Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Биография леонард блаватник


Преимущество эмигранта: как Леонард Блаватник построил бизнес в $10 млрд с помощью американского паспорта

За постперестроечное десятилетие Блаватник сколотил в России, а затем приумножил за ее пределами капитал, который Forbes оценивает в $10,1 млрд (80-е место среди богатейших людей мира). Среди магнатов, сделавших состояние в России, он крупнейший инвестор за рубежом (№1 в соответствующем списке Forbes). Активы Блаватника, управляемые компанией Access Industries, разбросаны по столь разным отраслям — от добычи нефти в Сибири и производства полипропилена до гостиниц в Аргентине и съемок кино, — что на ум приходит слово «всеядность». Как он сам однажды сказал партнерам по Иркутскому алюминиевому заводу: «Я не понимаю, как делается алюминий, но я понимаю, как делаются деньги. Поэтому ваша задача сделать алюминий, а моя — приумножить деньги».

Какую роль в успехе этого прагматичного человека сыграла синяя книжка с золотым гербом Соединенных Штатов?

Ящик тушенки

Леонид Блаватник родился в 1957 году в Ярославле в семье профессора Политехнического института, учился в математической спецшколе и ходил в ярославскую детскую киностудию «Юность». Там он вместе с младшим братом Александром самостоятельно сделал машину для обработки цветных пленок, с помощью которой затем долгое время проявлялись пленки на гостелевидении «Ярославия», вспоминал Рэм Юстинов, который был тогда руководителем киностудии. После школы Леонид поступил в Московский институт инженеров транспорта (МИИТ) на факультет автоматики и вычислительной техники, где и познакомился с Вексельбергом. Его предпринимательские качества впервые проявились в стройотряде на Байкало-Амурской магистрали. «Помню, когда мы вылетали из Читы, Леня купил большой ящик тушенки, и мы вдвоем ее тащили, чтобы он потом отвез домой, — вспоминает однокурсник Блаватника и Вексельберга Владимир Кремер, который стал их партнером в холдинге «Ренова». — Тушенка тогда была дефицитом».

В МИИТе Блаватник доучился до четвертого курса и в 1978 году эмигрировал с семьей в США. Через несколько лет он получил американское гражданство и официально сменил «Леонида» на «Леонарда». Он продолжил учиться в Колумбийском университете, где получил степень магистра компьютерных наук. Одаренного молодого человека позвали в сеть магазинов одежды Macy’s — возглавить IT-департамент. Блаватнику поручили модернизировать информационную систему компании, и, когда он успешно справился с этой задачей, один из директоров решил его наградить. Блаватник попросил у него рекомендацию в Гарвардскую бизнес-школу.

Еще до ее окончания Блаватник начал работать в аудиторской фирме Arthur Andersen. В 1986 году он основал инвестиционную компанию Access Industries. Первым ее крупным бизнесом была логистическая компания, которая возила грузы по всей Америке.

Именно в этот момент Вексельберг и уговорил его начать бизнес в России. В 1990 году партнеры создали российско-американское предприятие «Ренова». Блаватник был интересен Вексельбергу благодаря опыту работы и связям на Западе, которых в то время не хватало советским бизнесменам. Для начала новые партнеры решили поучаствовать в приватизации алюминиевых заводов.

В 1989 году кооператив Вексельберга «Комвек» помог Иркутскому алюминиевому заводу продать залежавшуюся партию 500 т алюминия и заработать на этом 7,5 млн рублей (в то время годовой фонд оплаты труда завода составлял 16 млн рублей), вспоминает Владимир Скорняков, который работал главным металлургом на предприятии. Затем Блаватник открыл представительство ИркАЗ в Нью-Йорке, в офисном центре на Пятой авеню.

Вскоре он организовал встречу менеджмента ИркАЗа с руководителем американской Alcoa Полом О’Нилом в Питтсбурге. «Кто такие были мы — завод, выпускающий 240 000 т алюминия, и Alcoa, у которой 3,5 млн т», — Скорняков не перестает удивляться тому, как обставил дело Блаватник. Делегацию ИркАЗа приняли на высшем уровне и общались с ней как с равноправным партнером, а затем представители Alcoa приезжали в Иркутск. «Ренова» также помогала заводу с сырьем, а в 1993 году компания победила на инвестконкурсе по продаже 20%-ного госпакета акций ИркАЗа.

Солдаты 
алюминиевых войн

Спустя два года «Ренова» получила в управление акции еще одного алюминиевого завода, Уральского, который обеспечивал ИркАЗ глиноземом, — этому немало способствовала дружба Вексельберга со свердловским губернатором Эдуардом Росселем. Затем эти два предприятия объединились в «Сибирско-уральскую алюминиевую компанию», которая перешла под управление «Реновы».

Вексельберг отвечал за контакты с властями и сыграл большую роль в создании СУАЛа, чем партнер, но зато Блаватник взял на себя сбыт за рубежом и финансы. Без этого в алюминиевой отрасли выжить было трудно.

С разрушением советской системы алюминиевые заводы в одночасье остались без сбыта внутри страны и без экспортных каналов. Контроль над ними в начале 1990-х годов перешел в руки тех, кто мог организовать продажи за рубежом. «Не думайте, что это было так легко: у наших бизнесменов не было ни опыта торговли на Западе, ни денег, которые тогда стоили колоссально много, ведь тогда никто не давал кредиты под поставки металла», — вспоминает один из крупных «алюминщиков», начинавший трейдером.

В начале 1990-х заводы даже не меняли владельцев, их собственником оставалось государство, ими продолжали управлять «красные директора», трейдеры просто брали на себя снабжение их сырьем и сбыт конечной продукции. Тогда получила распространения схема работы по толлингу: иностранный глинозем ввозили в особом «режиме переработки», не требующем уплаты налогов, перерабатывали на заводах, договорившись с их руководством о занижении стоимости этой переработки для минимизации налогов, а весь алюминий экспортировали. Маржа на подобных операциях достигала сотен процентов, и трейдеры очень быстро заработали огромные деньги и с началом приватизации начали скупать акции заводов.

Крупнейшим из трейдеров была TransWorld Group, созданная выходцами из Ташкента Львом и Михаилом Черными совместно с лондонскими торговцами Дэвидом и Саймоном Рубенами. Под контролем TWG оказалась большая часть алюминиевой промышленности России, что позволило им в середине 1990-х стать третьими по величине экспортерами алюминия в мире. На них в начале 1990-х работали будущие металлургические магнаты, такие как Олег Дерипаска, Искандер Махмудов и Владимир Лисин.

А вот заводы Вексельберга и Блаватника через TWG никогда не торговали и не прибегали к помощи иностранных трейдеров, у компании была собственная сбытовая сеть, рассказывает Скорняков. Свой сбыт давал СУАЛу не только большую маржу от продажи алюминия, но также самостоятельность и возможность влиять на рынок без посредников. Именно Блаватник организовывал торговлю на крупнейшем рынке, в Америке. После официального создания СУАЛа в 1996 году продажами занялся Владимир Кремер.

После 1996 года в отрасли начался большой передел, главной причиной которого стала ссора между братьями Черными. Оба они в итоге проиграли более агрессивному игроку — совладельцу компании «Сибирский алюминий» Олегу Дерипаске. Время одиночек прошло, и отрасль стала стремительно укрупняться.

Вексельберг и Блаватник в тот момент упустили удивительный шанс, который использовали Дерипаска и Абрамович, ставшие впоследствии крупнейшими владельцами алюминиевых активов в России. В конце 1990-х «Траст» Василия Анисимова и СУАЛ объединили активы, после чего новая компания решила выкупить долю Льва Черного в TWG, которую тот продавал, отчаявшись победить брата и его партнеров. СУАЛ и примкнувший к нему глава «Альфа-Групп» Михаил Фридман были главными претендентами на эту долю, но они слишком долго думали. Не успели купить этот пакет и владельцы «Сибала» — их «на повороте» обошли Борис Березовский и Роман Абрамович. Впоследствии Дерипаска и Михаил Черной согласились объединиться с ними, и так образовалась компания «Русский алюминий» в ее первоначальном виде.

А СУАЛ, поглотив еще ряд заводов, стал второй по величине алюминиевой компанией с оборотом $3 млрд. В 2007 году Вексельберг, Блаватник и их младшие партнеры согласились объединить СУАЛ с «Русалом» Олега Дерипаски и глиноземными производствами швейцарской Glencore в обмен на долю в создающейся объединенной компании UC Rusal.

Алюминиевый бизнес со временем потерял привлекательность для Вексельберга и Блаватника. В 2011 году они решили выйти из UC Rusal, так как их взгляды на развитие компании разошлись с позицией Дерипаски, и сейчас ведут переговоры о продаже своего пакета. Доля Блаватника и партнеров, по данным на 7 октября, стоила на Гонконгской фондовой бирже $2,1 млрд. Это в разы меньше, чем его доля в другом грандиозном проекте 1990-х — ТНК-ВР.

фото FotoImdeia / Валерия Волкова

Товарищ Коха

В 1997 году нефтянку тоже сотрясали войны за собственность — где-то шла приватизация, где-то активы уже перераспределялись. Самое свирепое сражение вела «Альфа-Групп» против структур трейдера Михаила Черного и его партнера Михаила Некрича. На кону стояло гигантское Самотлорское и другие крупные месторождения Тюменской нефтяной компании. В истории этой схватки были отмененные заседания акционеров, покушения и отказ нижневартовских диспетчеров сажать самолет, который вез представителя государства Юрия Шафраника голосовать против действующего гендиректора.

«Альфе» требовался сильный лоббист и много средств, чтобы купить ТНК. И то и другое предоставили Вексельберг и его американский партнер. Блаватник прибег к помощи своего друга Альфреда Коха, который занимал пост руководителя Госимущества. «В ТНК они вошли только благодаря Лене, — комментирует бизнесмен, хорошо знакомый с Блаватником и Вексельбергом. — Там нужен был один западный партнер, один русский. Леня очень дружил с Кохом, и в нефтянке чувствовалось его влияние. Не так просто было попасть в нефтянку». В книге «Ящик водки» Альфред Кох называет Блаватника своим товарищем.

Именно руководителю Госимущества Коху президент Борис Ельцин поручил провести конкурс по продаже 40% ТНК. Условия этого конкурса сформулировали будто под «Альфу» с «Реновой»: победитель должен был оплатить приобретение установки первичной переработки нефти для Рязанского НПЗ (установка уже принадлежала «Альфе») и патентов и акций конструкторского бюро «Коннас» (были на руках у «Реновы»). Они и победили, предложив за пакет акций $810 млн.

«Я что, похож на нефтяника, я разбираюсь в этих установках? — оправдывался пять лет назад в интервью Forbes Альфред Кох. — Инвестиционную программу должно было предложить само акционерное общество [ТНК], утвердить ее на своем совете директоров, в Минпром-энерго и потом в этом виде принести нам. Весь этот порядок был пройден». Сейчас Кох предпочитает не ворошить старое — в 2000 году Следственный комитет при МВД возбудил уголовное дело о махинациях во время аукциона по ТНК. Кстати, как только Кох лишился своего кресла в правительстве в 1997 году, ТНК немедленно пригласила его на пост независимого директора.

В дальнейшей судьбе Тюменской нефтяной компании и образованного позже альянса ТНК-ВР Леонард Блаватник принимал деятельное, но не столь судьбоносное участие. Сам он никогда не дает публичных комментариев по поводу ТНК-BP, но при этом, как сообщил Forbes знакомый акционеров, всегда участвует в решении ключевых вопросов. Будучи гражданином США, Блаватник самый «осторожный» из всех совладельцев компании, продолжает он.

До сих пор Вексельберг и Блаватник были и остаются равными партнерами в «Русале» и ТНК-ВР, но с 2003 года они инвестируют порознь. «Их бизнесы разрослись, и по остальным активам [доли в ТНК-ВР и «Русале»] они тоже решили работать раздельно, — комментирует президент и основатель «Амедиа» Александр Акопов. — Никто ни с кем не ссорился».

Из России с багажом

Видимо, нефтяные и алюминиевые войны отбили у Блаватника охоту заниматься сырьевым бизнесом в России. Как рассказывали Forbes источники в «Альфа-Групп», когда разразился скандал из-за того, что «Роснефть» и British Petroleum предложили выкупить долю российских партнеров в ТНК-BP, именно Блаватник склонялся к тому, чтобы продать свои акции и «покончить с этой историей».

Пока покончить с ней не удалось, но ТНК уже принесла Блаватнику серьезный капитал, который он потратил на скупку активов за рубежом. Свободные средства появились у него в 2003 году после продажи половины ТНК британской BP. Доля Блаватника в сделке составила почти $2 млрд, и еще $3,9 млрд он получил с тех пор в виде дивидендов.

Как главный объект инвестиций Блаватник выбрал нефтехимию. На такое решение наталкивала конъюнктура рынка. В 2005 году нефтяные корпорации избавлялись от своих химических производств. Причина — возврат на инвестиции был существенно ниже доходности их основного бизнеса; выгоднее было бы вкладываться в новые месторождения, а не в переработку.

Блаватник купил у Shell и ВASF за $1,1 млрд крупнейшего в мире производителя полипропилена Basell. Несмотря на то что долг компании составлял $4 млрд, Блаватник гордился приобретением и называл его «драгоценным камнем в короне» своего бизнеса.

Вскоре после неудачных попыток присоединить к Basell еще два актива — подразделения General Electric по производству пластмассы и американскую Huntsman — он приобрел гиганта Lyondell Chemical. «В целом финансовые спекуляции компании не страшны: это промышленный актив, производящий уникальные вещи, который будет надежнее даже нефти и чего-либо еще», — объясняет логику делового партнера Александр Акопов.

Общая сумма сделки с учетом долга составила $20 млрд. Сотрудники Access пытались отговорить Блаватника, но он не прислушался к их мнению. «Я рисковал своими деньгами, а не их», — бросил он американскому Forbes.

Сделка была завершена в декабре 2007 года, но уже через несколько месяцев разразился экономический кризис, цены рухнули, и в январе 2009 года самоуверенный Блаватник был вынужден объявить о несостоятельности своей компании. Lyondell Basell попросила защиты от кредиторов по 11-й статье американского закона о банкротстве. В «черный» день миллиардеру оставалось только сокрушаться: «Я вложил столько денег в эту компанию. Это большая сумма для любого…»

Тут американцу, похоже, пригодились навыки работы, полученные в России. Кредиторы подали в суд на Блаватника и его партнеров. Они утверждали, что те заработали на слиянии и банкротстве компании $1,2 млрд, заранее выводя средства из подконтрольных активов. Адвокат бизнесмена Ричард Вердер назвал все обвинения против своего клиента «абсурдными»; судебный процесс продолжается.

Лишь в апреле 2010 года Блаватник смог вздохнуть спокойно — Lyondell Basell вышла из процедуры банкротства, списав $19 млрд долга, и разместила акции на Нью-Йоркской бирже. Блаватник начал снова их скупать, потратил более $2 млрд и собрал 16%. Вскоре Lyondell Basell снова начала выплачивать акционерам дивиденды.

Российско-американская киношкола

Кажется, ни нефть, ни алюминий, ни химический бизнес не стерли из памяти Блаватника те годы, когда он ходил в ярославскую киношколу. Во всяком случае несколько лет назад в сфере интересов предпринимателя появилась совершенно новая, не имеющая отношения к промышленности отрасль — медиа.

Для начала он вложил $45 млн в одну из крупнейших российских киностудий — производителей телесериалов, компанию «Амедиа».

С Акоповым Блаватник познакомился в начале 1990-х, у них был общий круг друзей, эмигрировавших или уезжавших на Запад учиться, в него входили, в частности, член совета директоров ТНК- BP Алекс Кнастер и совладелец Altimo Алик Толчинский. В 2002 году Акопов ушел с поста гендиректора телеканала «Россия» и создал кинокомпанию.

Блаватник, по словам Акопова, сказал тогда: «Мне интересны медиа. Когда ты что-нибудь серьезное затеешь, не забудь мне позвонить». Акопов занялся «Амедиа» и спустя два года начал искать инвесторов для дальнейшего развития, но звонить Блаватнику не стал. Он провел роад-шоу в Лондон. А потом случайно встретил Блаватника в Москве. Миллиардер предложил ему обсудить планы «Амедиа» и согласился инвестировать в компанию — через пару недель, по словам Акопова, были подписаны документы.

В итоге кинопроизводство увлекло Блаватника больше, чем добыча нефти. Когда он бывает в Москве, он может провести в «Амедиа» три часа, решая оперативные вопросы, а в ТНК-BP заехать лишь ненадолго.

С тех пор Блаватник обзавелся десятком медийных и телекоммуникационных активов за пределами России — от скандинавских сотовых компаний и Wi-Fi-оператора в Индии до владельцев прав на спортивные трансляции в Великобритании и израильских телеканалов. Блаватник контролирует британское подразделение созданной Мэлом Гибсоном компании Icon (среди ее фильмов нашумевший «Страсти Христовы»), а также медиагруппу Top Up TV. В 2010 году магнат рассказал Financial Times, что в течение трех-пяти лет хотел бы значительно расширить свое присутствие в медиа и построить «медиаплатформу XXI века». Тогда же Блаватник официально заявил об интересе к киногиганту Metro Goldwyn Mayer, но эта сделка — как и покупка студии Dreamworks — сорвалась. Причиной стали завышенные ожидания владельцев этих компаний, обремененных долгами.

Но свою медиаплатформу XXI века Блаватник предпочитает строить, точно зная, откуда возьмется доход; шальные истории с новыми медиа не про него. Он инвестирует только в те активы, где видно, как уже сейчас зарабатываются деньги, либо понятно, что будет прибыль в абсолютно обозримом будущем, констатирует основатель видеопортала Tvigle.ru Егор Яковлев. Таким надежным активом оказалась Warner Music Group, третья по размеру звукозаписывающая компания в мире, которую Блаватник приобрел в мае 2011 года за 
$3,3 млрд. Он уже давно владел миноритарной долей в WMG и несколько лет входил в ее совет директоров, к тому же гендиректор компании Эдгар Бронфман считается его близким другом. В 2007 году Бронфман продал ему свой таунхаус на Манхэттене за $50 млн.

Зарубежная пресса называет Блаватника основным претендентом на конкурента Warner — британскую EMI (№4 в мире, стоимость более 
$3 млрд). Источник, близкий к Блаватнику, это подтверждает (сам бизнесмен отказался говорить с Forbes при подготовке этой статьи). В случае успеха он сможет реализовать мечту Бронфмана, который давно хотел объединить Warner и EMI. В таком случае у медиамагната останется только два конкурента в мире — Universal и Sony. А Блаватник получит медиакомпанию, сопоставимую по объемам с его добывающими и химическими активами.

История мальчика, который показывал в киноклубе самодельную машину для проявки цветных пленок и превратился в медиамагната, тянет на голливудскую картину. Кто знает, может, Блаватник еще снимет фильм о себе.

[processed]

www.forbes.ru

Инвестор, промышленник, медийный магнат – история успеха Леонида Валентиновича Блаватника

Леонид Валентинович Блаватник – американский и европейский предприниматель еврейского происхождения родом из России, которому удалось создать международный бизнес, объединить в нем американские и российские активы, подняться в 90-е годы, пережить череду кризисов и заработать достойное место в глобальном рейтинге Forbes и статус богатейшего человека Великобритании. Его активы – крупные компании в металлургической, добывающей, энергетической отрасли; медийный бизнес; недвижимость в престижных районах США и Европы. С чего он начинал? С провального поступления в МГУ и эмиграции в США. Где он ныне? В плеяде самых успешных предпринимателей мира с состоянием более 20,6 млрд долл.

Краткая информация:

  • ФИО: Блаватник Леонид Валентинович
  • Дата рождения: 14 июня 1957 года
  • Образование: Московский институт инженеров транспорта (не окончил), Колумбийский университет (магистр наук), Гарвардская школа бизнеса (МВА)
  • Дата начала предпринимательской деятельности / возраст: 1986 год, 28 лет
  • Вид деятельности при старте: инвестиционная деятельность, грузоперевозки по США
  • Текущий вид деятельности: инвестиционная деятельность, медиа-бизнес, топливно-энергетические компании
  • Текущее состояние (2017, Forbes): 20,5 млрд долл.

Многие говорят, что он оказался в нужное время в нужном месте; иные – что помогло гражданство США и связи с Россией. На деле же все заслуги этого выдающегося бизнесмена – результат его постоянного самосовершенствования, упорства, работы «предпринимательской жилки».

Леонид Валентинович Блаватник – американский, английский и российский предприниматель, промышленник, щедрый меценат, один из основателей международного бизнеса на базе частной группы «Ренова» (РФ), владелец и президент инвестиционной компании Access Industries Inc. (США), а также собственник медиа-компаний Warner Media Group, «Амедиа» и «СТС Media». В 2017 году, по версии Forbes, его состояние было оценено в 20,5 млрд долл.

Рисунок 1. Динамика Блаватника Л.В. в 2013-2017 гг, млрд долл. Источник: Forbes

История успеха миллиардера Леонида Валентиновича Блаватника, который ныне занимает 23 место в глобальном рейтинге Forbes, началась в 1986 году с простой бизнес-идеи – грузоперевозок по территории США. В 2008 году он занял 11 место в рейтинге богатейших людей Великобритании, а в 2009 – 44 место в списке самых богатых предпринимателей США.

Ныне в число его активов входят:

  • Инвестиционная компания «Access Industries»;
  • Нефтяная корпорация ТНК-ВР;
  • Звукозаписывающая компания Warner Music.

Кроме того, в активы «Access Industries» входит немало предприятий металлургической и химической промышленности, медийных компаний.

Таблица 1. Собственность корпорации Л. Блаватника Access Industries Источник: Forbes

Наименование актива

Место расположения

1

Угольная шахта «Богатырь»

Казахстан

2

Производитель химикатов LyondellBasell Industries

США

3

Телекомпания Top Up TV

Великобритания

4

Компании «Амедиа» и «СТС Медиа»

Россия

5

Компания топливно-энергетического комплекса Rochester Gas & Electric

Израиль

6

Акции телекоммуникационной компании Svenska Bredbandsbolaget AB

Швеция

Краткая биография бизнесмена и мецената Леонида Валентиновича Блаватника, который родился в России, в 1978 году эмигрировал в США и сумел построить бизнес международного уровня, – в видеоролике

Несмотря на высокую позицию в глобальном рейтинге Forbes, Леонид Блаватник персона не публичная: он избегает интервью и бесед с журналистами.

«Один из основных законов бытия звучит так: чтобы речь услышали, она как минимум должна быть интересной».

Это не мешает ему вести активную общественную деятельность. Ныне он входит в состав общественных объединений:

  • Американский фонд «The White Nights»;
  • Центр еврейской истории в Нью-Йорке;
  • Российский еврейский конгресс.

Кроме того, он выступает почетным членом ученых советов Университета Кембридж, Школы бизнеса Гарвардского университета, а также Тель-Авивского университета. В пользу этих учебных заведений предприниматель осуществляет ежегодные крупные пожертвования.

Рисунок 2. На открытии школы в Оксфорде с принцем Уильямом, 2016. Источник: сайт Радио Свобода

Леонид Блаватник активно спонсирует избирательные фонды конгрессменов Республиканской партии от штата Нью-Йорк. Он известен своими крупными пожертвованиями в пользу учреждений искусства.

Справка! В 2011 году миллиардер выделил более 260 фунтов стерлингов в пользу строительства новой галереи крупнейшего центра современного искусства Великобритании музея Tate Modern в Лондоне.

В июне 2017 году королева Великобритании Елизавета II удостоила филантропа звания рыцаря-бакалавра с титулом «сэр» за его благотворительную деятельность.

Как сумел в 2015 году стать богатейшим человеком Великобритании выходец из Ярославля, которому в свое время не удалось поступить в МГУ? История побед и поражений Леонарда Блаватника раскроет все секреты.

Рисунок 3. На заседании еврейской общины, 2016. Источник: LiveJournal

Бизнесмен у истоков пути

14 июня 1957 года в зажиточной еврейской семье Блаватник родился сын Леонид (по одной версии – в Ярославле, по другой – в Одессе). Он стал вторым ребенком в семье.

В 1964 году мальчик пошел в ярославскую физико-математическую школу №33: родители рано увидели в нем стремление к точным наукам.

Справка! В школьные годы Леня с братом посещали киностудию «Юность». Здесь мальчики самостоятельно сконструировали и собрали машину для обработки цветных пленок, на базе которой на протяжении многих лет проявлялись пленки ярославского телевидения.

Получив в 1975 году золотую медаль и аттестат зрелости, Леонид решает поступить в МГУ. Его попытка закончилась неудачей, однако Блаватник поступает в Московский институт инженеров транспорта (МИИТ) на факультет автоматизации и вычислительной техники. Оказалось, что судьба распорядилась с ним лучшим образом, поскольку именно здесь он познакомился со своим будущим партнером по бизнесу – Виктором Вексельбергом.

Рисунок 4. Вексельберг и Блаватник: «связанные одной цепью», 2012. Источник: сайт «Газета.Ру»

Справка! Леонид Блаватник демонстрировал предпринимательский талант еще в студенческие годы: когда первокурсников МИИТ отправили на строительство Байкало-Амурской магистрали, то в Чите Леня приобрел увесистый ящик тушенки. В дальнейшем ему удалось реализовать продукт в Москве по немалой цене «через своих», поскольку в те годы в столице тушенка была дефицитной.

Доучиться в МИИТ Леониду Блаватнику было не суждено: в 1978 году семья будущего миллиардера решила эмигрировать в США. Юноша отчислился с четвертого курса, а после продолжил свое обучение в Колумбийском университете (Нью-Йорк). В США у Лени началась новая жизнь: он поменял имя на Леонард (Leonard), получил американское гражданство и начал свой путь к вершинам бизнеса.

Справка! Получив диплом магистра компьютерных наук, Леонид устроился на работу в сеть магазинов одежды Macy’s. Одаренный сотрудник сумел не только возглавить компьютерный департамент, но и модернизировать информационную систему корпорации. В награду за его старания руководство Macy’s написало ему рекомендательное письмо в Гарвардскую школу бизнеса.

Гарвардская школа бизнеса была окончена в 1989 году со званием Магистра делового администрирования (МВА). Пришло время начать свой путь в карьере и бизнесе.

Рисунок 5. На заседании РАО «ЕЭС», 2014. Источник: Вечерняя Москва

Бизнес Леонида Блаватника в 90-е

Карьера Леонарда началась в аудиторской компании Arthur Andersen, куда он устроился, еще будучи студентом. Финансовая сфера сулила широкие перспективы, но в Блаватнике пылал истинный предпринимательский дух.

В 1986 году он принимает решение о создании инвестиционной компании Access Industries. На ее базе была сразу же основана транспортная компания, которая осуществляла перевозки грузов по всем Соединенным штатам.

Справка! В 1987 году Леонид Блаватник на нефтяной выставке случайно встречается со своим университетским другом Виктором Вексельбергом, который работал в России. Они решают начать бизнес и создать совместное российско-американское предприятие.

В 1990 году было создано предприятие «Ренова» на базе приватизированных партнерами советских алюминиевых комбинатов, которое начало осуществлять экспорт российского сырья в США.

Рисунок 6. Совладелец «Реновы», 1991. Источник: сайт «КомпроматВики»

Однако Леонид опасался активно инвестировать в российские активы, оттого уже в 1992 году продал свою долю в обмен на долю в совместных активах. Тем не менее дела «Реновы» шли в гору, экономика РФ постепенно приходила в норму, и предприниматель решился на новые сделки:

  • 1994 – покупка акций Владимирского тракторного завода (ввиду невозможности восстановления хозяйственной деятельности продан по частям);
  • 1996 – участие в создании Сибирско-Уральской алюминиевой компании (СУАЛ) и получение 47,5% ее акций;
  • 1997 – приобретение совместно с Виктором Вексельбергом и Михаилом Фридманом 40% акций Тюменской нефтяной компании (ТНК);
  • 1998 – покупка еще 50% акций нефтяного гиганта.

Справка! Покупку ТНК многие эксперты считают одной из самых выгодных сделок Леонида Блаватника: во-первых, он занял в новой корпорации пост председателя совета директоров; во-вторых, в 2003 году именно на ее базе начал функционировать нефтяной холдинг ТНК ВР.

Взлет к вершинам в 2000-е

Опыт, приобретенный предпринимателем в непростые 90-е годы, стал плацдармом для его решительного взлета в 2000-е.

  • 2002 – Блаватник и Вексельберг выступили совладельцами финансовой группы, включающей банк «Альба Альянс» и корпорацию «Совлинк».
  • 2003 – партнеры создали «Единую торговую компанию» (ЕТК), деятельность которой сводилась к монопольной продаже каустической соды российским промышленным предприятиям (в 2004 году компанией заинтересовалось Министерство по антимонопольной политике РФ, и бизнес пришлось продать).

    Рисунок 7. С экс-президентом США Биллом Клинтоном, 2007. Источник: сайт «Сплетник»

  • 2006 – Леонид приобретает несколько статусных французских отелей – Hotel Vendome, Grand-Hotel du Cap-Ferrat на сумму 215 млн долл.
  • 2007 – после слияния СУАЛа с «Русским алюминием» формируется корпорация «Русал», в совет директоров которой попадает Блаватник.

Справка! В 2011 между совладельцами «Русала» возникли разногласия по поводу крупного контракта с трейдером Glencore, заключенного по инициативе Олега Дерипаски. Блаватник и Вексельберг, не согласные с его позицией, решили выйти из бизнеса и продали свои доли за 2,1 млрд долл.

В 2011 году за 3,3 млрд долл. Леонид приобретает третью по величине звукозаписывающую компанию в мире – Warner Music. Предпринимателя влекло кино и телевидение: видимо сказывались детские занятия в ярославской киностудии «Юность».

В 2012 году он инвестирует порядка 45 млн долл. в одну из крупнейших киностудий России – компанию «Амедиа». На этой волне в его активы постепенно переходит и фирма «СТС Media».

Рисунок 8. Сэр Леонард – богатейший человек Великобритании, 2015. Источник: сайт «Ukrain Art News»

В 2015 году Леонард Блаватник становится самым богатым человеком Великобритании с состоянием в 20,5 млрд долл., обойдя даже владельца футбольного клуба «Челси» Романа Абрамовича.

В 2012-2017 гг. миллиардер получает известность благодаря своим сделкам с недвижимостью.

Таблица 2. Крупнейшие объекты недвижимости Л. Блаватника. Источник: Forbes

Наименование объекта

Стоимость

Место расположения

1

Старинный особняк в центральной части Лондона

41 млн долл.

Великобритания

2

Квартиры и коммерческие объекты на Манхэттене

100 млн долл.

США

3

Участок земли в Голливуде

625 млн долл.

США

Интересные факты биографии

  • Женой Леонарда Блаватника является Эмили Эпелсон, с которой он воспитывает четверых детей.

    Рисунок 9. С супругой Эмили, 2014. Источник: сайт «Сплетник»

  • У миллиардера есть свой благотворительный фонд Blavatnik Family Foundation, который спонсирует образовательные и культурные учреждения, а также еврейские общины США и Европы.
  • Любимый фильм бизнесмена «Поменяться местами» (1983).

moneymakerfactory.ru

Леонард блаватник биография

Родился в Одессе. В 1974 году закончил ярославскую физико-математическую школу № 33 с золотой медалью. По окончании школы пытался поступить в МГУ на механико-математический факультет, но несмотря на высочайшие академические успехи, принят не был. После этого поступил в Московский институт инженеров транспорта на факультет автоматики и вычислительной техники), специальность «Автоматизированные системы управления». Не окончил Московский институт инженеров транспорта (ушёл из него после четвёртого курса). Сокурсником Блаватника был Виктор Вексельберг.

В 1978 году эмигрировал вместе с семьей из СССР в США. Имеет ученые степени Колумбийского университета (магистр наук) и Гарвардской школы бизнеса (МВА).

В 2007 году «Forbes 400» поместил его под номером 45 в своём списке богатейших американцев, оценив его состояние в 7,2 млрд долларов.

Член совета директоров управляющей компании «СУАЛ-Холдинг», Член совета директоров ОАО «Сибирско-уральская алюминиевая компания».

В 1986 году основал компанию «Access Industries», осуществляющей инвестиции в различные виды индустрии.

С 1991 года один из основателей и партнёр Российско-американского совместного инвестиционного предприятия «Ренова».

В разные годы занимал ключевые позиции в компаниях «Arthur Andersen & Co.», «Macy’s Department Stores», «General Atlantic Partners», ТНК, «Deeside Aluminum», «Access Industries (Eurasia)», «EnergiBolaget i Sverige AB».

Поддерживает контакты с политической элитой России, в частности, с Анатолием Чубайсом и Сергеем Степашиным. В 1999 году спонсировал визит Степашина в Вашингтон, устроил в его честь обед, на котором присутствовали вашингтонские политики.

Осуществляет значительные пожертвования в избирательные фонды конгрессменов Республиканской партии от штата Нью-Йорк (головной офис фирмы Блаватника находится в Нью-Йорке).

С 1998 года Блаватник активизировал свою деятельность в России, в частности, готовил варианты стратегического партнерства между «Access Industries» и РАО «ЕЭС». В 1999 году Анатолий Чубайс, будучи в Казахстане, заявил о возможном создании в Павлодарской области топливно-энергетической компании с участием трех электростанций, РАО «ЕЭС» и «Access Industries».

Основной доход Блаватнику принесла покупка 50 % акций ТНК пополам с Вексельбергом. В 2003 году от продажи доли ТНК британской BP каждый из них заработал почти по 2 млрд долларов. По неофициальным данным доля Блаватника в «Ренове» составляла около 30 %, он продал свою долю в обмен на долю в совместных с Вексельбергом активах.

В 2009 году «Access Industries» купила британское подразделение прокатной компании Мела Гибсона «Icon» и кинотеку из более чем 500 фильмов, среди которых «Шофёр мисс Дэйзи», «Танцы с волками», «Стилет» и «Страсти Христовы».

В мае 2011 года «Access Industries» приобрелa звукозаписывающую компанию «Warner Music Group» за 3,3 млрд долларов.

По итогам 2014 года «The Sunday Times» оценила состояние Леонида Блаватника в 13,17 млрд фунтов (20 млрд долларов) и назвала его самым богатым британцем, хотя на тот момент он не имел британского подданства.

В 2015 году антимонопольное подразделение министерства юстиции США обвиняло Блаватника в нарушении требований антимонопольного законодательства Штатов. Бизнесмен согласился оплатить гражданско-правовую санкцию в размере 656 тысяч долларов за решение вопроса в досудебном порядке. Иск был подан в окружной суд Вашингтона (округ Колумбия).

Член президиума Российского еврейского конгресса.

Женат на американке Эмили Эпелсон (англ. Emily Appelson), с которой у него четверо детей. Постоянно проживает в Лондоне.

Известен как щедрый благотворитель и меценат. В 2011 г. выделил £260 млн на строительство новой галереи музея Tate Modern в Лондоне. Взнос был «почти беспрецедентным» в истории крупнейшего центра современных искусств Великобритании.

> Награды

  • Звание рыцаря-бакалавра с титулом «сэр» (17 июня 2017) — «за заслуги в филантропии».

> См. также

Премия Блаватника для молодых ученых

Blavatnik School of Government

Лен Блаватник

Родился 14 июня 1957 года в Одессе.Американский предприниматель, промышленник и продюсер.В 1974 году закончил школу № 33 в Ярославле. Поступил в Московский институт инженеров транспорта на факультет автоматики и вычислительной техники), специальность — «автоматизированные системы управления». Не окончил в связи с эмиграцией в 1978 году в США. Имеет учёные степени Колумбийского университета (магистр наук) и Гарвардской школы бизнеса (МВА).Член совета директоров управляющей компании «СУАЛ-Холдинг», Член совета директоров ОАО «Сибирско-Уральская алюминиевая компания».В 1986 году основал компанию «Access Industries», осуществляющей инвестиции в различные виды индустрии.С 1991 года один из основателей и партнёр Российско-американского совместного инвестиционного предприятия «Ренова».В разные годы занимал ключевые позиции в компаниях «Arthur Andersen & Co.», «Macy’s Department Stores», «General Atlantic Partners», ТНК, «Deeside Aluminum», «Access Industries (Eurasia)», «EnergiBolaget i Sverige AB».С 1998 года Блаватник активизировал свою деятельность в России, в частности, готовил варианты стратегического партнёрства между «Access Industries» и РАО «ЕЭС». В 1999 году Анатолий Чубайс, будучи в Казахстане, заявил о возможном создании в Павлодарской области топливно-энергетической компании с участием трёх электростанций, РАО «ЕЭС» и «Access Industries».«Access Industries» купила британское подразделение прокатной компании Мела Гибсона «Icon» и кинотеку из более чем 500 фильмов, среди которых «Шофёр мисс Дэйзи», «Танцы с волками», «Стилет» и «Страсти Христовы».В мае 2011 года «Access Industries» приобрелa звукозаписывающую компанию «Warner Music Group» за 3,3 млрд $.По итогам 2014 года «The Sunday Times» оценила состояние Леонида Блаватника в 13,17 млрд фунтов (20,0 млрд $) и назвала его самым богатым британцем, хотя на тот момент он не имел британского подданства.Член президиума Российского еврейского конгресса.

Женат на американке Эмили Эпелсон (англ. Emily Appelson), с которой у него четверо детей. Постоянно проживает в Лондоне.

Преимущество эмигранта: как Леонард Блаватник построил бизнес в $10 млрд с помощью американского паспорта

За постперестроечное десятилетие Блаватник сколотил в России, а затем приумножил за ее пределами капитал, который Forbes оценивает в $10,1 млрд (80-е место среди богатейших людей мира). Среди магнатов, сделавших состояние в России, он крупнейший инвестор за рубежом (№1 в соответствующем списке Forbes). Активы Блаватника, управляемые компанией Access Industries, разбросаны по столь разным отраслям — от добычи нефти в Сибири и производства полипропилена до гостиниц в Аргентине и съемок кино, — что на ум приходит слово «всеядность». Как он сам однажды сказал партнерам по Иркутскому алюминиевому заводу: «Я не понимаю, как делается алюминий, но я понимаю, как делаются деньги. Поэтому ваша задача сделать алюминий, а моя — приумножить деньги».

Какую роль в успехе этого прагматичного человека сыграла синяя книжка с золотым гербом Соединенных Штатов?

Ящик тушенки

Леонид Блаватник родился в 1957 году в Ярославле в семье профессора Политехнического института, учился в математической спецшколе и ходил в ярославскую детскую киностудию «Юность». Там он вместе с младшим братом Александром самостоятельно сделал машину для обработки цветных пленок, с помощью которой затем долгое время проявлялись пленки на гостелевидении «Ярославия», вспоминал Рэм Юстинов, который был тогда руководителем киностудии. После школы Леонид поступил в Московский институт инженеров транспорта (МИИТ) на факультет автоматики и вычислительной техники, где и познакомился с Вексельбергом. Его предпринимательские качества впервые проявились в стройотряде на Байкало-Амурской магистрали. «Помню, когда мы вылетали из Читы, Леня купил большой ящик тушенки, и мы вдвоем ее тащили, чтобы он потом отвез домой, — вспоминает однокурсник Блаватника и Вексельберга Владимир Кремер, который стал их партнером в холдинге «Ренова». — Тушенка тогда была дефицитом».

В МИИТе Блаватник доучился до четвертого курса и в 1978 году эмигрировал с семьей в США. Через несколько лет он получил американское гражданство и официально сменил «Леонида» на «Леонарда». Он продолжил учиться в Колумбийском университете, где получил степень магистра компьютерных наук. Одаренного молодого человека позвали в сеть магазинов одежды Macy’s — возглавить IT-департамент. Блаватнику поручили модернизировать информационную систему компании, и, когда он успешно справился с этой задачей, один из директоров решил его наградить. Блаватник попросил у него рекомендацию в Гарвардскую бизнес-школу.

Еще до ее окончания Блаватник начал работать в аудиторской фирме Arthur Andersen. В 1986 году он основал инвестиционную компанию Access Industries. Первым ее крупным бизнесом была логистическая компания, которая возила грузы по всей Америке.

Именно в этот момент Вексельберг и уговорил его начать бизнес в России. В 1990 году партнеры создали российско-американское предприятие «Ренова». Блаватник был интересен Вексельбергу благодаря опыту работы и связям на Западе, которых в то время не хватало советским бизнесменам. Для начала новые партнеры решили поучаствовать в приватизации алюминиевых заводов.

В 1989 году кооператив Вексельберга «Комвек» помог Иркутскому алюминиевому заводу продать залежавшуюся партию 500 т алюминия и заработать на этом 7,5 млн рублей (в то время годовой фонд оплаты труда завода составлял 16 млн рублей), вспоминает Владимир Скорняков, который работал главным металлургом на предприятии. Затем Блаватник открыл представительство ИркАЗ в Нью-Йорке, в офисном центре на Пятой авеню.

Вскоре он организовал встречу менеджмента ИркАЗа с руководителем американской Alcoa Полом О’Нилом в Питтсбурге. «Кто такие были мы — завод, выпускающий 240 000 т алюминия, и Alcoa, у которой 3,5 млн т», — Скорняков не перестает удивляться тому, как обставил дело Блаватник. Делегацию ИркАЗа приняли на высшем уровне и общались с ней как с равноправным партнером, а затем представители Alcoa приезжали в Иркутск. «Ренова» также помогала заводу с сырьем, а в 1993 году компания победила на инвестконкурсе по продаже 20%-ного госпакета акций ИркАЗа.

Солдаты 
алюминиевых войн

Спустя два года «Ренова» получила в управление акции еще одного алюминиевого завода, Уральского, который обеспечивал ИркАЗ глиноземом, — этому немало способствовала дружба Вексельберга со свердловским губернатором Эдуардом Росселем. Затем эти два предприятия объединились в «Сибирско-уральскую алюминиевую компанию», которая перешла под управление «Реновы».

Вексельберг отвечал за контакты с властями и сыграл большую роль в создании СУАЛа, чем партнер, но зато Блаватник взял на себя сбыт за рубежом и финансы. Без этого в алюминиевой отрасли выжить было трудно.

С разрушением советской системы алюминиевые заводы в одночасье остались без сбыта внутри страны и без экспортных каналов. Контроль над ними в начале 1990-х годов перешел в руки тех, кто мог организовать продажи за рубежом. «Не думайте, что это было так легко: у наших бизнесменов не было ни опыта торговли на Западе, ни денег, которые тогда стоили колоссально много, ведь тогда никто не давал кредиты под поставки металла», — вспоминает один из крупных «алюминщиков», начинавший трейдером.

В начале 1990-х заводы даже не меняли владельцев, их собственником оставалось государство, ими продолжали управлять «красные директора», трейдеры просто брали на себя снабжение их сырьем и сбыт конечной продукции. Тогда получила распространения схема работы по толлингу: иностранный глинозем ввозили в особом «режиме переработки», не требующем уплаты налогов, перерабатывали на заводах, договорившись с их руководством о занижении стоимости этой переработки для минимизации налогов, а весь алюминий экспортировали. Маржа на подобных операциях достигала сотен процентов, и трейдеры очень быстро заработали огромные деньги и с началом приватизации начали скупать акции заводов.

Крупнейшим из трейдеров была TransWorld Group, созданная выходцами из Ташкента Львом и Михаилом Черными совместно с лондонскими торговцами Дэвидом и Саймоном Рубенами. Под контролем TWG оказалась большая часть алюминиевой промышленности России, что позволило им в середине 1990-х стать третьими по величине экспортерами алюминия в мире. На них в начале 1990-х работали будущие металлургические магнаты, такие как Олег Дерипаска, Искандер Махмудов и Владимир Лисин.

А вот заводы Вексельберга и Блаватника через TWG никогда не торговали и не прибегали к помощи иностранных трейдеров, у компании была собственная сбытовая сеть, рассказывает Скорняков. Свой сбыт давал СУАЛу не только большую маржу от продажи алюминия, но также самостоятельность и возможность влиять на рынок без посредников. Именно Блаватник организовывал торговлю на крупнейшем рынке, в Америке. После официального создания СУАЛа в 1996 году продажами занялся Владимир Кремер.

После 1996 года в отрасли начался большой передел, главной причиной которого стала ссора между братьями Черными. Оба они в итоге проиграли более агрессивному игроку — совладельцу компании «Сибирский алюминий» Олегу Дерипаске. Время одиночек прошло, и отрасль стала стремительно укрупняться.

Вексельберг и Блаватник в тот момент упустили удивительный шанс, который использовали Дерипаска и Абрамович, ставшие впоследствии крупнейшими владельцами алюминиевых активов в России. В конце 1990-х «Траст» Василия Анисимова и СУАЛ объединили активы, после чего новая компания решила выкупить долю Льва Черного в TWG, которую тот продавал, отчаявшись победить брата и его партнеров. СУАЛ и примкнувший к нему глава «Альфа-Групп» Михаил Фридман были главными претендентами на эту долю, но они слишком долго думали. Не успели купить этот пакет и владельцы «Сибала» — их «на повороте» обошли Борис Березовский и Роман Абрамович. Впоследствии Дерипаска и Михаил Черной согласились объединиться с ними, и так образовалась компания «Русский алюминий» в ее первоначальном виде.

А СУАЛ, поглотив еще ряд заводов, стал второй по величине алюминиевой компанией с оборотом $3 млрд. В 2007 году Вексельберг, Блаватник и их младшие партнеры согласились объединить СУАЛ с «Русалом» Олега Дерипаски и глиноземными производствами швейцарской Glencore в обмен на долю в создающейся объединенной компании UC Rusal.

Алюминиевый бизнес со временем потерял привлекательность для Вексельберга и Блаватника. В 2011 году они решили выйти из UC Rusal, так как их взгляды на развитие компании разошлись с позицией Дерипаски, и сейчас ведут переговоры о продаже своего пакета. Доля Блаватника и партнеров, по данным на 7 октября, стоила на Гонконгской фондовой бирже $2,1 млрд. Это в разы меньше, чем его доля в другом грандиозном проекте 1990-х — ТНК-ВР.

фото FotoImdeia / Валерия Волкова

Товарищ Коха

В 1997 году нефтянку тоже сотрясали войны за собственность — где-то шла приватизация, где-то активы уже перераспределялись. Самое свирепое сражение вела «Альфа-Групп» против структур трейдера Михаила Черного и его партнера Михаила Некрича. На кону стояло гигантское Самотлорское и другие крупные месторождения Тюменской нефтяной компании. В истории этой схватки были отмененные заседания акционеров, покушения и отказ нижневартовских диспетчеров сажать самолет, который вез представителя государства Юрия Шафраника голосовать против действующего гендиректора.

«Альфе» требовался сильный лоббист и много средств, чтобы купить ТНК. И то и другое предоставили Вексельберг и его американский партнер. Блаватник прибег к помощи своего друга Альфреда Коха, который занимал пост руководителя Госимущества. «В ТНК они вошли только благодаря Лене, — комментирует бизнесмен, хорошо знакомый с Блаватником и Вексельбергом. — Там нужен был один западный партнер, один русский. Леня очень дружил с Кохом, и в нефтянке чувствовалось его влияние. Не так просто было попасть в нефтянку». В книге «Ящик водки» Альфред Кох называет Блаватника своим товарищем.

Именно руководителю Госимущества Коху президент Борис Ельцин поручил провести конкурс по продаже 40% ТНК. Условия этого конкурса сформулировали будто под «Альфу» с «Реновой»: победитель должен был оплатить приобретение установки первичной переработки нефти для Рязанского НПЗ (установка уже принадлежала «Альфе») и патентов и акций конструкторского бюро «Коннас» (были на руках у «Реновы»). Они и победили, предложив за пакет акций $810 млн.

«Я что, похож на нефтяника, я разбираюсь в этих установках? — оправдывался пять лет назад в интервью Forbes Альфред Кох. — Инвестиционную программу должно было предложить само акционерное общество , утвердить ее на своем совете директоров, в Минпром-энерго и потом в этом виде принести нам. Весь этот порядок был пройден». Сейчас Кох предпочитает не ворошить старое — в 2000 году Следственный комитет при МВД возбудил уголовное дело о махинациях во время аукциона по ТНК. Кстати, как только Кох лишился своего кресла в правительстве в 1997 году, ТНК немедленно пригласила его на пост независимого директора.

В дальнейшей судьбе Тюменской нефтяной компании и образованного позже альянса ТНК-ВР Леонард Блаватник принимал деятельное, но не столь судьбоносное участие. Сам он никогда не дает публичных комментариев по поводу ТНК-BP, но при этом, как сообщил Forbes знакомый акционеров, всегда участвует в решении ключевых вопросов. Будучи гражданином США, Блаватник самый «осторожный» из всех совладельцев компании, продолжает он.

До сих пор Вексельберг и Блаватник были и остаются равными партнерами в «Русале» и ТНК-ВР, но с 2003 года они инвестируют порознь. «Их бизнесы разрослись, и по остальным активам они тоже решили работать раздельно, — комментирует президент и основатель «Амедиа» Александр Акопов. — Никто ни с кем не ссорился».

Из России с багажом

Видимо, нефтяные и алюминиевые войны отбили у Блаватника охоту заниматься сырьевым бизнесом в России. Как рассказывали Forbes источники в «Альфа-Групп», когда разразился скандал из-за того, что «Роснефть» и British Petroleum предложили выкупить долю российских партнеров в ТНК-BP, именно Блаватник склонялся к тому, чтобы продать свои акции и «покончить с этой историей».

Пока покончить с ней не удалось, но ТНК уже принесла Блаватнику серьезный капитал, который он потратил на скупку активов за рубежом. Свободные средства появились у него в 2003 году после продажи половины ТНК британской BP. Доля Блаватника в сделке составила почти $2 млрд, и еще $3,9 млрд он получил с тех пор в виде дивидендов.

Как главный объект инвестиций Блаватник выбрал нефтехимию. На такое решение наталкивала конъюнктура рынка. В 2005 году нефтяные корпорации избавлялись от своих химических производств. Причина — возврат на инвестиции был существенно ниже доходности их основного бизнеса; выгоднее было бы вкладываться в новые месторождения, а не в переработку.

Блаватник купил у Shell и ВASF за $1,1 млрд крупнейшего в мире производителя полипропилена Basell. Несмотря на то что долг компании составлял $4 млрд, Блаватник гордился приобретением и называл его «драгоценным камнем в короне» своего бизнеса.

Вскоре после неудачных попыток присоединить к Basell еще два актива — подразделения General Electric по производству пластмассы и американскую Huntsman — он приобрел гиганта Lyondell Chemical. «В целом финансовые спекуляции компании не страшны: это промышленный актив, производящий уникальные вещи, который будет надежнее даже нефти и чего-либо еще», — объясняет логику делового партнера Александр Акопов.

Общая сумма сделки с учетом долга составила $20 млрд. Сотрудники Access пытались отговорить Блаватника, но он не прислушался к их мнению. «Я рисковал своими деньгами, а не их», — бросил он американскому Forbes.

Сделка была завершена в декабре 2007 года, но уже через несколько месяцев разразился экономический кризис, цены рухнули, и в январе 2009 года самоуверенный Блаватник был вынужден объявить о несостоятельности своей компании. Lyondell Basell попросила защиты от кредиторов по 11-й статье американского закона о банкротстве. В «черный» день миллиардеру оставалось только сокрушаться: «Я вложил столько денег в эту компанию. Это большая сумма для любого…»

Тут американцу, похоже, пригодились навыки работы, полученные в России. Кредиторы подали в суд на Блаватника и его партнеров. Они утверждали, что те заработали на слиянии и банкротстве компании $1,2 млрд, заранее выводя средства из подконтрольных активов. Адвокат бизнесмена Ричард Вердер назвал все обвинения против своего клиента «абсурдными»; судебный процесс продолжается.

Лишь в апреле 2010 года Блаватник смог вздохнуть спокойно — Lyondell Basell вышла из процедуры банкротства, списав $19 млрд долга, и разместила акции на Нью-Йоркской бирже. Блаватник начал снова их скупать, потратил более $2 млрд и собрал 16%. Вскоре Lyondell Basell снова начала выплачивать акционерам дивиденды.

Российско-американская киношкола

Кажется, ни нефть, ни алюминий, ни химический бизнес не стерли из памяти Блаватника те годы, когда он ходил в ярославскую киношколу. Во всяком случае несколько лет назад в сфере интересов предпринимателя появилась совершенно новая, не имеющая отношения к промышленности отрасль — медиа.

Для начала он вложил $45 млн в одну из крупнейших российских киностудий — производителей телесериалов, компанию «Амедиа».

С Акоповым Блаватник познакомился в начале 1990-х, у них был общий круг друзей, эмигрировавших или уезжавших на Запад учиться, в него входили, в частности, член совета директоров ТНК- BP Алекс Кнастер и совладелец Altimo Алик Толчинский. В 2002 году Акопов ушел с поста гендиректора телеканала «Россия» и создал кинокомпанию.

Блаватник, по словам Акопова, сказал тогда: «Мне интересны медиа. Когда ты что-нибудь серьезное затеешь, не забудь мне позвонить». Акопов занялся «Амедиа» и спустя два года начал искать инвесторов для дальнейшего развития, но звонить Блаватнику не стал. Он провел роад-шоу в Лондон. А потом случайно встретил Блаватника в Москве. Миллиардер предложил ему обсудить планы «Амедиа» и согласился инвестировать в компанию — через пару недель, по словам Акопова, были подписаны документы.

В итоге кинопроизводство увлекло Блаватника больше, чем добыча нефти. Когда он бывает в Москве, он может провести в «Амедиа» три часа, решая оперативные вопросы, а в ТНК-BP заехать лишь ненадолго.

С тех пор Блаватник обзавелся десятком медийных и телекоммуникационных активов за пределами России — от скандинавских сотовых компаний и Wi-Fi-оператора в Индии до владельцев прав на спортивные трансляции в Великобритании и израильских телеканалов. Блаватник контролирует британское подразделение созданной Мэлом Гибсоном компании Icon (среди ее фильмов нашумевший «Страсти Христовы»), а также медиагруппу Top Up TV. В 2010 году магнат рассказал Financial Times, что в течение трех-пяти лет хотел бы значительно расширить свое присутствие в медиа и построить «медиаплатформу XXI века». Тогда же Блаватник официально заявил об интересе к киногиганту Metro Goldwyn Mayer, но эта сделка — как и покупка студии Dreamworks — сорвалась. Причиной стали завышенные ожидания владельцев этих компаний, обремененных долгами.

Но свою медиаплатформу XXI века Блаватник предпочитает строить, точно зная, откуда возьмется доход; шальные истории с новыми медиа не про него. Он инвестирует только в те активы, где видно, как уже сейчас зарабатываются деньги, либо понятно, что будет прибыль в абсолютно обозримом будущем, констатирует основатель видеопортала Tvigle.ru Егор Яковлев. Таким надежным активом оказалась Warner Music Group, третья по размеру звукозаписывающая компания в мире, которую Блаватник приобрел в мае 2011 года за 
$3,3 млрд. Он уже давно владел миноритарной долей в WMG и несколько лет входил в ее совет директоров, к тому же гендиректор компании Эдгар Бронфман считается его близким другом. В 2007 году Бронфман продал ему свой таунхаус на Манхэттене за $50 млн.

Зарубежная пресса называет Блаватника основным претендентом на конкурента Warner — британскую EMI (№4 в мире, стоимость более 
$3 млрд). Источник, близкий к Блаватнику, это подтверждает (сам бизнесмен отказался говорить с Forbes при подготовке этой статьи). В случае успеха он сможет реализовать мечту Бронфмана, который давно хотел объединить Warner и EMI. В таком случае у медиамагната останется только два конкурента в мире — Universal и Sony. А Блаватник получит медиакомпанию, сопоставимую по объемам с его добывающими и химическими активами.

История мальчика, который показывал в киноклубе самодельную машину для проявки цветных пленок и превратился в медиамагната, тянет на голливудскую картину. Кто знает, может, Блаватник еще снимет фильм о себе.

Заместитель председателя совета директоров Access Industries

«Семья»

Брат — Блаватник Леонард Валентинович — Президент Access Industries

«Компании»

Русал, ТНК-ВР, «Ренова», «Sual Partners», Консорциум «ААР»

«Темы»

«Российский еврейский конгресс»

«Новости»

Олимпиада 2010 Ванкувер: В Ванкувере начались сочинские игры // Олимпийских друзей поместили в музей

На следующий вечер работу Bosco.ru пришлось прервать, поскольку именно в этот вечер компании Boscosport выпала честь устраивать вечеринку в «Сочи-2014. Русском доме». По такому случаю весь дом стал неожиданно похож на московский бар «Ъ». В том смысле, что, несмотря на усилия господ Налича, Сюткина и даже Бутмана, усиленного вокалом Ларисы Долиной, пространство Boscospace оставалось спортивно-дискуссионным. Только вице-президент Access Industries Алекс Блаватник разрывался между двумя концертными площадками и никак не мог выбрать: братья Кристовские или все же господин Бутман. ссылка: http://mysocietystyle.blogspot.com/2010/02/

Преимущество эмигранта: как Леонард Блаватник построил бизнес в $10 млрд с помощью американского паспорта

Леонид Блаватник родился в 1957 году в Ярославле в семье профессора Политехнического института, учился в математической спецшколе и ходил в ярославскую детскую киностудию «Юность». Там он вместе с младшим братом Александром самостоятельно сделал машину для обработки цветных пленок, с помощью которой затем долгое время проявлялись пленки на гостелевидении «Ярославия», вспоминал Рэм Юстинов, который был тогда руководителем киностудии.ссылка: http://www.forbes.ru/forbes

Шэрочка с машерочкой

Одним из важных гостей вечера был младший брат миллиардера Леонарда Блаватника Алекс. «Цифра» этого добродушного, как Карлсон, господина тоже внушительна, но не так непостижима. А потому в нем сохранились и человечность, и способность к эмпатии.ссылка: http://izvestia.ru/news/318330

Фонд Blavatnik Archive Foundation привез в Екатеринбург выставку «Судьбы в годы Великой Отечественной войны: письма и воспоминания евреев — бойцов Красной Армии»

В центре внимания выставки — личный опыт евреев — бойцов Красной Армии в годы войны. Специальным гостем вернисажа стал Александр Блаватник, директор фонда Blavatnik Archive Foundation и сын легендарного, хорошо известного на Урале «алюминиевого» олигарха Леонарда Блаватника.ссылка: http://politsovet.ru/33467-.html

Собака-кусака — Новье

Появился Леонард Блаватник, которого считают самым умным олигархом. Все, тыча в яйцо раздора, ринулись к нему, повторяя: «Двадцать пять миллионов! За него просят двадцать пять миллионов!» «Я знаю, где такое же взять за десять», — довольно сказал господин Блаватник. На все дальнейшие расспросы он не отвечал. Но, посмотрев на его озорную ухмылку, все прыскали со смеху. Брат господина Блаватника Алекс тихо посмеивался, прикрывая лицо ладонью. «Надо заняться делом», — наконец сказал Леонард Блаватник, вынул фотоаппарат и запечатлел всех светских хроникеров. ссылка: http://becky-sharpe.livejournal.com/455835.html?thread=2470299

«Разводка для лохов»

«Я знаю, где такое же взять за десять», — довольно сказал господин Блаватник. На все дальнейшие расспросы он не отвечал. Но, посмотрев на его озорную ухмылку, все прыскали со смеху. Брат господина Блаватника Алекс тихо посмеивался, прикрывая лицо ладонью. «Надо заняться делом», — наконец сказал Леонард Блаватник, вынул фотоаппарат и запечатлел всех светских хроникеров.ссылка: http://izvestia.ru/news/340959

Евреи пообщались тесным кругом

Господин Мил-Ман в компании военного атташе посольства полковника Михи Маргалита и министра-посланника Эдди Шапиро встречал гостей у входа в зал. Рукопожатие с каждым из пришедших, пара приветственных фраз — и на этом официальная часть вечера заканчивалась. Среди гостей корреспонденту Ъ удалось заметить министра образования Андрея Фурсенко, чрезвычайного и полномочного посла Италии Джанфранко Факко Бонетти, чрезвычайного и полномочного посла США Александра Вершбоу с супругой Лисой, чрезвычайного и полномочного посла Франции Жана Каде, главного раввина России Берла Лазара, президента Института изучения Израиля и Ближнего Востока Евгения Сатановского, президента Российского еврейского конгресса Владимира Слуцкера, президента компании «Транснефть» Семена Вайнштока, политолога Леонида Радзиховского, лидера партии «Яблоко» Григория Явлинского, президента фонда «Ор Авнер — Хабад Любавич» Леви Леваева, главу ОАО «Интермедсервис» Олега Сосковца, адвоката Генри Резника, главу Фонда эффективной политики Глеба Павловского, президента баскетбольного клуба «Динамо» Евгения Гомельского, гендиректора ИД «Московские новости» Евгения Киселева, главу концерна «Нефтяной» Игоря Линшица, телеведущего Владимира Соловьева, главного редактора «Эха Москвы» Алексея Венедиктова, артиста Геннадия Хазанова, совладельца ТНК-ВР Леонарда Блаватника, его брата и совладельца Access Industry Алекса Блаватника, председателя совета директоров ТД «Перекресток» Льва Хасиса, вице-мэра Москвы Владимира Ресина, министра связи и информационных технологий Леонида Реймана, режиссера Юлия Гусмана. И уважаемые люди все прибывали и прибывали.ссылка: http://kommersant.ru/doc/579803

Хроника светской вечеринки в Майями

В преддверии разгара торжества по направлению к инсталляции двинулась первая небольшая делегация людей, возглавил которую Леонард Блаватник и его супруга Эмили в компании близкого друга , отельера из Буэнос-Айрес, Алана Фаены и собственного брата Алекса Блаватника. Подробную экскурсию на необычный арт-объект провел для них сам автор. ссылка: http://www.cosmoshopping.ru/moda/news/949878/

coworking-club.ru

Блаватник, Леонид Валентинович - это... Что такое Блаватник, Леонид Валентинович?

Леонид Валентинович Блаватник (Леонард Блаватник; англ. Leonard Blavatnik или Len Blavatnik; род. 14 июня 1957, Ярославль, СССР) — американский предприниматель и промышленник советского происхождения.[1]

Биография

Леонид Блаватник в 1974 году закончил ярославскую физико-математическую школу № 33. По окончании школы пытался поступить в МГУ на механико-математический факультет, но принят не был. После этого поступил в московский институт инженеров транспорта на факультет систем управления, телекоммуникаций и электрификации. Не окончил Московский институт инженеров транспорта (ушёл из него после четвёртого курса). Сокурсником Блаватника был Виктор Вексельберг.

В 1978 году эмигрировал вместе с семьей из СССР в США. Имеет ученые степени Колумбийского университета (магистр наук) и Гарвардской школы экономики (МВА).

В 2007 году Forbes 400[2] поместил его под номером 45 в своём списке богатейших американцев, оценив его состояние в $7,2 млрд.

Член совета директоров управляющей компании «СУАЛ-Холдинг», Член совета директоров ОАО «Сибирско-уральская алюминиевая компания».

В 1986 году основал компанию Access Industries, осуществляющей инвестиции в различные виды индустрии.

С 1991 года один из основателей и партнёр Российско-американского совместного инвестиционного предприятия «Ренова».

В разные годы занимал ключевые позиции в компаниях Arthur Andersen & Co., Macy’s Department Stores, General Atlantic Partners, ТНК, Deeside Aluminum, Access Industries (Eurasia), EnergiBolaget i Sverige AB.

Поддерживает контакты с политической элитой России, в частности, с Анатолием Чубайсом и Сергеем Степашиным. В 1999 году спонсировал визит Степашина в Вашингтон, устроил в его честь обед, на котором присутствовали вашингтонские политики.

Осуществляет значительные пожертвования в избирательные фонды конгрессменов Республиканской партии от штата Нью-Йорк (головной офис фирмы Блаватника находится в Нью-Йорке)[источник не указан 563 дня].

С 1996 года Блаватник развивает свой бизнес в Казахстане. Организовал PR Касым-Жомарта Токаева в США, спонсировал его визиты.

С 1998 года Блаватник активизировал свою деятельность в России, в частности, готовил варианты стратегического партнерства между Access Industries и РАО «ЕЭС». В 1999 году Анатолий Чубайс, будучи в Казахстане, заявил о возможном создании в Павлодарской области топливно-энергетической компании с участием трех электростанций, РАО «ЕЭС» и Access Industries.

Основной доход Блаватнику принесла покупка 50 % акций ТНК пополам с Вексельбергом. В 2003 году от продажи доли ТНК британской BP каждый из них заработал почти по $2 млрд. Доля Блаватника в «Ренове» составляет около 30 %[источник не указан 563 дня].

Access Industries Леонарда Блаватника купила британское подразделение прокатной компании Мела Гибсона Icon и библиотеку из более чем 500 фильмов, среди которых «Шофёр мисс Дэйзи», «Танцы с волками», «Стилет» и «Страсти Христовы»[3]

В мае 2011 года компания Блаватника Access Industries приобрелa звукозаписывающую компанию Warner Music Group за 3,3 млрд $[4].

Член президиума Российского еврейского конгресса.

Женат на американке. Постоянно проживает в Нью-Йорке.

Примечания

dic.academic.ru

Лен Блаватник

Президент стремится привлечь западных кинематографистов в УкраинуЭнн Уинтерс находит необычное приложение, которое может назвать точную дату смерти человека.Известная светская дама рушит семью Александры Власовой.Премьера фильма «Люби их всех»Отрывок из фильма «Полицейский с Рублёвки. Новогодний беспредел-2».Открывающая сцена нового фильма.Предыдущий глава студии Сергей Зеров покинул пост по собственному желанию.Названы победители фестиваля студенческих короткометражекЭмма Робертс устраивается на работу в летний лагерь «Рэдвуд», где орудует убийца.Автор и режиссер анимационного фильма «Эверест» о творческом пути, любви к животным и работе в коллективеВыиграй билеты на премьеру в Москве

Page 2

В категории мини-сериалов победили сразу и «Обычная женщина», и «Звоните ДиКаприо!»Продюсерами нового проекта режиссера «Экипажа» и «Легенды №17» выступят Константин Эрнст, Рубен Дишдишян, Игорь Толстунов и Леонард Блаватник.Ещё одна попытка снять отечественную «Игру престолов»

Page 3
На странице обсуждения нет ни одного сообщенияВаше будет первым

www.kino-teatr.ru

Как Леонид Блаватник сколотил свои миллиарды

«Собеседник» изучил биографию Леонида Блаватника — выходца из СССР, ставшего самым богатым человеком Великобритании.

Как в кино

Леонида Блаватника западная пресса называет Леонард, а иностранные журналисты пишут о нем чаще, чем российские. А ведь основные капиталы, благодаря которым он стабильно входит в самые громкие рейтинги мира, Блаватник заработал и продолжает зарабатывать на исторической родине – в России. В этом году Блаватник получил сразу два громких титула – самый богатый выходец из СССР и самый богатый британец.

Сегодня основное место проживания Леонида Блаватника – Нью-Йорк. Можно сказать, Нью-Йорк в прямом смысле стал городом возможностей для бывшего советского подростка.

– Блаватники были интеллигентной еврейской семьей: папа – профессор, мама – преподаватель, сыновья – отличники физико-математической школы, – рассказал «Собеседнику» приятель детства Блаватника Андрей Устинов. – Насколько я помню, в нашем Ярославле они появились, когда уехали из Средней Азии после какого-то разрушительного землетрясения. В Ярославле мы вместе с Леонидом ходили заниматься в киностудию «Юность», с семьями выезжали в лес на пикники. Пишут, что у них была богатая семья – это неправда. Обычная семья, советская зарплата, огород с грядками – как подспорье для бюджета...

Способного мальчика решили отправить учиться в Москву. Будущий миллиардер не поступил в МГУ, оказался в Московском институте железнодорожного транспорта (МИИТ), который, кстати, так и не закончил. На четвертом курсе Блаватники решили встать совсем на другие рельсы – эмигрировать в США.

– Леонида как старшего сына отправили в Штаты «разведчиком», – вспоминает Устинов, мама которого долго поддерживала связь с семьей Блаватников в письмах. – Он приехал, язык знал на уровне советского вуза, устроился работать, чтобы хоть что-то для начала получать. Потом привез семью, которая поначалу сполна хватила эмигрантского быта – денег не хватало. Из России они везли даже простыни и наволочки, так как стартового капитала не было...

Параллельно Блаватник учился в Колумбийском университете по актуальной специальности «компьютерные науки» и после окончания сумел устроиться в известный сетевой магазин Macy,s, где ему поручили модернизировать информационную службу. В благодарность за хорошую работу Macy,s направил Блаватника в Гарвардскую школу бизнеса, диплом которой перспективный студент получал уже на имя «Леонард Блаватник», которое выбрал себе при получении американского гражданства.

Верным курсом

Учеба в России не увенчалась дипломом. Но Блаватник из студенческих лет вынес что-то более ценное – дружбу с однокурсником Виктором Вексельбергом, который сейчас также является завсегдатаем списка богатеев «Форбс». Студенческие приятели после учебы потеряли связь, но в 1987 году случайно снова встретились на нефтяной выставке, в которой Блаватник участвовал как американский бизнесмен средней руки, занимающийся грузоперевозками, а Вексельберг – как сотрудник конструкторского бюро, только мечтающий о первых шагах в бизнесе. Технари-отличники быстро придумали обоюдовыгодную схему – совместное предприятие по поставке в Советский Союз компьютерной техники. Дело оказалось сверхперспективным и прибыльным. На базе этого СП в 1990 году друзья учредили инвестиционное предприятие «Ренова», одним из направлений деятельности которого была торговля алюминием.

– В 90-е годы Блаватник в джинсах и футболке, но на дорогущем «Гелендвагене» приезжал на встречу с друзьями детства и скромно отвечал на вопрос, чем он занимается: «Алюминием». Некоторые подумали, что речь – про сбор цветмета. Блаватник очень быстро богател, и старые друзья за новыми реалиями не поспевали, – рассказал один из знакомых олигарха.

Люди гибнут за металл

«Ренова» смогла получить контроль над Уральским и Иркутским алюминиевыми заводами, благодаря чему вошла в десятку крупнейших металлургических предприятий мира под названием СУАЛ (Сибирско-Уральская алюминиевая компания). В России в разгаре были «алюминиевые войны», но Вексельберг и Блаватник сумели мастерски от них уклониться, согласившись на слияние с РусАлом и швейцарским трейдером «Гленкором». Примерно в это же время развивалась история, которая сделала Блаватника тем, кем он сейчас и является – одним из богатейших людей планеты. В 1997 году Блаватник, Вексельберг и их хороший товарищ Михаил Фридман из «Альфы» на инвестиционном конкурсе приобрели пакет акций Тюменской нефтяной компании (ТНК), который в 2003 году смогли неплохо реализовать за 7,75 млрд долларов, не считая полученных рекордных для России дивидендов в размере 3,5 млрд у.е. Сегодня активы Блаватника оценивают примерно в 20 млрд баксов.

Всё в дом

У богатых свои причуды. Виктор Вексельберг коллекционирует яйца Фаберже, у его приятеля Блаватника – более прагматичное хобби: он скупает элитную дорогую недвижимость, которая мало кому в мире по карману. Каждая такая покупка становится сенсацией. В 2004 году Блаватник приобрел особняк в самом центре Лондона, неподалеку от Кенсингтонского дворца – Кенсингтон Палас Гарденс, став соседом султана Брунея. На покупку претендовал сам Роман Абрамович, но Блаватник сумел предложить больше – 41 млн фунтов стерлингов.

Позже Блаватник выкупил сеть пятизвездочных отелей во Франции. В 2014 году он снова удивил общественность, когда приобрел самую дорогую квартиру на нью-йоркской авеню – 13-комнатные двух­уровневые апартаменты площадью 622 кв. метра, за которые бизнесмен заплатил 77,5 млн долларов.

Блаватник занимается благотворительностью, в том числе по еврейской линии, входит в президиум Российского еврейского конгресса. Бизнесмен поддерживает связь с некоторыми российскими политиками – Альфредом Кохом, Анатолием Чубайсом, Сергеем Степашиным, которому даже несколько лет назад организовал поездку в США, где провел обед с вашингтонскими политиками. Но Блаватник доказал, что большие деньги не знают государственных границ. Он также вкладывается в поддержку одного из казахстанских политиков и регулярно делает взносы в пользу нью-йоркского отделения республиканской партии США.

В последние годы Леонард Блаватник вернулся к своему давнему, еще детскому увлечению – кино. Он приобрел крупнейшего производителя российских сериалов – компанию Амедиа, вошел в состав учредителей «СТС Медиа», а также выкупил британское подразделение компании Мела Гибсона Icon и, по слухам, в 2010 году даже приценялся к покупке голливудской компании «Метро-Голдвин-Майер».

Говорят, бывая в Москве по делам бизнеса, Блаватник больше времени проводит в Амедиа. Видимо, кинопроизводство сейчас ему даже интереснее, чем более прибыльные, но сугубо технологичные отрасли. Ведь и сама его биография чем-то похожа на сюжет кино.

/Справка

Леонард Блаватник

Родился в 1957 году.

Женат на американке Эмили, с которой у него четверо детей.

По итогам 2014 года газета «Санди таймс» оценила состояние Леонида Блаватника в 13,17 млрд фунтов (20 млрд долларов) и назвала его самым богатым британцем.

sobesednik.ru


Смотрите также