Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Бреус шалва петрович биография


Бумажный боец: как Шалва Бреус отстоял свой бизнес и сделал его прибыльным

Зачем вкладываться в мощности, когда рынок, казалось бы, сокращается из-за бурного развития электронных СМИ и книг? Около 50% продукции «Волги» идет на экспорт. И хотя валютные цены на газетную бумагу за последний год упали на 40%, девальвация рубля позволяет предприятию оставаться в плюсе. Его выручка в 2014 году выросла на 4,8%, до 10,2 млрд рублей, чистая прибыль составила почти 357 млн рублей. Шалва Бреус, у которого есть инвестиции в недвижимость и нефтедобычу, потратил на «Волгу» столько времени, сил и средств, что останавливаться на достигнутом не собирается. «Масштаб, сила, мощь, гигантские машины. В день приходят десятки эшелонов с сырьем и уходит столько же. И сотни грузовиков приходят и уходят, и еще баржи по реке. Гигантский механизм производит впечатление!» — расписывает он свой главный актив.

Слагаемые и перемена мест

«Бреус очень волевой, при внешней общительности и улыбчивости — жесткий в принятии решений», — вспоминает Юрий Черчен, бывший член совета директоров ОАО «Волга».

Когда и как Шалва Бреус появился на «Волге» (бывшем Балахнинском ЦБК), не до конца ясно. Сам он утверждает, что в 2003 году, когда руководство «Альфа-Эко» (инвестиционной «дочки» «Альфа-Групп») предложило ему, заместителю министра имущественных отношений РФ, возглавить ОАО «Волга». Однако один из бывших топ-менеджеров «Альфа-Групп» рассказал Forbes, что уже в начале 2000-х Бреус владел миноритарным пакетом «Волги» и руководящую должность занял «как собственник и человек, который намерен свою долю увеличивать».

Предложение возглавить и купить «Волгу» было сделано не без участия совладельца «Альфа-Групп» банкира Петра Авена, с которым, как говорит Бреус, его связывают дружеские отношения. Бреус и Авен учились в МГУ на экономическом факультете (Авен на два курса старше) и подружились, поскольку оба увлекались плаванием. Бреус серьезно занимался водным поло, стал чемпионом СССР и мастером спорта международного класса, а Авен, по словам знакомого с ним бизнесмена, «просто ходил плавать». После окончания МГУ Бреус учился в аспирантуре и работал в Институте востоковедения АН СССР. Как только разрешили предпринимательство, свежеиспеченный кандидат исторических наук влился в коммерческое движение. Вместе с партнерами он создал два торговых СП — советско-австрийское и советско-германское. В частности, импортировал в Россию одежду люксовых марок — Yves Saint Laurent, Paco Rabanne и Hugo Boss.

К 1997 году Бреус был совладельцем нескольких компаний (какого рода — он не рассказывает). В том году его познакомили с Александром Лебедем, кандидатом на пост губернатора Красноярского края. Кто? Бреус говорит, что не помнит — «это была полуслучайная история». Но на избирательную кампанию Лебедя в мае 1998 года он привез Алена Делона и устроил будущему шефу встречу с губернатором Техаса Джорджем Бушем — младшим.

После победы Лебедя Бреус занял пост его первого заместителя. А спустя два года перешел работать в федеральное правительство. «Я встречался с министром имущественных отношений Фаритом Газизуллиным, — вспоминает бизнесмен. — Был очень долгий, напряженный и интересный разговор. Вскоре после этого он предложил мне должность своего заместителя». Чем пришлось заниматься? Шалва Бреус приводит пример: «По мнению руководства Красноярского края, платежи «Норильского никеля» в региональный бюджет были недостаточными. Горячие головы в администрации были готовы на резкие шаги. Я и гендиректор компании Александр Хлопонин провели несколько раундов сложных переговоров. В итоге в течение двух лет при росте финансовых показателей «Норникеля» объем налогов вырос многократно. Это было достигнуто не в результате взаимного давления, а благодаря компромиссам».

Почему он вдруг согласился сменить министерское кресло в Москве на директорский кабинет в Балахне? По словам Бреуса, задача вывести «Волгу» из сложного финансового положения показалась интересной, к тому же «Альфа-Эко» предложила «устраивающий меня бонус». «До прихода «Альфа-Эко» «Волга» принадлежала американским инвесторам, была очень хороша с точки зрения прибыли и доходности, но управлялась неэффективно, — рассказывает бывший менеджер «Альфа-Групп». — Американцы довели комбинат до остановки, потому что не могли найти понимание с властью, у той были большие налоговые претензии. На этой стадии комбинат купила «Альфа». Ситуация была достаточно быстро разрулена, предприятие заработало. Точно не знаю как, но Бреуса привлек этот бизнес. Он в то время был государственным человеком и, хотя и думал уходить из чиновничества, не хотел афишировать собственность. Его долей управляли близкие к нему люди».

Возглавив в 2004 году совет директоров «Волги», Бреус жестко взялся за предприятие, которое, по его словам, было «типично советским». Почти из 6000 работников оставил около 2000 (сокращения растянулись на два года). Часть персонала перешла в фирмы, выполнявшие заказы предприятия на аутсорсинге. 2004 год компания завершила с чистой прибылью 250 млн рублей против 161 млн рублей убытка годом ранее. А в марте 2004-го контрольный пакет «Волги» перешел к инвестиционной компании «Ост Вест Груп» Шалвы Бреуса (в совокупности у него в собственности оказалось 93% акций).

Источник Forbes в наблюдательном совете «Альфа-Групп» утверждает, что Бреус сам предложил «Альфа-Эко» сделку. «Возникла ситуация, когда акционеры готовы были уйти, мы сделали классический «менеджмент-байаут», — объясняет сам Бреус. «Альфа» не хотела оставаться в этом активе, потому что решила выходить полностью из бумажной отрасли, — добавляет Юрий Черчен. — У группы было несколько активов, из них «Волга» — самый успешный и понятный».

Договорились расплачиваться в рассрочку, из прибыли ЦБК. «Свободных денег у меня тогда не было», — уверяет Бреус (к слову, на тот момент он уже инвестировал в недвижимость, учредив «Ост Вест Девелопмент»). Сумму сделки ни одна из сторон не разглашает. Вероятно, она составила не менее $100 млн. Расплатиться, по словам Бреуса, удалось быстрее, чем предполагалось. Цены на газетную бумагу на мировом рынке резко пошли вверх.

Война на Волге

Cпокойно заняться развитием предприятия Шалве Бреусу не удалось. 10 февраля 2005 года сотрудники Оперативно-разыскного бюро ГУ МВД РФ по Приволжскому федеральному округу провели на комбинате обыски и изъятие документов. На следующий день на проходных комбината были выставлены посты ДПС Балахнинского ГОВД. В результате срыва поставок леса на переработку «Волга» понесла ущерб на 14 млн рублей. Спустя неделю депутат Госдумы Анатолий Грешневиков направил в Минприроды РФ заявление с требованием проверить, соблюдается ли на «Волге» природоохранное законодательство. Депутат апеллировал к сигналам в прессе. В марте была проведена проверка очистных сооружений ЦБК, однако существенных нарушений обнаружить не удалось. С тем же результатом окончились проверки Нижегородского территориального управления по надзору в сфере защиты прав потребителей и межрайонной природоохранной прокуратуры. Разного рода экологи приходили на ЦБК поодиночке и группами, угрожая остановить производство. От этой атаки «Волга» отбилась. В июне Арбитражный суд Нижегородской области остановил проверки. По мнению суда, они основывались не на реальном положении дел, а на клеветнических статьях в газетах «МК в Нижнем Новгороде» и «Ленинская смена».

Но экологический наезд был только разминкой. В мае 2005 года налоговые претензии на сумму свыше 400 млн рублей комбинату предъявило Управление федеральной налоговой службы по Нижегородской области. Областная прокуратура возбудила уголовные дела по факту уклонения от уплаты налогов. Кроме того, началась проверка внешнеторговой деятельности по запросу депутата Госдумы Николая Павлова.

Годом ранее, а именно летом 2004-го, группа «Базовый элемент» Олега Дерипаски предложила Бреусу продать «Волгу». Владелец отказался (заместитель гендиректора по связям с общественностью «Базэла» Вера Курочкина на запрос Forbes ответила, что холдинг никогда не интересовался покупкой ЦБК «Волга»). В интервью «Ведомостям» в 2009 году Шалва Бреус говорил, что за рейдерской атакой и войной компроматов стоял «Базовый элемент». В частности, когда европейским покупателям начали приходить порочащие «Волгу» письма, он нанял британское детективное агентство и обратился с запросом в ФСБ. «Мы получили официальные заключения: письма были разосланы из офиса компании «Базэл», — утверждал Бреус.

Сейчас он уклоняется от ответа на вопрос, какова была роль «Базового элемента» в той истории. «Война с «Базэлом» началась, когда Дерипаска начал собирать лесные активы: купил долги Усть-Илимского ЛПК, потом Братского ЛПК, пакет Архангельского ЦБК и небольшой пакет акций «Волги», который принес ее бывший главный инженер Андрей Волошин, — на условиях анонимности изложил свою версию бывший менеджер «Альфа-Групп». — Выход «Альфы» из «Волги» послужил сигналом к атаке. Бреус казался легкодоступным».

Бреус не только сопротивлялся, но и пытался договориться с другими ЦБК. «Мы предлагали: давайте сливаться, или вы нас выкупите, или мы вас, как угодно, — вспоминает бизнесмен. — Но каждый владелец пользуется на месте огромным авторитетом, который не всегда хочется терять». Он вел переговоры с Владимиром Крупчаком, основным владельцем Архангельского ЦБК, находившимся в состоянии корпоративной войны с «Базэлом». Безрезультатно. Прорабатывал слияние с Кондопожским ЦБК. Раздумал по причине закредитованности комбината: «Наш десант сидел на предприятии, но мы не нашли развязки с долгами».

Тем временем чиновники в правительстве Нижегородской области советовали Бреусу уступить и продать «Волгу» за полцены. Однако на сторону ее владельца встал глава областного законодательного собрания Евгений Люлин. И в «Альфе» не забывали о том, кому продали ЦБК. По словам источника Forbes в руководстве «Альфа-Групп», Петр Авен «всегда был рядом и помогал». «Альфа» оказывала юридическую, консультационную помощь. Кредитные линии поддерживались, — уточняет бывший менеджер «Альфа-Групп». — Бреуса прессовали жестко. Порой я удивлялся, как он умудрялся отстаивать свои позиции. Он настоящий боец».

К лету 2009 года «Волга» выиграла восемь из 10 налоговых дел в четырех судебных инстанциях. «Мы вышли из битвы с высоко поднятой головой», — заявляет Бреус. Впрочем, в финале этой истории есть признаки мирового соглашения. Осенью 2011 года в совет директоров «Волги» вошли два независимых члена. Один из них, Алекс Генин, более 10 лет проработал в Access Industries и представлял ее интересы в совете директоров «Русала». «Мы сидели в одной комнате с Олегом [Дерипаской], но я никогда на него не работал. Бреус искал опытных людей, меня он выбрал из-за финансового бэкграунда, — объясняет Генин. — Если бы на ЦБК имел место конфликт, мне вряд ли было бы интересно туда приходить». Его коллега по совету директоров «Волги» Максим Гольдман был и поныне является членом совета директоров «Русала». Алекс Генин, впрочем, уверяет: «Это чистое совпадение, что Максим и я в данном случае связаны с «Русалом».

Энергетические реки, мелованные берега

В 2005–2012 годах на «Волге» ежегодно устанавливали, запускали, реконструировали разного рода производственные линии. Но Шалва Бреус не забывал о других бизнесах.

В середине 2000-х он приобрел два здания бывших НИИ в Москве. Бизнесмен утверждает, что программы скупки пустующих «коробок» у него не было. Но одно из зданий недалеко от Белорусского вокзала он продал с хорошей премией. С тех пор Бреус время от времени покупает «один-два объекта, которые можно реконструировать, правильно подготовить и продать». Сейчас владеет несколькими зданиями в Москве, и как только коньюнктура будет благоприятной, выставит их на продажу.

Несколько лет назад в сфере интересов Бреуса оказалась добыча полезных ископаемых. «Мы приобретаем месторождение, развиваем и продаем», — лаконично поясняет он. В частности, в регионе Талинского нефтяного месторождения в Тюменской области проведено проектирование, разведывательное бурение и начата непромышленная добыча. Сейчас продажей актива занимается Альфа-банк. Бреус рассчитывает выручить за него не менее $120 млн, а деньги направить на развитие еще одного бизнеса — ЖКХ. В 2014 году он выкупил у «КЭС Холдинга» Нижегородскую ГРЭС. Ее ресурсов, помимо нужд ЦБК, хватает на обеспечение горячей водой и теплом одного из районов области. Выручка ГРЭС — около 1 млрд рублей в год.

Правда, основная цель ее покупки — обеспечение «Волги» электроэнергией. Сейчас на ГРЭС готовятся к установке дополнительной турбины стоимостью около €25 млн, которая полностью удовлетворит потребности ЦБК. Почти вдвое большую сумму — около €40 млн Шалва Бреус вкладывает в строительство на комбинате второй линии по выпуску термомеханической массы (ТММ) — древесного полуфабриката для бумаги. Решение переходить на ТММ он принял после того, как весной 2015 года группа «Илим», крупнейший производитель целлюлозы (самого чистого полуфабриката), вознамерилась поднять цены на 90%. У «Волги» нет собственного производства целлюлозы, и наладить ее выпуск стоит в пять раз дороже, чем ТММ.

Остановка бумагоделательных машин обернется в этом году сокращением объемов производства и балансовым убытком. Однако модернизация, похоже, того стоит. По оценке аналитиков Lesprom Network, мощностей по производству мелованной бумаги в России недостаточно. В долгосрочной перспективе ожидается рост потребления этой продукции на 1–1,5% в год, в том числе в процессе импортозамещения. «И мы, и Соликамский ЦБК думаем о перепрофилировании производств, но сейчас рынок газетной бумаги позволяет вести эффективный бизнес, а переход в другой сегмент — это большие инвестиции и риски», — полагает президент Кондопожского ЦБК Дмитрий Туркевич.

В 2014 году производство газетной бумаги в России впервые после спада в 2009-м выросло на 3% до 1,64 млн т, в основном благодаря экспорту — он поднялся на 7,4%, до 1,17 млн т. Кондопожский ЦБК с приростом производства 34% вышел в лидеры. Но предприятие накопило долгов на 14 млрд рублей (с 2011 года оно находится под процедурой банкротства). Финансовое состояние «Волги» едва ли не самое лучшее в отрасли. Ее владелец не оставляет мысли создать холдинг. В начале 2014 года Банк Москвы выставил на продажу Сегежский ЦБК. Бреус сделал предложение по цене, но получил отказ. Оказалось, что сделку перебила АФК «Система» Владимира Евтушенкова. По словам источника Forbes в руководстве «Системы», Евтушенков уверен, что купил Сегежский ЦБК по рыночной цене. Миллиардер приобрел несколько активов в бумажной отрасли в разных регионах России и считает эти инвестиции очень перспективными. А с Бреусом «поддерживает хорошие отношения».

В ближайшие полтора года владельцу «Волги» нужно инвестировать в предприятие еще несколько десятков миллионов евро. Крупных долгов у комбината нет, но нет и свободного кеша. Где взять средства? «Мы никогда не просили денег у государства, но сейчас этот вопрос само государство подняло. Недавно было заседание в Минпромторге, возник вопрос об импортозамещении. Нам предложили субсидии, дотирование кредитных ставок», — отвечает Бреус. До конца 2015 года он планирует присоединить к системе водо- и теплоснабжения Нижегородской ГРЭС еще три района, после чего ее выручка должна вырасти в несколько раз. Бизнесмен не исключает, что года через три выставит этот комплекс на продажу.

А что будет с «Волгой»? «Газетный рынок сжимается, но у нас нет паники. С появлением новых носителей старые не исчезают полностью, — спокойно рассуждает бумажный магнат. — Мы стремимся диверсифицироваться. Модернизацию мы готовили много лет и доведем ее до конца».

Артистизм миллионера

В студенческие годы Шалва Бреус переводил с английского рассказы Набокова и дружил с московскими художниками. Активную деятельность на ниве современного искусства он развернул в 2006 году, когда приобрел находящийся в упадке журнал «АртХроника» и решил сделать из него прибыльное издание. Вскоре был учрежден фонд с аналогичным названием. Бреус попытался расширить аудиторию за счет «просвещенной буржуазии и людей, которые устали от гламура». Журнал продавался в супермаркетах, собирал рекламу и даже приносил небольшую прибыль. Однако в 2013 году Бреус решил его закрыть, а фонд переименовал в Breus Foundation.

В 2007 году бизнесмен совместно с Deutsche Bank учредил премию Кандинского и стал главой ее попечительского совета. Годовой бюджет премии — около €600 000, шестая часть идет на награждение лауреатов, остальное — на организацию трех выставок победителей в Москве и за рубежом. У Бреуса есть и издательская программа — она началась с выпуска книги «Чужие? Неофициальное искусство: мифы, стратегии, концепции» и продолжилась подготовкой фундаментальных монографий о современных художниках на русском и английском языках. Первая, о Борисе Орлове, вышла в 2013 году, вторая будет посвящена творчеству Виталия Комара и Александра Меламида, третья — Гриши Брускина. Каждая монография будет выпущена еще и «экономтиражом» для широкого круга читателей.

Бреус — коллекционер, его собрание включает произведения русских художников с середины 1970-х годов до наших дней. Их совокупную стоимость предприниматель оценивает в $50 млн. Работы из своей коллекции он предоставляет на выставки, в частности Третьяковской галерее. С 2012 года Бреус арендует здание кинотеатра «Ударник», которое планирует в итоге выкупить и организовать там музей современного искусства. В замыслах — оформление новых станций московского метро работами российских художников, в частности Эрика Булатова, Бориса Орлова и Гриши Брускина. За свой счет, обещает предприниматель.

Источник: Forbes

www.forbes.ru

Шалва Бреус.Из «Ударника» в космос

Одна из самых влиятельных фигур российского арт-сообщества, основатель Премии Кандинского и владелец крупнейшей коллекции современного искусства Шалва Бреус откровенно рассказал «Снобу» о жизни, искусстве и политике

Фото: Борис Захаров/«Сноб»

Есть лица, которые, увидев раз, не забудешь никогда. Более того, их хочется увидеть снова. Такое лицо у Шалвы Бреуса. Имя тоже запоминается с ходу, и даже не потребуется визитной карточки. Кстати, Шалва никогда ее мне не давал. Большим начальникам не полагается расшвыриваться ими направо и налево. Для этого существуют секретари, референты, помощники. Поддерживать контакты с прессой – их священная обязанность. Они свяжутся с вами, если возникнет необходимость. У Бреуса работает секретарь Настя, которая имеет привычку говорить о своем боссе в первом лице множественного числа: «Мы опоздаем на полчаса» или «У нас сегодня совет директоров, и нам придется отменить фотосъемку». Имеется в виду, что опоздает и отменяет, разумеется, Бреус, но звучит это каждый раз так, будто речь идет об особе императорского дома.

У меня не было времени и возможности углубиться в его родословную, но в Грузии, откуда он родом, любят щеголять княжескими титулами и высокородным происхождением. Породу не скрыть. Не удивлюсь, если узнаю, что род Бреуса восходит к надменным грустноглазым горцам, скупым на слова, но щедрым на дружбу и красивые жесты. Про Шалву известно давно, что главная страсть его жизни – это изобразительное искусство. Задолго до того, как новые русские стали скупать оптом и в розницу разный соц-арт и московских концептуалистов, все главные отечественные художники 1960–1990-х годов уже наличествовали в его коллекции. Причем все как на подбор, только эталонного качества. Он не просто вкладывал в них деньги по подсказке штатных кураторов в расчете на будущие барыши, а системно и последовательно выстраивал новую художественную институцию, которую сегодня невозможно игнорировать ни искусствоведам, ни музейщикам, ни рядовым любителям прекрасного.

«Моему другу Шалве от меня и моих детишек, Ален Д.». Надпись на фотографии Алена Делона с собаками, подаренными Шалвой Бреусом

Коллекция Бреуса – это настоящий музей, спрятанный до поры до времени в запасники и хранилища. Никто целиком ее не видел, но все о ней знают. «Летучий голландец», возникающий на горизонте всякий раз, как только звучат имена Гриши Брускина, или Эрика Булатова и Михаила Рогинского, или Комара с Меламидом. Перечислять можно долго. На мой вопрос, сколько у него картин, Шалва, поиграв желваками, нехотя назвал цифру «семьсот». И еще примерно столько же работ молодых художников круга Премии Кандинского.

– А графику собираете? – поинтересовался я.

– Нет, графику не собираю, – отрезал он.

Он вообще не любит вдаваться в малозначимые детали. Его подход к искусству – не мелочиться, не размениваться на второстепенное, а сразу брать большим куском все лучшее и самое важное. А дальше он выстраивает свой, только ему до конца понятный сюжет. Он и коллекцию свою показывает так, словно медленно разворачивает у нас перед глазами полотно своей жизни. Там много было всего разного: и профессиональное занятие спортом, и научная работа, и бизнес, и политика, и дружба с великими, и трое детей, и первая в российском арт-мире Премия имени Кандинского, которую в декабре 2016 года вручили уже в десятый раз. Специально для нас с арт-директором «Сноба» Борисом Захаровым Шалва разместил в бывшем фойе кинотеатра «Ударник» мини-экспозицию. У него с каждой из этих картин свои отношения. Тут и гордость собственника, и острый, придирчивый взгляд знатока, и какие-то почти чувственные переживания.

На память о встрече со Святейшим Патриархом Алексием. Слева – генерал Александр Лебедь, справа – Шалва Бреус

Мы стоим перед знаменитой картиной Эрика Булатова «Наше время пришло». Будничная толпа 1980-х годов торопливо стекает в подземный переход станции метро «Павелецкая». Очень подробная, основательная, реалистическая живопись, но, как всегда у Булатова, суровый реализм вдруг оборачивается трагической метафизикой: люди бодро спускаются в подземелье, во тьму, а кто-то выбирается по ступеням наверх, к свету и солнцу. Чье время пришло? Тех, кто торопится вниз, или тех, кто идет наверх?

– А я знаю, почему он выбрал переход на «Павелецкой», – говорю я Шалве. – В двух шагах от него располагается Театральный музей им. Бахрушина, где работала Наташа Годзина, его жена. Мы вместе с ней там служили. Эрик часто заходил к нам в музей. И перехода этого ему было не миновать.

От Булатова плавно переходим к раннему полотну Гриши Брускина «Памятники». На фоне лунного пейзажа белые фигуры. Одной ногой они стоят на своих пьедесталах, а другой – упираются в пустоту. Гипнотическое ощущение ирреальности, какой-то бесстрастной надмирности не покидает, пока глядишь на картину.

– Очень про нашу жизнь, – говорит Шалва.

На борту самолета с генералами французской армии Жан- Бернаром Пинателем (справа) и Кристианом Кесно, 2009

Идем дальше. Эпохальный диптих «Фундаментальный лексикон» все того же Гриши Брускина, вошедший в учебники и монографии по новейшему искусству ХХ века. Кстати, часть этого монументального труда была в свое время куплена на аукционе Sotheby’s Милошем Форманом, знаменитым голливудским режиссером чешского происхождения, автором фильма «Пролетая над гнездом кукушки». Весь диптих поделен на клеточки, в каждой из которых стоит по белому гипсовому монументу как бы в память об исчезнувшей советской Атлантиде. Невольно какие-то образы всплывают из детства. Например, женская фигура с цветным телевизором «Рубин», или пионер, трубящий в горн, или космонавт с советским гербом на палочке, или портрет маленького Ленина в кудряшках. Перед нами самый подробный советский иконостас, который можно разглядывать бесконечно. Но уверен, что уже очень скоро он потребует подробных комментариев. Иначе никто ничего не поймет. Что это за предметы? Кто эти люди? Что означает лозунг «Свободу узникам империализма»? Все надо объяснять.

Шалва это знает, поэтому начал готовиться заранее, создав собственное издательство Breus Publishing, специализирующееся на академическом искусствоведении. Уже вышло несколько прекрасно изданных томов, пополнивших полки книжных магазинов Tate Modern, Guggenheim Museum, «Гаража» и Эрмитажа. Это часть большого и сложного проекта, задуманного им в рамках деятельности Музея современного искусства.

Парадоксально, что коллекция есть, книги регулярно выходят, Премия Кандинского ежегодно присуждается, а музея по-прежнему нет. Как так? Почему? Что происходит с помещением «Ударника»? На мой вопрос Шалва отвечает коротко: «Ничего». Известно, что был международный конкурс, в котором участвовали звезды мировой архитектуры. Его выиграло бельгийское архитектурное бюро Robbrecht en Daem. В финал также прошли проекты мировых звезд архитектуры Араты Исодзаки из Японии и Стефана Браунфельса из Германии, того самого, который проектировал здание Пинакотеки в Мюнхене. Все готово для того, чтобы приступать к строительству. За одним маленьким обстоятельством: «Ударник» отдан в аренду Бреусу всего на несколько лет.

– Мы приняли решение, что если до осени с городом не договоримся, то будем отсюда съезжать. Тянуть больше нет смысла.

Вместе с экс-президентом США Джорджем Бушем-старшим в Нью-Йорке, 2007

Обычная история. Начальство на словах «за», прогрессивная общественность ждет и жаждет, а ничего не происходит. Бессмысленно делать огромные вложения в реконструкцию «Ударника», размещать коллекцию и содержать музей, не являясь собственником здания.

Какое-то время мы молча разглядываем полотна. Впрочем, пауза длится недолго.

– Нет, вы посмотрите на «Рубашку» Рогинского, – властно требует Шалва. – Видите, она здесь в раме. Она раньше висела у меня дома на стене. Но рядом с ней невозможно находиться никому и ничему. Она все рядом с собой убивает. Хочется смотреть только на нее. И этот красный цвет. Совершенно убийственный! Чувствуете, да?

Под его напором трудно что-либо почувствовать, кроме легкого онемения, как при наркозе. Но «Рубашка», издалека похожая на схему разделочной туши в мясном отделе советского гастронома, и впрямь бьет по глазам наотмашь. Так что волей-неволей все время к ней возвращаешься.

Мне интересно, с чего началось его увлечение искусством. Ведь, как известно, коллекционерами не рождаются, ими становятся.

– Интерес возник очень рано. Финансовые возможности у нашей семьи были весьма скромные. Я жил «в глухой провинции у моря», в Батуми. Это был еще Советский Союз. Дома имелась только одна книжка – «Пятьдесят западноевропейских художников» с черно-белыми картинками. Я и сейчас могу с ходу назвать каждого из них. Вначале мама читала ее мне, потом я сам стал ее изучать. Именно тогда я узнал, что Джотто открыл перспективу, а среди немцев самым великим был Дюрер, ну и так далее. Для меня это был другой мир. Ну а потом я серьезно занялся спортом…

Встреча в Остине с будущим президентом США, а тогда губернатором штата Техас Джорджем Бушем-младшим, 2000

Каким видом?

Водным поло. Начал выезжать за границу в очень юном возрасте. Там я, конечно, покупал книги по искусству.

Легко представить себе жизнь юных спортсменов за границей: это же бесконечные тренировки, соревнования. Сходить куда-то в музей, пойти на выставку – целое событие?

В музей – нет, на выставку – нет, таких возможностей не было. Конечно, были экскурсии. Например, в Риме мы видели основные достопримечательности – нас провозили по ним, – но на музеи ни времени, ни энергии уже не оставалось. 

А сколько вам было лет?

Я начал выезжать со сборной в семнадцать лет. Для Советского Союза это была большая редкость. Представляете, что это такое – увидеть мир в этом возрасте! Я весь Рим исходил пешком. Тогда же состоялись первые встречи с кино. Однажды я опоздал на финальный матч международного турнира и купил билет на ближайший сеанс в соседнем кинотеатре, чтобы просто убить время. А потом вдруг понял, что не могу уйти, хотя меня уже наверняка ждут, ищут. Это был фильм «Пролетая над гнездом кукушки». Если бы мне кто-нибудь сказал, что спустя годы я познакомлюсь с его режиссером Милошем Форманом, никогда бы не поверил. 

Спортивная карьера в какой-то момент закончилась. Что было после?

Еще активно занимаясь спортом, я поступил на экономический факультет МГУ. Отделение экономики зарубежных стран. Потом была аспирантура Института востоковедения Академии наук. Мне посоветовали обратить внимание на перспективную тему отношений США и стран Азии. Мой научный руководитель академик Алексей Арбатов работал в Институте мировой экономики и международных отношений, а сам я трудился в Институте востоковедения. Специализация – американская внешняя политика, в том числе в Азии. Я успел защитить кандидатскую диссертацию и даже какое-то время поработать в том же институте, когда рухнул Советский Союз. Тогда я занялся переводами Набокова. Ушел, можно сказать, во внутреннюю эмиграцию. «Лихие девяностые» я просидел на даче наших друзей. Она принадлежала Евгению Максимовичу Примакову. Он хорошо знал меня и мою семью. 

Вам было понятно, что та прежняя жизнь рухнула и надо начинать заниматься чем-то другим?

Чем заниматься, мне было абсолютно непонятно. Я хотел понять, что же на самом деле происходит и чего я хочу. Ничего более интересного для себя, чем переводить Набокова, придумать не смог. Кстати, это были так называемые бостонские рассказы американского периода. Позднее они были опубликованы в моих переводах. Так что, как видите, труд не пропал даром. 

Произведения Владимира Набокова, написанные им на английском языке, требуют большого переводческого мастерства…

А также чувства стиля Набокова, потому что стиль у него тоже менялся. Я даже тогда начал переводить книжку Эндрю Филда The Life and Art of Vladimir Nabokov. В набоковедении она считается самым фундаментальным исследованием. Я ею буквально зачитывался. И тут мой товарищ по аспирантуре Сергей Кулиджанов, сын Льва Александровича Кулиджанова, секретаря Союза кинематографистов, вдруг говорит: «Слушай, в аспирантуре мне навязали какого-то научного работника из Австралии, из Канберры, ему не сделали гостиницу, и пришлось поселить его у нас дома». Выясняется, что незваный гость и есть тот самый Эндрю Филд, специалист по Набокову. Я, конечно, тут же воспользовался знакомством. На самом деле это отдельная история, потому что Эндрю Филд – один из немногих, кто действительно тесно общался с самим Набоковым. Как известно, тот близко не подпускал никаких биографов и исследователей. Единственный человек, кто сумел расположить его к себе, да и то ненадолго, был Эндрю Филд, тогда юный аспирант, специалист по русской литературе. Как-то он его загипнотизировал…

Временная выставка из полотен Эрика Булатова, Комара и Меламида, Рогинского и других художников в фойе бывшего кинотеатра «Ударник» Фото: Борис Захаров/«Сноб»

Полагаю, что скорее загипнотизировал его жену Веру. Она ведь была главным препятствием для всех биографов и исследователей творчества Набокова.

Ну как обычно с творческими людьми, жена – главная преграда. Он прожил в Монтре месяц или два, общаясь с Набоковыми практически каждый день. Но их «медовый месяц» быстро закончился при весьма любопытных обстоятельствах. В какой-то момент Набоков понял, что Эндрю Филд будет писать о нем, но не как о мифе, а как о живом человеке. Что он не слишком доверяет легенде о русском аристократе, стерильными пальцами препарирующем бабочек, а чаще – человеческие характеры. И тогда у них случился невероятный скандал, после которого Набоков с ним еще раз встретился и сказал: «Андрюша, у меня к вам есть предложение. Давайте сделаем так: я сам напишу свою биографию от вашего имени, как будто вы ее пишете. А вы просто ее подпишете своим именем. Поверьте, будет замечательная работа». Как известно, Набоков дважды был автором литературных мистификаций. Это было очень в его стиле. Но Эндрю отказался. Я искренне считаю, что он совершил большую ошибку: лишил человечество просто потрясающей книги. Представьте себе, Набоков пишет так, будто он австралийский аспирант, сочиняющий биографию знаменитого писателя! Но честный парень Филд сказал «нет», и после этого они окончательно разошлись. Его книга до сих пор не переведена на русский язык. Я планировал довести эту работу до конца, но потом у меня изменились обстоятельства, и, к сожалению, работа осталась незаконченной. 

Чем вы потом занялись?

Бизнесом. Надо было как-то выживать. 

С каким чувством вы сейчас вспоминаете 1990-е годы?

Это было чрезвычайно интересное время.

Но ваша академическая карьера, так я понимаю, рухнула и планы на нее тоже?

В какой-то момент я осознал, что на фоне динамичных событий, которые кипели вокруг, научная работа оказалась слишком вялым занятием для меня. 

Сегодня вы не жалеете о том, что не смогли заняться наукой?

Заняться наукой никогда не поздно. Но, конечно, жалею. Утешаю себя, что это часть багажа, который никуда не делся. Он работает, да и себя стараюсь держать по-прежнему в некой интеллектуальной форме – имеется в виду американская современная история. Но это, конечно, не профессиональный уровень. 

Фото: Борис Захаров/«Сноб»

Каким образом вы оказались среди ближайших сподвижников генерала Лебедя?

Случайно. Меня друзья познакомили с Лебедем – тогда с ним были связаны определенные надежды. Они, конечно, носили сильно идеализированный характер. Страна была развалена. Всюду царила нищета, люди, стоя в подземных переходах и на улице, торговали последним добром. Я был тоже в довольно тяжелом материальном положении. И в это время друзья мне говорят: «Слушай, давай мы тебя познакомим с одним генералом. Он наведет у нас порядок». Это, без сомнения, был общественный запрос на «сильную руку». Вот почему у Лебедя были такие высокие рейтинги. В то время вместе с ним выдвинулась целая когорта генералов, рвавшихся к власти. И все они декларировали идею некоего спасительного порядка, избавления от хаоса, в который Россия медленно, но верно погружалась. Мы познакомились. В окружении Лебедя я был белой вороной, но решил ему помогать по внешнеполитическому блоку. Первый раз мы с ним проговорили часа четыре. Меня интересовал Хасавюрт, а точнее, каким образом были подписаны эти соглашения. Почему он их подписал? Кстати, подписывал не он один, хотя его делают крайним в этой истории. Мне было это интересно. И в принципе его рассказ убедил меня в том, что это был не позорный компромисс, а спасение от войны, от поражения, может быть, еще более позорного, чем компромиссный мир.

И когда начались выборы в губернаторы Красноярского края, вы вступили в предвыборную кампанию Лебедя?

Да, опять-таки со своим внешнеполитическим блоком вопросов и связей. Лебедь был в оппозиции к действующей власти, он уже ушел из Совбеза, и было понятно, что ему суждено стать одним из главных конкурентов Бориса Ельцина. Шансов у него почти не было: ему все заблокировали, и тогда я предложил начать как раз с внешнего фронта. Это прозвучало дико, потому что за всю свою жизнь Лебедь за границей был только один раз. Да и то в Афганистане. Ну, кажется, еще в Брюсселе как председатель Совбеза. Я включил свои американские связи, и мы организовали ему первую поездку в Соединенные Штаты, которая прошла поразительно успешно. 

Как американцы его воспринимали?

Вначале очень негативно, но это было восприятие заочное. А потом серьезные люди мне сказали: «Слушай, ну раз ты этим занялся, так давайте что-то делать». Мы прилетели в США, я его представил Джорджу Бушу-старшему, экс-президенту, прямо в Хьюстоне у него дома. Я знаю всю семью. Это один из самых выдающихся людей, с кем мне когда-либо приходилось общаться. На самом деле их двое: Евгений Максимович Примаков и Джордж Буш-старший. Кстати, оба южане. По-моему, Лебедь до конца не верил, что из нашего визита получится что-то путное. Я тоже объективно оценивал свои возможности. Ну, кем я был? В принципе никто, какой-то там кандидат наук, который уже толком нигде не работает, пытается делать что-то в бизнесе, и вдруг… Мы провели там весь день, еще был Брент Скоукрофт, советник по национальной безопасности. Они потом с Бушем написали очень интересную книжку. Их, например, крайне интересовала история с осадой Белого дома 1993 года – Лебедь тогда участвовал в переговорах с восставшими. Мы встречались с Джорджем Соросом, ужинали с Генри Киссинджером. С ним состоялся потрясающий разговор, но о его содержании рассказывать пока некорректно. 

А это вы подключили Алена Делона к красноярской кампании Лебедя?

С Делоном я до этого общался. И вот я был в Париже, мне звонит Ален и приглашает в свое загородное имение в местечке под названием Души. Он прислал за мной вертолет, как обычно это делает. Очень эффектная картинка, как в кино: прилетает прозрачный вертолет с надписью AD, потом, когда он садится, Делон бежит к вам навстречу и сам открывает дверь. 

И все это под неумолчный лай собак…

Вы хорошо информированы. 

Просто однажды пришлось брать интервью у Делона под лай его собак, может быть, тех же самых, что приветствовали и вас.

Да, у него множество собак и лошадей. В Швейцарии, где у него тоже имеются огромные владения, принято старых, отслуживших лошадей отправлять на скотобойню. А Делон забирает их к себе. И они мирно доживают свой век на его пастбищах. Он даже за это платит какие-то немалые деньги. Собственно, я ему сказал: «Слушай, такая история, ты можешь очень помочь, но только учти, что это далеко». Делон говорит: «Сейчас посмотрим, где это». Достает огромный атлас, раскрывает его на столе, мы долго-долго ищем и, к нашему удивлению, города Красноярска там не находим. То есть атлас заканчивался где-то на Уральском хребте. Делон был просто потрясен. Ему-то казалось, у него лучший атлас в миру. В общем, он согласился. И даже без всякого гонорара. Об этом и речи не могло быть, чтобы кто-то оплачивал его поездку.

Это был жест по отношению лично к вам или к генералу Лебедю? Что для него самого это значило?

Делон – хороший товарищ. То есть для него слово «дружба» – не пустой звук. Ради товарища он готов пойти на очень серьезные поступки. Но была тут и своя тайная рифма: он же в шестнадцать или семнадцать лет попал в парашютно-десантные войска во Франции, воевал во Вьетнаме, был лично знаком с де Голлем. В нем есть военная косточка. Когда я занялся подготовкой визита Лебедя во Францию, мы решили срежиссировать их встречу: в телестудии France 1 они должны были появиться одновременно. Собственно, тогда они и познакомились. Поразительно, но это был разговор двух вояк, двух парашютистов. Причем один был старшим по званию, а другой – младшим. 

Типа «я здесь, mon general»?

Вот именно, генерал и рядовой. Делона всегда тянуло играть военных. Он и в фильме «Горит ли Париж?» сыграл легендарного премьера Шабан-Дельмаса, героя французского Сопротивления. А портрет де Голля с дарственной надписью, кажется, до сих пор висит у него в кабинете на самом видном месте. Потом с генералом Лебедем у него выстроился свой сюжет отношений уже без моего участия. 

Это была действительно яркая избирательная кампания, тем более освещенная звездным присутствием Алена Делона в белом плаще. Вам потом удалось какое-то время поработать с Лебедем в Красноярске?

Да, я вел внешние связи в администрации, был заместителем губернатора. 

Но все закончилось печально – гибелью генерала. Или вы покинули Красноярск до этого?

Нет, я уехал раньше. Меня позвали в Москву на пост замминистра в Министерство имущественных отношений, тогда было такое министерство. Пригласил сам министр Фарит Газизуллин, выходец из Татарстана. Я переговорил с Алек­сандром Ивановичем, он мне сказал, конечно, иди. То есть этические нормы были соблюдены. И я прилетел в Москву, стал работать, а через несколько месяцев случилась трагедия. Может быть, мое место было в том вертолете? 

Фото: Борис Захаров/«Сноб»

Все это время искусство каким-то образом присутствовало в вашей жизни или существовало где-то совсем далеко?

Больше, чем раньше. Я много путешествовал, стало больше свободы. Когда мы приезжали в Америку, первым делом я обходил все музеи. Не сравнить со временами юности, когда я на соревнованиях был зажат тренировками и выступлениями. 

Вхождение в современное искусство не для всех становится простым делом. Вы познавали это с кем-то или открывали его для себя сами?

На моих глазах несколько революционных течений стало классикой. Например, расцвет поп-арта пришелся на мои десять-двенадцать лет. Тогда это была революция, а сегодня – музейная классика. Вообще, у меня достаточно сложившийся вкус в том смысле, что я знаю и люблю классическое искусство, хотя оно тоже очень разное. И Возрождение, и голландцы, и импрессионисты, и тот же поп-арт. Их нельзя противопоставлять. Для меня это все элементы одной огромной мозаики. Большая ошибка, которую допускают иные искусствоведы, когда призывают ориентироваться только на какую-то одну составляющую, считая, что это и есть целое. Выдернуть какой-нибудь феномен и сказать: «Слушайте, вот оно, скандальное современное искусство!» или «Вот он, соцреализм. Посмотрите, какой ужас! Они все время рисовали только Сталина и Ленина». Но надо понимать, что это вырвано из контекста одного огромного полотна, где на равных сосуществуют и соцреализм, и актуальное искусство. И одно без другого невозможно. Сегодня медийные феномены, как, например, история Pussy Riot, затмевают реальную картину художественной жизни. И публике кажется, что, собственно, это и есть все современное искусство. Тогда как это лишь небольшая – иногда радикальная, иногда пошло-буржуазная – его часть. И именно ее ошибочно начинают считать целым. И по ней оценивать все явление. Это дезориентирует общественность и искажает картину мира.

В 2007 году вы создали первую художественную премию в России и назвали ее в честь Кандинского. Кстати, почему? Почему вы выбрали его в качестве имени бренда?

Художнику должно очень повезти, чтобы он стал отцом- создателем нового направления в искусстве. А Кандинский становился основателем нового направления как минимум дважды. Известно, что он считается отцом абстрактного искусства. И он был одним из группы художников ХХ века, стоявших у истоков экспрессионизма, вместе с фон Явленским, Францем Марком, Маке, Кирхнером и другими. И он, конечно, колоссальный по масштабам революционер, создатель нового. А так как это премия современного искусства и она должна находиться на острие художественного процесса, имя Кандинского как нельзя лучше подходило, чтобы освятить им совершенно новую арт-институцию. 

В этом году у премии юбилей. С каким чувством вы вспоминаете сейчас прошедшее десятилетие?

Мы получали удовольствие. Я был совершенно свободен от меркантильных соображений и расчетов. И это было счастье! У нас сложилась небольшая, но дружная команда. Нам удалось сделать многое. Например, мы первыми решили создать международное жюри. До нас такое жюри было только на кинофестивалях. Сейчас в арт-сообществе это стало уже общим местом, а десять лет назад мы были первыми. Мы стали приглашать западных звезд, и не просто, как говорят, поторговать лицом, а выступить с каким-нибудь действом. Для каждой премии мировые знаменитости придумывали свои перформансы, порой очень захватывающие. Например, Марина Абрамович читала тексты Кандинского под нарастающую музыку. При этом вокруг развевались знамена (было задействовано сразу несколько мощных вентиляторов), звучал манифест Кандинского – его теоретическая работа «Битва за искусство», The Battle for Art. Вышло очень красиво. Братья Гао сделали феноменальный перформанс, когда на глазах у зрителей они разбили свою знаменитую золотую работу «Леди Мао». Но этим дело не закончилось, потому что под ее обломками был спрятан красный бюст Ленина. Потом они грохнули и бюст Ленина, и внутри оказался враг рода человеческого – дьявол. 

Я помню, что церемонии вручения премии тоже были обставлены весьма необычно, как академические лекции. Это тоже вы придумали?

Нам хотелось сделать что-то радикальное. Ведь как обычно проходит церемония? Это светское мероприятие, куда приходят поболтать, выпить бокал шампанского, посмотреть какое-то легкое, необременительное шоу. Мы стали приглашать выдающихся теоретиков и историков искусства с пятиминутной лекцией. Вначале был шок. Люди пришли отдохнуть, развеяться, а тут выходит на сцену философ Валерий Подорога и читает специально написанный блестящий текст о роли зрителя в жизни современного художника. Но это стало нашим фирменным знаком. У нас выступали Питер Гринуэй, Роберт Сторр, Борис Гройс, Александра Шатских и другие. Это было невероятно интересно. Потом это стало трендом, и меня уже все спрашивали: «А кто у вас читает в этом году?» 

«Фундаментальный лексикон» Гриши Брускина – одна из ключевых работ в собрании Шалвы Бреуса Фото: Борис Захаров/«Сноб»

Все, что касается современного искусства, по нынешним временам стало довольно опасной зоной. Одно дело, когда это лекция для избранных, и другое – когда речь идет о некой публичной акции, к которой привлечено общественное внимание. Тут реакция может быть самая жесткая, вплоть до уголовного преследования. Как вы оцениваете роль искусства в современном политическом контексте?

Художник, как мы с вами знаем, живет на «обитаемом острове» и не может быть полностью изолирован от политики. Политика всегда присутствует в искусстве, хотя бы потому, что настоящее искусство независимо. Вопрос только в степени. Для меня классический пример – Данте, который был весьма активно задействован в политической жизни Флоренции. Но его партия, как известно, проиграла. И он был изгнан, причем любая попытка вернуться грозила ему сожжением на костре. Приговор был суровым. Оказавшись в изгнании, Данте опять-таки не чурался политики. И меня давно мучает вопрос: написал бы он «Божественную комедию», если бы его не изгнали из Флоренции? То есть стал бы он тем Данте Алигьери, каким мы его знаем, если бы его личные обстоятельства сложились более благополучно? У него в «Раю» политических противников что-то совсем не видно, зато в «Аду» буквально на каждом шагу горят, тонут, подвергаются страшным пыткам его оппоненты, флорентийская знать. Сегодня без подробных комментариев политическая подоплека «Ада» остается совсем непонятной. Поэтому надо обязательно читать комментарии к «Божественной комедии». А так это просто имена неведомых нам людей, которые мучаются в геенне огненной. Политики сгинули, а «Божественная комедия» осталась. В этом и заключается высшая правда искусства. Или возьмем Маяковского. Для меня это пример, как политика победила художника. Его финальный выстрел – последняя кровавая точка в его долгом романе с властью. Сейчас попробую вспомнить цитату: «Как будто годы взял за чуб я. Станьте и не пылите-ка. Рукою своею собственной щупаю бестелое слово “политика”». 

Как вы думаете, почему художники так рвутся в политику?

Это будоражит кровь. Прилепин едет в Донецк организовывать свой батальон. Сикейрос готовит покушение на Троцкого. Правда, первая попытка, как известно, провалилась. Наверное, слишком много творческих людей было в группе захвата. Художники любят играть с огнем. Это возбуждает их творческое начало, возможно, помогает прорваться к какой-то другой, неведомой нам правде. 

Вокруг Премии Кандинского время от времени вспыхивают скандалы. Как, например, это было с присуждением премии художнику Алексею Беляеву-Гинтовту. Вы, как учредитель премии, можете повлиять на результаты голосования?

Мое влияние исчерпывается тем фактом, что создана система, при которой на решение жюри повлиять невозможно. Но мне была необходима именно такая система. 

Зачем?

Ну, хорошо, повлияю я на жюри, пролоббирую чью-то кандидатуру. И что? Картины Беляева-Гинтовта будут стоить на десять тысяч долларов дороже? В моей системе координат это смешно. Для меня сверхзадача – создать систему, которая может работать относительно независимо. Мы создаем некий баланс, который затрудняет любые неправомерные действия и кампанейщину. В случае с Гинтовтом все зарубежное жюри было за него, они отдавали свои голоса его работе. А часть российского жюри, объединившись в небольшую кучку, активно пыталась этого не допустить. В результате последовала информационная кампания с целью максимально скомпрометировать решение жюри и, соответственно, саму премию. Но что делать? Невозможно надавить на главного куратора Музея Гуггенхайма или на Жан-Юбера Мартена, одного из самых влиятельных музейных кураторов Франции. С этим надо смириться и принять как должное.

С дочерью Элидой на фоне полотна Гриши Брускина «Памятники», июнь 2017 Фото: Борис Захаров/«Сноб»

Хотел напоследок вот еще о чем спросить. Вы тут вспомнили Данте и его политическую ангажированность, а я по странной ассоциации подумал о храме Сан-Миниато, откуда открывается божественный вид на Флоренцию. Именно там, на его каменных ступенях, Данте попрощался с городом, из которого его изгнали. Там особенно остро ощущаешь присутствие вечности, которая тебя обступает со всех сторон. В какой-то момент вы наверняка перестаете думать обо всех сложностях, связанных со зданием для музея, с вашей коллекцией и судьбой этих картин, и тогда обращаетесь к чему-то бесспорно прекрасному, вечному. Что это для вас?

Если опустить очень личный разговор о Боге и детях, то, конечно, это искусство и литература. Я по-прежнему считаю себя «читающим человеком». Люблю просто лежать на диване и читать книжки. Но если говорить о своих самых сильных переживаниях, связанных с современным искусством, то это, конечно, Илья Кабаков. Хорошо помню, как в начале 1990-х я впервые оказался в Берлине. У меня было немного времени, и я отправился на выставку художника, чье имя мне ровным счетом ничего не говорило. К своему стыду, я не знал, кто такой Илья Кабаков! Но именно там я впервые увидел его инсталляцию «Человек, улетевший в космос». Она меня потрясла. Это гигантская работа, которая переворачивает сознание. Вместо убогой комнатенки спившегося советского интеллигента можно легко было представить одноэтажную Америку, любой городок с населением пятьдесят тысяч, бензоколонкой и «Макдоналдсом». Любого среднего американца или французского буржуа, сошедшего с ума от своей булочной. Там мог быть кто угодно, включая нас с вами с нашими хорошо обставленными квартирами. И в каждом из нас живет тайная мечта оторваться от быта и прозы, желание подняться над обстоятельствами и судьбой, узнать, что такое невесомость, космос, а вместе с ними – и долгожданное освобождение, когда ты уже не ты, а кто-то совсем другой, парящий над своей частной, маленькой, несчастной или счастливой жизнью. И в миру никакие новейшие технологии не смогут обеспечить тебе этот полет, только искусство.Ɔ.

snob.ru

Бреус Шалва Петрович

Российский бизнесмен, издатель, председатель совета директоров «Ост Вест Групп», председатель совета директоров ЦБК «Волга». Президент Международного Культурного Фонда BREUS Foundation (ex. фонд АртХроника). Учредитель Премии Кандинского. Бывший заместитель министра имущественных отношений РФ, бывший первый заместитель главы администрации Красноярского края

 
«Компании»

«Ост Вест Кэпитал»

«Темы»

Премия Кандинского, «Союз лесопромышленников и лесоэкспортеров России»

«Новости»

Полномочия совета директоров балахнинского ЦБК могут досрочно прекратить

Акционеры бумкомбината «Волга» (АО «Волга», Балахна, Нижегородская область) на внеочередном собрании 7 августа рассмотрят вопрос о досрочном прекращении полномочий членов совета директоров и избрании его нового состава, говорится в сообщении предприятия.

Данное решение было принято на заседании совета директоров балахнинского ЦБК 2 июня. Председателем совета в тот же день был переизбран Шалва Бреус. Подробнее на РБК: http://nn.rbc.ru/nn/freenews/5938168c9a7947be90de2c74

ТГК-6 и ЦБК «Волга» подписали договор о продаже Нижегородской ГРЭС

29.05.2014, Москва 18:26:06 ОАО «ТГК-6» продало целлюлозно-бумажному комбинату «Волга» (Балахна, Нижегородская область) Нижегородскую ГРЭС им.Винтера, сообщили в пресс-службе КЭС-Холдинга (ЗАО «Комплексные энергетические системы»). Сумма сделки не раскрывается. ссылка: http://www.rbc.ru/rbcfreenews/20140529182606.shtml

Кинотеатр «Ударник» станет музеем современного российского искусства

МОСКВА, 1 мар — РИА Новости. Кинотеатр «Ударник», памятник эпохи конструктивизма, приостановивший кинопоказы в 2010 году, станет музеем современного российского искусства, сообщили РИА Новости в культурном фонде «АртХроника», инициировавшем его создание. ссылка: http://www.ria.ru/culture/20120301/582532911.html  

                             Шалва Бреус: создать музей я захотел еще в детстве

Один из старейших кинотеатров Москвы «Ударник», памятник конструктивизма, прекративший кинопоказы в 2010 году, после реставрации станет музеем современного искусства. Шалва Бреус, председатель попечительского совета Премии Кандинского, возглавляющий еще и Культурный Фонд «АртХроника», в распоряжение которого переходит это историческое здание, рассказал РИА Новости, чем «Ударник» станет похож на лондонский Tate Modern, и будут ли там показывать кино. Беседовала Светлана Янкина. ссылка: http://www.ria.ru/interview/20120301/583397941.html

Премия имени Кандинского: художник Юрий Альберт награжден за слова, а не за образы

В «Гараже» в пятый раз назвали лауреатов премии Кандинского. Главный приз получил Юрий Альберт за работу словесную, без пластических качеств. Еще две награды достались девушкам Читайте далее: http://www.vedomosti.ru/lifestyle/news/1454627/slovo

На выставке Премии Кандинского предлагают поучаствовать в выборах МОСКВА, 16 сен, — РИА Новости, Мария Ганиянц. Одна из самых постоянных и в то же время непредсказуемых премий — Кандинского — открыла в четверг пятый сезон выставкой в столичном ЦДХ, где представлены номинанты по пяти номинациям.

Выставка, как и премия, уже пятая по счету, на ней жюри сделает выбор и сформирует шорт-лист, чтобы по итогу определить — «Проект года» (40 тысяч евро), «Молодой художник. Проект года» (10 тысяч евро) и «Медиа-арт. Проект года» (7 тысяч евро).

Как заметил основатель Премии Кандинского бизнесмен и председатель культурного фонда «Артхроника» Шалва Бреус, главное, что им удалось сохранить за пять лет основной принцип — самовыдвижение художников. На взгляд Бреуса, это дает «возможность молодым художникам попасть в орбиту, и независимость решений жюри». Но то, что Бреус называет самой сильной стороной, многие критики считают неудачей, так как один из главных упреков премии со стороны критиков и экспертов, что из года в год на нее подаются и выдвигаются примерно один и тот же ряд имен. ссылка: http://www.ria.ru/culture/20110916/438307806.html

Премия Кандинского. Справка

16 сентября открывается выставка работ номинантов Премии Кандинского-2011 в Центральном доме художника.

«Премия Кандинского» является одной из самых крупных независимых премий в области современного искусства России.

Она была учреждена культурным фондом «АртХроника» в 2007 году. Ее задачами стали поддержка и развитие русского современного искусства. Премия выявляет новые проекты и интересных художников, определяет основные тенденции художественного процесса и закрепляет позиции российского современного искусства на мировой сцене.

Свое название получила в честь русского художника, одного из основоположников и теоретиков абстрактного искусства Василия Кандинского (1866-1955).

Общий призовой фонд составляет 57 тысяч евро. Премия присуждается в трех номинациях: «Проект года»- приз 40 тысяч евро, «Молодой художник года» (до 30 лет) — приз 7 тысяч евро, «Медиа-арт проект года» — приз 10 тысяч евро. ссылка: http://www.ria.ru/spravka/20110916/437291488.html

Шалва Бреус: `Ост-Вест Груп` не планирует продавать принадлежащий ей ЦБК `Волга` холдингу О.Дерипаски. ИК «Ост-Вест Груп», которая через принадлежащую ей кипрскую компанию Nizhny Newsprint Holdings Limited владеет 99% акций ОАО «Волга» (Балахна, Нижегородская область), не собирается продавать комбинат холдингу Олега Дерипаски «Базовый элемент«. Об этом в интервью «Ведомостям» сообщил председатель Совета директоров «Ост-Вест Груп», бывший заместитель министра имущественных отношений РФ Шалва Бреус.

«Прошлым летом такое предложение [о продаже «Волги»] поступило к нам от «Базового элемента». Выходили и на менеджеров, и на меня. Но мы отказались», — сказал он. После этого, по словам Ш.Бреуса, появились негативные публикации в СМИ. «Так что в появлении негативной информации о «Волге» и итогах тех переговоров я вижу прямую причинно-следственную связь. Недавно закончилась корпоративная война за активы «Илим Палпа», продолжается борьба за Архангельский ЦБК. В обоих конфликтах Базэл принимает активное участие», — отметил он. ссылка: http://viperson.ru/wind.php?ID=508917

Как Шалва Бреус на «Волгу» копил

До недавнего времени имя 47-летнего главы компании «Ост-Вест групп» Шалвы Петровича Бреуса мало что говорило широкой публике. Разве что женщины Красноярского края помнили, как во время избирательной кампании генерала Лебедя Шалва привез им из Франции самого Алена Делона, хотя на самом деле организовал эту незабвенную акцию сам Лебедь, а Шалва, как это с ним часто случается, лишь приписал себе чужую заслугу. Было это в 1998 году. Следующие пять лет Бреус провел на госслужбе (сначала у Лебедя, потом в Москве — заместителем министра имущественных отношений). Уволился в начале 2003-го, пропал из виду, а потом, словно старик, окунувшийся в чан с молоком, вынырнул оттуда добрым молодцем, миллионером и хозяином крупнейшего производителя газетной бумаги в России — Балахнинского ЦБК (ОАО «Волга»). ссылка: http://compromat.ru/page_15983.htm

Покровители Шалвы Бреуса опять помогут?

Однако, так происходит далеко не всегда — можно тесно дружить либо с налоговиками, либо с правоохранительными органами. Вот, например, Шалве Бреусу, новому хозяину ОАО «Волга» уже не раз удавалось заставить правоохранительные органы «терять бдительность» при проверке деятельности подконтрольных ему компаний. Каким образом ему это удавалось? Об этом, к сожалению, ни г-н Бреус, ни правоохранители по понятным причинам не расскажут. ссылка: http://compromat.ru/page_15947.htm Бреус банкротит Балахнинский ЦБК и пугает местные СМИ

Газеты Нижегородской области попали! Свобода слова – оно конечно дело хорошее, но, видимо, не для всех, и не всегда. Так думает некий господин Агуреев, который обежал почти все редакции нижегородских печатных СМИ и всем строго пригрозил – если не перестанете писать про Балахнинский ЦБК (ОАО «Волга», Нижегородская область) – отключим газ….вернее, лишим газетной бумаги.

Дело в том, что Балахнинский ЦБК – один из крупнейших в Европе производителей газетной бумаги, а г-н Агуреев – пиарщик его хозяина Шалвы Бреуса. Вот и весь нехитрый «пиар», то есть взаимодействие со СМИ – будете рассказывать о том, что творится на предприятии – останетесь без бумаги. ссылка: http://compromat.ru/page_16017.htm За что боролись, на то и напоролись

«Если гора не идет к Магомету, Магомет идет к горе». А если профком не идет на уступки, то ну его на …, этот профком. Именно так решили поступить хозяева ОАО «Волга» в лице Шалвы Бреуса и компании «Ост-Вест Груп» и объявили о создании альтернативного профсоюза. ссылка: http://compromat.ru/page_16046.htm Бог дал, Бог взял…

Сразу из нескольких источников стало известно, что компания Шалвы Бреуса «Ост-Вест Групп» сворачивает свою нижегородскую лавочку. Речь идет о Балахнинском ЦБК (ОАО «Волга») — крупнейшем в Европе производителе газетной бумаги. ссылка: http://compromat.ru/page_16143.htm

Черная метка для Шалвы Бреуса…

Балахнинский нарыв, в который превратилось ОАО «Волга» после прихода туда Шалвы Бреуса и его «команды», вот-вот грозит лопнуть. Вскрывать его будут не кто-нибудь, а силовики. Диагноз уже давно прописан, хирургические инструменты для вскрытия уже зловеще поблескивают. А что остается? ссылка: http://compromat.ru/page_16186.htm

Потоки «Волги» по-прежнему текут в карман Бреуса

Что бы вы сказали про милиционеров, нашедших в кармане у наркодилера пакет с марихуаной, но отказывающихся осмотреть его квартиру, где (как известно по оперативным данным) спрятаны килограммы героина? Наверное, что они либо дураки, либо купленные. А что думать про налоговую инспекцию, потянувшую за нитку финансовых нарушений, но клубок так и не размотавшей? ссылка: http://compromat.ru/page_16339.htm

Изъят реестр “Волги”

По мнению Агуреева, обыск у реестродержателя ЦБК инициирован “Базэлом”. Ранее совладелец “Ост Вест Груп” Шалва Бреус говорил “Ведомостям”, что “Базэл” предлагал выкупить долю в комбинате. А источник, близкий к “Волге”, указывал, что, после того как группа ответила отказом, на ЦБК участились проверки. ссылка: http://compromat.ru/page_16802.htm

Черный пиар ОАО «Волга»

Руководство ОАО «Волга», по некоторым данным, заранее достигло договоренности с одним из центральных телеканалов о размещении на платной основе серии новостных сюжетов о ходе Коллегии. В связи с этим, можно предположить, что лейтмотивом при освещении данного мероприятия станет проблема «недружественного захвата», которому якобы подвергается ОАО «Волга» со стороны компании «Базовый элемент». Эта тема уже около двух лет муссируется руководством «Волги» в СМИ, и редакция телеканала ТВЦ уже проиграла судебный иск за клевету. ссылка: http://compromat.ru/page_18842.htm Бывший пиарщик Ходорковского организовал выездную коллегию министерства в интересах Балахнинского ЦБК

Решение о проведении коллегии именно в Балахне было принято в результате договоренностей между директором Департамента промышленности Минпромэнерго Андреем Дейнеко и президентом американской консалтинговой компании Emerging Markets Communication Марком д’Анастасио, действующим в интересах председателя Совета директоров ОАО «Архангельский ЦБК» Х.Циннера, владельца ОАО «Волга» Ш.Бреуса и депутата Государственной Думы РФ В.Крупчака. ссылка: http://compromat.ru/page_18927.htm Финансист Шалва Бреус инвестировал в развитие сети «Оливье»

Компания Smart Value Retail Ltd, развивающая сеть супермаркетов «Оливье», получила нового совладельца. По данным «Маркера», им стал финансист Шалва Бреус, председатель совета директоров ЦБК «Волга». Он поможет основателям сети реализовать масштабные планы развития. ссылка: http://marker.ru/news/491771

Бумажный меценат

В молодости Шалва Бреус дружил с художниками. Став мультимиллионером, он решил популяризировать современное искусство

От большинства бизнесменов, интересующихся искусством, Шалву Бреуса отличает подчеркнутое отсутствие интереса к его коллекционированию. «Коллекция либо подразумевает некую идею, либо это тупая квадратно-гнездовая скупка всего подряд, а у меня нет ни первого, ни второго», — объясняет он в интервью Forbes. Тем не менее уже три года Бреус — издатель самого авторитетного российского издания о современном искусстве, журнала «АртХроника», а с недавних пор еще и глава попечительского совета новой премии в этой области — премии имени Кандинского. ссылка: http://www.forbes.ru/forbes/issue/2007-11/12863-bumazhnyi-metsenat Учредитель Премии Кандинского Шалва Бреус рассказал об успехах, ошибках, скандалах и собственном собрании.

Принципиальные перемены не планируются. Но мы практически каждый год вносим коррективы, стараясь улучшить нашу работу. Часто жизнь сама подсказывает, что мы делаем не так и что можно сделать лучше. Например, вначале у нас был приз зрительских симпатий. В результате, как шутили на вручении первой премии наши ведущие, «Синие носы», победил тот, у кого больше целеустремленных друзей: в урну бросали пачками бюллетени, заполненные одной ручкой и подписанные одним почерком. А электронное голосование обнаружило, что наши художники — очень продвинутые люди: службе безопасности удалось найти компьютер, с которого веером с разных адресов страны отправляли голоса за одну из номинанток. А мы, жалкие эстеты, еще критикуем наши политические выборы. В общем, мы поняли, что объективно определить мнение зрителей не можем. На следующем этапе эволюции человечества обязательно возродим эту номинацию. ссылка: http://www.timeout.ru/journal/feature/7253/

Компромат на «Волгу» нашли в гараже

ОАО «Волга» — самый крупный в России производитель и экспортер газетной бумаги. 95% акций ЦБК контролирует «Ост Вест групп», принадлежащая Шалве Бреусу, 0,24% принадлежат государству. По данным Ъ, в прошлом году владелец «Базового элемента» Олег Дерипаска попытался купить у господина Бреуса «Волгу», однако потенциального продавца не устроила цена. Вскоре после этого на комбинате начались проверки, закончившиеся возбуждением уголовного дела. Его взял под свой личный контроль прокурор области Владимир Демидов. ссылка: http://kommersant.ru/doc/636949

Молодые волки Лебедя

Экономикой в крае тогда руководил Станислав Петрушке. Помните скандальный «Коготь-2» с компроматом? А тут прошла информация, что Петрушке пытался через подставных лиц заполучить часть акций «Красугля», принадлежащих краевой администрации. Так это или нет, но вскоре Петрушко уволился «по семейным обстоятельствам», что открыло для Селивановой возможность занять его место. Не вышло. Новым заместителем стал Шалва Бреус. Именно он привозил в край Алена Делона и организовал встречу тогда еще кандидата в губернаторы Лебедя с тогда еще губернатором Техаса Джорджем Бушем-младшим. Но задержался Бреус в крае ненадолго уехал в Москву, получив должность замминистра по управлению имуществом. ссылка: http://www.compromat.ru/page_10621.htm

В Красноярске умирают неожиданно

17 мая 2000 года УБОП возбудило уголовное дело N 7059080. В связи с расследованием этого дела Коноваленко запросил установочные данные пяти абонентов сотовой связи. В списке значились: известный бизнесмен, глава ООО «Вивиар плюс» Виталий Парфенов, ныне покойный, женщина — представитель молодежного движения «Лебедь», близкая к одному из заместителей губернатора (ее фамилию опущу), бывший начальник УФСБ, ныне начальник краевого управления налоговой полиции генерал Анатолий Самков, бывший и.о. первого замгубернатора, за несколько дней до этого назначенный замминистра по управлению госимуществом Правительства РФ Шалва Бреус, помощник губернатора, курирующий силовые структуры. ссылка: http://www.compromat.ru/page_11662.htm

Шалва Бреус, «Ост-Вест Груп»: Хочется начинать лесные проекты с нуля

Всего два года назад Шалва Бреус был крупным федеральным чиновником — заместителем министра имущественных отношений. Сегодня он контролирует один из крупнейших целлюлозно-бумажных комбинатов страны, отбивается от корпоративных рейдеров и пытается создать крупный лесопромышленный холдинг. ссылка: http://www.bumprom.ru/index.php?ids=276&sub_id=6870

whoiswhopersona.info

Бреус Шалва Петрович

Шалва Петрович Бреус (1957, Батуми) — российский бизнесмен, издатель, председатель совета директоров «Ост Вест Групп», председатель совета директоров ЦБК «Волга».

Биография

Родился 1 ноября 1957 года в Батуми. Окончил МГУ им. М. В. Ломоносова (экономический факультет). Кандидат исторических наук. В 1982-1989 гг. — аспирант и младший научный сотрудник Института востоковедения АН СССР.

С 1989 года работал заместителем генерального директора советско-австрийского СП «Текоп». С 1991 года возглавлял советско-германское СП «Маркетинг XXI». В 1992-1993 гг. — замгендиректора АО «Траст», позже — президент фирмы «Биарос».

В 1994-1995 гг. был ведущим программ на телеканале «TV6 Москва». С 1995 года по 1998 год — инвестконсультант АООТ «ОМПЕКС».

В 1998 году перешёл на государственную службу — стал первым заместителем губернатора Красноярского края Александра Лебедя. С 2000 по 2003 год работал заместителем министра имущественных отношений.

С 2003 года — председатель совета директоров ЦБК «Волга».

Женат, имеет сына.

Арт-проекты

Все общественные инициативы в области современного искусства Шалва Бреус обычно осуществляет через фонд своего имени — Breus Foundation. В 2007-2013 гг. фонд назывался «Артхроника».

С 2006 по 2013 год Шалва Бреус был издателем журнала «Артхроника», в августе 2013 года издание было закрыто.

В 2007 году инициировал создание премии Кандинского.

Начиная с 2012 года работает над созданием в здании московского кинотеатра «Ударник» частного музея современного искусства с тем же названием. На начало июня 2014 года выбор архитектурного проекта ещё не завершён.

С 2013 года фонд предпринимателя занялся в том числе и издательской деятельностью: выпущена книга Екатерины Бобринской «Чужие?» и монография Бориса Орлова.

compromata.net


Смотрите также