Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Биография похлебкин вильям васильевич


Жизнь и гибель Вильяма Похлёбкина

Похлёбкин был великим кулинаром и замечательно писал на кулинарные темы, что было лишь малой частью его дара писателя и историка. Но после его гибели только эта тема и звучала: фильм «Смерть кулинара», статьи «Смерть по рецепту», «Профессор кислых щей», «Кулинарный Менделеев»... Он был таинственен и непонятен, и его смерть стала одной из загадок его жизни.

Убийство

Он будто предвидел свою кончину. Говорил, что за ним следят, что кто-то тайно бывает в его квартире и что-то ищет... Остерегался всех и вся; чтобы встретиться с ним, нужно было заранее отправить телеграмму. Но и почтальону Похлёбкин дверь не открывал: шёл на узел связи и сам забирал свою почту, включая телеграммы. Живя на четвёртом этаже, никогда не открывал даже форточку. Хотя сосед по подъезду Иван Староненков мог войти к нему в любое время, но... умер незадолго до убийства друга.

Убийство обнаружили не сразу. Соседи начали беспокоиться о Похлёбкине, поскольку две или три недели его никто не видел, мало ли что, всё-таки 76 лет... Впрочем, милиции даже не пришлось взламывать замки – две мощные двери были просто прикрыты. При входе понятым стало дурно от тяжкого запаха. Над окровавленным телом хозяина гудели стаи сытых мух. Убили его одиннадцатью ударами заточки... В крови нашли серьёзную дозу алкоголя – словно бы он целую бутылку водки выпил; но Вильям Васильевич вообще не пил, никогда и ничего, мог лишь чуть пригубить для дегустации...

Рядом с телом на полу лежала книга Похлёбкина «Великий псевдоним», на которой остался грязный след ботинка 46-го размера, – и все улики. Следы взлома и ограбления не найдены, мотивы преступления не найдены, подозреваемые не найдены, местная милиция следствие вскоре закрыла.

У Похлёбкина не было телевизора, телефона, стиральной машины. Зато была великолепная библиотека – около 50 000 редких книг на нескольких языках, а также дорогие картины, коллекции монет и китайский фарфор XII века. Родственники утверждают, что ничего этого не взяли. Денег, правда, в доме не было ни копейки, его и хоронить было бы не на что, если бы не помощь ректората МГИМО и издательств. На похоронах почётный караул дал траурный залп.

Кем он был

Учёный с мировым именем. Историк. Специалист по международным отношениям и геральдике, действительный член Географического общества СССР и Нью-Йоркской академии наук, лауреат медали Урхо Кекконена и премии Гуго Гроция. Основатель «Скандинавского сборника», редактор-консультант по странам Северной Европы в «Советской исторической энциклопедии»; один из создателей герба Российской Федерации. Энциклопедист: его перу принадлежат «Словарь международной символики и эмблематики» и «Внешняя политика Руси, России, СССР за 1000 лет в именах, датах и фактах», «Финляндия как враг и как друг» и «Птенцы гнезда МГИМОва», а ещё «История водки» и «Великий псевдоним» (небольшая книга о Сталине).

Но небывалую славу Похлёбкину принесли более 50 его книг, посвящённых творению еды; их общий тираж в мире – почти сто миллионов. Он занимался теорией и практикой кулинарии, гастрономической историей, семиотикой кухни и кулинарной антропологией (в частности, реконструировал несколько древнерусских кушаний и ассортимент блюд и напитков в русской классической драматургии конца XVIII – начала XX века). Вёл прелестные кулинарные колонки в газете «Неделя» и журнале «Огонёк». Читатели думали: Похлёбкин – это псевдоним. Но эта фамилия досталась ему от отца.

Отцом его был революционер Василий Михайлов, расстрелянный как враг народа в 1937 году. Вот он-то в мятежной юности и взял псевдоним Похлёбкин (тогда не думал, конечно, что сын этот псевдоним оправдает и с блеском прославит). А назвал сына Вильямом-Августом в честь Шекспира и Бебеля (близкие и друзья звали его только Августом, а на обложках книг печатали только Вильям).

Окончив школу в 1941 году, Вильям-Август ушёл добровольцем на фронт и почти всю войну был разведчиком. В боях под Москвой получил тяжёлую контузию и перешёл в полковой штаб. Демобилизовавшись в 1945-м, поступил на факультет международных отношений Московского государственного университета (ныне МГИМО). Свободно знал немецкий, сербский, хорватский, итальянский и шведский языки; вполне прилично – ещё несколько.

Кулинарные книги Похлёбкина – не сборники рецептов, а школа радостного и разумного образа питания и жизни, ибо «школа кулинарии это как школа колдовства, только вкуснее». Это увлекательная и истинно научная проза: «Национальные кухни наших народов», «Китайская кухня», «История важнейших пищевых продуктов», «Поваренное искусство и поварские приклады». Но делом первостепенной важности Похлёбкин считал определение свежести продукта, его качества. От этого зависит, какое блюдо приготовить, а вкусно приготовить можно всегда.

Читатели его кулинарных книг думали, что их автор – гурман, который питается сплошь деликатесами и готовит из них шедевры. А ему, было время, вообще не на что было купить самые простые и дешёвые продукты. Он бедствовал. Почему?

Обиды

В МГИМО Похлёбкин за все годы получил одну-единственную «четвёрку», но, увы, по марксизму-ленинизму, поэтому остался без диплома с отличием. Все протесты (даже ректора) не были приняты во внимание. Дипломатов в его семье не было, отец репрессирован. Дороги в МИД и другие серьёзные учреждения для него были закрыты.

Позднее его не пустили в Финляндию, где он должен был получить грандиозную долларовую премию за монографию «Урхо Калева Кекконен». Премия, естественно, осела в закромах родины.

Ушел из Института истории: обвинил руководство в бюрократии (считал: историк должен не высиживать часы в конторе, а работать в архивах и библиотеках), в ответ ему не утвердили тему докторской диссертации. Тогда-то и пришлось научиться тратить на еду чуть больше 30 копеек в день. Питался лишь хлебом с чаем, доказав своим примером, что для сохранения здоровья и работоспособности достаточно съедать в день полтора килограмма чёрного хлеба и выпивать четыре раза по 2–3 чашки крепкого чая. Так продолжалось несколько лет.

Зато появилась первая «кулинарная» работа Похлёбкина – «Чай». Только вот её – по чьему-то доносу – объявили идеологически вредной и на 10 лет закрыли возможность публиковаться. Между тем книжечку «Чай» без ведома автора издали почти одновременно татары и поляки.

«Кулинарное невезение» Похлёбкина продолжалось. Во времена лозунга «экономика должна быть экономной» Вильям стал превозносить сою и сеявших её трудолюбивых и экономных китайцев – это расценили как намёк на разгильдяйство советского народа. О пользе гречихи и гречки он, без какого бы то ни было умысла, написал, когда гречку выдавали только больным диабетом по справкам поликлиник, – статью восприняли как покушение на авторитет властей. Ну, не везло.

Зато на личном фронте судьба улыбнулась. Когда работал в Тартуском университете, познакомился со своей первой женой, очаровательной эстонкой. У них родилась дочь, имя ей дали древнескандинавское Гудрун.

И всё же он вернулся в Москву один. Тогда-то с ним решительно познакомилась девятнадцатилетняя Евдокия Бурьева. Вести семейное хозяйство пришлось ему, так как супруги жили очень бедно, а он готовил вкусно и с выдумкой. Умел вывернуться: например, когда сломался холодильник, срезал на пустырях крапиву и хранил в ней продукты. Евдокия родила сына Августа, но развелась с мужем.

После смерти родителей Похлёбкин унаследовал квартиру пополам с братом и после размена из центра Москвы сначала оказался в подлежащей сносу хибаре, а затем в панельной пятиэтажке в Подольске, где и жил до своей трагической гибели. Жил и работал, в последние годы всё более успешно. Он стал востребован. Его имя знали все. На его авторитет ссылались. У него наконец появились деньги, и, говорили, немалые.

Документы и свидетельства

Начальник отдела уголовного розыска читал дело и не мог не удивляться: «По полученным сведениям, Похлёбкин располагал крупными суммами денежных средств в иностранной валюте, утраченными в результате неудачных финансовых операций». А вот протокол осмотра: «При входе имеется вешалка с верхней поношенной одеждой. На кухне – старая газовая плита, полки и шкаф с грязной посудой. Кухня и санузел грязные и запущенные». Да и осмотр трупа ничего не дал: «На запястье левой руки трупа обнаружены часы в пластмассовом корпусе на ремешке из плетёной синтетики. Иных ценностей на трупе нет». Неужели это тот самый Похлёбкин, книги которого продаются во всех магазинах?

Опросили друзей и знакомых, подтвердилось: «Он вёл даже не скромный, а бедный образ жизни. Я предложила ему помочь продать книги, и когда вручила ему 300 вырученных рублей, он был очень доволен». И в то же время: «Я занял у Похлёбкина 300 долларов (которые впоследствии вернул). Он достал деньги из чёрного «дипломата», заполненного пачками стодолларовых купюр в банковской упаковке». «Когда я был у него дома, к нему пришёл какой-то мужчина. Этот мужчина продавал, как оказалось, книги Похлёбкина о Сталине. Между ними произошла ссора по поводу продажи книг. В ходе ссоры или после неё, точно не помню, у Похлёбкина в руках я видел пистолет. Пистолет был очень старый. Был ли он боевым, я сказать не могу». Кто и за что убил Похлёбкина? Сколько было убийц? Был ли заказчик? Вопросы оставались без ответов.

За что убили?

В лихие девяностые чёрная волна убийств прокатилась по России. Для Похлёбкина роковым оказался 2000 год. Морги и кладбища работали в ударном темпе. Нераскрытых убийств – висяков было много. Зарплаты в милиции маленькие, операм приходилось ещё и на стороне подрабатывать. А тут эта странная мокруха. Версии возникали одна за другой, но ни одну по горячим следам не разработали, а может, сверху намекнули, что и не надо?

Соседи в Подольске грешили на местных хулиганов и бандитов. Как же: живёт старый одинокий человек, книжки издаёт, на сто замков запирается – богатый, значит! Наверное, рецидивисты пришли, денег не обнаружили, вот от злости и убили, со звериной жестокостью. Орудие убийства – как раз типично уголовное (шлицевая отвёртка). А что старинные картины, книги или фарфор не взяли – так откуда простым бандитам понимать их ценность...

Однако как убийцы попали в дом, если двери не взломаны? Чужим Похлёбкин не открывал. И уж тем более пить бы не стал с ними, да и ни с кем другим. Следы тщательно стёрты.

Интеллигенция, как обычно, обвиняла КГБ. Похлёбкин не диссидент, конечно, но ведь неприятности по этой части у него случались. Однако и заслуги перед родиной у Похлёбкина были.

В конце семидесятых годов поляки заявили свои права на бренд «водка», мотивируя это тем, что она впервые была изготовлена в Польше, а потому только их фирмы могут продавать на внешних рынках товар под этим названием. Подали иск в Международный арбитражный суд. Россия могла потерять многомиллиардные доходы от экспорта! И вот тогда-то по просьбе властей именно Похлёбкин доказал приоритет России в изобретении водки. Не за это ли глумливо влили в старика роковую бутылку? Это ещё одна версия.

Но тогда зачем – не случайно же? – оставлять рядом с убитым его книгу с грязным следом огромного ботинка на обложке? Слишком символично для простого совпадения.

Книга о Сталине

«Великий псевдоним» – небольшая по объёму книга Похлёбкина о Сталине, изданная к 130-летию со дня его рождения. Тем не менее она наголову разбила идеологические стереотипы прежних историков и исследователей, причём как апологетов вождя народов, так и его противников. Для начала строгий учёный поставил диагноз: «Почти все биографы Сталина принадлежат к субъективным идеалистам». Такое методологическое заявление, конечно, мало кому из собратьев-историков могло понравиться, но съели бы. Всё-таки перестройка, гласность уже утвердились в правах. Но Похлёбкин на этом не остановился. «Парой бездарнейших фальсификаторов, создавших исторически безграмотные и фактически грубо ошибочные «опусы-фолианты» он назвал не кого-нибудь, а учёных в фаворе – Ф.Д. Волкова и Д. Волкогонова (умер в 1995 г.).

Вознегодовали демократы, представители либеральных перестроечных партий. Похлёбкин, конечно, признал вину Сталина в репрессиях. Но что он пишет?! Репрессии «обрушились не только на классовых врагов, но прежде всего на партийцев. Пусть, мол, они и судят. Ему, видите ли, не нравится, что «факт этот используется для очернения всех коммунистов, всех идей, мыслей и принципов социализма их нынешними классовыми противниками», – возмущались противники.

Однако вознегодовали и коммунисты, в особенности бывшие лидеры и правители, о которых, например, было сказано: «Сталин создал богатую державу из разорённой, нищей, отсталой страны. Его же «наследники» своим нерадивым и бездарным правлением превратили богатую страну в нищую».

Возмутилась интеллигенция, обвинённая в культе личности и других «извращениях». Похлёбкин им в лицо бросил: «Виноваты вы сами, вы, и только вы одни, и те, кого вы – по глупости или из страха и подхалимства выдвигаете во власть и поддерживаете во власти».

Почли себя оскорблёнными выразители чаяний Кавказа, к примеру, по поводу раннего псевдонима Сталина – Коба: «...царь Коба за два года до смерти зверски расправился со всеми своими бывшими союзниками».

Сфера обслуживания оказалась тоже униженной, ибо, по Похлёбкину, «все те, кто жил за счёт посреднического обмана, или обвеса, обсчёта и обмера при базарной торговле, кто торговал чужим сырьём и готовыми продуктами, – все они оказывали сдерживающее, консервирующее, регрессивное воздействие...»

Обиделись националисты, так как Похлёбкин утверждал: «Сталину... пришлось уповать только на приказы, наказания, репрессии как на единственную возможную форму эффективного руководства страной, где прежде столетиями процветали и укоренялись разгильдяйство, наплевательское отношение к казённой собственности, взяточничество, воровство и мошенничество». И это о России?!

Впрочем, и далёких американцев умудрился он задеть: «Отсидевшаяся от войны за двумя океанами Америка, разжиревшая на военных заказах за счёт ослабления всех других стран, – эта наглая, бесстыжая, гангстерская Америка – находилась в чрезвычайно удобном, недосягаемом положении и из этого своего логова нахально угрожала уже всему миру, а прежде всего СССР».

Книга Похлёбкина была наполнена раздражающе неожиданными открытиями: «Что послужило для Джугашвили источником или основой для выбора нового псевдонима? Фамилия либерального журналиста, вначале близкого к народникам, а затем к эсерам, Евгения Стефановича Сталинского, переводчика на русский язык поэмы Ш. Руставели «Витязь в тигровой шкуре». Таким образом, даже «русский» псевдоним, специально предназначенный для деятельности в России, оказался у Сталина тесно связанным с Грузией, Кавказом, его культурой и с воспоминаниями детства и юношества».

Ещё одно открытие: оказывается, «магика цифр оказала на Сталина влияние в детстве, что весьма обычно в условиях Востока, и особенно учитывая семинарское, духовное образование Сталина».

«Сталин... используя интуитивно и сознательно некоторые черты русского характера, умел располагать к себе ямщиков на сибирских трактах. Он говорил ямщикам, что денег у него на оплату поездки нет и он предлагает платить по «аршину водки» за каждый прогон. Ямщик со смехом начинал уверять явно нерусского инородца, что водку меряют ведрами, а не аршинами. И тогда Сталин вытаскивал из-за голенища деревянный аршин – досочку длиной 71 см, доставал из мешочка несколько металлических чарочек, плотно уставлял ими аршин, наливал в них водку и показывал на практике, как он понимал «аршин водки». Это... приятно «тормошило» русского человека в обстановке серости и обыденности провинциальной жизни».

Но главное было не в этих неожиданных и по большей части неизвестных деталях. Главное было в том, что Сталин Похлёбкина был не похож на их Сталина. Ведь трудно быть спокойным, когда на твоих глазах рушится миф, пущенный ещё в 20–30-е годы троцкистами, мол, вождь-то был «недалёким, малообразованным человеком и, уж во всяком случае, не обладающим качествами «европейского интеллигента», «азиатом». А он у Похлёбкина, оказывается, свободно читал по-немецки, знал латынь, хорошо – древнегреческий, церковнославянский, разбирался в фарси (персидский), понимал по-армянски, не говоря уже о грузинском и русском, «занимался французским». И страну он знал, и мир видел. Потому-то, с точки зрения Похлёбкина, «Сталин со знанием дела, предметно руководил страной целых три десятилетия», и успешно, а вот послесталинские лидеры Хрущёв, Брежнев, Горбачёв «на несколько порядков уступали Сталину не только в способностях, в личной одарённости, но и в области даже формального и фактического образования, в области знания страны, народа и внешнего мира».

Похлёбкин претендовал на научную объективность историка, работающего с фактами, а не с заданными идеологическими мифологемами. Но, если дело касается Сталина, ни о какой объективности не может быть и речи лет этак сто, по крайней мере. И для чего он всё это затеял? Шёл 1996 год, выборы президента! А он, используя образ Сталина, позволил себе обвинить власть, которая «за какие-нибудь 5–6 лет, ограбив народ и разграбив страну, тем не менее, сделала ещё и долги: внутренних долгов более чем на 300 млрд. долл., а внешних долгов почти на 150 млрд. долларов. Этих долгов народу России не выплатить весь XXI век», – усугубил он положение, в том числе и своё. Интересно, сколько врагов он нажил себе с помощью книги о Сталине? Да легион.

Политические убийства часто замаскировывают под уголовные. Заказчик подбирает исполнителя. И вот банальный неудавшийся (а почему, собственно, неудавшийся? может, деньги в квартире Похлёбкина были) грабёж налицо, но всё-таки убийца не отказал себе в удовольствии оставить грязный отпечаток ботинка не на «Занимательной кулинарии» и не на «Тайнах хорошей кухни», а на книге о Сталине. Словно подписал приговор.

Впрочем, может быть, всё было проще? Что за мужчина продавал книги Похлёбкина о Сталине? Почему писатель ссорился с ним? Только ли из-за денег? Эта версия, как и другие, не дала никакого результата.

Кстати

О Похлёбкине – последнем истинном энциклопедисте – постепенно забывают. Правда, переиздаются его кулинарные книги. Осталась не осознавшая своего внезапного сиротства огромная страна с «непредсказуемым прошлым», он её любил. Что со страной будет дальше? Похлёбкин этот вопрос себе задавал и ответил так: «Вопрос, что будет с Россией, как сложится её дальнейший исторический путь, вовсе не решён. Он неясен, запутан и исторически остаётся открытым».

Римма Харламова

Похожие статьи:
  • Вездесущий плагиат

    Однажды, в самом начале моей самостоятельной торговли, за два дня до Рождества, ко мне в книжную лавку зашёл молодой человек, точнее, мальчик лет 14...

  • Летающий священник. Николай Солдатёнков, потомок Пушкина и ГоголяСокровища отца Николая

    Впервые он попал в Россию в далёком ныне 1966-м. И тогда же совершил первую в своей жизни паломническую поездку в Троице-Серги...

  • Противоречивый ГогольВсю свою жизнь Николай Васильевич Гоголь был благодарен Пушкину за то, что тот, с интересом прочитав написанные им небольшие сценки, натолкнул начинаю...
  • Дорогая Элленора«Дорогая Элленора, позвольте мне называть Вас этим именем...»(Из письма А.С. Пушкина Каролине Собаньской) Блистательная

    А.С.Пушкин посвятил красавиц...

Теги: Интриги, Писатели, Политика, Преступления, СССР

chudesamag.ru

Вильям Похлебкин - это... Что такое Вильям Похлебкин?

Похлёбкин, Вилья́м Васи́льевич (20 августа 1923 — конец марта 2000, похоронен 15 апреля) — советский, российский учёный, историк, географ, журналист и писатель. Автор известных книг по кулинарии. Знаток истории дипломатии и международных отношений, геральдики и этнографии.

Биография

Вильям Васильевич был сыном русского революционера Василия Михайловича Михайлова (партийная кличка — Похлёбкин). Имя сыну отец дал в честь Владимира Ленина и Августа Бебеля — вождей мирового пролетариата: Вильям-Август (или точнее Вил-Август, однако имя Вил, происходящее от соединения начальных букв имени «Владимир Ильич Ленин», переозвучивалось в более привычное имя Вильям).

Вильям Васильевич участвовал в Великой Отечественной войне в качестве рядового. После увольнения поступил в Московский государственный университет на факультет международных отношений (позднее МГИМО), где учился с 1945 по 1949 годы. Затем учился в аспирантуре в Институте истории Академии Наук (с 1949 по 1952 годы). Являлся действительным членом Российского географического общества с 1952 года, кандидатом исторических наук и научным сотрудником Института истории с 1953 по 1963 годы.

Похлёбкин основал журнал «Скандинавский сборник» и был его главным редактором с 1955 по 1961 годы. С 1962 года он был членом редакторского совета журнала Scandinavica, сотрудничал с другими изданиями.

В 1977 году Польша заявила свои права на изобретение водки и, следовательно, на эксклюзивное использование этого термина для своей водочной продукции. Похлёбкину, к которому обратились за консультацией, удалось доказать, что в Польше водка появилась даже раньше, чем утверждалось, однако в России ещё на 100 лет раньше, чем в Польше. В итоге, международный арбитраж отклонил претензии Польши.

Похлёбкин был автором свыше 50 книг и большого числа статей. Долгое время его книги оставались неопубликованными, большинство было напечатано после распада Советского Союза. Опубликованные одновременно, они дали повод предположению, что «Похлёбкин» — псевдоним целой артели писателей.

В 1993 году Вильям Васильевич Похлёбкин был награждён международной премией Ланге Черетто (англ. Langhe Ceretto Prize) за выдающиеся книги в области кулинарии, присуждаемой винным заводом братьев Черетто на основе рекомендаций интернационального жюри кулинаров Англии, Франции, Германии и Италии. Похлёбкин стал лауреатом этой премии, в частности, как автор книги «История водки».

Обстоятельства смерти

Вильям Васильевич был убит неизвестным(и) в конце марта 2000 (точная дата смерти не известна) в своей квартире в Подольске, где он жил в последние годы один. Похлёбкин всегда носил с собой, по армейской привычке, отвертку, которой и был убит. Тело было обнаружено Борисом Пастернаком, главным редактором издательского дома «Полифакт», который был обеспокоен задержкой подготовки книги «Кухня века» и приехал из Москвы в Подольск, так как Похлёбкин не явился на запланированную встречу и не отвечал на телеграммы. Он же уговорил милицию взломать двери. По другой версии, милицию вызвали соседи.

Убийство осталось нераскрытым. По одной из версий, оно связано с ценной коллекцией книг и исторических документов, хранящейся в квартире Похлёбкина, по другой — с трудами писателя (со слов родственников, ничего ценного из квартиры Похлёбкина не пропало).

После смерти В. В. Похлёбкина осталось большое количество неопубликованных книг по скандинавской тематике.

Похоронен на Головинском кладбище в Москве.

Популярные книги

Похлёбкин широко известен, в частности, благодаря его кулинарным книгам, которые, несмотря на некоторую предвзятость, являются увлекательными и содержат множество исторической и интересной малоизвестной информации.

Книги о кулинарии «Тайны хорошей кухни» и «Национальные кухни наших народов» пользуются особой популярностью и почтением у кулинаров-любителей. В них содержатся, как правило, не строгие рецепты, но указываются и анализируются методы приготовления различных блюд, в том числе уже давно забытые. В какой-то степени эти книги являются и историческими, так как содержат информацию об истории различных блюд и кулинарии в целом. Среди профессионалов он известен как первый в истории повар-теоретик, давший мировой кухне универсальную классификацию, основанную на технологии. Некоторые даже называют его «кулинарным Менделеевым».

Книга о чае — «Чай: Его типы, свойства, употребление» — почитается многими любителями этого напитка.

Книга «История водки» была переведена на английский язык и известна во всём мире (en:A History of Vodka)

Библиография

Книги о напитках

  • История водки. — М.: Интер-Версо, 1991.
    • William Pokhlebkin, Renfrey Clarke, and V. V. Pokhlebkin, A History of Vodka, Verso Books (hardcover, December, 1992, ISBN 0-86091-359-7).
  • Чай: Его типы, свойства, употребление. — М.: Центрполиграф, 2001.
  • Чай и водка в истории России. — Красноярск, 1995.

Публикации о кулинарии

  • Все о пряностях (1975)
  • Занимательная кулинария (1979)
  • Из истории кухни Руси и России
  • Из истории русской кулинарной культуры
  • История водки (1979)
  • Каши
  • Кухня века (2000 опубликована посмертно)
  • Мое меню
  • Моя кухня
  • Национальные кухни наших народов (1978)
  • О кулинарии от А до Я. Словарь-справочник (1985)
  • О национальных и региональных кухнях и блюдах
  • Обстоятельства создания книг
  • Приправы
  • Рис
  • Соя
  • Специи
  • Тайны хорошей кухни (1979)
  • Тяжелая судьба русской гречихи (1990)
  • Чай, его история, свойства и употребление (1968)
  • Чай и водка в России
  • Что ел Ленин

Исторические книги

  • Татары и Русь. 360 лет отношений Руси с татарскими государствами в XIII—XVI вв., 1238—1598 гг. (От битвы на реке Сить до покорения Сибири), 1985.
  • В. В. Похлебкин Внешняя политика Руси, России и СССР за 1000 лет в именах, датах, фактах. Справочник. — Международные отношения, 1992. — 288 с. — 15000 экз. — ISBN 5-7133-0529-5
    • Выпуск I. Внешнеполитические ведомства и их руководители.
    • Выпуск II. Войны и мирные договоры.
      • Книга 1. Европа и Америка в IX—XIX вв.
      • Книга 2. Страны Азии в XIII—XX вв.
      • Книга 3. Европа в первой половине XX в..
  • Государственный строй Исландии.
  • Великий псевдоним (Как случилось, что И. В. Джугашвили избрал себе псевдоним «Сталин»).
  • Войны и мирные договора, 1995.
  • Урхо Калева Кекконен, 1988, ISBN 5-450-00049-9.
  • Столицы России, 1997.
  • СССР — Финляндия: 260 лет отношений 1713—1973 гг.
  • Ю. К. Паасикиви и Советский Союз.
  • Финляндия как враг и как друг.
  • Великая война и не состоявшийся мир, 1997.

Символика и эмблематика

  • Словарь международной символики и эмблематики
  • Международная символика и эмблематика

06.02.2009 г. судьей городского суда г. Великого Новгорода Ващенко Т. П. был вынесен приговор Савельевой Е. С., в котором постановлялось «уничтожить книгу В. В. Похлебкина „Словарь международной символики и эмблематики“ как содержащую экстремистскую информацию»[1]. Учитывая взгляды автора данного пособия, никаким образом не относящиеся к экстремизму, подобный приговор свидетельствует разве что о некомпетентности некоторых сотрудников российских судов, выносящих подобного рода решения.

Ссылки

Электронные книги

13 книг в электронной библиотеке Альдебаран

  • История
  • Кулинария
    • Все о пряностях
    • Занимательная кулинария
    • История водки
    • Каши
    • Моя кухня и мое меню
    • Национальные кухни наших народов
    • Обстоятельства создания книг
    • Рис
    • Соя
    • Тайны хорошей кухни
    • Тяжелая судьба русской гречихи
    • Чай

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Вильям Васильевич Похлебкин - это... Что такое Вильям Васильевич Похлебкин?

Похлёбкин, Вилья́м Васи́льевич (20 августа 1923 — конец марта 2000, похоронен 15 апреля) — советский, российский учёный, историк, географ, журналист и писатель. Автор известных книг по кулинарии. Знаток истории дипломатии и международных отношений, геральдики и этнографии.

Биография

Вильям Васильевич был сыном русского революционера Василия Михайловича Михайлова (партийная кличка — Похлёбкин). Имя сыну отец дал в честь Владимира Ленина и Августа Бебеля — вождей мирового пролетариата: Вильям-Август (или точнее Вил-Август, однако имя Вил, происходящее от соединения начальных букв имени «Владимир Ильич Ленин», переозвучивалось в более привычное имя Вильям).

Вильям Васильевич участвовал в Великой Отечественной войне в качестве рядового. После увольнения поступил в Московский государственный университет на факультет международных отношений (позднее МГИМО), где учился с 1945 по 1949 годы. Затем учился в аспирантуре в Институте истории Академии Наук (с 1949 по 1952 годы). Являлся действительным членом Российского географического общества с 1952 года, кандидатом исторических наук и научным сотрудником Института истории с 1953 по 1963 годы.

Похлёбкин основал журнал «Скандинавский сборник» и был его главным редактором с 1955 по 1961 годы. С 1962 года он был членом редакторского совета журнала Scandinavica, сотрудничал с другими изданиями.

В 1977 году Польша заявила свои права на изобретение водки и, следовательно, на эксклюзивное использование этого термина для своей водочной продукции. Похлёбкину, к которому обратились за консультацией, удалось доказать, что в Польше водка появилась даже раньше, чем утверждалось, однако в России ещё на 100 лет раньше, чем в Польше. В итоге, международный арбитраж отклонил претензии Польши.

Похлёбкин был автором свыше 50 книг и большого числа статей. Долгое время его книги оставались неопубликованными, большинство было напечатано после распада Советского Союза. Опубликованные одновременно, они дали повод предположению, что «Похлёбкин» — псевдоним целой артели писателей.

В 1993 году Вильям Васильевич Похлёбкин был награждён международной премией Ланге Черетто (англ. Langhe Ceretto Prize) за выдающиеся книги в области кулинарии, присуждаемой винным заводом братьев Черетто на основе рекомендаций интернационального жюри кулинаров Англии, Франции, Германии и Италии. Похлёбкин стал лауреатом этой премии, в частности, как автор книги «История водки».

Обстоятельства смерти

Вильям Васильевич был убит неизвестным(и) в конце марта 2000 (точная дата смерти не известна) в своей квартире в Подольске, где он жил в последние годы один. Похлёбкин всегда носил с собой, по армейской привычке, отвертку, которой и был убит. Тело было обнаружено Борисом Пастернаком, главным редактором издательского дома «Полифакт», который был обеспокоен задержкой подготовки книги «Кухня века» и приехал из Москвы в Подольск, так как Похлёбкин не явился на запланированную встречу и не отвечал на телеграммы. Он же уговорил милицию взломать двери. По другой версии, милицию вызвали соседи.

Убийство осталось нераскрытым. По одной из версий, оно связано с ценной коллекцией книг и исторических документов, хранящейся в квартире Похлёбкина, по другой — с трудами писателя (со слов родственников, ничего ценного из квартиры Похлёбкина не пропало).

После смерти В. В. Похлёбкина осталось большое количество неопубликованных книг по скандинавской тематике.

Похоронен на Головинском кладбище в Москве.

Популярные книги

Похлёбкин широко известен, в частности, благодаря его кулинарным книгам, которые, несмотря на некоторую предвзятость, являются увлекательными и содержат множество исторической и интересной малоизвестной информации.

Книги о кулинарии «Тайны хорошей кухни» и «Национальные кухни наших народов» пользуются особой популярностью и почтением у кулинаров-любителей. В них содержатся, как правило, не строгие рецепты, но указываются и анализируются методы приготовления различных блюд, в том числе уже давно забытые. В какой-то степени эти книги являются и историческими, так как содержат информацию об истории различных блюд и кулинарии в целом. Среди профессионалов он известен как первый в истории повар-теоретик, давший мировой кухне универсальную классификацию, основанную на технологии. Некоторые даже называют его «кулинарным Менделеевым».

Книга о чае — «Чай: Его типы, свойства, употребление» — почитается многими любителями этого напитка.

Книга «История водки» была переведена на английский язык и известна во всём мире (en:A History of Vodka)

Библиография

Книги о напитках

  • История водки. — М.: Интер-Версо, 1991.
    • William Pokhlebkin, Renfrey Clarke, and V. V. Pokhlebkin, A History of Vodka, Verso Books (hardcover, December, 1992, ISBN 0-86091-359-7).
  • Чай: Его типы, свойства, употребление. — М.: Центрполиграф, 2001.
  • Чай и водка в истории России. — Красноярск, 1995.

Публикации о кулинарии

  • Все о пряностях (1975)
  • Занимательная кулинария (1979)
  • Из истории кухни Руси и России
  • Из истории русской кулинарной культуры
  • История водки (1979)
  • Каши
  • Кухня века (2000 опубликована посмертно)
  • Мое меню
  • Моя кухня
  • Национальные кухни наших народов (1978)
  • О кулинарии от А до Я. Словарь-справочник (1985)
  • О национальных и региональных кухнях и блюдах
  • Обстоятельства создания книг
  • Приправы
  • Рис
  • Соя
  • Специи
  • Тайны хорошей кухни (1979)
  • Тяжелая судьба русской гречихи (1990)
  • Чай, его история, свойства и употребление (1968)
  • Чай и водка в России
  • Что ел Ленин

Исторические книги

  • Татары и Русь. 360 лет отношений Руси с татарскими государствами в XIII—XVI вв., 1238—1598 гг. (От битвы на реке Сить до покорения Сибири), 1985.
  • В. В. Похлебкин Внешняя политика Руси, России и СССР за 1000 лет в именах, датах, фактах. Справочник. — Международные отношения, 1992. — 288 с. — 15000 экз. — ISBN 5-7133-0529-5
    • Выпуск I. Внешнеполитические ведомства и их руководители.
    • Выпуск II. Войны и мирные договоры.
      • Книга 1. Европа и Америка в IX—XIX вв.
      • Книга 2. Страны Азии в XIII—XX вв.
      • Книга 3. Европа в первой половине XX в..
  • Государственный строй Исландии.
  • Великий псевдоним (Как случилось, что И. В. Джугашвили избрал себе псевдоним «Сталин»).
  • Войны и мирные договора, 1995.
  • Урхо Калева Кекконен, 1988, ISBN 5-450-00049-9.
  • Столицы России, 1997.
  • СССР — Финляндия: 260 лет отношений 1713—1973 гг.
  • Ю. К. Паасикиви и Советский Союз.
  • Финляндия как враг и как друг.
  • Великая война и не состоявшийся мир, 1997.

Символика и эмблематика

  • Словарь международной символики и эмблематики
  • Международная символика и эмблематика

06.02.2009 г. судьей городского суда г. Великого Новгорода Ващенко Т. П. был вынесен приговор Савельевой Е. С., в котором постановлялось «уничтожить книгу В. В. Похлебкина „Словарь международной символики и эмблематики“ как содержащую экстремистскую информацию»[1]. Учитывая взгляды автора данного пособия, никаким образом не относящиеся к экстремизму, подобный приговор свидетельствует разве что о некомпетентности некоторых сотрудников российских судов, выносящих подобного рода решения.

Ссылки

Электронные книги

13 книг в электронной библиотеке Альдебаран

  • История
  • Кулинария
    • Все о пряностях
    • Занимательная кулинария
    • История водки
    • Каши
    • Моя кухня и мое меню
    • Национальные кухни наших народов
    • Обстоятельства создания книг
    • Рис
    • Соя
    • Тайны хорошей кухни
    • Тяжелая судьба русской гречихи
    • Чай

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Вильям Похлебкин: кому была выгодна смерть историка и кулинара

Будущий историк и кулинар родился  20 августа 1923 года в семье революционера Василия Михайлова. Похлебкин же — подпольный псевдоним, взятый Василием Михайловичем и унаследованный его сыном. Свое имя — Вильям — мальчик получил в честь Шекспира, по другой версии — по инициалам и первой букве фамилии Владимира Ильича Ленина. Однако близкие называли ученого вторым именем — Август.

Во время Великой Отечественной войны Похлебкин отправился добровольцем на фронт. Был контужен в сражениях под Москвой, после чего не смог продолжить службу на передовой. К этому времени относятся первые «кулинарные подвиги» Вильяма Васильевича: боец трудился на кухне, где старался разнообразить солдатский паек: готовил кукурузные пирожки с дикими травами, суп из крапивы и лебеды, блюда с диким чесноком. «Боевое состояние солдат не в последнюю очередь создавалось поваром — его умением, его талантом. Пища в чисто эмоциональном плане влияла на подъем духа, помогала ковать победу», — говорил позднее Похлебкин.

После войны Вильям-Август поступил на факультет международный отношений в МГИМО — казалось бы, кулинария отошла на второй план. Учился студент на «отлично», единственную «четверку» получил по марксизму-ленинизму, что лишило его диплома с отличием. В 1952-м году получил степень кандидата исторических наук и начала работу в Институте истории Академии наук СССР. Как ученый издавал «Скандинавский сборник», написал «Историю внешней политики Норвегии», «Словарь международной символики и эмблематики», справочник «Внешняя политика Руси, России, СССР» и другие работы по истории дипломатии и международным отношениям.

Одним из известных трудов Похлебкина стала монография «Урхо Калева Кекконен» — президент Финляндии назвал книгу лучшей своей биографией, которую ему довелось читать, и присудил автору премию в 50 000 долларов (по другим данным — 200 000). Однако денежное вознаграждение вместо Похлебкина получили члены правительства.

Вильям Васильевич же не смог ужиться с директором Института истории и протестовал против праздного просиживания на работе — характерного историка уволили, ограничив доступ к информации и запретив открытые контакты с иностранными коллегами.

Кулинарные труды: от «Чая» до «Истории водки»

В следующие годы рождается знаменитый труд Вильяма Васильевича о производстве и свойствах чая — образцы Похлебкину присылали и привозили бывшие сокурсники, коллеги-историки, китайские чаеведы. Книгу, изданную в 1968 году, вскоре перевели на польский и татарский языки, в родной же стране ее раскритиковали, назвав публикацию недостойной потраченной на нее бумаги. Разгромная статья появилась в журнале «Социалистическая индустрия» под фамилией журналиста Александрова (позднее возникла информация, что за этим псевдонимом скрывался сотрудник  КГБ, писавший доносы на неугодных правительству людей).

Долгое время Похлебкин находился на грани бедности, питаясь на 30-40 копеек в день кашей, хлебом и чаем. Но не переставал работать: выходила кулинарная азбука в газете «Неделя», были созданы книги «Все о пряностях», «Национальные кухни наших народов», «Тайны хорошей кухни». Хозяйки любили читать его рецепты за интересный слог и любовь к кулинарии — по советам Вильма Васильевича, как вспоминают близкие, даже сосиску можно было превратить в кулинарный шедевр.

В 1991-м году выпущена «История водки», вновь прославившая кулинара и вернувшая ученому благосклонность властей. В конце 70-х США решили, что в их стране производство водки началось раньше, потому СССР не имеет права продавать алкогольный напиток под этим брендом. Доказать обратное удалось довольно легко, но вскоре иностранцы «атаковали» вновь. На этот раз Польша заявила, что продукт впервые появился на их территории аж в 1540-х годах, и предъявила права на проценты от продажи водки в СССР. Тогда-то и вспомнили о Похлебкине — и ученый, используя данные из вновь открытых ему архивов, сумел доказать, что водка появилась на Руси в середине 15 века, почти на сто лет раньше, чем в Польше — за СССР закрепилось право на производство и рекламу алкогольного напитка.

Предчувствие и гибель

В последние годы жизни Похлебкин стал особенно подозрительным и замкнутым: ученому казалось, что за ним следят, кто-то приходит домой в его отсутствие, оставляя сигаретный запах и переставленные со своих мест вещи. Расположение пенсионера завоевал лишь сосед по подъезду — остальные близкие люди должны были заранее предупредить Вильяма Васильевича о визите, иначе рисковали остаться у закрытой двери.

В апреле 2000 года тело Вильяма Васильевича нашли в его собственной квартире — с момента смерти прошло не менее 2 недель. По одной версии, тревогу забил издатель Борис Пастернак, когда писатель не пришел на встречу в назначенный день; согласно второму мнению, соседи вызвали милицию, почувствовав на лестничной клетке резкий неприятный запах. На теле погибшего Похлебкина обнаружили 11 ранений, нанесенных отверткой, что и стало, согласно заключению, причиной смерти.

Личность преступника и его мотивы не установлены до сих пор — но озвучивали самые разные и порой невероятные версии. Убийство ученого связывали с его книгой о Сталине «Великий псевдоним» — именно этот экземпляр с отпечатком ботинка 46 размера обнаружили рядом с трупом Похлебкина. «Нынешняя власть за какие-нибудь 5-6 лет, ограбив народ и разграбив страну, тем не менее сделала еще и долги: внутренних долгов более чем на 300 млрд. долл ., а внешних долгов почти на 150 млрд. долларов. Этих долгов народу России не выплатить весь XXI век», — лишь одна цитата из книги «Велики псевдоним», которой автор мог нажить себе врагов. Еще одна деталь: в организме погибшего обнаружили следы алкоголя, будто Похлебкин перед смертью выпил бутылку водки — при том, что мужчина не употреблял алкоголь в принципе. Данный факт связали с работой Вильяма Васильевича, отнявшей у Польши право на наименование «водка»: «Не за это ли глумливо влили в старика роковую бутылку? Это еще одна версия», — писали позднее в газетах.

Основная версия — убийство с целью ограбления. Книги писателя быстро раскупались и переиздавались по просьбе читателей, а граничащая с помешательством осторожность Вильяма Васильевича в последние годы жизни могла натолкнуть на мысль, что внешне бедный пенсионер хранит дома настоящее богатство. Но и в этом предположении много нестыковок.

Близкие Похлебкина уверяют, что даже на пике карьеры он жил довольно скромно, а гонорары тратил на издание своих же новых книг. Противоречат озвученному мнению слова племянника ученого: последний якобы однажды попросил у дяди 300 долларов, в ответ на что Вильям Васильевич открыл дипломат, набитый пачками денег, и без вопросов передал купюры родственнику.

Материальный интерес в квартире историка представляли библиотека редких книг, китайский фарфор, а также, по некоторым данным, жалованные грамоты 14-х и 16-х веков. И вновь неувязка — из дома Похлебкина ничего не пропало. Наиболее вероятными убийцами называли хулиганов, вломившихся в квартиру вслед за открывшим дверь пенсионером: мол, не обнаружив денег, хулиганы стали пытать пожилого мужчину с требованием указать на тайник, — а ценности коллекционных изданий и посуды нападающие не осознавали.

Но как же было на самом деле? Пожалуй, точный ответ на этот вопрос не прозвучит никогда.

Источники: «Дело темное», выпуск «Смерть по рецепту», канал НТВ;

фильм «Смерть кулинара. Вильям Похлебкин», Россия-1

teleprogramma.pro

Похлёбкин Вильям Васильевич - это... Что такое Похлёбкин Вильям Васильевич?

Похлёбкин, Вилья́м Васи́льевич (20 августа 1923 — конец марта 2000, похоронен 15 апреля) — советский, российский учёный, историк, географ, журналист и писатель. Автор известных книг по кулинарии. Знаток истории дипломатии и международных отношений, геральдики и этнографии.

Биография

Вильям Васильевич был сыном русского революционера Василия Михайловича Михайлова (партийная кличка — Похлёбкин). Имя сыну отец дал в честь Владимира Ленина и Августа Бебеля — вождей мирового пролетариата: Вильям-Август (или точнее Вил-Август, однако имя Вил, происходящее от соединения начальных букв имени «Владимир Ильич Ленин», переозвучивалось в более привычное имя Вильям).

Вильям Васильевич участвовал в Великой Отечественной войне в качестве рядового. После увольнения поступил в Московский государственный университет на факультет международных отношений (позднее МГИМО), где учился с 1945 по 1949 годы. Затем учился в аспирантуре в Институте истории Академии Наук (с 1949 по 1952 годы). Являлся действительным членом Российского географического общества с 1952 года, кандидатом исторических наук и научным сотрудником Института истории с 1953 по 1963 годы.

Похлёбкин основал журнал «Скандинавский сборник» и был его главным редактором с 1955 по 1961 годы. С 1962 года он был членом редакторского совета журнала Scandinavica, сотрудничал с другими изданиями.

В 1977 году Польша заявила свои права на изобретение водки и, следовательно, на эксклюзивное использование этого термина для своей водочной продукции. Похлёбкину, к которому обратились за консультацией, удалось доказать, что в Польше водка появилась даже раньше, чем утверждалось, однако в России ещё на 100 лет раньше, чем в Польше. В итоге, международный арбитраж отклонил претензии Польши.

Похлёбкин был автором свыше 50 книг и большого числа статей. Долгое время его книги оставались неопубликованными, большинство было напечатано после распада Советского Союза. Опубликованные одновременно, они дали повод предположению, что «Похлёбкин» — псевдоним целой артели писателей.

В 1993 году Вильям Васильевич Похлёбкин был награждён международной премией Ланге Черетто (англ. Langhe Ceretto Prize) за выдающиеся книги в области кулинарии, присуждаемой винным заводом братьев Черетто на основе рекомендаций интернационального жюри кулинаров Англии, Франции, Германии и Италии. Похлёбкин стал лауреатом этой премии, в частности, как автор книги «История водки».

Обстоятельства смерти

Вильям Васильевич был убит неизвестным(и) в конце марта 2000 (точная дата смерти не известна) в своей квартире в Подольске, где он жил в последние годы один. Похлёбкин всегда носил с собой, по армейской привычке, отвертку, которой и был убит. Тело было обнаружено Борисом Пастернаком, главным редактором издательского дома «Полифакт», который был обеспокоен задержкой подготовки книги «Кухня века» и приехал из Москвы в Подольск, так как Похлёбкин не явился на запланированную встречу и не отвечал на телеграммы. Он же уговорил милицию взломать двери. По другой версии, милицию вызвали соседи.

Убийство осталось нераскрытым. По одной из версий, оно связано с ценной коллекцией книг и исторических документов, хранящейся в квартире Похлёбкина, по другой — с трудами писателя (со слов родственников, ничего ценного из квартиры Похлёбкина не пропало).

После смерти В. В. Похлёбкина осталось большое количество неопубликованных книг по скандинавской тематике.

Похоронен на Головинском кладбище в Москве.

Популярные книги

Похлёбкин широко известен, в частности, благодаря его кулинарным книгам, которые, несмотря на некоторую предвзятость, являются увлекательными и содержат множество исторической и интересной малоизвестной информации.

Книги о кулинарии «Тайны хорошей кухни» и «Национальные кухни наших народов» пользуются особой популярностью и почтением у кулинаров-любителей. В них содержатся, как правило, не строгие рецепты, но указываются и анализируются методы приготовления различных блюд, в том числе уже давно забытые. В какой-то степени эти книги являются и историческими, так как содержат информацию об истории различных блюд и кулинарии в целом. Среди профессионалов он известен как первый в истории повар-теоретик, давший мировой кухне универсальную классификацию, основанную на технологии. Некоторые даже называют его «кулинарным Менделеевым».

Книга о чае — «Чай: Его типы, свойства, употребление» — почитается многими любителями этого напитка.

Книга «История водки» была переведена на английский язык и известна во всём мире (en:A History of Vodka)

Библиография

Книги о напитках

  • История водки. — М.: Интер-Версо, 1991.
    • William Pokhlebkin, Renfrey Clarke, and V. V. Pokhlebkin, A History of Vodka, Verso Books (hardcover, December, 1992, ISBN 0-86091-359-7).
  • Чай: Его типы, свойства, употребление. — М.: Центрполиграф, 2001.
  • Чай и водка в истории России. — Красноярск, 1995.

Публикации о кулинарии

  • Все о пряностях (1975)
  • Занимательная кулинария (1979)
  • Из истории кухни Руси и России
  • Из истории русской кулинарной культуры
  • История водки (1979)
  • Каши
  • Кухня века (2000 опубликована посмертно)
  • Мое меню
  • Моя кухня
  • Национальные кухни наших народов (1978)
  • О кулинарии от А до Я. Словарь-справочник (1985)
  • О национальных и региональных кухнях и блюдах
  • Обстоятельства создания книг
  • Приправы
  • Рис
  • Соя
  • Специи
  • Тайны хорошей кухни (1979)
  • Тяжелая судьба русской гречихи (1990)
  • Чай, его история, свойства и употребление (1968)
  • Чай и водка в России
  • Что ел Ленин

Исторические книги

  • Татары и Русь. 360 лет отношений Руси с татарскими государствами в XIII—XVI вв., 1238—1598 гг. (От битвы на реке Сить до покорения Сибири), 1985.
  • В. В. Похлебкин Внешняя политика Руси, России и СССР за 1000 лет в именах, датах, фактах. Справочник. — Международные отношения, 1992. — 288 с. — 15000 экз. — ISBN 5-7133-0529-5
    • Выпуск I. Внешнеполитические ведомства и их руководители.
    • Выпуск II. Войны и мирные договоры.
      • Книга 1. Европа и Америка в IX—XIX вв.
      • Книга 2. Страны Азии в XIII—XX вв.
      • Книга 3. Европа в первой половине XX в..
  • Государственный строй Исландии.
  • Великий псевдоним (Как случилось, что И. В. Джугашвили избрал себе псевдоним «Сталин»).
  • Войны и мирные договора, 1995.
  • Урхо Калева Кекконен, 1988, ISBN 5-450-00049-9.
  • Столицы России, 1997.
  • СССР — Финляндия: 260 лет отношений 1713—1973 гг.
  • Ю. К. Паасикиви и Советский Союз.
  • Финляндия как враг и как друг.
  • Великая война и не состоявшийся мир, 1997.

Символика и эмблематика

  • Словарь международной символики и эмблематики
  • Международная символика и эмблематика

06.02.2009 г. судьей городского суда г. Великого Новгорода Ващенко Т. П. был вынесен приговор Савельевой Е. С., в котором постановлялось «уничтожить книгу В. В. Похлебкина „Словарь международной символики и эмблематики“ как содержащую экстремистскую информацию»[1]. Учитывая взгляды автора данного пособия, никаким образом не относящиеся к экстремизму, подобный приговор свидетельствует разве что о некомпетентности некоторых сотрудников российских судов, выносящих подобного рода решения.

Ссылки

Электронные книги

13 книг в электронной библиотеке Альдебаран

  • История
  • Кулинария
    • Все о пряностях
    • Занимательная кулинария
    • История водки
    • Каши
    • Моя кухня и мое меню
    • Национальные кухни наших народов
    • Обстоятельства создания книг
    • Рис
    • Соя
    • Тайны хорошей кухни
    • Тяжелая судьба русской гречихи
    • Чай

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Похлёбкин, Вильям Васильевич - это... Что такое Похлёбкин, Вильям Васильевич?

Ви́льям Васи́льевич Похлёбкин (20 августа 1923, Москва — 30 марта[1] или ок. 31 марта 2000[2], Подольск, Московская область) — советский и российский историк, скандинавист, специалист по международным отношениям и геральдике, действительный член Географического общества СССР (с 1952 года) и Нью-Йоркской Академии наук (с 1999 года), лауреат медали Кекконена (за политическую биографию Урхо Кекконена) и премии Гуго Гроция в номинации «Заслуженный российский ветеран международного права»[3]. Кандидат исторических наук. Похлёбкин был основателем «Скандинавского сборника», членом редакционного совета международного органа скандинавистов «Scandinavica» и редактором-консультантом по странам Северной Европы в «Советской исторической энциклопедии»[3]; Похлёбкин был также привлечён при создании герба Российской Федерации[4].

Наибольшую известность Похлёбкин приобрёл как исследователь и популяризатор кулинарии, занимаясь гастрономической историей, семиотикой кухни и кулинарной антропологией. Он, в частности, реконструировал древнерусское кушанье кундюмы (кундюбки) и ассортимент блюд и напитков в русской классической драматургии конца XVIII—начала XX века[5]. Похлёбкин предложил также разнообразить пищевой рацион космонавтов и ввести для них купаж чёрного и зелёного чая[6]. Монография Похлёбкина «История водки» была удостоена премии Ланге Черетто[7]. Почти все кулинарные книги Похлёбкина неоднократно переиздавались по просьбам читателей.

Биография

Похлёбкин родился в семье революционера Василия Михайловича Михайлова, который взял себе подпольный псевдоним Похлёбкин. По признанию самого Похлёбкина, его крепостной прадед служил поваром и преуспел в приготовлении похлёбок, откуда, предположительно, и пошла фамилия: «Больше ни у кого в роду склонности к поварской профессии не отмечалось, а мне, похоже, передалось, у меня есть что-то в кончиках пальцев»[8]. По одной версии Вильям Похлёбкин был назван в честь Уильяма Шекспира, по другой — Вил-Август, по инициалам Владимира Ленина и в честь Августа Бебеля, что затем превратилось в Вильям[9]. В семье, тем не менее, Вильяма называли Августом[10].

В 1941 году Похлёбкин, окончив школу, ушёл добровольцем на фронт и прошёл почти всю Великую Отечественную войну разведчиком[11]. В боях под Москвой Похлёбкин получил тяжёлую контузию и на передовой больше служить не мог[10]. Зная три языка, он служил в полковом штабе[10]. Похлёбкин был также дневальным на солдатской кухне, где старался разнообразить красноармейский паёк[10]. Позже Похлёбкин написал: «Боевое состояние солдат не в последнюю очередь создавалось поваром — его умением, его талантом. Пища в чисто эмоциональном плане влияла на подъём духа, помогала ковать победу»[10]. В 1944 году Похлёбкин написал письмо начальнику Главного политуправления Красной Армии, в котором отметил: «В связи с тем, что исход войны уже предрешён… всех способных людей следовало бы послать учиться, чтобы восстанавливали страну, чего и себе желаю»[12]. Ответ из политуправления в отношении Похлёбкина оказался положительным[12]. Одновременно с прохождением службы Похлёбкин закончил заочные курсы немецкого языка[12]. Помимо немецкого, Похлёбкин хорошо знал сербско-хорватский, итальянский и шведский[13].

В январе 1945 года Похлёбкин поступил на факультет международных отношений МГУ (позднее — МГИМО). Как студент Похлёбкин получал литпаёк, на который он покупал книги. На госэкзаменах Похлёбкин получил единственную «четвёрку» за все пять лет учёбы, по марксизму-ленинизму, и лишился диплома с отличием[14]. В 1952 году Похлёбкин защитил диссертацию и, получив степень кандидата исторических наук, начал работать младшим научным сотрудником в Институте истории АН СССР[10]. В начале своей карьеры Похлёбкин специализировался по Югославии[15] и в аспирантуре Института истории написал большой труд по истории Хорватии[9]. Будучи аспирантом, Похлёбкин сотрудничал с журналом «Военная мысль». В 1955—1961 годах Похлёбкин возглавлял основанный им журнал «Скандинавский сборник», выходивший в Тарту[9] на гонорары от статей и переводов Похлёбкина. Однако по свидетельству Георгия Арбатова, Похлёбкин «не мог ужиться с директором Института истории и его прихвостнями»[10]. Похлёбкин был против существовавшего в Институте истории праздного времяпровождения, считая, что нет возможности работать, и выступил со своей критикой на учёном совете[10]. В итоге ему закрыли доступ в спецхран Государственной библиотеки им. В. И. Ленина и в государственные архивы, а также запретили открытые контакты с представителями иностранных государств[10]. Когда учёный совет отклонил тему докторской диссертации Похлёбкина, он ушёл из Института истории[16]. Похлёбкин стал переписываться и вести обмен работами частным образом[10]. Впоследствии Похлёбкин отметил, что любит «индивидуальное творчество» и не терпит «организованности» в любой работе, поскольку «тогда исчезает и объективность, и полновесность любого исследования»[17].

Работы по скандинавистике

Геополитические аспекты истории Северной Европы в наиболее обобщённом виде отразились в книге Похлёбкина «Финляндия как враг и как друг» (изданной позже в Москве под названием «СССР — Финляндия. 260 лет отношений 1713—1973»)[18]. Похлёбкин был противником утверждения о российской угрозе Северной Европе, считая, что это мнение «импортировали в Финляндию из Швеции»[18]. Проанализировав исторические факты начиная с 1617 года, Похлёбкин пришёл к выводу о тенденции территориального роста России на северо-западе, который полностью прекратился к моменту вхождения в состав Российской империи Финляндии[18]. Вместе с тем Похлёбкин отметил факт присоединения к Финляндии Выборгской губернии в 1811 году, в результате чего Российская империя потеряла 789 квадратных миль, а также добровольную передачу Норвегии территории Русской Лапландии в 1826 году[18]. Позиция Похлёбкина касательно вхождения Финляндии в состав России опиралась на работы консервативных историков К. Ордина и М. Бородкина[18]. По Похлёбкину, после признания советским правительством независимости Финляндии существовала геополитическая проблема обеспечения безопасности Ленинграда: она заключалась в том, чтобы удержать систему ближней береговой обороны города[18].

Своей основной научной работой Похлёбкин считал «Историю внешней политики Норвегии»[7]. Совместно с Г. А. Некрасовым Похлёбкин нашёл в архивохранилищах богатые материалы по истории Норвегии и Швеции XVIII — начала XX веков. В статье «Политическая обстановка в Норвегии в 1905/07 гг. и влияние на нее первой русской революции» Похлёбкин показал, как международная обстановка создала условия для разрыва шведско-норвежской унии и как шведское правительство не прибегло к военным мерам для восстановления статус-кво с Норвегией. Похлёбкин подготовил также публикацию прежде неизвестного документа по русско-норвежским отношениям — секретного письма норвежского премьер-министра К. Миккельсена министру иностранных дел Российской империи В. Н. Ламздорфу[19]. В этом документе был впервые поднят вопрос о признании Россией независимости Норвегии[19].

В связи со 100-летием со дня рождения скандинависта Г. В. Форстена Похлёбкин написал о нём статью, где подчеркнул, что Форстен инициировал изучение истории скандинавских стран в России. В рецензии было отмечено, что Похлёбкину «надо было более критически подойти к характеристике научного наследия Форстена, глубже раскрыть его слабые стороны, в частности, показать, что Форстен в большинстве случаев не мог справиться с задачами исторического синтеза»[19].

В начале 1970-х советские власти не выпустили Похлёбкина в Финляндию, где он должен был получить премию в 50 тысяч долларов[20] (по другому источнику — 200 тысяч долларов[10]) за монографию «Урхо Калева Кекконен». Кекконен признал этот труд лучшим в ряду его биографий[20], но премия отошла советскому правительству[10].

Кулинарные работы

После того, как Похлёбкину закрыли доступ к источникам информации, его прежняя научная карьера фактически закончилась. В течение нескольких лет Похлёбкин жил на 38 копеек в день[20]. В 1964—1965 годах Похлёбкин четыре месяца добровольно питался лишь чёрным хлебом с купажом чёрного и зелёного чая. Он пришёл к выводу, что за счёт потребления полутора килограмм чёрного хлеба в день и крепкого, заваренного артезианской водой чёрного и зелёного чая четыре раза в день по две-три чашки без сахара можно сохранять работоспособность; при этом Похлёбкин по собственному признанию потерял всего один килограмм веса[6]. В этот период Похлёбкин писал свою первую работу о пищевых продуктах, «Чай», которая была опубликована в 1968 году. Работа зиждилась на солидной основе, в частности на собственной чайной коллекции Похлёбкина, собранной в 1955—1968 годах[17]. Помощь в сборе коллекции оказывали китайские чаеведы, образцы присылали также из Англии, ГДР, ФРГ, Камбоджи, Таиланда, Индонезии, Вьетнама и Лаоса[17]. Книга «Чай» стала особенно популярной на традиционных кухонных посиделках советских диссидентов, в результате чего газета «Социалистическая индустрия» опубликовала статью, где книга была названа «бездарной» и «ненужной»[17]. Сам Похлёбкин узнал о популярности своей книги лишь в 1993 году из интервью Зиновия Зиника «Литературной газете»[17].

Похлёбкин также писал кулинарные колонки в газете «Неделя», и ряд читателей покупали газету исключительно ради них[12]. В то же время в ответ на публиковавшиеся в «Неделе» рецепты Похлёбкина приходили письма, где советские читатели возмущались, в частности, упоминаниями осетрины, которой не было в продаже[20]. «Вкусные рассказы» Похлёбкина регулярно публиковались в «Огоньке». Перед публикацией своих первых кулинарных работ Похлёбкину предложили сдать своеобразный экзамен для доказательства его кулинарной компетентности[9]. Почти все рецепты, которые публиковал Похлёбкин, обычно были заранее им же приготовлены и продегустированы, чтобы не подвести читателя[14].

Еда по Похлёбкину — не проблема желудка, «а проблема сердца…, проблема восстановления национальной души»[20]. Например, по мнению Похлёбкина, существуют блюда, не исчезавшие из русской кухни более тысячелетия, такие, как щи с чёрным хлебом[21]. Похлёбкин упомянул «неистребимый ничем аромат щей, щаной дух, который всегда стоял в русской избе»[21]. Сравнивая русскую кухню с французской, Похлёбкин упомянул не имеющие аналога во Франции квашеную капусту, солёные огурцы, сухие белые грибы, сметану и хрен[12].

В 1980-х годах Похлёбкин написал статью «Соя», но её вторая часть первоначально не увидела свет, поскольку, как писал Похлёбкин, «пример трудолюбивых и экономных китайцев был расценен как выпад против разгильдяйства и бестолковости советского народа»[17].

Летом 1990 года, в связи с «исчезновением» (как утверждал сам Похлёбкин[22]) из продажи гречневой крупы и распоряжением советских Минпищепрома и Минздрава о выдаче этого продукта диабетикам по больничным справкам[22], Похлёбкин написал статью «Тяжёлая судьба русской гречихи».

Монография «История водки»

В 1991 году вышла монография Похлёбкина «История водки», где он попытался установить, «когда началось производство водки в России и было ли оно начато раньше или позже, чем в других странах»[23]. Причиной написания монографии, по утверждению самого Похлёбкина, стал международный спор конца 1970-х годов о приоритете изготовления водки, когда, по словам автора книги, «ряд марок советской водки был подвергнут на внешних рынках бойкоту»[24]. Западноевропейские и американские фирмы на основании того, что производство водки у них началось раньше, чем в СССР (в 1918—1921 годах, тогда как в СССР — в 1924 году), подвергли сомнению право «Союзплодоимпорта» продавать и рекламировать свой товар как водку. Советскому Союзу для своих водочных марок (таких как «Столичная», «Посольская», «Пшеничная», «Сибирская», «Кубанская», «Юбилейная») было предложено найти другое наименование, например «спиртовой напиток»[21]. Осенью 1977 (по другим данным — 1978[25][26]) года правительство Польской Народной Республики, по утверждению Похлёбкина, обратилось в Международный арбитражный суд, указав, что, поскольку водка была впервые изготовлена в Польше, только польские фирмы могут продавать на внешних рынках товар под наименованием «водка»[27]. Подлинные документы удостоверили факт производства польской водки в 1540 году[28]; в свою очередь, Институт истории АН СССР и Всесоюзный научно-исследовательский институт продуктов брожения Главспирта предоставили, соответственно, докторскую диссертацию М. Я. Волкова «Очерки истории промыслов России. Вторая половина XVII — первая половина XVIII века. Винокуренное производство» и справку по истории производства водки в России. Диссертация, однако, лишь вскользь и безапелляционно утверждала, что винокурение в России началось «примерно на рубеже XV—XVI веков», тогда как справка содержала основанное на опечатке сведение из отрывного календаря за 1894 год, согласно которому «русское винокурение возникло в ХII веке в городе Вятке»[29].

В этот период особым решением Похлёбкину был предоставлен доступ в Центральный государственный архив древних актов[28]. Хотя в самой Вятке, где гнали кумышку, издавна бытовало мнение, что производство водки началось там, Похлёбкин отверг эти сведения как мифические[30][31]. Согласно Похлёбкину, винокурение возникло в одном из монастырей Московского государства в 40—70-х годах XV века, причём «1478 год следует считать как крайний срок, когда винокуренное производство уже существовало некоторое время»[32]. Основываясь на данных по экономике Московского государства XIV—XV веков, Похлёбкин заключил, что винокурение в России, вероятнее всего, началось, когда появились излишки хлеба вследствие применения повышающего урожайность трёхполья[33]. При этом отсутствие соответствующих упоминаний в летописях и монастырских хозяйственных книгах Похлёбкин объяснил двумя причинами: во-первых, ссылаясь на Августа Людвига Шлёцера, тем, что «русские летописи крайне скудно и неохотно сообщают даже очень крупные факты экономической истории»[34], и во-вторых тем, что «средневековые историки-летописцы считали нужным более подробно освещать древние события, чему они не были свидетелями, чем события близкие к ним или современные им»[34]. В 1982 году Международный арбитражный суд в Гааге, как утверждает Похлёбкин, закрепил за СССР приоритет создания водки[35].

Как утверждают политолог В. Р. Мединский и писатель, кандидат технических наук Б. В. Родионов, международный спор имел иной предмет, нежели тот который был представлен в книге Похлёбкиным[26][36]. Мединский, упомянув поражение польской стороны, пишет: «никакой международный суд никогда не выяснял, кто изобрел водку. Речь вообще никогда не шла о приоритетах в изобретательстве, если так можно выразиться. Предмет разборок был „чисто“ коммерческий. Поляки решили доказать свое право на БРЕНД. На торговую марку.»[26]

Смерть

Тело Похлёбкина было обнаружено 13 апреля 2000 года директором издательства «Полифакт» Борисом Пастернаком после того, как Похлёбкин не пришёл в назначенный день[37] (по другой версии тело обнаружили, когда соседей Похлёбкина по лестничной клетке насторожил неприятный запах)[38]. По заключению судебно-медицинской экспертизы смерть наступила в результате одиннадцати ранений, нанесённых предметом, похожим на шлицевую отвёртку[39]. При этом, хотя Похлёбкин не пил, в его мышцах было обнаружено большое количество алкоголя[14]. Согласно ГУВД Московской области, «явных следов взлома и ограбления не зафиксировано»[4]. 13 апреля 2000 года по факту обнаружения тела было возбуждено дело, но следствие было в итоге приостановлено 22 октября 2001 года из-за «не установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого»[14][39]. Похлёбкин был похоронен 15 апреля 2000 года на Головинском кладбище.

Личная жизнь

Во время работы в Тартуском университете Похлёбкин познакомился со своей первой женой, эстонкой, от которой у него родилась дочь, названная древнескандинавским именем Гудрун (впоследствии она стала антропологом по профессии)[12].

В 1971 году Похлёбкин встретил свою вторую жену, Евдокию Бурьеву, которой на тот момент было 19, причём знакомство произошло по инициативе Евдокии[10]. Хотя Похлёбкин не был гурманом и питался просто, во время совместной жизни с Евдокией он готовил вкусно и с выдумкой[12]. Похлёбкин считал, что на кухне должны быть 6-8 кастрюль (большая, невысокая, эмалированная для супа, две широкие и низкие алюминиевые для молока и пельменей, толстодонная металлическая для каши, толстостенная металлическая для мяса и отдельная для рыбы), 8 сковородок, 3 полукастрюли-полусковородки, отдельно для быстрого отваривания рыбы, жаркого и желе, 3 сотейника и 5 листов-противней[40]. Бытовая техника при этом не обязательна, но меню должно быть разнообразным[40]. Сам Похлёбкин жил очень скромно — когда вышел из строя холодильник, Похлёбкин срезал на окрестных пустырях пучки крапивы, в которых стал хранить продукты[39]. В 1975 году у Похлёбкина родился сын Август, но два года спустя Евдокия ушла, по её собственному признанию — потому что «пелёнки не вписывались в напряжённый творческий график» мужа[12]. Он, однако, старался по возможности общаться с детьми[12], которые впоследствии уехали за границу[16].

После смерти родителей Похлёбкина ухудшились его отношения с братом. После размена унаследованной квартиры с братом Похлёбкин из центра Москвы попал сначала в подлежащую сносу хибару[13], затем в панельную пятиэтажку в Подольске[16] на Октябрьском проспекте, где он и жил один вплоть до самой смерти. За свою жизнь Похлёбкин собрал богатую библиотеку в 50 тысяч книг и подшивки газет; некоторые книги он привозил из археографических экспедиций по Северу России[4]. Похлёбкин также имел китайский фарфор XII века[39]. По некоторым сведениям, до 1998 года у Похлёбкина были крупные денежные суммы, впоследствии утраченные из-за неудачных финансовых операций[39]. Гонорары Похлёбкина были небольшими, но после его смерти по Москве ходили слухи о запечатанных комнатах в его квартире, наполненных деньгами[39].

Библиография

  • Национальные кухни наших народов. - изд-во Легкая и пищевая промышленность, 1978
  • Тайны хорошей кухни, 1979.
  • Чай, 1968
  • В. В. Похлебкин, «История водки», Москва (мягкая обложка, 1991)
  • Чай и водка в истории России, 1995
  • Из истории русской кулинарной культуры. – М.: Центрполиграф, 1997
  • История важнейших пищевых продуктов. – М.: Центрполиграф, 1997
  • Кулинарный словарь. – М.: Центрполиграф, 1997
  • Национальные кухни наших народов. – М.: Центрполиграф, 1997
  • Поваренное искусство и поварские приклады. – М.: Центрполиграф, 1997
  • Занимательная кулинария. – М.: Центрполиграф, 1999
  • Моя кухня и мое меню. – М.: Центрполиграф, 1999
  • Поваренное искусство. – М.: Центрполиграф, 1999
  • Тайны хорошей кухни. – М.: Центрполиграф, 1999
  • Кушать подано! Репертуар кушаний и напитков в русской классической драматургии с конца XVIII до начала XX столетий. - Москва, 1993
  • Кухня века, 2000
  • Все о пряностях, 2001
  • Кухни славянских народов
  • Чай: Его типы, свойства, употребление. – М.: Центрполиграф, 2001
  • Большая энциклопедия кулинарного искусства, М.: Центрполиграф, 2003, ISBN 5-227-01728-X, ISBN 5-9524-0274-7
  • Занимательная кулинария. Советы и рекомендации всемирно известного кулинара, 2003
  • Тайны хорошей кухни. Советы и рекомендации всемирно известного кулинара, 2004
  • Большая энциклопедия кулинарного искусства. Все рецепты В.В. Похлебкина, 2004
  • Специи и приправы, 2005
  • Кухни закавказских и среднеазиатских народов, 2005
  • Книга о вкусной и здоровой пище
  • Моя кухня, 2005
  • Мое меню, 2005
  • Татары и Русь. 360 лет отношений Руси с татарскими государствами в XIII-XVI вв., 1238-1598 гг. (От битвы на реке Сить до покорения Сибири), 1985
  • Международная символика и эмблематика, 1989
  • Внешняя политика Руси, России, СССР за 1000 лет в именах, датах и фактах, 1992
    • Выпуск I. Внешнеполитические ведомства и их руководители.
    • Выпуск II. Войны и мирные договоры.
      • Книга 1. Европа и Америка в IX—XIX вв.
      • Книга 2. Страны Азии в XIII—XX вв.
      • Книга 3. Европа в первой половине XX в.
  • Государственный строй Исландии
  • Великий псевдоним (об Иосифе Сталине)
  • Войны и мирные договора, 1995
  • Урхо Калева Кекконен
    • Viljam Pohljobkin, Urho Kaleva Kekkonen, 1988, ISBN 5-450-00049-9
  • Столицы России, 1997
  • СССР — Финляндия: 260 лет отношений 1713—1973 гг.
  • Ю.К. Паасикиви и Советский Союз
  • Финляндия как враг и как друг
  • Великая война и не состоявшийся мир, 1997
  • Словарь международной символики и эмблематики, 2005

Оценки деятельности

Похлёбкин написал более сорока книг и более 600 различных статей[12]; его избранные труды, изданные в 1996—1999 годах, составили шесть томов[18]. Работы Похлёбкина были переведены, в частности, на английский, немецкий, португальский, нидерландский, латышский, литовский, молдавский, норвежский, шведский, датский, финский, эстонский, польский, хорватский, венгерский и китайский языки[41]. С Похлёбкиным консультировались геральдисты ряда стран, а иностранные слависты проводили научные конференции по работам Похлёбкина о влиянии еды на психологию персонажей русской литературы[38]. Однокурсник Похлёбкина Вадим Загладин назвал его «человеком-энциклопедией»[16], а редактор «Недели» Елена Мушкина вспоминала про «неподъёмный портфель» Похлёбкина, где он носил «гениальные статьи»[13].

Урхо Кекконен относительно взглядов Похлёбкина на послевоенные советско-финские отношения сказал, что «оценка советского исследователя является весьма примечательной»[18]. Среди хельсинкских историков, однако, взгляды Похлёбкина были раскритикованы[18]. Так, например, выступивший в печати профессор Хельсинкского университета Осмо Юссила охарактеризовал взгляды Похлёбкина на вхождение Финляндии в состав России как «царистские»[18].

Кулинарная публицистика Похлёбкина получила широкий отклик, сам Похлёбкин получил прозвище «кулинарный Менделеев»[42]. Уже книгу «Чай» рекомендовали к чтению польские газеты «Экспресс вечёрны», «Жиче и новочеснощчь» и «Культура»[17]. По Ю. Морозову («Наука и жизнь»), Похлёбкин «открывал многим читателям через кухню большой пласт человеческой культуры»[41]. В журнале «Афиша-Еда» Ксения Шустова написала, что Похлёбкин «сделал гастрономию предметом истории, смазал сливочным маслом, полил квасным суслом и окропил водкой невнятный механизм русской тройки, пытаясь умерить её прыть и заставить притормозить в придорожном кафе»[43]. По Шустовой, кулинарное творчество Похлёбкина — «клад, который тысячекратно больше суммы входящих в него частей»: «рассказывая об истории чая или азербайджанских супах, Похлёбкин говорит о вечности»[43]. В одном некрологе было отмечено: «Через кулинарный рацион, по Похлёбкину, можно влиять на диалектику истории. Сверхзадача его книг — в этом влиянии». При этом похлёбкинские книги, особенно «Кухня века», — «это пушкинский „Памятник“, „Апология Сократа“ и „Как нам обустроить Россию“ одновременно»[44]. Определённой критике подверглась, в частности, «История водки». Среди прочего отмечались отсутствие сведений о перегонке зерна на спирт в начале XV века и трактовка неоднозначного слова «мор» как грипп[26]. Вопреки написанному в монографии указывалось также, что в диссертации Д. И. Менделеева «Рассуждение о соединении спирта с водою», а также в других работах нет ничего о выявлении «оптимальной» крепости водки[45]. Помимо этого, было замечено, что Похлёбкин плохо знаком с законом сохранения массы в химических или физико-химических процессах: «… Если мы возьмем литр чистой воды и смешаем его с литром 96о — 98о спирта, то получится не два литра жидкости, а меньше …. Что же касается уменьшения веса смеси, то оно будет выражено еще резче, чем уменьшение объема». По А. Я. Бушкову, «незаурядная эрудиция, продемонстрированная В. В. Похлёбкиным на многих страницах его увлекательной книги, сменяется невнятными (и самое главное — неверными) рассуждениями при переходе границы между гуманитарной и естественно-научной сферами»[45].

Примечания

  1. ↑ Похлебкин Вильям Васильевич. Публичная Библиотека. Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 12 сентября 2011.
  2. ↑ Валерий Иванов Убит Вильям Васильевич Похлебкин, ученый с мировым именем. «Новая Газета» (24.04.2000). Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 11 сентября 2011.
  3. ↑ 1 2 А. Берков Жизнь и смерть В.Похлебкина в кривом зеркале некрологов. Обозреватель. Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 11 сентября 2011.
  4. ↑ 1 2 3 Олег Фочкин За что убили писателя Похлебкина?. Нижегородский завод шампанских. Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 23 сентября 2011.
  5. ↑ Александр Генис ХЛЕБ И ЗРЕЛИЩЕ. «Звезда», №1, 2000. Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 11 сентября 2011.
  6. ↑ 1 2 В. Похлёбкин И В КОСМОСЕ ЧАИ ГОНЯЮТ!. «Огонёк». Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 11 сентября 2011.
  7. ↑ 1 2 ВКУСНЫЕ РАССКАЗЫ ВИЛЬЯМА ПОХЛЕБКИНА. «Огонёк». Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 14 сентября 2011.
  8. ↑ Зеэв Вольфсон Вильям Похлебкин и еврейская кухня. «Алеф». Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 11 сентября 2011.
  9. ↑ 1 2 3 4 Дарья Завьялова Вильям Похлебкин. «Циркуль». Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 11 сентября 2011.
  10. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Смерть кулинара. Вильям Похлёбкин. Телеканал «Россия». Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 11 сентября 2011.
  11. ↑ Вильям Похлебкин. Calend.ru. Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 12 сентября 2011.
  12. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Рита Болотская Адвокат русской водки. Еженедельник 2000, № 46 (294) (18-24 ноября 2005 г.). Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 17 сентября 2011.
  13. ↑ 1 2 3 Елена Мушкина Похлёбкин: великий и ужасный. «Родина». Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 23 сентября 2011.
  14. ↑ 1 2 3 4 Загадки и смерть Вильяма Похлебкина. Часть II. «Экспресс газета» (11 ноября 2003). Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 18 сентября 2011.
  15. ↑ Беглова Наталья Спартаковна Этот странный преподаватель Похлебкин. Библиотека RIN.RU. Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 15 сентября 2011.
  16. ↑ 1 2 3 4 Л. Колодный Драмы и сюжеты. «Московский комсомолец» (15.09.2008). Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 17 сентября 2011.
  17. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 Вильям Похлёбкин Обстоятельства создания книг. Readr. Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 15 сентября 2011.
  18. ↑ 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Н. И. Барышников О геополитических аспектах в исследовании Европейского Севера историка В.В.Похлебкина (1923-2000). Русская христианская гуманитарная академия. Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 14 сентября 2011.
  19. ↑ 1 2 3 И. П. Шаскольский Рецензия на Скандинавский сборник, вып. 1–4. «Вопросы истории», № 12, 1959 г.. Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 14 сентября 2011.
  20. ↑ 1 2 3 4 5 Михаил Можаровский Рецензия на книгу Национальные кухни наших народов. Книжная Витрина. Проверено 14 сентября 2011.
  21. ↑ 1 2 3 Дмитрий Бадовский Передача власти: Кушать подано. «Ведомости» (09.10.2007). Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 12 сентября 2011.
  22. ↑ 1 2 Вильям Похлёбкин Обстоятельства создания книг. Readr. Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 2 октября 2011.
  23. ↑ Похлёбкин, 2005, с. 1
  24. ↑ Похлёбкин, 2005, с. 2
  25. ↑ М. Ю. Тимофеев Для внутреннего употребления: образы медведя на отечественной алкогольной продукции. Границы: Альманах Центра этнических и национальных исследований ИвГУ. Вып. 2: Визуализация нации. Иваново: Ивановский государственный университет (2008). Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 12 сентября 2011.
  26. ↑ 1 2 3 4 Владимир Мединский Похлебкин: что он доказал и чего не доказал. «Наше время». Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 12 сентября 2011.
  27. ↑  (англ.)Joseph Tartakovsky Vodka, elixir of the masses. «Los Angeles Times» (April 16, 2006). Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 12 сентября 2011.
  28. ↑ 1 2 И.Н. Шумейко Алкогольный календарь. Музей истории водки. Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 12 сентября 2011.
  29. ↑ Похлёбкин, 2005, с. 4
  30. ↑ Похлёбкин, 2005, с. 46
  31. ↑ А. В. Пономарёв, В. И. Овчинникова Водка, вотка, рожь, изба. «Герценка: Вятские записи». Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 14 сентября 2011.
  32. ↑ Похлёбкин, 2005, с. 59
  33. ↑ Похлёбкин, 2005, с. 54
  34. ↑ 1 2 Похлёбкин, 2005, с. 60
  35. ↑ Похлёбкин, 2005, с. 5
  36. ↑ Родионов Б. В. Правда и ложь о русской водке. АнтиПохлёбкин. — АСТ, 2011. — ISBN 978-5-17-075651-3
  37. ↑ Памяти Вильяма Похлебкина. Радио Свобода (14-04-00). Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 18 сентября 2011.
  38. ↑ 1 2 Григорий Нехорошев Убит Вильям Похлебкин. «Независимая газета» (15 апреля 2000). Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 18 сентября 2011.
  39. ↑ 1 2 3 4 5 6 Загадки и смерть Вильяма Похлебкина. Часть I. «Экспресс газета» (11 ноября 2003 г.). Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 23 сентября 2011.
  40. ↑ 1 2 Идеология еды по Похлебкину // «Знание — сила». — 2004. — № 10. — С. 29—30.
  41. ↑ 1 2 Ю. Морозов ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ КУЛИНАРИЯ В. В. ПОХЛЕБКИНА. «Наука и жизнь» (2005). Проверено 12 сентября 2011.
  42. ↑ 10 легендарных кулинаров всех времен. Kulivedia. Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 18 сентября 2011.
  43. ↑ 1 2 Ксения Шустова Все рецепты Похлебкина. ««Афиша–Еда»» (июнь 2010). Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 12 сентября 2011.
  44. ↑ Алексей Зимин НЕКРОЛОГ: Умер Вильям Похлебкин. «Ведомости» (14 апреля 2000). Архивировано из первоисточника 1 июня 2012. Проверено 14 сентября 2011.
  45. ↑ 1 2 Бушков А. Я. Д.И. Менделеев и русская водка – легенда и быль. Водочный завод «Южная столица».(недоступная ссылка — история) Проверено 18 сентября 2011.

  • Похлёбкин В. В. История водки. — М.: Центрполиграф, 2005. — ISBN 5-9524-1895-3
  • Похлёбкин В. В. «Тайны хорошей кухни», 1979.
  • Похлёбкин В. В. Что ел Ленин
  • Библиография произведений В. В. Похлебкина и отзывов на них в отечественной и зарубежной прессе 1948—1999 гг. — В 2 ч. — М., 1999
  • Васильев Ю. Этот удивительный Похлёбкин // Патриот, № 19. — Май 1997
  • Фохт Н. Одно слово — Похлёбкин // Персона. — 1998. — № 7. — С. 35—39
  • Видеорассказы Похлёбкина // www.youtube.com

dic.academic.ru


Смотрите также