Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Биография мусина расима азгаровна


Основатель бренда «Пышка» получила Орден за доблестный труд

Орден за «Пышку» и доблестный труд. Расима Мусина, основатель знаменитого бренда, сегодня стала орденоносцем. Каково создавать успешный кулинарный бизнес международного масштаба?

«Всё, всегда и для всех, как для себя и своего ребёнка» - девиз компании «Пышка», которая вот уже 20 лет является примером качества в общепите.

Кулинарии под этим названием работают в Москве, в регионах России и даже в Берлине. Создатель бренда «Пышка» Расима Мусина отмечает в эти дни своё 70-летие. Трудовую деятельность начала в 14 лет в уфимском кулинарном училище. Там же становится комсоргом, затем занимает руководящие должности на различных предприятиях. В 42 года бросает всё и уезжает в Москву, где с головой окунается в бизнес. В её биографии есть даже работа в африканском Кот-Д’ивуаре, где Расима Азгаровна управляла алмазными приисками. Затем судьба вернула её на родину, где и началась история «Пышки». Коллектив предприятия – это семья Расимы Азгаровны, в которой главная ценность - это кадры. Чтобы готовить их по самым высоким стандартам, компания инвестировала средства в новую учебную базу родного кулинарного училища. А в этом году построила общежитие для своих сотрудников, продав ради этого 2 успешно работающих предприятия.

Расима Мусина, так много сделавшая для продвижения Башкирии далеко за пределами, уверена, что её Орден Дружбы народов - это награда всему коллективу. Ведь за 2 десятка лет группой компаний «Пышка» создано более 5 тысяч рабочих мест.

«Радий Фаритович сказал, что самая главная ценность - это дружба народов, и я рада получить этот орден, работая в такой дружной республике», - говорит владелица торгового знака «Пышка» Расима Мусина.

1 августа

www.allufa.ru

Расима Мусина: «Я за демократию, мне можно сказать: «Расима, ты дура». Если докажешь, что прав»

У нас есть группа «ВКонтакте» и аккаунт Instagram! Подписывайтесь, чтобы узнавать обо всем новом и интересном в Уфе!

Генеральный директор и владелица товарного знака «Пышка» за почти двадцатилетнюю историю компании открыла десятки кулинарий по всей республике и за ее пределами. Недавно компания провела ребрендинг и запустила интернет-магазин.

Недавно вы добились закрытия большинства франшиз. Раньше идешь по улице и – «Пышка», «Пышка», «Пышка», а сейчас «Пышку» надо еще поискать. Вам не обидно? Нет. Вместе с исчезновением этого «Пышка»–«Пышка»–«Пышка» исчезло и много негатива. Мне было стыдно за эти франшизы. А я хочу, чтобы мне не было стыдно. Ничего страшного в этом не вижу, мы сильно меняемся сейчас в плане качества. Да мне обидно за то время, которое я потратила, и за то, что я не смогла поменять отношение людей к качеству и покупателю. Сегодня страшное отношение к качеству в пищевой промышленности. В погоне за прибылью все потеряли разум. Сейчас мы открыли свой молочный цех, и всю молочку, которая к нам поступает, можем проверять на антибиотики через лабораторию. Если я внуку своему могу дать наше блюдо, я счастлива. Если не могу – то продавать его не буду. Очень мало надежных поставщиков, столько мелких цехов расплодилась, все хотят довести свой товар «до котлеты», а это абсолютно неправильно.

Вы не чувствуете, что вы как Дон Кихот – в одиночку противостоите всем? Иногда чувствую. Да не иногда, – каждый день задумываюсь, надо ли мне это. Мне уже 70 лет. Но вот мечта всей моей жизни была – идеальный производственный процесс. Пока не получилось. Пока слабенькая четверка, тройка с плюсом. Иногда мне хочется сдохнуть, потому что даже в моем коллективе обнаруживается что-то такое... Вчерашний пример: яблочный фарш. Яблоки мы привезли из Краснодара, пахнущие яблоком, отличные. Вижу – фарш темный, ни о чем. Начинаем разбираться. Нарушили температурный режим... Я тяжелее общепита профессии не знаю. А я много что в этой жизни попробовала. Кроме продажи наркотиков, оружия, спиртного и табака – что только не делала.

Я за демократию, мне можно сказать: «Расима, ты дура». Если докажешь, что прав.

Людям легко с вами работать? Вы ведь... Узурпатор. Да. А они такие же шизанутые, как и я. У меня только шизанутые остаются. Многие уходят – не срабатываемся, но уж кто остался – тот навечно. А есть такие, кто три-четыре раза уходил, а потом обратно вернулся. Тех, кого мы выгоняем, берут с удовольствием: «О, ты в «Пышке» работал? – все, идем к нам». Многие уходят, потому что понимают, что в другом месте за те же деньги – гораздо меньше требований, там легче. Вот у меня есть принцип: если ты приготовил плохо, например, пирожки, то выкупай, неси домой, корми мужа, жену, кого хочешь. Конечно, сначала это шокирует людей, но это их учит. Вот, например, Наталья Валерьевна, которая у нас сейчас генеральный директор. Когда мы начинали работу, я ей отвезла домой ночью 200 килограмм пельменей. У нее не работал морозильник, и она до утра развозила эти пельмени по родственникам. Но она запомнила это на всю жизнь. Конечно, я за демократию, и мне можно сказать: «Расима, ты дура», пожалуйста, я это разрешаю, – если ты докажешь, что ты прав.

Меня часто спрашивают: почему у тебя ресторана нет? Увы, без спиртного ресторана не бывает, а это идет вразрез с моими принципами. Я спиртным никогда не торговала, грешных денег этих не имела, это и Кораном запрещено, хотя я не шизануто-верующий человек.

Спиртным не торговали, оружием, наркотиками, а в остальном – чем только не занимались, вы сказали. А чем? В советское время я руководила трестом столовых – в «Мире», на «Гидравлике», а в начале девяностых уехала в Москву и занялась оптовой торговлей. Занималась нефтепродуктами, грузила из Таджикистана хлопок, даже в Африке работала – алмазы добывала. И на всю жизнь потомкам своим сказала: не ходите в Африку гулять. Это была чистой воды авантюра, я год просидела в Кот-д’Ивуаре, получила лицензию на добычу алмазов, но проект лопнул, деньги сгорели, пришлось уезжать. Бог помог, потому что через год там началась такая резня...

Я год просидела в Кот-д’Ивуаре, получила лицензию на добычу алмазов, но проект лопнул...

Вам было не страшно? Ну, я имела дело с криминалом, работали мы с братками, не скрываю. А в Москве в те времена без этого ничего не было. Нет, не страшно. Кто знает, как там суждено? – можно и в собственной ванне утонуть. А потом мама заболела, и я вернулась в Уфу. Я наблюдала в Москве, как начинался ресторанный бизнес, как начинал Новиков, мне это было интересно: такой прогресс в общепите пошел, а я не при делах? А здесь поле вообще было непаханое, понятия продажи салатов, полуфабрикатов – вообще не было. Первая точка была на Революционной. Начальник управления общественного питания мэрии сказал: ты что, с ума сошла, открываться около рынка? Но дело пошло. Я думала, быстренько тут поставлю «Пышку» на ноги и уеду. Но быстренько, как видите, не получилось – затянулось на двадцать лет.

Вам часто приходится спорить с коллективом? О чем спорить-то? Я только придираюсь по качеству. Я делю людей не на «хороших» и «плохих», а на работящих и лодырей. Я ведь как руководителей подбирала. Домой к ним иду. Чай пью. В холодильник заглядываю ненароком. Если в холодильнике у женщины беспорядок, никогда из нее хорошего директора не будет.

Из вас бы получился хороший министр. Я не смогу быть госслужащим. Как это? Иметь свое мнение, но бояться за свое кресло? Там надо свое мнение загубить, заглушить. А здесь я сама за все отвечаю.

Расима Азгаровна Мусина окончила кулинарное училище, работала поваром, бригадиром, директором столовой. Первый кулинармаркет «Пышка» открыла в Уфе в 2000 году, через пять лет запустила первые кулинарии в других городах. В разное время кафе под брендом «Пышка» открылись в Тюмени, Нижнем Новогороде, Москве и Берлине. В 2011 году Расима Мусина получила орден «За заслуги перед Республикой Башкортостан»

Текст: Игорь Савельев Фото: Евгений Вайднер

www.sobaka.ru

Расима Мусина, «Пышка»: «В Берлине немцы стояли в очереди за нашей губадией»

Как бизнесвумен отличает татарские и башкирские блюда, мечтает найти корни в Татарстане и построить в деревне деда мечеть

Женщин, создавших бизнес практически с нуля и ставших известными за пределами своего региона, не так много. Расима Мусина — основательница сети кафе «Пышка» — вывела свой бренд далеко за пределы родной Башкирии. В преддверии Международного женского дня она поделилась с корреспондентом «Реального времени» секретами успешного предпринимательства, рассказала об отличиях татарской и башкирской кухни и назвала тех бизнес-леди Татарстана, которые ее вдохновляют.

— Расима Азгаровна, вы создали «Пышку» в конце 90-х. Не страшно ли было открывать бизнес в такое неспокойное время, когда страну сотрясали кризисы?

— Думаю, что я родилась быть предпринимателем. В советские времена меня бесило то, что называется «все одинаковы». Я работала лучше, в своей отрасли профессиональнее, была безумным патриотом своей профессии и страны, даже в те времена я первая в городе внедрила хозрасчетные бригады и работала с талонами качества. Но, увы! Кроме формальных наград я не получила удовлетворения морального и, во вторую очередь, материального. Иногда руководители, сидевшие чаще в саунах, чем на работе, ценились больше и были преданнее и послушнее. Я же всегда была непослушной и неудобной. И перестройка для меня была воздухом и свободой, все абсолютно лежало под моими ногами, хотя 5 копеек на метро были проблемой. Но я знала, что смогу, главное — свобода!

Да, мы в те годы занимались всем (конечно, кроме оружия, наркотиков, спиртного и табака). Я впервые побывала почти во всех республиках и городах, начиная с Владивостока и заканчивая Калининградом. Абсолютно страшно не было, хотя мы всегда ходили по острию ножа, все было безумно интересно. Я видела хоть какой-то прогресс, ранее я видела великую плановую бесхозяйственность (например, горы новейшего импортного оборудования на заводах под дождем и снегом), мне всегда было больно, и я ничего не могла сделать. А мы сидели на собраниях, объявляя о наградах и вынося выговоры вместо того, чтобы взять в руки лопату.

— Говорят, что 90-е годы — не только время бандитов, но и возможностей, конкуренция была меньше и легче было что-то создавать. Согласны ли с этим?

— Честно, не знаю. Возможностей всегда много, если хочешь сначала сделать, а потом думать о прибыли. Что ты сам сто́ишь и что умеешь? Конечно, конкуренция сейчас более сильная, но если у компании есть внутренний стержень и своя философия плюс любовь к делу — она не умрет.

Спорить, чей это продукт, татарский или башкирский, я не буду, не знаю. Но важно ли это, когда весь мир интегрируется? Главное, чтобы он был хорошего качества!

«Татарская кухня более тонкая»

— Итак, сеть работает, вы кормите население национальными яствами. Какая все-таки у вас кухня — татарская или башкирская?

— Обе кухни похожи, где-то хорошо срослись, есть и отличия. Например, тот же чак-чак где-то крупнее, где-то мельче, чуть-чуть другой состав. Но, я видела в Амстердаме, кто-то из Татарии покупал, ужас(!), машину для чак-чака — это уже не чак-чак, а насмешка. К сожалению, многие достойные изделия превратились в просто деньги — это плохо.

Татарская кухня более тонкая, что ли. Но это всего лишь мое мнение. Хотя тот же зур бэлеш, его вкус и качество зависят от рук и качества сырья. Спорить, чей это продукт, татарский или башкирский, я не буду, не знаю. Но важно ли это, когда весь мир интегрируется? Главное, чтобы он был хорошего качества!

— Точки под маркой «Пышка» открылись не только в Уфе, но и за рубежом: год назад в Берлине. Как за границей воспринимают традиционные блюда татарской, башкирской и русской кухни?

— В Берлине немцы стояли в очереди за нашей губадией, ждали, пока из духовки будем вытаскивать. Воспринимают все кухни очень хорошо. Немцы вообще любят экзотику! Но, к сожалению, качество в общем и целом по кухням мира (я не беру высококлассные и дорогие рестораны) оставляет желать лучшего. Вроде бы, что такое вак-беляш? Очень простое изделие, но очень-очень трудоемкое. И сколько бы мы в Уфе и для Берлина ни обучали работников — все они уходили. Прав был господин Рожниковский (Роман Рожниковский — известный ресторатор, эксперт кулинарии, — прим. ред.). Когда он приехал в Уфу посмотреть на нас, он сказал: «Никто в Москве не будет так корпеть и лепить вручную эту продукцию». А машинные пирожки и другое мы уже с вами видели и есть это не хотим. Я люблю и покупаю все новое оборудование, но не везде применимы машины, и надо помнить: «энергетика еды» — это не пустой звук.

— Есть ли в Татарстане ваши кулинарии? Собираетесь ли открыть?

— Нет, было много заявок, не успеваем. И ничего еще не смогли довести до совершенства, чтобы бизнес по франшизе был на высокую оценку.

— А в Москве?

— В Москве мы заключали договоры на 2—3 года по постановке технологий «Пышка». Самый большой проект был с ребятами из Кемерово по остаткам известного «Русского бистро», да они благополучно работают по ул. М. Рокоссовского, 15 и ведут еще несколько проектов. Сегодня в столице работают два предприятия, они успешны, часть полуфабрикатов получают из Уфы. Заявок много со всех городов, но помня о своих ошибках (отдельная тема — франшиза), пока мы не в состоянии охватить. Много лже-«Пышек» во многих городах, не успеваем подать в суды на неправомерность использования слова «Пышка».

Самый большой стресс для меня — это плохой продукт. Коллектив знает, что наказание будет жестоким (неси домой своим детям), и старается, хотя не всегда получается

«С массовыми обедами за 110 рублей сложновато — надо пахать»

— Какие вы выделите три секрета предпринимательницы?

— У нас есть девиз: «Все, всегда и для всех — как для себя и своего ребенка». Он нескладный, но абсолютно искренний. Мама учила: все делай так, чтобы нравилось тебе самой. Поэтому самый большой стресс для меня — это плохой продукт. Коллектив знает, что наказание будет жестоким (неси домой своим детям), и стараются, хотя не всегда получается.

А вообще я люблю слова советского экономиста Заболоцкого. На вопрос, что такое экономика, он отвечает: во-первых, реальная оценка деятельности; во-вторых, три-четыре арифметических действия; в-третьих, сострадание к людям. Я стараюсь придерживаться этих правил и не витаю в облаках. К сожалению, жизнь — достаточно жестокая штука.

Отвечая на ваш вопрос, скажу так: никаких секретов — работай, будь человеком. Если бы мы все работали так, как надо, у нас не было бы невспаханных полей, заброшенных предприятий. Лежа на диване, ругать правительство и погоду — успеха не будет. Секретов нет, всегда всем помогаем, показываем, обучаем, что знаем сами, обучаемся сами постоянно. Количество рабочих мест, что мы помогли создать, — свыше 5000, без копейки бюджетных средств.

— Согласны ли вы с утверждением, что женщины в России более трудолюбивые, и действительно многие отрасли держатся именно на их хрупких плечах? Почему мужчины измельчали?

— Абсолютно согласна. Сама природа — материнство — заставляет нас быть более ответственными. Мужчины чаще воспитываются женщинами без участия мужчин — это плохо. Но есть уже такие интересные движения, например «Спарта» в Уфе. Все равно есть движение вперед. Да и нам пора не быть сильными, во всяком случае, стоит попытаться.

— Если бы получилось начать бизнес нуля, то в какой отрасли вы бы работали? И смогли бы так же подняться?

— С нуля? Наверное, во всех областях, кроме оборонных заводов и предприятий, связанных с наукой. Смогла бы работать в швейном производстве, текстильном, в сельском хозяйстве. В детстве мечтала быть председателем колхоза. Вообще, когда я задаю себе вопрос «Кто же я?», чувствую себя везде таким хозяйственником: здесь надо сделать то-то и то-то. А в профессии ловлю себя на мысли, что совсем уже сошла с ума. Смотрю фильм: герой заходит с улицы и, не помыв руки, берется за холодильник и еду — и я нервничаю. Или же модные артисты готовят еду — ногти, волосы висят. И опять же — немытые руки! Считаю, что артист должен доходить до души не через стейк, а делать свое дело. Вот эта легкость в отношении приготовления еды дает неправильное представление о профессии. А она очень нелегкая. Расскажу такой пример. Пришел к нам устраиваться на работу повар из ресторана. Мы как всегда экзаменуем на кухне, запускаем, смотрим сначала на руки, ногти, организацию рабочего места. В 3 часа он ушел. Спрашиваю: «Ты же очень хотел к нам, в чем дело?» Он отвечает: «Нет, я обратно в ресторан, я там блюдо отпущу — покурю, отдохну, а у вас каторга». Да, с массовыми обедами за 110 рублей сложновато — надо пахать.

Пока у нас кумирами будут «светские львицы» (вообще не понимаю этой профессии), мы не будем находить хороших поваров, продавцов, строителей и даже врачей! И думаю, даже хороших мам, у которых в глазах только поиск богатого папы — что они могут дать своим детям?

«Собираюсь мечеть поставить в деревне деда и найти корни в Татарии»

— Кого бы вы отнесли к самым успешным российским и башкирским предпринимательницам?

— Очень сложно кого-то назвать, ведь настоящих предпринимателей, кто делает дело на пустом поле, надо отделить от тех, кому достались фабрики, заводы и прочие дела в нужное время, в нужном месте. Я знаю таких, но они многим неизвестны в большинстве случаев. Должна быть разная степень оценки. Быть предпринимателем, выращивающим капусту или огурец, — это одно. Или же быть тем, кто получил народное добро, продал его и уехал за рубеж — да у него денег больше, но предприниматель ли это? Конечно, есть и такие, которые, получив фабрику, сделали из нее серьезное предприятие. Пока у нас кумирами будут «светские львицы» (вообще не понимаю этой профессии), мы не будем находить хороших поваров, продавцов, строителей и даже врачей! И думаю, даже хороших мам, у которых в глазах только поиск богатого папы — что они могут дать своим детям?

— Тогда знаете ли каких-нибудь предпринимательниц из Татарстана, которые могут служить примером?

— Дамира Зигановна (Фатыхова, — прим. ред.) — комбинат школьного питания города Набережные Челны. Благоговею перед этой женщиной. Лично не знакома с основательницей «Бахетле» (Муслима Латыпова, — прим. ред.), но думаю, что она поднялась своим трудом и талантом. Очень люблю Зуфара Фадиповича (Гаязова, глава «Татинтерсгрупп», — прим. ред.): он всегда в процессе творческом.

— Расскажите немного о себе, Расима Азгаровна: откуда ваши корни, какие у вас увлечения?

— Полутатарка, полубашкирка. Папа говорил, что он сын казанского купца из рода Нугайбековых. Дед был муллой. Когда в 37-м его хотели сослать в Сибирь, вся деревня встала на его защиту, и жители сказали, что если отправите его, все уедем за ним. Все вот собираюсь мечеть поставить в этой деревне и найти вообще все свои корни в Татарии. Хобби нет, люблю все — книги и бассейн, особенно работу. Для меня жить — означает работать. Есть дочь и два внука, к сожалению, они не рядом.

realnoevremya.ru

Расима Мусина

- Как нужно требовать от людей качества? Психологию менять или стоять с кнутом, что называется, и контролировать каждое телодвижение?

- Прежде всего, человека надо обучить, потом дать хорошее оборудование и отремонтированное помещение, хорошее сырье и хорошего наставника. А потом – да, эффективней всего кнут и чувство страха, к сожалению. У нас принято так: если сделал брак – покупаешь и несешь домой кормить мужа и ребенка. Да, у нас трудно. Присказка даже есть: «Кто в «Пышке» 10 лет проработал – попадает в рай».

- Ситуации разные бывают...

- Каждый руководитель должен быть специалистом, бить людей субъективно – это неправильно. Да, мы всегда разбираемся, кто виноват: повар, мясо или ситуация. За эту объективность мне прощают, что я такая жестокая. А не быть жестоким в этом бизнесе невозможно.

- Из-за конкуренции?

- Нет, из-за людей. Должно быть если не страх, то чувство, что пофигизм не прокатит. Не знаю, как в других сферах, но в общепите это должно быть. Качество держит сырье, обученные кадры и боязнь потерять работу. Это жестоко, но объективно. У нас два предприятия в Москве, я оттуда забрала генерального директора сюда в Уфу. За два месяца Москва свалилась. Люди распустились, качество не нужно. Пришли на работу, деньги получили, ушли. Вот, пожалуйста, демократия без тоталитаризма. 

- В Уфе вы практически единственный предприниматель, занимающийся национальными блюдами. На ваш взгляд – почему в городе нет ресторана национальной кухни? Это не востребовано, не выгодно или какие-то ещё причины?

- Это востребовано. Постоянно звонят: приехала делегация, покажите им, пожалуйста, башкирскую кухню.

- Это гостям Башкирии, а для внутреннего потребления?

- С точки зрения здоровой еды башкирская кухня, скажем честно, она не совсем здоровая: жирная и мясная. Рядом с ней должны быть овощи, тот же овощной маринад, овощные салаты, икры. Еда должна быть простой, доступной, понятной, из качественного сырья. Человечество уже давно все изобрело. Курица должна быть курицей, а не рыбой. Можно смешать, получится котлета, но это для изощрённого гурмана, как платье от кутюрье. Его каждый день же не носят.

Фото: фотобанк ИА Башинформ

- Почему сами не откроете ресторан?

- Я сделаю этот ресторан из самолюбия. Чтобы не думали, что умею строить только столовые, кафе и кулинарии открывать. Вообще я сама не люблю рестораны. Мне надо за три секунды поесть и убежать. И я не работаю со спиртным, в моих заведениях даже пиво не продается. И если делать ресторан – он должен быть безупречным.

- По спиртному - это ваша принципиальная позиция?

- Пока – да. Но говорят, что надо, тем более если это будет настоящий ресторан. Знаете, ошибка многих рестораторов – они делают золотые унитазы, я действительно в одном заведении такой видела. А на кухню зайти невозможно. В одном из уфимских заведений открытая кухня, стекло. Сижу смотрю - мальчишка высморкнул, по мобильнику поговорил, а потом мне шинкует салат. Я такой салат в жизни есть не буду! Антураж, дизайн великолепный все научились делать. Для меня дизайн не основное. Главное, чтобы была великолепная кухня.

- Ваши заведения находятся рядом с сетевыми заведения фастфуда. Не мешает такое соседство?

- Я недавно была в Рощинском молзаводе. Спрашиваю, кто покупатели такой шикарной продукции. Отвечают: бабушки, а молодежь чаще всего не знает натуральный вкус. Да, в заведениях фастфуда вкусно, там еще бесплатно воду наливают. Много молодежи уходит в этот сегмент, к большому сожалению, они забыли вкус натурального продукта. Поколение, которому сейчас 16-18 лет, попало в то время, когда были обертки, а не нормальная еда. Я могу сделать пельмени со вкусовыми добавками, они будут гораздо вкуснее, чем сейчас. Но я так не делаю, так как все пропускаю через свою поджелудочную, а она индикатор качества. Мне пальцем у виска крутили: тут KFC рядом, а ты открываешь кафе и будешь что-то свое там пропагандировать. Но у нас в обед не протолкнуться, правда говорят вечер без пива скучноват, но зато у нас детишки сидят с мамами.

- Я знаю, что вы постепенно отказываетесь от своей франшизной программы. Почему недовольны?

- Это была моя ошибка, и я пытаюсь ее сейчас исправить. Я же советский продукт – и слова-то раньше такого не знала, а бизнесмены приезжали и уговаривали: продайте, научите, помогите. Сейчас по франшизе под нашим брендом работает примерно 60 точек. Люди разные – есть добросовестные, есть не очень, а контролировать качество их продукции постоянно невозможно. Например, сырье некоторые берут то, что подешевле, а не то, что лучше. А будущее все-таки, я считаю, за качеством. В дальнейшем, если франшизники будут, то только по очень жестким договорам и под очень жёстким контролем.

- Международные сети, тем не менее, постоянно открывают новые точки.

- Я завидую организационным процессам в «Макдональдсе» - шикарно все сделано. Но делать 50 наименований и 1000 - это совершенно разные вещи. По сравнению с тем же Макдональдсом, KFC и Бургеркингом, наш бизнес намного сложнее. Он сложнее технологически, организационно, сложнее с кадрами, сложнее с экономикой, с вложениями. А у нас больше душевной радости от этого дела.

Автор: Станислав Шахов

ufa.rbc.ru

Расима Мусина

Обычно такие грандиозные проекты, как ваш, сопровождаются сложной кропотливой работой. Как долго вы готовились к открытию кафе в Берлине?

Не стану преувеличивать, если скажу, что подготовка заняла всю мою жизнь. Мы постепенно развивались, расширялись, увеличили обороты и, наконец, были готовы. Уже в Берлине активную работу по реализации этого проекта примерно за два года до события начала моя дочь Зиля. Процесс открытия кафе в Европе, прямо скажем, связан с различными трудностями. Нам было сложно сориентироваться на рынке, ведь в Берлине бешеная конкуренция. Причем мы выбрали для своей точки самую густонаселенную в гастрономическом плане улицу Бергманштрассе. Здесь очень много ресторанов, где представлена самая разная кухня.

Это был достаточно смелый шаг. Неужели не возникали сомнения?

Конечно, были опасения. Особенно напрягал процесс согласования нюансов. Проведение строительных работ, канализации, вентиляции – каждый шаг нужно было подкреплять соответствующим документом. Если у нас жалуются на бюрократию, я всегда говорю, что в Германии нужно умножить эти мучения на два и получится реальная картина.

Сегодня несказанно радует, что немцы стоят в очереди за нашей губадией и свекольными котлетами. В таком успехе мы, конечно, не сомневались, потому что русско-башкирская кухня им в новинку. В настоящий момент многие СМИ уже заинтересовались нашим заведением. Причем это никак не относится к рекламе или заказным сюжетам. Им реально интересно то, что мы предлагаем.

Как вы набирали сотрудников в берлинское кафе?

Большая проблема сейчас – нехватка квалифицированных кадров, людей, которые бы действительно хотели работать. Немцы неохотно идут работать в предприятия, созданные русскими. Наверно, дело в том, что многие наши соотечественники переезжают в Германию, живут там на «социалке» и большую часть времени ничего не делают. Работать на русских, пока сами русские спят до обеда – не самая радужная перспектива для немцев. И я их понимаю, безделье – это то, что мы не терпим больше всего. 

Кроме того, молодежь сегодня выбирает творческие профессии, а тех, кто мог бы чистить картошку, шинковать салат или мыть посуду, просто нет. В последнее время в этом направлении, конечно, заметны положительные сдвиги. Мне кажется, сработал пиар известных поваров, поскольку сегодня знаменитый повар по значимости равносилен популярному артисту.

У вас огромная сеть. Как удается поддерживать качество?

К большому сожалению, качественные параметры не всегда удается сохранить. В нашей работе огромную роль играет человеческий фактор, а уследить за каждым сотрудником крупной сети сложно, не говоря уже о точках, которые работают по франшизе. Мы установили жесткие требования по контролю качества, как входного сырья, так и готовой продукции. Взять хотя бы мясо – у нас оно проходит тройную проверку: технологом, начальником цеха и директором. Пока все эти люди не удостоверятся в качестве сырья, мясо не идет в работу. Кроме того, ежедневно до каждого сотрудника доносим основные постулаты. Мы ведь не для СЭС работаем, а для людей и себя.

Почему для вас это важно?

Я не сторонник роскоши, поэтому для меня финансовый вопрос не на первом месте. По моему мнению, невозможно быть счастливым среди несчастливых людей. В этой жизни нужно делать так, чтобы всем было хорошо. В молодости я очень любила читать роман Чернышевского «Что делать?», и была просто влюблена в мастерскую Веры Павловны. Это было ее маленькое хозяйство, где все были равны. При этом каждой швее она всегда старалась помочь. В нашей компании довольно много сотрудников из неблагополучных семей или матери-одиночки, которым мы пытаемся хоть как-то облегчить жизнь: снимаем квартиры, устраиваем общежития.

Кафе в Берлине вы уже открыли. Какие проекты теперь на очереди?

Мы будем продолжать развивать все наши проекты и расширять сеть. В ближайших планах у нас открытие уникального экомаркета, который будет располагаться напротив аграрного университета. Формат этого проекта будет кардинально отличаться от привычных нам вариантов. Здесь будет представлена новая продукция, множество интересных необычных блюд и предложений. Наши технологические проработки дают нам возможность готовить гречневые, гороховые, пшенные и другие виды блинов на бездрожжевой основе, а также печь «здоровые» хлеба, которые так же могут быть бездрожжевыми. Мясо-халяль будет обрабатываться прямо у прилавка, чтобы человек мог увидеть весь процесс приготовления полуфабрикатов. Вся продукция пройдет не только проверку органолептики, но и жесткий лабораторный контроль.

Текст: Эвелина Габдрахманова

www.sobaka.ru

#ЛицодняКировскийрайонУфы: Расима Мусина

Отдел по связям с общественностью Администрации Ки... 29.11.2018 507

Отдел по связям с общественностью продолжает серию публикаций с интересными людьми. Сегодня в проекте #ЛицодняКировскийрайонУфы: создатель и владелец товарного знака «Пышка», кировчанка Мусина Расима Азгаровна.

Группа компаний «Пышка» вносит большой вклад в экономику Кировского района г. Уфы; в компании созданы все условия для профессионального роста кадров, начиная с этапа обучения и заканчивая трудоустройством, разработана грамотная социальная политика.

Наша героиня проработала в системе общественного питания 48 лет. После окончания кулинарного училища прошла все ступени профессионального роста: повар, бригадир, заведующая производством, директор столовой, директор комбината питания. Заочно училась в техникуме советской торговли и во Всероссийском финансово-экономическом институте.

Расима Азгаровна возглавляла комбинат питания при швейном объединении «Мир», затем комбинат питания при заводе «Гидравлика». Под ее руководством эти предприятия стали одними из лучших в республике и стране в системе общественного питания.

Кто-то скажет, что 50 лет – это закат жизни и пора подводить итоги своего пути, но наша героиня именно в этом возрасте открывает свой собственный бренд - группу компаний «Пышка». На сегодняшний день торговая марка «Пышка» стала поистине народной, получила известность не только в Республике Башкортостан, в Российской Федерации, но и за рубежом. Бренд объединяет свыше 50 предприятий и 70 учреждений бизнеса: кулинармаркет «Пышка-Эксклюзив», кафе «Дом Башкирской кухни» по ул. Революционная, 32 и ул. Комсомольская, 35, кулинария «Пышка Центральная» в ТК «Центральный», «Фабрика-Заготовочная» по ул. Менделеева, 21/1, одноименные кафе и кулинарии в городах Уфа, Салават, Москва. Девиз компании и главный принцип работы всех предприятий: «Готовим для всех, как для себя и для своего ребенка».

За высокие заслуги перед Отечеством, Расима Азгаровна удостоена многих наград: Отличник советской торговли, 1984 г., Ветеран труда, 1989 г., «Заслуженный работник сферы обслуживания Республики Башкортостан», 2005 г., орден Салавата Юлаева, 2007 г., орден «За заслуги перед Республикой Башкортостан», 2011 г., «Женщина – директор года России», 2004 г., Мариинский Знак Отличия II степени, 2006 г., «Знак отличия за самоотверженный труд в Республике Башкортостан», 2011 г., почетный знак Фонда поддержки предпринимательских инициатив, в 2016 г.

Несмотря на свой солидный возраст, успешный предприниматель ведет активный образ жизни. Она занимается плаванием, читает художественную литературу, посещает постановки в театрах.

В чем же секрет успеха нашей героини смотрите в видеоинтервью с директором группы компаний «Пышка» Расимой Мусиной.

ufacity.info


Смотрите также