Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Биография художника соколова


О художниках и картинах

СОКОЛОВ Петр Федорович — (1791, Москва — 3(15).8. 1848, с. Старый Мерчик, Харьковская губ) живописец, акварелист, литограф, портретист, родоначальник жанра русского акварельного портрета с натуры, вытеснившего в 1820-40-х гг. портретную миниатюру Его акварельные портреты для нас — своеобразные окна в минувшее, через которые в XXI век смотрят давно покинувшие мир люди — светские красавицы и блестящие офицеры, писатели и художники, музыканты и государственные деятели, представители Высочайшего двора, генералы, участники Отечественной войны 1812 года, декабристы, чиновники, кавалерственные дамы, фрейлины, щеголи. Он портретировал столь многих, что в лицах, им представленных, оживают целые страницы этого периода истории России. Он создал более пятисот произведений, хранящихся в больших и малых музеях России и частных коллекциях.

Лучшие произведения П.Ф.Соколова не имеют себе равных. Его имя неразрывно связано с пушкинской эпохой. Без его рисунков и акварелей, невозможно представить себе портретную галерею современников поэта.

Профессиональная судьба П.Ф.Соколова начиналась довольно типично для мастеров его круга и времени — он закончил Академию художеств в 1809 году по классу исторической живописи у замечательных педагогов и непревзойденных рисовальщиков А.Е.Егорова и В.К.Шебуева. За программное произведение «Плач Андромахи над телом Гектора» Петр Федорович получил вторую (малую) золотую медаль. Мечтая, как и все художники-академисты, продолжить образование в Италии, а на это давала право лишь первая золотая медаль, Соколов остался в Академии еще на год. Он вновь участвовал в конкурсе, но и вторая попытка не увенчалась успехом. И кто знает, как сложилась бы его творческая жизнь, если бы фортуна ему сопутствовала.

Сколько усилий, времени, таланта было бы отдано «высокому» жанру — историческому, и какое место в его творчестве занял бы жанр портретный? Не повторил ли бы он трагическую ошибку О.Кипренского? Cоздавая прекрасные портреты, художник фактически убивал себя мыслями о том, что не создаёт больших исторических, сюжетных полотен, которые должны были обессмертить его

Поначалу он бедствовал, но довольно скоро, начал давать уроки живописи и стал заниматься графическим портретом, исполненным в технике итальянского карандаша, а затем и акварелью, имевшие большой успех. Благодаря этим портретам, круг знакомств его очень скоро расширился.

Акварельная живопись Петербурга и России достигала исключительного расцвета в последние десятилетия XIX и первые два десятилетия ХХ века. Во времена, когда ещё не было фотографий, быстрота исполнения, возможность фиксировать образ без многочислнных и утомительных сеансов позирования, воздушность колорита, акварель пользовалась успехом в высших и средних слоях русского общества.

Акварельные портреты заказывались всеми членами царствующего дома, аристократами, великосветскими красавицами, высшими военными чинами, министрами, дипломатами, всеми сколько - нибудь состоятельными людьми. Иметь свою домашнюю коллекцию акварелей до 1917 года считалось признаком хорошего тона и благосостояния. В ту пору, было принято заказывать графические портреты близких, друзей, родных. Такие портреты сопровождали владельцев и в путешествиях, и дома; их вешали на стену или ставили на стол. Необыкновенным успехом пользовались его «свадебные» портреты. Забавным свидетельством тому служат слова одного из заказчиков: «…Мы теперь без вас, Петр Федорович, не можем обойтись как без попа, если же не благословите вашей талантливой рукой, то и брак считается недействительным».

В 1821 году по рекомендации флигель-адъютанта графа С.Ф.Апраксина, с которым П.Ф.Соколов был дружен, художника пригласили для работы в Аничков дворец. Удачно исполнив портрет трехлетнего великого князя Александра Николаевича, будущего императора, он стал получать заказы от императорского дома. С портретом самого императора Николая I произошел неожиданный казус. Едва художник «успел набросать карандашом контур», государь прервал сеанс и «кистью провел черту под носом нарисованного контура» со словами: «Возьми это себе на память». Насколько достоверен этот анекдот, переданный в мемуарах сыном художника Павлом, сказать трудно. Однако, безусловно, странно, что Соколов, выполнявший так много заказов двора, при всем его необыкновенном таланте и популярности так и не удостоился звания придворного художника. Впрочем, и звание академика портретной акварельной живописи ему было присвоено лишь в 1839 году. Не имея достаточных биографических сведений, можно лишь предполагать, что одной из известных причин столь медленной карьеры было неудовольствие, некогда высказанное императором.

И тем не менее, заказы двора способствовали росту славы художника. Из желающих иметь портреты Соколова образовалась «живая очередь», и многим приходилось дожидаться начала сеанса иногда по месяцу. Общество избрало для себя «художника-фаворита».

ЧАСТЬ 1       ЧАСТЬ 2

Работы П.Ф.Соколова в Третьяковской галерeе

nearyou.ru

Биография художника Соколов Николай Александрович

  • AI Аукцион
  • Прием лотов
  • Правила участия
  • English
  • 18+
  • ARTinvestment.RU
  • Художники и цены
  • Соколов Николай Александрович
  • Биография

График, живописец

Юность провел в Рыбинске, где жил с 1920. Учился в студии Изо-Пролеткульта в Рыбинске (1920–1923) у М. М. Щеглова, Вхутемасе — Вхутеине (1923–1929) в Москве у Н. Н. Купреянова, П. В. Митурича, П. И. Львова. В Рыбинске занимался агитоформлением пароходов, поездов, праздничным оформлением улиц и площадей.

С 1924 работал в соавторстве с М. В. Куприяновым и П. Н. Крыловым под псевдонимом «Кукрыниксы». Занимался сатирической графикой, политической карикатурой, плакатом, книжной иллюстрацией. Сотрудничал в газетах «Комсомольская правда», «Литературная газета», «Правда», «Красная звезда», журналах «Прожектор», «Крокодил», «Смехач», «Смена»; в годы Великой Отечественной войны — в «Окнах ТАСС». Выполнял иллюстрации к произведениям И. А. Ильфа и Е. П. Петрова, М. Е. Салтыкова-Щедрина, А. П. Чехова, А. М. Горького, М. де Сервантеса, М. А. Шолохова.

Индивидуально работал в области станковой живописи и графики; писал портреты, пейзажи, натюрморты. Побывал в Италии.

С 1926 — участник выставок («Первая выставка графики» в Москве). Экспонировал свои работы на выставках: украинской книжной графики в Харькове (1929), «Художники РСФСР за XV лет» в Ленинграде, Москве (1932–1934) и других.

За свою деятельность был удостоен званий действительного члена Академии художеств СССР (1947), народного художника СССР (1958), Героя Социалистического труда (1971).

Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Произведения Соколова находятся во многих музейных собраниях, в том числе в Государственной Третьяковской галерее, Государственном Русском музее и других.

  • 27.09.2019 Искусство и мода. Moschino выпустил коллекцию, вдохновленную картинами Пикассо Белла Хадид предстала в образе арлекина, Кайя Гербер вышла в платье девушки с мандолиной. А звездой показа коллекции «Москино» сезона «Осень 2020» стала модель Кара Тейлор в платье-картине и с рамой в руках
  • 24.09.2019 В Москве заканчивают парковую набережную Марка Шагала Набережную Москвы-реки, примыкающую к бывшей промзоне ЗИЛ (ныне площадка ЗИЛАРТ), перестраивают до уровня городского парка
  • 23.09.2019 Конфискованные картины Кузнецова и Буллок выставят в музее «Новый Иерусалим» Три полотна из числа конфискованных картин бывшего министра финансов Московской области и его бывшей жены будут представлены на выставке «Цвет. 90 шедевров из музеев Подмосковья», которая пройдет с 28 сентября по 29 марта 2019 года
  • 19.09.2019 Вышла новая книга Павла Павлинова о творчестве Евгения Евгеньевича Лансере Издание посвящено кавказскому периоду жизни и творчества мирискусника. В книге впервые публикуются все картины Евгения Лансере, выполненные во время путешествий 1917–1934
  • 19.09.2019 Создана новая «краска» — ещё чернее, чем Vantablack Еще один материал, почти полностью поглощающий свет, создали ученые Массачусетского технологического института. Он позволяет художникам создавать эффектные объекты, форма которых не различима для человеческого глаза
  • 27.09.2019 Итоги AI Аукциона № 297 Продано 45 % лотов. Фиксируем рост покупательской активности. Приобретенные картины и рисунки отправятся покупателям из Москвы, Санкт-Петербурга и Западной Европы
  • 23.09.2019 Открыты 297-е торги AI Аукциона Традиционные двадцать лотов AI Аукциона — это одиннадцать живописных работ, пять листов оригинальной графики, три работы в смешанной технике и одна деревянная скульптура
  • 20.09.2019 Итоги аукциона «Совком» 19 сентября 2019 года В зале на Щепкина, 28, завершились 154-е торги класса «аукцион сезона». Результаты по всем лотам уже внесены в нашу базу. А о том, что происходило в зале, — читайте в репортаже AI
  • 17.09.2019 «Русская эмаль» открывает новый аукционный сезон Торги русского и западноевропейского искусства состоятся 21 сентября 2019 года. В каталоге — 568 лотов: живопись и графика, серебро, фарфор и пр.
  • 17.09.2019 Открыты 296-е торги AI Аукциона Традиционные двадцать лотов AI Аукциона — это девять живописных работ, семь листов оригинальной и один — печатной графики, одна работа в смешанной технике и один фарфоровый объект

Наверх

artinvestment.ru

Александр Соколов: Иконопись – удел маргиналов

Александр Соколов скончался после тяжелой болезни 27 февраля 2015 года на 55-м году жизни.

А фотоаппарат со вспышкой можно? – спрашивает у иконописца Александра Соколова моя восьмилетняя дочка, приготовившись снимать в его мастерской. «За отдельную плату», – шутливо отвечает мастер.

Он вообще то и дело шутит, не позволяя перейти грань, за которой разговор о серьезных вещах может перейти в пафос, который часто это серьезное обесценивает.

Смотрите фоторепортаж из мастерской Александра Соколова

Оксана Головко в мастерской Александра Соколова

Александр Михайлович Соколов

Родился в 1960 г. В 1972–1978 гг. обучался в Московской художественной школе при Академии художеств. Учился  в Московском высшем художественно-промышленном училище (бывшее Строгановское) – ныне Московская государственная художественно-промышленная академия имени С. Г. Строганова. Участвовал в восстановлении Свято-Данилова монастыря. Участвовал в росписи храмов вмц. Параскевы в с. Пятница Владимрской обл., Св. Иоанна Богослова в Москве, деревянного храма в с. Сукава Японии, а также храмов в США, Польше. Преподавал иконопись в России и в Японии. Живет и работает в Москве. Женат на художнице Марии Вишняк, четверо детей.

Александр Соколов

Пусть цветут сто цветов

– Я исповедую принцип председателя Мао: пусть цветут сто цветов. Выбирать, считаю, не стоит: дух дышит, где хочет, – отвечает художник на вопрос о том, какая иконописная манера ему ближе. – Знаменитый реставратор Адольф Овчинников как-то сказал: «Когда мы только начинали работать в реставрации, нам подавай только домонгольский  период, а теперь извиняемся перед 18 веком».

Настоящие образы встречаются в разные времена. Так же, как и некачественные. Я один раз видел икону, написанную Феофаном Затворником, – это кошмар, отсутствие вкуса! Поражает контраст между его высоким духовно-аскетическим опытом в литературе, в его жизни, и художественной нечуткостью в иконописи.

– Все ругают копирование образцов. А как писать? Как найти путь, чтобы не уйти только в «реализацию я», либо – безличное копирование?

– Думаю, что лучше, конечно, человеку сидеть и копировать иконы и зарабатывать деньги, чем писать противоположного свойства предметы. Все-таки это как-то приобщает к Церкви.

По большому  же счету тиражирование, копирование – это очень плохо, поскольку снижает и уровень требований к иконе, и искажает ее понимание.

И вообще, главная беда современного церковного искусства – невзыскательный вкус заказчиков, потребителей. Им главное – размер, сюжет. От иконы никто не ждет того, чтобы она была Божественным образом. Редких настоящих ценителей – священников, епископов – можно по пальцам перечесть, а потому они не могут оказывать серьезное воздействие на печальную ситуацию. Процветает производство предметов культа, а церковное искусство – сакральное, духовное – остается уделом маргиналов.

– Маргиналов – в каком смысле?

– Церковное искусство, с одной стороны – элитарное: по определению, человек должен много знать и понимать. С другой стороны – маргинальное. Это удел тех, кто точно не будет «хозяином жизни».  При этом церковное искусство  открыто всем, но не всем нужно.

– Как же иконописцу не стать «штамповщиком?

– Образовываться. Читать книжки. И стараться как можно меньше делать и поступков, и икон – неосознанно. Как говорил мой очень хороший друг, церковный ювелир  Марк Лозинский: «Люди живут и умирают, не приходя в сознание».

Когда я решил, что мне надо креститься, наш друг семьи, философ, исследователь античной философии, позвал меня к себе. После серьезной беседы он сказал: «Ну ладно, крестись!» На мое насмешливое «спасибо» заметил: «Не смейся. Понимаешь, ситуация бывает такая, что люди, приходящие в Церковь, думают, что они купили билет и сели в поезд, а дальше можно быть спокойным, что до конечной станции тебя довезут. Такая установка неприемлема».

Александр Соколов

Божественная гармония

– Когда Вы первый раз сознательно увидели икону?

– Мне было лет 14-15, я учился в Московской средней художественной школе при Академии художеств. Она тогда находилась в Лаврушинском переулке, напротив  Третьяковской галереи. Помню свои  ощущения, когда входил в зал, где висел Звенигородский Спас Рублева: мурашки по телу.  Безо всякой экзальтации, на которую, наверное, не способен совсем, я чувствовал свет, исходивший от иконы и воспринимал ее именно как Явление.

А незадолго до этой встречи я прочел Библию – по порядку – сначала Ветхий Завет, потом – Новый. Библию, напечатанную на тонкой папиросной бумаге, привезла из-за границы тетя.

А в 16 лет – крестился. Была, видимо, юношеская тоска, необходимость понять смысл жизни. Причем в острой форме:  если нет смысла, то зачем жить? Это происходило не только со мной: что-то было в атмосфере, заставляющее людей искать выход из совершенно бессмысленной действительности. Потом я много встречал людей моего поколения (мне 52 года), которые в это время пришли в Церковь.

Крестившись, я стал задумываться о том, что надо бы попытаться написать икону. Но до окончания школы не успел. Потом  пошел в армию, а точнее, во флот. В ноябре 1980-го демобилизовался и сразу же женился. А в декабре написал первую икону (доску для нее заготовил еще на службе). Это был список  иконы святой Параскевы из Покровского собора на Рогожском кладбище.  Икона не сохранилась, зато вторая – «Не рыдай, Мене, Мати» – хранится у нас дома.

– Что для Вас  иконопись?

– Сначала было ощущение от встречи с иконой.  Хотелось знать больше, понять. До осмысления, что такое икона, было еще далеко.

Только в процессе работы, спустя какое-то время, я стал думать, как иконопись внутренне связана с жизнью Церкви, с христианской философией. И вот только теперь  мое понимание, что такое икона и для чего она, только-только начало формироваться.

Первое чувство, когда только начинал, было юношески-примитивным: я думал, что своим талантом мог бы послужить Церкви и людям. А потом появилось понимание совершенно другое, что это не служение Церкви и  людям, а просто – путь. Аскетическая практика. Человек может заниматься формированием своей собственной  души, выполняя какое-то делание.

Не хочу никого обижать, но часто люди, занимающиеся иконописью, производят предметы культа. С благородной целью – украсить храм, дать людям средство для молитвы и, что тоже достойно, на мой взгляд, заработать денег себе на жизнь. Но в идеале, это все должно быть второстепенным.

А главная цель – формирование собственной души. Если человек занимается церковным искусством, он настраивается на Божественную гармонию.

Александр Соколов

Учителя

– Где учились и у кого?

– Главный учитель – мой духовник и духовник супруги Марии Вишняк отец Анатолий Яковин, который служил в деревне Пятница Владимирской области. Он погиб десять лет назад. Для меня, как и для многих иконописцев, он был знатоком номер один в области древнерусского церковного искусства, понимал и ценил его.

Причем сам отец Анатолий не был художником. Но он так обустроил свой деревянный храм (построенный, кстати, в 1925 году, в момент гонений на Церковь), что для меня это сейчас – эталон внутреннего убранства церкви.   Там работали многие современные иконописцы. В том числе и я имел такую счастливую возможность.

Отец Анатолий мне всячески помогал, поддерживал. Когда мы с женой только поженились, у нас ничего не было: ни жилья, ни денег, ни работы. И отец Анатолий давал мне работу – писать списки  с икон – причем обязательно интересную, творческую,чтобы думать о том, что ты делаешь, понимать.

В обучении технике мне в свое время очень помог человек, ныне покойный, иконописец Борис Андреев. С ним меня познакомила тетя, та самая, что привезла мне Библию… Тетя вообще в моей жизни сыграла большую роль. Она меня когда-то в художественную школу отвела, а потом, когда я решил креститься, проконтролировала, чтобы все было сознательно и осознанно. Хотя сама еще была тогда некрещенная.

Борис Андреев был в Художественном научно-реставрационном центре имени академика И.Э. Грабаря реставратором и полуподпольно писал иконы. В те годы еще существовала статья в УК «Производство предметов культа» (4 года с конфискацией имущества), оставшаяся от 20-х годов, хотя на практике в 70-80-е годы она не  применялась.

Я тоже начал работать в центре Грабаря. Сначала, месяц, агентом по снабжению, а затем – в библиотеке, хранителем музейных экспонатов. Помогал организовывать выставки, нечто вроде  «Плакаты первых пятилеток». Главное, у меня была возможность пользоваться библиотекой центра Грабаря, где было много интересных материалов, в том числе даже не опубликованных, в машинописном виде, переводы книг по технике средневекового искусства, по иконописи.

В центре Грабаря работал и работает Адольф Овчинников, разработавший доскональную  и  правильную технологию иконописи. Он еще в то время большое внимание уделял и тому, что в сакральном искусстве всем технологичным процессам необходимо  придавать особый смысл.

Год я проработал в центре Грабаря, потом поступил в Строгановку, где меня учили реставрации, технологии, копированию. С благодарностью вспоминаю замечательного педагога-технолога, художника-монументалиста Александра Александровича Комарова, автора грамотного учебника по монументальной живописи.

Два года учебы дали мне очень-очень много. Можно было продолжать учиться и дальше, но в 1983 году Церкви вернули Свято-Данилов монастырь, его начали восстанавливать и туда Патриархом был направлен знаменитый иконописец отец  Зинон (Теодор). И я год проработал с ним в Свято-Даниловом монастыре.

Александр Соколов

– Если брать учителей в жизненном, духовном плане, кого назовете?

– Опять же – отца Анатолия.  После его смерти мы, особенно моя жена, стали тесно общаться с  митрополитом  Антонием Сурожским (Блюмом).   Она писала его портрет – единственный прижизненный. Он тогда уже был немощен, перестал сам приезжать в Россию, и мы несколько раз всей семьей, с детьми, отправлялись к нему.

Что он важного говорил людям, есть в его книжках. Хотя, на самом деле, он ни одной не написал. Все его издания – с диктофона записанные беседы. Когда ему однажды кто-то принес на подпись книгу, он сказал: «Представляете, я понятия не имею о том, что в этой книге». Владыка не раз говорил: «Я не могу отвечать за все, что написано в этих книгах». А в одной беседе с нами он произнес: «Имейте в виду: то, что я сейчас скажу, не нужно разносить дальше. Это мое мнение, которое может быть для кого-то соблазнительным». И высказался по богословскому вопросу.

Также лет шесть я каждый год ездил в Америку, к протоиерею Виктору Потапову, настоятелю кафедрального собора св. Иоанна Крестителя в Вашингтоне, который  почти 30 лет вел православные передачи на «Голосе Америки». Когда мы с женой впервые увидели отца Виктора, услышали первые произнесенные им фразы, мы ахнули: он оказался удивительно похожим на отца Анатолия!

Его храм к моменту нашего знакомства был настолько ухожен, что трудно было придумать, что еще там можно сделать. В результате я сделал мозаики на фасадах храма, мозаики и росписи в часовню на приходском кладбище.

Сейчас он остается духовно близким для нас человеком. К сожалению, видимся мы редко.

Больше, чем чудо

– Вы автор чтимой иконы «Неупиваемая Чаша», которая находится в Высоцком монастыре  в подмосковном Серпухове. Что такое чудотворная икона?

– Это таинственное и необъяснимое присутствие Божественной силы, которая проявляет себя в ответ на какие-то надежды, чаяния, просьбы людей.

Александр Соколов

Как это происходит – сказать не могу. Чудо – это не феномен, то есть не нечто необъяснимое с научной точки зрения. Чудо –  то, что оказывает воздействие на душу, а естественным путем или сверхъестественным, не так важно.  Если все проходит без каких-то последствий для человеческих душ, остается только пожать плечами и констатировать: «Ну, вот был случай».

Для человека, который участвует в таинствах Церкви, чудеса обычны. Если мы верим в чудо, что хлеб и вино превращаются в Плоть и Кровь Бога, верим, что через Причастие сами приобщаемся к Вечной Жизни, – это гораздо больше, чем исцеление какой-нибудь физической немощи.

– Ответственность есть, что написали чудотворную икону?

– Стыдно, что сам икону написал, а выпить иногда в хорошей компании не прочь, – со смехом отвечает художник. – А если серьезно – да, ответственность увеличивается, но не из-за конкретной иконы, а из-за возраста, осознания того, что с каждым годом времени остается меньше.

Как-то, когда еще жив был мой духовник, я раздумывал,  согласиться мне или не согласиться на один заказ, выполняя который я бы делал не совсем то, что мне хотелось.  На что отец Анатолий мне сказал: «Тебе сколько лет-то? (а мне было за 40). Зачем тратить время на то, что тебе не хочется делать?» Для меня ответственность больше вот в этом: стараться не делать то, что не по совести…

Любимое

– Любимые иконы, образы, которые предпочитаете писать, у Вас есть?

– Мне нравится иконография  иконы Корсунской Божией Матери, и так  сложилось, что я несколько раз писал ее. Очень много раз писал Нерукотворный Образ. Но это протоикона, поэтому имеет смысл вновь и вновь возвращаться к ней – чтобы увидеть самого себя,  куда ты пришел или не пришел. Постоянно пишу святителя Николая. Он всегда узнаваем и его интересно писать.

Не очень люблю изображать святых, не имея хорошего образца, если есть только абстрактный лик, непонятно, как святой выглядел и  мало информации, мало сведений… Получается, что создаешь условное изображение. Гораздо интереснее писать святого, память о котором сохранилась и бережно передается, или есть фотографии.

Я не раз писал по фотографиям  святого Иоанна Кронштадтского, новомучеников. Для меня важно передать  индивидуальные черты святых, освященные Божественным светом.

– Что интереснее – монументальная церковная живопись или иконопись?

– Я люблю делать все, и особенно то, что не умею. Часто берусь за то, что никогда не пробовал, – из такого спортивного интереса. Это дает мне силы, вдохновение.

Хотя я могу смиренно и бесконечно повторять и повторять привычную работу, как музыкант, бесконечное число раз играющий  произведения Баха или Моцарта. Это здорово.

А бывает, надо сделать что-то новое, например, расписать стену.  Хотя сейчас это и физически уже тяжело и требует воли: надо себя понуждать, рано вставать, много работать. Нужна дисциплина и взаимодействие с  людьми. Руководить росписью, расписывать в команде – отдельная тяжелая профессия. Потому сейчас я расписываю один – храм Казанской Божией Матери в подмосковной деревне Пучково.

Есть много вещей, которые я люблю делать: резать по дереву, по камню…

Очень люблю эллинское и египетское искусство. И не будь я иконописец, затеял бы какую-нибудь веселую роспись…

– Чем процесс написания иконы отличается от процесса написания картины?

– Процесс иконописи регламентирован. Через  каждое действие, через повторение каких-то формул, символов человек приобщается к тому, что он делает. В идеале работа иконописца должна быть осмысленным служением, причем смыслом наполняется каждый шаг, начиная с выбора материала.

У меня есть опыт, когда я из бревна вырубал доску, готовил и писал икону.  Все имеет значение, в том числе и приготовление краски: собирание материалов, растирание. Просто купить краску в банке – другое. Упускаешь в этом случае очень много полезного для души. Много важного содержится в самом технологическом процессе.

У отца Павла Флоренского описано символическое значения каждого результата работы иконописца.  Материальное делание с духовным очень связаны. В реальности все, о чем я говорю, получается осуществлять лишь частично.

Два художника в доме

–  Два художника в семье: с супругой критикуете друг друга, советуетесь?

–  Мне требуется поддержка, и я советуюсь со всеми: с детьми, с женой, со знакомыми, как понимающими, так и не понимающими. Ведь я работаю для людей, и мне необходим такой универсальный взгляд. И по природе я конформист, способен к компромиссу.

А жена, она – творит, ей замечания лучше не делать. Да и нет смысла: она самовыражается, какие тут могут быть замечания?

Так что творческих  споров у нас не возникает: я пишу свое, жена – свое. Ну, еще я ношу ей этюдник, готовлю дощечки (она любит на дощечках писать). И делаю все рамы для ее картин.

– День начинается с мастерской?

– Утром я обычно на объекте, затем еду в мастерскую, где мы как раз работаем с женой.

Вечером обычно смотрим вместе кино. Так происходит последние лет пять. Раньше ни телевизора не было, ни видео. Потом у всех детей появились компьютеры, и мы решили себе купить dvd. А выросли дети без телевизора.   Но не потому, что им категорически запрещалось! Они могли сходить к соседям, посмотреть что-то по своему выбору. Мы и сами ходили к соседям иногда смотреть телевизор. Просто иметь его дома невозможно: насилие над личностью, поскольку он буквально «затягивает», причем всякой ерундой.

Александр Соколов

– Дети – не художники?

– Старшая дочка закончила истфак МГУ, вышла замуж за скульптора, который занимается резьбой иконостасов, и помогает ему. Она может и золотить, и рисовать. Но у нее трое маленьких детей…

Другая дочка по образованию – дизайнер одежды. Тоже умеет золотить. Вот сейчас мне золотит для храма – подрабатывает.

Сын Ваня может все – лепить, рисовать, но он лепит котлеты. Он – повар. Жена как-то попросила: «Вань, свари борщ, ты же повар».  На что последовал ответ: «Нет, не буду. Повар – это не то, что вы думаете!»

Младший сын тоже подрабатывает у меня в мастерской, но он компьютерщик и видит себя в этом.

Я  считаю, что мы много чего неправильного допустили в их воспитании. Но то, что они сами себе выбрали путь и сами идут по нему, – это нормально.

– Дети выросли и не перестали ходить в храм?

– Они ходят в храм, но для них это не то, что для нас. То, что не куплено дорогой ценой, обычно не ценится. А они с самого детства в церковной жизни, для них все естественно, спокойно, просто, без откровений. Думаю, что у каждого еще впереди настоящее открытие Бога.

– Как успевали уделять время и работе, и детям, когда они были маленькие?

В этот момент в дверях появляется сын Иван.

– Вань, ответь, как мы вас воспитывали? –

– У меня встречный вопрос – семья не мешала творчеству? – спрашивает Иван.

– Мешала, – смеясь, говорит Александр Михайлович. – Все время…

– Нас же четверо, – продолжает Иван. – Можно сказать, что родители жили отдельно от нас – в мастерской, возвращаясь лишь ночевать. А дети дома. Ты меня один  раз в школу привел – в первом классе.

–  Сколько раз я приходил на родительское собрание, – вспоминает художник, – и не мог класс найти. И решил больше не ходить. Ваня сам решает все свои проблемы с детства. Вот сейчас за несколько дней ему нужно оплатить обучение в институте.

– Как насчет большой семьи и проблемы с самореализацией: часто приходилось делать что-то для заработка?

– У меня кризис среднего возраста, который продолжается вот уже 10 лет. Я очень хочу завязать с этими заказными работами и сделать что-нибудь для себя. То, что мне хочется. Но пока получается только эпизодически. Дети не совсем независимы. Только с этого года они перестали просто так получать деньги.

Так что никогда не было свободы делать то, что хочешь.  Мне есть, куда рваться, о чем  мечтать.

– Возникают ситуации, когда кажется, что все идет не так, как надо, опускаются руки, состояние близкое к депрессивному?

– Не было лет с 16. Да и тогда – только  после активных дружеских посиделок.

На самом деле я счастливый человек, у меня чудесная жена, без которой себя не мыслю. Мы с ней – одно целое. Бывает, конечно, можем поругаться. Она у меня казачка, выросшая на Кавказе, с соответствующим темпераментом. Какая уж тут депрессия!

Подготовила Оксана Головко Фото Юлии Маковейчук

Читайте также:

www.pravmir.ru

Биография художника Соколов Павел Петрович

Живописец, график, скульптор

Из семьи потомственных художников; сын известного мастера акварельного портрета Петра Федоровича Соколова, брат художников Петра и Александра Соколовых, племянник К. П. Брюллова. Во второй половине 1830-х учился в Горном институте в Петербурге. В 1840–1849 состоял вольнослушающим учеником ИАХ; сначала занимался в архитектурном классе у К. А. Тона, с 1843 — в классе исторической живописи у К. П. Брюллова. В 1849 за портрет художника Н. И. Подклюшникова получил звание неклассного (свободного) художника «живописи исторической и портретной».

Жил в Петербурге. В 1849–1859 преподавал рисование в Сиротском институте и Николаевском женском институте, давал частные уроки. Работал преимущественно как портретист и исторический живописец. Занимался также скульптурой и книжной графикой. В 1850-х — 1860-х создал циклы иллюстраций к комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума» (СПб, 1866), повести А. С. Пушкина «Капитанская дочка» (М., 1891) и роману «Евгений Онегин» (М., 1893), повести Н. В. Гоголя «Старосветские помещики» (СПб, 1895).

В первой половине 1860-х исполнил несколько декоративных панно в Мраморном дворце в Петербурге. По заказу великого князя Николая Николаевича создал шестнадцать картин «находившихся в дворце последнего». В 1864 за картину «Святое семейство» был удостоен звания академика.

В выставочной деятельности участвовал спорадически. Экспонировал свои работы на Всемирной выставке в Лондоне (1872), выставках Московского общества любителей художеств (1884–1885, 1900), выставке картин и художественной индустрии в Петербурге (1899).

Пробовал себя на литературном поприще. В конце XIX века написал несколько пьес, в том числе инсценировки прозаических произведений А. С. Пушкина — «Арап Петра Великого», «Дубровский», «Капитанская дочка». Автор воспоминаний (Соколов П. П. Воспоминания/Предисл. Э. Ф. Голлербаха. Л., 1930).

Произведения Соколова находятся во многих музейных собраниях, в том числе в Государственной Третьяковской галерее, ГМИИ им. А. С. Пушкина, Всероссийском музее А. С. Пушкина и других.

Page 2

  • AI Аукцион
  • Прием лотов
  • Правила участия
  • English
  • 18+
  • ARTinvestment.RU
  • Художники и цены
  • Соколов Павел Петрович

Sokolov, Pavel Petrovich

Внимание! Все материалы сайта и базы данных аукционных результатов ARTinvestment.RU, включая иллюстрированные справочные сведение о проданных на аукционах произведениях, предназначены для использования исключительно в информационных, научных, учебных и культурных целях в соответствии со ст. 1274 ГК РФ. Использование в коммерческих целях или с нарушением правил, установленных ГК РФ, не допускается. ARTinvestment.RU не отвечает за содержание материалов, представленных третьими лицами. В случае нарушения прав третьих лиц, администрация сайта оставляет за собой право удалить их с сайта и из базы данных на основании обращения уполномоченного органа.
  • 27.09.2019 Искусство и мода. Moschino выпустил коллекцию, вдохновленную картинами Пикассо Белла Хадид предстала в образе арлекина, Кайя Гербер вышла в платье девушки с мандолиной. А звездой показа коллекции «Москино» сезона «Осень 2020» стала модель Кара Тейлор в платье-картине и с рамой в руках
  • 24.09.2019 В Москве заканчивают парковую набережную Марка Шагала Набережную Москвы-реки, примыкающую к бывшей промзоне ЗИЛ (ныне площадка ЗИЛАРТ), перестраивают до уровня городского парка
  • 23.09.2019 Конфискованные картины Кузнецова и Буллок выставят в музее «Новый Иерусалим» Три полотна из числа конфискованных картин бывшего министра финансов Московской области и его бывшей жены будут представлены на выставке «Цвет. 90 шедевров из музеев Подмосковья», которая пройдет с 28 сентября по 29 марта 2019 года
  • 19.09.2019 Вышла новая книга Павла Павлинова о творчестве Евгения Евгеньевича Лансере Издание посвящено кавказскому периоду жизни и творчества мирискусника. В книге впервые публикуются все картины Евгения Лансере, выполненные во время путешествий 1917–1934
  • 19.09.2019 Создана новая «краска» — ещё чернее, чем Vantablack Еще один материал, почти полностью поглощающий свет, создали ученые Массачусетского технологического института. Он позволяет художникам создавать эффектные объекты, форма которых не различима для человеческого глаза
  • 27.09.2019 Итоги AI Аукциона № 297 Продано 45 % лотов. Фиксируем рост покупательской активности. Приобретенные картины и рисунки отправятся покупателям из Москвы, Санкт-Петербурга и Западной Европы
  • 23.09.2019 Открыты 297-е торги AI Аукциона Традиционные двадцать лотов AI Аукциона — это одиннадцать живописных работ, пять листов оригинальной графики, три работы в смешанной технике и одна деревянная скульптура
  • 20.09.2019 Итоги аукциона «Совком» 19 сентября 2019 года В зале на Щепкина, 28, завершились 154-е торги класса «аукцион сезона». Результаты по всем лотам уже внесены в нашу базу. А о том, что происходило в зале, — читайте в репортаже AI
  • 17.09.2019 «Русская эмаль» открывает новый аукционный сезон Торги русского и западноевропейского искусства состоятся 21 сентября 2019 года. В каталоге — 568 лотов: живопись и графика, серебро, фарфор и пр.
  • 17.09.2019 Открыты 296-е торги AI Аукциона Традиционные двадцать лотов AI Аукциона — это девять живописных работ, семь листов оригинальной и один — печатной графики, одна работа в смешанной технике и один фарфоровый объект

Наверх

artinvestment.ru

Биография художника Соколов Михаил Ксенофонтович

График, живописец

Родился в семье ремесленника К. Н. Соколова. Первоначальное художественное образование получил в городских классах рисования у П. А. Романовского. На деньги одного из ярославских купцов в 1903 переехал в Москву и поступил в Строгановское художественно-промышленное училище, где занимался у С.-В. Ноаковского и С. И. Ягужинского. Однако курса не закончил.

В 1907 был призван в армию, служил матросом на корабле Балтийского флота. В 1909–1914 жил попеременно в Москве и Ярославле. В 1912 участвовал в выставке Московского товарищества художников. В начале Первой Мировой войны вновь мобилизован на военную службу, до 1917 был матросом запаса при штабе во втором Балтийском флотском экипаже в Петрограде. В 1917 в составе отрядов революционных матросов участвовал в Февральской революции, а также в июльском большевистском мятеже.

Все это время не оставлял занятий искусством. Увлекся творчеством авангардистов, сблизился с художественным критиком Н. Н. Пуниным. В 1916–1917 принимал участие в выставках «Мира искусства» в Петрограде. В 1916 женился на художнице Н. В. Штемберг (брак продлился два года).

В 1918 покинул Петроград, некоторое время жил в Ярославле. Экспонировал свои работы на выставке Ярославского художественного общества в отдельном зале. В 1918–1919 преподавал в гимназии города Сергач Нижегородской губернии. В 1919 был назначен заведующим губернскими декоративными мастерскими при Ярославском Губнаробразе. Участвовал в организации Государственных Ярославских свободных художественных мастерских. В 1921 преподавал в свободных художественных мастерских в Твери.

В 1923 переехал в Москву, работал руководителем студии Пролеткульта. С 1925 преподавал в Московском государственном техникуме изобразительных искусств памяти 1905 года и Ярославском художественно-педагогическом техникуме.

В 1928 вторично женился — на М. И. Баскаковой (брак продлился до 1935). В 1929 в доме А. И. Герцена в Москве открылась первая персональная выставка работ Соколова. В середине 1920-х создал обширные живописные и графические циклы: «Страсти», «Странствующие комедианты», «Цирк», «Воображаемые портреты». В 1933 принял участие в выставке «Художники РСФСР за XV лет. Графика» в Москве. В 1934 вступил в МОСХ.

Много занимался книжной графикой, сотрудничал с издательством Academia. Выполнил иллюстрации к книгам «Оливер Твист», «Домби и сын» Ч. Диккенса (1932–1933), «Орлеанская девственница» Вольтера (1934–1935), «Божественная комедия» Данте (1936). В 1930-х работал над сериями «Уходящая Москва», «Французская революция», «Музыканты», «Всадники», продолжил цикл «Воображаемые портреты».

В 1936–1938 преподавал в Институте повышения квалификации. В 1936 участвовал в выставке живописи, скульптуры, графики (Всекохудожник) в Москве, вошедшей в историю искусства под названием «Выставки незамеченных» (по названию статьи А. М. Эфроса).

В конце 1938 арестован по ложному доносу. Обвинен в пропаганде к свержению, подрыву или ослаблению советской власти, приговорен к семи годам лишения свободы. Сослан на станцию Тайга Кемеровской области. В 1943 из-за тяжелой болезни освобожден (реабилитирован в 1958). Некоторое время жил в Свердловске, затем Ярославле. В ноябре 1943 поселился в Рыбинске, где работал руководителем изобразительного кружка при местном дворце пионеров. Создал иллюстрации к книгам «Мертвые души» Н. В. Гоголя, «Анна Каренина», «Война и мир» Л. Н. Толстого, «Моцарт и Сальери» А. С. Пушкина.

В 1947 в связи с онкологическим заболеванием госпитализирован в больницу им. Склифосовского в Москве, где вскоре умер. Был похоронен на Пятницком кладбище в Москве.

В 2005 в Государственной Третьяковской галерее и Ярославском художественном музее были организованы ретроспективные выставки произведений художника.

Соколов — один из наиболее виртуозных рисовальщиков и значительных книжных иллюстраторов своего времени. Его творческую биографию можно условно разделить на три этапа: до 1923, с 1923 по 1938, после 1938. В ранний период художник, воспитанный на эстетике символизма, прошел через увлечение импрессионизмом, кубизмом, футуризмом. Работы этого времени чрезвычайно редки, так как Соколов в середине 1920-х уничтожил все созданное до 1923. Сохранились лишь те из произведений, которые были подарены друзьям или приобретены Государственным музейным фондом. В начале 1920-х он отошел от левых течений, став приверженцем мастеров старого искусства. Второй этап — наиболее плодотворный, только цикл «Страсти» насчитывал более 500 листов. Излюбленной техникой Соколова этого времени была тушь в сочетании с пером и кистью. Основную часть работ последнего периода составляют выполненные в заключении миниатюры: вымышленные пейзажи и сценки, считающиеся вершиной искусства художника. При их создании Соколов, стесненный в традиционных технических средствах, использовал подручные материалы — грифели цветных карандашей, уголь, мел, спичку, зубной порошок и даже битый кирпич, добиваясь необычайной выразительности.

Творческое наследие художника очень велико. Произведения мастера находятся во многих музейных и частных собраниях. Наиболее значительными коллекциями работ Соколова обладают Государственная Третьяковская галерея, Ярославский художественный музей, ГМИИ им. А. С. Пушкина.

artinvestment.ru

Биография художника Соколов Пётр Петрович

Живописец, график

Из семьи потомственных художников; сын известного мастера акварельного портрета Петра Федоровича Соколова, брат художников Павла и Александра Соколовых, племянник К. П. Брюллова. Во второй половине 1830-х учился в Горном институте в Петербурге. В 1840–1843 состоял вольнослушающим учеником ИАХ в классе исторической живописи у П. В. Басина, Ф. А. Бруни, К. П. Брюллова. В 1855 получил звание неклассного (свободного) художника по акварельной портретной живописи.

Жил в Петербурге и Москве, периодически — в своем имении в Тамбовской губернии. Совершал поездки по Рязанской и другим губерниям Средней России. Неоднократно посещал Францию. Во время Русско-турецкой войны (1877–1878) находился при Главной квартире в действующей армии в качестве художника-корреспондента; награжден Георгиевским крестом. В 1879 издал рисунки, посвященные эпизодам Русско-турецкой войны (СПб: Изд. В. П. Мещерского).

Много работал в области книжной графики, создал циклы иллюстраций к произведениям И. С. Тургенева («Записки охотника», 1867–1895), Н. В. Гоголя («Мертвые души», 1880-е — 1890-е), Н. А. Некрасова, Л. Н. Толстого и других.

Наибольшую известность приобрел как акварелист произведениями на темы охоты и крестьянской жизни, близкими по характеру творчеству мастеров-передвижников и отличающимися «живописной, сочной манерой письма, демократичностью образного строя». Экспонировал свои работы на выставках в залах ИАХ (1874, 1876, 1877), международных выставках в Филадельфии (1876), Париже (1889), Берлине (1891), Лондоне (1891). Состоял действительным членом Санкт-Петербургского собрания художников (1863–1879), членом и экспонентом Общества русских акварелистов (1880-е — 1890-е), почетным членом Общества французских художников (с 1889).

Провел персональные выставки в Петербурге (1887 и 1900), Париже (1889). В 1889 за картину «Конная ярмарка в городе Лебедяни», представленную на персональной выставке в Париже, был награжден золотой медалью и орденом Почетного легиона. В 1899 удостоен звания академика ИАХ.

В 1948 в Москве прошла ретроспективная выставка произведений Соколова из государственных и частных собраний.

Творчество Соколова представлено во многих музейных собраниях, в том числе в Государственной Третьяковской галерее, ГМИИ им. А. С. Пушкина и других.

artinvestment.ru


Смотрите также