – ложно, то есть слабо и неверно, представлял нам правду».

Иванов не был истинным новатором в «стиле» и технике». Он преклонялся перед исторической живописью и снисходительно относился ко всем другим жанрам. В Петербурге в редакции «Современника» состоялся предсмертный разговор художника с критиком Н. Чернышевским, который интересовался будущим направлением в искусстве. Ответ Иванова оказался двусмысленным. По его мнению, предел технического совершенства уже достигнут художниками Эпохи Возрождения и задача современного художника заключается в соединении этой техники с идеями нового времени, неизвестными итальянцам XVI века. Художник словно не знал, что «идеи современной цивилизации» разноречивы и истолковываются всеми по-разному.

Художническая жизнь Иванова текла в соответствии с произнесенной им программой. До отъезда в Италию художник интересовался творчеством Рафаэля, Леонардо, Дюрера, Пуссена. В Италии он копировал по заданию ОПХ фрески в Сикстинской капелле, постигнув «по приговору петербургской Академии художеств – стиль рисунка бессмертного Микеланджело». В своих дальнейших разъездах он очаровывался Леонардо, Джотто, Корреджо, Мантеньей, в Венеции делал копии Тициана. Впоследствии Иванов соединил навыки, полученные от великих мастеров с собственной идеей – перерождение человека, поверившего в Христа.

Однако известно, что на закате жизни Иванов поменял свою генеральную идею. Родилась новая идея «храма всех религий и народов», подарившая жизнь «Библейским эскизам» художника. Этому «эволюционному» движению мысли сопутствовал художественный результат, который сделал наследие Иванова бессмертным.

Среди предварительных набросков к картине «Явление Христа народу» немало акварелей. Иванову нравилась акварель. Известны его работы, появившиеся на рубеже 1840-1850-х годов «Рыбаки на побережье», «Деревья». Работал он на пленэре в близких и неблизких окрестностях Рима. При невероятной «скорострельности» в «этюдной» деятельности он не озадачивался выстраиванием перспективы и композиции. Для него было важно показать ускользающее мгновение.

Акварельные краски ему помогали «схватить» свет и воздух, не увлекаясь деталями. Проблема композиции и перспективы решалась с помощью простейшего механически-оптического приспособления — «диаграфа» («камеры-лючиды»), позволяющего быстро перенести заинтересовавший художника вид на бумагу. Обозначив контуры предметов, наш герой рисовал акварельными красками, изображая их форму.

Во многих работах художника запечатлены образы Италии. Итальянские жанровые зарисовки относятся к лучшим произведениям его творческого наследия. Нельзя сбрасывать со счетов дружбу художника с Н. В. Гоголем, которого всегда интересовали бытовые мелочи и который увлек этим своего приятеля. К числу лучших работ бытового жанра принадлежат «Жених, выбирающий серьги для невесты» (1838), «Октябрьский праздник в Риме. Сцена в лоджии» (1842).

Оливы у кладбища в Альбано. Молодой месяц

Особое место в творчестве Иванова занимал пейзаж. Самые лучшие пейзажи Иванова входят в золотой фонд русской пейзажной живописи. Среди них работы, написанные в Альбано: «Оливы у кладбища в Альбано. Молодой месяц» (1840-е), «Ветка» (конец 1840-х).

Во многолетней работе «Явление Христа народу» пейзаж носит как бы прикладной характер, но любая деталь созданного шедевра выступает вершиной айсберга. Под айсбергом подразумевается множество этюдных работ, предшествующих последнему решению. В его этюдах видна эволюция образа – воды, неба, травы, камней, деревьев. Удивляет внимательное вглядывание автора в окружающую природу, ее «рифмование» с древнееврейским пейзажем, где произошло важное событие в истории – «явление Мессии». На упреки Иордана, пенявшего на трату драгоценного времени на разъезды по окрестностям Италии, наш герой отвечал:

«Мне прежде всего нужны этюды с натуры, мне без них никак нельзя с моей картиной».

Голова молодой женщины с серьгами и ожерельем

Иванов очень редко писал портреты. Исключением является портрет Гоголя, с которым художник близко дружил.  Известен прекрасный портретный этюд «Голова молодой женщины с серьгами и ожерельем» (1840-е)., который можно считать достойным определения И. Н. Крамского, высоко ценившего творчество своего предшественника – знаменитое ивановское «пластическое концепирование».

Наш герой любил изображать людей. Доказательством этой любви служат этюды к «главной картине». В середине 1830-х годов Иванов работал в еврейском гетто для достижения «этнографической» точности. В письме сестре Екатерине он признается:

«Евреи меня полюбили, они подозревают во мне еврея и полагают, что я скрываю это… Но не беспокойтесь: я все это делаю для моей картины».

Подобно случаю с пейзажами «прикладная» работа послужила появлению замечательных произведений. Среди них можно выделить известную серию «мальчиков на траве» («Четыре нагих мальчика», «Нагой мальчик» (1840-1850-е)).

Александр Иванов, картины которого стали для него смыслом всей жизни, оставил России богатейшее наследие. Своими произведениями он преобразил мир.

mymelnica.ru


Смотрите также