Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Братья гертнер цирк биография


Кристиан Гертнер. «Рожденный в опилках»

Знаменитый дрессировщик слонов, лошадей и верблюдов − о секретах воспитания цирковых детей.

«Рожденный в опилках» − так говорят про цирковых детей. Кристиан Гертнер из них. Более того, он продолжатель цирковой династии, которая насчитывает 400 лет. У самого Кристиана и его брата Алекса – шестеро детей, и все они выходят на манеж…

− Кристиан, когда вы сами впервые вышли на манеж?

− Меня, скорее, вынесли. Мне было семь месяцев, и я катался на хоботе слона. Это был номер, который сейчас делает мой двухлетний сын. А когда-то мой прадедушка сажал на хобот своего сына…

− А это не опасно?

− Ну что вы! Слоны никогда не обидят ребенка!

− Какие эмоции испытывают дети во время выступления?

− Для них выход на манеж – это игра. Мы не учим их комплиментам (разновидность поклона. – Прим. Т. Б.), чтобы не форсировать у детей актерскую природу.

− Почему?

− Я убежден в том, что, когда ребенок выходит на манеж, он должен оставаться ребенком. Не надо учить его искусственно улыбаться. Он должен делать что хочет. Например, бывает, что ребенок спит, мы же не будем его будить, чтобы вытащить на манеж. Значит, он останется дома, а мы не покажем номер, вот и все.

− Но не всегда же вы так лояльны. Наверняка у ваших детей строгий режим.

− Строгого режима как такового нет. Бывает, что они смотрят кино до часу ночи. Мы говорим им: «Делай что хочешь, но завтра утром тебе надо рано вставать. Выбор за тобой!» Честно вам скажу, они послушные дети. Объясню почему. Они не ходят в школу, у них нет контактов с другими детьми. Поэтому они делают, как скажем мы, родители.

− Вы сказали, что ваши дети не ходят в школу. А как вы решаете вопрос образования?

− С нами на гастроли ездит учительница, которая учит наших детей по всем предметам. Начинаются уроки в 8 утра с маленькими детьми, которым по 6 лет. После обеда – занятия со старшими детьми. И так до вечера.

− А как же так называемая социализация?

− Скажу вам честно: школа ничему хорошему не учит. Там можно научиться курить, пить, попасть в плохую компанию и подсесть на наркотики. Наши же дети постоянно под присмотром. Мы знаем, где они, что с ними происходит. Это самый лучший вариант! А друзей они находят среди таких же цирковых детей, как они. Коллективы часто меняются, но в каждом цирковом коллективе много детей.

− Что ваши дети любят помимо цирка?

− Они такие же дети, как и все. Любят играть, смотреть мультфильмы, недавно ходили в дельфинарий, получили огромное удовольствие.

− А компьютер разрешаете?

− Да. Но у нас стоит код, чтобы они не могли смотреть взрослые сайты. А игры – пожалуйста!

− Среди шестерых детей есть лидер?

− Нет. Такого быть не должно. Мы растим их так, что они все равны. Если куда-то ходим, то все вместе. Либо все идут, либо никто.

− Репетиции – большая часть их жизни?

− Нет! В день они репетируют около часа. И это даже нельзя назвать репетицией. Все-таки ребенок должен оставаться ребенком, он должен играть, учиться, общаться с другими ребятами. Я не сторонник раннего физического развития, как, например, в китайском цирке, когда маленький ребенок делает сложные трюки. Такие нагрузки отрицательно сказываются на еще не сформировавшемся костном скелете. И потом я часто видел у друзей, что их дети устают от сложных репетиций и трудновыполнимых трюков, и постепенно у них пропадает любовь к цирку.

− Вы хотели бы, чтобы ваши дети продолжили ваше дело?

− Мое желание ничего не решает. Не факт, что они все будут работать в цирке. Может быть, ребенок вырастет и скажет: «Хочу быть юристом». Тут я буду бессилен. Я не смогу ему сказать: «Ты должен!»

− И вам не было бы обидно?

− Нет! Почему? Я его пойму. Если он решил стать юристом, значит, он не любит цирк. А без любви в цирке делать нечего. Чтобы работать в цирке, надо иметь железные нервы, колоссальное терпение. Это очень тяжелый труд…

− Вы рано остались без отца. И на ваши плечи легла забота о животных. У вас не было сомнений, что вам делать дальше?

− Папа погиб в 47 лет, когда мне было 12 лет. Маму я вообще не знал. Так что пришлось буквально выживать. Жизнь поставила перед выбором: либо работа, либо учеба. Я выбрал слонов. В 15 лет я один уехал с двумя животными в другой город. При этом у меня не было, естественно, водительских прав. Но меня это не остановило. Мною двигало огромное желание продолжить папино дело. Первые пять лет были ужасны. Никакой цирк не хотел брать на работу. Говорили, что папу убил слон, и все считали, что слоны очень опасные животные.

− Вы часто вспоминаете свое детство? Что было самым ярким?

− Моя жизнь в цирке не особо изменилась. В пять лет я выступал на самом престижном цирковом фестивале в Монте-Карло. И слон слушался меня, пятилетнего ребенка.

− А когда вы немного подросли, наверное, слоны были прекрасным козырем для знакомства с девушками?

− Да. Это было забавно. Когда выступал в Эстонии, меня многие узнавали на улице. Мне было 15 лет, а моим девушкам по 25–26 лет (смеется).

− Чему самому главному нужно научить ребенка, чтобы он был счастлив в дальнейшей жизни?

− Думаю, умению брать на себя ответственность. У ребенка должны быть обязанности. Если не приучил, то все, потом будет поздно. Это все равно что взять 50-летнего слона и пытаться научить его трюкам.

− 1 июня в России отмечают День защиты детей. Как вы думаете, от чего или от кого сегодня нужно защищать детей?

− От всего! Посмотрите вокруг – какой-то ужас творится. Я имею в виду и политику, и социальные аспекты жизни. Наши дети ничего не знают о том, что происходит во внешней жизни. Мы их ограждаем от этого.

− Но рано или поздно они же столкнутся с этой жизнью.

− Они уже будут взрослые. А пока не надо портить им детство!

− Когда вам плохо, вы идете к слонам? Они успокаивают вас?

− Конечно! Со слонами можно разговаривать, как с людьми. Они все понимают. Это очень сентиментальные животные. Естественно, я общаюсь с ними ежедневно. За ними надо наблюдать, замечать малейшие изменения в их поведении. Но это все входит в профессию дрессировщика. Дрессировщик не тот, кто блистает на манеже, а тот, кто живет с животными.

− У вас бывают отпуска?

— Нет. Мы все время там, где наши животные. Не можем их оставить. Мы с женой вместе уже восемь лет. И за эти годы ни разу не ездили отдыхать. Мечтаем хотя бы на пару дней съездить в Мексику, в Канкун. Но пока не получается.

− Вы известны во всем мире. Почему уже семь лет вы работаете в России?

− Из-за детей. За границей стали слишком популярны нетрадиционные сексуальные отношения. Мужчина с мужчиной открыто целуются на улице. Если тебе нравится, делай это дома. Как объяснить ребенку, что это не есть норма? Или ребенок ходит в школу, а его встречают два папы, а мамы нет. Получается, что растить детей в Европе становится труднее, чем в России. Но хоть у меня немецкое гражданство, я чувствую себя в России как дома.

Беседовала Татьяна Болотовская

freetime.ru

Как дрессировать слона

Фото: предоставлено Кристианом Гертнером

  • Смотреть фоторепортаж
Комментарии (0)

В петербургском цирке на Фонтанке стартовала новая программа «Желание летать». Её главный аттракцион — «Слон и дети» — создали немецкие дрессировщики братья Кристиан и Алекс Гертнеры. Это исключительное событие: во всем мире насчитывается не более десяти коллективов, продолжающих развивать дрессуру со слонами.

Бывают ли среди этих могучих животных вундеркинды, можно ли водить слономобиль без прав, и справедливы ли претензии зоозащитников к цирковым дрессировщикам, «Фонтанка» узнала у Кристиана Гертнера. Эти же вопросы мы задали молодому российскому дрессировщику Андрею Дементьеву-Корнилову, представителю династии Корниловых. Его гастроли сейчас идут в Ярославле.

— Вы — потомственные артисты. Какими были Ваши первые шаги на манеже?

Кристиан Гертнер: Мне было тогда семь месяцев. Меня ставили на хобот слона, и слон меня поднимал. Это было в Норвегии в 1984 году. Вся моя жизнь, как и жизнь наших детей связана со слонами. Но и акробатикой и гимнастикой мы постоянно занимались. Вообще наша династия изначально, пять поколений назад, была династией акробатов. И в какой-то момент во время гастролей в Индии один наш предок женился на индийской женщине. Тогда все это со слонами и началось.

Кристиан Гертнер с детьми

Фото: предоставлено Кристианом Гертнером

Андрей Дементьев-Корнилов: Я помню себя как участника сюжетного новогоднего представления: вместе с другими детьми в возрасте от трех до пяти лет я был пиратом. Потом, уже будучи постарше, я выезжал на африканской слонихе Флоре. Затем, когда мне было 12, меня сажали в зрительный зал в качестве подсадки, потом клоун вытаскивал меня на манеж, я должен был сопротивляться, падать и в этот момент меня подхватывала хоботом наша слониха и делала трюки с вращением. Уже полгода спустя я работал уже как артист вместе с отцом. Когда мне было 17 лет, мама придумала для меня образ Паганеля — такой прототип моего деда-путешественника. Зрители очень хорошо принимали эту идею. Я выходил, как бы искал место, вдруг оказывалось, что мой билет — подделка спекулянтов, меня прогоняли, но я появлялся со слонами и начинал свой номер.

— А каким образом случился переход к дрессуре?

Гертнер: Что значит дрессура? Когда мне было шесть лет, меня уже слоны слушались. Это не была работа, это была наша обычная жизнь. В Монте-Карло мы, например, выступали, когда мне было шесть лет, а брату Алексу четыре года. Мой папа умер, когда мне было 12 лет. В тот момент мы бросили все – школу, все дела, все, что мешало и занялись только работой. В 15 лет я покинул родной дом и один с двумя слонами уехал на гастроли в Эстонию. Это был 1999 год. Я сам ездил за рулем слоновоза, пересекал границы и при этом не имел водительских прав.

Дементьев-Корнилов: В возрасте 19 лет, когда погиб мой отец, я понял, что нужно переходить непосредственно к дрессуре. Подтолкнуло меня бессилие моей матери, тяжело переживавшей трагедию, и я понял, что нужно брать дело в свои руки. В тот момент мне пришлось учиться на ходу и руководствоваться воспоминаниями об уроках отца, стараться перенимать опыт матери и бабушки. Время тогда играло против меня, и ситуацию пришлось форсировать, но со временем удалось восстановить целостность и качество работы родителей.

Андрей Дементьев-Корнилов

Фото: предоставлено Андреем Дементьевым-Корниловым

— Какие животные работают в Вашем аттракционе, как они к вам попали?

Гертнер: У нас четверо слоних. Лаксми и Тич всегда были с нашей семьей. Они достались нам от отца, а Лаксми работала еще с моим дедушкой. Беби в 2013 году подарил нам один заканчивавший карьеру немецкий дрессировщик. Четвертая слониха попала к нам в 2015 году из испанского цирка. Там она считалась злой, потому что дралась с другими животными, и никто не знал, что с ней делать. А у нас через десять дней она уже выступала на манеже и с ней не было никаких проблем. Ведь причины агрессии обычно связаны с желанием слонов решить, кто главный. Они очень наблюдательны, и если они заметят, что кого-то выделяют, кому-то больше дали сахара, то у них в голове возникает напряжение. Это такие мелкие детали, которые надо непременно учитывать и уважать.

Дементьев-Корнилов: Сколько помню себя, столько помню и слонов. Попали к нам они из разных уголков земного шара. До сих пор у нас работает слониха, которая была привезена в СССР из Индии вместе с большой партией слонов для цирков и зоопарков. Ее встречал тогда еще мой прадедушка. Другие две слонихи попали к нам из Таиланда. Это воспитанницы моих родителей и моей бабушки, с ними наша семья объехала полсвета. А Марго, младшая слониха, была привезена в Россию совсем недавно и является подарком правительства Китая компании Росгосцирк. Это воспитанница моя и моей сестры, любимица семьи. Она делает большие успехи и за полгода освоила такое количество трюков, на которое у других уходит по десять лет. Можно сказать, она настоящий слон-вундеркинд.

— А есть у слонов особенные, присущие только им черты характера?

Гертнер: У каждого слона свой характер. Вот мой папа был известен тем, что брал и воспитывал таких слонов, с которыми ни один дрессировщик в мире не хотел работать. Это были слоны, которые нападали на людей, а некоторые даже убивали. Но мой папа знал, что делать, и все они через два дня пребывания у него уже выступали. Он никогда не покупал слонов, не воспитывал слонят, он брал тех, что ему давали, а давали ему злых слонов. У него был номер с самыми опасными в мире слонами, и этот номер стал лучшим в Европе. А вообще слоны очень обучаемы. Когда на конюшне появляется новый слон, он учит других или учится от других. И тогда от дрессировщика зависит, что с ним станет. Поэтому главное — это тесный контакт с животными. Если слон заболеет, то жизнь дрессировщика заканчивается. Пока слон не выздоровеет, надо прямо спать на конюшне. Слону очень важно знать, что ты рядом, что ты не оставишь его. Слона надо поддерживать морально, а если не делать этого, то он от ощущения одиночества может даже умереть. Можно сказать, слоны как люди. Они очень чувствительные, сентиментальные животные. А кроме того, они очень привязчивые — привыкают к человеку как собака.

Дементьев-Корнилов: Особые черты характера — это четыре тонны доброты. Это то, что отличает слонов от всех живых существо. Они, может быть, через край любопытны, игривы, могут взять, например, в хобот батареи или технику. Но им присуща доброта, и это очень сильно подкупает, у них есть чему поучиться.

Андрей Дементьев-Корнилов на сцене

Фото: предоставлено Андреем Дементьевым-Корниловым

— Чем пользуются дрессировщики слонов, чтобы направить животное? Как чисто технически слона обучают новым трюкам?

Гертнер: У нас есть команды, и слоны все понимают. Учить нужно с детства и учить словом. Вначале мы учим элементарным командам: вперед, назад, вправо, влево, подними ногу и так далее. Когда слон уже все это знает, тогда можно начинать дрессировать. Первое, чему учат, это держать хвост при движении по манежу. Второе — сидеть на тумбе. Тумба должна по высоте ровно подходить под колено. Когда слон идет назад, он прикасается к тумбе. И вот когда он прикоснулся, ему дается хлеб, сахар, любое лакомство, и пока он рот открывает, он слегка подсаживается. Но в этот момент он совсем не думает о тумбе, он думает о сахаре. И получает он сахар только когда подсаживается. Потом, чтобы слон поднял передние лапы, перед ним ставится еще одна тумба, и повторяется игра с сахаром. Когда слон научился поднимать одну лапу, веревочка привязывается к другой лапе и потихонечку ее тянут. Поначалу слон будет поднимать ноги по одному сантиметру, и в этот момент нужно заканчивать репетицию, останавливаться, хвалить слона, кормить его, чтобы он понял, что сделал все хорошо, правильно. И на следующий день все повторяется снова. И это будет тогда уже три сантиметра. И так дальше и дальше. Процесс занимает обычно два-три года. Так готовятся все трюки. Есть слоны, которые что-то исполняют, а что-то не исполняют. То есть это не значит, что ты сможешь добиться от слона всего, что хочешь.

Дементьев-Корнилов: Чисто технически главное орудие дрессуры — багор. Если приводить слона в движение рукой, это все равно что двигать скалу. Багор закруглен и покрыт кожаным чехлом во избежание травм. Слону при этом не больно — багор лишь нажимает на определенную точку и задает вектор движения. Однако постепенно мы отказываемся и от этих методов. На сегодня уровень нашей дрессуры таков, что во время представления мы уже управляем слонами исключительно словами.

— А есть ли какой-то аттракцион или трюк, который вы непременно когда-нибудь хотели бы исполнить?

Гертнер: В нашей династии уже были уникальные трюки. Мой папа, например, поднимал слона на гидравлическом подъемнике на высоту 10 метров и там слон делал стойку на одной лапе. А до этого этот же слон делал такую же стойку на тумбах и умел ходить на передних лапах. Это был уникальный слон, который умел такое, один на миллион. В моем номере на сегодня я достиг предела и не могу большего ожидать от этих животных. Конечно, я бы хотел получить маленького слоненка, но это очень сложно. Во-первых, разрешения на вывоз не дают ни Индия, ни Таиланд, а во-вторых международные нормы требуют, чтобы этот слон представлял уже третье поколение цирковых слонов. Маленьких слонят, потерявших родителей из-за браконьеров, нам не получить, потому что ими занимаются специальные ассоциации, адаптирующие их к жизни в дикой природе. Я всю жизнь уже ищу слоненка, но это очень сложно. И цена тоже внушительная — около 150 тысяч долларов.

Андрей Дементьев-Корнилов: Я мечтаю сделать сальто-мортале с подкидной доски с приземлением на слона, как это делают многие зарубежные коллеги. Подобные трюки для меня — своего рода эталон в дрессуре, хотя здесь, конечно, важен и акробатический элемент.

— Сегодня в цирке много новых веяний. Продолжает свою успешную деятельность цирк Дю Солей, развиваются многогранные формы цирка-нуво. Как вы видите сегодня свою роль в пространстве циркового искусства?

Гертнер: Моя роль — это роль обычного человека. Мой папа всегда говорил, что если ты чувствуешь, что ты звезда или что ты что-то знаешь, то ты никто. Нас знает весь мир, но мы не зазнаемся. На гастролях в России часто возникают курьезные ситуации, потому что никто не принимает нас за руководителей. Мы вечно грязные, моем своих животных, постоянно на конюшне. А в России многие работают с ассистентами, помощниками, а сами появляются за два дня до премьеры. У нас такого нет. У нас если хочешь быть дрессировщиком, учись сначала убирать за животным. И вот когда ты научился убирать за ним, чистить его, ухаживать за его ногтями, тогда ты можешь один день побыть дрессировщиком.

Дементьев-Корнилов: Безусловно, хочется многое хочется поменять в нашем цирковом мире. Хочется, чтобы в отечественном цирке состоялся прорыв от застоя к высокотехнологичному процессу представления. Я уверен, что будущее цирка — это цирк в 3D, тонкая игра между реальностью и виртуальностью. Кроме того, общество говорит нам, что пора заканчивать работать с животными, пора оставить их в покое. Если цирк с животными не будет нужен в России, то нужно думать о новых формах. Я мечтаю создать в стране сафари-парк слонов. Этот план был мечтой моих родителей, и я буду делать все, что в моих силах, чтобы его реализовать. Этот парк может стать прекрасным местом отдыха для туристов и резервацией для отработавших на манеже слонов, местом ознакомительных экскурсий и познавательных программ. В рамках парка можно будет показывать азы дрессуры и общения человека с животным. Все это пока только в планах, ведь реализовать подобный масштабный проект без поддержки государства невозможно.

Фото: предоставлено Кристианом Гертнером

— Есть ли у вас в профессиональном мире образцы для подражания?

Гертнер: Главный пример для меня — папа. Лучше его никто не работал. А сегодня нет никого, потому что профессия утрачивается. Из молодых людей никто не хочет заниматься дрессурой, ведь она требует, чтобы ты отдал ей всю жизнь. На одной руке можно пересчитать тех, кто в мире работает со слонами.

Дементьев-Корнилов: Главный пример для подражания — мои родители. Среди отечественных артистов мне всегда нравилась работа Владимира Шевченко, нравилась манера легкости и игры с животными Николая Павленко. Я преклоняюсь перед отвагой хрупкой Юлии Денисенко, работающей с опасными белыми медведями. Яркий пример для подражания — Вальтер и Мстислав Запашные. За рубежом мне интересна работа дрессировщиков лошадей Лоренцо и Жана-Франсуа Пиньона. Я с большим удовольствием наблюдаю за тем, что делает в дрессуре семья Каселли.

— А каково будущее дрессуры и дрессуры слонов в частности?

Дементьев-Корнилов: Будущее за максимально близким контактом с животным при полном отсутствии доминирования человека в этом контакте. Так диктует время.

Гертнер: Выжить сложно, но возможно. Ведь если взглянуть на нынешние проблемы, то очевидно, что все проблемы с дрессурой животных начались из-за отсутствия законодательной базы. Раньше любой человек, державший, например, ферму, мог купить слона. Это было доступно по деньгам (слон стоил 12 тысяч немецких марок) и никак не контролировалось. В результате мы имели многочисленные примеры с неправильным содержанием и жестоким обращением с животными. На сегодня любой, занимающийся дрессурой, даже дрессурой собак, должен иметь диплом. Другая проблема состоит в том, что зеленые влезли в политику и располагают огромными средствами. В школах ведется последовательная агитация против цирков, потому что там, как говорят, мучают животных. Дети не знают, что мы ради своих животных жертвуем практически собственной жизнью, и формируют отношение к цирку на основе одной лишь односторонней агитации. На нас деятельность зеленых отражается напрямую, но иногда имеет курьезные формы. Мы, например, во время гастролей никогда не привязываем животных, и они гуляют где хотят. И вот в Норвегии, где очень высока активность партии зеленых, нам стали предъявлять претензии, даже завели уголовное дело, что мы так обращаемся с животными. Для меня это непонятная ситуация. Привязывать — нельзя, не привязывать — нельзя. Законов, которые регулируют это, нет. Зеленые ездили с нами целый год, снимали все, что мы делаем, но никаких претензий предъявить не смогли. И перестали к нам приходить. Потом было еще несколько ситуаций, и в результате мы стали думать, что делать. Закон Евросоюза таков, что если ты однажды выехал с экзотическими животными за его пределы, то обратно возврата нет. У нас была возможность посмотреть, как устроено цирковое дело в России, на Украине, каково отношение к этому искусству. И нам понравилось. Поэтому после некоторых размышлений мы с братом решили покинуть Европу. Мы рисковали, но пока все слава Богу получается. Три года мы колесили по Белоруссии, сейчас уже второй год в России. И в каком-то смысле мы рады, что уехали из Европы.

— Что для вас значат выступления в цирке Чинизелли в Петербурге?

Дементьев-Корнилов: Я считаю, это Мекка русского, советского, российского цирка. Каждый квадратный сантиметр его манежа напоен историей цирка, судьбами артистов. Работать в этом здании — большая честь для каждого.

Гертнер: Каждый артист в мире мечтает здесь работать. Чтобы сюда попасть, нужно быть артистом очень высокого уровня. Для меня, как иностранца, единственного иностранца, работающего в России, приглашение в Петербург было полной, но очень приятной неожиданностью. Здесь совсем другая публика, более взыскательная, умеющая ценить цирк. Если в Петербурге покажешь плохое представление, то никто не придет смотреть. У нас в Европе люди в основной массе не очень разбираются в цирковом искусстве, довольствуются тем, что покажешь. В России ситуация иная — люди любят и знают цирк.

Ирина Селезнёва-Редер, для «Фонтанки.ру»

Читайте также:

В Петербурге впервые проведут международный цирковой фестиваль

calendar.fontanka.ru

«Шоу слонов»: на каком языке говорят с животными и сколько лет великанам

Слон ощущает себя главным на арене

Слон ощущает себя главным на арене

С четвероногими артистами в многонациональной цирковой труппе общаются на разных языках. Например, во время восхитившего ростовчан в минувшие выходные «Шоу слонов» команды четвероногим артистам отдавали на французском, индийском, английском и немецком языках.

 

И это неудивительно, ведь в программе собрались звезды цирка из Германии, Италии, Ирландии, Польши и других стран. Путешествующее шоу обзавелось поклонниками по всему миру.

– Три года мы катались по Беларуси, второй год колесим по России, – рассказывает один из организаторов представления, дрессировщик в пятом поколении Кристиан Гертнер. – В Ростов прибыли из Анапы.

Династия известна в Европе уже 400 лет, начинали артисты цирка Гертнер как акробаты. Но когда один из членов семьи попал в Индию, он влюбился в слонов – так появились известные всему миру дрессировщики. Именно эти великаны и стали изюминкой шоу братьев Гертнер. Четыре трехтонных слона поразили горожан необыкновенными трюками, самый яркий из которых – стойка на передних лапах. Дрессировать этих животных – дело требующее не только умения, но и огромного терпения.

– Контакт со слонами – это самое важное. Слон ощущает себя главным на арене, поэтому к нему нужен особый подход. У дрессировщиков не бывает отпусков, слон – это большой ребенок. Если я уезжаю, с ними обязательно остается мой брат Алекс, и наоборот. Если слон болеет, от него нельзя отлучиться, даже спать приходится рядом, – делится секретами мастерства Кристиан Гертнер.

При этом самому юному великану 35 лет, а самому зрелому – за 70. Со слоном-ветераном работал еще дедушка братьев Гертнер. А самый возрастной слон, которого помнит династия, прожил без малого 90 лет.

Многие ростовчане смогли познакомиться со слонами лично. В день премьеры – 16 сентября – они неспешным шагом прогулялись по городу. Шоу Ростову показали не только слоны – правда, исключительно на манеже. Как по пустыне, по арене ростовского цирка прошел караван верблюдов под руководством Алекса Гертнера. Свой необычный аттракцион продемонстрировали красавцы – амурские тигры вместе с дрессировщиком Карлосом Бресчиани. Отличными артистами оказались породистые грациозные скакуны, удивительные гуси и очаровательные утки.

Конечно, цирк – это не только животные. Среди артистов – совсем юные циркачи, подрастает уже шестое поколение дрессировщиков. Взрослые актеры – обладатели множества международных премий и наград. Малышам особенно понравился веселый клоун Армен Асирянц. Впрочем, его шутки и игры со зрителями вызывали хохот у поклонников цирка всех возрастов. Не осталось равнодушных в зале и во время исполнения братьями Гертнер одного из самых зрелищных номеров циркового жанра – «Колеса смерти». Под куполом летали бесстрашные воздушные гимнасты, сложные трюки демонстрировали акробаты и роликобежцы.

Лучше всего увидеть захватывающее представление своими глазами. «Шоу слонов» останется в Ростове до 15 октября. Представления проходят по четвергам, субботам и воскресеньям. Приобрести билеты можно в кассах цирка и на сайте Сircus-rostov.ru. Стоимость билетов от 500 до 2500 рублей. Детей до трех лет на представление пустят бесплатно, но только если родители предъявят документ, подтверждающий возраст малышей.

Всю интересующую информацию можно уточнить по телефону 8-863-240-70-93.

161.ru

Слоны-полиглоты, «Колесо смелости» и юмор для всех

Сколько лет самому старому слону из цирка братьев Гертнер и самому маленькому представителю цирковой династии, на каком языке разговаривает дрессировщик с тиграми независимо от их породы, кто попал на манеж после жизни на мясокомбинате, и почему номер «Колесо смерти» циркачи называют «Колесом смелости», — об этом нам рассказали Алекс и Кристиан ГЕРТНЕР накануне всемирного дня защиты слонов, который отмечается 22 сентября.

В Ростов приехал цирк братьев Гертнер. Братья Гертнер представляют известную в Европе цирковую династию, которой почти 400 лет. Это уже пять поколений цирковых артистов. Алекс и Кристиан родом из Германии. Но внешне на немцев они не очень похожи — всё дело в том, что в роду у них есть индийцы.

5 поколений тому назад

— История нашей семьи началась 5 поколений назад, когда известный акробат из Германии поехал в Индию, и там познакомился с дочерью дрессировщика слонов. Они поженились и привезли слонов в Европу, — говорит Кристиан Гертнер.

С тех самых пор все поколения их цирковой династии занимались дрессурой слонов. Два слона, которых горожане могут увидеть на манеже ростовского цирка, перешли к Кристиану и Алексу от родителей. А одного из них дрессировал ещё их дедушка. Этому слону уже больше 70 лет. Он более чем в два раза старше самих братьев Гертнер. Почти у всех слонов индийские имена: Лакшми, Тич, Индра. Есть ещё слон по имени Бэйби.

— Это единственный слон в Европе, который родился в цирке. И он работает с детьми. В цирке даже не знали, что мама-слониха была беременна. Просто однажды утром проснулись и нашли второго слона, — рассказывает Кристиан.

Именно этот слон во время представления выносит на хоботе малыша Гертнер. Это сын Кристиана, представитель шестого поколения династии. Ему недавно исполнилось 2 года. Его старшие братья и сёстры тоже задействованы в представлении. Интересно, что сам Кристиан, будучи ещё грудным ребёнком, участвовал в номере своих родителей.

— Мы работаем с индийскими слонами. Они не такие крупные, как африканские, но лучше поддаются дрессуре и более миролюбивые. Они нам как члены семьи. Кстати, слоны очень умные животные, — рассказывает Алекс Гертнер.

Об этом говорит и тот факт, что они понимают команды на разных языках. В общении со слонами дрессировщики используют команды на индийском, французском и немецком. А сами братья Гертнер говорят на девяти языках. Один из них — русский.

— 5 лет назад мы приехали на Украину, в город Тирасполь. И если везде, где мы были раньше, нас понимали по-английски, то здесь — нет. И нам пришлось выучиться говорить по-русски, — вспоминает Алекс.

Сентиментальные слоны

По словам Кристиана, каждый зверь требует особой дрессировки:

— Слоны очень сентиментальные животные и всего боятся, поэтому с ними нужно работать очень аккуратно. Если слон боится тебя, ничего не получится. Он должен тебе доверять, это самое важное. В День города мы ходили со слонами по улицам Ростова. Такое возможно сделать, только когда они тебе доверяют на 100%. Они не реагируют на шум машин, крики прохожих, а смотрят только на тебя, на дрессировщика, и выполняют все твои команды.

Один из самых впечатляющих трюков со слонами в представлении — это когда Кристиан ложится на манеж, а на него сверху укладывается слониха. Она, оказывается, весит около 4 тонн. По словам дрессировщика, она контролирует каждое своё движение, чтобы не причинить ему вреда.

Кроме слонов братья дрессируют лошадей и верблюдов. У горбатых животных — особая история. Можно сказать, что благодаря цирку они получили вторую жизнь. В прямом смысле этого слова.

— Верблюдов мы приобрели на мясокомбинате в Астрахани. Они шли на забой. Мы их покупали по килограммам, как мясо обычно продают, — пояснил Алекс.

Ролики, акробатика, метание ножей — эти номера тоже исполняют братья Гертнер. «Самое сложное на нашем представлении — это... вовремя переодеваться», — смеётся Кристиан. Своих детей они тоже учат разным цирковым жанрам. Но, конечно, не все из семьи Гертнер продолжают цирковую династию. В прошлом поколении из шести детей в цирке остались только двое. Один из братьев — это папа Алекса и Кристиана. «А ваши дети все занимаются?», — спросила я Кристиана. Он ответил: «Да». И сразу добавил: «Пока — да».

Алекс и его брат работают без страховки и заставляют зрителей поволноваться. Но во время исполнения номера «Колесо смерти» (он выполняется на конструкции из металлических труб с двумя барабанами на концах, подвешенной в воздухе. Во время исполнения номера конструкция крутится, а акробаты бегают и прыгают либо внутри барабанов, либо на них. — Прим. «РО».) у акробатов нет никакой возможности пользоваться страховочной лонжей. Конструкция оборудования, на котором выступают артисты, не позволяет использовать страховку, поэтому номер и получил это название.

— Но мы называем его «Колесо смелости», чтобы сильно себя не пугать, — говорит Алекс.

Микс шуток

Как отметил Армен АСИРЯНЦ, клоун из программы братьев Гертнер, сейчас часто говорят о цирке, как о развлечении для детей, но ребёнок никогда не поймёт весь уровень циркового интеллекта, сложность трюка:

— Странный парадокс получается, но цирк — он не для детей, на самом деле. Я помню, когда начинал работать, это было ещё в советское время, на дневной спектакль не пускали взрослых, а на вечерний — детей. А сейчас я выхожу на манеж и не знаю, для кого работаю. У меня полный микс шуток: и для бабушек-дедушек, и для дядей-тётей, и для детей. У каждого мышление разное и восприятие юмора разное. Моя профессия — одна из сложнейших, пусть простят меня дрессировщики и акробаты. К сожалению, последние 10-15 лет в России, и не только у нас, идёт спад этого жанра. Люди потеряли культуру юмора. Но обещаю, зритель увидит первоклассную клоунаду.

Армен Асирянц, приехав в Ростов, настоял на том, чтобы в цирк вернули оркестр.

— Это маленький подарок Ростову от нас. Я, наверное, уже единственный клоун в России, который работает под живую музыку. Все перешли на фонограмму, цирковые оркестры расформировали…

Дрессировщик тигров Карлос БРЕШАНИ из Гватемалы (с его номера начинается представление, хотя обычно тигров оставляют «на сладкое») рассказал, что с тиграми он работает уже более 10 лет.

— Главное — наладить с ними контакт, — уверен он.

В отличие от слонов, его подопечные, независимо от вида, понимают только родной язык Карлоса, испанский. По его словам, у тигров много сходств с обычными домашними кошками, только они в 10 раз агрессивнее.

На вопрос, есть ли любимчики у дрессировщиков, Карлос Брешани отвечает, что нет. И вообще нельзя, чтобы они были (если и есть, то это нужно скрывать), чтобы животные чувствовали, что к кому-то из них ты относишься лучше. Если появится ревность, то ничего хорошего не жди.

— Так и слоны, — добавляет Кристиан, — если одному даёшь сахар (это их любимое угощение), надо угостить всех.

Слон и Моська

Напомним, что в День города, 16 сентября, братья Гертнер и их слоны вышли на улицы Ростова, чтобы поздравить горожан. Алекс и Кристиан рассказали, что их ждёт ещё один выход в свет. Дело в том, что братья Гертнер решили поддержать социальный проект «Собачий патруль», который направлен на то, чтобы решить проблему бродячих животных в нашем городе единственно гуманным способом, по методу «ОСВВ» — отлов, стерилизация, вакцинация, выпуск.

— Ребята посетят наш объект (для реализации проекта «Собачий патруль» ростовская бизнесвумен Татьяна Шишкина выделила полгектара земли и 700 метров здания на пересечении улиц Малиновского и Доватора. — Прим. «РО».) с одним из своих больших величественных животных. Это будет закрытая акция, на которую мы пригласим детей. Они смогут не просто покормить слона, но и повзаимодействовать с ним, — уточнил директор ростовского цирка Дмитрий РЕЗНИЧЕНКО.

Фото Романа Неведрова

rostov-news.net

В Воронеж приехал цирк, где слоном управляет трёхлетний мальчик

Особенность номера братьев Гертнер со слонами — с ними работают не только взрослые дрессировщики, но и их дети

  • Кристиан, его жена и 8-летняя дочь на манеже воронежского цирка

Цирк братьев Гертнер гостит в Воронеже впервые, премьера прошла в минувшие выходные, а программа продлится до декабря. В представлении множество запоминающихся номеров: гимнасты на канате, попугаи, которые, к восторгу зрителей, кружат по всему залу, смышлёные собачки, степенные верблюды, брутальный и очень зрелищный номер из Питера с трюками на мотоциклах. Но гвоздь программы (точнее, их два, а если быть совсем точным, то две) — слонихи Лакшми и Тич.

Чего они только не вытворяют: поднимают задние лапы, таскают в хоботе красавицу жену Кристиана Гертнера Молли, садятся, как люди, на тумбы. Коронный трюк — когда Молли ложится на спину, а слониха весом 3,5 тонны — на неё. Зрелище не для слабонервных! А ещё одна изюминка номера — в нём работает не только Кристиан с женой, но и их восьмилетняя дочь Кристель и даже трёхлетний сын Тиван. Дети совершенно бесстрашно взбираются и катаются на серых гигантах. Впрочем, у них это семейное — Кристиан рассказывал, что его слон впервые вынес в хоботе на манеж, когда ему было… семь месяцев.

Династия немцев Гертнер дрессирует этих ушастых симпатяг уже 400 лет. По семейной легенде, их прапрадед, акробат, поехал на гастроли в Индию и там влюбился в местную девушку, отец которой дрессировал слонов. В итоге Гертнер-старший увёз в Европу и красавицу жену, и слонов. И до сих пор братья Алекс и Кристиан, которые продолжают семейную традицию, похожи не столько на немцев, сколько на индусов. Всего у них четыре слона, но сейчас братья разделились, забрав по два животных.

Корреспондентам «Ё!» Кристиан рассказал (а говорит он на 9 языках, в том числе и на русском), что за детей не боится совсем, а пока он разговаривал с нами после премьеры, оба его отпрыска бесстрашно крутились возле животных, абсолютно их не боясь.

— Слон никогда не причинит вреда человеку, не наступит на него, — и в подтверждение своих слов ставит ногу рядом с ногой Лакшми, та сразу отступает. — Они, хоть и большие, очень пугливые, всего боятся. И опасны они, пожалуй, только если со страху убегают и могут случайно кого-то толкнуть или наступить. Самое главное для дрессировщика — чтобы слон его не боялся, доверял.

Коронный номер — слониха ложится на человека

Фото Анны Ясыревой

Каждая из трепетных артисток Гертнеров съедает в день 50 килограммов сена, 20 кг белого батона, по 20 кг свёклы и морковки, 10 кг комбикорма. Но особенно они любят сахар. При этом, как говорит дрессировщик, крайне ревнивы. То есть если ты угостил сахаром одного слона, должен обязательно не забыть и про другого, иначе обида на всю жизнь.

Правда ли, что слоны боятся мышей, слышат на расстоянии 8 км, помнят все обиды по много лет, а самки помыкают самцами — об этих и других мифах читайте в свежем номере «МОЁ!» от 6 ноября.

moe-online.ru

Дрессировщик Кристиан Гартнер: «Я участвовал в номере родителей, когда был еще...

Корреспонденты «ФАКТОВ» побывали на предпремьерном показе новой программы Национального цирка Украины. Центральный номер — выступление слонов. Животные прибыли непосредственно перед началом представления в специальных обогреваемых фургонах из Москвы, где они перед этим гастролировали. У дрессировщиков слонов — артистов из Германии Кристиана и Алекса Гартнеров — даже не было времени переодеться в сценические костюмы. Несмотря на усталость, в номере участвовали все три слона — Лаксми, Тич и Беби. С Кристианом и Алексом, которые неплохо говорят по-русски, мы беседовали за кулисами. Слоны находились тут же, буквально в нескольких шагах, тыкаясь хоботами нам в руки, требуя угощения.

«Больше всего слоны любят сахар»

— Самый впечатляющий трюк — это когда вы ложитесь на манеж, а сверху укладывается одна из питомиц. Что при этом чувствуете?

— Этот трюк выполняю со слонихой Тич, которая весит около четырех тонн, — отвечает Кристиан. — Она контролирует каждое свое движение, чтобы не причинить мне вреда. Полностью ей доверяю, поэтому страха не испытываю. Вообще наши животные — как члены семьи. Тич 50 лет, другой слонихе — Лаксми — 55. Они гораздо старше нас с братом (Кристиану 30 лет. — Авт.), с ними выступали еще наши родители. Кстати, я участвовал в номере с мамой и папой, когда мне было всего семь месяцев — слониха качала меня хоботом. К сожалению, ее уже нет в живых.

— Мы цирковые артисты в шестом поколении, — говорит Алекс. — Живем в Германии, но один из прадедов был индийцем, а наша мама — итальянка.

— Самая младшая наша артистка — 30-летняя Беби, — продолжает Кристиан. — Работаем только с индийскими слонами — они не столь крупные, как африканские, но лучше поддаются дрессуре и более миролюбивые. Кстати, слоны очень умные животные, понимают нас с полуслова.

Больше всего питомцы любят сахар. Но основу рациона составляет сено — 165 килограммов в день на троих. Еще даем морковь, свеклу и другие овощи. Регулярно моем слонов теплой водой. При этом используем специальный камень, который позволяет удалять отмершую кожу.

*На этом снимке запечатлено, как слониха Тич, которая весит около четырех тонн, ложится на дрессировщика Криситиана Гартнера, но не наваливается на него, чтобы не причинить вреда

Алекс и Кристиан выступают в новой программе еще и как акробаты со зрелищным номером «Колесо смерти».

«Чтобы определить пол крокодила, пришлось сделать ему УЗИ»

Когда дрессировщик Евгений Шрамко положил на свою жену и коллегу Валентину двухметрового крокодила и артистка поцеловала рептилию в морду, публика замерла — ведь челюсти животного ничем не контролировались.

— Этого кубинского крокодила зовут Гена, зубы у него острые, как бритва, — рассказывает Валентина Шрамко. — Однажды я нажимала кнопки мобильного телефона. Звуки, которые при этом раздавались, привлекли внимание Гены. Он лежал на диване. Затем поднялся на лапы и пошел ко мне. Не атаковал — просто сделал неосторожное движение — и в результате зубом порезал мне палец. Телефон оказался в пасти. Несмотря на рану, пришлось бороться с Геной, чтобы отнять у него мобильник.

*Валентина Шрамко рассказала, что во время сполнения этого трюка неустанно повторяет крокодилу Гене ласковые слова — это его успокаивает

— Получается, крокодил может запросто разгуливать по вашей комнате?

— Да, я ему доверяю настолько, что могу и в постель положить. Он у меня уже 15 лет, знаю все его повадки. Крокодилы вряд ли понимают значение слов, но интонацию улавливают чутко. Стоит сказать что-нибудь строгим голосом — сразу притихнет. В основном общаюсь с ним ласково: «Ты хороший, любимчик», почесываю его мягкое брюшко. Гене это нравится — он начинает урчать, потягиваться. Однажды, нежничая с ним, поцеловала в морду. Потом еще раз. Решили с мужем использовать это для работы. Так и появился один из наших самых зрелищных трюков.

Вы видите, сейчас в комнате (мы беседовали с супругами Шрамко в гримерке. — Авт.) нет ни одного животного. В стационарном здании Национального цирка для их содержания созданы все необходимые условия, поэтому наши крокодилы находятся в специально отведенном для них месте. А вот когда выступаем в цирках шапито, оставлять питомцев по сути негде, они живут с нами.

— Как перевозите животных?

— Для Гены мы купили специальный термоящик — он хорошо сохраняет тепло. Однако в такую погоду, как сейчас, приходится класть туда грелки. У нас есть еще два крокодила небольших размеров, которые живут в террариуме. Оптимальная температура для этих рептилий — 30 градусов.

— Как часто их кормите?

— Раз в семь—десять дней. Для холоднокровных этого достаточно. Покупаем живых крыс, мышей, цыплят, кроликов у людей, которые имеют все необходимые документы на разведение такого рода корма для хищников. Нужно сказать, что у крокодилов нет языка, из-за чего они могут есть лишь в том случае, если затащат пищу под воду. Поэтому кормим питомцев в бассейне.

— Некоторые животные во время гона ведут себя агрессивно…

— Крокодилы в такие периоды могут разве что отказываться от пищи. Кстати, до определенного времени я не знала, какого Гена пола, ведь все органы, по которым это можно определить, находятся внутри организма. Пришлось везти его на УЗИ, показавшее, что это самец. Тогда я и дала ему кличку.

По поводу отказа от пищи скажу, что один из наших питонов (у нас есть и крупные змеи) не ел целых полгода. При этом даже не исхудал — у него просто замедлились процессы жизнедеятельности организма, так как было холодное время года.

— Бывает, что крокодилы отказываются работать на арене?

— Они боятся громких звуков, поэтому даже после недельного перерыва в выступлениях на арене начинают пугаться грохота музыки в зале, аплодисментов, — говорит Евгений Шрамко. — Один из способов успокоить питомца — прикрыть ему глаза рукой. Ну и, конечно же, говорить ласковые слова.

— Неустанно их повторяю, когда в финальной части номера ложусь на стол, а Женя кладет на меня крокодила, — дополняет Валентина. — Конечно, я доверяю Гене, но не на сто процентов (улыбается).

— Он вас узнает?

— Да — по запаху, голосу. Случается, уезжаю на какое-то время, а когда возвращаюсь, видели бы вы, как он радостно меня встречает — вскакивает и бежит навстречу, урча «во, во, во». Когда он был поменьше, я смотрела телевизор, часами держа его на коленях, гладя и «разговаривая» с ним. Постепенно он привык ко мне. Сейчас Гена весит около 50 килограммов — на колени его уже не возьмешь.

— Где приобретаете крокодилов?

— В Украине есть много специализированных питомников по их разведению. Чтобы купить там животных, мы предоставляли справку, что являемся дрессировщиками, а пресмыкающееся нам нужно для работы. В законопослушном предприятии крокодила не продадут первому встречному.

— Сколько стоит такое животное?

— Мы уже давно их не покупали, поэтому нынешних цен не знаю. Могу разве что сказать о расценках на удавов. Стоимость определяется длиной: доллар за сантиметр.

— У вас еще есть номер с бурыми медведями…

— Когда мы с Валей познакомились, я уже выступал с медведем, — говорит Евгений. — После свадьбы купили еще одного, назвали его Сынком. Косолапые отличаются коварством — периодически устраивают своего рода «проверку»: пытаются сделать подсечку, завалить — так они борются за лидерство. Догадаться по поведению медведя о том, что он намерен напасть, практически невозможно. Особенно высока вероятность такого рода эксцессов, если ты приболел, плохо себя чувствуешь. Медведи это сразу определяют, поэтому и тут надо быть начеку.

В соседней гримерке мы застали воздушного гимнаста на ремнях Рустама Юлдашева, который выполняет трюки под куполом… с собакой породы фокстерьер.

— В прошлом году с этим номером я завоевал приз зрительских симпатий на Международном фестивале циркового искусства «Золотой Карл», который прошел в столице Латвии Риге, — рассказал Рустам Юлдашев. — Идея парить на высоте с псом Роки на плечах появилась случайно — однажды положил собачку на спину, и он воспринял это спокойно. Вот я и решил начать с ним «полеты». Репетиции заняли около полугода. Поначалу Роки побаивался, поджимал хвост. Теперь уже так привык к высоте, что относится к этому, как к обычному делу. Рассматривает публику в зале и, бывает, облаивает тех, кто ему не понравился…

Фоторепортаж смотрите здесь

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

fakty.ua


Смотрите также