Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Боярыня морозова биография


Боярыня Морозова реальная биография

На фото: картина В. И. Сурикова «Боярыня Морозова».

Глеб Иванович Морозов, знатный боярин, приближенный ко двору Михаила Федоровича, а затем и Алексея Михайловича. Известен он, однако, не своей придворной карьерой и не тем, что слыл одним из богатейших людей в Русском царстве, а тем, что после смерти первой супруги женился на 17-летней красавице Феодосии Соковниной, которая вошла в русскую историю под именем боярыни Морозовой.

Женщин, носивших фамилию Морозовых в многовековой истории рода было немало. Но исторически она закрепилась за Феодосией Прокофьевной, знаменитой раскольницей, духовной дочерью протопопа Аввакума, боярыней Морозовой, ставшей героиней известного полотна художника Василия Сурикова.

Боярыня Морозова в семейной жизни

Семейную жизнь Глеба Ивановича Морозова с первой женой Авдотьей Алексеевной можно было бы назвать счастливой - они прожили душа в душу тридцать лет, - если бы не одно печальное обстоятельство: у них не было детей. Вот почему, когда юная боярыня Морозова родила сына, Глеб Иванович был несказанно рад. У любимого брата Бориса, скопившего немалое состояние, тоже не было детей, сам Глеб Иванович был отнюдь не бедным человеком, поэтому новорожденный Иван Морозов с младенчества сделался богатейшим наследником.

В семье Морозовых царила настоящая роскошь. Причем не только в их московском доме, но и в подмосковных имениях, что воспринималось современниками с удивлением и недоверием. В те времена боярские вотчины имели лишь хозяйственное назначение, украшать и благоустраивать их не было принято.

Впервые старинную традицию нарушил царь Алексей Михайлович: побывав в Европе и повидав роскошные загородные усадьбы, прежде всего польские, он устроил под Москвой свои имения Измайлово и Коломенское, последнее зарубежные гости называли восьмым чудом света.

Советник Алексея Михайловича, бывший в детстве его «дядькой» и наставником, Борис Морозов тоже с пышностью обустроил свое село Павловское, куда приглашал самого царя. Примеру брата последовал и Глеб Морозов, тоже участвовавший в заграничных походах в числе царской свиты и насмотревшийся на имения польских магнатов. В селе Зюзино, по сохранившимся свидетельствам, по барскому двору разгуливали павлины и павы, а боярыня Морозова выезжала в серебряной карете, запряженной шестеркой породистых лошадей, в сопровождении сотни слуг.

Вдова

После смерти мужа и его брата боярыня Морозова осталась владелицей огромного имения, но не простой вдовой, а «матерой», как тогда говорили, - то есть вдовой-матерью, управляющей поместьями до совершеннолетия сына и сохраняющей для него наследство. Ей самой не нужны были несметные богатства - предчувствуя царскую опалу, она заботилась лишь о счастье сына и стремилась поскорее женить его. Но выбрать подходящую невесту богатому наследнику уже в те времена было трудно: «Которые породою получше девицы - те похуже, а те девицы лучше, которые породою похуже», - переживает любящая мать.

Боярыня Морозова и протопоп Аввакум

Заботами и печалями боярыня Морозова делилась со своим давним другом, наставником и духовным отцом - протопопом Аввакумом, известным представителем старообрядчества, который не принял церковную реформу патриарха Никона, за что впоследствии был сослан и казнен. Боярыня Морозова полностью разделяла его взгляды и тоже пострадала и приняла мученическую смерть за свою веру.

Протопоп Аввакум был нарочито строг со своей духовной дочерью, хотя в глубине души любил ее, с удовольствием останавливался в ее большом гостеприимном доме в Зюзине и называл «женой веселообразной и любезной». Феодосия Прокопьевна осталась молодой вдовой - ей было всего тридцать лет, и ничто человеческое было ей не чуждо. Она носила власяницу, чтобы избавиться от соблазнов, но и это не всегда помогало, и протопоп писал ей в ответ на жалобы: «Глупая, безумная, безобразная, выколи глазища те свои челноком!» Упрекал он духовную дочь и в скупости, узнав, что она пожертвовала церкви восемь рублей — сумма немалая по тем временам, когда все исчислялось на копейки и полушки, но Аввакум знал о золоте и драгоценностях, спрятанных боярыней от властей: «Милостыня от тебя истекает как от пучины морской малая капля, и то с оговором», - сердито пишет он.

Благодаря сохранившейся в древних литературных памятниках переписке мы яснее можем представить себе характер боярыни Морозовой - она была вовсе не религиозной фанатичкой, какой ее часто рисует предание, а обычной женщиной и матерью, заботящейся о сыне и о хозяйстве, со своими слабостями, достоинствами и недостатками.

Опала

К достоинствам Феодосии Прокопьевны стоит отнести в первую очередь силу духа - несмотря на привычку жить в роскоши, она добровольно отреклась от всех земных благ, «отрясла прах» богатства и сравнялась с простыми людьми, тайно постригшись в монахини под именем Феодоры.

Меньше чем через год после принятия пострига в дом Морозовой по приказу царя явился архимандрит Чудова монастыря, а впоследствии Патриарх Московский Иоаким. Он допросил Феодосию и ее сестру Евдокию Урусову и вначале оставил их под домашним арестом, но через два дня боярыню Морозову перевезли под стражей в Чудов монастырь в Кремле. Именно этот момент запечатлен на бессмертной картине Сурикова - но художник изобразил свою героиню гордой, суровой и непримиримой, а ведь ей были свойственны и страдания, и сомнения.

Уже в тюрьме Морозова узнала о смерти любимого сына и убивалась по нему так, что протопоп Аввакум в письме опять сделал ей внушение: «Не кручинься о Иване, так и бранить не стану». Из страдалицы за веру старались сделать святую, и летописец, в угоду житийному канону, говорит, что с дыбы опальная боярыня «победоносно обличала» своих мучителей. Однако гораздо более правдоподобным выглядит тот момент, когда боярыня заплакала и сказала одному из палачей: «Сие ли христианство, ежели человека мучить?»

Мучиническая смерть боярыни Морозовой

После пыток на дыбе несчастную боярыню мучили голодом, и она взывала к своему стражнику: «Умилосердися, раб Христов! Помилуй мя, даждь ми калачика!» Потом она просила хотя бы «мало сухариков», хотя бы яблоко или огурчик - но все напрасно.

Царь не хотел устраивать публичную казнь боярыни Морозовой и Евдокии Урусовой, поскольку боялся, что народ будет на их стороне, и обрек женщин на медленную, мучительную смерть от голода. Даже после смерти они находились под стражей - из опасения, что старообрядцы выкопают их тела «с великою честию, яко святых мучениц мощи».

Сестер похоронили тайком, без отпевания, завернутыми в рогожу, внутри Боровского острога. Скончалась боярыня Морозова в ночь с 1 на 2 ноября 1675 года. После ее смерти все несметные богатства и поместья Морозовых отошли государству.

posmotrim.by

Боярыня Морозова - легендарная личность. История жизни боярыни Морозовой

Боярыня Морозова является одной из широко известных русских личностей, оставивших след в истории своего государства. Эта женщина стала воплощением бесстрашности и упрямства, это настоящий борец за свои принципы и идеалы. Отношение к боярыне неоднозначное, для кого-то она обычная фанатичка, готовая пойти на смерть, лишь бы не отказываться от собственных убеждений, у других она вызывает уважение своей стойкостью и верностью принятой вере. Как бы там ни было, но это - легендарная личность, а благодаря картине Сурикова помнить об истории Морозовой будет еще не одно поколение.

Происхождение боярыни Морозовой

Феодосия Прокопьевна родилась 21 мая 1632 года в Москве, ее отец - Соковнин Прокопий Федорович - был окольничим, состоял в родственных связях с первой женой царя Алексея Михайловича, Марией Ильиничной. Будущая боярыня входила в число придворных, сопровождавших царицу. В 17 лет Феодосия вышла замуж за Морозова Глеба Ивановича. Муж был представителем знатного рода, состоял в родственных связях с семьей Романовых, под Москвой имел роскошную усадьбу Зюзино, приходился дядькой царевичу и служил царским спальником. Брат Глеба, Борис Иванович, был очень богат. Скончался он в 1662 году, а поскольку потомством он так и не обзавелся, то все перешло ближайшему родственнику.

После смерти Глеба Ивановича состояние обоих братьев переходит малолетнему Ивану Глебовичу, сыну Глеба и Феодосии, а фактическим распорядителем богатства становится его мать. История жизни боярыни Морозовой очень интересна, потому как эта женщина имела собственные взгляды на жизнь. Феодосия Прокопьевна занимала место верховой боярыни, обладала большим влиянием, была приближенной к царю. Ее богатству можно было только позавидовать: боярыня имела несколько усадеб, но поселилась она в селе Зюзино, где обустроила свой дом по западному образцу. На то время это была самая роскошная усадьба.

Боярыня Морозова распоряжалась восемью (!) тысячами крепостных крестьян, только в ее доме жило около 300 прислуг. У Феодосии была шикарная карета, украшенная серебром и мозаикой, она часто совершала прогулки, запрягая в свой экипаж шесть, а то и двенадцать лошадей с гремящими цепями. Во время поездок боярыню сопровождали около 100 рабов и рабынь, охраняя ее от нападений. По тем временам Морозова считалась чуть ли не самым богатым человеком в Москве.

Сторонница старообрядческой веры

Боярыня Морозова являлась ярой сторонницей старой веры. Она всегда благосклонно относилась к нищим и юродивым, подавала им милостыню. Кроме того, в ее доме часто собирались приверженцы старообрядчества, чтобы помолиться по древнерусским канонам у старообрядческих икон. Женщина тесно общалась с протопопом Аввакумом, апологетом старой веры, не воспринимала реформ патриарха Никона.

Она носила власяницу, дабы таким образом «усмирить плоть». Но все же Аввакум был недоволен Морозовой, призывал ее выколоть себе глаза, как это сделала Мастридия, чтобы уберечь себя от любовных соблазнов. Также протопоп упрекал боярыню в незначительных милостынях, ведь при ее состоянии она могла бы облагодетельствовать намного большее количество нуждающихся. Кроме того, Феодосия, хоть и была верна старой вере, посещала церковь нового обряда, что вызывало к ней недоверие со стороны староверов.

Непослушание Морозовой

Царь знал об убеждениях верховой боярыни, и такое поведение ему совершенно не нравилось. Феодосия всячески избегала церковных и светских мероприятий, она даже не присутствовала на свадьбе Алексея Михайловича, сказав, что очень больна. Царь всячески пытался воздействовать на строптивую боярыню, подсылал к ней ее родственников, чтобы те надоумили женщину и убедили принять новую веру, но все было тщетно: Морозова стояла на своем. Немногие знали, как звали боярыню Морозову после пострига у старообрядцев. Женщина тайно приняла его и получила новое имя – Феодора, доказав своему окружению, что остается верна старой вере.

Царица Мария Ильинична долгое время сдерживала гнев царя, да и высокое положение боярыни не позволяло вот так просто наказать ее, но терпению Алексея Михайловича подходил конец. Вечером 16 ноября 1671 года к Морозовой пришел архимандрит Иоаким с думным дьяком Илларионом. В доме была и сестра боярыни княгиня Урусова. Чтобы показать свое неуважительное отношение к гостям, Феодосия и Евдокия легли в постель и лежа отвечали на вопросы пришедших. После допроса женщин заковали в кандалы, оставив под домашним арестом. Через два дня Морозову перевезли сначала в Чудов, а потом в Псково-Печерский монастырь.

После заточения боярыни скончался ее единственный сын Иван, двоих братьев сослали, а все имущество перешло в царскую казну. Морозову тщательно охраняли, но все же она получала от сочувствующих ей людей одежду и еду, протопоп Аввакум писал ей письма, а один из священников старой веры причастил несчастную женщину.

Наказание царя

Боярыня Морозова, княгиня Урусова и Мария Данилова (жена стрелецкого полковника) в конце 1674 года были переведены в Ямской двор. Пытками на дыбе женщин пытались убедить принять новую веру и отказаться от своих убеждений, но те были непоколебимы. Их уже собирались сжечь на костре, но такому кощунству помешала царевна Ирина Михайловна, сестра царя и заступница бояр. Алексей Михайлович приказал сестер Евдокию и Феодосию сослать в Пафнутьево-Боровский монастырь и заточить в земляную тюрьму.

Кончина боярыни

В июне 1675 года в срубе были сожжены 14 слуг боярыни, поддерживавшие старую веру. 11 сентября 1675 года от голода скончалась княгиня Урусова, Морозова тоже предвидела свою скорую кончину. Незадолго до смерти она попросила стражников постирать в реке рубаху, чтобы умереть в чистой одежде. От полного истощения Феодосия скончалась 2 ноября 1675 года.

Тема картины Сурикова

В 1887 году, после 15-й передвижной выставки для Третьяковской галереи, за 25 тысяч рублей была куплена работа гениального художника «Боярыня Морозова». Картина Сурикова представляет собой холст размером 304х587,5 см, написана она маслом. На сегодняшний день это один из самых больших экспонатов галереи. Картина издалека притягивает к себе внимание зрителей, завораживает яркостью красок, живой силой образов и пространственностью. Василий Иванович за основу взял тему церковного раскола XVII века. Живописец хотел показать нелегкую жизнь и глубокую веру русского народа. Он сумел передать весь трагизм ситуации: главная героиня унижена, растоптана, но не сломлена,; Морозова обречена на смерть, но все же представляется в победоносном образе.

Интерес Сурикова к судьбе боярыни

Биография боярыни Морозовой заинтересовала Василия Ивановича по той причине, что сам он родом из Сибири, а ведь этот край славился огромным количеством старообрядцев. Сибиряки положительно относились к старой вере, потому в этом регионе широкое распространение получили рукописные «жития», принадлежавшие старообрядческим мученикам, пострадавшим от рук представителей новой веры. По некоторым данным, с «Повестью о боярыне Морозовой» Сурикова познакомила его крестная мать. По всей видимости, художник был впечатлен силой воли боярыни, поэтому решил воскресить память о ней, изобразив на огромном холсте эпизод, где Морозову везут в темницу.

При взгляде на полотно в первую очередь в глаза бросается центральный персонаж – боярыня Морозова. Описание картины говорит о том, что художник долгое время определялся с портретными этюдами, он рисовал их по отдельности, а потом собирал воедино. Протопоп Аввакум описал Феодосию, как худую женщину с бегающим, молниеносным взглядом, и Суриков долго не мог найти подобное лицо – фанатичное, бескровное, измученное, но гордое и непреклонное. В конце концов, Морозову он срисовал со старообрядки, которая встретилась Василию Ивановичу возле Рогожского кладбища.

Московский бедняк, торгующий огурцами, стал прототипом юродивого, а вот образ странника – это сам автор. «Боярыня Морозова» - это картина, насыщенная «цветовыми симфониями». Суриков большое значение придавал оттенкам, делал так, чтобы они казались естественными. Художник долго наблюдал за снегом, улавливая все его переливы, смотрел, как холодный воздух воздействует на цвет лица. Именно поэтому его персонажи кажутся живыми. Чтобы придать картине ощущение движения, Суриков пририсовал к саням бегущего мальчика.

Оценка работы художника

История картины «Боярыня Морозова» очень необычна хотя бы потому, что эта работа вызвала противоречивые оценки и громкие споры критиков во время передвижной выставки. Кому-то нравится творчество Сурикова, кому-то – нет, но все сошлись во мнении, что данное творение ему удалось на славу. Некоторые критики сравнивали полотно с пестрым персидским ковром, потому что яркие краски так и рябили в глазах, академисты обсуждали различные огрехи картины, такие как неправильные положения рук и т. д. Но все же, самые известные и непреклонные критики при детальном изучении рисунка должны были признать – это действительно шедевр.

До Василия Сурикова никто из живописцев так ярко и непредвзято не изображал людей допетровской эпохи. В центре полотна – бледная, измученная душевными муками, изголодавшая от долгого поста женщина, вокруг нее расположились неуклюжие, грубоватые люди в шубах, торлопах, телогреях. Толпа разделилась на две части, одна сочувствует боярыне, другая – насмехается над ее бедой. Сурикову удалось оживить своих персонажей. Зритель, стоящий возле полотна, чувствует себя в этой толпе и как бы переносится во времени на несколько столетий назад.

Василий Иванович реалистично изобразил событие, имевшее место в истории России. Его работа побудила людей не только узнать о судьбе боярыни Морозовой, но и задуматься над ее поступком. Кто-то воспринимает ее как фанатичку, кто-то восхищается ее несгибаемостью и верностью принципам. Во время появления картины люди сравнивали героиню с народниками и Стенькой Разиным. Это говорит лишь о том, что «боярыни Морозовы» есть в каждой эпохе, всегда найдутся люди, верные своим убеждениям.

fb.ru

Боярыня Морозова: биография и интересные факты

Интересные факты в биографии боярыни Морозовой имеются в большом количестве. Это одна из немногих особ женского пола допетровских времен, имя которой вошло в историю. Ведь тогда знатные и богатые женщины, скованные обычаями Домостроя, чаще всего сидели в теремах, подобно обитательницам восточных гаремов.

Известна она, прежде всего тем, что являлась пламенной защитницей старообрядческих традиций, вступив в единоборство с самим царем Алексеем Михайловичем, проводившим церковные реформы. Сегодня речь пойдет о жившей в 17 веке боярыне Морозовой, биографию которой мы и рассмотрим.

Богатая и знатная

Краткую биографию боярыни Морозовой целесообразно начать с ее происхождения, которое в значительной мере определило ее дальнейшую судьбу, так как было довольно высоким. Она родилась в 1632 году в семье Прокопия Соковнина, московского дворянина, будучи его старшей дочерью. Имя ей дали в честь святой мученицы – Феодосии Тирской.

Среди ее далеких предков – представители рода германских рыцарей Мейендорфов. Один из них, барон фон Икскюль, прибыв из Ливонии к Иоанну Грозному в 1545 году, крестился и взял имя Федора Ивановича. У него был сын Василий по прозвищу «Соковня», который и стал родоначальником Соковниных.

Отец Феодосии в разное время служил воеводой в различных городах, был посланником в Крыму, заседал в Земском соборе, возглавлял Каменный приказ. Он был довольно зажиточным человеком и имел несколько домов в Москве. От царя Алексея Михайловича он получил придворную должность окольничего, относящуюся ко второму думному чину, после боярского. Помимо Феодосии, в семье было еще трое детей, в том числе и одна сестра, Евдокия, разделившая с ней тяготы ее трагической гибели. Об этом дальше будет подробнее рассказано в биографии боярыни Морозовой.

Влияние знаменитой картины

Как правило, когда речь заходит о биографии боярыни Морозовой, фото картины «Боярыня Морозова» Василия Сурикова, описывающей сцену из истории раскола церкви в XVII веке, сразу же встает перед глазами. Она была впервые показана на выставке передвижников в 1887 году и куплена для Третьяковской галереи за 25 тысяч рублей. И сегодня она находится там в числе основных экспонатов.

Благодаря большой популярности этого произведения искусства образ боярыни Морозовой ошибочно видится как образ пожилой, суровой, фанатичной женщины. Однако, представляется, что такая концепция объясняется, скорее, художественным замыслом.

Не совсем верное представление?

На полотне изображена мученица, страдалица за веру, которая обращается к толпе простолюдинов – к нищей старухе, к страннику с посохом в руке, к юродивому, – воплощающих представителей тех слоев, которые боролись против насаждения новых церковных обрядов.

Именно этот аспект биографии и судьбы боярыни Морозовой и хотел подчеркнуть художник, поэтому она и предстает на картине как женщина пожившая, мудрая, лишенная какого бы то ни было легкомыслия. Во многом благодаря картине Феодосия Прокопьевна и осталась в памяти людей как символ борьбы раскольников.

Но так ли однозначно все было на самом деле? Была ли Морозова суровой и бескомпромиссной фанатичкой, чуждой всего земного, ведь во время ареста ей не было еще и 40 лет? Чтобы выяснить это, вернемся к рассмотрению интересной биографии боярыни Морозовой.

Семья Морозовых

В 1649 году Феодосия Соковнина, 17 лет от роду, вышла замуж за 54-летнего боярина Морозова Глеба Ивановича, одного из самых богатых людей в стране. Его род не уступал по знатности роду Соковниных, оба они являлись элитой московского общества. При царе Алексее Михайловиче Морозовы были одной из 16 самых знатных фамилий, представители которых сразу становились боярами, минуя окольничий чин.

Морозовы были приближены молодым царем ко двору. Так, Глеб Морозов, бывший родственником Романовых, являлся царским спальником и дядькой царевича. Он был хозяином подмосковной усадьбы Зюзино и множества других имений. Его брат, Борис Иванович, обладал громадным состоянием, умер бездетным, оставив все богатство Глебу. Что касается Феодосии, то она была верхней боярыней, очень близкой к царице, постоянно сопровождая ее, чем неоднократно пользовалась.

Молодая вдова

В биографии боярыни Морозовой мало фактов, касающихся ее жизни с мужем. Известно только то, что долгое время детей у них не было. Но после того как они в молитвах обратились к преподобному Сергию Радонежскому, тот явился перед Феодосией Прокопьевной, и у пары появился сын по Имени Иван.

В 1662 году Глеб Иванович Морозов умер, оставив наследство 12-летнему сыну, но по факту распоряжалась деньгами Феодосия. В том же году умер и отец 30-летней женщины. Второй раз она замуж не вышла и спокойно жила в знатности и богатстве.

Сказочное богатство

Как пишет в биографии боярыни Морозовой К. Кожурин, ее палаты в Москве были среди первых, при царском дворе ее уважали и любили, сам Алексей Михайлович выделял ее среди прочих бояр. Она носила звание «кравчей великой державы» (кравчие при дворе отвечали за здоровье царя, его стол и посуду). По словам протопопа Аввакума, Феодосия Морозова числилась в «четвертых бояронях».

Феодосия Морозова была окружена не просто богатством, а невиданной роскошью. Ее усадьба в Зюзино была обустроена в соответствии с лучшими западными образцами в числе самых первых в русском государстве. Здесь был разбит большой сад, по которому разгуливали павлины.

Как свидетельствуют современники, ее карета стоила огромных денег, будучи позолоченной и украшенной серебром и мозаикой, запряженной двенадцатью отборными лошадьми с гремящими цепями. При этом за ней следовали более сотни слуг, заботясь о чести и здоровье барыни.

В доме имелось около трехсот человек, которые прислуживали боярыне. Крестьянских дворов насчитывалось около 8 тысяч, тогда как богатыми уже считались помещики, у которых было порядка 300 дворов.

Большая перемена

Однако стала еще более интересной биография боярыни Морозовой после того, как в ее жизни произошла неожиданная перемена. Пребывая в роскоши, находясь в дружеских отношениях с царской семьей, Феодосия Прокопьевна, по словам Аввакума, решила отречься от «земной славы». Она превратилась в яростную противницу церковных реформ после того, как познакомилась с ним. На протяжении всей истории старообрядчества Аввакум являлся знаковой и очень авторитетной фигурой, вождем раскольников.

Дом боярыни превращается, по сути, в штаб борцов с нововведениями, противников внесений исправлений в священные книги. У нее подолгу жил и сам протопоп Аввакум, получая здесь приют и защиту. Феодосия и ее сестра Евдокия Урусова, княгиня, были ему очень преданы и во всем его слушались.

Кроме этого, Морозова постоянно принимала в своем доме священников, которых изгнали из монастырей, многочисленных странников, а также юродивых. Тем самым она создавала своеобразную оппозицию царскому двору и Алексею Михайловичу, поддерживавшему церковной реформой.

Человеческие слабости

Однако даже после таких кардинальных перемен в биографии боярыня Морозова не превратилась в религиозную фанатичку, не стала «синим чулком». Ей не были чужды человеческие слабости и заботы.

Так, протопоп Аввакум замечал, что характер ее отличался веселостью. Когда умер муж, Феодосии Прокопьевне было всего 30 лет, и чтобы не впасть во грех, она для умерщвления плоти носила власяницу.

В своих письмах Аввакум, скорее всего, в переносном смысле, советовал ей выколоть глаза, дабы не поддаться любовному соблазну. А также он пенял боярыне на то, что она не всегда проявляет щедрость при выделении средств на общее дело.

Морозова очень сильно любила своего сына Ивана, бывшего ее единственным ребенком, и мечтала передать ему состояние в сохранности. Она очень волновалась о том, чтобы выбрать достойную невесту для наследника, о чем, помимо обсуждения вопросов веры, сообщала опальному протопопу в письмах.

Таким образом, несмотря на силу характера, который помогал ей в ее подвижнической деятельности, Морозова имела вполне житейские слабости и проблемы.

Искушение

Алексей Михайлович, будучи сторонников церковных реформ, неоднократно делал попытки повлиять на мятежную барыню посредством ее родни и ближайшего окружения. При этом он то отбирал у нее поместья, то возвращал их, а Морозова периодически шла на уступки.

В биографии боярыни Дарьи Морозовой существует еще такой интересный факт. Согласно имеющимся историческим записям, к ней был подослан окольничий Ртищев, уговоривший ее перекреститься тремя перстами, за что царь обещал ей вернуть «холопей и вотчины».

Боярыня поддалась искушению и перекрестилась, и ей было возвращено отобранное. Но при этом она якобы сразу же заболела, три дня была не в своем уме и очень ослабела. В Житии протопопа Аввакума говорится о том, что Морозова выздоровела, когда перекрестилась истинным, двуперстным крестом. Возвращение же вотчин зачастую объясняется покровительством царицы.

Тайный постриг

От того, чтобы предпринимать самые решительные действия, царя удерживали два фактора: покровительство царицы и высокое положение поборницы старой веры. Под его нажимом Морозовой приходилось присутствовать на богослужениях, проводившихся по новому обряду. Ее сторонники рассматривали это как «малое лицемерие», являющееся вынужденным шагом.

Но после того как боярыня приняла в 1670 году тайный постриг в монахини, взяв церковное имя Феодора, она перестала участвовать и в церковных, и в светских мероприятиях.

В январе 1671 года состоялась новая свадьба овдовевшего несколько лет назад царя с Натальей Нарышкиной, от участия в которой Морозова отказалась под предлогом болезни. Этот поступок вызвал гнев самодержавной особы.

Немного остыв, Алексей Михайлович послал к ослушнице сначала боярина Троекурова, а затем и князя Урусова (мужа ее сестры), пытавшихся уговорить ее на принятие церковной реформы. Однако Морозова не изменила своему «стоянию за веру» и в обоих случаях выразила решительный отказ.

Арест и кончина

В ноябре 1671 года Морозова и ее сестра были допрошены, после чего закованы в кандалы и оставлены дома, под арестом, а затем перевезены в Чудов монастырь. Здесь были продолжены допросы, после которых сестер отправили на подворье Псково-Печерского монастыря.

Вскоре после ареста случилось несчастье, как свидетельствует биография Морозовой, с сыном боярыни. Он скончался в возрасте немногим больше 20 лет. Имущество боярыни конфисковали, а ее братьев отправили в ссылку.

Алексей Михайлович отдал распоряжение о высылке сестер в город Боровск, где их поместили в земляную тюрьму в местном остроге. 14 прислуживавших им человек в июне 1675 года сожгли, заперев их в срубе. В сентябре 1675 года умерла от голода княгиня Евдокия Урусова.

Сама боярыня Морозова также скончалась от полного истощения. Последние минуты невольниц были полны драматизма. Перед смертью несчастные женщины просили дать им хотя бы корочку хлеба, но тщетно.

Существуют сведения, согласно которым Феодосия Морозова, чувствуя близкую гибель, просила тюремщика ополоснуть ее рубаху в речке, чтобы принять смерть в достойном виде. Она умерла в ноябре 1675 года, ненадолго пережив сестру. В том месте, где предположительно были заключены сестры, а также другие старообрядцы, была возведена часовня.

www.nastroy.net

Боярыня Морозова. Биография. Интересные факты

Жизнь и смерть боярыни Морозовой

Боярыня Морозова Феодосия Прокопьевна (рожд. 21 (31) мая 1632 г. – смерть 2 (12) ноября 1675 г.) – верховная дворцовая боярыня. Была арестована за приверженность к «старой вере», сослана в Пафнутьево-Боровский монастырь и посажена в монастырскую тюрьму, где и умерла от голода.

Что известно о Феодосии Прокопьевне

Облик боярыни Морозовой в национальной памяти соединен с любимой народом картиной В.Сурикова. Еще писатель В.Гаршин, увидав 100 лет назад на выставке полотно художника, предсказывал, что потомки будут не в состоянии «представить себе Феодосию Прокопьевну иначе, как она изображена на картине». Современнику трудно быть беспристрастным, но мы понимаем — Гаршин как оказалось был хорошим пророком. Многие люди представляют себе боярыню Морозову суровой, пожилой женщиной, как на картине, которая фанатично взметнула руку в двоеперстии. Что ж, Суриков хорошо знал историю и в главном не пошел против правды, ну а детали вымысла были необходимы ему ради символических обобщений.

Боярыня Морозова не была старой — посмотрите на даты ее жизни. Арестовывали боярыню за 4 года до смерти, тогда ей не было и сорока, но мученицу за идею народная память могла запечатлеть только пожившей, мудрой и чуждой всякого легкомыслия.

Почему же слава боярыни Морозовой перешагнула столетия? Почему среди тысяч страдальцев за веру именно этой женщине суждено было стать символом борьбы раскольников против «никонианцев»?

На полотне художника Феодосия Прокопьевна обращается к московской толпе, к простолюдинам — к страннику с посохом, к старухе-нищенке, к юродивому, ко всем тем, кто на самом деле представлял социальный слой борцов против новых обрядов. Однако Морозова была не рядовая ослушница. Чудов монастырь, куда ее везли, находился в Кремле. Неизвестно, смотрел ли царь Алексей Михайлович с дворцовых переходов, как провожал народ свою любимицу, как возглашала она анафему «нечестивцам», но в том, что мысль о Морозовой преследовала его, не давала ему покоя, сомневаться не приходится.

Картина В. Сурикова «Боярыня Морозова»

Род Морозовых

Боярыня слишком близко стояла к престолу, слишком хорошо знала царя, а кроме этого, род Морозовых был одним из самых знатных. Такого рода высокопоставленных семей в России было меньше десяти, по крайней мере, Романовы, к которым относился Алексей Михайлович, имели не больше прав на престол, чем любой из Морозовых. Можно догадаться, до какой степени неуютно чувствовал себя царь, отдавая приказ об аресте боярыни. Однако были еще и другие обстоятельства для беспокойства.

Братья Морозовы, Борис и Глеб, приходились родственниками отцу царя Михаилу и в юные годы служили у старшего Романова спальниками, это было исключительное положение при дворе. Когда в 1645 г. 17-ти летний Алексей венчался на престол, Борис Морозов стал его ближайшим советником. Именно боярин выбрал для государя жену Марию Ильиничну Милославскую и на свадьбе играл первую роль — был у государя «на отцово место». Через 10 дней Борис Морозов, вдовец и человек уже пожилой, женился вторым браком на царицыной сестре Анне и стал царским свояком.

Из своего исключительного положения он смог извлечь все, что можно. И если хорошим состоянием для барина той эпохи считалось владение 300 крестьянскими дворами, то у Морозова их было больше 7000. Неслыханное богатство!

Карьера Глеба Ивановича, человека весьма заурядного, полностью зависела от успехов его брата. Младший Морозов женился на неродовитой 17-ти летней красавице Феодосии Соковниной, которая очень дружна была с царицей. Борис Иванович умер не оставив наследников, и все его огромное состояние отошло к младшему брату, который также в скором времени скончался, сделав свою вдову и отрока Ивана Глебовича самыми богатыми людьми государства Российского.

1) Царь Алексей Михайлович Романов2) Боярыня Морозова навещает протопопа Аввакума

Жизнь боярыни Морозовой

Боярыню Морозову окружало не просто богатство, но роскошь. Современники вспоминали, что она выезжала в карете позолоченной, которую везли 6—12 лучших лошадей, а позади бежали человек 300 слуг. В морозовском имении Зюзино был разбит огромный сад, где гуляли павлины. Учитывая все это — удачное замужество Морозовой, роскошную жизнь, личную дружбу с царской семьей, — можно понять протопопа Аввакума, который видел нечто абсолютно исключительное в том, что Феодосия Прокопьевна отреклась от «земной славы». Боярыня в действительности стала ярой противницей церковных реформ. В ней бушевал темперамент общественного деятеля, и она сполна смогла себя реализовать, защищая старую веру.

Дом богатой и влиятельной боярыни превратился в штаб противников нововведений, критиков внесения исправлений в церковные книги, сюда приезжал, подолгу жил, получая приют и защиту, вождь раскольников — протопоп Аввакум. Целыми днями Морозова принимала странников, юродивых, священников, изгнанных из монастырей, создавая своеобразную оппозиционную партию царскому двору. Сама боярыня и ее родная сестра княгиня Евдокия Урусова были слепо преданы Аввакуму и во всем слушали пламенного проповедника.

Но было бы неправильно считать, что боярыня Морозова была фанатичкой и «синим чулком». Даже Аввакум замечал, что она отличалась веселым и приветливым характером. Когда скончался старый муж, ей было всего 30 лет. Вдова «томила» тело власяницей, но и власяница не всегда помогала усмирить плоть. Аввакум в письмах советовал своей воспитаннице выколоть глаза, чтобы избавиться от любовного соблазна.

Уличал протопоп боярыню и в скупости по отношению к их общему делу, но, скорей всего, это была не просто скупость, а рачительность хозяйки. Морозова беззаветно любила своего единственного сына Ивана и хотела передать ему все морозовские богатства в целости и сохранности. Письма боярыни опальному протопопу, помимо рассуждений о вере, наполнены чисто женскими жалобами на своих людей, рассуждениями о подходящей невесте для сына. Словом, Феодосия Прокопьевна, обладая завидной силой характера, имела вполне человеческие слабости, что, конечно, делает ее подвижничество еще более значительным.

Боярыня, будучи близкой подругой супруги государя, имела сильное на нее влияние. Мария Ильинична, конечно, не противилась мужниным реформам церкви, но душой все-же сочувствовала обрядам своих родителей и прислушивалась к нашептываниям Феодосии Прокопьевны. Алексею Михайловичу навряд ли это нравилось, но царь, любивший жену, не допускал выпадов против боярыни, хотя последняя становилась все более нетерпимой по отношению к нововведениям и открыто поддерживала царских врагов.

1669 год – царица скончалась. Еще на протяжении двух лет Алексей Михайлович опасался трогать непокорную боярыню. Как видно, сказывалась печаль по безвременно ушедшей супруге, но больше всего остерегался государь возмущений старинных боярских родов, которые могли бы усмотреть в посягательстве на Феодосию Прокопьевну прецедент расправы с высокопоставленными семьями. Тем временем Морозоав приняла постриг и стала именоваться инокиней Феодорой, что, конечно, усилило ее фанатизм и «стояние за веру». И когда в 1671 г. утешившийся, в конце концов, царь играл свадьбу с Натальей Кирилловной Нарышкиной, боярыня Морозова во дворец явиться не пожелала, сославшись на болезнь, что Алексей Михайлович счел за оскорбление и пренебрежение.

Пытка боярыни Морозовой – рисунок В. Перова

Арест

Вот тут-то государь и припомнил боярыне Морозовой все былые обиды; сказалось, как видно, и то, что царь, как простой смертный, недолюбливал подругу любимой супруги и, как всякий мужчина, ревновал к ней. Самодержец обрушил на непокорную боярыню всю свою деспотическую силу.

Ночью 14 ноября 1671 г. Морозову в цепях препроводили в Чудов монастырь, где ее стали уговаривать причаститься по новому обряду, но старица Феодора отвечала твердо: «Не причащуся!» После пыток они вдвоем с сестрой были отправлены подальше от Москвы в Печерский монастырь. Там содержание узниц было относительно сносным. По крайней мере боярыня могла поддерживать общение со своими друзьями. Ее могли навещать слуги, приносить еду и одежду.

Протопоп Аввакум по-прежнему передавал наставления своей духовной дочери. А ей как раз была необходима теплая, сострадательная поддержка — у боярыни умер ее единственный, горячо любимый сын. Горе увеличивалось еще и тем, что она не могла с ним проститься, да и каково ей, монахине Феодоре, было узнать, что сына причащали и похоронили по новым «нечестивым» обрядам.

Новый патриарх Питирим Новгородский, сочувствовавший сторонникам Аввакума, обратился к самодержцу с просьбой отпустить Морозову и ее сестру. Кроме соображений гуманности, в этом предложении была и доля политического умысла: заключение твердой в своей вере боярыни, ее сестры и их подруги Марии Даниловой производило сильное впечатление на русский люд, и их освобождение скорей привлекало бы к новому обряду, чем устрашение. Но государь, не жестокий по своей природе, в этот раз оказался непреклонен. Вновь напрашивается версия, что его жгла какая-то личная обида на Морозову, а возможно, он чувствовал себя неловко перед Феодосией Прокопьевной из-за женитьбы на молодой красавице Нарышкиной и хотел позабыть о прошлом. Впрочем, чего гадать?..

Смерть боярыни

Обдумав обстоятельства казни ненавистной боярыни, Алексей Михайлович решил, что не следует предавать узниц сожжению на костре, потому как «на миру и смерть красна», а велел заморить староверок голодом, бросив их в холодную яму Боровского монастыря. Все имущество боярыни Морозовой конфисковали, братьев ее поначалу сослали, а потом тоже казнили.

Драматизм последних дней Морозовой не поддается описанию. Бедные женщины, доведенные голодом до отчаяния, просили у тюремщиков хотя бы кусочек хлеба, но получали отказ. Первой 11 сентября умерла княгиня Урусова, за ней 1 ноября скончалась от истощения Феодосия Прокопьевна. Перед смертью она нашла в себе силы попросить тюремщика вымыть в реке ее рубаху, чтобы по русскому обычаю умереть в чистой сорочке. Дольше всех, еще целый месяц, мучилась Мария Данилова.

Великий некогда род Морозовых перестал существовать.

И.Семашко 

ред. shtorm777.ru

shtorm777.ru

За что царь Алексей Михайлович казнил свою родственницу боярыню Феодосию Морозову?

О знаменитом полотне имеется много отзывов современников. Вот что сказал о нем Всеволод Гаршин: «Картина Сурикова удивительно ярко представляет эту замечательную женщину. Всякий, кто знает ее печальную историю, я уверен в том, навсегда будет покорен художником и не будет в состоянии представить себе Федосью Прокопьевну иначе, как она изображена на его картине».

В картине художник допустил только одну неточность, и то сознательно. На боярыне нет металлического ошейника, от которого цепь шла к «стулу» — большому обрубку дерева, лежавшего в ногах подвижницы. Видимо, художник решил, что «стул», ничего не добавив к образу Морозовой, только «утяжелит» картину.

Работая над картиной, художник перечитал массу исторических материалов, буквально изучил наизусть «Повесть о боярыне Морозовой», написанную в XVII веке по следам событий, неоднократно беседовал с московскими старообрядцами. Выбор темы картины не случаен. Боярыня Морозова была одним из самых известных деятелей церковного раскола, наряду с протопопом Аввакумом, а старообрядческая церковь причислила её к лику святых. Да и стойкость боярыни в отстаивании своих идеалов была просто поразительна, а живописец всегда стремился изображать на своих полотнах людей, сильных духом, идущих наперекор судьбе.

Судьба же Феодосии Прокопьевны Морозовой удивительна. Она родилась в семье царского окольничего Прокопия Соковнина, состоявшего в близком родстве с Милославскими. По традиции того времени Феодосия рано была выдана замуж за боярина Глеба Ивановича Морозова, бывшего дядькой царевича, а затем ставшего и близким свойственником царя Алексея. Род Морозовых был не только знатен, но и чрезвычайно богат, а главное, в тот период он был постоянно «при царях».

Феодосия рано осталась вдовой. После смерти мужа и его брата Бориса, женатого на сестре царицы, все богатство рода Морозовых перешло к её малолетнему сыну Ивану, а фактически, к ней. Морозова входила в ближнее окружение царицы Марии Ильиничны, как родственница и верховная дворцовая боярыня.

Казалось бы, живи и радуйся: близость ко двору, почести, богатство, сын подрастает. А если закручинишься от вдовьей доли, выйди замуж — желающих в мужья найдется немало, а то, заведи себе молодого полюбовника. Но Морозова отличалась фанатичной религиозностью и не только хранила верность умершему мужу, но и истязала себя постами, молитвами, ношением власяницы, чтобы «смирить плоть».

Именно на почве религиозности и возник у неё разлад с царем Алексеем Михайловичем, поддержавшим церковную реформу патриарха Никона, существенно изменившую богослужебную традицию русского православия. Религиозные нововведения встретили широкое сопротивление в обществе, где основным выразителем взглядов приверженцев «старой» веры стал протопоп Аввакум, подвергнутый за это церковному суду и отправленный в монастырскую тюрьму. Именно его рьяной последовательницей и стала боярыня Морозова.

Дом боярыни в Москве был одним из центров раскольничества, оплотом старообрядцев. У неё какое-то время жил Аввакум, на короткое время возвращенный царем в столицу из заключения в надежде на примирение протопопа с церковными нововведениями. Но Аввакум не смирился и снова был отправлен в один из дальних монастырей. А Морозова установила с ним тайную переписку, о которой соглядатаи не преминули известить царя.

Благодаря высокому положению и заступничеству царицы, Морозова долго избегала открытого проявления монаршего гнева. Царь ограничивался увещеваниями, демонстративными опалами на её родственников и временным изъятием морозовских поместий. После смерти царицы и тайного пострижения Морозовой в декабре 1670 года в монахини под именем Феодоры, ситуация изменилась. Окончательно переполнил «чашу терпения» Алексея Михайловича отказ боярыни присутствовать на его свадьбе с Натальей Нарышкиной.

Но и в этот раз царь проявил определенное терпение, посылая к ней боярина Троекурова и князя Уросова, бывшего мужем сестры Морозовой, тоже державшейся «старой» веры, с уговорами отказаться от ереси и принять церковную реформу. Но все посланцы царя получали от боярыни решительный отказ.

Только 14 ноября 1671 года царь распорядился принять к мятежной боярыне жесткие меры. В её дом прибыл архимандрит Чудового монастыря Иоаким, проведший допрос Морозовой и её сестры, после которого они были закованы в «железы». В течение нескольких дней сестры оставались под домашним арестом. Затем Морозова была перевезена в Чудов монастырь. Именно этот момент и изобразил на своей картине Суриков.

После допросов боярыню, не желавшую раскаиваться, перевезли на московское подворье Псково-Печерского монастыря. Кроме ареста Морозову ждал еще один удар судьбы. Вскоре скончался (возможно, не без сторонней помощи) её сын Иван. Имущество боярыни было конфисковано, а её братья отправлены в ссылку.

Любопытно, что за арестованных сестер заступился даже патриарх Питирим, писавший царю: «Я советую тебе боярыню ту Морозову вдовицу, кабы ты изволил опять дом ей отдать и на потребу ей дворов бы сотницу крестьян дал; а княгиню тоже бы князю отдал, так бы дело то приличнее было. Женское их дело; что они много смыслят!». Но царь, заявив, что Морозова «много наделала мне трудов и неудобств показала», отказался её освободить и поручил патриарху самому проводить следствие.

Увещевания патриарха не дали результата, и сестер подвергли пытками на дыбе. А затем даже собирались сжечь на костре, но против этого выступили сестра царя Ирина и родовитое боярство, не желавшее создавать прецедент позорной казнью представителей российской аристократии. Костер чуть позднее все же запылал, но сожгли продолжавших исповедовать «старую» веру слуг мятежных сестер, а их самих отправили в Пафнутьево-Боровский монастырь, где содержали в земляной тюрьме.

В монастыре сестер уже не пытались переубеждать, а просто уморили голодом. Первой 11 сентября 1675 года умерла Евдокия Урусова. Феодосия Морозова скончалась 1 ноября 1675 года, попросив перед смертью тюремщика постирать в реке её полуистлевшую нательную рубаху, чтобы по православной традиции принять смерть в чистом белье. Как и сестру, её похоронили без гроба, завернув в рогожу.

Так закончился земной путь удивительных женщин княгини Евдокии Прокопьевны Урусовой и инокини Феодоры (в миру Феодосии Прокопьевны Морозовой), принявших мученическую смерть за веру, но не поступившихся своими убеждениями. Позднее в Боровске на месте предполагаемого захоронения Морозовой, Урусовой и других погибших в монастыре последовательниц «старой» веры была установлена часовня.

shkolazhizni.ru

Боярыня Морозова: биография и интересные факты :

Интересные факты в биографии боярыни Морозовой имеются в большом количестве. Это одна из немногих особ женского пола допетровских времен, имя которой вошло в историю. Ведь тогда знатные и богатые женщины, скованные обычаями Домостроя, чаще всего сидели в теремах, подобно обитательницам восточных гаремов.

Известна она, прежде всего тем, что являлась пламенной защитницей старообрядческих традиций, вступив в единоборство с самим царем Алексеем Михайловичем, проводившим церковные реформы. Сегодня речь пойдет о жившей в 17 веке боярыне Морозовой, биографию которой мы и рассмотрим.

Богатая и знатная

Краткую биографию боярыни Морозовой целесообразно начать с ее происхождения, которое в значительной мере определило ее дальнейшую судьбу, так как было довольно высоким. Она родилась в 1632 году в семье Прокопия Соковнина, московского дворянина, будучи его старшей дочерью. Имя ей дали в честь святой мученицы – Феодосии Тирской.

Среди ее далеких предков – представители рода германских рыцарей Мейендорфов. Один из них, барон фон Икскюль, прибыв из Ливонии к Иоанну Грозному в 1545 году, крестился и взял имя Федора Ивановича. У него был сын Василий по прозвищу «Соковня», который и стал родоначальником Соковниных.

Отец Феодосии в разное время служил воеводой в различных городах, был посланником в Крыму, заседал в Земском соборе, возглавлял Каменный приказ. Он был довольно зажиточным человеком и имел несколько домов в Москве. От царя Алексея Михайловича он получил придворную должность окольничего, относящуюся ко второму думному чину, после боярского. Помимо Феодосии, в семье было еще трое детей, в том числе и одна сестра, Евдокия, разделившая с ней тяготы ее трагической гибели. Об этом дальше будет подробнее рассказано в биографии боярыни Морозовой.

Влияние знаменитой картины

Как правило, когда речь заходит о биографии боярыни Морозовой, фото картины «Боярыня Морозова» Василия Сурикова, описывающей сцену из истории раскола церкви в XVII веке, сразу же встает перед глазами. Она была впервые показана на выставке передвижников в 1887 году и куплена для Третьяковской галереи за 25 тысяч рублей. И сегодня она находится там в числе основных экспонатов.

Благодаря большой популярности этого произведения искусства образ боярыни Морозовой ошибочно видится как образ пожилой, суровой, фанатичной женщины. Однако, представляется, что такая концепция объясняется, скорее, художественным замыслом.

Не совсем верное представление?

На полотне изображена мученица, страдалица за веру, которая обращается к толпе простолюдинов – к нищей старухе, к страннику с посохом в руке, к юродивому, – воплощающих представителей тех слоев, которые боролись против насаждения новых церковных обрядов.

Именно этот аспект биографии и судьбы боярыни Морозовой и хотел подчеркнуть художник, поэтому она и предстает на картине как женщина пожившая, мудрая, лишенная какого бы то ни было легкомыслия. Во многом благодаря картине Феодосия Прокопьевна и осталась в памяти людей как символ борьбы раскольников.

Но так ли однозначно все было на самом деле? Была ли Морозова суровой и бескомпромиссной фанатичкой, чуждой всего земного, ведь во время ареста ей не было еще и 40 лет? Чтобы выяснить это, вернемся к рассмотрению интересной биографии боярыни Морозовой.

Семья Морозовых

В 1649 году Феодосия Соковнина, 17 лет от роду, вышла замуж за 54-летнего боярина Морозова Глеба Ивановича, одного из самых богатых людей в стране. Его род не уступал по знатности роду Соковниных, оба они являлись элитой московского общества. При царе Алексее Михайловиче Морозовы были одной из 16 самых знатных фамилий, представители которых сразу становились боярами, минуя окольничий чин.

Морозовы были приближены молодым царем ко двору. Так, Глеб Морозов, бывший родственником Романовых, являлся царским спальником и дядькой царевича. Он был хозяином подмосковной усадьбы Зюзино и множества других имений. Его брат, Борис Иванович, обладал громадным состоянием, умер бездетным, оставив все богатство Глебу. Что касается Феодосии, то она была верхней боярыней, очень близкой к царице, постоянно сопровождая ее, чем неоднократно пользовалась.

Молодая вдова

В биографии боярыни Морозовой мало фактов, касающихся ее жизни с мужем. Известно только то, что долгое время детей у них не было. Но после того как они в молитвах обратились к преподобному Сергию Радонежскому, тот явился перед Феодосией Прокопьевной, и у пары появился сын по Имени Иван.

В 1662 году Глеб Иванович Морозов умер, оставив наследство 12-летнему сыну, но по факту распоряжалась деньгами Феодосия. В том же году умер и отец 30-летней женщины. Второй раз она замуж не вышла и спокойно жила в знатности и богатстве.

Сказочное богатство

Как пишет в биографии боярыни Морозовой К. Кожурин, ее палаты в Москве были среди первых, при царском дворе ее уважали и любили, сам Алексей Михайлович выделял ее среди прочих бояр. Она носила звание «кравчей великой державы» (кравчие при дворе отвечали за здоровье царя, его стол и посуду). По словам протопопа Аввакума, Феодосия Морозова числилась в «четвертых бояронях».

Феодосия Морозова была окружена не просто богатством, а невиданной роскошью. Ее усадьба в Зюзино была обустроена в соответствии с лучшими западными образцами в числе самых первых в русском государстве. Здесь был разбит большой сад, по которому разгуливали павлины.

Как свидетельствуют современники, ее карета стоила огромных денег, будучи позолоченной и украшенной серебром и мозаикой, запряженной двенадцатью отборными лошадьми с гремящими цепями. При этом за ней следовали более сотни слуг, заботясь о чести и здоровье барыни.

В доме имелось около трехсот человек, которые прислуживали боярыне. Крестьянских дворов насчитывалось около 8 тысяч, тогда как богатыми уже считались помещики, у которых было порядка 300 дворов.

Большая перемена

Однако стала еще более интересной биография боярыни Морозовой после того, как в ее жизни произошла неожиданная перемена. Пребывая в роскоши, находясь в дружеских отношениях с царской семьей, Феодосия Прокопьевна, по словам Аввакума, решила отречься от «земной славы». Она превратилась в яростную противницу церковных реформ после того, как познакомилась с ним. На протяжении всей истории старообрядчества Аввакум являлся знаковой и очень авторитетной фигурой, вождем раскольников.

Дом боярыни превращается, по сути, в штаб борцов с нововведениями, противников внесений исправлений в священные книги. У нее подолгу жил и сам протопоп Аввакум, получая здесь приют и защиту. Феодосия и ее сестра Евдокия Урусова, княгиня, были ему очень преданы и во всем его слушались.

Кроме этого, Морозова постоянно принимала в своем доме священников, которых изгнали из монастырей, многочисленных странников, а также юродивых. Тем самым она создавала своеобразную оппозицию царскому двору и Алексею Михайловичу, поддерживавшему церковной реформой.

Человеческие слабости

Однако даже после таких кардинальных перемен в биографии боярыня Морозова не превратилась в религиозную фанатичку, не стала «синим чулком». Ей не были чужды человеческие слабости и заботы.

Так, протопоп Аввакум замечал, что характер ее отличался веселостью. Когда умер муж, Феодосии Прокопьевне было всего 30 лет, и чтобы не впасть во грех, она для умерщвления плоти носила власяницу.

В своих письмах Аввакум, скорее всего, в переносном смысле, советовал ей выколоть глаза, дабы не поддаться любовному соблазну. А также он пенял боярыне на то, что она не всегда проявляет щедрость при выделении средств на общее дело.

Морозова очень сильно любила своего сына Ивана, бывшего ее единственным ребенком, и мечтала передать ему состояние в сохранности. Она очень волновалась о том, чтобы выбрать достойную невесту для наследника, о чем, помимо обсуждения вопросов веры, сообщала опальному протопопу в письмах.

Таким образом, несмотря на силу характера, который помогал ей в ее подвижнической деятельности, Морозова имела вполне житейские слабости и проблемы.

Искушение

Алексей Михайлович, будучи сторонников церковных реформ, неоднократно делал попытки повлиять на мятежную барыню посредством ее родни и ближайшего окружения. При этом он то отбирал у нее поместья, то возвращал их, а Морозова периодически шла на уступки.

В биографии боярыни Дарьи Морозовой существует еще такой интересный факт. Согласно имеющимся историческим записям, к ней был подослан окольничий Ртищев, уговоривший ее перекреститься тремя перстами, за что царь обещал ей вернуть «холопей и вотчины».

Боярыня поддалась искушению и перекрестилась, и ей было возвращено отобранное. Но при этом она якобы сразу же заболела, три дня была не в своем уме и очень ослабела. В Житии протопопа Аввакума говорится о том, что Морозова выздоровела, когда перекрестилась истинным, двуперстным крестом. Возвращение же вотчин зачастую объясняется покровительством царицы.

Тайный постриг

От того, чтобы предпринимать самые решительные действия, царя удерживали два фактора: покровительство царицы и высокое положение поборницы старой веры. Под его нажимом Морозовой приходилось присутствовать на богослужениях, проводившихся по новому обряду. Ее сторонники рассматривали это как «малое лицемерие», являющееся вынужденным шагом.

Но после того как боярыня приняла в 1670 году тайный постриг в монахини, взяв церковное имя Феодора, она перестала участвовать и в церковных, и в светских мероприятиях.

В январе 1671 года состоялась новая свадьба овдовевшего несколько лет назад царя с Натальей Нарышкиной, от участия в которой Морозова отказалась под предлогом болезни. Этот поступок вызвал гнев самодержавной особы.

Немного остыв, Алексей Михайлович послал к ослушнице сначала боярина Троекурова, а затем и князя Урусова (мужа ее сестры), пытавшихся уговорить ее на принятие церковной реформы. Однако Морозова не изменила своему «стоянию за веру» и в обоих случаях выразила решительный отказ.

Арест и кончина

В ноябре 1671 года Морозова и ее сестра были допрошены, после чего закованы в кандалы и оставлены дома, под арестом, а затем перевезены в Чудов монастырь. Здесь были продолжены допросы, после которых сестер отправили на подворье Псково-Печерского монастыря.

Вскоре после ареста случилось несчастье, как свидетельствует биография Морозовой, с сыном боярыни. Он скончался в возрасте немногим больше 20 лет. Имущество боярыни конфисковали, а ее братьев отправили в ссылку.

Алексей Михайлович отдал распоряжение о высылке сестер в город Боровск, где их поместили в земляную тюрьму в местном остроге. 14 прислуживавших им человек в июне 1675 года сожгли, заперев их в срубе. В сентябре 1675 года умерла от голода княгиня Евдокия Урусова.

Сама боярыня Морозова также скончалась от полного истощения. Последние минуты невольниц были полны драматизма. Перед смертью несчастные женщины просили дать им хотя бы корочку хлеба, но тщетно.

Существуют сведения, согласно которым Феодосия Морозова, чувствуя близкую гибель, просила тюремщика ополоснуть ее рубаху в речке, чтобы принять смерть в достойном виде. Она умерла в ноябре 1675 года, ненадолго пережив сестру. В том месте, где предположительно были заключены сестры, а также другие старообрядцы, была возведена часовня.

www.syl.ru


Смотрите также