Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Братья знаменские биография


Кому помешали братья Знаменские?

Автор: Георгий НАСТЕНКО 10.11.2016

Жизнь и смерть великих спортсменов по-прежнему остаётся одной из неразгаданных тайн советского спорта

Нет в отечественном большом спорте людей с более загадочной судьбой, чем знаменитые бегуны братья Знаменские. Братья начали соревноваться, когда им было под 30 – катастрофически поздно для большого спорта. И сразу стали побеждать всех сильнейших советских бегунов на длинные дистанции. Ярко вспыхнув, эти две звезды отечественного спорта так же внезапно и необъяснимо погасли.

Соперники не знали, что этому дебюту братьев предшествовало много лет активного занятия физкультурой, в том числе и длинными (более 20 километров) забегами. Приучил к этому Горю (так звали Георгия в семье) и Симу (Серафима) старший брат Сергей, вернувшийся с Первой мировой раненым, контуженным, травленным газами. Сергей, мечтавший до войны стать разносторонним атлетом и тренировавшийся по новомодным методикам, после потери здоровья решил сделать силачами братьев. Даже при отсутствии у него спортивного и педагогического опыта, занятия бывшего фронтовика с братьями можно считать успешными. Бег сочетался с плаванием (зимой – в проруби), гимнастикой, лыжами, гирями. Плюс ежедневный физический труд в большом семейном хозяйстве, потом – на заводе. Говоря спортивным языком, к началу специализированных тренировок (1933 год) будущие чемпионы СССР имели лишь общефизическую подготовку и природный талант.

Хирург Георгий Знаменский среди пациентов и коллег (слева в нижнем ряду)

Фото: ФОТО ИЗ АРХИВА Е. ЗНАМЕНСКОЙ

Атлеты с повышенным интеллектом

Тренируясь под присмотром брата Сергея, на срочную армейскую службу Георгий отправился, будучи первым силачом в округе. На флоте он несколько раз отличился, в критических ситуациях спасая сослуживцев. Телосложением братья Знаменские на фоне соперников казались увальнями. По сравнению же с нынешними кенийскими и эфиопскими чемпионами и вовсе напоминают штангистов, толкателей ядра. Для бега же на выносливость нужно иметь не только мощный «мотор», но и лёгкое сложение – длинные тонкие ноги, узкие плечи и таз. Но, даже «подсушив» беговыми тренировками своё тело, Георгий и Серафим таскали по дистанции «лишних» килограммов по 20. Тем не менее с 1934 по 1940 год побеждали не только на всесоюзной, но и на международной арене, первыми из наших легкоатлетов «прорубили окно в Европу». В парижском кроссе «Юманите», где собиралась мировая элита, в 1935, 1936 и 1938 годах Серафим неизменно приходил к финишу первым, Георгий – вторым.

Знаменские после триумфа в парижском кроссе «Юманите»

Фото: ФОТО ИЗ АРХИВА Е. ЗНАМЕНСКОЙ

Нынешние же любители спорта знают эту громкую фамилию по двум причинам: имя Знаменских носит, во-первых, спорткомплекс в Сокольниках, во-вторых, крупнейший и старейший на постсоветском пространстве международный легкоатлетический турнир. С 1949 года он проводился в Москве, других городах России и даже на центральной арене Киева. Но с постройкой в Жуковском легкоатлетического стадиона «Метеор» этот Мемориал братьев Знаменских перенесли в Подмосковье. И правильно: неподалёку отсюда родились и провели юные годы братья-чемпионы.

На одном из турниров диктор сгоряча объявил: «Дорогие товарищи! Сегодня на Мемориале братьев Знаменских присутствует… жена братьев Знаменских!» Конечно, подобные оговорки относятся к курьёзам. Но на протяжении долгих лет, несмотря на их статус знаменитостей, о братьях было обнародовано очень мало информации. Хотя их биография могла служить подрастающей молодёжи примером для подражания. Но много интересного забылось, а то и искусственно было искажено. Советские авторы представляли их какими-то тёмными, недалёкими парнями. Хотя Знаменские получили образование, пусть в основном и домашнее, но качественное. Отец был эрудированным человеком. Матушка Анфиса Ивановна, тоже из потомственной семьи священнослужителей, знала европейские языки, великолепно играла на рояле. Серафим под руководством своей мамы успешно занимался музыкой – солировал в церковном хоре, сочинял партитуры, профессионально записывая их в нотную тетрадь.

Отметим успехи братьев не только в спорте, но и в науке. Поступили в мединститут в возрасте, когда другие уже становятся главврачами – Георгию было за 30. К началу войны они закончили вуз и в медицине быстро добились признания. Георгия в 1940 году взял ассистентом великий хирург Александр Бакулев, понятное дело не за спортивные успехи, а за научные и профессиональные. Серафим специализировался в педиатрии. Плодотворно работал на стыке медицины со спортом и физкультурой, стал автором первого в СССР фундаментального труда, где подробно изложил принципы систематических тренировок в детских спортивных группах. Дело касалось не только занятий по бегу, но и лечебной физкультуры, гигиены, закаливания. Нормативы ГТО для возрастных ступеней от 10 до 16 лет, разработанные Серафимом Знаменским, не сильно изменились и по сей день. Его соседи по Тарасовке рассказывали о случаях, когда какому-то ребёнку становилось плохо, вызывали Серафима, тот успевал «откачать». А если требовалась операция, среди ночи подхватывал малыша в охапку, добегал с ним на руках до стационарного пункта быстрее, чем это сделала бы карета скорой помощи, и квалифицированно спасал ребенка.

Георгий на похоронах брата Серафима

Фото: ФОТО ИЗ АРХИВА Е. ЗНАМЕНСКОЙ

И врачи, и диверсанты

Братья в июле 1941-го записались добровольцами в ОМСБОН – подразделение, где из спортсменов высокого класса готовили профессиональных диверсантов. Много раз совершали опасные рейды в тыл врага и выбирались живыми.

– Я была лично знакома с Георгием и Серафимом, – рассказывала мне Тамара Клубникина, рекордсменка СССР в беге на 800 и 400 метров в 1930-х, радистка в ОМСБОН. – Но они были скрытными, необщительными людьми. Их никогда не видели ни в компании парней, ни девушек. Только вдвоём. Серафим и вовсе – так стеснялся женского пола, что говорить не мог и сразу краснел. Даже мой приятель, стайер Пётр Степаненко, постоянно соревновавшийся с братьями, ничего не знал об их личной жизни.

Когда они за свои победы были представлены к правительственным наградам, кто-то доложил-таки Сталину о поповском происхождении Знаменских. Но Сталин сам когда-то учился в семинарии, поэтому относился к братьям доброжелательно, не обращая внимания на шепотки их недоброжелателей.

А что касалось работы медиками – тут они показали себя профессионалами! Всё знали, всё умели. Лечили бойцов. Не жалея сил и времени, обучали фронтовых врачей и санитарок. Сами прошли курс военного диверсанта – стрельба, взрывотехника и прочее. При этом не забывали своего спортивного прошлого. Расскажу эпизод, который их характеризует как удивительно азартных людей. На тот момент оба уже перестали заниматься спортом – в смысле, соревноваться. Но продолжали поддерживать физическую форму. И вот в ноябре выпал ранний снег, лыжники приступили к тренировкам на лыжне. Помню курьёзный эпизод, когда медики Знаменские заспорили с молодыми спортсменами. Устроили забег: лыжники мчались по накатанной лыжне, а братья – рядом по рыхлому снегу. Причём около километра братья как-то держались вровень, а потом безнадёжно отстали. И неудивительно: Знаменским противостояли Рогожин, Мокропуло, Моргунов и другие лучшие лыжники СССР!

Дочь младшего из братьев, Ирина Серафимовна Щербакова – журналист, закончила журфак МГУ. Работала на телевидении, потом в комитете по авторским правам в кино. Её муж Константин Щербаков был редактором журнала «Искусство кино», публиковался в «Комсомольской правде», «МК», «Дружбе народов». И показательно, что даже родственникам не удалось «откопать» в служебных архивах документы о пребывании братьев Знаменских в отрядах за линией фронта. Очень мало информации не только об обстоятельствах смерти Серафима, но даже о его семейной жизни.

– А как ваша мама познакомилась с отцом?

– Папа выступал на соревнованиях в Киеве, мама была актрисой. – рассказала мне Ирина Серафимовна. – Спортом не интересовалась, но её включили в группу награждения победителей всесоюзных соревнований по лёгкой атлетике. Чувство, которое возникло между ними, называют любовью с первого взгляда. Друзья папы рассказывали, что папа был стеснительным человеком, чем отличался от дяди Георгия – шумного шутника-балагура. В присутствии молодых женщин папа смущался, но с моей мамой сразу почувствовал взаимопонимание и родство душ. Вскоре они поженились, и мама переехала в Москву.

Братья на старте

Фото: Дмитрий Дебабов/«риа новости»

Версия о самоубийстве Серафима

В разных статьях и даже биографических повестях о братьях Знаменских авторы выдвигают лишь одну версию гибели Серафима – самоубийство. Расходятся лишь в точке зрения на причину самоубийства. Одни утверждают: Серафим узнал об измене жены. Вторая версия ещё более нелепая: из-за смерти любимой мамы. Да, большая семья была очень дружной. Но нельзя забывать, что все дети священника Ивана Знаменского оставались верующими. Отмечали (конечно, не афишируя) Рождество, Пасху и другие православные праздники.

Но ещё в большей мере, чем соблюдение обрядов, Знаменские сохраняли христианское мировоззрение. А люди, наложившие на себя руки, всегда считались ужасными грешниками. Более того, братья Знаменские 6 мая 1942 года и приехали в свои московские квартиры (до того они находились на дежурстве в госпитале), получив известие о смерти своей матери. 7 мая они собирались ехать в Зелёную Слободу на похороны. И теперь представьте ситуацию: взрослый, ответственный человек вдруг кончает жизнь самоубийством, добавляя своим многочисленным и любимым родственникам не только горя, но и тяжких хлопот. Так что версия о самоубийстве лично мне кажется абсурдной. Ирина Серафимовна в беседе со мной согласилась:

– Меня огорчает, что официальную версию самоубийства не просто пересказывают журналисты с предыдущих публикаций. Более того, каким-то непонятным образом нашлись даже свидетели этого самоубийства! Вот недавно в популярной «либеральной» газете напечатали воспоминания дочери известного тренера. Якобы этот тренер вместе с Серафимом Знаменским приехал на нашу квартиру на Спиридоновке. И вместе они стали свидетелями измены моей мамы с неким любовником. И что папа в присутствии и этого тренера, и любовника застрелился.

Такие публикации, конечно, огорчают дочь великого спортсмена. Ведь Ирина Серафимовна до сих пор хорошо помнит тот трагический момент:

– Мне было четыре года, это событие стало едва не первым в жизни, яркие воспоминания о которых я навсегда сохранила. Папа тогда в очередной раз заехал домой. Я спала с бабушкой (маминой мамой) в одной комнате, родители были в другой. Я проснулась от громкого выстрела. Мы с бабушкой выбежали. Маму застали сонной и перепуганной – в ночной сорочке, выскочившей из постели. Она ещё не понимала, что произошло. Отец, полностью одетый в военную форму, сидел на полу, прислонившись головой к стене. Из пулевого отверстия обильно текла кровь, но отец оставался жив – сердце перестало биться лишь в госпитале в Лефортове. Мама по телефону вызвала дядю Георгия и милицию. К их приезду папа продолжал дышать. Следователи из НКВД и армии провели баллистическую экспертизу, изучили след от пули, расположение осколков разбитого оконного стекла. На голове не нашли следов, характерных при выстреле с очень короткой дистанции. Пуля вошла в левый висок, хотя папа не был левшой. Чтобы не возникало вопросов по этим несуразицам, на похоронах голову полностью завязали, хотя пулевое отверстие было очень малого диаметра.

И на основании этих выводов дядя Георгий, пока был жив, общаясь с мамой и бабушкой, называл смерть брата убийством. И лишь через какое-то время возникло слово «самоубийство». Потом оно и стало официальной версией смерти отца. Кстати, и много лет спустя об отце как о святом человеке всегда отзывалась не только моя мама (хотя она потом во второй раз вышла замуж), но и моя бабушка. То есть между тёщей и зятем отношения всегда были идеальные.

Квартира, в которой убили Серафима, была коммунальной, и соседствовали со Знаменскими жена и сын Петра Старостина – одного из четырёх братьев-футболистов. К моменту гибели Серафима все братья сидели в подвале Лубянки, потом их разослали в разные лагеря ГУЛАГа до середины 1950-х. А перед войной Старостины и Знаменские были не только близкими друзьями, но и сотрудниками по руководству спортивным обществом «Спартак». Глава «Динамо» Лаврентий Берия в конкурентной борьбе с армейскими и профсоюзными спортобществами не брезговал никакими средствами. А в отношении спартаковцев у него руки были больше развязаны, чем в отношении армейцев. Так что в начале войны братья Знаменские не без основания опасались, что могут стать следующими после Старостиных «клиентами товарища Берии» – так говорил Андрей Петрович Старостин уже после реабилитации.

Вера Ивановна, с которой Георгий был более откровенен, чем с другими своими сёстрами, много лет после окончания Великой Отечественной войны вспоминала – как Горя сразу по приезду из Швеции рассказал ей об эпизоде, случившемся с ними. За границей, «как положено», за братьями неотступно следовали сотрудники из наших спецслужб. Советские спортсмены к ним привыкли, знали их и не беспокоились на сей счёт. Но когда братья присели на лавочку в скверике, незнакомый им человек, проходя мимо них, отчётливо произнёс на русском языке: «Ребята, оставайтесь в Швеции, не возвращайтесь в Москву – там вас ждёт гибель». На приёмчик западных спецслужб это не было похоже: там понимали – что будет с многочисленной семьёй Знаменских в случае побега братьев. А тут похоже на поступок доброжелателя, причём без кавычек. И Георгий отнёсся к тому эпизоду серьёзно, а не как провокации или дурацкой шутке.

Без хорошей разминки не бывать рекордам

Фото: ФОТО ИЗ АРХИВА Е. ЗНАМЕНСКОЙ

«На днях умру…»

Насчёт смерти Георгия Знаменского тоже непонятно. Но официальная версия здесь хотя бы более правдоподобна, чем с Серафимом.

В тылу врага ему однажды пришлось уходить от погони на мотоцикле. Мотоцикл на большой скорости перевернулся, Георгий получил сильный удар в живот. По возвращении в Москву травма дала рецидивы. Георгий Иванович лечился у лучших коллег. В 1945 году оперировали, вырезали часть желудка. Временами болезнь «отходила» – спортивный врач Георгий Знаменский выезжал в составе сборной СССР во Францию и Финляндию.

Владимир Казанцев, многократный рекордсмен мира и вице-чемпион Олимпиады-1952, рассказывал мне, что на кросс «Юманите» в Париже 1946 года личных тренеров бегунов не включили в советскую делегацию, и Георгий Иванович в одиночку справлялся с множеством функций: прекрасно организовал питание, делал бегунам массаж. И что очень важно – простыми, задушевными беседами настраивал спортсменов на результат, а молодым планировал оптимальный тактический расклад на дистанцию. С секундомером в руке громким голосом корректировал им темп бега по кругам. Казанцеву за всю его спортивную карьеру именно доктор Георгий Знаменский представлялся ему идеалом спортивного врача.

В 1945–1946 годах Георгий Иванович вёл очень активный образ жизни. На тот момент его племянница Екатерина Петровна Струнина – дочь сестры Елизаветы, в отличие от маленьких дочерей братьев-чемпионов, была уже старшеклассницей. Осознавала многое из происходящего, а потом и в последующие годы слышала – что говорили в узком семейном кругу, пока все сёстры Георгия и Серафима были живы.

– Тётя Вера рассказала мне о последних днях жизни Георгия Знаменского. 25 декабря он почувствовал себя плохо и лёг в больницу. Его обследовали. Узнав результаты анализов, Георгий Иванович сразу поседел: обнаружен рак печени в крайне тяжёлой стадии. Он так и сказал сестре: «На днях умру». Почему же за год до того ему сделали операцию на желудок, а про печень не было и речи? И сам больной тогда припомнил странную деталь: в 1946 году его обследовал известный специалист профессор Юдин, он же готовил дядю Горю к операции. Но в день операции Юдин пропал, а оперировал незнакомый врач. При том, что всех хирургов в том центре Георгий Иванович лично знал!

В 1973 году известный журналист Анатолий Салуцкий написал большую биографическую книгу «Братья Знаменские». Тогда были живы многие родственники братьев, друзья по спорту, сослуживцы. Книга изобилует подробностями из детства чемпионов, событиями семейной жизни даже из дореволюционного времени. Но когда, читая книгу, я дошёл до 1941 года, я был шокирован. О «командировках» братьев за линию фронта в диверсионные отряды – ни слова. О смерти Серафима лишь: «…ушёл нелепо и трагически». О смерти Георгия – вообще ничего.

Редкий снимок – Георгий Знаменский в военной форме в годы войны

Фото: ФОТО ИЗ АРХИВА Е. ЗНАМЕНСКОЙ

«Минус седьмой этаж»

Сначала меня удивили подобные ляпы (как я думал) моего коллеги. Но потом, когда я писал статьи о других спортсменах-диверсантах, с их же слов я понял: после войны о своих действиях в тылу врага они могли говорить лишь со своими же сослуживцами по этим рейдам – даже члены семьи ничего не знали. Так что и Георгий до декабря 1946 ничего не говорил на эту тему с сёстрами. Лишь много лет спустя от его боевых товарищей Вера узнала, что брата Георгия забрасывали в тыл – в леса Смоленщины и Белоруссии. Понятное дело, хирурга высокой квалификации не посылали снимать часовых или распространять листовки. Он при штабах партизанских соединений занимался своим делом – оперировал раненых. Сохранились упоминания в мемуарах разных бойцов, вроде: «На задании я был тяжело ранен, доставлен в отряд без сознания. Как мне рассказали: оперировал меня Георгий Знаменский, тот самый!»

Ещё чем Георгий удивлял партизан – мороз, бойцы не могут согреться у печек в землянках, а врач Знаменский идёт к реке, долбит прорубь и купается! Сам же в разговорах с родственниками Георгий Иванович лишь однажды проговорился о своих партизанских буднях. Как-то сказал о том, что в отряды его забрасывали на парашюте либо через линию фронта переходил на лыжах. Обратно же на Большую землю возвращался на самолёте.

О командировках Серафима в тыл врага известно ещё меньше. Как минимум, один раз там он был. И тоже – в качестве врача.

Екатерина Петровна вспоминает странную деталь. Когда хоронили его маму в Зелёной Слободе, Георгий Иванович второпях постоял у гроба, но потом отвёл в сторону старшую сестру Веру, полчаса с ней разговаривал и сразу вернулся в Москву, не дождавшись, пока покойницу повезут на кладбище. Странное поведение – учитывая, что маму горячо любил. Напомним: Серафим погиб на следующий день после смерти мамы. Георгий торопился в госпиталь, где ещё находился его брат.

Они всегда  были первыми

Фото: WIKIPEDIA.ORG

Екатерина Петровна Струнина объяснила мне и другие странности в книге Салуцкого. Она сама узнала о наличии архива, где хранилась информация о братьях Знаменских, лишь в 1960-х от своего сослуживца, большого любителя лёгкой атлетики. В архиве работала его родственница. К ней сослуживец обратился за информацией по просьбе Струниной. Архив с данными о Знаменских располагался в «минус седьмом этаже» – глубоком подземелье. Родственница категорически отказалась сообщать какие-то детали дела Знаменских, а от себя лично рекомендовала «не лезть в эти документы». Лишь на вопрос «Правда, что это было не самоубийство, а убийство?» ответила утвердительно.

В 1973 году Салуцкий, работая над книгой фундаментально и скрупулёзно, при содействии высокого начальства всё-таки получил доступ на «минус седьмой этаж». Но когда узнал, что хотел, ему указали «сверху»: если хотя бы что-то напишет из полученной секретной информации, книга о Знаменских вообще не выйдет в печать. Вот Анатолию Самуиловичу и пришлось ограничиться фразой «ушёл нелепо и трагически». Серафим так и остался самоубийцей.

В начале 1990-х по телевизору показали передачу про Знаменских, и там прозвучала версия об убийстве, причём обоих братьев. Живые ещё тогда старшие из семейства Знаменских отреагировали: «Всё правильно! Именно так и было». Так что насчёт гибели братьев родственники выдвигают две версии. Первая: спартаковцы Знаменские «стояли в очереди» у Берии после братьев Старостиных. Вторая: Георгий и Серафим, став знаменитыми и влиятельными людьми, при встречах с большим начальством высказывались о борьбе государства с церковью. И особенно – о методах этой борьбы. Храмы, которые, помимо культовой цели, являлись памятниками истории, безжалостно разрушали или загаживали (использовали под склады, овощехранилища, конюшни!). А многие священники физически истреблялись. Знаменские не могли этого не замечать. И они не принимали объяснений в духе «старый мир», «опиум для народа».

Впрочем, это всего лишь версия родственников. Что же на самом деле произошло с легендарными атлетами, пока что остаётся одной из тайн прошедшего века.

Авторы:  Георгий НАСТЕНКО

www.sovsekretno.ru

«Бегущие машины»: Кто такие братья Знаменские

В 2017 году исполняется 80 лет с тех пор, как бегуны Серафим и Георгий Знаменские заняли первые два места на международном кроссе журнала «Юманите» в Париже. Stride Mag вспоминает о судьбе двух братьев, чьи имена даже сегодня известны любому бегуну.

«…Из-за одного участия братьев Знаменских стоило поехать посмотреть на этот кросс. Оба представителя СССР, замечательные «бегущие машины», до старта и до финиша шли таким темпом, что их французские и испанские конкуренты отказались от борьбы с ними. Впечатление, которое остается от стиля Знаменских, — это безусловная физическая мощь. Те, кто видел Лехтинена (мирового рекордсмена на 5000 м), могут представить себе Знаменских, особенно победителя кросса — Серафима…», — эти слова французского журналиста Гастона Майера из газеты «Ото» («буржуазной», как её называют в Союзе) приводит советская газета «Физкультура и спорт» за 1937 год. Тот групповой кросс уже второй год подряд приносил Серафиму и Георгию «золото» и «серебро» (Серафим преодолел 9100 м за 27:44,0, Георгий — за 27:45,0).

Появление Серафима и Георгия на спортивных аренах СССР и мира было неожиданным и удивительным. Сыновья священника, благодаря своему старшему брату Сергею (всего у их родителей было десять детей), вернувшемуся после Первой Мировой, они получили физическую подготовку в домашних условиях, без помощи престижных спортивных клубов. Гимнастика, лыжи, гири, плавание летом и зимой (в проруби), помощь домашним по хозяйству, тяжелый физический труд на заводе. Зимой ходили без пальто, а до работы добирались бегом.

Когда в 1932 году Серафим и Георгий сдавали нормы ГТО от своего завода, судьи не поверили своим секундомерам. Серафиму было 26 лет, Георгию — 29.

Замечательны успехи спортсменов в жизни вне легкоатлетического стадиона. Мать братьев была образованной, знала французский и играла на рояле, поэтому обучила их грамоте, в том числе нотной. Серафим был дьячком в церкви, обладал отличными вокальными данными, сочинял музыку. В 1936 году оба брата поступили во 2-й Медицинский институт, окончив который, уже имели практику, а в 1941 году пошли на войну — в медсанчасть. Говорят, даже на фронте братья выходили на водоём, прорубали прорубь и закалялись.

Их спортивная жизнь была яркой, личная жизнь — скрытной, отношения с властью — противоречивыми. С одной стороны — явные легкоатлетические победы. «Уже на первом кругу братья Знаменские оторвались от основной группы бегунов и всю дистанцию увеличивали просвет между собой и остальными участниками», — пишет «Физкультура и спорт» о забеге «Юманите» в 1937. История повторяется и через год, в 1938 году.

Именем Знаменских на кроссе «Юманите» назовут специальный приз, на родине — спортивную школу, соревнования и стадион.

С другой — широко известен донос Серафима Знаменского на своего одноклубника и основателя «Спартака» Николая Старостина, делившего со Знаменскими лестничную клетку. После письма Серафима все четверо братьев Старостиных были вызваны на Лубянку, по указанным в доносе причинам арестованы и отпущены на свободу лишь в 1954 году. В то же время, по-прежнему неизвестна причина смерти Серафима Знаменского: его жизнь оборвалась пулей в виске. Его, «спартаковца», убийство в 1942 году связывают с действиями Берии, который поддерживал «Динамо» и не останавливался ни перед чем ради своей команды. Иные же называют личные причины для самоубийства бегуна. Таким образом, судьба одного из братьев кажется неоднозначной, не чёрно-белой, и вовсе не такой блестящей, как кажется на первый взгляд. Старший брат, Георгий, ушёл из жизни в 1946 году, от рака, побывав и в тылу, и за границей (с этим связывают причину возникновения его заболевания).

Впрочем, сложно оценивать события тех лет, как непросто и отделить профессиональные достижения героя от его поступков в других сферах жизни. За свою жизнь братья установили 24 рекорда СССР, и, если бы СССР был членом ИААФ, без сомнения, стали бы обладателями медалей чемпионата Европы. Не вдаваясь в конспирологические теории, можно констатировать факт: Знаменские были людьми выдающимися, и знание истории этих неординарных и важных для истории советского (и российского) спорта личностей весьма и весьма существенно для современников.

По материалам: Samlib.ru, Sovsekretno.ru, Klbviktoria.com, «Физкультура и спорт, Pushkino.tv, BG.RU

stridemag.ru

Братья Знаменские.

Нет в отечественном большом спорте людей с более загадочной судьбой, чем знаменитые бегуны братья Знаменские. Братья начали соревноваться, когда им было под 30 – катастрофически поздно для большого спорта. И сразу стали побеждать всех сильнейших советских бегунов на длинные дистанции. Ярко вспыхнув, эти две звезды отечественного спорта так же внезапно и необъяснимо погасли. 

Соперники не знали, что этому дебюту братьев предшествовало много лет активного занятия физкультурой, в том числе и длинными (более 20 километров) забегами. Приучил к этому Горю (так звали Георгия в семье) и Симу (Серафима) старший брат Сергей, вернувшийся с Первой мировой раненым, контуженным, травленным газами. Сергей, мечтавший до войны стать разносторонним атлетом и тренировавшийся по новомодным методикам, после потери здоровья решил сделать силачами братьев. Даже при отсутствии у него спортивного и педагогического опыта, занятия бывшего фронтовика с братьями можно считать успешными. Бег сочетался с плаванием (зимой – в проруби), гимнастикой, лыжами, гирями. Плюс ежедневный физический труд в большом семейном хозяйстве, потом – на заводе. Говоря спортивным языком, к началу специализированных тренировок (1933 год) будущие чемпионы СССР имели лишь общефизическую подготовку и природный талант. 

Тренируясь под присмотром брата Сергея, на срочную армейскую службу Георгий отправился, будучи первым силачом в округе. На флоте он несколько раз отличился, в критических ситуациях спасая сослуживцев. Телосложением братья Знаменские на фоне соперников казались увальнями. По сравнению же с нынешними кенийскими и эфиопскими чемпионами и вовсе напоминают штангистов, толкателей ядра. Для бега же на выносливость нужно иметь не только мощный «мотор», но и лёгкое сложение – длинные тонкие ноги, узкие плечи и таз. Но, даже «подсушив» беговыми тренировками своё тело, Георгий и Серафим таскали по дистанции «лишних» килограммов по 20. Тем не менее с 1934 по 1940 год побеждали не только на всесоюзной, но и на международной арене, первыми из наших легкоатлетов «прорубили окно в Европу». В парижском кроссе «Юманите», где собиралась мировая элита, в 1935, 1936 и 1938 годах Серафим неизменно приходил к финишу первым, Георгий – вторым. 

Нынешние же любители спорта знают эту громкую фамилию по двум причинам: имя Знаменских носит, во-первых, спорткомплекс в Сокольниках, во-вторых, крупнейший и старейший на постсоветском пространстве международный легкоатлетический турнир. С 1949 года он проводился в Москве, других городах России и даже на центральной арене Киева. Но с постройкой в Жуковском легкоатлетического стадиона «Метеор» этот Мемориал братьев Знаменских перенесли в Подмосковье. И правильно: неподалёку отсюда родились и провели юные годы братья-чемпионы. 

Отметим успехи братьев не только в спорте, но и в науке. Поступили в мединститут в возрасте, когда другие уже становятся главврачами – Георгию было за 30. К началу войны они закончили вуз и в медицине быстро добились признания. Георгия в 1940 году взял ассистентом великий хирург Александр Бакулев, понятное дело не за спортивные успехи, а за научные и профессиональные. Серафим специализировался в педиатрии. Плодотворно работал на стыке медицины со спортом и физкультурой, стал автором первого в СССР фундаментального труда, где подробно изложил принципы систематических тренировок в детских спортивных группах. Дело касалось не только занятий по бегу, но и лечебной физкультуры, гигиены, закаливания. Нормативы ГТО для возрастных ступеней от 10 до 16 лет, разработанные Серафимом Знаменским, не сильно изменились и по сей день. Его соседи по Тарасовке рассказывали о случаях, когда какому-то ребёнку становилось плохо, вызывали Серафима, тот успевал «откачать». А если требовалась операция, среди ночи подхватывал малыша в охапку, добегал с ним на руках до стационарного пункта быстрее, чем это сделала бы карета скорой помощи, и квалифицированно спасал ребенка. 

Братья в июле 1941-го записались добровольцами в ОМСБОН – подразделение, где из спортсменов высокого класса готовили профессиональных диверсантов. Много раз совершали опасные рейды в тыл врага и выбирались живыми. 

В разных статьях и даже биографических повестях о братьях Знаменских авторы выдвигают лишь одну версию гибели Серафима – самоубийство. Расходятся лишь в точке зрения на причину самоубийства. Одни утверждают: Серафим узнал об измене жены. Вторая версия ещё более нелепая: из-за смерти любимой мамы. Да, большая семья была очень дружной. Но нельзя забывать, что все дети священника Ивана Знаменского оставались верующими. Отмечали (конечно, не афишируя) Рождество, Пасху и другие православные праздники. 

Но ещё в большей мере, чем соблюдение обрядов, Знаменские сохраняли христианское мировоззрение. А люди, наложившие на себя руки, всегда считались ужасными грешниками. Более того, братья Знаменские 6 мая 1942 года и приехали в свои московские квартиры (до того они находились на дежурстве в госпитале), получив известие о смерти своей матери. 7 мая они собирались ехать в Зелёную Слободу на похороны. И теперь представьте ситуацию: взрослый, ответственный человек вдруг кончает жизнь самоубийством, добавляя своим многочисленным и любимым родственникам не только горя, но и тяжких хлопот. Так что версия о самоубийстве лично мне кажется абсурдной. Ирина Серафимовна в беседе со мной согласилась: 

– Меня огорчает, что официальную версию самоубийства не просто пересказывают журналисты с предыдущих публикаций. Более того, каким-то непонятным образом нашлись даже свидетели этого самоубийства! Вот недавно в популярной «либеральной» газете напечатали воспоминания дочери известного тренера. Якобы этот тренер вместе с Серафимом Знаменским приехал на нашу квартиру на Спиридоновке. И вместе они стали свидетелями измены моей мамы с неким любовником. И что папа в присутствии и этого тренера, и любовника застрелился. 

Такие публикации, конечно, огорчают дочь великого спортсмена. Ведь Ирина Серафимовна до сих пор хорошо помнит тот трагический момент: 

– Мне было четыре года, это событие стало едва не первым в жизни, яркие воспоминания о которых я навсегда сохранила. Папа тогда в очередной раз заехал домой. Я спала с бабушкой (маминой мамой) в одной комнате, родители были в другой. Я проснулась от громкого выстрела. Мы с бабушкой выбежали. Маму застали сонной и перепуганной – в ночной сорочке, выскочившей из постели. Она ещё не понимала, что произошло. Отец, полностью одетый в военную форму, сидел на полу, прислонившись головой к стене. Из пулевого отверстия обильно текла кровь, но отец оставался жив – сердце перестало биться лишь в госпитале в Лефортове. Мама по телефону вызвала дядю Георгия и милицию. К их приезду папа продолжал дышать. Следователи из НКВД и армии провели баллистическую экспертизу, изучили след от пули, расположение осколков разбитого оконного стекла. На голове не нашли следов, характерных при выстреле с очень короткой дистанции. Пуля вошла в левый висок, хотя папа не был левшой. Чтобы не возникало вопросов по этим несуразицам, на похоронах голову полностью завязали, хотя пулевое отверстие было очень малого диаметра. 

Квартира, в которой убили Серафима, была коммунальной, и соседствовали со Знаменскими жена и сын Петра Старостина – одного из четырёх братьев-футболистов. К моменту гибели Серафима все братья сидели в подвале Лубянки, потом их разослали в разные лагеря ГУЛАГа до середины 1950-х. А перед войной Старостины и Знаменские были не только близкими друзьями, но и сотрудниками по руководству спортивным обществом «Спартак». Глава «Динамо» Лаврентий Берия в конкурентной борьбе с армейскими и профсоюзными спортобществами не брезговал никакими средствами. А в отношении спартаковцев у него руки были больше развязаны, чем в отношении армейцев. Так что в начале войны братья Знаменские не без основания опасались, что могут стать следующими после Старостиных «клиентами товарища Берии» – так говорил Андрей Петрович Старостин уже после реабилитации. 

Насчёт смерти Георгия Знаменского тоже непонятно. Но официальная версия здесь хотя бы более правдоподобна, чем с Серафимом. 

В тылу врага ему однажды пришлось уходить от погони на мотоцикле. Мотоцикл на большой скорости перевернулся, Георгий получил сильный удар в живот. По возвращении в Москву травма дала рецидивы. Георгий Иванович лечился у лучших коллег. В 1945 году оперировали, вырезали часть желудка. Временами болезнь «отходила» – спортивный врач Георгий Знаменский выезжал в составе сборной СССР во Францию и Финляндию. 

Владимир Казанцев, многократный рекордсмен мира и вице-чемпион Олимпиады-1952, рассказывал мне, что на кросс «Юманите» в Париже 1946 года личных тренеров бегунов не включили в советскую делегацию, и Георгий Иванович в одиночку справлялся с множеством функций: прекрасно организовал питание, делал бегунам массаж. И что очень важно – простыми, задушевными беседами настраивал спортсменов на результат, а молодым планировал оптимальный тактический расклад на дистанцию. С секундомером в руке громким голосом корректировал им темп бега по кругам. Казанцеву за всю его спортивную карьеру именно доктор Георгий Знаменский представлялся ему идеалом спортивного врача. 

В 1945–1946 годах Георгий Иванович вёл очень активный образ жизни. На тот момент его племянница Екатерина Петровна Струнина – дочь сестры Елизаветы, в отличие от маленьких дочерей братьев-чемпионов, была уже старшеклассницей. Осознавала многое из происходящего, а потом и в последующие годы слышала – что говорили в узком семейном кругу, пока все сёстры Георгия и Серафима были живы. 

– Тётя Вера рассказала мне о последних днях жизни Георгия Знаменского. 25 декабря он почувствовал себя плохо и лёг в больницу. Его обследовали. Узнав результаты анализов, Георгий Иванович сразу поседел: обнаружен рак печени в крайне тяжёлой стадии. Он так и сказал сестре: «На днях умру». Почему же за год до того ему сделали операцию на желудок, а про печень не было и речи? И сам больной тогда припомнил странную деталь: в 1946 году его обследовал известный специалист профессор Юдин, он же готовил дядю Горю к операции. Но в день операции Юдин пропал, а оперировал незнакомый врач. При том, что всех хирургов в том центре Георгий Иванович лично знал! 

В 1973 году Салуцкий, работая над книгой фундаментально и скрупулёзно, при содействии высокого начальства всё-таки получил доступ на «минус седьмой этаж». Но когда узнал, что хотел, ему указали «сверху»: если хотя бы что-то напишет из полученной секретной информации, книга о Знаменских вообще не выйдет в печать. Вот Анатолию Самуиловичу и пришлось ограничиться фразой «ушёл нелепо и трагически». Серафим так и остался самоубийцей. 

В начале 1990-х по телевизору показали передачу про Знаменских, и там прозвучала версия об убийстве, причём обоих братьев. Живые ещё тогда старшие из семейства Знаменских отреагировали: «Всё правильно! Именно так и было». Так что насчёт гибели братьев родственники выдвигают две версии. Первая: спартаковцы Знаменские «стояли в очереди» у Берии после братьев Старостиных. Вторая: Георгий и Серафим, став знаменитыми и влиятельными людьми, при встречах с большим начальством высказывались о борьбе государства с церковью. И особенно – о методах этой борьбы. Храмы, которые, помимо культовой цели, являлись памятниками истории, безжалостно разрушали или загаживали (использовали под склады, овощехранилища, конюшни!). А многие священники физически истреблялись. Знаменские не могли этого не замечать. И они не принимали объяснений в духе «старый мир», «опиум для народа».

источник неизвестен

feldgrau.info

Братья Знаменские. Яркая жизнь и загадочная смерть

Георгий и Серафим Знаменские – легенды отечественного бега. Их жизнь, а особенно смерть, до сих пор вызывают жаркие дискуссии. Полную правду о гибели братьев мы вряд ли узнаем, но хотя бы рассказать о их жизни считаем необходимо.

Время идет, память стирается, а новые поколения не так уж и сильно интересуется историей. Пусть чуть-чуть, но мы свою лепту внесем. Не только ведь в День Победы необходимо вспоминать о героях прошлого, верно?

Братья Знаменские были идеальным примером для советской пропаганды. Это история для фильма, история о том, как два рабочих завода «Серп и Молот» стали невероятно популярными. Одному было 27 лет, другому уже 30, когда они решили поучаствовать в соревнованиях, а через год уже стали чемпионами СССР. На дворе были тридцатые, самое время ковать славу молодого и дерзкого государства.

Деревенские ребята, которые были не очень-то похожи на деревенских. Прекрасное, пусть и домашнее образование, разнообразные таланты... И, конечно, любовь к спорту, которая молодому Георгию чуть позже спасла жизнь. Он служил на флоте и шлюпка перевернулась. Погибли пять матросов, сумел спастись лишь он, освободившись от каната, долгое время пробыв под водой, но все-таки выплыл.

Затем был переезд в Москву, жизнь на холодном чердаке, работа на заводе и ежедневные тренировки. Обычные тренировки, просто так, из любви к искусству.

Популярность спорта в Советском Союзе в то время росла невероятными темпами, поддерживаемая пропагандой и отсутствием развлечений для молодежи. Братья Знаменские не могли остаться в стороне, они занимались не только бегом, но и плаванием, лыжами, гирями, и однажды пришли сдавать ГТО. Их результат в беге на 1000 метров был аннулирован, так как судьи не поверили в реальность таких цифр, сославшись на неисправность секундомера. Со второй попытки наши герои пробежали еще быстрее...

Кто знает, может быть это легенда, выдумка, но она так красива и так подходит к нашему повествованию, что я предлагаю считать ее правдой. А может, это правда, и есть, на самом деле.

Затем был знаменитый пробег имени Горького, международное, кстати, соревнование. Серафим лидировал тогда, бежал быстрее рекордсмена страны, в обычном для себя темпе, но свернул не туда, в итоге прибежал вторым, но свою небольшую порцию славы все-таки получил.

А чуть позже получил и большую. В 1933 году он установил рекорд страны, выбежав из 9 минут на дистанции 3 000 метров. А в 1934 у братьев было уже шесть рекордов на двоих. Начиная с 1935 года они влюбляют в себя Европу. Например, на знаменитом парижском кроссе «Юманите» на Знаменских приходит посмотреть более 60 тысяч зрителей. 60 тысяч! Конечно, они выигрывают год за годом, а организаторы соревнований в их честь придумывают разнообразные призы.

Удивительно, но братья совсем не отличались «беговым» телосложением. Они были вполне себе мускулистыми ребятами и по нынешним меркам, имели лишних килограмм 20 живого веса для классного бегуна. Но это им нисколько не мешало побеждать во всех стартах, в которых они участвовали.

Побед было очень много, а результаты соответствовали лучшим мировым. Только вот Советский Союз в то время не участвовал ни в ОИ, ни в чемпионатах мира, не был членом международных федераций, поэтому и результаты эти остались для внутреннего употребления. Ну тем не менее.

Не только спорту была посвящена жизнь братьев Знаменских. Они оба закончили медицинский институт, с успехом применяли полученные знания, и даже на научном поприще имели солидные достижения.

Георгий работал ассистентом у великого хирурга Александра Бакулева, а Серафим написал первую в СССР фундаментальную работу о тренировочных методиках в детском спорте. Он же разработал и нормативы ГТО, многие из которых до сих пор не сильно изменились.

А потом началась Великая Отечественная.

С июля 1941 они оба в отряде ОМСБОН, элитном подразделении, которое специализировалось на диверсионных вылазках в немецкий тыл. Участвовали в боевых операциях, лечили бойцов, получили правительственные награды.

Трагедия случилась 7 мая 1942 года. Серафим Знаменский покончил с собой. Это версия официальная, но непризнанная. У нас нет цели спорить и что-то доказывать, но версия эта выглядит очень неубедительно. Серафим погиб перед самыми похоронами своей матери, считается, что он не смог пережить горя. Только ведь он был сильным человеком и добавлять хлопот близким еще и своей смертью вряд ли бы стал.

Кроме того, он был сыном священника и человеком глубоко верующим. В христианстве самоубийство – очень большой грех. Нет, самоубийство Серафима не очень похоже на правду. Георгий, например, до конца своей жизни считал смерть брата убийством и говорил об этом открыто.

Через 4 года от рака печени умер и он сам. И тоже много непонятного. Болезнь была обнаружена прямо перед смертью, хотя обследовался он довольно часто, был действующим спортсменом и недавно перенес операцию на желудок. Оперировать Знаменского был назначен малоизвестный врач, а между тем всех остальных хирургов в этом центре Георгий лично знал и им доверял. Его друг и прекрасный хирург Юдин в тот день куда-то пропал...

Родственники видят во всей череде событий и странной гибели братьев некую закономерность и даже по-своему это доказывают. Мы не будем судьями или следователями, но надеемся, что когда-нибудь правда станет известна.

Об их участии в войне информации очень мало и ни один биограф об этом периоде их жизни подробно не писал. Может быть, именно там и кроются ответы на все вопросы?

Еще более трагическая судьба у другого гениального бегуна Владимира Куца

Профессиональный спортивный копирайтингРеклама статьями на спортивном сайте

mysport.su

Знаменский, Георгий Иванович - это... Что такое Знаменский, Георгий Иванович?

Георгий Иванович Зна́менский (1903—1946) — советский легкоатлет, стайер, победитель и призёр чемпионатов СССР. Заслуженный мастер спорта СССР (1936). Член ВКП(б) с 1941 года.

стадионе «Серп и молот»

Ранние годы

Георгий родился 13 (26) ноября 1903 года в селе Зелёная Слобода (ныне Раменского района Московской области). Отец их Иван Васильевич был настоятелем в церкви, мать — Анфиса Ивановна, дочь сельского священника. Она родила ему 10 детей: 6 дочерей и 4 сына. С детства у них с братом был свой рацион питания: ведро молока на двоих за день, ржаной хлеб и картошка. К спорту Георгия и Серафима приучил их брат Сергей, вернувшийся с Первой мировой войны. Вскоре произошёл инцидент, который мог не дать раскрыться его таланту. Однажды юному Георгию на ногу наступила лошадь. Он мог остаться калекой, но операция прошла удачно. Через некоторое время призван на Черноморский флот, где чуть не погиб, перевернувшись в лодке. В 1926 году окончил школу младшего комсостава береговой артиллерии.

Никольское

В 1931 году устраивается на завод «Серп и Молот» в Москве. Не найдя жилья, поселился на станции Никольское (ныне - Балашиха). Через некоторое время Георгий привозит сюда Серафима. Жили они на чердаке у знакомой старушки. Даже зимой они оставались жить на чердаке и ходили без пальто. На работу они часто добирались бегом, ели только черный хлеб.

После первой Всесоюзной спартакиады в 1928 году спорт в СССР начал развиваться с новой силой. Тренировки на стадионе «Серп и молот» шли хорошо. Георгий подавал большие надежды, хотя вначале на крепкого парня в тельняшке, смотрели как на увольня. Но через некоторое время доказал, что именно он лучше всех бегает кроссы.

Всесоюзная слава

Братья Знаменские.

Появление Георгия и Серафима на спортивных состязаниях начиналось довольно интересно.Летом 1932 года рабочие завода сдавали нормативы ГТО и братья пробежали настолько быстро, что судьи не поверили секундомерам.

Вскоре они выкупили полдома у хозяйки, в который через некоторое время перехали и брат Сергей с семьёй.

В 1934 году братья устанавливают 6 рекордов СССР. На чемпионате страны[1] Серафим выиграл три дистанции, а Георгий трижды стал вторым. В 1935, 1937, 1938 годах братья также делали дубли на международным кроссе, организованным французской газетой «Юманите». И снова финишируют в таком же порядке. Восхищённые французы даже учредили специальный приз имени братьев Знаменских.

Георгий был рекордсменом страны в эстафете 4 x 1500 м, и еще трижды братья выступали в составе команды московского «Спартака», которая устанавливала всесоюзные достижения в эстафете 10 x 1000 м. В 1936 году Георгий одним из первых в стране стал заслуженным мастером спорта СССР.

Георгию с братом так и не довелось принять участие в крупных международных стартах из-за непризнания СССР ИААФ. В 1936 году поступил во 2-й Московский медицинский институт, который закончил в 1941 году. Летом того же года ушли на фронт в составе Отдельной мотострелковой бригады особого назначения. Но всё жё в 1946 году Георгию, уже без брата Серафима, покончившего с собой в 1942, удалось побывать на европейском чемпионате, но теперь в качестве врача сборной легкоатлетов. В этом же году умирает от рака желудка и сам Георгий.

Достижения

Всесоюзные рекорды

Год Дистанция Результат Дата Город
1934 1500 м 4.04,5 12 июня Москва
3000 м 8.45,4 16 августа Харьков
1936 1500 м 3.57,9 12 июня Москва

Первенства страны и приравненные соревнования

Год Дистанция Результат Дата Город Место
1934[1] 1500 м 4.06,0 1-6 августа Москва II
5000 м 15.41,0 1-6 августа II
10000 м 32.43,6 6 августа II
1939 5000 м 14.51,8 Харьков I
10000 м 31.05,8 I
1940 10000 м 31.35,6 Москва II

Память

В честь братьев Знаменских названы:

  1. Спортивная школа в Москве
  2. Стадион в Москве

Награды

Примечания

  1. ↑ 1 2 3 Всесоюзные межведомственные соревнования

  • Салуцкий.А.С. Братья Знаменские. М., 1973 (Сердца, отданные спорту)
  • Спортивный Некрополь
  • Братья Знаменские: Люди - легенды

dic.academic.ru

Георгий и Серафим Знаменские | Спортивное общество Спартак

Об их заслугах перед страной в предельно сжатых строках говорится в Большой советской энциклопедии: «ЗНАМЕНСКИЕ, братья, советские легкоатлеты-бегуны.

Родились в с.Зелёная Слобода, ныне Раменского р-на Моск.обл. В 1941 окончили 2-й Московский медицинский институт. В беге на 1500 м, 2000 м, 3000 м, 5000 м и 10000 м 23 раза улучшали рекорды СССР. Георгий Иванович 3. (13(26).11. 1903—28.12.1946, Москва). Чл. КПСС с 1941. Лучшие результаты в беге: 1500 м — 3 мин. 57,9 сек.; 3000 м — 8 мин. 47,4 сек. Награжден 2 орденами, а также медалями. Серафим Иванович 3. (20.1(2.2). 1906—7.5.1942, Москва), одиннадцатикратный чемпион СССР (1934—40) в беге на различные дистанции. Лучшие результаты: 1500 м — 3 мин. 59,9 сек.; 5000 м — 14 мин. 37,0 сек.; 10 000 м — 30 мин. 44,8 сек. Награжден орденом «Знак Почета». 3. — победители многих крупнейших международный соревнований. В 1949 учрежден приз франц. газеты «Юманите» имени братьев 3.; в 1949 были проведены первые всесоюзные соревнования памяти братьев 3., которые с 1958 проводятся ежегодно как международные».

Сам по себе этот факт свидетельствует о многом, и прежде всего о безоговорочном авторитете Георгия и Серафима Знаменских, подлинных рыцарей беговой дорожки, которых вполне заслуженно называют разведчиками в спорте, первопроходцами, дерзновенными новаторами, одними из тех, кто пробивал отечественному спорту путь к мировому признанию и мировой славе.

Нельзя не учитывать при этом, в какой изоляции со стороны империалистических держав находилось в ту пору первое в мире государство рабочих. И как важно было разнести по свету правду о новом мире, рожденном Великим Октябрем! И здесь полномочным полпредом выступил наш спорт. Каждая поездка за рубеж советских мастеров служила важному делу пропаганды ленинских идей, утверждению веры простых людей в Страну Советов. В первых рядах тех, кто прорвал спортивную блокаду, были и братья Знаменские. Блестящие их успехи на стадионах Парижа, Антверпена, Хельсинки, Праги — яркие страницы в славной летописи советского спорта. С полным основанием мы можем сказать сегодня: именно они, братья Знаменские, указали и проложили путь к олимпийскому триумфу своим преемникам — Владимиру Куцу и Петру Болотникову!

Вот почему, когда возникла идея проведения соревнований их памяти, вся спортивная общественность страны друзья и соратники Знаменских, Центральный совет Добровольного ордена Ленина спортивного общества «Спартак», под флагом которого выступали братья, горячо ее поддержали. А затем свое слово сказала и Международная любительская легкоатлетическая федерация. На своем конгрессе, проходившем в Белграде в ноябре 1957 года, она утвердила предложение нашей делегации о проведении в СССР больших международных соревнований. И уже летом 1958 года Москва тепло и радушно встречала участников первого Мемориала Знаменских. И это прекрасно, что добрая традиция живет, продолжается, что все новые и новые поколения молодых атлетов отдают дань уважения подвигу рыцарей беговой дорожки.

На спортивной арене Знаменских приметили во время приема норм ГТО. Позднее газета «Правда» писала: «Никто не знал, что рабочие Георгий и Серафим Знаменские станут выдающимися бегунами, пока они не сдали нормы на значок ГТО на своем заводе. Только тут открылись богатейшие природные данные братьев, блестяще отстаивающих спортивную честь СССР на стадионах Европы». Самое удивительное, что к большому спорту братья приобщились довольно поздно: Георгию шел 29-й год, а Серафиму — 27-й. Спортсменов такого возраста в наши дни называют ветеранами. Впрочем, их физической закалке можно было позавидовать!

Поезда в 20-х годах частенько задерживались и пассажирам приходилось иной раз подолгу ожидать «паровичок». Но терпения хватало не всем. Двое молодых рабочих — а это были Георгий и Серафим, жившие в то время в подмосковном поселке Никольское, — не надеялись на «чугунку» и отправлялись в Москву на работу через Реутово и Новогиреево… бегом. Немногим больше часа уходило у них на то, чтобы преодолеть расстояние в 16 километров. Нередко и домой братья возвращались точно таким же способом.

Невольными свидетелями столь необычных тренировок становились путейцы. Знаменские вспоминали, как однажды их подняли на смех машинист и кочегар небольшого маневрового паровоза. Завидев бегунов, они рассмеялись и в шутку дали протяжный отходной гудок. Обогнал паровоз братьев у Кускова.

— Подбросить вам уголька? — съязвил чумазый помощник машиниста. — А то,смотрите, пара не хватит.

Неподалеку от Новогиреева Георгий и Серафим в свою очередь обошли пыхтящий на месте знакомый паровоз. Ни машинист, ни его помощник уже не смеялись. А когда за Реутовом паровоз снова догнал бегунов, машинист затормозил и, высунувшись из окошка, удивленно спросил:

— Неужто это вы от самой Москвы бежите?..

Позднее двух «чудаков» узнал весь мир. Благодаря целеустремленности, исключительному трудолюбию и настойчивости за очень короткий срок Знаменские сумели достичь заветных спортивных вершин. Уже к 1935 году им принадлежали все рекорды СССР на беговых дистанциях от 1500 до 10 000 метров. А всего в таблицу высших всесоюзных достижений они внесли 23 поправки!

В активе Знаменских — победы в ответственных всесоюзных и международных соревнованиях. В очном поединке они оставили позади себя знаменитого финского стайера рекордсмена мира Эйно Пурье. Серафим к тому же чемпион Антверпенской международной рабочей Олимпиады. По своим достижениям братья в те далекие годы неоднократно входили в десятки лучших стайеров мира.

Особенно хорошо проявили себя Знаменские в популярном международном кроссе на приз газеты «Юманите». Трижды они финишировали первыми. Вот как был оценен их успех в кроссе 1935 года. «Советские чемпионы полностью оправдали свою мировую репутацию, — писала «Юманите». — Мощный бег братьев Знаменских, идущих впереди одинаковым шагом, явился редким по красоте зрелищем». И далее о Серафиме: «Это бесспорный чемпион СССР и один из лучших мировых стайеров».

Отдавая дань мастерству наших земляков, центральный орган французских коммунистов в послевоенную пору учредил для лучшей мужской команды специальный приз имени братьев Знаменских.

Не только за рекорды, блестящие победы и новаторство в спортивной тренировке нынешнее поколение чемпионов салютует рыцарям беговой дорожки. Знаменских чтят за высокие человеческие качества — благородство, честность, чуткость, скромность. Они всегда с удовольствием занимались вместе с новичками, делились своим опытом, организовывали массовые соревнования, агитировали молодежь в спортивные секции. Специально для молодых бегунов Знаменские написали ряд статей и брошюр по тренировке и спортивному режиму. Многие их мысли свежо звучат и сегодня.

«Помните и усвойте с самого начала золотое правило, что ничто не дается легко, — говорил Серафим. — Спорт требует длительной и упорной тренировки и работы над собой».

«Спортсмен, который бегает только ради бега и не уделяет внимания своему всестороннему культурно-политическому росту, деградирует как человек, — утверждал Георгий. — Таких «физкультурников» у нас нет и быть не должно!»

До Знаменских бытовало мнение, будто для успеха стайеру необходим только бег. Своим опытом Георгий и Серафим опровергли эту неверную точку зрения. По свидетельству ветеранов-спартаковцев, братья с удовольствием играли в футбол, зимой любили многокилометровые лыжные походы, занимались с тяжестями, причем их закалка была поразительной. Заслуженный мастер спорта М.Иванькович рассказал мне такой эпизод: «В 1938 году перед кроссом «Юманите» мы отправились на Черноморское побережье. Там каждое утро после разминки Знаменские купались в море. Курортники только разводили руками. Стоял январь, и никто, конечно, не решался последовать примеру Знаменских».

А как любили Знаменские родную природу! Прохладные хвойные леса, благоухающие нескошенные луга были для них самым лучшим стадионом. Именно здесь совершенствовалось их мастерство, вырабатывались выдержка и выносливость, разучивались различные тактические варианты. Однажды, вернувшись из Парижа после успешного дебюта в кроссе «Юманите», Знаменские рассказывали друзьям: «Увлекшись пробежкой перед началом соревнования, опаздываем встать в первые ряды. Но уже через полкилометра выходим вперед. Мы в своей «стихии». Образно говоря, мы родились и выросли в «пересеченной местности». Канавы напоминают нам овраги Никольского, через которые мы бегали купаться. Болотца тоже как наши — ровные, вязкие места. На втором километре мы были уже впереди…».

За большие спортивные заслуги братья Знаменские одними из первых в стране были удостоены высшего звания — заслуженных мастеров спорта СССР и отмечены правительственными наградами.

Да, ярок и блистателен спортивный подвиг братьев Знаменских — прославленных советских стайеров, первооткрывателей рекордных рубежей. Примером для молодежи может служить и их горячее стремление к знаниям. Простыми рабочими вступили они в трудовую жизнь. Когда же представилась возможность, успешно закончили рабфак, а затем с отличием медицинский институт. Когда грянула война, молодые хирурги добровольно ушли на фронт и сражались с гитлеровскими захватчиками в отрядах легендарного ОМСБОНа.

Советские легкоатлеты свято чтят память о Георгии и Серафиме Знаменских. Участвовать и тем более победить в Мемориале их имени — великая честь. Не скрывал своих искренних чувств и француз Мишель Жази, серебряный призер Римской олимпиады, когда ему удалось в Москве завоевать один из главных призов соревнований, учрежденных Центральным советом общества «Спартак». «Старшие товарищи, — признался он, — рассказывали мне о советских спортсменах братьях Знаменских, о том, как они хорошо выступали в Париже, в кроссе «Юманите». Вы поймете мою радость, радость победителя одного из главных призов».

Жить и жить Мемориалу Знаменских! Пусть он служит благородным идеям — помогает молодым легкоатлетам покорять высоты мастерства и укреплять дружеские связи советских и зарубежных спортсменов! Пусть продолжаются добрые традиции! А все это, вместе взятое, — лучшая память, прекрасная дань уважения спортивному подвигу незабвенных братьев Знаменских, которым в 1934 году в предновогоднем номере газеты «Красный спорт» был посвящен дружеский шарж с такой поэтической надписью:

Не в силах описать яИх мировой успех.Ах, Знаменские братьяРасшевелили всех!Певцы, бойцы, парторгиРукоплескали им,Не зная, кто — Георгий,

Который — Серафим…

Так они и вошли в славную летопись советского спорта как единый сплав — братья Знаменские.

В.В.ГОРБУНОВ.

spartak70.ru


Смотрите также