Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Борис подопригора биография


Авторы

Подопригора Борис Александрович родился в 1955 году в Ленинграде.

Закончил Военный институт иностранных языков – дважды (китаист и специалист по Афганистану), а также факультет психологии

Санкт-Петербургского госуниверситета.

До увольнения в запас проходил службу в вооруженных силах на должностях, связанных с аналитической и международно-представительской работой, в том числе в семи кризисных зонах. Аттестован по пяти иностранным языкам. Заслуженный военный специалист России. Награжден 2 орденами и 20 медалями. Перед увольнением занимал должность заместителя командующего федеральными

силами на Северном Кавказе. Полковник запаса.

Литератор. Сценарист. Публицист. Как поэт, наибольшее количество раз находившийся в горячих точках, вошел в Книгу рекордов Санкт-Петербурга в 2003 и 2005 годах. Член творческого коллектива, удостоенного высших кинематографической и телевизионной премий РФ в 2004 году – ТЭФИ и «Золотой орел» – как соавтор

сценария телесериала «Честь имею».

Политолог. Член Экспертно-аналитического совета при Комитете по делам СНГ и соотечественников Государственной думы РФ. Постоянный автор периодических изданий и художественных альманахов. Лауреат журналистского конкурса «Золотое перо-2006» в номинации «Личность в журналистике». Советник и консультант ряда государственных учреждений, медийных структур и творческих

объединений.

www.topos.ru

Борис Подопригора. С чего начинается Родина

?

kulhazker (kulhazker) wrote, 2016-09-14 18:38:00 kulhazker kulhazker 2016-09-14 18:38:00 Category: Быть в Карелии и не поговорить с этим удивительным человеком? Я не мог не взять это небольшое интервью.Знакомьтесь, Борис Александрович Подопригора.Бориса Александровича Подопригору знают политологи и литературные критики, конфликтологи и востоковеды - он один из наиболее цитируемых петрозаводчан. По нынешней должности советник главы Республики Карелия, одновременно эксперт Государственной Думы – он 11 лет назад закончил военную службу, пройдя 7 кризисных зон. Как военный переводчик, озвучил заявление ООНовских наблюдателей о завершении вывода советских войск из Афганистана. За межтаджикское примирение в 1993 году досрочно стал полковником. В 1996–98 гг. служил российским представителем в штабе международных миротворцев в Боснии. В 2002 году, будучи заместителем командующего федеральными силами на Северном Кавказе, возглавлял «информационный фронт» во второй чеченской кампании. Тогда, напомним, произошел перелом не только в войне, но в ее публичном восприятии. В 2004 году в качестве посредника участвовал в разрешении конфликта между претендентами на президентский пост в Абхазии - иной исход грозил республике гражданской войной. После увольнения в запас занимается социологической аналитикой и информационной политикой, последние пять лет – в Карелии. По оценке многих активистов соцсетей, является одним из наиболее опытных российских посредников между властью и блогерским сообществом. Автор шести книг и киносценариев. Лауреат творческих премий, включая «ТЭФИ», «Золотой Орел», имени Александра Невского, а также журналистского конкурса «Золотое перо».Борис Александрович, расскажите несколько слов о себе:Родился в 1955 году в Ленинграде, куда вернулся незадолго до своего сорокалетия. Двукратное обучение в Военном институте иностранных языков - китаист и афганист. Служба в вооружённых силах: Средняя Азия, Сибирь, Забайкалье. Плюс почти девять лет в «горячих точках», в том числе, в Африке, Афганистане, Таджикистане, на Балканах, в Чечне, Абхазии. В промежутках - психфак питерского университета, учёба в ряде других, включая Канадский институт прикладных переговоров. Переход от переводческой и международно-представительской работы к информационно-аналитической и социологической, чем занимаюсь до сих пор. Журналист, литератор. С конца 2011 года - советник Главы Республики Карелия.

Что для вас журналистика?

Возможность сказать то, в чём уверен, и что считаю важным для многих, прежде всего, профессионалов. Как правило, это относится к военной политике на стыке с востоковедением. Когда обращаюсь к карельской тематике, стараюсь не замыкаться на злобе дня, мне интересней довести до читателя своё видение по существу, свою логику, а не факт, тем более политизированный.О Вас можно прочитать в Википедии, а на самом деле какой вы человек?Более или менее уверенный в том, что касается практической работы, повторю, аналитики и социологии. В остальном предпочитающий услышать других, прежде чем высказать своё мнение. Вслед за Вознесенским верящий, что «в человеческом назначении - 90 процентов добра», поэтому - помоги, кому сможешь, но никому об этом не рассказывай. Беспартийный государственник, не признающий 90 процентов отечественных политических идеологем - мне ближе типология людей по барону Врангелю: служак - чинохват - шляпа и - ни к чёртовой матери - остальное, ей Богу, вторично. Принимающий ахматовскую строку: «И в мире нет людей бесслёзней, надменнее и проще нас». О другом пусть судят со стороны.

Ваш боевой опыт заслуживает огромного уважения, а могла ли жизнь повернуться иначе?

Рассказываю об этом впервые. Когда перед направлением в Афганистан учился в Москве, познакомился в 1987 году с известным артистом и режиссёром - Евгением Яковлевичем Весником. Он, петроградец по рождению и мироощущению. Тем не менее в душе он остался старшим лейтенантом Красной Армии второго военного года. Покритиковав меня за творческий поиск, он предложил мне оставить службу и поступить во ВГИК на режиссуру. Соблазн был. Но отказаться от афганской командировки я не мог по офицерским представлениям. Зато когда 2004-ом творческая группа телесериала «Честь имею», в том числе я, получила «ТЭФИ», первым меня поздравил Евгений Яковлевич.

Чечня, Восток - совсем другие страны и по ощущениям и по менталитету они чему-то научили?

Восток наглядно доказывает сложность мира сего. Это относится не только к географии и политике, но и повседневности. Грамотный востоковед, по моему опыту, мудрее любого иного гуманитария, по крайней мере, менее суетлив. И если общение - это расшифровка и обмен явных и скрытых знаков и смыслов, то погружение в китайскую или персидскую грамоту обогащает культуру диалога, чем мне, собственно, и приходится заниматься. Например, сейчас с вами.

Что для вас настоящая дружба?

То, что в идеале должно связывать рукопожатных мужчин. Но опять же - не торопясь отказать в рукопожатности тем, кого не понял. Ведь, заповедь психолога - не прерывай нити общения. Женщины заслуживают, скорее, другого - любви, внимания, снисхождения, по крайней мере, улыбки…Из числа наших общих знакомых, кого могу назвать своим другом, - писатель Андрей Константинов. Правда, это уже иное наполнение дружбы, измеряемой десятилетиями.

Новые технологии, блоги - всё это хорошо и красиво, а умрут ли печатные издания?

Блог - это предтеча средств персонального информирования, которые придут на смену СМИ. Печатные издания останутся в количестве и качестве, устраивающем тех, кому они привычнее. По аналогии с книгами. И ещё. Давайте посмотрим, что будет с кинотеатрами. Их и закрывали, и радовались их возрождению, пусть, на обновлённой технологической основе. Так что пусть всё идёт, как идёт. Дополню лишь одним замечанием: для того, чтобы повысилось значения блога, нужна более высокая культура общения. В публичной жизни и в соцсетях. Чем я тоже занимаюсь, в том числе, с вашей помощью - вы сами участвовали в целом ряде блоготуров по Карелии. Хотелось бы такое преобразование блогерского сообщества начать с Карелии: в этом, IT-продвинутом, регионе для этого есть все предпосылки.

«Россия священная наша держава…», а для вас она какая?..

Это страна, где я родился, которую видел в разном состоянии, которой я присягал. Это огромный потенциал, который моё поколение обязано передать следующему - без потерь. Тем более что на долю моих родителей выпали и спасение страны в 40-х, и её потери в 80-90-ых годах. В практическом смысле - это «губернаторская» страна - иначе не возникло бы словосочетания: «положение хуже губернаторского»! То есть, страна, благополучие которой во многом зависит от способностей первых лиц в регионах. Рад тому, что деловые и нравственные приоритеты моего губернатора - Александра Петровича Худилайнена - совпадают с моими, иначе бы мы расстались.

Борис Александрович, так все таки… вообще, с чего начинается Родина?

Для меня - с профессиональности анализа и прогноза. Поскольку к подобным вопросам я привык, повторю. Когда-то довелось прочесть первоначальный сценарий фильма «Сибириада». В сценарии есть не попавший на экран эпизод: «хозяина», скажем, Красноярского края вызвали на ковер в Кремль, так сказать, за все сразу и по полной! Сидя в салоне Ту-134, он разглядывает карту своих владений и размышляет: «у меня только болот в три раза больше, чем территория Франции». Нечто подобное я чувствую сегодня, глядя на карту Карелии в своем кабинете. Но я-то занимаюсь аналитикой и социологией. А вот глава региона Александр Худилайнен - самой, что ни есть, «полевой практикой». Поэтому ему достается не меньше, чем тому условно «красноярскому хозяину».Карелия - огромная по европейским меркам страна (больше Прибалтики или чуть меньше некогда могущественной Австро-Венгрии) и малочисленное, да еще и убывающее население – всего-то 630 тысяч, как в районах внутри столиц… Вот и имеем, с одной стороны, экологический, поэтому туристический, мегазаповедник с репутацией, подтвержденной песней. Плюс - самую протяженную границу с Евросоюзом, значительную часть таблицы Менделеева, правда, глубоко в недрах и заманчивый выход через Белое море в Арктику…С другой стороны, массу системных проблем, которые вам подробно раскрыл зампремьера по экономике Юрий Владимирович Савельев. Есть, правда, редко упоминаемые нюансы. Дело в том, что население каждой местности веками культивировало в себе как полезные, так и мешающие ему черты. Ну, например, нужно ли подробнее рассказывать о дефиците цивилизованной уступчивости, характерной для кавказцев? На Карелии, как и на целом ряде губерний, сказывается ожидание от начальника сиюминутных благ. А если он, как тот же Абрамович на Чукотке, не открыл собственный кошелёк, значит, его надо менять. Но Карелия «начинается» и живёт, как и большинство регионов страны. То есть, по принципу: сделаешь - получишь. Сегодня сделано главное - найден механизм, воочию задающий постепенный экономический рост. Это федеральная целевая программа, она рассчитана до 2020 года - года столетия республики. Ещё одна особенность. Можно только приветствовать демократические традиции Карелии, критический, даже оппозиционный склад ума значительной части местной интеллигенции. Точно ни в одном регионе страны губернатору, гуляющему в день города, не пытаются вручить листовку с призывом его отставки. Но на таком фоне происходит профессионализация даже не оппозиции, а нигилизма. «Юноше, обдумывающему житьё,» как будто предлагают: «хочешь нормальной жизни, тогда борись против власти!» Меня особенно зацепила фраза одного из как-никак университетских выпускников: «Хорошо бы, если Карелию подобрал кто-нибудь богатенький!» Увы, так думают многие… Так что, начав с песенной строки, мы с вами прошлись по Карелии, которую вы, возможно, не знаете. Но, как видите, мы ничего не скрываем. И, если заметили, блоготуры это подтверждают.

Вы ленинградец-петербуржец, как получилось, что сейчас вы живете и работаете в Карелии, в Петрозаводске?

В Петрозаводск я попал достаточно случайно, после переезда в Москву моего бывшего шефа - председателя питерского ЗакСа ныне сенатора Вадима Альбертовича Тюльпанова. Существеннее другое: военная, потом государственная служба научила никогда не отказываться от самых первых сколь-нибудь серьёзных предложений. К тому же в Карелии явно есть, чем заняться, а мой возраст уже не позволяет долго выбирать. Тем более что информационно-аналитическая работа как никакая другая требует разностороннего опыта и, если хотите, широкого личностного диапазона. В остальном до сих пор считаю себя офицером, привычно командированным в «точку» - без указания, так сказать, её температуры…

И теперь я хотел бы задать несколько блиц вопросов.

Если отдыхать - то без рабочей флешки и рабочей симки (личная - «реагирует» только на приёмную Главы Карелии)…

Если смотреть - то на костёр.Если кушать - то корюшку с пюре, которое умела готовить только моя матушка.

Борис Александрович, а какие Ваши самые любимые места для отдыха и работы.

Смена занятий и есть отдых. Для меня это включение домашнего ноутбука. Нет, сначала - священнодействия на кухне, когда я сам себе готовлю несколько сортов китайского чая. Я - «чаеман» со стажем. Жаль, не получилось вас угостить.

Я конечно не могу не спросить о планах на будущее, будете ли продолжать писать?

Пишу книгу о Карелии. Мне не дает покоя тема красно-белого примирения, основанная на эпизодах Гражданской войны. Именно в Карелии, например, обмен «красно-белыми» врачами редкостью не был. С Северо-Западом страны некоторые исследователи связывают и вообще сенсационную попытку красно-белой координации действий в отношении Финляндии. Работа идёт со скрипом - эта тема «забанена» с многих сторон. Даже общение с парижскими потомками вождей Белой Гвардии дало меньше, чем на то рассчитывал. Не отправиться ли куда ещё? Ну а если с философским обобщением - на философском же факультете я когда-то преподавал! - Карелия заслуживает не только дальновидных руководителей, но и, если хотите, эпического восприятия. Снизим пафос: раз Иоанн Грозный не отдал «Кемску волость», значит, она должна не только принадлежать России, но ей служить и этим гордиться.14.09.2016 Tags: Карелия, интервью, истории
  • Смешанные чувства овладевают мной после посещения Международного военно-морского салона МВМС-2017. Огромная мощь в ВПК и полная безнадега в бизнесе…

  • Сегодня у меня большое интервью с Андреем Константиновым. Многие его помнят хотя бы по сериалу Бандитский Петербург, но кроме этого Андрей написал…

  • Вторая часть интервью с заместителем премьер-министра правительства Карелии - Юрием Владимировичем Савельевым. - Юрий Владимирович, меня интересует…

kulhazker.livejournal.com

Произведения

Главная» Наши авторы

Борис Александрович ПОДОПРИГОРА

родился в 1955 году в Ленинграде. Закончил Военный институт иностранных языков - дважды (китаист и специалист по Афганистану), а также факультет психологии Санкт-Петербургского госуниверситета. До увольнения в запас проходил службу в вооруженных силах на должностях, связанных с аналитической и международно-представительской работой, в том числе в семи кризисных зонах. Аттестован по пяти иностранным языкам. Заслуженный военный специалист России. Награжден 2 орденами и 20 медалями. Перед увольнением занимал должность заместителя командующего федеральными силами на Северном Кавказе. Полковник запаса. В настоящее время - преподаватель СПбГУ – специалист по международным конфликтам. Президент Петербургского клуба конфликтологов-посредников. Литератор. Сценарист. Публицист. Как поэт, наибольшее количество раз находившийся в горячих точках, вошел в Книгу рекордов Санкт-Петербурга в 2003 и 2005 годах. Член творческого коллектива, удостоенного высших кинематографической и телевизионной премий РФ в 2004 году – ТЭФИ и «Золотой орел» – как соавтор сценария телесериала «Честь имею». Политолог. Член Экспертно-аналитического совета при Комитете по делам СНГ и соотечественников Государственной думы РФ. Постоянный автор периодических изданий и художественных альманахов. Лауреат журналистского конкурса «Золотое перо-2006» в номинации «Личность в журналистике».

Чечня: снятое проклятие, или В плюсе таится минус (электронный номер 58 (апрель 2009))

Караджич: трагедия в жанре игры в поддавки (электронный номер 51 (август-сентябрь 2008))

www.lik-bez.ru

БОРИСУ ПОДОПРИГОРЕ – 60!

27 февраля исполняется 60 лет одному из самых достойных выпускников Военного института иностранных языков – Борису Александровичу Подопригоре Восток - 78.

«Нотный скомканный лист… Позабыть обо всем: Просто время пришло возвращаться. Снег наивен и чист, Он совсем невесом.

А глаза почему-то слезятся…»

Эти строчки накануне вывода советских войск из Афганистана 15 февраля 1989 года написал майор Подопригора, офицер взаимодействия с наблюдателями ООН. Он же, перейдя афганско-советскую границу, оглянулся и произнес, по сути, историческую фразу, поставившую точку в десятилетней войне: «За нами советских войск не осталось.»

Афганистан был лишь одной из «горячих точек» в боевой биографии Бориса Александровича. В послужном списке полковника запаса Подопригоры их было около десятка, включая Эфиопию, Таджикистан, Югославию и Чечню… Скупые записки в его рабочих блокнотах позже вылились в стихи, рассказы, очерки и книги.

Вообще фронтовая и творческая биографии Бориса Подопригоры достойны отдельного интереснейшего повествования о судьбе офицера родом из ВИИЯ, перипетиях службы, эпизодах войны, встречах с известными личностями, аналитической работе…

Принято считать, что человек талантливый талантлив во всем. И это полностью относится к Борису Александровичу.

В 1978 году он закончил восточный факультет ВИИЯ (китайский язык), а в 1987 – спецфак (ускор. с персидским (дари) языком). Плюс к двум восточным языкам – свободное владение тремя западными. И это еще не все. В дополнение к востоковедческому образованию Борис Подопригора получил диплом Санкт-Петербургского госуниверситета по специальности «психология».

…Военная страница в его биографии закончилась в Чечне, где полковник Подопригора занимал должность заместителя командующего объединенной группировкой федеральных сил на Северном Кавказе. Награжден двумя боевыми орденами, знаком «Заслуженный военный специалист России» и двадцатью медалями.

В отличии от военной творческая биография поэта, публициста, сценариста и писателя Подопригоры не закончилась. Недавно в Санкт-Петербурге в серии «Писатели на войне, писатели о войне», посвященной 70-летию Победы, вышла его книга «Запомните нас живыми». А его предыдущее произведение «Если кто меня слышит. Легенда крепости Бадабер», написанное в соавторстве с Андреем Константиновым, критика назвала литературным памятником воинам-афганцам.

Борис Александрович Подопригора, член творческого коллектива, был удостоен высших кинематографических и телевизионных премий «ТЭФИ» и «Золотой орел» как соавтор сценария телесериала «Честь имею». Он – лауреат журналистского конкурса «Золотое перо» 2006 года в номинации «Личность в журналистике». Является членом правления Петербургского отделения Союза писателей России, членом Союза журналистов Санкт-Петербурга и Ленинградской области.

Как политолог и аналитик Борис Подопригора является членом Экспертно-аналитического совета при Комитете по делам СНГ Государственной Думы РФ, советником главы Республики Карелия.

От имени ВИИЯ-сообщества желаю Борису Александровичу здоровья и творческого долголетия.

Владимир Алексеевич Дудченко Восток - 73, член Санкт-Петербургского союза журналистов

clubvi.ru

Подопригора Борис Александрович

Страна:Россия
Год рождения:1955
Борис Александрович Подопригора - полковник запаса, журналист, литератор, сценарист, публицист, политолог. Родился в 1955 году в Ленинграде. Закончил Военный институт иностранных языков (китаист и специалист по Афганистану), а также факультет психологии Санкт-Петербургского госуниверситета. До увольнения в запас проходил службу в вооруженных силах на должностях, связанных с аналитической и международно-представительской работой, в том числе в семи кризисных зонах. Аттестован по пяти иностранным языкам. Заслуженный военный специалист России. Награжден 2 орденами и 20 медалями. Перед увольнением занимал должность заместителя командующего федеральными силами на Северном Кавказе. Как поэт, наибольшее количество раз находившийся в горячих точках, вошел в Книгу рекордов Санкт-Петербурга в 2003 и 2005 годах. Член творческого коллектива, удостоенного высших кинематографической и телевизионной премий РФ в 2004 году – ТЭФИ и «Золотой орел» – как соавтор сценария телесериала «Честь имею».Член Экспертно-аналитического совета при Комитете по делам СНГ и соотечественников Государственной думы РФ. Постоянный автор периодических изданий и художественных альманахов. Лауреат журналистского конкурса «Золотое перо-2006» в номинации «Личность в журналистике». Советник и консультант ряда государственных учреждений, медийных структур и творческих объединений.

  Скачать

Общая оценка: 0, голосов: 0

Запомните нас живыми
Жанр:Историческая литература
Год издания:2015
Серия:Писатели на войне, писатели о войне
Скачиваний:77
Язык:Русский
Перед нами – публицистические и поэтические откровения – оперативная аналитика и зарисовки с натуры… Они нам нужны, чтобы с сегодняшним опытом осмыслить наше прошлое. И еще. Они интересны судьбой автора – военного интеллигента, участника событий в семи горячих точках – Африке и Афганистане, Таджикистане и на Балканах, Чечне и Абхазии… В 2004 году Борис Подопригора стал одним из авторов телесериала «Честь имею!..», удостоенного высших телевизионной и кинематографической премий страны – «ТЭФИ» и «Золотой орел». Написанный им в соавторстве с Андреем Константиновым роман «Если кто меня слышит. Легенда крепости Бадабер» критика назвала литературным памятником воинам-афганцам. Диапазон служения ныне советника главы Республики Карелия Бориса Александровича Подопригоры охватывает экспертное сообщество Госдумы, университетскую кафедру и журналистику. В его офицерском планшете вместе с тремя вузовскими дипломами и тремя орденскими книжками, шестью книгами и киносценариями, многими сертификатами научных и общественных отличий особое место занимают творческие блокноты, посвященные драматическим событиям последних 30 лет. Они и стали основой этой книги.

Мобильная библиотека JBOOKS.CLUB содержит несколько тысяч интереснейших книг для телефона.Для чтения Вам необходим только современный мобильный телефон или смартфон с хорошим экраном.Найдите интересующую Вас книгу

(бесплатно скачайте JAR или FB2-файл), загрузите ее и наслаждайтесь чтением!

Хотите оперативно получать новости о добавленных книгах и авторах?

Подпишитесь через ленту новостей!

Юмор  Поэзия  Фэнтези  Боевик  Детективы  Справочники, шпаргалки  Боевая фантастика  Проза  Философия  Иронический детектив  Фантастика  Домоводство, кулинария  Любовный роман  Любовно-фантастический роман  Культурология  Социальная фантастика  Приключения  Детская литература  Энциклопедии  Психология, самосовершенствование  Мемуары, биографии, докум. проза  Мистика  Познавательная литература  Путеводители, путешествия  Журналы  Историческая литература  Эpoтика  Эзотерика  Триллер, ужасы  Вестерн  Словари, учебники, руководства  Пьеса  Остросюжетный любовный роман  Научная фантастика  Сад, огород  Драма  Компьютерная литература  Повесть  Исторические приключения  Современная проза  Религия  Роман   Публицистика  Здоровье, медицина  Боевые искусства, спорт  Мифы, легенды, эпос  Досуг, игры, развлечения, праздники  Экономика  Домашние животные, ветеринария  Бизнес, финансы  Криминальная мелодрама 

jbooks.club

ПРАВДА — КАК МАТЬ: ОНА ОДНА

К оглавлению номера

Борис Александрович ПОДОПРИГОРА родился в 1955 году в Ленинграде. Закончил Военный институт иностранных языков (дважды: как китаист и как специалист по Афганистану), а также факультет психологии СПбГУ. До увольнения в запас проходил службу в Вооружённых силах на должностях, связанных с аналитической и международно-представительской работой, в том числе в семи кризисных зонах. Аттестован по пяти иностранным языкам. Заслуженный военный специалист России. Награждён двумя орденами и 20 медалями. Занимал должность заместителя командующего федеральными силами на Северном Кавказе. Полковник запаса. В настоящее время преподаватель СПбГУ — специалист по международным конфликтам. Член Союза  писателей  и  журналистов. Политолог. Член Экспертно-аналитического совета при Комиссии по делам СНГ и соотечественников, эксперт Госдумы.

История перестаёт быть гуманитарной дисциплиной, утверждающей незыблемость общечеловеческих представлений о добре и зле. В абсолют возводится оруэлловский парадокс: «Тот, кто явственно различает чёрное и белое, страдает дефектом зрения». История превращается в арену политиканства и игры амбиций. Победный для нас итог Второй мировой войны подвергается обстрелу её же фрагментами, заточенными по современным информационным технологиям. «В 45-м одержана Победа, но не закончена война». Пророчество современника Победы русского патриота из Лихтенштейна, Эдуарда Фальц-Фейна, напомнило о себе накануне 65-й весны после взятия Рейхстага. Последних здравствующих солдат Великой Отечественной как будто просят: «Скажите, что всё было не так, и уходите с миром. Не мешайте «историческому процессу».

Каяться, что победили?

Историческими спецэффектами расцвечиваются стены «Буквоедов» и политологических аудиторий, редакций и студий. От мониторов и микрофонов отслаиваются три переходящих из одного в другой пласта лжи, оправдываемой уточнением истории. Пласт первый — «примиряющий». Это когда победителей и побеждённых «политкорректно» обезличивают как жертв тоталитарных режимов: «давай пожмём друг другу руки — и в дальний путь на долгие года». Появился даже святочный рассказ о том, как русского подростка «усыновил» немецкий полк. Но, протягивая руку, у нас называют не только имя, но и фамилию деда-прадеда, а у прадедов сейчас уже вряд ли спросишь, что они думали по поводу тоталитаризма в первый час послевоенной тишины. Не мы стояли у истоков памяти о войне. Стоит ли постфактум «братать» тех, кто при жизни этого не делал? Да и не все потомки солдат Победы поровну чтят имена упокоенных под немецкими крестами и советскими звёздами: французский памятник на Бородинском поле поставили лишь к 100-летию битвы. Не довериться ли нам чутью внуков? Пласт второй — «правдоизбирательный». Это когда события 65—70-летней давности разносятся по «частным квартирам». По принципу: каждый оценивает историю исходя из собственных представлений о справедливости, и все правды равно подсудны. Под сенью той же богини Клио вариации этой правды смещены на обывательский уровень. Слово очевидца «замещает» «личной правдой» «правду всеобщую»: «Кто вас освободил из концлагеря? — Формально — русские. Но тёплым супом нас накормили американцы… Они собрали адреса наших родственников, и вообще…». За этим «вообще» уже частностью кажется, кто и какой ценой спас обречённых на смерть. К этому подступает и правда эпизода в виде какого-нибудь протокола лета 45-го: «ефрейтор Красной Армии Пупкин приставал к фройлейн Гретхен». То, как этот «святой и грешный» красноармеец попал в Германию, как до этого вели себя соотечественники фройлейн на родине ефрейтора, например, в Хатыни, в этом случае выглядит чем-то сродни коммунистической пропаганде. Отсюда рукой подать до равной ответственности Германии и Советского Союза за главную трагедию ХХ века. И всё — со ссылкой на документальный источник. На нём основывается и третий пласт — «правовой». Его содержательная суть предстаёт в манипулятивном подборе исторических свидетельств и сегодняшних правовых норм. В сумме они нацелены на привлечение нынешней Москвы к той же ответственности, которую понесла нацистская Германия. Сюда опять же притягивается «частно-национальная» логика: да, Германия проиграла войну, поэтому до сих пор возмещает ущерб от неё пострадавшим. Но между Нарвой и Вислой не счесть пострадавших и от Советского Союза. Для начала признайте это, а с компенсациями, мол, разберёмся потом. Так преступления нацизма юридически отождествляются с вводом советских войск в Прибалтику, а также в западные районы Украины и Белоруссии в 1939 году. То есть порядка 30 миллионов наших соотечественников, павших за освобождение половины Европы, приравниваются к десяткам тысяч сосланных в Сибирь. И никакого, видит Бог, лукавства — просто историки подтвердили выводы правоведов. Начало историко-обвинительному процессу положили мы сами, осудив в 1989 году пакт Молотова—Риббентропа. Это делать было решительно нельзя, памятуя о крючкотворских повадках наших еврососедей. Не дальновиднее ли было осудить сталинизм как внутриполитическую практику? Поступить так, как китайцы с не менее остро воспринимаемой фигурой Мао Цзэдуна: столько-то процентов он сделал полезного для страны, столько-то — вредного. Без какого-либо международно-политического флёра. Увы, теперь нашей дипломатии предстоит всякий раз разводить моральную оценку пакта и вытекающую из его осуждения материальную ответственность. Ещё наивнее рассчитывать, что признание «международных преступлений сталинизма» избавит нас от юридических ультиматумов в у.е. Вывод Советской армии из Восточной Европы сопровождали западные заверения на всех уровнях: что вы, о каком расширении НАТО может идти речь? Это не требует даже документальных договорённостей… Ну, и что вышло? Впрочем, дело не в объёме и реализуемости претензий к наследнице державы-победительницы.

Для нас май 45-го сакрален как главное событие века, получившее предельно широкую и однозначную международную оценку. На таких победах строится самосознание народа, его вера в будущее. Уважая вклад союзников, всё же признаем, что именно Москва задала послевоенному миру новую повестку дня. Лишить нас гордости за Победу, обречь на покаяние — значит посягнуть на смысл существования страны, не только в качестве наследников победителей. Заметьте: более удалённая победа Антанты в Первой мировой праздновалась в 2008 году как триумф мировых демократий без всяких исторических «но».

Исторический оскал висельника?

Из той же «историко-правовой» мути всплыл труп разжалованного генерала Власова: кто он, гитлеровский приспешник или борец со сталинизмом, взявший сторону нацистов для утверждения «демократии» в России? Историческое правдоискательство здесь маскирует политическую целесообразность. Безусловно позититивное событие — каноническое объединение РПЦ с РПЦЗ — изначально несло в себе риски политических диверсий. Ибо русские в США являются едва ли не единственной заметной диаспорой, не имеющей лоббистских выходов на американские власти. Их-то и насторожила перспектива создания этого лобби через представительство интересов России в РПЦЗ. В этом, собственно, и всё дело. Но прямо давить на РПЦЗ не в традициях тамошней демократии. Поэтому из исторической хроники извлечён персонаж, предсказуемо раскалывающий зарубежных (прежде всего американских) и российских православных. Нам предложено «облегчить душу» признанием антикоммунистической (читай: демократической) роли нарицательного предателя Великой Отечественной и по существу предъявлен ультиматум: хотите продолжения интеграции — подтвердите её порушением символов вашей правды. Решение РПЦЗ в пользу реабилитации Власова повлекло за собой напряжённость не только с Московской Патриархией, но и с частью собственной паствы. Ибо неоднократным предателем брезговала значительная часть первой волны русской эмиграции, а третья, усвоившая в том числе советские оценки Второй мировой, его на дух не переносит. Так что этот шаг является объективно антицерковным даже с точки зрения интересов Зарубежной Церкви. Впрочем, исторически и человечески фальшив сам реабилитирующий посыл: дескать, советских солдат оказалось в немецком плену так много, что их следует считать не предателями, а вооружённой оппозицией сталинскому режиму. Тогда как быть с Францией или Югославией? Там-то процент коллаборационистов был значительно выше! В соответствии с замыслом информационной операции рассчитаны условия её проведения — канун 65-летия Победы, когда общественное внимание заострено на военно-исторической проблематике. Принято в расчёт и двусмысленное положение московского клира: стоило ли объединяться с зарубежными единоверцами, чтобы при первом «неканоническом» споре прервать с ними связи? Учтён и внутрироссийский фон: недовольство последствиями мирового кризиса распространяется и на нынешнюю власть, унаследованную от коммунистической. И уже наплевать на то, что в 1945 году христолюбивый демократический мир брезгливо проигнорировал антикоммунистические заслуги генерал-предателя. Нашлись и доморощенные проповедники этих заслуг, в том числе в РПЦ. Что ж, кто-то из «митрофанушек» от церковной истории озабочен «запасным аэродромом»: не сложится карьера дома — примут в РПЦЗ как жертву интеграционного рвения. Да и поправку очередного «Вэника» будет повод принять. И все же главное в другом: популяризация клятвоотступника, внесение его имени в дискуссионное поле оставляет предательству шанс на оправдание, пусть и историческое. Тем самым размываются устои государственного служения, и без того не богатого свежими примерами дерзновенности.

Есть что сказать и руководству РПЦ: при любом отношении к присталинскому прошлому самой Церкви её духовно-консолидирующая роль в современной России не может приноситься в жертву межцерковной интеграции — моральных авторитетов у Церкви должно быть больше, чем дипломатов, даже от Бога. Тем более что правда и праведность — понятия однокоренные. История же как гуманитарная дисциплина — это не авторский набор историй из прошлого. Поэтому имя изменника должно исторически ассоциироваться с виселицей, которая ждёт посягнувшего на достоинство своего народа. А не с возленаучным сервилизмом на потребу светских и религиозных спекулянтов.

Борис ПОДОПРИГОРА

www.pravpiter.ru


Смотрите также