Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Добровинский адвокат биография личная жизнь дети


Александр Добровинский

Александр Андреевич Добровинский – российский адвокат, управляющий партнер московской коллегии адвокатов «Александр Добровинский и партнеры». Известен участием в резонансных уголовных и гражданских делах VIP-персон из мира политики, шоу-бизнеса, спорта и искусства. Среди его клиентов были такие знаменитости, как Филипп Киркоров, Борис Березовский и другие. В 2003 году на конкурсе «Лидер года» его назвали лучшим адвокатом России.

В биографии Александра Добровинского были и перемены стран проживания, и даже череда фамилий. Появился он на свет 25 сентября 1954 года, по знаку зодиака – Весы. Родился в Москве в семье Абрама Александровича и Люси Рубеновны Добровинских, евреев по национальности. Мальчик рано потерял отца. Вскоре мама вышла замуж повторно, и ее второй супруг Андрей Айвазьянц усыновил мальчика.

Адвокат Александр Добровинский

Когда Александр получал паспорт, он вернул себе фамилию отца, но при этом отчество оставил воспитавшего его отчима, став Александром Андреевичем Добровинским. Кстати, у адвоката есть знаменитый предок – дед Рубен Кусиков, который вместе с Сергеем Есениным был участником поэтического кружка «Орден имажинистов».

После школы юноша поступает во ВГИК на экономический факультет, но не оканчивает его и уезжает жить в Париж, где к тому времени уже жила его мама. Во Франции Добровинский работал в ресторане русской кухни «Регаль» и окончил бизнес-школу «Insead», а позднее переехал в США, где и получил высшее юридическое образование. Также мужчина некоторое время провел в Швейцарии и Люксембурге. В Россию Александр вернулся уже после развала СССР, подтвердил диплом юриста и открыл первое частное адвокатское бюро. А свободное владение английским и французским языками только помогало делу.

Карьера

Изначально Александр Андреевич стал специализироваться на корпоративном праве, а также на бракоразводных процессах. Среди его клиентов Вячеслав Фетисов, Майя Плисецкая, Никас Сафронов, Иосиф Кобзон, Катя Гордон, Леонид Якубович, Станислав Говорухин, Александр Розенбаум и другие популярные артисты, спортсмены, бизнесмены, политики. Он владеет большим количеством личных секретов и успешно конвертирует их в денежные знаки. По слухам, на 2010 год его гонорар составлял от $1,5 млн за дело.

Примечательно, что не всегда Добровинский работал на стороне звезд. Как минимум однажды ему довелось защищать интересы непубличной личности против певца Валерия Меладзе, которого клиентка адвоката обвиняла в избиении.

Александр Добровинский на презентации своей книги

Из последних громких дел Александра Андреевича ярко выделяется скандал о плагиате между российским певцом Филиппом Киркоровым и французским музыкантом Дидье Маруани, основателем группы «Space». В этой скандальной истории адвокат представлял Киркорова, а сама ситуация, приведшая к кратковременному аресту Маруани в Москве, французом охарактеризована как «глупая преступная акция».

Помимо юридической работы, адвокат Александр Добровинский вел программу «Йога для мозгов» на радиостанции «Серебряный дождь», писал статьи для периодических изданий и имел собственную колонку в журнале «Татлер». Также он попробовал себя в роли киноактера, снявшись в психологическом детективе «Уик-Энд» и семейной комедии «Дедушка моей мечты». Кроме того, адвокат был председателем правления компании «Potok», а с 2013 года являлся совладельцем банка «Пушкино».

Александр Добровинский на радиостанции «Серебряный дождь»

Также Добровинский читает лекции на темы семьи и брака и совместно с телеведущей Юлией Барановской, бывшей гражданской женой Андрея Аршавина, готовит законопроект, согласно которому можно было бы в глазах закона приравнять фактический брак к официальному.

Александр Андреевич – частый гость на телевидении, его приглашали в качестве эксперта в программу «Прямой эфир», где уже в который раз Карина Мишулина пыталась доказать, что Тимур Еремеев – не сын ее отца. После выхода передачи адвокат решил дать свой комментарий на этот счет. Лично он нисколько не сомневается, что Тимур – сын Спартака Мишулина, да и какие могут быть у кого сомнения, если ДНК-экспертиза показала 99,99 % и проводилась в лучшей лаборатории страны, результатам исследований которой доверяет даже генеральная прокуратура.

Александр Добровинский на «НТВ»

В 2016 году на «НТВ» вышла целая программа об Александре Добровинском – «Зеркало для героя». Также приходил он в студию к Тиграну Кеосаяну на «Международную пилораму».

В 2017 году издал книгу «Добровинская галерея. Второй сезон». К слову, это уже его третий литературный труд, до этого он выпустил «Добровинскую галерею» и «Одесские рассказы московского адвоката», которые читатели с удовольствием разобрали на цитаты и крылатые фразы.

Личная жизнь

Жена Александра Добровинского, которую зовут Марина, по образованию врач-стоматолог, но в последнее время занимается делами супруга как куратор и арт-менеджер. Они познакомились в начале 90-х годов через ее маму. Александр сначала нашел общий язык с будущей тещей, а женщина вызвала из Парижа дочь, где у той была стоматологическая клиника. Марина и Александр проговорили весь вечер и поняли, что у них много общего.

Александр Добровинский с женой Мариной

Через две недели девушка уже приняла предложение стать женой адвоката Александра Добровинского. У них подрастают две дочери – Александра и Адриана. Примечательно, что супруги заключили брачный контракт, по которому в случае развода все объекты недвижимости и имущество достанутся жене и детям адвоката.

Правда, в 2015 году в Сети стали появляться его совместные фото с неизвестной брюнеткой. Позже журналисты выяснили, что это писательница Жанна Голубицкая. Когда репортеры пришли в офис адвоката, чтобы взять у него интервью, застали пару за просмотром картин. Они не скрывали нежных чувств, в особенности Жанна.

Девушка не скупилась на комментарии о том, что любит Александра и разводится с мужем. Также она похвасталась, что уже была дома у Добровинского и пришла в восторг от наличия в квартире хаммама. Не смущает Жанну и то, что мужчина женат. Но сам Александр Андреевич будто бы пропустил вопросы журналистов, кто же на самом деле для него Жанна – любовница или просто подруга.

Добровинский считается одним из самых стильных российских юристов, который предстает перед аудиторией не только в неизменном галстуке-бабочке, но и имеет несчетное количество очков, которые предназначены для разных времен года.

Одно из самых значимых увлечений Александра Андреевича – это гольф, он является президентом Московского гольф-клуба, а в 2002 году даже стал чемпионом России по этому виду спорта. Не менее интересное хобби адвоката – коллекционирование предметов искусства. Ему принадлежит крупнейшая в мире частная коллекция советского фарфора, а также лакированных шкатулок, тибетской иконописи средних веков, старинных фотографий. Не так давно Добровинский купил часть дачи Любови Орловой и Григория Александрова, где сохранился личный архив актрисы. В этом месте адвокат намерен создать музей творчества Орловой и Александрова.

Александр Добровинский и его коллекция советского фарфора

Добровинский – социально-активная личность. У него есть «Инстаграм», «Фейсбук», «Твиттер». До 2013 года мужчина вел блог на «Снобе». В интернет-журнале «Лехаим» пишет заметки под названием «Записки адвоката».

А еще у него есть официальный сайт, где Александр создал закрытый интеллектуальный клуб «ТАБУ», в рамках которого он устраивает творческие встречи, тренинги и читает лекции.

Александр Добровинский сейчас

В мае 2018 года Александр Добровинский оказался в центре скандала, в результате которого выяснились новые подробности из личной жизни адвоката. Оказалось, что у него есть внебрачная дочь Полина. Пару лет назад он сделал Полине сюрприз – подарил роскошную квартиру на Воробьевых горах, однако одну десятую часть жилплощади он записал на себя. И вот теперь мужчина подал в суд на собственную 9-летнюю дочь, пытаясь добиться их совместного проживания. Сама девочка, а вероятнее, ее мама, от этого предложения не в восторге. В результате суд отклонил иск мэтра, признав его несостоятельным.

Александр Добровинский

Да и дело с Филиппом Киркоровым и Дидье Маруани имело для Добровинского неприятное продолжение. В январе 2018 года адвокаты французского музыканта Игорь Трунов и Людмила Айвар направили жалобу в Адвокатскую палату Москвы, в которой попросили лишить его статуса адвоката. Они сообщили, что он нарушил профессиональную этику, Добровинский не раз оскорбительно высказывался в их адрес в СМИ. В итоге Адвокатская палата нашла в действиях Александра Андреевича состав дисциплинарного проступка. Ему грозят три вида взыскания: вынесение замечания, предупреждения или лишение статуса.

Page 2

Айдана Меденова

Певица, актриса, предприниматель

24smi.org

Александр Добровинский: «Я нудист с 20 лет» | StarHit.ru

Александр Добровинский с женой Мариной и младшей дочерью Адрианой // Фото: Starface

«Девушки, сейчас и вы обалдеете от моей новой прически!» – так Александр Добровинский приветствует сотрудниц на ресепшн в шикарном офисе своей адвокатской конторы. Переглядываемся с секретаршей и замираем в ожидании, но тут он снимает шляпу, и мы улыбаемся – никаких особых изменений, просто аккуратная стрижка. Каждому бы такое чувство юмора, как у Добровинского. Его офис легко спутать с музеем: на входе в здание в Последнем переулке, в центре Москвы, вас встречают четырехметровые атланты, подпирающие козырек, – авторство, кстати, за архитектором Андреем Наличем – отцом того самого певца Петра Налича, который в 2007 году взорвал Интернет песней Gitar. Стены холла украшены предметами искусства, тут и «Студентка» Александра Дейнеки, и портрет обнаженной Карлы Бруни, и более двухсот ручек, подаренных адвокату. Александр Добровинский приглашает меня в кабинет, попросив секретаршу принести чашку чая, занимает свое рабочее место за письменным столом.

«Потрясен разводом!»

— Новость о разводе Владимира Путина для вас была ожидаема? За границей для публичных людей это привычное дело, а у нас – первый прецедент!

Я совершенно потрясен! Это подтверждение того, что Владимир и Людмила Путины – нормальные люди. И это здорово! Не здорово, конечно, что разводятся, здорово, что они об этом открыто объявили. У нас на престоле в большинстве своем были какие-то манекены, не позволяющие себе проявления чувств. Владимир Владимирович и Людмила Александровна такие же люди, как мы все, – им не чуждо ни окончание отношений, ни любовь.

— С вашей профессиональной точки зрения, если это «цивилизованный развод», как назвала его Людмила Путина, последует ли за заявлением раздел имущества?

Подозреваю, что между ними существует договоренность – выражена ли она в брачном контракте или это делается без бумаг, но, видимо, все уже решено. Например, я тебе оставляю Спасские ворота, а себе беру Боровицкие… Но вот штампа о разводе в паспорте еще нет! Если у них отсутствуют претензии друг к другу, а дети уже взрослые, то в суд они не пойдут, но в загсе побывать придется.

— Как вы думаете, возможен ли для президента новый брак? Вот Дмитрий Песков заявил, что Владимир Владимирович уже давно посвятил себя стране!

У нас нет никаких оснований не верить Дмитрию Сергеевичу – он человек серьезный, но никто же не запрещал браки без регистрации.

— Вообще откуда у вас такая осведомленность? К примеру, вы были в России первым, кто подтвердил смерть Березовского, и заявили, что он покончил с собой. Вы дружили?

Нет, мы с ним друзьями не были. Я вообще считал Бориса немного сумасшедшим. Владеть информацией – это сила, поэтому со мной на постоянной основе работают около двадцати человек в России и приблизительно столько же на Западе – они молниеносно сообщают новости в сферах, которые меня могут интересовать. За такую информацию, как смерть Березовского, приходится дорого платить!

— Несколько лет назад ваше имя было связано с любой разборкой в шоу-бизнесе, сейчас вы меньше вовлечены в этот водоворот. Заработали имя и хватит?

Меня не интересует, откуда человек, меня интересует только он сам! Предоставляется возможность – работаю с людьми из шоу-бизнеса. Многие деловые отношения переросли в крепкую дружбу, как с Филиппом Киркоровым. Но обычных людей среди моих клиентов около пятидесяти процентов, как и у любого звездного адвоката. А на слуху лишь фотограф Женя Гусева, которую я в деле против Валерия Меладзе защищал. Наш разговор прерывает телефонный звонок. Александр Андреевич выводит его на громкую связь: «Любимая, алло. Впервые за 35 лет не стал поздравлять тебя первым в связи с тем, что я послал симпатичный букет с запиской, в ней все, что я о тебе думаю». Из трубки слышится приятный женский голос: «К вашим ногам, прекрасная Елена, надо бросать шиншилля и бриллианты, а я бросаю жалкие цветы. Вечно любящий вас котик»... Спасибо, дорогой, какие же это «жалкие цветы», шикарная корзина! Спасибо тебе! Обожаю». Добровинский смеется: «Татуировка с датой твоего дня рождения сделана у меня на одном интересном месте, ну, ты знаешь! Целую!»– Это бывшая жена, мы сохранили прекрасные отношения. Моя нынешняя супруга ничуть не ревнует. С Мариной мы вместе больше двадцати лет, подрастают две дочки. Обе далеко от нас – учатся за границей. Младшая в школе в Германии – хочет стать прокурором, а старшая на факультете права – будет адвокатом. Я с ними постоянно на связи – эсэмэски, звонки, советуются со мной даже по поводу одежды и мальчиков. Вернемся к нашим вопросам…

— Хорошо… Хотели бы защищать кого-то из мировых знаменитостей – делить имущество Деми Мур и Эштона Катчера или детей Мадонны и Гая Ричи?

Вы попали в точку! В этом месяце лечу в Монако встречаться с супер-пуперзвездой – эта женщина номер один во Франции. У нее отобрали ребенка, договоримся – будем вместе возвращать. Уверен, этот скандал будет во всех мировых СМИ! Так что продолжаем стирать границы: офис в Лондоне успешно функционирует, скоро откроемся в Петербурге и Монте-Карло.

«Если умеешь смеяться над собой – ничего не страшно»

— Кроме написания юмористических зарисовок о судебных процессах, семье и всем, что происходит, какие у вас еще хобби – гольф, коллекционирование?

Ха, я до сих пор понять не могу: я адвокат, хобби которого коллекционирование, или коллекционер, хобби которого адвокатура. У меня около двадцати собраний – живопись, графика, коллекция эротики (почему бы не вспомнить на досуге, как я прошел допрезервативный период развития нашей цивилизации), советские украшения (камея с Троцким или запонки с Лениным), плакаты, мебель, коллекция ручек, портсигаров, книг, раритетные автомобили, агитлак (революционная икона). Все датируется XX веком. Особую ценность для меня имеют меморабилии – вещи известных людей, в моей коллекции карманные часы короля Англии Эдуарда VIII, вещи Иосифа Сталина и Надежды Крупской. Самая большая гордость – медали легендарного хоккеиста Анатолия Тарасова и его значок заслуженного тренера. Звание у него отобрали, а значок он не отдал. Их мне подарила его дочь, тренер по фигурному катанию обворожительная Татьяна Тарасова. Жена тоже заразилась моим увлечением – из стоматолога переквалифицировалась в искусствоведа и уже пять лет ведет самые модные в столице курсы. Еще она организует удивительные поездки за границу, но не по туристическим маршрутам, а находит что-то исключительное.

— У вас на все хватает времени?

Хватает, главное – успевать работать! Сейчас я увлечен делом Лебедева об избиении Полонского – разбираемся в суде в их драке на НТВ. Хожу на заседания, веду дневник на Facebook. Говорят, пишу с юмором.

— А над собой умеете посмеяться?

Конечно, это врожденное – мои бабушки и дедушки из самого юморного города на земле – Одессы. Если умеешь смеяться над собой, то тебе ничего не страшно!

— Мне рассказывали, что вы нудист, – известность не мешает? За автографами на пляже не подходят?

Ну, то, что не зануда, это точно! Конечно, я нудист с двадцати лет. У меня была бурная молодость. Одно ваше слово, и могу прям здесь сейчас раздеться. Хотите?

— Как жаль, что со мной нет фотографа!

Подождите, дорогая, на троих мы не договаривались!

Текст: Анастасия Ананьина

Текст:Анастасия Ананьина

www.starhit.ru

«Я уговорил Марину подписать брачный контракт» | Forbes Woman

Марина оказалась тем, кого я искал всегда. Она одевается так, как нравится мне, ведет дом так, как мне бы хотелось. Однажды она сказала кому-то из журналистов: «Александр Андреевич сегодня такой, каким хотел быть в 18 лет». Мы никогда об этом не говорили, но она это почувствовала.

У нас бывали мелкие недопонимания. Однажды мы не разговаривали четыре дня. А есть абсолютно нерешаемые ситуации. Например, я люблю спать с открытым окном в любой мороз, а Марина — нет. Это жесткая борьба. Я открываю окно, становится холодно — я получаю пинок ногой и приходится вставать, закрывать. Мы отдыхаем от этого только на даче, где окно расположено так, что никому не мешает.

Марина очень хорошо поняла основную заповедь бизнеса: нельзя бояться больших расходов, надо бояться маленьких доходов. Да, мы любим красиво жить. Мы оба собиратели антиквариата. И жена никогда не запрещала мне покупать вещи для коллекции.

Дела, которые я веду, мы никогда дома не обсуждаем. Марина по складу характера, по логике мышления не адвокат, скорее — прокурор. Но у нее экстремальное уважение к мужу: он всегда прав. Она нечасто вступает со мной в дискуссию, что хорошо.

Когда младшей дочке было четыре года, а старшей — девять, они захотели собаку. Просто замучили меня. Чтобы отстали, я пообещал: вот пойдет младшая в школу, будет вам собака. И они успокоились. Подошел срок, Марина уже нашла собаку, но я-то совсем не планировал такого развития событий. Начались серьезные баталии с уговорами и слезами, но я был неумолим: либо я, либо собака. Дело шло к разводу. И тогда Марина предложила сходить за советом к раввину. Он выслушал версию жены, затем мою и сказал: «Мужчина, детей нельзя обманывать — ты должен купить собаку. Но ты же не обещал, что будешь с ней жить. Возьми женщину для присмотра и посели ее на даче». В тот же день Марина привезла щенка йоркширского терьера, девочку, я пришел домой и увидел дрожащее от страха существо. Увидел и растаял. Три дня спустя я уже говорил жалующейся на лужу в неположенном месте горничной, что этой собаке можно все.

Марина очень деятельная натура, блестящий организатор. Она не может не работать: некоторое время назад подписала договор с аукционным домом Phillips de Pury и сделала искусствоведческие курсы, которые я и сам иногда посещаю — так интересно!

Я детей балую, а жена воспитывает. Ей достается самое тяжелое, но такова жизнь. Марина прекрасно знает меня, уважает и доверяет. Ни о какой ревности не может быть и речи. Бывает, я встречаюсь с клиенткой в ресторане, и «добрые» люди звонят Марине и докладывают. Она всегда отвечает: «Александр Андреевич работает».

www.forbes.ru

Адвокат Киркорова потребовал у малолетней дочери 420 тысяч долларов

Девочка собирается продавать свои игрушки, чтобы рассчитаться с любящим отцом

Знаменитый адвокат Александр Добровинский, представлявший интересы Филиппа Киркорова, Анастасии Волочковой и многих других медийных персон, в силу своей профессии не раз разбирал чужие семейные скандалы. Но в собственной жизни возможность таких конфликтов всегда отрицал. Он уверял, что у него с родными царят взаимные любовь и согласие. И вдруг как гром среди ясного неба - на интернет-портале Life.ru и еще в ряде сетевых СМИ появилась информация о его судебных разбирательствах со своей несовершеннолетней дочерью. Причем, как утверждалось, это была дочь вовсе не от его жены Марины, с которой он прожил много лет, а совсем от другой женщины.

- Думаю, желтая пресса знает мою жизнь лучше, чем я сам, - заявил нам в ответ на просьбу о комментариях Александр Андреевич. - Поэтому все вопросы нужно адресовать к ней. Ни объяснять, ни оправдываться перед желтой прессой не вижу никакого смысла.

С большим трудом мы разыскали Любовь - маму той самой девочки, с которой судился Добровинский. Она тоже не изъявила желания обсуждать взаимоотношения с адвокатом. Но некоторые подробности этой скандальной истории нам все-таки выяснить удалось.

- Недавно дочери Полине исполнилось 10 лет, и, хотя денег на ее содержание отец не выделяет, в суд на алименты я не подавала, - ответила на наши вопросы Любовь. - Понимаете, Добровинский - человек публичный, любые судебные иски с его участием освещались бы в прессе, и я не хотела травмировать психику ребенка. К сожалению, иск прилетел с той стороны, откуда не ждали, и оградить дочь от шумихи не удалось.

В 2014 году Добровинский оформил в собственность Полины 90 процентов квартиры на Воробьевых горах. При этом 10 процентов он оставил себе. Мотивировал это желанием обезопасить дочь от мошенников, которые могут позариться на ее жилплощадь. Но, видимо, теперь ситуация изменилась. И он подал в Никулинский суд иск к дочери с требованием вселить его на принадлежащие ему 15 квадратных метров.

Ради получения решения о вселении Добровинский даже отказался от жены Марины, которую в течение 20 лет называл единственной любимой. Утверждал в суде, что она ему не жена, а просто друг. А его представители заявили, что Марина была «женщиной для выходов в свет» - чем-то типа «бороды». Это просто редкий цинизм - ради квартиры предать свою семью, все свои так усердно афишируемые ранее ценности.

Вокруг маститого адвоката всегда вьётся множество алчных дам (слева - гражданская супруга Марина)

Эксклюзивная недвижимость

- Добровинский был уверен в своей победе, - продолжает Любовь. - Думал, что, только услышав его фамилию, в суде все «сделают ку», как в фильме «Кин-дза-дза». К его неудовольствию, Никулинский суд в полном объеме отказал в удовлетворении его требований.

Но Добровинского это не остановило. Не успели опубликовать решение суда, как на имя дочери от него пришло письмо, в котором он предложил ей выкупить его долю в квартире за 420 тысяч долларов. Таких цен за 15 «квадратов» нет ни в Москве, ни в Нью-Йорке. Реально эта площадь стоит в разы меньше. Но это же доля Добровинского. Соответственно, это эксклюзивная недвижимость, и цена назначена, как на часто посещаемом им аукционе «Сотбис».

Причем в случае, если дочь в течение месяца не заплатит назначенную сумму, любящий отец оставил за собой право продать свои 10 процентов другому лицу. То есть теоретически в квартире в ближайшее время может оказаться какой-нибудь цыганский табор. Похоже, великого адвоката совершенно не волнует ни психологическое состояние ребенка, ни нарушение его прав как несовершеннолетнего.

Вдобавок к этому Добровинский отправил официальную бумагу в ТСЖ с просьбой возместить ему расходы на содержание жилья, которые он оплачивал за дочь последние три года. Сумма расходов составила около миллиона рублей. В общем, долги ребенка перед отцом растут как на дрожжах.

Добровинский - богатейший человек. Он всегда хвастался своими уникальными коллекциями произведений искусства, крутым «Роллс-Ройсом», огромным офисным зданием в Последнем переулке, квартирой на Арбате площадью 220 квадратных метров и выкупленной им дачей Любови Орловой на двух гектарах земли во Внуково. И с его стороны крайне недостойно так издеваться над собственным ребенком. Полина вместе с одним мальчиком в школе открыла сайт. Собирается продавать свои поделки, чтобы собрать денег, сколько нужно. Это было бы смешно, если бы не было так грустно.

www.eg.ru

Адвоката Добровинского беспокоят лобковые вши - МК

Тайна краха бизнеса Полонского

Одна из статей адвокатской этики гласит, что злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката. И дальше есть расшифровка: «Адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне».

В истории с известным бизнесменом-девелопером Сергеем Полонским адвокат Добровинский, судя по всему, сыграл роль демона-искусителя, который к тому же лишил свою жертву всего именно в тот момент, когда она не могла оказать сопротивления.

Итак, вот как развивались события. Сергей Полонский решил продать свой бизнес: корпорацию «Поток» и построенное им самое высокое здание в Европе — «Башню Федерации». Важную роль во всех переговорах вел его тогдашний адвокат Добровинский. Он заверил Полонского, что покупателем является Роман Абрамович. Это оказалось далеко не так, и корпорация в итоге была продана на невыгодных для Полонского условиях. Для того чтобы ввести своего клиента в заблуждение, адвокат Добровинский в числе прочего использовал свою помощницу Диану Татосову.

— Она приехала к нам на остров в Камбоджу в марте 2013 года, — рассказывает супруга Полонского, Ольга. — Татосову прислал Добровинский. Мы даже не поняли, зачем он это сделал, ведь в тот период Сергей находился в местной тюрьме — и защищать его по местным законам мог только камбоджийский адвокат. Я сразу подумала, что Татосова приехала, чтобы проконтролировать ход сделки по продаже компании «Поток». И потом я заставала ее за тем, что она без ведома брала компьютер Сергея и передавала какую-то информацию Добровинскому.

Ольга, кстати, до сих пор считает, что Татосова соблазняла Сергея по заданию Добровинского. Когда Полонского выпустили, симпатичная адвокатша не уехала, ходила, так говорит Ольга, по острову в трусах, употребляла спиртное и т.д. Чем закончилась эта странная история — разговор отдельный (если в двух словах: беременная Ольга потеряла ребенка). А вот на чем сейчас стоит сделать акцент: Добровинский продал по доверенности весь бизнес Полонского его бывшим партнерам по «Потоку» на таких кабально-иезуитских условиях, что Сергей Юрьевич остался фактически гол как сокол.

Звездный адвокат умеет сделать шоу из любой ситуации. Фото: facebook/aadobrovinsky

В апреле 2014 го Сергей Полонский обратился в Высокий суд правосудия Англии, в исковом заявлении он обвинил теперь уже своего бывшего адвоката господина Добровинского в обмане доверия, мошенничестве и краже 13,5 млн долларов (часть средств, причитавшихся Полонскому за продажу «Потока»). А потом заголовки СМИ стали пестреть сообщениями, что Добровинский в лондонском суде у Полонского выиграл и теперь и без того лишившийся бизнеса Полонский должен выплатить ему около 5 млн долларов. «Думаю, что в скором времени я буду общаться с коллегами из Камбоджи, для того чтобы арестовывать принадлежащую здесь господину Полонскому недвижимость», — довольный, комментировал новость сам Добровинский. Когда адвокат с радостью сообщает, что хочет «обобрать» своего бывшего клиента, — это выглядит, мягко говоря, странно. Но главный вопрос — неужели лондонский суд встал на его сторону?

И вот что произошло в действительности.

— Лондонский судебный процесс отличается от российского, — рассказывает адвокат Славик Брсоян. — Там предусмотрен длительный обмен сторон документами. И этот процесс разбит на стадии, на которых ты должен внести деньги. Речь идет о крупных суммах. В случае с Полонским первый взнос равнялся 500 тысячам фунтов стерлингов. Подразумевается, что это как бы депозит. Нападающая сторона, то есть истец, платит средства, чтобы процесс продолжался, а когда она выиграет (если выиграет), то деньги ей возместят. Когда Полонский подал иск, он был на свободе и смог внести первоначальную сумму. Но потом он был арестован, экстрадирован в Россию. Сергей Юрьевич был лишен возможности принимать активное участие в этом важнейшем для него процессе из-за строгого режима в федеральном СИЗО №1. И когда подошли к стадии непосредственно самого судебного разбирательства и нужно было внести следующий транш, он этого не смог сделать. Решение суда было таким: отказать истцу в связи с неисполнением обязанностей по внесению платежа. И автоматически удовлетворили встречный иск ответчика.

Полонский обращался в адвокатскую палату с жалобой на Добровинского, где сообщал, что тот распространяет в отношении бывшего клиента порочащие его сведения и даже (!) рекомендует еще одну статью УК ему вменить. Вот только один пример. В передаче «Прямой эфир» от 19 мая 2015 года Добровинский говорит: «На мой взгляд, статья 174, отмывание денег, она ему грозит, конечно... Очевидно, правоохранительные органы должны заинтересоваться этим».

Но и это, как оказалось, цветочки.

Передо мной интересные документы. Одно из них — постановление, подписанное следователем Сильченко 10 июня 2013 года. В документе сказано, что Добровинский был допрошен в качестве свидетеля еще 22 мая 2013 года. Цитирую: «В ходе допроса Добровинский заявил, что Полонский является клиентом по нескольким гражданским и уголовным делам».

В п. 2 ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» сказано, что адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи обращением к нему за юридической помощью и в связи с ее оказанием. Этой норме есть объяснение: существует понятие адвокатской тайны, которую защитник в первую очередь обязан соблюдать. То есть получается, давать показания в качестве свидетеля Добровинский права не имел.

Полонский обратился с жалобой на Добровинского в Адвокатскую палату города Москвы. Ему ответили, что меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату не позднее шести месяцев со дня обнаружения проступка, а указанное время истекло. К сведению, истекло оно, потому что Полонский находился под арестом. Но комиссия фактически признала: Добровинский не должен был являться на допрос в качестве свидетеля по делу против его клиента ни при каких условиях (даже если тот сам об этом слезно просит).

Бабочка и пенсне дают право на оскорбление коллег.

Но Добровинский не просто соглашается быть допрошенным, он помогает следователю собирать доказательства. Против своего клиента? Передо мной бумага, подписанная Добровинским 4 марта 2014 года. Вип-адвокат обращается к следователю Сильченко, цитирую: «Вы просили содействовать следствию во всех обстоятельствах... Особенно важным вы посчитали найти вероятных потерпевших в проекте «Рублевская Ривьера». В этой связи прилагаю список найденных мною инвесторов данного проекта». И далее перечень. Есть ответ следователя Сильченко адвокату Добровинскому: «Предоставленная вами в следственный департамент МВД информация приобщена к материалам уголовного дела».

— Вообще, этот документ — смерть для любого адвоката, — говорит Брсоян. — на мой взгляд, это означает, что защитник предал своего клиента — не важно, бывшего или нынешнего. По закону статус адвоката может быть прекращен при неисполнении или ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, незаконном использовании или разглашении информации, связанной с оказанием адвокатом квалифицированной юридической помощи своему доверителю, нарушении адвокатом норм профессиональной этики.

Разве не это сделал Добровинский?! Почему же он до сих пор является адвокатом?

Ну а в довершение образа этого адвоката расскажем о некоторых эпизодах его звездной жизни, тесно переплетающейся с адвокатской деятельностью.

Эпизод 1. Друг следствия

Адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия к нему или к адвокатуре.

Кодекс профессиональной этики адвоката

Одна из самых скандальных и не делающих чести всему шоу-бизнесу историй — про то, как Филипп Киркоров обвинил Дидье Маруани в вымогательстве. Напомню в двух словах. Лидер группы Space Маруани заподозрил российского поп-певца в плагиате. Адвокатом французского композитора выступал Игорь Трунов. А защитником Киркорова — Александр Добровинский. Стороны планировали подписать мировое соглашение, предусматривающее выплату около €1 млн евро. Для этого Маруани и Трунов приехали в отделение Сбербанка, где их... задержали по обвинению в вымогательстве. Именно Добровинский заявил, что никакого соглашения не было, а задержанные пытались вымогать. Уже потом француз подаст иск за ложный донос.

Добровинский и себя опорочил, и клиента, Филиппа Киркорова, едва до уголовщины не довел. Фото: facebook/aadobrovinsky

Добровинский сказал в адрес коллег Трунова, а также его супруги Людмилы Айвар, мягко выражаясь, не самые добрые слова, когда давал комментарии в СМИ. Трунов подал жалобу в Адвокатскую палату.

— Его высказывания не поднимают престиж адвокатуры, а, напротив, дискредитируют адвоката и адвокатскую деятельность, — говорит Айвар. — Палата посчитала, что нарушение адвокатской этики было, но оно не столь грубое, чтобы повлечь за собой самую суровую меру — лишение статуса. Мы не стали оспаривать, потому что не хотели крови. Но мы не посчитали, что это незначительный проступок. Это «адвокатский беспредел», когда адвокат совершает провокацию в отношении противоположной стороны и своего коллеги. И никто меня не убедит в обратном, я уверена: Киркоров не был инициатором всей вакханалии. Да, все было от имени певца, но его главный советчик — Добровинский. Это мое мнение, которое подтверждено материалами. Для нас было важно не то, чтобы Добровинского наказали, а чтобы он в дальнейшем в общении с другими адвокатами вел себя корректно. Но тогда мы еще не знали, что он нарушил едва ли не самое главное правило адвокатуры — не сотрудничать со следствием. Уже потом мы получили доступ к материалам дела, из них следовало, что он давал показания, фактически принимал участие в оперативно-разыскных мероприятиях.

Адвокатская палата наказывать Добровинского за сотрудничество со следствием не стала, потому что, как и в случае с Сергеем Полонским, прошли сроки давности.

— А ведь нарушение адвокатской тайны — это подрыв самой основы основ адвокатуры, — говорит Людмила Айвар. — Адвокат не вправе сотрудничать с разыскными органами, он не может заявить о совершенном преступлении. Те сведения, что он получил, нельзя использовать против клиента. Адвокат как священнослужитель. В противном случае для чего нужны люди этих профессий, если человек не может все рассказать без опасения, что его «сдадут» правоохранительным органам?

Эпизод 2. Обвинение в воровстве

Адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии.

Кодекс профессиональной этики адвоката

Блогер и светская львица Божена Рынска адвоката Добровинского знает давно и много чего интересного может поведать. Рассказывает, как была на концерте Хворостовского в Малом театре. Тогда слева, через два кресла, от нее сидел Добровинский с супругой. «И вдруг я замечаю, что у меня под ногами лежит белая парусиновая панама. Судя по виду — детская или женская пляжная. Я ее поднимаю и добродушно говорю: «Ой, девчонки! Шляпа! Кто-то потерял! Это ваша?». Добровинский, который сидит от меня на приличном расстоянии, грубо и громко говорит: «Это моя! Дайте! Не надо воровать чужие вещи».

Божена рассказывает и другую историю, которую ей, как она уверяет, поведал Добровинский в своем же доме. Процитирую: «Маленькая дочка Добровинского очень хотела собаку. Тогда ей было лет пять-шесть. Прямо вот мечтала. Мечтала страстно, больше, чем обычный ребенок может мечтать о собаке, потому что именно эта маленькая девочка была не очень здорова и стеснялась показываться другим детям. Она уже понимала, что она немножко не такая, как все. А Добровинский очень не хотел собаку. И предлагал разные компромиссы: покупаем собаку на дачу и ты к ней ездишь в гости, еще что-то. Но ребенок умолял о собаке именно дома. Наконец дочка уговорила папу на йорка. Убедили, что йорк не пахнет, писает в пеленочку, и вообще это усовершенствованная собака. Адвокат согласился. И когда пришла пора выполнять обещание, сказал дочке: «Да, я обещал — я куплю. Но я сам при этом уйду из дома. Я обещал купить йорка, но я же не обещал, что я при этом не уйду из дома, где будет жить собака». «Зато, — гордо сказал Добровинский, досказывая мне эту историю, — у дочки появился интерес к профессии адвоката». Прошло лет пять или шесть. И я до сих пор помню эту историю. Историю изворотливости, цинизма, обмана больного ребенка. Я думаю, что в этот момент для этой девочки кончился папа...»

Эпизод 3. Подмышки и лобковые вши

Адвокат строит свои отношения с другими адвокатами на основе взаимного уважения и соблюдения их профессиональных прав.

Кодекс профессиональной этики адвоката

После одного из дел, где адвокатом ответчика выступал Добровинский, а истца — Любарская, последняя умерла от сердечного приступа. Есть ли связь между этими двумя событиями или нет — утверждать точно никто не может. Но вот на суде был журналист «МК» Александр Минкин, который так описывал происходящее: «Он выглядит превосходно: жилеточка, золотые перстни, четки, золотое пенсне на золотой цепочке, портфель фирмы «Луи Вуитон», впечатление немного портит то, что он ковыряет в носу, как простые люди — пальцем (никакого специального золотого инструмента у него для этого нет)».

Добровинский тогда изощрялся в искусстве издеваться над людьми, которые не могут разговаривать так, как он, не могут отвечать на его язвительные замечания и колкости в силу воспитания. И в первую очередь над Гералиной Любарской. Эта женщина — один из самых лучших адвокатов страны. И вот Добровинский на суде заявил: «Судебное заседание было сорвано, так как в очередной раз в суд не явилась адвокат Любарская, которая ушла в какой-то отпуск. Я не думаю, что она в декретном отпуске, хотя все может быть — госпожа Любарская у нас выдающийся адвокат, поэтому она могла и с этим делом справиться спокойно». Гералине Любарской в тот момент было 69 лет. Слова Добровинского выглядели как наглое и грязное издевательство.

Цитата Минкина: «Я позвонил ей: что это значит? Она ответила с горечью:

— Вы бы знали, что мне приходится слышать в процессе! Вы не поверите. Я сделала замечание адвокату Слуцкера за непозволительные выражения. А Добровинский мне ответил: «Не беспокойтесь обо мне. Беспокойтесь о своих лобковых вшах».

— В суде?!

— Да.

— А судья?

— Ничего.

Через несколько дней она умерла. У нее было больное сердце».

Больнее всего издевательства Добровинского бьют именно по порядочным людям. У них от него нет противоядия. Минкин рассказывал, как при нем в суде допрашивали свидетельницу, которая, описывая одну женщину, сказала, что у той были длинные волосы. «Под мышками», — бросил тогда адвокат Добровинский и, довольный собой, заулыбался.

***

Не знаю, сколько раз жаловались на адвоката Добровинского в палату адвокатов Москвы, но это точно было не единожды и не дважды. Тогда почему он все еще при своем статусе?

Про все или почти про все истории, что мы здесь описываем, и члены палаты, и ее президент прекрасно знают. Тогда почему молчат? Почему вместо жесткого решения носятся с Добровинским как с малым ребенком, ограничиваясь предупреждениями? Добровинскому 63 года. Рассчитывать, что «мальчик все поймет и исправится», смешно.

— Адвокатская палата не хочет выносить сор из избы, — сказал мне один легендарный адвокат. — Но разве не выносит все это сам господин Добровинский? Я вот не уверен, что у него даже есть профессиональное образование. Того вуза, где он учился или защищался, давно нет, он закрылся — и сведений о нем получить невозможно. Но вопрос с образованием очень и очень спорный. Мое имя не упоминайте, а то он потом выльет на меня ушат г…на.

Выходит, все так боятся запачкаться, что предпочитают молчать и ничего не предпринимать?

Прошу считать эту статью обращением в Адвокатскую палату города Москвы и Министерство юстиции РФ.

www.mk.ru

Адвоката Добровинского беспокоят лобковые вши

Новость о том, что звездный адвокат Александр Добровинский подал в суд на свою 9-летнюю дочь Полину, требуя вселения в ее квартиру, нынешним летом потрясла даже самых циничных. «Должен же быть предел. Судиться с собственным ребенком!» — говорили за его спиной. Суд Добровинский, слава богу, проиграл. Но потребовал с матери девочки 420 тысяч долларов отступных. Маленькая Полина говорит, что будет продавать свои поделки, чтобы выплатить деньги папе.

Но цинизм ведь не преступление. А материалы, которые оказались в наших руках, свидетельствуют как минимум о нарушении адвокатской этики, а возможно, и закона об адвокатуре. В этих документах Добровинский признается, что сотрудничает со следствием (в том числе представляет ему доказательства) по уголовному делу против своего же клиента.

Тайна краха бизнеса Полонского

Одна из статей адвокатской этики гласит, что злоупотребление доверием несовместимо со званием адвоката. И дальше есть расшифровка: «Адвокат не вправе действовать вопреки законным интересам доверителя, оказывать ему юридическую помощь, руководствуясь соображениями собственной выгоды, безнравственными интересами или находясь под воздействием давления извне».

В истории с известным бизнесменом-девелопером Сергеем Полонским адвокат Добровинский, судя по всему, сыграл роль демона-искусителя, который к тому же лишил свою жертву всего именно в тот момент, когда она не могла оказать сопротивления. Итак, вот как развивались события. Сергей Полонский решил продать свой бизнес: корпорацию «Поток» и построенное им самое высокое здание в Европе — «Башню Федерации». Важную роль во всех переговорах вел его тогдашний адвокат Добровинский. Он заверил Полонского, что покупателем является Роман Абрамович. Это оказалось далеко не так, и корпорация в итоге была продана на невыгодных для Полонского условиях. Для того чтобы ввести своего клиента в заблуждение, адвокат Добровинский в числе прочего использовал свою помощницу Диану Татосову. — Она приехала к нам на остров в Камбоджу в марте 2013 года, — рассказывает супруга Полонского, Ольга. — Татосову прислал Добровинский. Мы даже не поняли, зачем он это сделал, ведь в тот период Сергей находился в местной тюрьме — и защищать его по местным законам мог только камбоджийский адвокат. Я сразу подумала, что Татосова приехала, чтобы проконтролировать ход сделки по продаже компании «Поток». И потом я заставала ее за тем, что она без ведома брала компьютер Сергея и передавала какую-то информацию Добровинскому.

Ольга, кстати, до сих пор считает, что Татосова соблазняла Сергея по заданию Добровинского. Когда Полонского выпустили, симпатичная адвокатша не уехала, ходила, так говорит Ольга, по острову в трусах, употребляла спиртное и т.д. Чем закончилась эта странная история — разговор отдельный (если в двух словах: беременная Ольга потеряла ребенка). А вот на чем сейчас стоит сделать акцент: Добровинский продал по доверенности весь бизнес Полонского его бывшим партнерам по «Потоку» на таких кабально-иезуитских условиях, что Сергей Юрьевич остался фактически гол как сокол.

В апреле 2014 го Сергей Полонский обратился в Высокий суд правосудия Англии, в исковом заявлении он обвинил теперь уже своего бывшего адвоката господина Добровинского в обмане доверия, мошенничестве и краже 13,5 млн долларов (часть средств, причитавшихся Полонскому за продажу «Потока»). А потом заголовки СМИ стали пестреть сообщениями, что Добровинский в лондонском суде у Полонского выиграл и теперь и без того лишившийся бизнеса Полонский должен выплатить ему около 5 млн долларов. «Думаю, что в скором времени я буду общаться с коллегами из Камбоджи, для того чтобы арестовывать принадлежащую здесь господину Полонскому недвижимость», — довольный, комментировал новость сам Добровинский. Когда адвокат с радостью сообщает, что хочет «обобрать» своего бывшего клиента, — это выглядит, мягко говоря, странно. Но главный вопрос — неужели лондонский суд встал на его?

И вот что произошло в действительности.

— Лондонский судебный процесс отличается от российского, — рассказывает адвокат Славик Брсоян. — Там предусмотрен длительный обмен сторон документами. И этот процесс разбит на стадии, на которых ты должен внести деньги. Речь идет о крупных суммах. В случае с Полонским первый взнос равнялся 500 тысячам фунтов стерлингов. Подразумевается, что это как бы депозит. Нападающая сторона, то есть истец, платит средства, чтобы процесс продолжался, а когда она выиграет (если выиграет), то деньги ей возместят. Когда Полонский подал иск, он был на свободе и смог внести первоначальную сумму. Но потом он был арестован, экстрадирован в Россию. Сергей Юрьевич был лишен возможности принимать активное участие в этом важнейшем для него процессе из-за строгого режима в федеральном СИЗО №1. И когда подошли к стадии непосредственно самого судебного разбирательства и нужно было внести следующий транш, он этого не смог сделать. Решение суда было таким: отказать истцу в связи с неисполнением обязанностей по внесению платежа. И автоматически удовлетворили встречный иск ответчика. Полонский обращался в адвокатскую палату с жалобой на Добровинского, где сообщал, что тот распространяет в отношении бывшего клиента порочащие его сведения и даже (!) рекомендует еще одну статью УК ему вменить. Вот только один пример. В передаче «Прямой эфир» от 19 мая 2015 года Добровинский говорит: «На мой взгляд, статья 174, отмывание денег, она ему грозит, конечно… Очевидно, правоохранительные органы должны заинтересоваться этим».

Но и это, как оказалось, цветочки.

Передо мной интересные документы. Одно из них — постановление, подписанное следователем Сильченко 10 июня 2013 года. В документе сказано, что Добровинский был допрошен в качестве свидетеля еще 22 мая 2013 года. Цитирую: «В ходе допроса Добровинский заявил, что Полонский является клиентом по нескольким гражданским и уголовным делам».

В п. 2 ст. 8 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» сказано, что адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи обращением к нему за юридической помощью и в связи с ее оказанием. Этой норме есть объяснение: существует понятие адвокатской тайны, которую защитник в первую очередь обязан соблюдать. То есть получается, давать показания в качестве свидетеля Добровинский права не имел.

Полонский обратился с жалобой на Добровинского в Адвокатскую палату города Москвы. Ему ответили, что меры дисциплинарной ответственности могут быть применены к адвокату не позднее шести месяцев со дня обнаружения проступка, а указанное время истекло. К сведению, истекло оно, потому что Полонский находился под арестом. Но комиссия фактически признала: Добровинский не должен был являться на допрос в качестве свидетеля по делу против его клиента ни при каких условиях (даже если тот сам об этом слезно просит).

Но Добровинский не просто соглашается быть допрошенным, он помогает следователю собирать доказательства. Против своего клиента? Передо мной бумага, подписанная Добровинским 4 марта 2014 года. Вип-адвокат обращается к следователю Сильченко, цитирую: «Вы просили содействовать следствию во всех обстоятельствах… Особенно важным вы посчитали найти вероятных потерпевших в проекте „Рублевская Ривьера“. В этой связи прилагаю список найденных мною инвесторов данного проекта». И далее перечень. Есть ответ следователя Сильченко адвокату Добровинскому: «Предоставленная вами в следственный департамент МВД информация приобщена к материалам уголовного дела».

— Вообще, этот документ — смерть для любого адвоката, — говорит Брсоян. — на мой взгляд, это означает, что защитник предал своего клиента — не важно, бывшего или нынешнего. По закону статус адвоката может быть прекращен при неисполнении или ненадлежащем исполнении адвокатом своих профессиональных обязанностей перед доверителем, незаконном использовании или разглашении информации, связанной с оказанием адвокатом квалифицированной юридической помощи своему доверителю, нарушении адвокатом норм профессиональной этики.

Разве не это сделал Добровинский?! Почему же он до сих пор является адвокатом?

Ну а в довершение образа этого адвоката расскажем о некоторых эпизодах его звездной жизни, тесно переплетающейся с адвокатской деятельностью.

Эпизод 1. Друг следствия

Адвокат должен избегать действий (бездействия), направленных к подрыву доверия к нему или к адвокатуре.

Кодекс профессиональной этики адвоката

Одна из самых скандальных и не делающих чести всему шоу-бизнесу историй — про то, как Филипп Киркоров обвинил Дидье Маруани в вымогательстве. Напомню в двух словах. Лидер группы Space Маруани заподозрил российского поп-певца в плагиате. Адвокатом французского композитора выступал Игорь Трунов. А защитником Киркорова — Александр Добровинский. Стороны планировали подписать мировое соглашение, предусматривающее выплату около €1 млн евро. Для этого Маруани и Трунов приехали в отделение Сбербанка, где их… задержали по обвинению в вымогательстве. Именно Добровинский заявил, что никакого соглашения не было, а задержанные пытались вымогать. Уже потом француз подаст иск за ложный донос.

Добровинский сказал в адрес коллег Трунова, а также его супруги Людмилы Айвар, мягко выражаясь, не самые добрые слова, когда давал комментарии в СМИ. Трунов подал жалобу в Адвокатскую палату.

— Его высказывания не поднимают престиж адвокатуры, а, напротив, дискредитируют адвоката и адвокатскую деятельность, — говорит Айвар. — Палата посчитала, что нарушение адвокатской этики было, но оно не столь грубое, чтобы повлечь за собой самую суровую меру — лишение статуса. Мы не стали оспаривать, потому что не хотели крови. Но мы не посчитали, что это незначительный проступок. Это «адвокатский беспредел», когда адвокат совершает провокацию в отношении противоположной стороны и своего коллеги. И никто меня не убедит в обратном, я уверена: Киркоров не был инициатором всей вакханалии. Да, все было от имени певца, но его главный советчик — Добровинский. Это мое мнение, которое подтверждено материалами. Для нас было важно не то, чтобы Добровинского наказали, а чтобы он в дальнейшем в общении с другими адвокатами вел себя корректно. Но тогда мы еще не знали, что он нарушил едва ли не самое главное правило адвокатуры — не сотрудничать со следствием. Уже потом мы получили доступ к материалам дела, из них следовало, что он давал показания, фактически принимал участие в оперативно-разыскных мероприятиях.

Адвокатская палата наказывать Добровинского за сотрудничество со следствием не стала, потому что, как и в случае с Сергеем Полонским, прошли сроки давности.

— А ведь нарушение адвокатской тайны — это подрыв самой основы основ адвокатуры, — говорит Людмила Айвар. — Адвокат не вправе сотрудничать с разыскными органами, он не может заявить о совершенном преступлении. Те сведения, что он получил, нельзя использовать против клиента. Адвокат как священнослужитель. В противном случае для чего нужны люди этих профессий, если человек не может все рассказать без опасения, что его «сдадут» правоохранительным органам?

Эпизод 2. Обвинение в воровстве

Адвокат при всех обстоятельствах должен сохранять честь и достоинство, присущие его профессии.

Кодекс профессиональной этики адвоката

Блогер и светская львица Божена Рынски адвоката Добровинского знает давно и много чего интересного может поведать. Рассказывает, как была на концерте Хворостовского в Малом театре. Тогда слева, через два кресла, от нее сидел Добровинский с супругой. «И вдруг я замечаю, что у меня под ногами лежит белая парусиновая панама. Судя по виду — детская или женская пляжная. Я ее поднимаю и добродушно говорю: „Ой, девчонки! Шляпа! Кто-то потерял! Это ваша?“. Добровинский, который сидит от меня на приличном расстоянии, грубо и громко говорит: „Это моя! Дайте! Не надо воровать чужие вещи“.

Божена рассказывает и другую историю, которую ей, как она уверяет, поведал Добровинский в своем же доме. Процитирую: „Маленькая дочка Добровинского очень хотела собаку. Тогда ей было лет пять-шесть. Прямо вот мечтала. Мечтала страстно, больше, чем обычный ребенок может мечтать о собаке, потому что именно эта маленькая девочка была не очень здорова и стеснялась показываться другим детям. Она уже понимала, что она немножко не такая, как все. А Добровинский очень не хотел собаку. И предлагал разные компромиссы: покупаем собаку на дачу и ты к ней ездишь в гости, еще что-то. Но ребенок умолял о собаке именно дома. Наконец дочка уговорила папу на йорка. Убедили, что йорк не пахнет, писает в пеленочку, и вообще это усовершенствованная собака. Адвокат согласился. И когда пришла пора выполнять обещание, сказал дочке: „Да, я обещал — я куплю. Но я сам при этом уйду из дома. Я обещал купить йорка, но я же не обещал, что я при этом не уйду из дома, где будет жить собака“. „Зато, — гордо сказал Добровинский, досказывая мне эту историю, — у дочки появился интерес к профессии адвоката“. Прошло лет пять или шесть. И я до сих пор помню эту историю. Историю изворотливости, цинизма, обмана больного ребенка. Я думаю, что в этот момент для этой девочки кончился папа…“

Эпизод 3. Подмышки и лобковые вши Адвокат строит свои отношения с другими адвокатами на основе взаимного уважения и соблюдения их профессиональных прав.

Кодекс профессиональной этики адвоката

После одного из дел, где адвокатом ответчика выступал Добровинский, а истца — Любарская, последняя умерла от сердечного приступа. Есть ли связь между этими двумя событиями или нет — утверждать точно никто не может. Но вот на суде был журналист „МК“ Александр Минкин, который так описывал происходящее: „Он выглядит превосходно: жилеточка, золотые перстни, четки, золотое пенсне на золотой цепочке, портфель фирмы „Луи Вуитон“, впечатление немного портит то, что он ковыряет в носу, как простые люди — пальцем (никакого специального золотого инструмента у него для этого нет)“.

Добровинский тогда изощрялся в искусстве издеваться над людьми, которые не могут разговаривать так, как он, не могут отвечать на его язвительные замечания и колкости в силу воспитания. И в первую очередь над Гералиной Любарской. Эта женщина — один из самых лучших адвокатов страны. И вот Добровинский на суде заявил: „Судебное заседание было сорвано, так как в очередной раз в суд не явилась адвокат Любарская, которая ушла в какой-то отпуск. Я не думаю, что она в декретном отпуске, хотя все может быть — госпожа Любарская у нас выдающийся адвокат, поэтому она могла и с этим делом справиться спокойно“. Гералине Любарской в тот момент было 69 лет. Слова Добровинского выглядели как наглое и грязное издевательство.

Цитата Минкина: „Я позвонил ей: что это значит? Она ответила с горечью:

— Вы бы знали, что мне приходится слышать в процессе! Вы не поверите. Я сделала замечание адвокату Слуцкера за непозволительные выражения. А Добровинский мне ответил: „Не беспокойтесь обо мне. Беспокойтесь о своих лобковых вшах“.

— В суде?!

— Да.

— А судья?

— Ничего.

Через несколько дней она умерла. У нее было больное сердце“.

Больнее всего издевательства Добровинского бьют именно по порядочным людям. У них от него нет противоядия. Минкин рассказывал, как при нем в суде допрашивали свидетельницу, которая, описывая одну женщину, сказала, что у той были длинные волосы. „Под мышками“, — бросил тогда адвокат Добровинский и, довольный собой, заулыбался.

***

Не знаю, сколько раз жаловались на адвоката Добровинского в палату адвокатов Москвы, но это точно было не единожды и не дважды. Тогда почему он все еще при своем статусе?

Про все или почти про все истории, что мы здесь описываем, и члены палаты, и ее президент прекрасно знают. Тогда почему молчат? Почему вместо жесткого решения носятся с Добровинским как с малым ребенком, ограничиваясь предупреждениями? Добровинскому 63 года. Рассчитывать, что „мальчик все поймет и исправится“, смешно.

— Адвокатская палата не хочет выносить сор из избы, — сказал мне один легендарный адвокат. — Но разве не выносит все это сам господин Добровинский? Я вот не уверен, что у него даже есть профессиональное образование. Того вуза, где он учился или защищался, давно нет, он закрылся — и сведений о нем получить невозможно. Но вопрос с образованием очень и очень спорный. Мое имя не упоминайте, а то он потом выльет на меня ушат г…на.

Выходит, все так боятся запачкаться, что предпочитают молчать и ничего не предпринимать?

Прошу считать эту статью обращением в Адвокатскую палату города Москвы и Министерство юстиции РФ.

Источник

news.rambler.ru


Смотрите также