Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Дель джезу гварнери биография


Говорят, он до сих пор жив: в чем секрет скрипичного мастера Гварнери

Японская скрипачка Киоко Йонемото, сыгравшая на самой дорогой скрипке в мире «Экс-Вьетан» работы Гварнери дель Джезу в Большом зале консерватории / Источник: Изображение:: ИТАР-ТАСС / Алексей Филиппов

Гварнери посвящал свои скрипки Иисусу и почти задаром работал на орден иезуитов, о нем сплетничали, что он продал душу дьяволу

21 августа 1698 года в итальянской Кремоне в семье скрипичных дел мастера Иосифа Гварнери родился мальчик, которого назвали Бартоломео Джузеппе Антонио. В наши дни он известен как Джузеппе Гварнери дель Джезу. Ему завидовал сам Страдивари. Инструменты, изготовленные его руками, на сегодня самые дорогие в мире. И никто не может сказать, почему.

Из чего делали певучие струны

Будущее маленького Джузеппе было предопределено. Его дед учился еще у великого Амати, уже в то время прославившего свое имя созданием прекрасных певучих струнных инструментов. Ему пришлось начинать свое обучение с мальчика на побегушках.

Вначале он постигал науку распознавать и сортировать дерево, потом готовить кишки ягнят для изготовления струн, потом обращаться со столярными инструментами — в общем, все, как обычно для подмастерья. Только некоторые его уроки проходили отдельно от других учеников: семейные секреты изготовления волшебных инструментов передавались от отца к сыну вдали от чужих глаз.

Скрипки Джузеппе Гварнери отличаются небрежностью исполнения, но прекрасным звучанием. Источник: YouTube

Мальчик быстро перенимал мастерство отца и деда. Мало того, что он свободно повторял их работы, так его копии превосходили оригиналы звучанием. Вроде бы то же дерево, тот же лак, еще неумелые руки молодого мастера, а скрипка — поет!

Впоследствии даже Иосиф копировал сыновние технологии, стараясь повторить его шедевры. Но дошедшие до наших дней скрипки отца и сына кардинально различаются по звуку, его тембру и наполненности.

Конкуренция со Страдивари

Семье Гварнери приходилось нелегко. В то же время расцвета достиг гений другого скрипичного мастера — Антонио Страдивари. Его скрипки вошли в моду, мастер был продуктивен, имел влияние и деньги. Страдивари производил около 25 скрипок в год, притом что обычно из-под рук мастера выходит всего до пяти качественных инструментов.

Конечно, в мастерской Страдивари работали подмастерья, но все равно это было слишком много. Ниша дорогих инструментов была заполнена, а тут еще Джузеппе достался своенравный характер деда Андреа. Он был невоздержан во хмелю и постоянно попадал из-за этого в передряги. Некоторые исследователи жизни великого мастера считают, что именно по этой причине Джузеппе оказался в ордене иезуитов. Он жил и работал в монастыре, продавая свои скрипки церкви практически за бесценок.

Легендарная «Пушка» работы Гварнери хранится в мэрии Генуи. Источник: YouTube

Только вот не все оправдывают пребывание мастера в монастыре попыткой избавиться от земных пороков или бегством от нищеты. Современники Гварнери судачили, что он жил среди монахов не просто так. Гварнери надеялся спрятаться за монастырскими стенами от дьявола, которому он продал душу за то, чтобы его инструменты стали лучшими, превзойдя работы Страдивари.

К моменту становления Гварнери как отличного производителя скрипок противостояние между двумя конкурирующими семействами достигло своего апогея. Страдивари почувствовал в молодом Джузеппе сильного соперника и применял в борьбе с ним все свои связи.

Инструменты Гварнери не покупали, тем более, он не признавал дорогой отделки, предпочитая уделять внимание голосу скрипки часто в ущерб ее внешнему виду. Работы Гварнери в сравнении со Страдивари неряшливы. Эфы (резонаторные отверстия) вырезаны неровно, можно сказать, даже небрежно. Лак положен где-то даже комками. И таких непростительных огрехов — множество.

Те, кто изучал скрипки руки Гварнери в разное время, пытались улучшить звучание, отшлифовав покрытие или доведя до правильной формы ту деталь, что казалась неправильной. В результате скрипка теряла свое волшебное звучание. Из-за таких горе-улучшателей до наших дней дошли всего несколько неиспорченных скрипок дель Джезу.

Концертный зал Музея скрипки, Кремона, Италия. Источник: YouTube

Тень дьявола

Однажды, спустя много лет после смерти Джузеппе, великому скрипачу Никколо Паганини предложили купить скрипку почти неизвестного мастера. Музыкант, привыкший к изяществу и совершенным формам инструментов Страдивари, недоверчиво отнесся к грубой скрипке с нарушенными пропорциями.

Но стоило ему заиграть, как он влюбился в ее звук. Свое имя «Пушка» скрипка получила именно за особенность своего голоса. Глубокий насыщенный, сильный — он долетал до любой точки любого концертного зала.

Говорили, что когда Паганини играл на ней, за его спиной можно было видеть тень дьявола. А кое-кто поговаривал, что в «Пушку» вселилась проданная этому самому дьяволу душа самого Джузеппе Гварнери, которая после смерти не знает покоя.

В 1999 году «Пушка» попала в руки Богодара Которовича, известного скрипача. Вспоминая опыт игры на ней, маэстро говорил о полнейшей мистике. Инструмент не представлял ничего особенного, репетиции не показали никакого сверхзвука, которого так ждал от легендарной скрипки музыкант. Артист переживал о том, что и выступление будет посредственным.

Но стоило заиграть на концерте, как скрипичный голос необъяснимым образом преобразился. Которовичу казалось, что кто-то стоит за спиной и играет вместе с ним.

Говорят, неупокоенная душа мастера кочует за скрипкой Гварнери до сих пор. Источник: YouTube

Смерть в нищете

Скрипки Гварнери действительно превзошли работы самых известных мастеров. Они стоят в два раза дороже работ Страдивари. Но даже если Гварнери продал душу дьяволу, то он плохо читал контракт… Дьявол не стал долго дожидаться и прибрал душу великого мастера всего в 46 лет. Умер Джузеппе дель Джезу в нищете и безвестности, в тюрьме. И не осталось даже сведений о том, почему он там оказался. Известно только, что в последние годы он создал лучшие свои скрипки.

Владельцу «Пушки», легендарному Паганини, тоже не повезло прожить долгую жизнь и обрести покой после смерти. За пару лет до смерти скрипач потерял голос. Говорят, что скрипка Гварнери в тот же день тоже потеряла звучание. Но если скрипку смогли починить, то Паганини до самой своей смерти не мог говорить.

После того как Паганини умер, церковь не дала разрешения похоронить его на освященной земле, объявив музыканта нечестивцем и пособником дьявола из-за тех самых слухов о сатанинской тени за его спиной. С тех пор гроб с телом виртуозного скрипача ждала жуткая одиссея, продолжавшаяся 56 лет.

www.eg.ru

320 лет со дня рождения Джузеппе Гварнери (дель Джезу). — Музей Фелицына

Бартоломео Джузеппе Антонио Гварнери — представитель знаменитой семьи итальянских мастеров смычковых инструментов XVII — XVIII веков.

Джузеппе Гварнери (1608 — 1744) — внук Андреа Гварнери и младший сын Джузеппе Джованни Баттиста Гварнери — самый прославленный из династии Гварненри. По мнению некоторых музыкантов и экспертов, его инструменты даже превзошли скрипки Страдивари. Прозванный «дель Джезу» («от Иисуса») за свой талант, либо за то, что бо́льшую часть своей жизни делал скрипки для церкви и на её деньги, он подписывал скрипки монограммой «I.H.S» (священный знак Христа — «Иисус Христос Спаситель»). На его инструментах играли многие выдающиеся скрипачи — на скрипке «Il Cannone Guarnerius» играл Никколо Паганини.

Скрипки Амати и Страдивари ценились еще при жизни этих великих мастеров, а Джузеппе Гварнери дель Джезу прославился уже после смерти в основном благодаря своему не менее знаменитому земляку Никколо Паганини.

 В начале XIX века скрипка стала необычайно популярной в Европе. Такой интерес был вызван триумфальными гастролями Никколо Паганини. У скрипача было семь или девять инструментов работы Страдивари, скрипки тирольских мастеров, возможно, также инструменты работы Вильома. Но однажды некий торговец сахаром после концерта предложил Паганини купить скрипку мало известного в то время мастера, Джузеппе Гварнери, на нижней деке которой был знак «I.H.S». Великий музыкант влюбился в скрипку Гварнери, назвал ее «Пушка» («Cannone») за убийственную мощь звука и завещал родному городу Генуя. После такой рекламы инструменты Гварнери дель Джезу стали цениться не меньше, чем творения Страдивари. В наши дни скрипка по имени «Пушка» по-прежнему хранится в музее Палаццо Дориа-Турси в Генуе и застрахована на 3 миллиона евро. После смерти Маэстро скрипка получила еще одно имя – «Вдова Паганини». В завещании Великого музыканта Паганини было указано, чтобы коллекция скрипок, и особенно «Cannone» была передана в подарок его родному городу – Генуе, и никогда не покидала его пределов.

Скрипка хранится в зале музея, но и сегодня она продолжает звучать. Это право даровано далеко не каждому – играть на скрипке Маэстро может лишь тот музыкант, который будет объявлен победителем музыкального конкурса имени Паганини. И этот музыкант играет на знаменитой скрипке перед переполненным залом…

Леонид Коган предпочитал инструмент, изготовленный кремонским мастером Гварнери дель Джезу. На такой скрипке, купленной в 1958 году, он исполнил за кадром «роль» великого итальянца в фильме Леонида Менакера «Никколо Паганини». Всю жизнь он стремился разгадать феномен «скрипача-дьявола». Как и Паганини, он предпочитал скрипкам Страдивари инструмент, изготовленный Гварнери дель Джезу, считая, что «ее и сложность, и преимущество в том, чтобы делать звук самому, на них индивидуальный звук скрипача со временем доходит до слушателя гораздо полнее и легче, чем у Страдивари».

felicina.ru

Гварнери «дель-Джезу», Антонио Страдивари.

Сколько стоит самая дорогая в мире скрипка?

     Чикагская компания Bein & Fushi, одна из самых авторитетных фирм, занимающихся продажей музыкальных инструментов, выставила на торги скрипку Гварнери, изготовленную в 1741 году. Инструмент примечателен не только рекордной ценой, но и своей историей: на этой скрипке играли великие исполнители XX века Иегуди Менухин, Ицхак Перлман и Пинхас Цукерман. Подобные аукционы случаются нечасто и всегда привлекают общественное внимание, которого инструмент как таковой обычно бывает незаслуженно лишен. Ведь люди, обращающиеся к классике, прежде всего выбирают, что слушать, иногда — в чьем исполнении, но чрезвычайно редко обращают внимание на то, на каком инструменте играет музыкант.

      Эта скрипка, названная в честь знаменитого бельгийского скрипача и композитора XIX века Анри Вьётана, была изготовлена кремонским мастером за три года до смерти. До Вьётана, который играл на ней в последние 11 лет жизни, скрипкой владел французский мастер Жан-Батист Вийом, купивший ее у некоего доктора Бенцигера из Швейцарии в 1858 году. После Вьётана скрипка принадлежала бельгийцу Эжену Изаи, потом, уже в XX веке, на ней играл англичанин Филип Ньюман. Инструмент купил для него двоюродный брат, бизнесмен и основатель одного из колледжей Оксфорда Айзек Вулфсон. После смерти Ньюмана в 1966 году скрипку приобрел филантроп и ценитель музыки Иэн Стуцкер, которому она принадлежит до сих пор.

Это одна история, фактическая. На самом деле имена тех, кто мог не только извлечь эстетическое удовольствие из обладания инструментом, но и поделиться им, играя на этой скрипке, известны гораздо лучше, чем перечисленные выше. Как это часто бывает, большинство владельцев скрипки сами на ней не играли и вообще не были музыкантами, но одалживали им инструмент. Так у Менухина, Перлмана, Цукермана, Крейслера и многих других — известных или не очень — солистов появилась возможность использовать «Вьётан» как концертный инструмент.

Цене именно этой скрипки Гварнери легко удивиться, потому что, таков стереотип, для любого образованного человека эталон скрипки — это инструмент Антони Страдивари. Глупо спорить с тем, что этот мастер был одним из лучших ремесленников Кремоны, но его лучшие скрипки эксперты сравнивают с ванильным мороженым, в то время как инструменты Гварнери дель Джезу в кулинарных определениях ближе всего к хорошему темному шоколаду. Да и жизнь Гварнери, умершего в 46 лет, была вдвое короче жизни Страдивари, и в мире сохранилось всего около 140 его скрипок — в несколько раз меньше, чем инструментов его более прославленного конкурента.

Десертное сравнение довольно точно отражает разницу между скрипками этих двух знаменитых итальянцев. Если Страдивари — это прежде всего живой, легкий, артикулированный и способный на малейшие изменения тона звук, то инструменты Гварнери звучат, в сравнении, глубже и тяжелее. Может, поэтому одна из скрипок Гварнери (пожалуй, самая знаменитая) Il Cannone Guarnerius была любимым инструментом Никколо Паганини, прожившего далеко не радужную жизнь, до самой его смерти. Паганини, который, к слову, владел и несколькими скрипками Страдивари, также сыграл важную роль в популяризации имени Гварнери, который после смерти был практически забыт.

В одном из своих писем Иегуди Менухин признавался, что предпочитает «Вьётан», на которой ему удалось поиграть, его собственной скрипке Страдивари 1714 года. Кроме того, маэстро владел другим инструментом Гварнери — скрипкой «Лорд Уилтон» 1742 года. Предпочтение исполнителя такого масштаба, как Менухин, — это немаловажное свидетельство истинной цены скрипки, выражаемой вовсе не в денежных единицах. Потому что любой выдающийся инструмент, как и выдающееся музыкальное произведение, в руках исполнителя не столько средство, трансформирующее знаки в звуки, сколько, наоборот, сама музыка, для которой исполнитель лишь средство. И от характера инструмента часто зависит, каким получится исполнение.

Само собой, в научных кругах никогда особенно не доверяли тому, что нельзя объяснить, в том числе и наличию метасодержания в нескольких склеенных между собой кусках дерева и натянутых поверх них жил. Страдивари, Гварнери, Вийом, да Сало, инструмент XX века, XXI века — все едино, если подходить к вопросу с научной точки зрения. С тех пор как скрипичный репертуар стал достаточно богат, чтобы скрипка могла быть одним из главных солирующих инструментов, не прекращаются изысканные тесты, призванные определить, есть ли между инструментами какое-то различие. Причем эти тесты, в которых участвуют музыковеды, эксперты и виртуозы, как правило, заканчиваются тем, что даже лучшие специалисты путают, где Страдивари, где Гварнери, а где просто хорошая фабричная скрипка.

Чтобы оправдать уникальность того или иного инструмента, ученые пытаются объяснить качество звука тем или иным объективным доводом. Звучание старинных скрипок, например, списывали на очень высокую плотность дерева, из которого их изготавливали. Существуют также теории, согласно которым особое звучание скрипкам XVII — XVIII веков придает клей специального состава, деревья из определенного географического региона, хитрая лакировка и так далее. Приписывать достоинства инструмента исключительному мастерству его создателя ученые предпочитают в самую последнюю очередь.

С годами становятся доступны новые и новые средства для доказательства научных предположений: рентген, дендрохронология, биохимический анализ, лазерные виброметры и многое другое. Однако, даже если ученые все-таки правы и хорошая скрипка хорошей скрипке действительно не рознь, существует еще один аспект, эстетический. Почему-то ведь Паганини играл именно на скрипке Гварнери.

Любой превосходный инструмент, произведенный тем или иным мастером или даже фабрикой, имеет историю создания, за ним всегда стоит репутация, а значит, и характер человека или фирмы. Более того, многие известные производители начинали делать музыкальные инструменты тогда, когда они еще не приобрели современный вид, и формировали их своими руками. Только поэтому рояли Steinway & Sons и рояли Bluthner будут отличаться друг от друга, как будут отличаться, например, гитары Грега Смоллмена от гитар Хосе Рамиреса.

Конечно, при желании, нетрудно назвать это мифотворчеством еще по одной, ненаучной, причине: от установления таких различий напрямую зависит доход владельца редкого инструмента. (Как справедливо заметил бы это здесь известный обличитель мира классической музыки Норман Лебрехт.) По-человечески, однако, это означает и отрицание различия инструментов с разным характером, созданных людьми с разными характерами. Играть на которых предстоит тоже людям неодинаковым.

     Поэтому будет очень жаль, если «Вьётан» Гварнери, рискующий стать самым дорогим музыкальным инструментом в мире, купит не какой-нибудь охочий до музыки меценат, а японский музей. И для посетителей музея ценность этой скрипки будет сведена к аудиозаписи в наушниках, когда-то уплаченным за нее 18 миллионам долларов и двум абзацам текста на табличке с описанием экспоната.

Комментарий с форума   http://www.classicalforum.ru/index.php?topic=3329.0

 ↓

     Ведь скрипки великих мастеров отличались некоторыми общими свойствами, возникавшими под руками конкретного мастера, а также индивидуальностью «голоса»: недаром наиболее выдающимся инструментам сами мастера давали индивидуальные имена !

Когда мастером уже были ранее наработаны стратегические соображения по поводу общих музыкально-механических параметров создаваемого инструмента, всё начиналось с выбора материала и подготовки его для создания деталей скрипки и затем, после выточки и подгонки друг ко другу всех компонентов, заканчивалось тонкой доводкой собранного инструмента через изменение мелких механико-геометрических параметров с сопутствующим контролем звучания, после чего инструмент покрывался специальным лаком, секрет которого тоже составлял особую тайну.

    На самом деле тайну любого инструмента в не меньшей степени, нежели все ремесленные секреты, составляли индивидуальные качества слуха мастера: раньше не было приборов и качественная сторона звучания инструмента определялась на слух и зависела исключительно от вкуса мастера.

   Важно понимать эту особенность старинных инструментов: все они стали плодом работы интуиции и активности слуха создавших их мастеров. Отсюда же, кстати, выводятся многие индивидуальные особенности звучания инструментов разных мастеров, которые проницательные «слухачи» определяют на слух. По этой же причине целые инструментальные ансамбли заказывали одному и тому же мастеру, дабы он уже на этапе создания и подборки инструментов мог обеспечить хорошее акустическое сочетание их звучностей и тембров при совместной игре, подобно тому, как художник создаёт картины, объединённые общностью сюжета, стиля и цветовой палитры, в расчёте на их органичное сочетание при размещении в одном и том же интерьере.

    Кстати, когда лет 30 назад шли интересные дискуссии по поводу «тайн» Страдивари, которые исследователи, вооружённые современными приборами и научно-исследовательскими методами, искали то в конструкции его инструментов, то в их геометрии, то в качестве дерева , то в способе его обработки, то в составе лака и т.д., мне стало отчётливо ясно, что главную «тайну» Страдивари, которую мы никогда не раскроем, составляли его руки, слух, воображение и поразительная интуиция, позволявшая ему экспериментировать и отслеживать последствия этих экспериментов в звучании создаваемых им инструментов. Даже когда инструмент был уже почти готов, мастер всё медлил, сомневался, всё проверял что-то, доделывал, подтачивал, шлифовал, прислушиваясь к тончайшим изменениям звучания – т.е. на финишной прямой у него ещё оставались какие-то способы воздействия на параметры инструмента, позволявшие через механические факторы влиять на звук.

   Полагаю, что при всей важности всех предыдущих этапов, по факту обеспечивавших высокий класс инструмента возможность варьирования его мелких параметров, оставались ещё какие-то возможности придания инструменту индивидуальности. Пожалуй, именно слух и интуиция позволяли хорошему мастеру добиваться от используемого им материала МАКСИМУМА, на который он в принципе был способен от природы. Выше головы не прыгнешь, как говорится, но ведь инструмент мог получиться хуже, нежели то была заложено в его природе, а это весьма нежелательно !

   Да, я уверен, мастер уже на ранних этапах понимал, станет ли создаваемый им инструмент посредственной, хорошей или выдающейся его работой, но когда он видел, что его создание обретает свой голос, он всеми силами старался эту индивидуальность проявить, одушевить тот материал, который проходил через его руки.

     В каком-то смысле это напоминает выявление и шлифовку голоса вокалиста под руководством опытного педагога: никогда не знаешь наперёд, что получится из того или иного певца, но когда становится ясно, в каком направлении надо идти, когда уточняется диапазон, наиболее удобная для пения тесситура, тембр, тогда уже можно работать над закреплением и углублением достигнутого, шлифовать технику, дыхание, наращивать звуковую мощь, расширять репертуар и т.д.

Короче говоря, работа с материалом при создании инструмента сводилась к выявлению его наличного потенциала, потолок возможностей которого был задан самой природой, а мастер должен был его угадать, выявить и не утратить в процессе доводки. Собственно, в этом и заключалась «тайна» старинных мастеров.

Несколько слов о Страдивари …

Самый известный в мире скрипичный мастер Антонио Страдивари родился в 1644 году в Кремоне. Известно, что уже в тринадцатилетнем возрасте он начал заниматься скрипичным делом. К 1667 году он закончил учение у известного мастера смычковых инструментов Андреа Амати.

Свою первую скрипку Страдивари сделал в 1666 году, но более 30 лет он искал собственную модель. Лишь в начале 1700 годов мастер сконструировал свою, до сих пор непревзойдённую скрипку. Она была удлинена по форме и имела внутри корпуса изломы и неровности, благодаря чему звук обогащался за счёт появления большого количества высоких обертонов.

Страдивари изготовил около 2500 инструментов

С этого времени принципиальных отклонений от разработанной модели Антонио уже не делал, но экспериментировал до конца своей долгой жизни. Умер Страдивари в 1737 году, но его скрипки до сих пор ценятся очень высоко, они практически не стареют и не меняют своего «голоса».

За свою жизнь Антонио Страдивари изготовил около 2500 инструментов, из которых сохранилось бесспорно подлинных 732 (в том числе 632 скрипки, 63 виолончели и 19 альтов). Кроме смычковых им были сделаны также одна арфа и две гитары.

Общепризнанно, что самые его лучшие инструменты были изготовлены с 1698 по 1725 год (а наилучшие в 1715 году). Они особенно редки и потому ценятся очень высоко как музыкантами, так и коллекционерами.

Многие инструменты Страдивари находятся в богатых частных коллекциях. Около двух десятков скрипок Страдивари есть в России: несколько скрипок находится в Государственной коллекции музыкальных инструментов, одна — в Музее Глинки (куда её передала вдова Давида Ойстраха, который, в свою очередь, получил её в подарок от английской королевы Елизаветы) и ещё несколько — в частном владении.

Учёные и музыканты всего мира пытаются разгадать тайну создания скрипок Страдивари. Ещё при жизни мастера говорили, что он продал душу дьяволу, говорили даже, что дерево, из которого сделаны несколько самых известных скрипок, — это обломки Ноева ковчега. Существует мнение, что скрипки Страдивари потому так хороши, что настоящий инструмент начинает звучать по-настоящему хорошо лишь через двести-триста лет.

Многие учёные проводили сотни исследований скрипок с использованием новейших технологий, но разгадать секрет скрипок Страдивари им пока не удалось. Известно, что мастер вымачивал древесину в морской воде и подвергал её воздействию сложных химических соединений растительного происхождения.

Одно время считали, что секрет Страдивари — в форме инструмента, позже большое значение стали придавать материалу, который для скрипок Страдивари постоянен: для верхней деки — ель, для нижней — клён. Считали даже, что все дело в лаках; покрывающий скрипки Страдивари эластичный лак позволяет декам резонировать и «дышать». Это придаёт тембру характерный «объёмный» звук.

По преданию кремонские мастера готовили свои смеси из смол каких-то деревьев, росших в те времена в Тирольских лесах и вскоре начисто вырубленных. Точный состав тех лаков не установлен и по сей день — даже самый изощрённый химический анализ оказался тут бессилен.

В 2001 году биохимик Джозеф Нигиваре из Техасского университета объявил, что разгадал секрет Страдивари. Учёный пришёл к выводу о том, что особое звучание смычковых стало следствием усилий мастера защитить их от древоточца.

Нигивара выяснил, что во время создания мастером скрипок деревянные заготовки нередко были поражены древоточцем, и Страдивари, чтобы защитить уникальные музыкальные инструменты, прибегал к буре. Это вещество как бы спаивало молекулы дерева, изменяя общее звучание скрипки.

Когда Страдивари скончался, победа над древоточцем в Северной Италии была уже одержана, и впоследствии бура для защиты дерева больше не использовалась. Таким образом, по словам Нигивары, мастер унёс секрет с собой в могилу.

Наука и Страдивари

Колин Гоух (Colin Gough)

______________________________________________

____________________________________________________

margashov.com

ГВАРНЕРИ

ГВАРНЕРИ (Guarnieri, Guarneri или Guarnerius), знаменитая семья итальянских мастеров смычковых инструментов 17-18 вв. Старейшим из мастеров был Андреа Гварнери (р. ок. 1626 - ум. 7 декабря 1698), который, как и А.Страдивари, учился своему ремеслу в мастерской Н.Амати. Старший сын Андреа - Пьетро Джованни (родился в Кремоне 18 февраля 1655, умер в Мантуе 26 марта 1720) - известен как Пьетро из Мантуи. Некоторые инструменты сделаны им по собственной оригинальной модели. Младший брат Пьетро - Джузеппе Джованни (р. 25 ноября 1666 - ум. ок. 1740) известен как Джузеппе, сын Андреа, в его поздних работах чувствуется влияние его сына Джузеппе, прозванного Джузеппе дель Джезу (родился в Кремоне 21 августа 1698, умер в Кремоне 17 октября 1744), самого знаменитого члена семьи. Лучшие скрипки, изготовленные Джузеппе дель Джезу, не уступают лучшим инструментам Страдивари и даже превосходят их. Не столь блестящие по звучанию, как скрипки Страдивари, эти инструменты обладают поразительной теплотой и звучностью тона. Прославленный скрипач Н. Паганини играл на одном из инструментов Джузеппе дель Джезу.

Последним из мастеров семьи Гварнери был Пьетро Гварнери, известный как Пьетро из Венеции (р. 14 апреля 1695 - ум. 7 апреля 1762), сын Джузеппе, сына Андреа и племянник Пьетро из Мантуи.

Комментарии пользователей

persona.rin.ru

Умер Джузеппе Гварнери (1698-1744), скрипичный мастер

21 августа 1698 года в итальянском городке Кремона в знаменитой семье создателей смычковых инструментов Гварнери родился Джузеппе Антонио Гварнери, будущий великий скрипичный мастер.

Кремона в течение 200 лет была столицей струнных инструментов. Здесь работали Амати и Страдивари. Если инструменты Страдивари отличает воздушный и блестящий звук, то скрипкам Гварнери присущ голос более мощный, круглый и теплый. Джузеппе Гварнери прозвали «дель Джезу» за то, что он в отличие от других Гварнери, традиционно посвящавших свои инструменты Святой Терезе, сопровождал свою подпись на скрипках крестом - символом Христа.

Сделать хорошую скрипку – большое искусство. Мастера комбинировали элементы из ореха, клена и лимонного дерева. Их высушивали в течение двух лет в естественных условиях, потом вытачивали и вручную соединяли между собой натуральными клеями. Затем на подготовленные панели наносили множество слоев натурального лака из льняного масла, прополиса, винного спирта, натурального воска и сандалового экстракта. Струны мастера делали из кишок 7-8 месячных альпийских ягнят. Гварнери был радикалом и экспериментатором, его скрипки больше по размеру и имеют оригинальную форму. Поэтому они и звучат по-другому – ярко и певуче.

Никто так и не может объяснить, почему голоса скрипок, сделанных Гварнери, звучат так божественно. Подражатели терпеливо разбирали уникальные скрипки, измеряли каждую часть до сотых долей дюйма и делали точную копию - но так и не смогли добиться повторения волшебства. Химики исследовали лак и дерево. И все безрезультатно.

Одна из самых знаменитых скрипок Гварнери – инструмент по имени «Cannone» - «пушка». Так ее назвал игравший на ней великий скрипач Николо Паганини за ее «дальнобойность», то есть за то, что звучание этой скрипки прекрасно ощущается во всех нюансах даже в самых, казалось бы, акустически сложных точках зрительного зала. При этом современные скрипичные мастера и эксперты, взращенные на изысканных образцах Амати и Страдивари, не пропустили бы этот инструмент даже на первый тур конкурса, - настолько он далек от идеала скрипки по внешнему виду.

Скрипку долго считали просто некрасивой и неудачной, а ее главное достоинство - звук - было оценено в полной мере лишь в 19 веке. Головка скрипки - это своеобразная «визитная карточка» мастера. На нее, прежде всего, смотрят мастера и искусствоведы. Так вот, головка «пушки» с точки зрения современного идеала - это монстр. Все пропорции нарушены, спираль завитка неровная, работа грубая — из-под стамески, лак спекшийся, наложенный неровно, комками. Такого пренебрежения к внешней форме не позволил бы себе ни один копиист!

А для Джузеппе Гварнери это было естественно. Он был аскетом, вел монашеский образ жизни и, судя по всему, считал, что скрипке – «певице» голос важнее внешности. Жизнь Гварнери сложилась нелегко, и он умер в 46 лет, а его скрипкам пришлось тяжеловато. Из-за внешнего неизящества форм их не раз пытались улучшить и переделать. В итоге скрипка теряла свое звучание. Сейчас в мире осталось всего около 130 скрипок работы Гварнери, они стоят сотни тысяч долларов. Только две из них, в том числе и скрипка Паганини, остались нетронутыми, и стоят они несколько миллионов долларов каждая.

Недавно из престижного музыкального училища в Кельне была похищена одна из скрипок Гварнери. Инструмент стоимостью свыше полумиллиона долларов принадлежал одному из шведских банков и был предоставлен напрокат 22-летней скрипачке. Скрипку украли во время перерыва в репетиции, когда девушка, выйдя покурить, легкомысленно оставила ее в раздевалке. Инструмент так и не нашли.

Подпишись на Telegram-канал и посмотри, что будет дальше!

www.obozrevatel.com

Открытка (плейкаст) «Дель Джезу»

308 лет назад 21 августа 1698 года в итальянском городке Кремона в знаменитой семье создателей смычковых инструментов Гварнери  родился Джузеппе  Антонио   Гварнери, будущий великий скрипичный мастер. Кремона в течение 200 лет была столицей струнных инструментов. Здесь работали Амати и Страдивари. Если инструменты Страдивари отличает воздушный и блестящий звук, то скрипкам Гварнери присущ голос более мощный, круглый и теплый. Джузеппе Гварнери прозвали «дель Джезу» за то, что он, в отличие от других Гварнери, традиционно посвящавших свои инструменты Святой Терезе, сопровождал свою подпись на скрипках крестом - символом Христа. Сделать хорошую скрипку - большое искусство. Мастера комбинировали элементы из ореха, клена и лимонного дерева. Их высушивали в течение двух лет в естественных условиях, потом вытачивали и вручную соединяли между собой натуральным клеем. Затем на подготовленные панели наносили множество слоев натурального лака из льняного масла, прополиса, винного спирта, натурального воска и сандалового экстракта. Струны мастера делали из кишок 7-8 месячных альпийских ягнят. Гварнери был радикалом и экспериментатором, его скрипки больше по размеру и имеют оригинальную форму. Они и звучат по другому - ярко и певуче. Никто так и не может объяснить, почему голоса скрипок, сделанных Гварнери, звучат так божественно.

Подражатели терпеливо разбирали уникальные скрипки, измеряли каждую часть до сотых долей дюйма и делали точную копию - но так и не смогли добиться повторения волшебного звука. Физики в своих лабораториях измеряли колебания каждой составляющей старинных скрипок. Химики исследовали лак и дерево. И все безрезультатно. Одна из самых знаменитых скрипок Гварнери - инструмент по имени «Cannone» - «пушка». Так ее назвал игравший на ней великий скрипач Николо Паганини за ее «дальнобойность», то есть за то, что звучание этой скрипки прекрасно ощущается даже в самых акустически сложных точках зрительного зала. Скрипку долго считали просто некрасивой и неудачной, а ее главное достоинство - звук - было оценено в полной мере лишь в XIX веке. Головка скрипки - это своеобразная «визитная карточка» мастера. На нее прежде всего смотрят мастера и искусствоведы. Так вот, головка «пушки» с точки зрения современного идеала - это монстр. Все пропорции нарушены, спираль завитка неровная, работа грубая - из-под стамески, лак спекшийся, наложенный неровно, комками. А для Джузеппе Гварнери это было естественно.

Он был аскетом, вел монашеский образ жизни и, судя по всему, считал, что скрипке - «певице» голос важнее внешности. Жизнь Гварнери сложилась нелегко, он умер в нищете в 46 лет. Трудно пришлось и его скрипкам. Из-за внешнего вида их не раз пытались переделать. В итоге скрипка теряла свое звучание. Сейчас в мире осталось всего около ста тридцати скрипок работы Гварнери. Только две из них, в том числе и скрипка Паганини, остались нетронутыми. На изготовленных Джузеппе Антонио Гварнери скрипках играли А.Вьетан, Э.К.Сивори, Э.Изаи, Ф.Крейслер. Предпочитают их и большинство современных скрипачей.

www.playcast.ru


Смотрите также