Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Биография тузов александр александрович росатом


Тузов Александр Александрович

Сербия и Россия готовят «ядерное» соглашение - 25 июля 2019

На «АТОМЭКСПО-2019» обсудят роль инноваций и образования для формирования лучшего будущего - 4 апреля 2019

НИИАР намерен внедрять в российскую медицинскую практику радионуклиды своего производства - 7 ноября 2018

Гендиректор НИИАР рассказал подробности о планах по наработке изотопов для синтеза сверхтяжёлых элементов - 1 ноября 2018

НИИАР примет участие в синтезе новых химических элементов - 31 октября 2018

В Димитрограде состоялась молодёжная конференция по ядерным технологиям нового поколения - 2 апреля 2018

НИИАР начал промышленное производство кобальта-60 - 13 октября 2017

Правление китайско-российской «КИАЭ – НИИАР компании радиоизотопов» обсудило перспективы развития предприятия - 6 июня 2017

В ГНЦ НИИАР завершилась международная конференция по безопасности исследовательских ядерных установок - 26 мая 2017

В ГНЦ НИИАР начала работу международная конференция по безопасности исследовательских ядерных установок - 24 мая 2017

НИИАР отметил 61-ю годовщину со дня основания - 5 мая 2017

НИИАР обсудил с заинтересованными сторонами годовой отчет 2016 года - 13 апреля 2017

Дипломы получили 31 выпускник ДИТИ НИЯУ МИФИ - 3 февраля 2017

В ГНЦ НИИАР начались работы по подготовке исследовательской ядерной установки ВК-50 к выводу из эксплуатации - 2 февраля 2017

АО «ГНЦ НИИАР» досрочно выполнило производственную программу 2016 года - 23 ноября 2016

АО «ГНЦ НИИАР» признан Международным центром исследований под эгидой МАГАТЭ - 27 сентября 2016

Ядерный кластер в Ульяновской области определит будущее атомной энергетики - 2 сентября 2016

НИИАР намерен расширять бизнес на азиатском рынке - 1 сентября 2016

Димитровград к 2030 году может стать одним из ведущих научно-производственных центров страны - 24 августа 2016

На базе реактора МБИР в Димитровграде планируется создать международный центр научных исследований - 9 июня 2016

Страницы

www.atomic-energy.ru

Руководство

НИИ последовательно внедряет лучшие мировые практики корпоративного управления, высоко оценивая влияние их применения на обеспечение устойчивого развития и повышение стоимости Компании. Объективность и независимость Совета директоров являются основными принципами, которыми руководствуется Компания в целях повышения эффективности управления.

Заместитель директора по экономике                           и финансам

Заместитель директора-научный руководитель

Заместитель директора по безопасности

Заместитель директора по производству

Заместитель директора по управлению персоналом и социальному развитию

Заместитель директора по сооружаемым объектам 

Заместитель директора по общим вопросам

Заместитель директора по развитию и международной деятельности

Начальник отделения «Реакторный исследовательский комплекс» (РИК)

Начальник отделения реакторного материаловедения

Начальник отделения радиохимических технологий

Начальник департамента управления закупками

Начальник отделения радионуклидных источников и препаратов

Начальник департамента коммуникаций – пресс-секретарь

Начальник департамента правовой, корпоративной работы и управления имущественным комплексом

Начальник  департамента внутреннего аудита и контроля

www.niiar.ru

Александр Тузов: «Россия готова помочь создать безаварийное ядерное топливо».

Предприятие Госкорпорации «Росатом» Научно-исследовательский институт атомных реакторов (Димитровград, Ульяновская область) по праву считается не только крупнейшим российским экспериментальным комплексом по атомной энергетике, но и одним из ведущих мировых научных центров в этой области. В НИИАР выполняются работы, направленные на создание новых технологий, необходимых не только для сооружения передовых атомных энергоблоков, но и для медицины, а также фундаментальной науки, в том числе для космических исследований. Об основных результатах работы института, полученных за последнее время, и о его планах, в том числе по участию в создании ядерного топлива, позволяющего не допускать на АЭС аварии типа фукусимской, в преддверии Дня российской науки рассказал генеральный директор НИИАР Александр Тузов. Беседовал специальный корреспондент Владимир Сычев.

— Александр Александрович, в последнее время немало говорится о развитии в России технологий ядерной медицины и практическом применении разработок, в том числе из Димитровграда. Каких основных результатов достиг НИИАР за последний год в развитии производства радионуклидной продукции для этого направления? Удалось ли расширить географию поставок радиоизотопов за рубеж и если да, то каких и в какие страны? 

— В прошлом году нам удалось завершить сооружение участка по изготовлению гамма-источников на основе кобальта-60. Участок успешно введен в эксплуатацию: изготовлены первые семь источников общей номинальной активностью 66 тысяч кюри, выполнена их коммерческая поставка в Чехию. Отдельным нашим успехом можно назвать возобновление высокотехнологичного процесса изготовления штырьковых нейтронных источников на основе калифорния-252 после практически восьмилетнего перерыва. Восстановление этого производства было начато после соответствующего запроса от Медицинского радиологического научного центра имени Цыба (Обнинск). Наши специалисты успешно справились с поставленной задачей, и уже в декабре прошлого года мы отправили заказчику первую партию продукта. В прошлом году нам удалось расширить географию экспортных поставок молибдена-99, йода-131. Кроме традиционных заказчиков появился новый партнер в Аргентине. Также на регулярной основе осуществляются поставки лютеция-177 в Германию и Иран, начаты регулярные еженедельные поставки цезия-131 в США.

— Состоялась ли сертификация производства молибдена-99 для европейских потребителей? Когда планируется начать коммерческие поставки молибдена-99 в Японию? 

— Институтом выполнен необходимый объем подготовительных работ для проведения GMP-сертификации производства молибдена-99. В настоящее время проводится дополнительная оценка технико-экономической целесообразности GMP-сертификации с учетом сложившейся конъюнктуры рынка и наших производственных возможностей. В прошлом году мы выполнили тестовые поставки молибдена-99 в Японию с целью подтверждения соответствия препарата требованиям заказчика, ожидаем решения японских партнеров о возможности начала поставок на регулярной коммерческой основе. Кроме того, японская сторона завершила работы по сертификации транспортно-упаковочных комплектов для доставки коммерческих партий продукта. 

— Нельзя не спросить о том, как идет строительство в институте самого мощного в мире исследовательского реактора на быстрых нейтронах МБИР. Что к настоящему времени сделано? 

— В минувшем году на площадке НИИАР продолжались строительно-монтажные работы по сооружению реакторного здания МБИР и восьми вспомогательных блоков. Одновременно с этим ведется строительство ряда вспомогательных сооружений, таких как убежище гражданской обороны, дренажная насосная станция, станция пожаротушения и другие. В 2018 году из средств федерального бюджета на продолжение этой работы будет выделено более 1 миллиарда рублей. В прошлом году на строительную площадку стало поступать основное оборудование, необходимое для первого этапа сооружения. В декабре 2017 года в институт была поставлена тепловая защита реактора общей массой 260 тонн. На площадках «Атомэнергомаша» (города Петрозаводск и Волгодонск) изготовлены элементы корпуса реактора и внутрикорпусных устройств. Следующим этапом будет завершение изготовления корпуса реактора, его контрольная сборка с целью проведения испытаний на функциональность, прочность, герметичность. После проведения испытаний будет осуществлена поставка корпуса реактора на площадку НИИАРа. Сегодня в числе основных задач департамента по строительству МБИР — разработка проектной документации на полное развитие проекта исследовательской ядерной установки МБИР, завершение части НИОКР, которые были поручены институту в части топливообеспечения и изготовления рабочих органов системы управления защитой, получение лицензии на эксплуатацию и, соответственно, продолжение строительства, закупка и монтаж оборудования. 

— Ваш институт в свое время обеспечил выполнение экспериментов в рамках некоторых космических проектов. Одним из самых известным из них стал научный модуль зонда «Фила», передавший на Землю данные о составе грунта на поверхности кометы Чурюмова-Герасименко. Это было сделано благодаря источнику излучения на основе кюрия-244, изготовленному в НИИАР. А не так давно институт поставил индийской стороне источники для изучения поверхности Луны в рамках программы «Чандраян-2». Ведется ли у вас сейчас работа по созданию новых источников излучения для каких-либо других космических проектов? 

— К настоящему времени, к сожалению, заказов на разработку новых источников ионизирующего излучения для космических проектов не поступало. Но мы начали новую интересную работу, связанную с изготовлением источников нейтронов на основе калифорния-252 с Объединенным институтом ядерных исследований (Дубна), которые будут использованы в экспериментах по синтезу новых сверхтяжелых элементов. 

— НИИАР полтора года назад начал реакторные испытания тепловыделяющих элементов с новым российским инновационным ядерным топливом, так называемым РЕМИКС-топливом. Завершены ли эти испытания? Если да, то что показали послереакторные исследования? 

— К настоящему времени продолжаются испытания восьми экспериментальных твэлов с РЕМИКС-топливом. Проведение мониторинга показывает, что твэлы герметичны и при этом условия испытаний соответствуют режимам эксплуатации в обычных коммерческих реакторах. В сентябре 2017 года из устройства на исследования был извлечен твэл для проведения послереакторных исследований. Первичные исследования показали, что аномальных изменений в состоянии твэла нет. Результаты продолжающихся реакторных испытаний и исследований при различных выгораниях извлеченных твэлов свидетельствуют о сохранении работоспособности и возможности их работы до более глубоких выгораний. 

— Что касается расширения сотрудничества НИИАР по исследовательским реакторам с зарубежными партнерами, то, наверное, главным достижением в 2017 году стало подписание с французским Комиссариатом по атомной энергии и альтернативным источникам энергии контракта на проведение экспериментов на реакторе БОР-60 для проекта реактора ASTRID. Когда планируется начать эти работы? 

— Действительно, подписание нового контракта с Комиссариатом по атомной энергии Франции на облучение в реакторе БОР-60 и проведение послереакторных исследований образцов поглощающих материалов стало одним из самых ярких событий минувшего года. Этот контракт стал продолжением инструментальных исследований образцов конструкционных материалов, проводимых нашим институтом на протяжении последних нескольких лет. К настоящему моменту в рамках контракта нами получена импортная лицензия на ввоз из Франции экспериментальных образцов (мини-пэлы), ведутся работы по проектированию и созданию облучательного устройства для проведения этих экспериментов, а заказчик, в свою очередь, завершил изготовление образцов и ведет оформление экспортной лицензии. Мы ожидаем, что образцы будут поставлены на площадку НИИАРа до конца первого квартала текущего года, после чего мы сможем начать облучение в реакторе БОР-60. 

— Есть ли планы подписать новые контракты и соглашения по предоставлению экспериментальной базы НИИАР с другими зарубежными партнерами? 

— Как вы знаете, после проведения тщательного международного аудита в сентябре 2016 года в штаб-квартире МАГАТЭ прошла церемония вручения НИИАР сертификата Международного центра для реализации совместных научно-исследовательских проектов на базе исследовательских реакторов (ICERR) под эгидой МАГАТЭ. В 2017 году велись работы по более чем десяти зарубежным контрактам на проведение исследований. Кроме того, мы приложили немало усилий, чтобы укрепить и монетизировать международный статус, расширить взаимодействие с нашими традиционными партнерами и привлечь новых заказчиков. Сегодня в стадии проработки и подготовки к заключению находится сразу несколько новых средне- и долгосрочных контрактов, нами ведется активное обсуждение с МАГАТЭ и Агентством по ядерной энергии ОЭСР новых форматов и механизмов реализации международных научно-технических проектов с использованием экспериментальной базы нашего института. В частности, мы стараемся внедриться в процесс обоснования устойчивого к авариям топлива (accident tolerant fuel, ATF).

— Любопытно. Считается, что это, как его называют, толерантное ядерное топливо позволит избежать возникновения пароциркониевой реакции, ведущей к развитию аварии, как на японской АЭС «Фукусима-1». Известно, что в мире ведутся работы по созданию толерантного топлива. Каким образом НИИАР хочет участвовать в такой работе? 

— Эту работу мы предполагаем делать в кооперации с зарубежными заказчиками: компаниями, производящими топливо, организациями, которые эксплуатируют атомные электростанции. Большие надежды возлагаем на сотрудничество с нашей российской Топливной компанией Росатома «ТВЭЛ». В настоящее время разрабатывается совместный план работ в данном направлении, и мы ожидаем, что 2018 год будет поворотной точкой в плане начала масштабной программы НИОКР для обоснования отечественного ATF. На начало года суммарный портфель зарубежных контрактов нашего института (включающий не только проведение научных исследований и оказание услуг, но и поставку изотопов) превышает 100 миллионов долларов. Это говорит о том, что уникальная научно-производственная инфраструктура НИИАР признана зарубежными партнерами и востребована на международном рынке.

www.rosatom.ru

Александр Тузов: НИИАР готов помочь создать «безаварийное» ядерное топливо - Наука и инновации – Росатом

09.02.2018

Александр Тузов: НИИАР готов помочь создать «безаварийное» ядерное топливо

08 фев – РИА Новости. Предприятие госкорпорации «Росатом» Научно-исследовательский институт атомных реакторов (Димитровград, Ульяновская область) по праву считается не только крупнейшим российским экспериментальным комплексом по атомной энергетике, но и одним из ведущих мировых научных центров в этой области. В НИИАР выполняются работы, направленные на создание новых технологий, необходимых не только для сооружения передовых атомных энергоблоков, но и для медицины, а также фундаментальной науки, в том числе для космических исследований. Об основных результатах работы института, полученных за последнее время, и о его планах, в том числе по участию в создании ядерного топлива, позволяющего не допускать на АЭС аварии типа фукусимской, в преддверии Дня российской науки рассказал генеральный директор НИИАР Александр Тузов. Беседовал специальный корреспондент Владимир Сычев.

— Александр Александрович, в последнее время немало говорится о развитии в России технологий ядерной медицины и практическом применении разработок, в том числе из Димитровграда. Каких основных результатов достиг НИИАР за последний год в развитии производства радионуклидной продукции для этого направления? Удалось ли расширить географию поставок радиоизотопов за рубеж и если да, то каких и в какие страны?

— В прошлом году нам удалось завершить сооружение участка по изготовлению гамма-источников на основе кобальта-60. Участок успешно введен в эксплуатацию: изготовлены первые семь источников общей номинальной активностью 66 тысяч кюри, выполнена их коммерческая поставка в Чехию.

Отдельным нашим успехом можно назвать возобновление высокотехнологичного процесса изготовления штырьковых нейтронных источников на основе калифорния-252 после практически восьмилетнего перерыва. Восстановление этого производства было начато после соответствующего запроса от Медицинского радиологического научного центра имени Цыба (Обнинск). Наши специалисты успешно справились с поставленной задачей, и уже в декабре прошлого года мы отправили заказчику первую партию продукта.

В прошлом году нам удалось расширить географию экспортных поставок молибдена-99, йода-131. Кроме традиционных заказчиков появился новый партнер в Аргентине. Также на регулярной основе осуществляются поставки лютеция-177 в Германию и Иран, начаты регулярные еженедельные поставки цезия-131 в США.

— Состоялась ли сертификация производства молибдена-99 для европейских потребителей? Когда планируется начать коммерческие поставки молибдена-99 в Японию?

— Институтом выполнен необходимый объем подготовительных работ для проведения GMP-сертификации производства молибдена-99. В настоящее время проводится дополнительная оценка технико-экономической целесообразности GMP-сертификации с учетом сложившейся конъюнктуры рынка и наших производственных возможностей.

В прошлом году мы выполнили тестовые поставки молибдена-99 в Японию с целью подтверждения соответствия препарата требованиям заказчика, ожидаем решения японских партнеров о возможности начала поставок на регулярной коммерческой основе. Кроме того, японская сторона завершила работы по сертификации транспортно-упаковочных комплектов для доставки коммерческих партий продукта.

— Нельзя не спросить о том, как идет строительство в институте самого мощного в мире исследовательского реактора на быстрых нейтронах МБИР. Что к настоящему времени сделано?

— В минувшем году на площадке НИИАР продолжались строительно-монтажные работы по сооружению реакторного здания МБИР и восьми вспомогательных блоков. Одновременно с этим ведется строительство ряда вспомогательных сооружений, таких как убежище гражданской обороны, дренажная насосная станция, станция пожаротушения и другие. В 2018 году из средств федерального бюджета на продолжение этой работы будет выделено более 1 миллиарда рублей.

В прошлом году на строительную площадку стало поступать основное оборудование, необходимое для первого этапа сооружения. В декабре 2017 года в институт была поставлена тепловая защита реактора общей массой 260 тонн. На площадках «Атомэнергомаша» (города Петрозаводск и Волгодонск) изготовлены элементы корпуса реактора и внутрикорпусных устройств. Следующим этапом будет завершение изготовления корпуса реактора, его контрольная сборка с целью проведения испытаний на функциональность, прочность, герметичность. После проведения испытаний будет осуществлена поставка корпуса реактора на площадку НИИАРа.

Сегодня в числе основных задач департамента по строительству МБИР — разработка проектной документации на полное развитие проекта исследовательской ядерной установки МБИР, завершение части НИОКР, которые были поручены институту в части топливообеспечения и изготовления рабочих органов системы управления защитой, получение лицензии на эксплуатацию и, соответственно, продолжение строительства, закупка и монтаж оборудования.

— Ваш институт в свое время обеспечил выполнение экспериментов в рамках некоторых космических проектов. Одним из самых известным из них стал научный модуль зонда «Фила», передавший на Землю данные о составе грунта на поверхности кометы Чурюмова-Герасименко. Это было сделано благодаря источнику излучения на основе кюрия-244, изготовленному в НИИАР. А не так давно институт поставил индийской стороне источники для изучения поверхности Луны в рамках программы «Чандраян-2». Ведется ли у вас сейчас работа по созданию новых источников излучения для каких-либо других космических проектов?

— К настоящему времени, к сожалению, заказов на разработку новых источников ионизирующего излучения для космических проектов не поступало. Но мы начали новую интересную работу, связанную с изготовлением источников нейтронов на основе калифорния-252 с Объединенным институтом ядерных исследований (Дубна), которые будут использованы в экспериментах по синтезу новых сверхтяжелых элементов.

— НИИАР полтора года назад начал реакторные испытания тепловыделяющих элементов с новым российским инновационным ядерным топливом, так называемым РЕМИКС-топливом. Завершены ли эти испытания? Если да, то что показали послереакторные исследования?

— К настоящему времени продолжаются испытания восьми экспериментальных твэлов с РЕМИКС-топливом. Проведение мониторинга показывает, что твэлы герметичны и при этом условия испытаний соответствуют режимам эксплуатации в обычных коммерческих реакторах.

В сентябре 2017 года из устройства на исследования был извлечен твэл для проведения послереакторных исследований. Первичные исследования показали, что аномальных изменений в состоянии твэла нет. Результаты продолжающихся реакторных испытаний и исследований при различных выгораниях извлеченных твэлов свидетельствуют о сохранении работоспособности и возможности их работы до более глубоких выгораний.

— Что касается расширения сотрудничества НИИАР по исследовательским реакторам с зарубежными партнерами, то, наверное, главным достижением в 2017 году стало подписание с французским Комиссариатом по атомной энергии и альтернативным источникам энергии контракта на проведение экспериментов на реакторе БОР-60 для проекта реактора ASTRID. Когда планируется начать эти работы?

— Действительно, подписание нового контракта с КАЭ Франции на облучение в реакторе БОР-60 и проведение послереакторных исследований образцов поглощающих материалов стало одним из самых ярких событий минувшего года. Этот контракт стал продолжением инструментальных исследований образцов конструкционных материалов, проводимых нашим институтом на протяжении последних нескольких лет.

К настоящему моменту в рамках контракта нами получена импортная лицензия на ввоз из Франции экспериментальных образцов (мини-пэлы), ведутся работы по проектированию и созданию облучательного устройства для проведения этих экспериментов, а заказчик, в свою очередь, завершил изготовление образцов и ведет оформление экспортной лицензии.

Мы ожидаем, что образцы будут поставлены на площадку НИИАРа до конца первого квартала текущего года, после чего мы сможем начать облучение в реакторе БОР-60.

— Есть ли планы подписать новые контракты и соглашения по предоставлению экспериментальной базы НИИАР с другими зарубежными партнерами?

— Как вы знаете, после проведения тщательного международного аудита в сентябре 2016 года в штаб-квартире МАГАТЭ прошла церемония вручения НИИАР сертификата Международного центра для реализации совместных научно-исследовательских проектов на базе исследовательских реакторов (ICERR) под эгидой МАГАТЭ. В 2017 году велись работы по более чем десяти зарубежным контрактам на проведение исследований. Кроме того, мы приложили немало усилий, чтобы укрепить и монетизировать международный статус, расширить взаимодействие с нашими традиционными партнерами и привлечь новых заказчиков.

Сегодня в стадии проработки и подготовки к заключению находится сразу несколько новых средне- и долгосрочных контрактов, нами ведется активное обсуждение с МАГАТЭ и Агентством по ядерной энергии ОЭСР новых форматов и механизмов реализации международных научно-технических проектов с использованием экспериментальной базы нашего института. В частности, мы стараемся внедриться в процесс обоснования устойчивого к авариям топлива (accident tolerant fuel, ATF).

— Любопытно. Считается, что это, как его называют, толерантное ядерное топливо позволит избежать возникновения пароциркониевой реакции, ведущей к развитию аварии, как на японской АЭС «Фукусима-1». Известно, что в мире ведутся работы по созданию толерантного топлива. Каким образом НИИАР хочет участвовать в такой работе?

— Эту работу мы предполагаем делать в кооперации с зарубежными заказчиками: компаниями, производящими топливо, организациями, которые эксплуатируют атомные электростанции. Большие надежды возлагаем на сотрудничество с нашей российской топливной компанией Росатома ТВЭЛ. В настоящее время разрабатывается совместный план работ в данном направлении, и мы ожидаем, что 2018 год будет поворотной точкой в плане начала масштабной программы НИОКР для обоснования отечественного ATF.

На начало года суммарный портфель зарубежных контрактов нашего института (включающий не только проведение научных исследований и оказание услуг, но и поставку изотопов) превышает 100 миллионов долларов. Это говорит о том, что уникальная научно-производственная инфраструктура НИИАР признана зарубежными партнерами и востребована на международном рынке.

Источник: РИА Новости

niirosatom.ru

Александр Тузов: от НИИ к НПО

14.11.2016

Александр Тузов: от НИИ к НПО

На вопросы корреспондентов электронного издания AtomInfo.Ru отвечает директор АО “ГНЦ НИИАР” Александр ТУЗОВ.

Смена парадигмы

Александр Александрович, какими Вы видите перспективы развития НИИАР?

Не скрою, мое назначение на пост директора (апрель 2015 года – прим. AtomInfo.Ru) состоялось в напряжённый момент. Институт попал в тяжёлое экономическое положение.

Основной идеей было не только придать новый импульс работе коллектива, но и привить ему современное понимание развития научно-производственной базы института, сформировать новый облик.

Мы предполагаем, что опыт, который был в институте накоплен, реализован и воплощён в действующих исследовательских и промышленных установках, даёт нам возможность выстроить стратегическую схему развития на ближнесрочную перспективу.

Какие установки сейчас есть в институте?

В первую очередь, это наши исследовательские реакторы, наш основной капитал – БОР-60, СМ, РБТ-6, РБТ-10, МИР. Также это инфраструктура, связанная с возможностями проведения послереакторных исследований (горячие камеры, тяжёлые боксы и др.).

Далее это энергетическая база в лице ВК-50, мощности отделения радиоизотопной продукции – в том числе, известная линия по производству молибдена. И конечно, комплекс топливообеспечения быстрых реакторов, действующий в отделении топливных технологий (ОТТ).

Перечисленные установки – основа будущего процветания нашего института. Мы планируем, что институт от парадигмы проведения пионерских исследований в различных областях и различных фазах топливного цикла перейдёт к созданию наукоёмкой продукции и производств с высоким технологическим переделом и высокой добавленной стоимостью.

Я предполагаю, что в ближайшее время основные усилия будут сконцентрированы на том, чтобы создать научно-техническую и технологическую базу для этой задачи.

Были в своё время предложения и предположения о том, что НИИАР может стать основной реакторной экспериментальной базой госкорпорации.

Мы не отказываемся от идеи создания комплекса, который мог бы являться отраслевой базой для проведения полного цикла исследований. Но идея создания и поддержания подобного центра подразумевает определённые вменённые расходы со стороны отрасли.

Идею можно и нужно продолжать отрабатывать. Но, как мы понимаем, сегодня отрасль не готова полностью содержать и предоставлять преференции столь большому институту, как наш.

Не потому, что это не нужно. А потому, что поставленный объём исследовательских задач кратно меньше того объёма работ, которые нужно было выполнять в нашем институте лет 30 назад.

Мы попали в ситуацию, когда институт обязан стараться зарабатывать, сокращать издержки. Практика показывает, что малореально много зарабатывать только за счёт сырьевой базы – например, по тем же изотопам поставки исключительно сырья не смогут компенсировать издержки на содержание исследовательских реакторов.

Поэтому мы должны стремиться к созданию переделов с высокой добавленной стоимостью.

Кобальтовый проект

Александр Александрович, давайте возьмём изотопы. Вы производите молибден – то есть, сырьё. Следующий передел – генераторы технеция. Но по генераторам в России есть проблема перепроизводства. И куда вы с ними собираетесь выйти?

Я и не говорю про молибден в данном контексте. Есть другие изотопы, по которым наблюдается неудовлетворённый спрос – например, кобальт-60 или иридий. Туда и нужно направлять свои усилия. Более того, по кобальту мы сейчас так и поступаем.

Кобальт-60 можно нарабатывать на каких реакторах? На тепловых или на быстрых?

Оба варианта были реализованы на практике – на Белоярской АЭС в стержнях-ловушках и на Ленинградской АЭС. У нас это можно делать на реакторе СМ-3, технических препятствий нет.

Мы ведём проект по созданию производства источников на основе кобальта-60 в помещении, находящемся в непосредственной близости к реактору, в одном с ним здании. Планируем в скором времени закончить этот проект.

Молибденовый рынок хорошо описан, известны потребности и возможности. А что можно сказать по поводу кобальтового рынка?

В кобальте мы ориентируемся в большей степени на зарубежные поставки. Логистика налажена. Вообще вопросы логистики у нас стоят на постоянном контроле, и для кобальтового проекта каких-либо препятствий в этом плане нет.

Про конкретные цифры по поставкам я говорить не готов, так как это чувствительная коммерческая информация. Но отмечу, что в этом направлении мы ориентируемся на потребителей с Азии.

Продажу изотопов вы осуществляете через В/О “Изотоп”?

В госкорпорации действует регламент, согласно которому всю внешнеэкономическую деятельность по продажам радиоизотопов мы обязаны вести через В/О “Изотоп”. С 2015 года все свои поставки мы перевели на новую систему контрактации. На внутреннем рынке у нас больше степеней свободы.

Наличие единого оператора может дать производителям больше стабильности – например, гарантию оплаты в тех случаях, когда у заказчика с ней появляются трудности. Это так или не так? Я считаю, что решение о создании единого радиоизотопного оператора было принято как раз для повышения эффективности внешнеэкономической деятельности. Продавать должны “продажники”, а производить – технари.

При условии грамотной координации взаимодействия между первыми и вторыми может получиться действительно продуктивная деятельность. В этом случае мы сможем сконцентрироваться исключительно на производственных вопросах.

Топливо и ядерная медицина

Я постоянно обращаюсь к тезису о том, что мы должны двигаться в сторону производства продукции высоких переделов.

С этой точки зрения, по производству топлива у нас расклад, близкий к оптимальному – в ОТТ мы выпускаем практически готовый к употреблению продукт.

Можно было поступить по-другому – например, собирать у нас твэлы и отправлять их на заводы Топливной компании ТВЭЛ. Но институт изначально позиционировал себя как участок, где реально сделать всё от начала до конца.

Если быть точным, то часть топлива для первой загрузки БН-800 была сделана из комплектующих, поставленных с “Маяка”. Но и в этом случае НИИАР отвечал за последний передел, и это правильный подход.

Говоря об изотопах, надо отметить, что конечный передел у них – не генераторы или что-то подобное, а радиофармпрепараты (если мы говорим о медицинских применениях). Поэтому надо стремиться доходить до них.

Большое значение здесь имеет проект федерального центра медицинской радиологии, который сооружается буквально рядом с нами. Мы надеемся, что коллеги доведут его до конца. Синергетические возможности, которые появятся после пуска центра, обязательно сыграют институту в плюс.

С изотопным направлением и ядерной медициной понятно. Можно ли утверждать, что топливная тематика в НИИАРе далеко не исчерпана?

Институт в состоянии предлагать полный комплекс работ для целей обоснования новых видов топлива – от фабрикации до разрушающих послереакторных исследований с анализом полученных результатов.

Нужно понимать, что именно здесь, на площадке НИИАР потребитель может получить полный комплекс услуг. Это повысит эффективность исследований и понизит затраты потребителя.

В круг наших постоянных заказчиков входят ТК “ТВЭЛ” и концерн “Росэнергоатом”. Мы продолжим с ними совместную работу.

В последнее время появилась тенденция, которую мы всячески поддерживаем – сотрудничество с иностранными партнёрами. Это важно, так как без зарубежных заказов мы не сможем полноценно использовать наши реакторные мощности.

Потребности отечественных производителей в этом плане не покрывают наши возможности даже наполовину. Поэтому мы ищем и будем продолжать искать заказчиков из-за рубежа.

Проблема и института, и отрасли

В институте сегодня остро стоит проблема сохранения советского наследия. Собственно, поэтому мы и вынуждены менять парадигму.

В этом году мы начали реализацию плана мероприятий по финансовому оздоровлению института. К этому важному этапу мы готовились очень серьёзно, много усилий приложил финансово-экономический блок института. В июле, по решению руководства госкорпорации, нам была оказана финансовая поддержка, что позволило существенно снизить финансовое бремя института.

Вопросы поддержания экспериментальной базы и вывода из эксплуатации стареющего реакторного парка должны заботить не только наш НИИАР, но и отрасль в целом.

Безусловно, НИИАР как оператор обязан прикладывать максимум усилий для того, чтобы эксплуатировать установки эффективно, сокращать издержки и по возможности приносить прибыль. То, о чём мы говорили – наукоёмкие производства, высокие переделы.

Но одного этого недостаточно. Пристальное внимание со стороны руководства госкорпорации к нашей организации должно быть обязательным элементом для сохранения НИИАР в стабильном и успешном состоянии.

Мы надеемся на расширение и повышение производительности нашего изотопного производства. Мы рассчитываем, что будет прямо и остро поставлен вопрос по ситуации с грядущим выводом из эксплуатации установок, эксплуатирующихся более полувека на нашей площадке. Говоря о выводе, я в первую очередь имею в виду ВК-50. Это очень большая и сложная задача.

ВК-50 – аппарат уникальный, единственный в нашей стране. А для нас конкретно он чрезвычайно важен с точки зрения финансовой стабильности института, поскольку генерирует нам доход от продажи электроэнергии. Нужно думать, чем заместить этот доход, который будет потерян после окончательного останова ВК-50.

Нужно разработать технически грамотные программы по выводу реактора из эксплуатации, создав на площадке института центр компетенций в области вывода, поскольку в ближайшие 20 лет нам предстоит вывод и других реакторов. Так, никуда, к большому сожалению, не деться от вывода БОР-60 – когда-то и его придётся остановить.

К этому надо готовиться, формировать подразделения, которые будут заниматься этими задачами, наращивать компетенции.

Что ожидает людей, работающих на ВК-50, после останова реактора?

Они будут его выводить. Я придерживаюсь подхода, что выводить реактор должны те же самые люди, кто его эксплуатировал. Да, придется переучиться. Да, работа будет другая. Но всё равно это должны быть те же самые люди, потому что это основное условие для безопасного вывода.

Так было сделано при выводе реактора БР-10. И мы видим успешный результат, видим большой объём новых уникальных технологий – например, технологии утилизации теплоносителя, технологии утилизации корпуса, способы обращения с топливом.

Безусловно, мы намерены сохранять ВК-50 как можно дольше, до тех пор, пока его вообще будет возможно сохранить. И бьёмся мы за него и как за источник доходов, и как за образец интересной и имеющей шансы на будущее технологии.

Но одновременно мы должны готовиться к неизбежному. В какой-то момент придётся нажать на красную кнопку и окончательно остановить реактор. И встретить этот момент надо во всеоружии – с готовой и понятной программой, с утверждённым планом мероприятий, с достаточными людскими ресурсами для выполнения всех работ.

А для этого необходимо, в том числе, попасть в соответствующие федеральные целевые программы.

И вновь о стратегии

Я предполагаю, что мы будем двигаться от классического советского НИИ, обеспеченного длинными государственными программами изучения перспективных технических решений, к научно-производственному объединению, ориентированному на прикладные исследования, создание технических переделов с высокой добавленной стоимостью, зарабатывание денег на международных рынках.

Но конечно, мы не отказываемся от функции международного центра коллективного пользования на базе МБИР.

Вы хотите стать атомным НПО. Для лучшего понимания – есть ли на Западе аналог того, что вы собираетесь сделать в НИИАРе?

Его нет. В Штатах центры, подобные нашему, являются национальными лабораториями, чья деятельность прямо или косвенно финансируется из госбюджета. Французские центры также содержатся государством – вспомните хотя бы Кадараш, который завязан исключительно на бюджетные деньги. То же самое в Китае и Индии.

Вы сами видите, какова общепринятая практика в мире. В странах с развитой атомной отраслью центры, подобные нашему, являются предметом целевого государственного финансирования и функционируют в основном за его счёт. Их задача – создавать будущую добавленную стоимость для отрасли в целом.

А доходы НИИАР складываются сейчас в основном из производства изотопной продукции, производства топлива, продажи электроэнергии и оказания услуг НИОКР.

Есть распространённое мнение, что исследовательский реактор может стать самоокупаемым только при наличии спонсора, готового содержать аппарат всю жизнь за табличку со своим портретом и именем в центральном зале.

Это мнение не распространённое, а общепринятое. Но мы и не стремимся преодолеть пропасть за один великий скачок. Мы говорим: “Хотим сохранить имеющиеся у нас экспериментальные возможности путём создания наукоёмких производств”. Другого способа удержаться на плаву у нас нет.

Спасибо, Александр Александрович, за интервью для электронного издания AtomInfo.Ru. И удачи Вам в Вашей деятельности!

Источник: AtomInfo.ru

niirosatom.ru

Состав НТС № 2 по направлению «Ядерные материалы и технологии ядерного топлива»

2016

Председатель НТС № 2: 1. Штромбах Ярослав Игоревич – помощник президента НИЦ «Курчатовский институт», доктор технических наук, профессор (по согласованию)

Заместитель председателя НТС № 2: 2. Семченков Юрий Михайлович – руководитель Курчатовского ядерно- технологического комплекса (КЯТК) НИЦ «Курчатовский институт» (по согласованию)

Ученый секретарь НТС № 2: 3. Соколов Николай Борисович – начальник отдела АО «ТВЭЛ», кандидат технических наук

Члены НТС № 2: 4. Васильев Борис Александрович – главный конструктор РУ БН АО «ОКБМ Африкантов», кандидат технических наук

5. Васильченко Иван Никитович – главный эксперт АО ОКБ «Гидропресс», кандидат технических наук

6. Гончаров Юрий Валерьевич – заместитель генерального директора по развитию и инновациям ПАО «НЗХК»

7. Гурович Борис Аронович – заместитель руководителя КЯТК по реакторным материалам и технологиям НИЦ «Курчатовский институт», доктор технических наук, профессор (по согласованию)

8. Долгов Алексей Борисович – директор Департамента АО «ТВЭЛ»

9. Жиганин Алексей Владимирович – технический директор ПАО «МСЗ»

10. Ивакин Александр Владимирович – директор АО «Наука и инновации» (управляющий директор АО «ВНИИХТ»), доктор экономических наук

11. Калин Борис Александрович – заведующий кафедрой НИЯУ МИФИ, доктор технических наук, профессор (по согласованию)

12. Карзов Георгий Павлович – заместитель генерального директора ФГУП ЦНИИ КМ «Прометей» НИЦ «Курчатовский институт», доктор технических наук, профессор (по согласованию)

13. Кислов Андрей Иванович – ведущий эксперт «Ростехнадзора» (по согласованию)

14. Крицкий Владимир Георгиевич – главный научный сотрудник АО «Атомпроект», доктор технических наук, профессор

15. Крылов Дмитрий Валериевич – руководитель проекта АО «ТВЭЛ»

16. Лавренюк Петр Иванович – старший вице-президент АО «ТВЭЛ»

17. Малинов Владимир Иванович – главный технолог ФГУП «РФЯЦ-ВНИИЭФ», кандидат технических наук

18. Никулин Сергей Анатольевич – заведующий кафедрой НИУ МИСИС, доктор технических наук, профессор (по согласованию)

19. Новиков Владимир Владимирович – заместитель генерального директора АО «ВНИИНМ», кандидат технических наук

20. Орлов Валерий Иванович – начальник отдела АО «ВНИИАЭС», кандидат технических наук

21. Павловичев Александр Михайлович – начальник лаборатории КЯТК НИЦ «Курчатовский институт», кандидат физико-математических наук (по согласованию)

22. Патаракин Олег Октябревич – заместитель директора – начальник отдела блока по управлению инновациями Госкорпорации «Росатом», доктор физико-математических наук

23. Русанов Александр Евгеньевич – заместитель генерального директора АО «ГНЦ РФ-ФЭИ», кандидат технических наук

24. Рябинин Юрий Алексеевич – главный эксперт АО «Концерн Росэнергоатом»

25. Самойлов Олег Борисович – главный конструктор АО «ОКБМ Африкантов», доктор технических наук

26. Скупов Михаил Владимирович – заместитель генерального директора АО «ВНИИНМ»

27. Троянов Владимир Михайлович – главный технолог проектного офиса «Новая платформа» АО «Концерн Росэнергоатом», доктор технических наук

28. Тузов Александр Александрович – директор АО «Наука и инновации» (директор АО «ГНЦ НИИАР»), кандидат технических наук

29. Тутнов Александр Александрович – заместитель руководителя отделения ресурса и прочности элементов ядерных установок КЯТК НИЦ «Курчатовский институт», доктор технических наук (по согласованию)

30. Черепнин Юрий Семёнович – главный конструктор – директор конструкторско-технологического отделения АО «НИКИЭТ», доктор технических наук

31. Чинейкин Сергей Владимирович – заместитель генерального директора - технический директор АО «ЧМЗ», кандидат технических наук

www.rosatom.ru


Смотрите также