Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Денис михайлов обе рек биография


Денис Михайлов (Обе-Рек) в интервью: «Истина откроется в практике»

В сентябре 2018 года Группа “Обе-Рек” представила восьмой полноформатный альбом “Сердце”. 05 апреля 2019 года был опубликован новый сингл “Домой”. 21 апреля команда презентует новую работу на большом сольном московском концерте. Накануне выступления журналист Eatmusic Евгения Константинова и лидер “Обе-Рек” Денис Михайлов поговорили о философии, сверхидее, музыке и жизни группы.

ЕМ: «Человек мечется между двумя крайними полюсами: домом, местом покоя и отдыха, внутреннего сосредоточения, и желанием уехать, побывать во всем мире, быть везде», – сказано в описании вашего нового сингла “Домой”. Почему ты об этом задумался, продолжением чего стала эта мысль-основа песни?

Денис Михайлов: В старшем подростковом, достаточно нежном и романтическом, возрасте мне всегда хотелось много путешествовать, все время тянуло куда-то уехать. Было тесно в «упаковках» расписаний школьных занятий. Эту неприязнь к навязанным из вне графикам, «прокрустову ложу» офисной работы я сохранил до сих пор. Теперь мы много путешествуем, и в этом опыте открываются свои «подводные камни». Все мысли и творческие образы являются отражением личной биографии и результатом рефлексии над собственными жизненными обстоятельствами.

ЕМ: В описании сингла есть и такая фраза: «В жизни музыкантов эта экзистенциальная дихотомия выражена особенно резко». Можешь ли ты сказать, что проблематика песни актуальна не только для тебя самого, и не для абстрактных музыкантов, как обобщения, но и для каждого, кто создает “Обе-Рек”? Откуда такая уверенность?

Денис: В творчестве я стараюсь выражать нечто универсальное. Вышеупомянутая дихотомия, на мой взгляд, является общезначимой, актуальна не только для меня или музыкантов Обе-Рек, но для любого человека вообще. Хотя, для кого-то эта проблема стоит более, а для кого-то менее остро.

ЕМ: В данный момент вы путешествуете довольно экономно и живете на гастролях скромно. Расскажи об особенностях этих путешествий, в чем их радость, кроме кофе с утра в плацкарте, о котором сказано в песне?

Денис: Прелесть гастрольной жизни заключается, прежде всего, в высокой динамике смены событий и возможности знакомиться с новыми людьми. Ты постоянно находишься в режиме ожидания чего-то нового и неизвестного. Я люблю ездить и размышлять, мне трудно продолжительное время присутствовать в одном месте. Правда, когда осуществляется студийная работа, то посидеть бывает полезно и даже необходимо. От стационарного креатива можно получить массу удовольствия в таких случаях.

ЕМ: Какой город на сегодня ты считаешь своим домом?

Денис: Я живу в Москве, это мой фактический дом, но родина — Воронеж, этот город несказанно люблю. Стало быть, у меня два дома, если привязывать это понятие к регионам.

ЕМ: Появились ли у тебя любимые места в Москве?

Денис: Да, все, что находится внутри Садового кольца. Обожаю старинную Москву.

ЕМ: Она похорошела при Сергее Собянине?

Денис: Затрудняюсь ответить, не слежу за сменой власти и не фиксирую подобных зависимостей.

ЕМ: Как думаешь, где все-таки будешь жить: останешься в Москве насовсем или же сюда лучше приезжать поработать?

Денис: Ой, я стараюсь не заглядывать так далеко в будущее. Мне нравится Москва, в ближайшие планы менять место жительства не входит.

ЕМ: Каких творческих ребят на московской сцене открыл для себя за время жизни в столице?

Денис: “Йорш”, “Casual”, “Немного Нервно”, “ДМЦ”, “Prostoband”, “Стимфония”, Павел Пиковский.

ЕМ: У презентации сингла в твоем родном городе Воронеже случился солд-аут, люди в комментариях на вашей официальной странице писали, что хотят купить билеты, но уже не могут. Это обычная история для ваших воронежских концертов? С чем она связана?

Денис: Нет, так бывает не всегда, но в Воронеже на “Обе-Рек” повышенный спрос, это называется региональной популярностью. И связано это с тем, что группа здесь возникла и начинала свой путь. Воронеж для проекта — благодатная и родная почва. А я, в свою очередь, искренне люблю воронежскую публику и обожаю концерты на родине.

ЕМ: Московский концерт по ощущениям для тебя “домашний”?

Денис: Да, я уже говорил, что Москва для меня — второй дом.

ЕМ: Есть ли особое волнение перед концертами в Москве и в Санкт-Петербурге?

Денис: Особого волнения нет. Точнее, оно ничем не отличается от волнения перед концертами в других городах.

ЕМ: Что за программы подготовлены для ближайших концертов в этих городах?

Денис: В Питере мы уже отыграли сольник, к московскому концерту подготовка идет полным ходом. Мы планируем выкатить добротную программу из старых хитов, прозвучат концептуальные вещи альбома “Сердце” и новый сингл “Домой”.

ЕМ: На презентации нового альбома группы “ЙОРШ” вы вместе исполнили “Города”. На последнем альбоме “Обе-Рек” уже вашу песню с вами поет Дима Сокол. Как возникли эти совместки?

Денис: Наше знакомство с Димой Соколом началось в гримерке на концерте Андрея Гречайника, лидера “ДМЦ”. Во время работы над треком нашего нового альбома появилась мысль пригласить к творческому участию Сокола, поскольку в “Шансах” требовался панковский вокал и соответствующая манера исполнения. Дима сразу согласился. И ответным дружественным жестом со стороны музыкантов “Йорша” явилось предложение исполнить их песню “Города” на сольнике в “Главклубе”. Крутой был концерт, парни жгли отчаянно.

ЕМ: Тебе вообще комфортно петь чужие песни? Вообще интересны фиты, кавер-версии?

Денис: Да, я обожаю участие в работе над песнями дружественных групп. Успел записать свой вокал в треках таких коллективов, как “Prostoband”, “Casual”, “Немного Нервно”, “ДМЦ”, “Театр Иллюзий”. Недавно принял участие в трибьюте в честь пятидесятилетия Константина Арбенина. У нас имеется песня с Нуки, сняли на нее клип в свое время. Планируем совместную тему с воронежской группой “Midnight City”.

ЕМ: Кто сегодня делает “Обе-Рек”? Можешь представить каждого портретно?

Денис: В группе помимо меня уже седьмой год работают московские музыканты – Тимур Авдали (бас-гитара) и Василий Каширин (электрогитара). С барабанщиками у нас не все так определенно и предсказуемо, они постоянно меняются. На данный момент мы сотрудничаем с двумя ребятами, сессионными музыкантами, Романом Щукиным и Михаилом Малышевым. Последний, кстати, играет на постоянной основе в группе “Линда”. С портретами сложнее, ибо это очень широкая тема, я могу часами рассказывать о каждом из ребят. Скажу только, что все мы – очень разные люди, с особенностями характера и темперамента, но общий язык находить умеем, и надеюсь, наше сотрудничество будет продолжаться еще долгие годы.

ЕМ: Рассказывая о группе, вы часто упоминаете фан-клуб, который значительно вкладывается в концерты, устраивая флешмобы. Это действительно такая большая история?

Денис: Да, мы действительно имеем довольно заметную поддержку фан-движения. Ребятам огромное спасибо за эстетический вклад в проведение наших мероприятий. Каждый концерт в тех городах, где имеются отделения фан-клуба, не обходится без ярких флэшмобов и почти театральных элементов. Мы очень ценим этот бескорыстный и трогательный подвиг “сектантов” “Обе-Рек”, а нашу совместную творческую деятельность рассматриваем как важный факт биографии проекта.

ЕМ: Что на очереди после сингла?

Денис: Дальше у нас подготовка к летним фестивалям, которых, кстати, сказать, в этом году у нас немало, и работа над осенним синглом, который будет состоять из двух композиций. Планируем открыть сбор средств на съемки клипа, продумываем детали этой работы. Кроме того, к концу весны выпустим официальный DVD юбилейного московского концерта в Zil Arena, где мы отмечали 15-летие.

ЕМ: Какова главная проблема группы “Обе-Рек” сегодня?

Денис: Глобальной проблемы я не наблюдаю, все сложности носят рабочий характер и решаются в соответствующем порядке.

ЕМ: Ты дипломированный философ, семь лет отработал на кафедре истории философии Воронежского государственного университета. Не хотел писать книги, читать лекции как, например, Илья Черт?

Денис: Нет, музыкальной деятельности мне вполне достаточно. Кроме того, литературными дарованиями я не обладаю.

ЕМ: У вас был лекционный проект по творчеству “Обе-Рек”. Как строились эти лекции, и какова судьба проекта?

Денис: Да, я прочитал лекцию по художественной антропологии в Москве и Тамбове. В ее рамках поделился своими мыслями относительно генезиса эстетического, рассмотрел историко-философский аспект проблемы и попытался обозначить концептуальные точки собственной аналитики и саморефлексии по вопросам творчества. Не думаю, что эта история получит широкое практическое развитие, поскольку у меня не так много свободного времени. Лекция проводилась в рамках краудфандингового сбора в пользу записи альбома “Сердце”. Я решил тряхнуть стариной и реанимировать в эпизодическом ключе свое преподавательское прошлое. На то, чтобы заниматься этой работой глубоко и серьезно, у меня просто нет времени.

ЕМ: В анонсах предстоящих концертов в Москве и Санкт-Петербурге сказано: иногородним скидка на вход 50%. Это ваша постоянная акция?

Денис: Да, мы обратили внимание на то, что на концерты в столицу и Санкт-Петербург достаточно часто приезжают люди из других городов. Мы решили поддержать эту инициативу и сделать скидки на входные билеты в связи с дополнительными затратами, которые несут иногородние гости.

ЕМ: В недавнем интервью ты говорил, отвечая на вопрос о советах начинающим музыкантам: “Призвание, цельность, экзистенциальный стержень определяется борьбой. Если ты бросил бороться, значит, ты не там себя ищешь, веди поиск в другой сфере. Если не прекратил схватку, то не важно, выиграешь или проиграешь в смысле материальных благ, ты все равно обретешь себя в конце этого поединка”. Как определить, где – неустанная борьба за свое дело, а где – одержимость сверхидеей? Твое высказывание работает для талантливых людей, но таковыми себя считают и совсем не одаренные. Как человеку определить: он рубится за свое или живет в плену иллюзий?

Денис: Надо пробовать, а не сомневаться все время. В практике истина откроется. Иначе никак не проверишь. И еще не нужно все время оглядываться на чужое мнение. Его нужно учитывать, но не растворяться в нем. Тут вообще все очень скользко, кто-то считает, что я талантлив, а кто-то полагает, что я бездарь и занимаюсь не своим делом. Ну и пусть считает, собака лает, караван идет. Нужно уметь слышать свое сердце: если ты счастлив в этом деле, если жить без него не можешь, то и занимайся, развивайся. Не жди сверхуспеха, быстрых побед, наслаждайся процессом и творческими поисками. Что же, бывает так, что человек разочаровывается в каком-то деле, которое считал главным в своей жизни. Но что поделать, если бы он не вошел в эту воду, то и не понял бы, его это или не его поток.

ЕМ: К тебе часто обращаются с вопросами из серии “Тыжфилософ”? Как реагируешь?

Денис: Стараюсь не обращать внимание на манипуляции и неумные реплики.

ЕМ: Кстати, кто твои любимые философы?

Денис: А. Ф. Лосев, Н. Бердяев, В. Лосский, Л. Шестов, М. Хайдеггер, Платон, А. Шопенгауэр, О. Шпенглер.

ЕМ: Ты присутствуешь в соцсетях, реагируешь на комментарии на официальной странице. Почему ты часто отвечаешь именно стикерами?

Денис: Правда часто? Не обращал на это внимание.

ЕМ: Группе 15 лет. За последние пять в музыкальном пространстве стало сложнее или проще заявлять о себе, находить новых слушателей, работать с организаторами?

Денис: Для меня за последние три года ситуация в этом аспекте сильно изменилась. Раньше всеми организаторскими вопросами занимался либо я лично, либо принимал активное участие в их решении. Теперь в группе работает активный руководитель, который объединяет функции концертного директора и SMM-агента. Я практически не вмешиваюсь в эти стороны нашего общего дела, поэтому мне сложно оценить современную обстановку внешне-организационных процессов.

ЕМ: В каких летних фестивалях вы уже подтвердили участие?

Денис: У нас их около десяти, список опубликуем чуть позже. Забегая вперед, скажу, среди них мероприятия в Тамбове, Липецке, Воронеже, Мичуринске, Рязани, Туле.

ЕМ: Пять верхних треков в плейлисте твоего плеера прямо сейчас.

Денис Михайлов: Я слушаю музыку только в VK, на странице весь список представлен. (Eatmusic заглянул на страничку Дениса Михайлова и нашел там, первыми позициями аудиозаписей, помимо свежего сингла группы Обе-Рек “Домой” и последнего альбома “Сердце”, “Музыку на песке” (“Наутилус Помпилиус”), “Сделай мне музыку” (“TOKAY”), “Не выходи из офиса” (“Арс-Пегас”), “Планета далека” (“НедРа”) и “Беду” “ДДТ”).

21 апреля группа «Обе-Рек» представит новый сингл «Домой» и сыграет лучшие треки на концерте в клубе ТеатрЪ в Москве.

Если вы нашли ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

eatmusic.ru

15 лет группе Обе-рек: большое интервью с Денисом Михайловым | Журнал «Артист»

Группа “Обе-Рек” вот уже 15 лет успешно бороздит просторы российской альтернативной сцены.

В ноябре прошлого года команда выпустила свой восьмой полноформатный альбом и, вооружившись новыми песнями, отправилась в большой юбилейный тур по России.

Фронтмен группы Денис Михайлов выкроил пару минут в нелегком туровом графике, чтобы поговорить с журналом “Артист” о новом альбоме, о планах на будущее и о современных музыкальных реалиях.

Начнем с небольшого флешбэка. 15 лет назад, “Обе-Рек” – студенческая группа. Сразу было желание играть альтернативу или этот жанр выкристаллизировался в процессе репетиций?

Откровенно говоря, я не уверен, что мы играли и играем сейчас альтернативу. Это какой-то микс из многих стилистических элементов. Просто нужно как-то было себя обозвать, решили, что мы, скорее, альтернатива. Все условно и субъективно, не думаю, что жанровая классификация имеет для нас какое-либо значение.

Помнишь, что тогда звучало у тебя в наушниках?

Foo Fighters, Faith No More, Калинов мост и Веня Д’ркин.

Ты не раз упоминал в интервью, что музыка интересовала тебя с детства, почему тогда в студенчестве выбор пал на философский факультет, почему не стал получать музыкальную «вышку»?

Мне казалось, что музыкальной школы будет достаточно. Нужна была стартовая практико-теоретическая база для собственных творческих экспериментов. Их хотелось осуществлять в рок-банде. «Вышка» этим вещам не учит.

Если ты уже в подростковом возрасте решил быть музыкантом, что тогда ты искал в преподавании? Запасную «земную» профессию на случай, если с музыкой не сложится?

В подростковом возрасте никогда ничего твердо не решается. Меня просто перло от музыки, за спиной вырастали крылья. Хотелось свободы, много путешествовать, репетировать и играть живые концерты. С другой стороны, к моменту осуществления выбора профессиональной специализации, я неожиданно для себя проявил интерес к истории и литературе. Поэтому решил поступать на гуманитарный факультет. В то время я плохо представлял, что такое философия, но название факультета Философии и психологии мне показалось экзотичным и заманчивым. Историком я не стал, но глубоко пустил корни на кафедре истории философии.

О недавно вышедшем альбоме «Сердце». Расскажи, пожалуйста, интересную предысторию, бэкграунд создания одного из треков.

«Мое сердце упадет на обочину, вылетев ночью из окна своей очереди». В создании образного ряда песни «Сердце» для описания «выброшенности», оставленности, используются «заготовки» детских переживаний. Детьми в деревне мы часто бегали на пруд за 3 км от дома, наш путь пролегал по обочине трассы. Я почему-то никогда равнодушно не мог смотреть на пустые бутылки, пачки от сигарет, окурки, фантики, обертки. В этих брошенных вещах мне всегда мерещились брошенные люди, которых употребили и выбросили персонажи, сидящие в авто, уносясь дальше по дороге. Наши кладбища на окраинах городов вызывают такие же эмоции. Жизнь выбрасывает людей как ненужный мусор, отработанный материал на «обочину» истории. В этом есть ощущение абсурдности, равнодушия и механицизма бытия относительно живого, любящего и конечного человека. Скажем так, эта «обоченность», не дававшая мне покоя в детстве, наконец-то нашла свое законченное эстетико-идейное воплощение в сегменте трека «Сердце». Вообще, я очень хорошо помню обстоятельства написания каждой песни этого альбома и все творческие импульсы, послужившие источником их создания. Например, первые строчки и куплетная мелодия трека «Полутона» появились на орг-вписке в Самаре во время приема душа. Вторая часть песни дописывалась в поезде Москва-Воронеж две недели спустя и т.д.

Как у вас в группе построена работа с аранжировками? Ты как лидер группы задаешь ориентиры, в том числе в звуке?

Дома я самостоятельно делаю аранжировку с нуля. Прописываю все инструменты в программе. Потом мы с гитаристом доводим все до ума с учетом гитарного мышления и техники, которых как музыканту мне очень не хватает. Далее я правлю ритм-секцию и отправляю материалы для записи бас-гитары. Потом пишу чистовой вокал. Электронику практически не меняю с момента начала работы над аранжировкой, за нее тоже отвечаю я. Иногда некоторые куплетные партии электрогитары в конечном миксе оставляю свои. В студии нам сессионщик пишет живую «ударку», опираясь на мою заготовку. Потом все сводится и мастерится.

Возникают ли споры в коллективе по поводу того, как должна быть оформлена та или иная песня?

С гитаристом мы иногда спорим, но я очень ценю его мнение и чаще всего прислушиваюсь к нему. Но если я проявляю принципиальность, он на меня не давит, за что ему огромное спасибо.

На альбоме есть фит с Димой Соколом. Расскажи, как родилась эта идея?

Появилась панковская песня, очень захотелось услышать в ней аутентичного артиста с небрежной, нагловатой вокальной подачей. К тому же, Дима – очаровательный человек, я испытываю к нему глубокую личную симпатию. Группа “Йорш” близка нам по духу, поскольку всего, чего они добились – это дело их рук, личной инициативы, результат самоотверженной многолетней работы. За ними не стоят влиятельные лица или масштабные инвестиции, по крайней мере, мне так кажется, хотя, разумеется, вопросы внутренней «кухни» мы не обсуждаем.

У вас давно не выходило новых клипов. Планируете снимать видео на песни с нового альбома?

Подумываем. Действительно, клипы не выходили, но мы заполнили эту нишу профессиональными концертными видео. Недавно выпустили DVD сольника в московском клубе «Город». Сейчас монтируем видео и сводим звук юбилейного концерта в «Zil Arena».

Скажи по секрету, уже есть какие-то наработки и идея для новых пластинок? Вообще, какие планы на 2019?

Сейчас ведется работа над новой песней. Очень сложно ее проводить в условиях перманентного гастрольного «замеса». Но к началу весны мы должны выйти на финишную прямую. У нас забиты даты сольников в Москве и Питере, поэтому нужно постараться провести презентации сингла на этих концертах. Я собираюсь делать звукоизоляцию в квартире для записи вокала и акустической гитары. Назрела необходимость в усовершенствовании условий работы. У нас сложилась выверенная издательская стратегия: два сингла в один год и релиз пластинки на следующий. Планируем много гастролировать, этим летом выступаем на главной сцене фестиваля «Чернозем» в Тамбове, нашем любимом оупен-эйре. Ждем его с нетерпением. Уже сейчас известны даты фестивалей в Рязани и Липецке. Ничего сверх-неожиданного не планируем, работаем в традиционном студийно-концертном режиме. В среднем количество мероприятий в год достигает сотни, поэтому нужно беречь здоровье, заниматься собой и «перцем не стареть». Уже сейчас можно ознакомиться с концертным графиком на страничке в ВК, где мы наиболее активны. Даты и города будут умножаться, не забывайте заглядывать в афишу.

Скажи, менялся ли с годами месседж, который ты хотел доносить до людей своей музыкой?

Он меняется с каждой песней. Но если выражать общий контекст, то все строится по оси экзистенциальной проблематики: Любовь-Свобода-Смерть.

Тебе пишут благодарности за то, что твоя музыка помогла кому-то? Как это работает, какой механизм?

Достаточно часто люди в этом признаются. Никто никогда не погружается в освещение деталей. И они, по моему, никакого значения не имеют. Главное, что по признанию этих людей, мы оказываемся на стороне добра. Хотя, откровенно признаюсь, я не рассматриваю творчество как лекарство или педагогическую программу. Для меня лично — это способ выговориться и обнаружить болевые точки собственной жизни. Может, парадоксальным образом становится легче, если на эти точки понажимать, помассировать их.

А вообще должна ли быть осязаемая, «прикладная» цель у творчества?

Это как кому нравится. Мне бы в качестве прикладной цели не помешало бы заработать на топовую акустическую гитару, концертный микрофон, и еще хотелось бы иметь возможность как следует отдыхать хотя бы пару недель в году, полностью отвлекаясь от трудовой деятельности.

Многие думают, что быть музыкантом – это один «угар и кайф», но мы то знаем правду. А если честно, расскажи, какие есть минусы в жизни музыканта?

Очень много посторонних людей в повседневной практике. На гастролях: в поездах, самолетах, гостиницах, хостелах, на концертах, после концертов – все время тебя окружают посторонние люди. После месячного сибирского тура я две недели не мог отойти от этой психологической «атаки». Хотелось спрятаться в самую глубокую часть задницы Вселенной. С другой стороны, я понимаю, что никогда не прощу себе, если дам менеджеру добро на сокращение гастрольной нагрузки. Иногда возникают проблемы в работе с организаторами на местах, попадаются довольно безответственные лица. Нельзя болеть на гастролях, иначе слетят даты, и все пойдет кувырком. Нужно беречь голосовые связки и пить укрепляющие иммуностимулирующие препараты. Кроме того, в нашем случае имеется перекос в сторону преобладания сольных акустических мероприятий над групповым электричеством. Я от этого морально страдаю, поскольку мне хотелось бы иметь обратное соотношение.

Что думаешь о сегодняшней российской музыкальной обстановке? Я имею в виду тенденцию, что весь андеграунд движется к рэпу и иже с ним. Какие перспективы в этих реалиях ты видишь у альтернативного рока?

Все пройдет, повальное увлечение рэпом тоже сдуется рано или поздно. Это не означает, конечно, что альтернатива воскреснет и расцветет пышным цветом, но какая-то ее реинкарнация неизбежна. Я вообще стараюсь об этом не думать. Какой смысл тратить свою энергию на то, что ты не в силах изменить.? Насильно мил не будешь, и никого ты не заставишь разлюбить или полюбить что-то. Можно, будучи непризнанным и непопулярным, заплевать ядом мейнстрим и то, что на волне, в результате, сам же этим ядом и отравишься. Делай, что должен, и будь, что будет.

Вообще, смена музыкальных пристрастий молодежи как-то сказывается на посещаемости конкретно ваших концертов?

Мы этого радикально не ощущаем. В среднем, наш сбор в численном эквиваленте не меняется довольно продолжительное время. Даже наоборот, сейчас мы стали больше собирать в Москве и Питере. Некоторые новые регионы откровенно удивили своей довольно значительной численностью на концертах, например, Новосибирск. А некоторые разочаровали. В наших традиционных городах все не всегда одинаково. Но провалов пока нет нигде. Хотя я всегда переживаю за предпродажу и выношу мозг менеджеру группы по этому поводу, да и участникам иногда.

Скажи, хоть немного скучаешь по тем временам, когда в андеграунде был буквально бум альт-рока, когда были еще живы «A-One», MTV с Туттой Ларсен и премия «RAMP»? Или ты философски относишься к тому, что «все течет и все меняется»?

Знаете, мы всегда как-то были в стороне от основных движух современности. В период расцвета «A-One» мы звезд с неба не хватали. Пару раз номинировались, один клип какое-то время крутился в эфире. Примерно так же обстояло дело и с Нашим радио, два раза нас ставили в «Чартову». Поэтому, как говорится, милости от «природы» ждать не приходится, поэтому берем ее сами, по мере сил.

И напоследок, можешь дать некое напутствие молодым музыкантам? Как не сбиться с пути, если чувствуешь, что музыка – это твое?

Назвался груздем – полезай в ад и не ной. Если бросил – значит твоим это и не было.

artist-magazine.ru

Рок-группа «Обе-Рек»: «Хотим, чтобы музыка стала нашей основной работой!»

27 сентября в рок-пабе «Ирландец» выступила рок-группа «Обе-Рек». В Тулу музыканты приехали впервые — наш город стал вторым в новом гастрольном туре группы. После концерта корреспондентам Myslo удалось взять у группы эксклюзивное интервью.

Тимур Авдали(бас-гитара) и Денис Михайлов(акустическая гитара, вокал)

— Какие дальнейшие творческие планы у вашей  группы ?

Тимур: В рамках гастрольного тура у нас планируется много выступлений, мы готовим к выпуску шестой альбом, он будет примерно через пару месяцев. Мы хотим стать суперзвёздами и собирать «Олимпийский» (смеётся).

Денис: Нет, релиз запланирован на начало ноября. А предыдущий альбом был выпущен в 2013 году.

Денис: Совсем скоро у нас запланирован релиз клипа на песню «Художник» вместе с презентацией альбома. Также в честь 10-летия группы издатель делает нам подарок — выпускает на iTunes сборник лучших песен за 10 лет «The best».

— Тимур, вы сказали, что хотите стать популярным. В  чём же заключается популярность?

Тимур: Популярность для меня — это ротация на радио, на телевидении, это когда люди подходят на улице здороваются, берут автографы. Такого пока что нет, но хотелось бы.

Денис: Я бы по-другому высказал мнение группы. Каждый художник стремится выразить какую-то суть того времени, в котором он живёт. Через свою субъективную сторону он отражает общезначимые проблемы. Это так, если он претендует на полноценное творчество. Поэтому нам бы хотелось попасть в культуру и иметь диалог с нашими современниками. Это выражается в материальных вещах: в посещении концертов, в общении со слушателями, в том, что радиостанции ставят в эфир, приглашают на передачи.

Очень важно, когда люди поддерживают твою идеологию, твои творческие поиски. Пока ты не чувствуешь своей нужности, актуальности, нет смыла заниматься творчеством. Популярность — это проверка твоей нужности. А если ты нужен, то ты чувствуешь себя уместным.

— А ротация на радио позволяет группам стать известными?

Денис: Наши две песни — «Колодец», «Золотая рыбка» попали в ротацию и участвовали в голосовании «Чартовой дюжины» на «Нашем радио». На протяжении полугода сначала одна, затем вторая. По моим ощущениям, никаких дивидендов это не принесло — что было, то и осталось. Может, нужно более презентабельно представлять новые коллективы, то есть чаще крутить песни, говорить название группы. Ещё есть момент общественного восприятия. Наша группа, по всей видимости, оказалась немного неактуальной со своими песнями. На информационных ресурсах «Нашего радио» творчество «Обе-Река» не обсуждают. В голосовании песня сначала была на 13 месте, затем — на 12. Никто и не заметил, что мы участвовали в голосовании.

Тимур: Мы были в числе многих других групп, какого-то творческого прорыва после эфиров у нас не было.

—  Вы ещё совсем молодой коллектив…

Тимур: Мы вместе с Васей раньше играли более тяжёлый рок - нью-метал в другой группе, но ушли оттуда. Так что уже третий год мы выступаем в «Обе-Рек». Денис — основатель коллектива, а Рома у нас самый молодой участник.

Роман: Да, я в группе с апреля этого года. Ребята попросили меня помочь на выступлении, мы начали общаться, а затем уже меня приняли в свой коллектив. Так что уже полгода мы работаем вместе.

Роман Щукин(барабаны)

— На каких фестивалях вы выступаете?

Тимур: Нас приглашают не на крупные фестивали, а на какие-то городские. Например, недавно выступали на «Metro On Stage» на дне города в Москве. Мелькать нужно именно на таких мероприятиях, они намного эффективнее, чем радио и телевидение.

Денис: На самом деле мы столкнулись с тем, что нас не хотят принимать в качестве участников. Мы отправляли много заявок на крупные площадки: на фестиваль «Воздух», на «Нашествие». Но только один раз ещё в 2011 году мы выступили на «Нашествии», и больше на мероприятия такого уровня нас не приглашали.

— Денис, вы сами пишете тексты песен…

Тимур: Да, Денис пишет обо всём, только своим философским языком (Смеётся).

Денис: В центре нашего творчества человек и его проблемы: любовь, смерть, предательство, патриотизм. Философия говорит о том же самом, анализирует те же самые проблемы. Только в творчестве используются художественные средства, а в философии — рациональные.

— Успели ли вы посмотреть достопримечательности Тулы?

Тимур: Мы по большей части играем на выходных. В будни на работе, а на выходных перед концертом у нас просто нет времени. Так что посетить музеи, организовать культурную программу не получается. Но хотелось бы, конечно, везде побывать, всё посмотреть.

— И кем же вы работаете?

Роман: Я барабанщик, ничем другим, кроме музыки, не занимаюсь.

Денис: Мы с Тимуром работаем в информационном агентстве ИТАР-ТАСС. Я корреспондент, а он видеоинженер. Делаем новости, монтируем видеоролики.

Тимур: На самом деле у нас есть стремление, чтобы музыка стала основной работой.

Василий: Я работаю инженером по разработке систем управления освещения.

Василий Каширин(гитара)

— Чем увлекаетесь, кроме музыки?

Роман: Когда у меня есть свободное время, стараюсь его проводить с друзьями, семьёй. Люблю играть в футбол, кататься на велосипеде.

Тимур: Сейчас занимаюсь созданием своего собственного видеопроизводства. Катаюсь на скейтборде, занимаюсь индустриальным туризмом. Изучаю физику, астрофизику, историю цивилизаций.

Василий: Я создаю свой бизнес-проект — аэросъёмку.

Денис: А мне интересна философия.

— Что для вас  творчество,  занятие музыкой?

Тимур: Для меня музыка — это вера, она помогает мне идти вперёд, чувствовать, через неё я реализовываю себя.

Василий: Для меня, как для инженера, музыка — это способ развивать второе полушарие мозга. Всё время прагматический, математический подход надоедает, а музыка является эмоциональной, творческой составляющей.

Тимур: Я согласен с Василием, действительно, очень интересно жить, совмещая инженерную и творческую сторону.

— Когда будет  следующий концерт в Туле?

Тимур: Мы сегодня в вашем городе выступали в первый раз. Хочу поблагодарить всех за эмоции, за аплодисменты, за то, что пришли на наш концерт. Было очень круто! Мы приехали не в последний раз, это уже совершенно точно. С ноября мы планируем концертный тур в поддержку нового альбома, Тула будет в нашем списке. Ждите нас в гости.

Галерея

myslo.ru

Денис Михайлов («Обе-Рек»): «Жизнь настолько сложная штука, что простые формулы всегда ошибочны»

На втором курсе у меня был преподаватель по философии. Рубил на корню мои взгляды на платоновский «Пир», но был лоялен к аналитике «Гениальности и помешательства» Чезаре Ломброзо. Считал ложечку для кофе в Макдональдсе феноменологическим демоном и с завидным упорством делал ударение в слове «меланхолия» на последний слог. Получив «отлично» на экзамене, я думала, что больше никогда ничего подобного в жизни моей не будет, однако в прошлом году гостями на радио «Рок Онлайн» стали музыканты группы «Обе-Рек». Уникальный эфир. В тот день в небольшой студии поместилось порядка одиннадцати человек. Группа в полном составе, фотографы, ведущие, естественно... В какой-то момент в эфире произнесли слово «феноменологический». Подняла глаза от вопросов. Источником термина оказался Денис Михайлов, тем самым доказав теорию Ницше о вечном возвращении. 20 июня лидер группы «Обе-Рек» дал акустический концерт в клубе «Ящик».

- Сейчас наступило время фестивалей, вы уже успели отыграть на фестивале «Чайка» в Воронеже, фестивале прессы в Москве и других. На каких еще фестивалях планируете выступить?

- На фестивале прессы мы не выступали. Мы присутствовали там в качестве музыкантов, которые принимали участие в обсуждении некоторых вопросов шоу-бизнеса, развития музыкальных проектов и того, как представители прессы освещают все эти музыкальные движения. Мы общались с журналистами, делились опытом. Они нам подсказывали, каким образом надо писать музыку, чтобы ее можно было пропиарить, а мы говорили о том, на какую тему и как надо писать о музыкантах и о творчестве. Довольно интересный, нестандартный формат общения журналистов и музыкантов.

Выступили на фестивале «Чайка». Один из самых интересных фестивалей, на котором мне удалось побывать за всю мою биографию. С одной стороны, он довольно крупный. С другой стороны, отличается воронежской камерностью. Мне кажется, там было около пяти тысяч человек за два дня. Музыканты, которые выступали, очень имениты, популярны, интересны. Прекрасный звук, отличная погода. Все было круто.

Еще мы выступали на фестивале «Шокофест». Теперь у нас будет несколько байкерских фестивалей, «Берег Маугли» и «Айрон Фест». Ну, вот, это пока из перспективы на выступления.

О журналистике

- Вы около двух лет работали в информационном агентстве «ИТАР-ТАСС». У вас была возможность посмотреть на журналистику изнутри, что вы об этом думаете?

- Да, была возможность. Но тут надо отметить, что я-то занимался скорее репортерством, нежели журналистикой. Это действительно творческая работа, если иметь ввиду журналистику, а вот бегать и делать «жареные пирожки», репортажи, как это называется, работать на рерайте с потоком новостей – это не очень интересно, потому что СМИ, на мой взгляд, избирательно несет в себе много негатива. В первую очередь подхватываются и пускаются в оборот информационного пространства какие-то трагические новости. Автобус в Перу перевернулся – погибли люди. Самолет упал – погибли люди. Террористы в Дагестане захватили заложников. Опять. На меня это все негативно влияло. Я чувствовал этот прессинг, и мне было сложно адаптироваться. На каком-то этапе там я поймал себя на мысли, что, работая с лентой новостей, уже перестал остроэмоционально воспринимать трагические случаи. Поэтому, с одной стороны, это опыт, с другой - сложная работа. Психологическая нагрузка у репортеров.

- С чем, на ваш взгляд, это связано? Эта атрофия эмоций. Теперь нужно давить на какие-то болевые точки, чтобы человек хоть что-то почувствовал? Вообще это от прессы зависит или от общества?

- Я не думаю, что здесь есть спланированная атака зла в информационном пространстве. Мне кажется, что журналисты находятся в системе капиталистического общества и просто подчиняются закону спроса и предложения. Если есть спрос на подобного рода информацию, если это читается, расхватываются в первую очередь такие жареные новости, то они стараются их и выставлять. Поэтому здесь, к сожалению, прежде всего, спрос современного читателя на подобного рода информацию рождает бурную активность в сфере производства таких новостей. Это не связано с атрофией, так было всегда. Самое примитивное и низменное каждый раз выходит на первый план, а глубокое и сложное всегда требует работы. Новости, связанные с культурой, будут на втором плане по сравнению с новостями, связанными с жизнью популярных людей шоу-бизнеса.

Обе-Рек - Ламповый (FULL VIDEO)

О фестивалях и сольниках

- Если говорить не о фестивалях, а о сольных концертах, где вас можно будет увидеть в ближайшее время?

- Лето – мертвый сезон. Мы играем на фестивалях, которых, к сожалению, у нас пока не так много, как хотелось бы. Планируется несколько концертов, но я пока не хотел бы говорить ни о формате мероприятия, ни о том, когда это будет происходить. Будет несколько концертов в Москве... Летом трудно работать, все разъезжаются, тяжело собрать людей. И вообще не сложилось традиций проводить летних концертов. Мы начали этим заниматься в последнее время, потому что почувствовали, что, когда делаем большой перерыв, то есть, уходим на лето и возвращаемся в сентябре, то теряем форму. Нам не хватает этих эмоций, поэтому мы приняли решение выступать летом хотя бы в Питере, Москве и в Воронеже. Три наиболее посещаемых города, там на наши концерты приходит довольно много людей. И еще Тамбов. Вот эти три-четыре города. Все-таки мы будем проводить летние мероприятия, акустические и электрические концерты. Несмотря на то, что людей, конечно, гораздо меньше приходит, мы в любом случае получим удовольствие от игры и общения с публикой. Дело ведь не в количестве, а в качестве.

- Вам не кажется, что лето – это единственное время, когда можно накопить новый материал, с которым можно выступать осенью?

- У всех по-разному. Кто-то планирует свою работу. Я знаю музыкальные коллективы, которые работают исключительно летом. В концертный сезон они гастролируют. А что такое концертный сезон? Это зима, весна, осень. Летом никто не ездит. Летом фестивали. Концертов, гастрольных выездов, сольных концертов мало, презентаций нет никаких. Но у всех по-разному. У нас материал пишется постоянно. То есть, две песни родилось, идет домашняя работа, подготовка к студийной записи, потом студийная запись - и отложили в стол. И пока не накопится десять-пятнадцать песен на альбом... Как только они накопились, мы их собираем и отдаем издателю, а он их публикует. Мы не планируем свою студийную работу. Как пишутся песни, так и пишутся. Как только они пишутся, они сразу записываются. А как только накапливается достаточное количество записанных песен – мы выпускаем альбом.

О новом альбоме

- Я слушала ваш последний… крайний альбом. Нельзя же говорить последний!

- Почему? Можно говорить последний.

- Можно?

- Конечно, что за суеверия?

- Люди обычно боятся этого слова применительно…

- Нет, это суеверие, которое граничит с безграмотностью. Последний альбом, да.

- Здорово! Мне тоже не нравится слово крайний.

- Последний. Обязательно будут еще, но на данный момент это последняя пластинка, которая называется «Зажигалка». Даст Бог, мы будем продолжать свою работу. Не буду говорить, когда, но у нас уже есть третий альбом. Мы, как я уже сказал, не прекращаем свою работу (улыбается). Накопили, записали, сейчас готовим материал. Активно ведем работу над новым альбомом.

О поклонниках

- Сегодня поклонников ждет интерактив, вы будете отвечать на вопросы зрителей, которые сейчас придут. Часто ли вы практикуете это? И был ли когда-нибудь такой вопрос, который запомнился больше других, и, если запомнился, то чем?

- На акустике постоянно происходит этот интерактив, мы общаемся с публикой. Мне кажется, что в этом зале можно не стесняться и с места задавать все интересующие вопросы. А вот в залах побольше записочки передают трогательные, которые я складываю в кофры гитарные, а потом храню у себя дома. У меня уже целая библиотека этих записочек! (улыбается) А насчет вопроса, я не знаю. Честно. Они все разные, но какого-то такого выбивающегося из общего контекста, неординарного вопроса я вот сейчас, честно говоря, не припомню. Все они касаются творчества, некоторые касаются интересов литературных, музыкальных. О частной жизни спрашивают, но я никогда не отвечаю.

- Ни журналистам, ни поклонникам?

- А зачем? Человек интересен своей публичной деятельностью. Личная жизнь на то и личная жизнь, чтобы не быть предметом внимания и обсуждения других людей, поэтому я не любитель таких вопросов.

- В одном интервью вы сказали, что в нашей стране существует очень сложная система популяризации той или иной музыки. Вы можете назвать причину, по которой так происходит?

- Да. Это свойственная русскому обществу и русской ментальности черта корпоративности. Что в роке, что в поп-музыке одна и та же система. У нас есть структуры, например, СМИ, несколько радиостанций. Их совсем немного, и они представляют собой монополию на подачу того или иного музыкального материала. Без определенных связей и, скажем так, симпатий с их стороны по отношению к музыкантам очень сложно донести свой материал, свои какие-то творческие изыскания. Это работа администраторов, пиарщиков, директоров. Без учета этих людей, без того, чтобы они работали над командой, совершенно невозможно чего-то в этом смысле добиться. И они все друг друга очень хорошо знают, они общаются. Это вот: «Я тебе, ты мне. Ты мне тут помоги, а ты мне там помоги». Так и существуем. Ну, с другой стороны, а почему нет? Эти люди заслужили свой статус, они всю жизнь этим занимались, имеют право находиться на том месте, на котором находятся. У каждого человека свои вкусы и предпочтения. Они помогают тем, кому симпатизируют. В принципе, это довольно органичная система, она естественно выросла. И, поэтому, да, действительно, существует сложность из-за этой семейственности шоу-бизнеса, если угодно. Но, с другой стороны, если тебе тяжело и ты бросил, тогда ты сам виноват в этом. Старайся общаться с людьми, ищи контакты, ищи людей, которых ты сможешь заинтересовать. Предлагай им работать в твоем направлении и с тобой вместе. Найдется обязательно кто-нибудь, кто будет в этом участвовать из той семьи, которой необходимо.

- Философы называют умным человеком того, кто умеет держать в голове две противоположные точки зрения по одному и тому же предмету, и при этом не теряют способности соображать.

- Такая интеллектуальная шизофрения, да? (улыбается).

- Может быть.

- А мне как надо прокомментировать? Согласен ли я с этой мыслью?

- Да, конечно.

- В древней Греции были софисты, так называемые учителя мудрости. На самом деле они занималась не поиском истины, а дурачили головы. Это были политические демагоги, которые, просто жонглируя терминами и понятиями, умели доказать якобы логически… Там были такие логические ходы, неправомерные с точки зрения формальной логики. Софисты доказывали сначала тезис, его истинность, а потом антитезис, то есть утверждение противоположное. Делали они это для того, чтобы продемонстрировать, что всякая истина относительна. Что человек есть мера всех вещей.Софисты считали, что если ты сумел интеллектуально подчинить кого-то в споре, в диалоге, хотя, возможно, сам ты думаешь по-другому, но убедил человека в чем-то, то так оно и есть. Для него теперь так и есть. И для тебя, если ты в это веришь. Поэтому, если говорить о двух противоположных точках зрения, тезис и антитезис, настоящий философ, на мой взгляд – это тот, кто не разбивает на противоположные категории и не дурачит людей. Который целен в своих взглядах. Он приобрел какой-то опыт, систематизировал его и выразил в формах разума. Он эту позицию выстрадал, вымучил. Живет с этим мировоззрением и исповедует его. А если у него что-то меняется, он может признавать свои ошибки, иногда меняя свои тезисы на антитезисы. Главное, чтобы все было честно. Чтобы все шло от души, как говорится. И не было упражнений в доказательствах сначала тезиса, а потом антитезиса ради развлечения.

Обе Рек - Художник (новый клип!)

- То есть, вы не практикуете среди своих друзей или в тех же интервью таких приемов манипуляции сознанием?

- Нет, я вообще никогда ничьим сознанием не манипулирую. Я всегда говорю то, что думаю и то, что чувствую. Если у нас возникают какие-то споры с друзьями или коллегами, то в этих спорах мы выражаем себя так, как есть. В манипуляции не вижу никакого смысла. Мне никого подчинять не нужно. Никогда не было такой задачи.

- Люди не всегда делают это только потому, что у них такая задача.

- Манипуляция служит каким-то целям. Манипулировать - значит управлять. Относиться к человеку, как к предмету, вещи. Человек – это свободная личность, а если ты им манипулируешь, значит, отказываешь ему в этом статусе. Ты, фактически, отрицаешь эту свободу. Относишься к нему, как к животному, которого дрессируют или приучают, например, к лотку (смеется). Как кошку. А человек свободная личность, и его надо убеждать. С ним надо вести открытый диалог, а не манипулировать им.

Об отношении к людям

- Если говорить об отношениях между людьми и, в частности, прощении, вы из каких людей? Которые прощают на уровне сознания, но душой не прощают, или из тех, кто отпускает обиду полностью из себя и может идти дальше?

- По-разному бывает. Иногда искренне прощаешь и чувствуешь какое-то освобождение от того зла, которое тебе причинили. Простил - и все, и как груз… А бывает и так, что ты простил внутренне, а боль осталась. И груз остался. Внутреннее искреннее прощение не освобождает от боли. Раны не заживают. Прощать надо всем, наверное. А уж сможешь ли ты избавиться от болевых ощущений, пройдя эту процедуру прощения, это не факт. Поэтому я стараюсь прощать всех. Но, на мой взгляд, не все поступки заслуживают того, чтобы их прощали.

- Какие не заслуживают?

- Я не буду конкретизировать, просто достаточно того, что есть вещи, которые простить нельзя, на мой взгляд.

- Видимо, я уже ступила на личную грань.

- Ну да... Например, Христос говорил, что нужно прощать и врагов своих, то есть вообще прощать. Идти до конца. А я чувствую, что не в состоянии простить некоторых вещей.

О внутреннем художнике

- Музыкант, художник в своем творчестве как-то пытается выразить суть настоящего времени. Вы в своем творчестве наверняка тоже делаете это. Какими способами?

- Мы же продукт времени в некотором смысле, поэтому выражаем в языке, в тех проблемах, которые формируются в нашей голове. Я имею ввиду теоретические проблемы. Вся окружающая жизнь, которая тоже является продуктом времени. Сто лет назад жизнь была совсем другая. Теперь она не такая. В своей непосредственной открытости времени... Мы и живем в этом времени, в этом культурном пространстве. Питаемся этими культурными смыслами и, по всей видимости, каким-то образом оказываем влияние на культурную жизнь. Человек одновременно и творец, и творение культуры. Здесь связь диалектическая, она не односторонняя. Поэтому мы, конечно, выражаем дух времени. Какими средствами? Музыкальными, поэтическими, какие нам, творческим людям, доступны (улыбается).

- Хорошо, это понятно, но какие конкретно явления характеризуют наше время, на ваш взгляд?

- Нужно анализировать, сопоставлять. Как мы определяем специфику и содержание конкретной эпохи? Мы всегда сравниваем с тем, что уже было. Мы говорим: в эпоху Возрождения было то-то, то-то. Эта эпоха отличалась такими-то, такими-то чертами. Например, политическим строем, экономическим укладом, способом производства - Маркса вспомним - какой способ был в это время, а какой тип теперь. Отношением к религии. Например, средневековье было пронизано религиозными смыслами. Время это пронизывало все. И политику, и эстетику, и бытовые аспекты человеческой жизни. Сейчас принципиально другое отношение к религии. Это слишком широкий вопрос.

Чем характеризуется наше время, так сразу не могу ответить. Мне кажется, происходит потеря некого смыслового стержня. Вот я это так чувствую. Происходит разрушение смысловой вертикали. То есть, средневековый человек очень строгий, выстроенный вертикально в этом полете к Богу. Человек эпохи Возрождения и вообще человек модерна от Бога стремился к себе. Человеку стал интересен сам человек, он Бога вывел за скобки и стал опираться на себя. Знаменитый возрожденческий гуманизм. Антропоцентризм, если выражаться философской терминологией. Когда человек стоит в центре культуры. Это во всем выражалось, и в живописи. Раньше вся живопись – это была иконопись. Музыка была духовной, а в эпоху Возрождения и в эпоху Нового времени появляется светская музыка, развлекательная. Она не несла в себе смыслового соединения человека с Богом. Человек опирался на себя. И в философии, и в политике это было видно, и в экономике. Был какой-то вертикальный смысл. А теперь человек его потерял. Традиционные ценности перестали быть ценностями. Семейные, политические, религиозные, культурные... Они стали более размытыми.

В творчестве не обязательно наличие смысловой вертикали. Достаточно обладать каким-то настроенчеством. То есть, текст не ориентирует на смысл. Аллегория не для того, чтобы скрыть или подчеркнуть какой-то смысл, какую-то мысль, а просто создать настроение. И в музыке тоже, и в поэзии, и кинематографе... Особенно на Западе я чувствую размывающийся смысл. Не обязательно о чем-то думать, достаточно просто испытывать какое-то настроение, поток не сознания даже, а именно настроенчества. Забвение смысла, если угодно. Я, по крайней мере, так это чувствую... Хотя, наверное, я слишком абстрактно выражаюсь.

- Ну да (улыбаюсь). Вам не кажется, что эти размытые грани вскоре совсем исчезнут и на их место придут новые ценности?

- Я не знаю. А может, и не придут? А может, наступит эпоха постчеловека? Когда от человека ничего не останется. Вообще. Появятся существа, которые будут напоминать человека внешне, а внутренний духовный мир будет совсем иным. А может быть, вообще его не будет.

- Биологические роботы какие-то…

- Ну, не биологические... Нам сложно. Представьте себе человека традиционного общества, средневекового и современного. Они бы друг друга не поняли! Это два абсолютно разных существа. И тот, и тот человек. А формат антропологический разный. Поэтому все это очень интересно, но мы не можем, наверное, определить содержание того, что будет в будущем. Что из себя будет представлять новый человек. И, кстати, философы всегда пытались заглянуть в будущее. Ницше писал о сверхчеловеке. Он сам не знал, что это будет и кто это будет, но был уверен, что это существо будет по ту сторону традиционных ценностей. Моральных ценностей, категорий добра и зла, и так далее. Кстати, современный человек действительно во многом по ту сторону добра и зла, и всех христианских ценностей, о которых писал Ницше. Мы все, наверное, сделали шаг в сторону сверхчеловека. Ну, это чисто философский вопрос, не вполне уместно было бы его развивать.

Блиц

- Да, поэтому у меня есть блиц-опрос. Вам нужно не раздумывая и быстро ответить на вопросы.

- Ух, это сложно, давайте.

- Фридрих Ницше или Иммануил Кант?

- Ни тот, ни другой.

- Москва или Воронеж?

- Воронеж.

- Акустика или электричество?

- Электричество.

- Выразите бесконечность в одном слове.

- Бог.

- Главная ваша положительная черта.

- Искренность.

- А главная отрицательная?

- Неуверенность.

- Композиция в вашем творчестве, которую исполнять не хочется, но приходится?

- Колея.

- Секс, наркотики, рок-н-ролл. Дайте альтернативный девиз.

- Стараюсь не исповедовать и не давать никаких девизов. Вообще никаких. Надо жить без них. Надо опираться на свою собственную нравственную интуицию и избегать простых форм. Особенно идеологических. Жизнь настолько сложная штука, что простые формулы всегда ошибочны.

Беседовала Катерина Воскресенская

sub-cult.ru

Денис Михайлов: Русский рок — это, прежде всего, столкновение с бедой!

Когда-то давным-давно, кажется, еще на Нашем радио, у замечательного человека Семена Чайки в программе Живые был в гостях Денис Михайлов и его группа ОБЕ-РЕК. Слова песен цепляли за душу, а голос и музыка пронизывали ее насквозь! Ведь в этих песнях отражались истинные и глубокие чувства любого мыслящего человека, а музыка только подчеркивала всю ту бурю эмоций, переживаемых в душе.

И вот, спустя несколько лет, корреспондент Месмики пообщался с этим удивительным человеком, что называется, тет-а-тет в гримерке тульского рок-паба Ирландец, куда Денис приехал с презентацией нового сингла ОБЕ-РЕК «Доброго пути» 29 октября. Душевно и очень продуктивно поговорили о русском роке, о вере и философии… о творческих планах и здоровом образе жизни!

Привет, Денис!

— Привет!

Хотелось бы с тобой поговорить вообще как-то в целом обо всем — и о музыке, и о философии немножко… Вот, нам кажется, твоя музыка — это твоя какая-то личная трагедия, личная драма! Или мы ошибаемся? Твои песни — это не социальная, не политическая тематика…

— Есть и социальная, есть и политическая, я не думаю, что все исключительно к экзистенциальному сводится, внутридраматийному, скажем так… Просто меньше политики и социальности, чем внутреннего, экзистенциального, духовного переживания.

Больше упор идет на копания человека в себе, на поиски себя?

— Ну, я не знаю… поиск — это тоже, наверное, не совсем точное определение. Ничего не ищешь ты, на самом деле, а просто выражаешь какие-то важные переживания, состояния и узловые, центральные вопросы, связанные с твоей биографией, с твоим личным отношением к жизни, к миру, к людям. Это не поиски, а просто выражение чего-то такого принципиально глубокого для тебя лично! Вот, если ты чувствуешь, например, проблему времени или проблему любви, что они являются для тебя узловыми, ты просто об этом пишешь и ничего не ищешь там по большому счету. Ты рассказываешь, совершаешь какое-то повествование о себе, о своем важном, о своем сокровенном! Такая исповедь, в некотором роде.

Как же ничего не ищешь? А «он искал золотую рыбку».

— Он не искал, он ловил ее! Занимался тем, что забрасывал невод и ловил ее. Рыболовство такое ☺, образ творческих погружений.

Ну, да… как Андрей Голубов тебя десять дней назад спросил: «ну что, поймал ее?», а ты сказал, что нет, и не поймаешь никогда! Ну, значит, мы немного ошиблись насчет поиска.

— Нет, можно разные формулировки употреблять, можно и поиск… просто, я как-то не чувствую, что это поиск, это скорее исповедь!

Просто, следующим вопросом был бы такой. Вот, есть же у тебя коллеги по цеху, такие как Гильза (больше социально-ориентированная) или Луна, Рустем Булатов (они уже основательно политически ориентированы), а у тебя, все же, больше что-то такое экзистенциальное в творчестве?

— Да, я не протестный в этом смысле субъект.

И… не планируешь в этом плане развиваться?

— Нет, не планирую. Мне кажется, что надо быть искренним… если тебя волнуют эти проблемы — пиши, если не волнуют, то зачем. А специально из себя что-то выдавливать, если мне это неинтересно, я не хочу.

Давай вернемся на месяц назад в Питер, где ты акустику играл, про тот концерт мы делали отчет, и там есть два момента, где твои мысли как-то обрываются. И вот, то ли она так записала, то ли ты что-то начал говорить и не договорил. Ты говоришь: «у нас русский рок какой? Он либо педагогический, когда критикуют все, призывают думать и верить - только так», либо что?

— Да он разный очень бывает. Вообще, русский рок — это очень широкое явление. Там даже и от шансона что-то есть, и от западной поп музыки… Мне кажется, что фундаментально русский рок — это прежде всего, как раз, столкновение с бедой…

Личной?

— Да. Он всегда трагичен, он всегда надрывен. Мне кажется, что даже веселые песни в русском роке, на них, все равно, есть какой-то легкий налет грусти. Русский рок очень разный, но, мне кажется, что фундаментально он ориентирован на трагедию, на внутренний излом. Он глубоко пронизан христианскими интуициями. Интуициями надлома, поврежденности мира и человека! Такой фундаментальной трещины, которая раскалывает человека, и ему всегда не комфортно в этом мире, он в нем неуместен, он действительно страдающее и вопрошающее существо, ищущее смысл, вынужденное его искать и не находящее его!

И, как раз, по поводу поисков! Второй момент… ты говоришь: «вы что думаете, Кинчев не испытывает проблемы неверия? Конечно, испытывает. У него бывают моменты, когда он не верит в Бога. Даже святые иногда сомневаются… но он никогда не будет тащить проблемные песни». Куда он их не будет тащить?

— Если поднимать тот контекст, то это был просто пример. Я не хочу сейчас говорить про Кинчева, потому что это был конкретный пример в конкретном контексте, а сейчас получается, что мы обсуждаем человека, его внутреннее пространство веры. Кинчев это или нет – неважно! Любой верующий человек в своей жизни испытывает кризис веры. И всегда бывают такие моменты когда ты на 99% веришь, но на 1% не веришь. А бывает наоборот — так, что ты на 99% не веришь, но один маленький такой процентик тебя еще удерживает в этом смысловом и ценностном контексте (культурно-религиозном). И эти смыслы все равно, сохраняют для тебя актуальность, хоть ты отчаялся уже в своем неверии, но что-то маленькое еще держит! И эти состояния испытывает каждый человек, каждый христианин.

Мне просто показалось (хотя это всего лишь предположение, и я могу ошибаться), что проблема кризиса веры в песнях Кинчева не поднимается. Он, как и любой религиозный человек, переживает эти фундаментальные проблемы, но на публику свои сомнения не выносит, в открытой форме в песнях не выражает. Его песни — призыв твердого и уверенного в своей вере человека. Все сомнения выносятся за скобки и в творческий контекст не попадают.

Исчерпывающий ответ! И я с тобой полностью согласен. Вера не должна быть слепая, ты должен осознавать, во что ты веришь, правильно?

— Ну, да, это традиционная проблема философии разума и веры.

Да-да-да! Илья Черт, например, говорит на своих лекциях, что слово «верь» — это плохое слово, и истинный Учитель тебе никогда не скажет: «верь мне на слово», он скажет: «ПРОверь». А ты сам вообще какой веры — православной или какую-то другую исповедуешь? Ведь, философия тесно связана с теологией.

— Ты знаешь, далеко не всякая! Есть философские концепты, которые никак не связаны с теологией, например, Шопенгауэр или Ницше. Это скорее антитеология — направления, принципиально отрицающие существование Бога и считающие христианскую теологию и аксиологию даже вредной, разрушительной для человека. Или философия науки, которая вообще не обращается к вопросам религиозной веры.

Философия — очень широкое явление, на самом деле, и далеко не всегда оно связано с теологией, но, в целом, по своей универсальности постановки проблемы, философия схожа с религией.

И, все-таки ты сам какой веры?

— Я не хочу это обсуждать, если честно. На самом деле, в русской христианской православной культуре это самый нормальный вопрос: «какой ты веры, во что ты веришь?», но для меня это слишком личные вещи.

Хорошо, закроем тогда тему религии и вернемся к музыке! Вот, как раз, по поводу надрыва в русском роке Александр Красовицкий где-то говорил, что его «по-настоящему сильные вещи были созданы в предсуицидальном состоянии». Я месяц назад брал у него интервью (мы очень хорошо пообщались), уточнил этот момент, и он подтвердил это. Более того, сказал, что считает, по большому счету, страдают ВСЕ, кто пишет музыку! И вообще, для России это нормально. Ты свои песни пишешь, когда тебе плохо или как?

— Да я, наверное, соглашусь. По большому счету, он прав, мне добавить нечего. Наверное, кроме того, что эти вот предсуицидные состояния — это уж совсем крайность. Есть просто какая-то грусть, состояние какой-то тоски, иногда глубокой. Но, при этом, грусть и тоска какие-то светлые, а не густо черные. Да, я думаю, прав Александр, но мне кажется, что эта трагедия, эта боль тоже имеют разные градиенты, разные, так сказать, оттенки. И не всегда это «черная чернота» и «бесперспективняк», а есть в этом какая-то Надежда! Несмотря на всю эту тоску, печаль и ощущение надлома, разрыва…

Знаешь, написание песни напоминает такой интимный, продолжительный, очень теплый разговор с близким другом! Когда ты садишься и говоришь: «у меня в жизни вот то-то и то-то…», конечно, у тебя куча всяких проблем, тебе больно и плохо, но! когда ты высказываешься, то становится тепло. На фоне этой тоски и грусти, все равно, появляется какая-то теплота и душевность. Я вижу творчество так! Я каждый наш концерт воспринимаю, как разговор со старыми друзьями. Когда люди приходят на концерты, мы видим друг друга, они поют мои песни, я смотрю и вглядываюсь в каждого из них, стараюсь никого не упустить, я просто веду с ними разговор! Я делюсь тем, что накопилось, тем, что меня по-настоящему беспокоит в этой жизни. За всю жизнь у меня накопилось много всяких мыслей, много сомнений, много ответов на какие-то вызовы жизненные, эти ответы выражаются у меня в песнях.

Ты говоришь, что каждый концерт — это как бы диалог с публикой, а она тебе помогает, может быть, найти какие-то ответы на вопросы, что ты еще не нашел? То есть, как-то тебе подсказывает что-то.

— Ничего мне никто не подсказывает, ничего я не ищу, для меня это просто рефлекторный процесс, как процесс дыхания.

Да-да-да, где-то былов одном из твоих интервью!

— Ты дышишь и просто по-другому не можешь. Так и здесь, это моя судьба, и по-другому жить не получится! Я, в любом случае, никогда не брошу этим заниматься, никогда не уйду в другую сферу. В этом есть что-то от обреченности на самом деле. С одной стороны это… это мой Эдем, если угодно, для меня это райское состояние — работать на сцене, работать в студии. Для меня это и чистый родник, и чаша цикуты (чаша с ядом, прим.ред) одновременно! Потому что это все титанический труд, на самом деле, и очень много психологических проблем связано с этим. Откровенно говоря, это довольно разрушительная в биологическом смысле работа. А со стороны может показаться, что это какая-то праздность…

Да ладно? Кому это может так показаться?

— Есть люди такие, поверь мне. Они считают, «че ты занимаешься какой-то фигней вообще», что музыка — это не работа. А, на самом деле, это огромный труд, это тяжеленный труд, огромное физическое напряжение! Попробуй двухчасовой концерт отыграть или три концерта подряд.

Ну, никому не в обиду, может, эти люди имеют в виду какую-то попсу, которая под фанеру. И даже восемь экземпляров одной и той же группы ездит по стране одновременно, дают концерты на стадионах под фанеру (тонкий намек на недалекое прошлое отечественного шоу-бизнеса).

— Ну, да (смеется), может быть.

А какую музыку сам слушаешь?

— Ой, да я, честно говоря, и ничего не слушаю сейчас особо. Ну, все, что есть у меня на странице ВКонтакте. Там и воронежские группы есть, и зарубежное и… и даже какая-то попсня у меня есть.

Ладно, а ты пел с Нуки, периодически выступаешь с Гречаником, это твои друзья. А сам хотел бы, может быть, с кем-нибудь спеть дуэтом?

— Я не думал об этом. Не знаю, НО, может быть, с Юрием Юлиановичем (Шевчук, прим.ред)! Я его очень, очень уважаю, хоть в последнее время не слежу за его творчеством (я вообще как-то мало стал слушать, больше занимаюсь созданием музыки), но и просто по-человечески отношусь к нему с большой симпатией и уважением огромным. Так что, может быть, с ним.

О! кстати, по поводу создания музыки… Ты говорил, что когда у тебя новые альбомы выходят, то критики начинают их как-то там сравнивать, мол это похоже на то, а вот это на другое, и что человек вообще так устроен, что ему трудно существовать в хаосе, ему надо как-то все классифицировать. А тебе самому тоже необходима классификация или и в хаосе нормально живется?

— Да нормально. А что именно классифицировать — чужую музыку или свою?

Нет, свою-то понятно, что ты создаешь, а не оцениваешь! Ты говорил, что свой творческий путь прослеживать сложно, пусть критики его характеризуют или слушатели.

— Ну, конечно. Когда я сталкиваюсь с какими-то музыкальными командами, то начинаю их так или иначе оценивать с точки зрения похожести на другие проекты. Есть группы, которые, на мой взгляд, принципиально самобытны и не похожи ни на кого. Вот, мне, например, очень нравится группа Курара из Екатеринбурга. Я вообще не знаю, на кого они похожи! Абсолютно уникальная музыка, самобытная на сто процентов. А есть группы, которые послушаешь и сразу понимаешь, откуда уши растут.

Тогда еще один интересный вопрос. Ты говорил в одном из интервью, что боишься отпугнуть своих поклонников слишком сложными текстами. А ничего не планируешь делать? Ну, может, какую-то образовательную деятельность, как Сергей Калугин или, опять же, Илья Черт (хотя, он свои лекции не про музыку читает).

— Вообще, честно скажу, мне порядком надоело заниматься преподавательской деятельностью, в свое время я переел этих лекций, семинаров, истории философии.

НО! у нас будет акция на Планете. Мы собираемся запустить акцию в поддержку нашего нового альбома, над которым работаем сейчас очень активно. Эта акция будет позволять человеку посетить лекцию по художественной антропологии творчества группы ОБЕ-РЕК. Планирую такую лекцию прочитать для акционеров, а то может и не одну. Аппетит во время еды приходит!

Ты часто играешь акустику, а не задумывался ни о каком сольном проекте, как, например, у того же Красовицкого или Черта? Вот, ты сейчас поедешь в Орел с акустикой один, а сегодня в Туле вся группа. И вообще, как ты отбираешь песни — что будет для акустики, а что для электричества?

— Ну, по факту, они просто меняли названия и в сольных проектах играют то, что не входит в репертуар группы. А у меня все ОБЕ-РЕК! Просто, на акустике довольно часто звучат песни, которые мы уже не играем давно, то есть, я стараюсь как бы подгребать немножко те композиции, которые вылетают из трек-листа группы, я их подбираю и играю в акустике.

Еще буквально пару слов про unplugged, ты говорил на Своем радио, что планируешь. Когда?

— В понедельник! Ха-ха! Нет, ну правда, мы уже все закончили, сдаем его издателю завтра. А выйдет он через какое-то время… может, через неделю, может дней через десять.

Ну, и последний вопрос. Мы видели у тебя в клипах и на выступлениях майку «zdoroviy obraz jizny», стилизованную под известный алкогольный напиток. Следуешь этой надписи?

— Ой, да это просто стеб! Но, в принципе, я стараюсь вести здоровый образ жизни.

Беседовал Кирилл Мефодиев, фото автора

mesmika.com

    • LocationСанкт-Петербург, Лиговский проспект,113
    • Date03.11.2019
    • Time19:00 ПП
    • LocationМосква, ул. Барклая, 6с2
    • Date04.11.2019
    • Time19:00 ПП
    • LocationВоронеж, ул генерала Лизюкова 4, Воронеж
    • Date09.11.2019
    • Time19:00 ПП

        За необычной лингвистической конструкцией ОБЕ-РЕК скрывается название яркого коллектива, который за свою четырнадцатилетнюю историю приобрел солидный концертный опыт и множество преданных поклонников.Неологизм, вынесенный в название группы, состоит из двух корней – “обе” и “рек”, что означает единство противоположных измерений: поверхности и глубины реки, где река является символом человеческой жизни с её изгибами и изломами. Музыканты не стремятся следовать каким-то популярным жанровым трендам и играют качественную драйвовую музыку, в которой можно услышать элементы классического рока, альтернативы, инди-рока и даже фолка!

obe-rek.ru


Смотрите также