Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Екатерина градова актриса биография


Екатерина Градова (Ekaterina Gradova): фильмография, фото, биография. Актер.

Екатерина Георгиевна Градова появилась на свет 6 октября 1946 года в Москве, у именитого столичного архитектора Георгия Александровича Градова и театральной актрисы Раисы Ивановны Градовой. Отец Градовой прошел всю войну, командовал отделением, принимал участие во многих разведывательных и боевых операциях, за что получил звания кавалера ордена Отечественной Войны II степени, ордена Красной Звезды, ордена Красного Знамени. В детстве образованию будущей актрисы уделяли огромное внимание. Девочка серьезно занималась языками, живописью и музыкой, проявляла интерес и к актерскому мастерству, вместе с матерью ходила в театр.

После школы Екатерина училась на переводчика, а только потом поступила в школу-студию МХАТ. В 1967 году состоялся дебют Градовой на большом экране в драме Бориса Яшина «Осенние свадьбы».

В 1971 году актриса сыграла Бэрил в картине Антонины Зиновьевой «Собака Баскервилей» по произведению Артура Конан Дойла. А в следующем году появилась в телевизионной постановке «Таланты и поклонники».

Но действительно всесоюзную известность Градовой принесла роль радистки Кэт в популярнейшей военной драме Татьяны Лиозновой «Семнадцать мгновений весны» 1973 года. Через год Екатерина появилась в комедийной мелодраме из жизни обычной советской многоэтажки «Маленькие комедии большого дома».

В 1976 году Градова снялась в драме Альберта Явуряна «Рождение», а в 1978 году - в мелодраме «Таблетку под язык».

Через год Градова приняла участие в съемках детективного мини-сериала Станислава Говорухина «Место встречи изменить нельзя».

А последней ролью актрисы в кино стала комедия «Гнездо глухаря» в 1987 году. Екатерина Градова была замужем за популярным советским актером Андреем Мироновым, в их браке родилась дочь Мария, которая сейчас тоже является известной российской актрисой. Уже в 90-х годах Екатерина со своим гражданским мужем, ученым Игорем Тимофеевым, усыновили из детдома сына Алексея.

В конце 80-х годов, после смерти мужа, Градова навсегда оставила актерскую карьеру, также на этот выбор повлияло и рождение внука Андрея, которому нужен был уход.

Позже, после тяжелой болезни, Екатерина пришла к вере и посещала курс богословия в Свято-Тихоновском Богословском институте. Религия сыграла большую роль в судьбе не только Екатерины - ее мать уже в преклонном возрасте приняла постриг и стала монахиней в Даниловом монастыре.

На данный момент актриса живет в собственном доме из деревянного сруба во Владимирской области, воспитывает внука и преподает детям «Живое слово», предмет, который придумала сама, основанный на Евангелии и Библии. Имеет собственный благотворительный фонд, помогающий детским домам и пенсионерам.

www.ivi.ru

Екатерина Градова Пожаловаться ▲▼ Имя

Имя: Ekaterina Gradova

Дата рождения: 6 октября 1946 г.

Знак зодиака: Весы

Возраст: 71 год

Место рождения: Москва, Россия

Деятельность: актриса театра и кино

Семейное положение: замужем

Детство и юность

Екатерина Георгиевна Градова родилась 6 октября 1946 года в Москве в семье известного архитектора, профессора, член-корреспондента Академии архитектуры и альпиниста Георгия Александровича Градова (1911-1984). Известно, что при одном из восхождений на Памир у него отказало сердце.

Мать – актриса Театра им. Гоголя Раиса Ивановна Градова (1923-2011), за 7 лет до своей смерти приняла постриг и стала матушкой Даниилой. Актриса рассказывала: «Мои родители были великими тружениками.

Отец – член-корреспондент Академии архитектуры. Доктор наук, профессор, он возглавлял крупный НИИ, написал огромный труд по теории архитектуры. Папа прошел всю войну гвардии майором, руководил полком саперов, совершил не один подвиг, сохранив всех до одного бойцов. Мама была драматической актрисой. Все детство по ночам, когда мы с моей няней спали, два огонька светились в нашей квартире – один у отца в кабинете, он писал, а другой – у мамы, она читала, или шила, или вязала. Воспитывали меня очень строго. Папа не любил дамских капризов. Я трудилась весь день, с 4-х лет – немецкий язык, с 7-ми лет – еще английский язык, фортепиано и уроки рисунка. Самым любимым моим занятием было дирижирование.

С 5-ти лет я вставала в папино красное деревянное кресло и дирижировала часами, обливаясь слезами. Это была музыка Бетховена, Моцарта, Чайковского и др. Дирижерскую палочку мне заменяла папина колонковая кисть. Я очень любила музыку, рассказывала содержание каждой услышанной симфонии или концерта, как я это понимала. Писала и читала очень рано, подражая отцу, с утра составляла списки день на день, и, неукоснительно выполняя их, с особенным удовольствием вычеркивая из моего ежедневника сделанное. Эта привычка по сей день держит меня в ощущении четко выстроенного дня и всех моих обязанностей, а не только прав».

Училась в Московском институте иностранных языков, Школе-студии МХАТ, руководитель курса Василий Петрович Марков. Самое первое зрительское признание пришло к актрисе Екатерине Градовой в 1969 году, когда, будучи студенткой 4-го курса Школы-студии МХАТ, она сыграла главную роль А. Н. Негиной в спектакле «Таланты и поклонники» Московского академического театра им. Маяковского.

Затем служила в Московском академическом театре Сатиры, в котором была задействована в спектаклях:

  • 1970 – «У времени в плену» – Жена Всеволода;
  • 1970 – «Интервенция» – Жанна Барбье;
  • 1971 – «Балаганчик дона Кристобаля» – Росита;
  • 1972 – «Таблетку под язык» – Светлана;
  • 1973 – «Чудак-человек» – Мария;
  • 1973 – «Маленькие комедии большого дома» – Она;
  • 1973 – «Пеппи Длинныйчулок» – Фрёкен Розенблюм;
  • 1974 – «Клоп» – Корреспондент;
  • 1974 – «Нам – 50!»;
  • 1974 – «Пощёчина» – Соня Захарова;
  • 1975 – «Пена» – Викторина;
  • 1975 – «Ремонт» – Залесская;
  • 1978 – «Таблетку под язык» – Светлана;
  • 1979 – «Феномены» – Ларичева;
  • 1980 – «Гнездо глухаря» – Искра;
  • 1980 – «Чудак» – Нихаль;
  • 1981 – «Бешеные деньги» – Лидия Чебоксарова;
  • 1987 – «Последние» – госпожа Соколова.

Первые роли в кино

В кино Екатерина Градова начала сниматься с 1966 года. Одна из первых заметных ролей актрисы была сыграна в мелодраме Бориса Яшина «Осенние свадьбы». В дальнейшем она снималась крайне редко, предпочитая кинематографу театр. Так в театре Маяковского Градова сыграла главную роль в пьесе «Таланты и поклонники», которая в 1971 году была экранизирована.

Как уже говорилось, в кино Екатерина Градова снималась мало, но, тем не менее, зрители помнят ее до сих пор. И дело здесь вовсе не в том, что она была женой великого актера. В памяти зрителей она осталась, как радистка Кэт из всенародно-любимого фильма Татьяны Лиозновой «Семнадцать мгновений весны». Эта картина мгновенно принесла немыслимую популярность снимавшимся в ней актерам. Не избежала этой участи и Екатерина. Сама актриса признается: «Это не просто фильм, это судьба». Действительно, даже спустя столько лет, ей звонят, приглашают на различные встречи, просят об интервью. 

Впоследствии Екатерина Градова снялась в достаточно рядовом историко-революционном фильме «Рождение», а в 1979 году — в культовом фильме «Место встречи изменить нельзя», где сыграла небольшую, но заметную роль — Светлану Волокушину.

Все эти годы актриса продолжала играть на сцене Театра Сатиры. И вдруг где-то в середине 80-х Екатерина Градова исчезла из поля зрения.

Фильмография Екатерины Градовой

  • 1967 – Осенние свадьбы – Марина
  • 1971 – Собака Баскервилей (фильм-спектакль) – Бэрил Стэплтон
  • 1971 – Женский монастырь (фильм-спектакль)
  • 1971 – Таланты и поклонники (телеспектакль) – Александра Негина
  • 1973 – Семнадцать мгновений весны – Катя Козлова (Кэтрин Кин)
  • 1974 – Маленькие комедии большого дома (телеспектакль) – Влюблённая
  • 1976 – Рождение – Ксения
  • 1978 – Чао! (телеспектакль)
  • 1978 – Таблетку под язык (телеспектакль) – Светлана
  • 1979 – Место встречи изменить нельзя – Светлана Петровна Волокушина
  • 1987 – Гнездо глухаря (телеспектакль) – Искра

Личная жизнь

Старожилы Театра Маяковского вспоминают, как в конце 60-х к ним пришла молодая артистка Катя Градова. Под крылышко ее сразу взял знаменитый актер Максим Штраух, известный по ролям Ленина, сыгранным в нескольких советских фильмах. Максим Максимович был старше Катеньки на 46 лет. О романе с ним не болтал только ленивый. Судачили, будто Градова помогала ухаживать за его больной женой, а когда та скончалась, стала жить с ним. Спустя некоторое время, во время съемок в сериале «Семнадцать мгновений весны», Екатерина увлеклась Андреем Мироновым и вышла за него. Штраух был в шоке, не находил себе места. Он заболел, осунулся…

После расставания с Мироновым Градова вернулась к Максиму Максимовичу. Как утверждают люди, близко знавшие Штрауха, Екатерина успела с Максимом Максимовичем расписаться. Она переехала к артисту вместе с новорожденной Машенькой, которая появилась на свет в мае 1973 года. Этот факт биографии актриса не упоминала никогда. Прожили они со Штраухом меньше года, близкие вспоминают, как тот был счастлив. И утверждают, что все свое имущество народный артист завещал любимой Екатерине.

С 1991 года второй муж, Игорь Тимофеев, бывший физик-ядерщик, занимался информационными технологиями и работал в фирме «ИнтерВИД», которой руководил бывший зять Екатерины Градовой Игорь Удалов. Екатерина Градова и Игорь Тимофеев познакомились в паломнической поездке в Оптину пустынь.

Тяжелая болезнь

Теперь уже не секрет, что жизнь Екатерины Градовой круто изменила серьезная болезнь: в возрасте 38 лет женщина вдруг начала угасать. Даже кремлевские врачи разводили руками не в силах поставить диагноз. «Когда внуку Андрюше исполнился месяц, я ушла из театра, – вспоминала актриса. – До 38 лет Господь терпеливо ждал меня. Когда я по-настоящему уверовала, уже не могла вести привычный образ жизни. Был период, когда я сильно болела, года два практически не выходила из дома, вес дошел килограммов до 45. Однажды в больнице случайно услышала, как врач сказал моей близкой подруге: «Забирайте ее, пусть хоть последний Новый год дома встретит». Вот тогда я обратилась к Богу, и болезнь отступила».

Выздоровев, Градова решила посвятить жизнь религии и служению людям. В театр она не вернулась, создала благотворительный фонд «Обретение» и стала помогать сиротам и одиноким старикам. Окончив курс в Свято-Тихоновском богословском институте, бывшая звезда кино начала преподавать в гимназии основы духовной нравственности и «Живое Слово» – изучение словесности на основе Библии. Мысль об усыновлении ребенка возникла после замужества за Игорем Тимофеевым. Этот союз актриса называла не иначе как духовным. После венчания супруги взяли годовалого мальчика из детского дома. Того самого детдома, в котором снимали сцену родов радистки Кэт в сериале «Семнадцать мгновений весны».

Сейчас

После того как актриса ушла в 90-х с телеэкранов и посвятила собственную жизнь религии и религиозно-просветительской деятельности, к актерской профессии Екатерина Градова так и не вернулась.

Сегодня поклонники актрисы озабочены тем, что приемный сын актрисы страдает от алкоголизма. Об этом журналистам рассказали как соседи юноши, так и соседи актрисы по деревне Горки Судогодского района Владимирской области, куда уехала от суетной столичной и мирской жизни актриса после того, как пришла к Богу.

Дом актрисы похож на дома соседей: участок с 20 сотками, никаких шикарных вилл, многометровых заборов и излишеств. Супруги разводят кроликов и коз, самостоятельно заготавливают траву и сено.

При этом, как сообщили соседи семейной пары, Екатерина Градова периодически жалуется на здоровье и уезжает из деревни в больницу на одну-две недели.

Сын бывшей актрисы, Алексей Суховерков, живет в московской квартире на Большой Никитской улице. При этом молодой человек прописан в другой квартире актрисы на Грузинском переулке. Соседи, живущие рядом с местом прописки юноши, возмущаются и даже вызывают полицию. По словам соседей, в квартире проходят подозрительные вечеринки. Также соседи заметили, что в квартиру постоянно приходят и уходят мужчины, регулярно живут девушки откровенного внешнего вида, поэтому подозревают, что в этом месте открыт бордель.

Сам Алексей Суховерков отказался комментировать эти слухи, назвав это семейной тайной. А Екатерина Градова возмутилась в ответ на обвинения в адрес сына. По словам актрисы, Александр работает в ресторанном бизнесе, а главным аргументом против того, что юноша вовлечен в криминальные махинации, стали воспитание и «порода», которые видно по лицу молодого человека.

О своей нынешней жизни бывшая актриса рассказывает: «У нас бывает много детей. Читаем, изучаем Закон Божий, историю, рисуем, вышиваем, делаем картины из соломки, 2 раза в день по часу плаваем, ездим в паломничество, устраиваем концерты и даже настоящие балы, фейерверки, печем что-нибудь, обязательно отмечаем дни ангелов».

Видео

Источники

fam-person.ru

Первая жена: Екатерина Градова

Первая жена: Екатерина Градова

После разрыва с Татьяной Егоровой Миронов вполне мог сосредоточить свое внимание на Нине Корниенко и именно ей в итоге сделать предложение руки и сердца. Но он вместо этого предложил стать его первой официальной женой женщине, с которой был знаком без году неделя, да еще новичку в Театре сатиры. Почему? Загадка. Хотя кое-какие мысли на этот счет высказать можно. Например, сослаться на слова Ларисы Голубкиной, которая в одном интервью сообщила: «Андрею нравились знаменитые тетки». А что было за душой у Егоровой и Корниенко? Ничего. Обе были из простых семей и звезд с неба не хватали. То ли дело Екатерина Градова. Она была из уважаемой семьи и на тот момент снималась не в какой-нибудь проходной «фильмушке», а в сериале, который заказал КГБ! Впрочем, расскажем обо всем по порядку.

Градова появилась в жизни Миронова в мае 1971 года. Что о ней известно?

Екатерина родилась 6 октября 1946 года в Москве в семье известного архитектора, профессора, члена-корреспондента Академии архитектуры и альпиниста Георгия Александровича Градова (1911–1984) и актрисы Театра им. Гоголя Раисы Ивановны Градовой (1923–2011). Вот что сообщает «Википедия» об отце Екатерины:

«Георгий Александрович Градов родился 28 мая 1911 года в городе Первомайске (ныне – Николаевская область Украины). В 1937 году он окончил Московскую академию архитектуры, после чего работал в Средней Азии, был главным архитектором бюро «Киргизпроект». С началом Великой Отечественной войны добровольно пошел на службу в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию и был направлен на фронт. Воевал помощником начальника штаба инженерных войск 50-й армии. Многократно возглавлял рейды инженерной разведки, создавал сеть инженерных наблюдательных постов. Позднее возглавил 2-е отделение штаба 20-й моторизованной штурмовой инженерно-саперной бригады. Организовывал инженерную разведку во время форсирования советскими войсками реки Свирь.

2–10 октября 1944 года Градов возглавлял отряд, орудовавший в немецком тылу в районе города Петсамо (ныне – Печенга Мурманской области). При его непосредственном участии были нанесены большие потери войскам противника и нарушены их коммуникации. В частности, отряд Градова подорвал мосты на двух шоссейных дорогах, электрическую подвесную дорогу, разгромил несколько немецких гарнизонов лично и еще на несколько навел по радио штурмовую авиацию, уничтожил около 120 солдат и офицеров противника, около 10 единиц боевой техники. В тех боях Градов лично уничтожил 10 вражеских солдат. При этом его отряд не имел потерь. За исключительные боевые успехи все бойцы и командиры отряда были награждены правительственными наградами СССР, а Градов был представлен командиром 20-й моторизованной штурмовой инженерно-саперной бригады подполковником Аршбой к званию Героя Советского Союза. Однако вышестоящие инстанции снизили статус награды до ордена Красного Знамени.

После окончания войны Градов в звании гвардии майора был уволен в запас. Работал директором научно-исследовательского и проектного института учебных зданий. Являлся автором многих проектов зданий школ и детских садов. Стал доктором архитектуры, профессором, членом-корреспондентом Академии архитектуры, ему было присвоено почетное звание заслуженного архитектора РСФСР.

Скончался 13 августа 1984 года во время восхождения в горах Памира, похоронен на Донском кладбище Москвы…»

Что касается мамы Екатерины – Раисы Ивановны, – то она родилась 17 августа 1923 года и после окончания школы поступила в Щукинское театральное училище. По его окончании поступила в Центральный театр транспорта (затем – Театр им. Гоголя на улице Казакова), где проработала всю жизнь.

Вспоминает Е. Градова: «…Мои родители были великими тружениками. Отец – член-корреспондент Академии архитектуры. Доктор наук, профессор, он возглавлял крупный НИИ, написал огромный труд по теории архитектуры. Папа прошел всю войну гвардии майором, руководил полком саперов, совершил не один подвиг, сохранив всех до одного бойцов. Мама была драматической актрисой. Все детство по ночам, когда мы с моей няней спали, два огонька светились в нашей квартире – один у отца в кабинете, он писал, а другой – у мамы, она читала, или шила, или вязала.

Воспитывали меня очень строго. Папа не любил дамских капризов. Я трудилась весь день, с 4 лет – немецкий язык, с 7 лет – еще английский язык, фортепиано и уроки рисунка. Самым любимым моим занятием было дирижирование. С 5 лет я вставала в папино красное деревянное кресло и дирижировала часами, обливаясь слезами. Это была музыка Бетховена, Моцарта, Чайковского и др. Дирижерскую палочку мне заменяла папина колонковая кисть. Я очень любила музыку, рассказывала содержание каждой услышанной симфонии или концерта, как я это понимала. Писала и читала очень рано, подражая отцу, с утра составляла списки дел на день и, неукоснительно выполняя их, с особенным удовольствием вычеркивала из моего ежедневника сделанное. Эта привычка по сей день держит меня в ощущении четко выстроенного дня и всех моих обязанностей, а не только прав.

Вообще интересы были разнообразны. Впервые узнав о том, что есть смерть, я не могла понять, что она такое, и смириться с ней. Ночью, когда меня сажали на горшок, я часто плакала, что Моцарт умер. И тогда я решила не допустить смерти родителей. В шесть лет на деньги, выданные мне на покупку зефира, я самостоятельно купила книгу «Микробиология» – хотела продлить жизнь родителей. Когда мне подарили настоящий микроскоп, начала с ластика, записывая наблюдения за изменением его состояния после стирания написанного. Часто переводила с английского сказки, делая из них пьесы, и ставила их. Зрителем была няня Анна, а главной актрисой – Тонечка, дочка нашего дворника. В ход шло все в доме, даже портьеры переносились из комнаты в холл, где разыгрывался спектакль. Во время действия няню приходилось время от времени будить шваброй, двигая из-за кулис ножки ее стула. Это мое увлечение родилось в театре, где работала моя мама и куда я часто ходила. А летняя жизнь в Чухлинке у бабули была римскими каникулами…»

Окончив школу (1963), Градова поступила в Московский институт иностранных языков – должна была стать переводчиком. Но в итоге проучилась в нем всего лишь год, после чего поступила в Школу-студию МХАТ (руководитель курса – Василий Петрович Марков).

В 1967 году Градова дебютировала в кино – сыграла небольшую роль (Марина) в фильме «Осенние свадьбы» режиссера Бориса Яшина с «Мосфильма». Картина была удостоена приза «Бронзовый леопард» за лучшую работу на Международном кинофестивале 1968 года в Локарно (Швейцария). Но все актерские лавры в этом фильме достались исполнительнице главной роли Валентине Теличкиной, а не Градовой.

К Екатерине же самое первое зрительское признание пришло в 1969 году, когда, будучи студенткой 4-го курса Школы-студии МХАТ, она сыграла главную роль А. Н. Негиной в спектакле «Таланты и поклонники» Московского академического театра им. Маяковского в постановке Марии Кнебель. Спектакль был поставлен выдающимися деятелями русского театра: постановка М. И. Кнебель, художник Ю. И. Пименов, актеры В. М. Орлова, Г. П. Кириллов, В. Я. Самойлов, Г. А. Анисимова, А. С. Лазарев, М. М. Штраух и др.

После этого успеха Градова, окончив Школу-студию, была приглашена в труппу «Маяка». И весьма удачно вписалась в коллектив. Везло ей и в личной жизни: ее покровителем в театре стал Максим Штраух – самый знаменитый киношный Ленин. Однако, несмотря на все эти обстоятельства, в 1971 году Градова надумала сменить место работы. Переход был осуществлен сразу после возвращения актрисы из ГДР, где она снималась в самой своей звездной кинороли – радистки Кэт в сериале «Семнадцать мгновений весны». Вот как она об этом вспоминает:

«Сама не знаю почему, но в тот день я надела черную юбку и черный свитер – все черное, строгое. И вот только я вошла в театр, как столкнулась с Андреем (Мироновым. – Ф.Р.). И он сказал:

– Ну наконец-то, долго мы вас ждали. Вы по поводу перехода?

Говорю:

– Да.

– Ну давайте, я вам помогу.

Я так удивилась, но думаю: если меня возьмут – то да, если нет – то нет.

Но тем не менее он зашел передо мной к Валентину Николаевичу, поговорил с ним, вышел и сказал:

– Идите, но потом не убегайте, найдите меня.

Я вошла к Плучеку, он меня братски благословил, поцеловал в лоб и сказал, что берет меня, все прощает (это о Театре имени Маяковского, куда я пошла после училища) и надеется на то, что я буду художником, на которого можно положиться и опереться, а не пойду путем любовных интриг и легкомысленности. А то, мол, у нас есть такие роскошные молодые люди, как Александр Ширвиндт, Михаил Державин, Андрей Миронов.

– Поэтому, девочка моя, – сказал он, – будь осторожна, держись от них подальше.

Я вышла из кабинета, Андрея нигде не увидела и подумала: «Зачем мне его искать, это некрасиво, да еще и после таких напутствий!» – и ушла домой.

Плучек зачислил меня в театр и разрешил продолжать съемки…»

Между тем Татьяна Егорова, поставив жирный крест на своем любовном романе с Андреем Мироновым, пыталась забыться в общении с другим мужчиной – тем самым известным сценаристом, с которым судьба свела ее некоторое время назад. Будучи большим знатоком антиквариата, он водил ее по комиссионным магазинам Москвы, где они подолгу выуживали из груды старинных чашек, тарелок, блюдец ценные экземпляры, чтобы затем купить их и с особым пристрастием разглядывать уже дома. При этом сценарист рассказывал такие интересные вещи про редкую посуду, что Егоровой никогда не было с ним скучно. Однако нет-нет, но она ловила себя на мысли, что даже несмотря на идиллические отношения с новым партнером, ее прошлый возлюбленный – Андрей Миронов – никак не идет у нее из головы.

А что же сам Миронов? Не желая отставать от своей бывшей возлюбленной, он тоже нашел себе новый объект страсти – Екатерину Градову. Как мы помним, впервые они увиделись в мае, когда девушка пришла устраиваться на работу в Театр сатиры. Их свидание было мимолетным и ни к чему не обязывающим. Так, во всяком случае, считала сама Градова. Миронов был иного мнения. Спустя месяц он позвонил Екатерине домой и попросил ее о свидании, как он сказал, «по очень важному делу». Эти слова чрезвычайно заинтриговали Градову, и она согласилась. Свидание выпало на вторник, 22 июня. Однако никакого «дела» на самом деле не было. Миронов просто отругал девушку за то, что она не смогла найти его в тот день, когда была у Плучека. «Мы же договорились!» – в сердцах молвил Миронов, хотя никакого уговора между ними на эту тему лично Градова не помнила. Но разубеждать своего кавалера не стала. В тот день они мило провели время, чередуя пешие прогулки по Москве с катанием на мироновском автомобиле. Расставаясь, договорились встретиться через неделю.

А вот что рассказывает о том дне актриса Театра сатиры Вера Васильева, муж которой – Владимир Ушаков – дружил с Мироновым:

«Однажды Андрюша сказал Володе: «Владимир Петрович, я вас сейчас с одной девушкой познакомлю! Мне нужен ваш совет, жениться или нет. Мы поедем на машине. Вы будете сидеть сзади. Если она вам понравится, то вы покажите большой палец. А если не понравится, сидите себе спокойно». Этой девушкой оказалась актриса нашего театра, из новеньких – Катя Градова. Она незадолго до этого перешла к нам из Театра Маяковского, и толком узнать ее мы еще не успели. Володя потом рассказывал: «Посмотрел я на нее – такая она хорошенькая, такая потрясающая! Так что не успели мы тронуться, как я уже показываю Андрею большой палец. А тот – тут же останавливает машину и говорит: «Владимир Петрович, вы, кажется, хотели здесь выйти?» И высадил меня, чтоб остаться с Катей наедине…»

Двадцать девятого июня состоялось новое свидание Миронова и Градовой, на котором наш герой внезапно сделал девушке официальное предложение руки и сердца. И Градова его приняла, несмотря на то что влюбленные виделись до этого друг с другом всего лишь пару-тройку раз! Чем объяснить подобную скороспелость – непонятно. Ладно Миронов: он, видимо, хотел досадить Егоровой, зная о том, что она проводит все свободное время на даче у сценариста, но вот Градова – что двигало ею? Непонятно. Но факт есть факт: на той встрече молодые определили, что поженятся 30 ноября. Сначала выбрали другое число, 22 октября, однако родители Миронова заставили их поменять дату, поскольку в эти дни они уезжали на гастроли в другой город. Как вспоминает Е. Градова:

«Всю ту неделю, пока Андрей за мной ухаживал, он с родителями отдыхал на Красной Пахре, на даче, и по утрам приезжал в Москву, предварительно обламывая всю сирень и набивая банки клубникой. И все это он привозил на съемки в павильон (имеются в виду съемки фильма «Семнадцать мгновений весны». – Ф.Р.) и во время перерывов кормил меня клубникой и засыпал сиренью…

А для родителей его поведение в эту неделю было загадкой. Он чуть свет вставал, пел, брился, раскидывал рубашки, галстуки, без конца переодевался.

И вот когда Мария Владимировна приехала в Москву – они жили тогда еще на Петровке, в Рахмановском переулке, – Андрей привел меня к ней домой. В тот день мы подали заявление, 29 июня, и пришли к его ничего не подозревающей маме.

Мария Владимировна сидела в своей комнате, держала ноги в тазу, и возле нее хлопотала их семейная, очень милая педикюрша. Мария Владимировна не могла в тот момент встать, выйти и встретить меня. Андрей – краснея, а я – бледнея, зашли. Я держала гигантский букет роз. Мария Владимировна сказала:

– Здравствуйте, барышня, проходите. – Спросила: – По какому поводу такое количество роз среди бела дня?

Андрей быстро схватил меня с этими розами, запихнул в соседнюю комнату со словами:

– Я тебя умоляю, ты только не нервничай, не обращай ни на что внимания, все очень хорошо.

И остался наедине с мамой. Перед тем как мы подали заявление, он не поставил ее в известность. Я только услышала какой-то тихий ее вопрос, какой-то шепот. Потом вдруг она сказала:

– ЧТО?!! – и – гробовая тишина. У меня все тряслось от страха. Он еще что-то объяснял. И она пригласила меня войти. Говорит:

– Андрей, посади свою невесту, пусть она засунет ноги в таз.

Я села, ни слова не говоря, мне принесли чистую воду. Я ничего не соображала, и педикюрша Зиночка сделала мне педикюр. Если бы мне в тот момент отрезали не ногти, а целый кусок ноги, мне кажется, я бы не почувствовала. Я была теперь прикована к этому злополучному тазу, все плыло перед глазами, а Мария Владимировна мимо меня ходила и сверлила взглядом. А я и не знала, какое мне делать лицо. Я чувствовала себя завоевателем, каким-то похитителем, вором, и мне давали понять, что так и есть на самом деле.

Потом мы быстро убежали… Мы праздновали нашу помолвку в гостях у Вали Шарыкиной…»

После этого отношения между Мироновым и Градовой пошли по восходящей. Правда, Андрей пока не был готов к тому, чтобы об этом романе узнали в его театре. В качестве хранителя своих секретов он выбрал мужа своей партнерши по театру Веры Васильевой – Владимира Ушакова. Тот после спектакля приходил в гримерку к Градовой и сообщал ей место, где ее будет ждать Миронов. Она скоренько смывала грим, облачалась в цивильную одежду и выскальзывала из театра. Миронов ждал ее неподалеку – на другой стороне Садового кольца, возле гостиницы «Пекин». Там он сажал Градову в свой автомобиль, и они мчались в какой-нибудь ресторан. Конечно, в таком коллективе как театр долго хранить в тайне роман двух актеров невозможно. Поэтому о нем вскоре стало известно всем, в том числе и Плучеку. Говорят, узнав о том, что премьер его театра собрался жениться на молодой актрисе, повергло Плучека в настоящий шок. До этого он считал, что Миронов со всеми своими потрохами принадлежит только ему и родителям, а теперь в этот союз вмешивалась совершенно посторонняя женщина. И на какое-то время Плучек Градову буквально возненавидел. Но потом, когда понял, что ничего изменить уже не удастся, выбрал самый правильный вариант – сменил гнев на милость.

Незаметно пролетели пять месяцев. И 30 ноября в жизни Миронова произошло знаменательное событие – он впервые женился. В роли супруги выступила Екатерина Градова, с которой жених был знаком всего лишь полгода. Столь скоропалительные отношения удивляли многих, но только не тех, кто близко был знаком с Мироновым. По их мнению, он таким образом хотел забыть свою прежнюю любовь – Татьяну Егорову, которая отринула его в угоду известному сценаристу. По ее же словам:

«Наступил день свадьбы. С утра в моей коммунальной квартире с амурами раздался телефонный звонок. Это был Андрей:

– Таня! – кричал он. – Танечка! Я не хочу! Я не пойду! Та-а-а-а-ня! Я не хочу! Я сейчас приеду! Та-а-а-а-а-ня!

– Иди, иди, проштампелюйся! Помучайся, это ненадолго! – жестко ответила я. – И никаких приездов!

Бросила трубку, посмотрела на амуров и выругалась: «Подколесин хренов!»

Как утверждают очевидцы, совместная жизнь Миронова и Градовой не заладилась с первых же дней. Мол, первый скандал возник, как только они расписались, уже в поезде, в свадебном путешествии по дороге в Ленинград. Говорят, виновниками скандала были друзья Миронова Александр Ширвиндт и Марк Захаров. Завзятые прикольщики, они не удержались от розыгрыша и на этот раз. Во время привокзальной суеты с распитием шампанского они незаметно для молодоженов положили в их чемоданы несколько кирпичей и портрет Ленина. И когда Миронов взялся за чемоданы и охнул от их тяжести, друзья были просто на седьмом небе от счастья. Еще сильнее их развеселило то, что молодожены так ни о чем и не догадались и внесли тяжеленные чемоданы в купе. «Вот будет забава!» – потирали руки шутники, предвкушая, как вытянутся лица у молодых, когда они узнают правду. Лица у молодоженов действительно вытянулись, причем сильнее всего у невесты. Она шутки не оценила и начала проклинать друзей жениха, а вместе с ними и самого Миронова на чем свет стоит. Жених в ответ вспылил и, как говорится, понеслось. В итоге свадебное путешествие было испорчено. Говорят, Миронов тогда был чуть ли не на грани развода, однако его отец – мудрый Александр Менакер – посоветовал сыну не торопиться, объяснил возникший скандал тем, что талантливые женщины всегда строптивы. Короче, ситуацию тогда удалось стабилизировать.

В том же декабре Андрей Миронов поссорился со своим другом, актером «Современника» Игорем Квашой. По словам Н. Пушновой, это выглядело следующим образом:

«Произошла очень неприятная история. Андрей пригласил Квашу в гости, на улицу Волкова, в маленькую квартирку, куда привез Катю (Градову. – Ф.Р.). Игорь немножко нахулиганил. Андрей очень обиделся. Искренний, чистый человек, он относился к людям по-детски открыто и совершенно не понимал цинизма в отношениях. А поступок друга был циничен. Андрей обиделся настолько, что много лет (по словам самого Игоря, только год. – Ф.Р.) не общался с Квашой. Потом помирился. Так или иначе, пренебрежительная выходка друга была связана с Катей. Совместная жизнь начиналась беспокойно…»

Наступление 1972 года Миронов встретил с законной супругой в новой квартире своих родителей на улице Танеевых (Миронова и Менакер переехали туда за несколько месяцев до этого). Затем молодые отправились догуливать праздник на квартиру кого-то из друзей. Все было вполне традиционно: выстрелы пробок от шампанского, юморные тосты, розыгрыши. В тот же день в 15.15 по московскому времени по ТВ состоялась премьера телеспектакля «Малыш и Карлсон». Как мы помним, Миронов играл в нем чердачного вора Рулле.

Тем временем союз Миронова и Градовой продолжал удивлять многих. Все-таки разность их характеров нельзя было скрыть ничем. Если с Егоровой Миронов чувствовал себя свободным и раскованным и с удовольствием брал ее в свои мужские компании, то с Градовой этот номер уже не проходил. Но иначе и быть не могло. Актер сам явился инициатором того, чтобы его жена стала хранительницей семейного очага и ничем, кроме домашнего хозяйства, заниматься не имела права. В театре она играла от случая к случаю, в кино не снималась (ей было разрешено только досняться в «Семнадцати мгновениях весны», где она играла главную женскую роль – советскую разведчицу Катю Козлову, радистку Кэт). Однако, пойдя на эти жертвы, Градова имела полное право и от мужа требовать соблюдения определенных норм и правил. Во-первых, сократить до минимума посещение различных тусовок, во-вторых, остепениться в своих отношениях с противоположным полом. Но Миронов был из тех мужчин, которые привыкли играть исключительно в одни ворота. Поэтому полного взаимопонимания с супругой у него не было и быть не могло. Во всяком случае с Градовой.

В январе Миронов и Градова сменили место жительства: из квартиры в Волковом переулке (ее Миронов решил пока не обменивать) они перебрались в двухкомнатную кооперативную квартиру на улице Герцена, дом № 49. Однако новоселье радости в молодую семью не принесло. Особенно страдал Миронов, который все больше и больше убеждался, что полтора года назад совершил непростительную ошибку – женился не по любви. Хотел досадить бывшей возлюбленной, а получилось, что наказал самого себя. Мир в молодой семье так и не родился. Миронов при первом удобном случае убегал «налево», и Градова ничего не могла с этим поделать. Даже ее мать, секретарь партийной организации Театра имени Гоголя, была бессильна приструнить зятя-ходока. А пугала она его по-настоящему: грозилась заявить куда следует о его систематических антисоветских высказываниях в тесном семейном кругу. Но эффект от этих угроз получался обратный: Миронова это не пугало, а только еще сильнее отдаляло от жены и тещи.

Двадцать первого апреля Театр сатиры покинул Москву и отправился на гастроли в Среднюю Азию – в Ташкент (в Театре сатиры временно «пропишется» другой коллектив – Костромской областной драматический театр имени А. Островского). Устроители гастролей не стали делить «сатировцев» на касты и жить их определили в одну, но очень приличную гостиницу. Актеры не возражали, поскольку это здорово облегчало их свободное времяпрепровождение – романы можно было крутить, что называется, не отходя от кассы. Глядя на то, как по ночам актеры и актрисы внаглую шныряют друг к другу в номера, консьержка не смогла сдержать недоуменного вопроса: «Боже мой! А семьи-то у вас у кого-нибудь есть?»

Не удержался от того, чтобы пофлиртовать и Миронов. Несмотря на то что в Москве у него осталась молодая жена, он вновь стал «клеиться» к Егоровой. Чем вызвал бурю страстей у другой актрисы, которая тоже относилась к нему неравнодушно, – у Нины Корниенко. Видя, как Миронов буквально преследует Егорову по пятам, Корниенко пыталась его образумить, но все было тщетно – Миронов закусил удила. Егорову эти знаки внимания, конечно, радовали, но на более близкие отношения она не шла – ей вполне хватало ощущения, что Миронов опять к ней неравнодушен. Этот флирт длился все гастроли. Знала ли об этом Градова? Вполне вероятно, да, поскольку доброжелателей в театре всегда хватало. Но она решила не заострять на этом внимание. Но мысли о том, как бы сделать так, чтобы накрепко привязать к себе супруга, ее посещали все чаще. И самым надежным способом для этого было бы рождение общего ребенка. В итоге в середине сентября Градова сообщила супругу, что беременна.

Миронов воспринял новость о беременности жены со смешанным чувством: с одной стороны, он уже вроде бы созрел для того, чтобы стать отцом, но, с другой стороны, его все сильнее одолевали сомнения о перспективах этого брака. Однако поступить с женой так же, как он некогда поступил с Егоровой, отправив ее под нож хирурга, Миронов не посмел. Он решил: будь что будет.

Эта новость распространилась по театру с быстротой молнии. А у Миронова тогда вновь начали налаживаться отношения с Татьяной Егоровой. Но после слухов о беременности Градовой все разлетелось в прах: Татьяна снова припомнила своему бывшему возлюбленному ту историю с потерей их ребенка.

Кстати, в октябре Градова как раз заканчивала сниматься в «Семнадцати мгновениях» – на Рижском вокзале снимали сцену проводов Кати Штирлицем. Никто из присутствующих даже не догадывался, какая триумфальная судьба ждет эту 12-серийную киноленту. Но ждать пришлось недолго. Впрочем, накануне премьеры сериала Миронов пережил куда более грандиозное событие – он стал отцом. Это случилось в понедельник, 28 мая, в том самом родильном доме, где некогда родился и он сам – имени Грауэрмана на проспекте Калинина. У Миронова и Градовой родилась девочка, которую счастливые родители назвали в честь мамы Миронова – Машей.

Четвертого июня Миронов забрал жену и новорожденную дочку из роддома. Счастливый папаша приехал туда не один, а в компании своих друзей и коллег: Александра Ширвиндта, Павла Пашкова, Лилии Шапошниковой и др. Волею судьбы бывшую возлюбленную новоявленного папаши Татьяну Егорову угораздило в тот же день и час тоже оказаться возле роддома. Вместе с актрисой Людмилой Максаковой они ехали на машине по Калининскому проспекту, но угодили в пробку аккурат напротив роддома. И в эту самую минуту из его дверей вышла с ребенком на руках Екатерина Градова. Была она в комбинированном платье в белую точечку, рукава фонариком. На тротуаре ее поджидал счастливый муж с друзьями. Поскольку наблюдать за этой церемонией Егоровой было невмоготу, она стала торопить сидевшую за рулем подругу: дескать, едем скорее! «Куда едем? – удивилась та. – Видишь – пробка!»

Мироновская компания тем временем уселась в автомобили и двинулась точно за автомобилем, в котором сидела Егорова. Она видела в панорамное зеркальце растерянное лицо Миронова, который уже успел заметить, в чей хвост их угораздило пристроиться.

Как вспоминает Е. Градова: «Андрей был симпатичным и смешным отцом. Он боялся оставаться с маленькой Манечкой наедине. На мой вопрос, почему, отвечал: «Я теряюсь, когда женщина плачет». Очень боялся кормить Машу кашей. Спрашивал, как засунуть ложку в рот: «Что, так и совать?» А потом просил: «Давай лучше ты, а я буду стоять рядом и любоваться ею»…

Вообще Андрей был очень консервативен в браке. Воспитанный в лучших традициях «семейного дела», он не разрешал мне делать макияж, не любил в моих руках бокал вина или сигарету, говорил, что я должна быть «прекрасна, как утро», а мои пальцы максимум чем должны пахнуть – это ягодами и духами. Он меня учил стирать, готовить и убирать так, как это делала его мама. Он был нежным мужем…

Андрей умел уважать людей, даже когда он сталкивался на улице с отдыхающим на земле пьяным господином, у него находилось для него несколько добрых, с дружеским юмором слов. Никакого высокомерия и презрения, мне кажется, что он не смог бы и на сцене одолеть этих красок. Я уже не говорю о том, каким жрецом своего дела он был. Жил только этим и ничем другим. И еще одно при его «звездности» уникальное качество – он всегда сомневался в себе. Не было ни одной роли (в нашей с ним совместной жизни), репетируя которую он бы не говорил: «Меня снимут». И говорил это абсолютно искренне. А когда я его спрашивала: «Тебя? А кем тебя можно заменить?», в ответ он начинал перечислять фамилии своих товарищей по театру, искренне считая, что это может быть другая трактовка, а он уже приелся, заигрался. Это качество меня поражало.

Андрей никогда не сказал ни про одного человека плохого слова. И это я могу оценить только сейчас. Тогда мне казалось, что это нормально: говорить о других, когда они этого не слышат, но не желать им зла, делать добро, если им это понадобится. А у Андрея это было в крови: его буквально коробило, когда начинались сплетни. «Да не принимай ты в этом участие, не обсуждай, не суди!»… У нас с ним был такой случай. В театре давали звания – заслуженных артистов, народных. Андрей, который играл основной репертуар, не получил никакого звания! Я пылала гневом и разразилась монологом, что вот, мол, многие получили, и твоя партнерша во многих спектаклях Наташа Защипина – тоже, а ты – нет! Он поднял на меня свои ласковые глаза и сказал: «Катенька! Наташа Защипина – прекрасная актриса, я ее очень люблю и ценю и не позволю тебе ее обижать и вбивать между нами клин!» С ним нельзя было вступить в сговор против кого-либо, даже собственной жене – не терпел пошлости и цинизма…»

Спустя два с половиной месяца после рождения Маши – 11 августа 1973 года – Центральное телевидение начало демонстрацию фильма. А далее послушаем рассказ Е. Градовой:

«После одной из первых серий я вышла за хлебом в гастроном «Новоарбатский», едва причесана, с собакой Марфушей на поводке. И вдруг на меня поперла толпа. Люди подставляли спины, чтобы я на них расписалась, спрашивали, что будет в следующей серии… Два часа я стояла прижатой к прилавку, продавцы вызвали милицию. Когда я вернулась домой, Андрей был в ужасе: называется, вышла на пять минут за хлебом…»

Между тем, сумев приспособиться друг к другу, молодые так и не смогли наладить нормальных отношений с родителями друг друга. Во многом здесь была вина самих тещи и свекрови. Обе они отличались сильными характерами и считали правыми только себя. Мнение противоположной стороны они в расчет не брали. По словам Градовой: «Не было хотя бы дня, чтобы он не позвонил домой три-четыре раза. С утра: «Ну как ты, мам? Ладно, я в театре». В два часа после репетиции – опять звонит. Вечером дома пообедал – и звонит маме. После спектакля каждый вечер цветы ей. Мне это казалось несправедливым. Раздражало, когда на ее выговоры, нравоучения он отвечал полным смирением. Стоит перед ней и кается: «Прости! Свинья я, свинья!» Я не выдерживала: «Вы не представляете, как он вас любит! Он меня учит стирать, убирать, готовить, как вы!»

Тем временем в субботу, 1 декабря, в 19.50 по московскому времени по 1-й программе ЦТ начался повторный показ телевизионного блокбастера «Семнадцать мгновений весны». Как мы помним, премьера фильма состоялась в середине августа и за эти три с половиной месяца в адрес создателей ленты пришло такое количество восторженных писем, что их число перекрыло все прежние рекорды. Львиная доля этих писем предназначалась актеру Вячеславу Тихонову, исполнителю роли Штирлица. Писали в основном женщины и девушки, для которых советский разведчик Максим Исаев стал эталоном мужской красоты, доблести и мужества. Мало кто знает, но после премьеры фильма по стране прокатилась волна разводов, поскольку многие жены разочаровались в своих мужьях, так непохожих на Штирлица. Повторный показ сериала вызвал у зрителей не меньший ажиотаж – улицы советских городов вновь вымерли, преступность резко сократилась.

Андрей Миронов во время первой демонстрации фильма две последние серии не видел – уехал на съемки в Италию (он снимался в фильме «Невероятные приключения итальянцев в России»). Теперь этот пробел он восполнил – досмотрел фильм от начала и до конца. Мнение о нем у него было неоднозначное. Ему не понравились «политические» эпизоды (слишком скучные), а вот игровые почти все заинтересовали. Больше всего его поразила игра Евстигнеева, Плятта и Броневого, даже Куравлев ему понравился. Что касается игры собственной жены, Екатерины Градовой, то здесь Миронов счел за благо промолчать. Что правильно: объективным его мнение назвать было трудно.

Вообще рождение ребенка внесло серьезные коррективы в жизнь Миронова. Ведь он привык к достаточно веселой жизни, когда после спектакля они веселой компанией заваливались к нему домой и «гудели» почти до утра. Градова относилась к этому не самым лучшим образом, но вынуждена была это терпеть. Но теперь, при новорожденном, вести подобный образ жизни было невозможно, чему Градова была, конечно же, рада. Чего нельзя было сказать про Миронова. Поэтому появление дочери в какой-то мере стало последней каплей в его отношениях с Градовой. Видимо, именно тогда он понял, что долго их союз не протянет. Думала ли об этом сама Екатерина? Конечно же, думала, поскольку была женщиной умной. Не могла она не видеть и того, что они с мужем разные люди. Несмотря на то что объединял их театр, однако отношение к жизни у них было неодинаковое. Хотя оба они были из именитых семей: Миронов из актерской, Градова – из архитектурно-актерской.

Рассказывает Е. Градова: «…С детства во мне жили два главных моих желания – я всегда старалась быть там, где нищие, зазывала их к себе, просила маму поселить их у нас дома. И все время упрашивала родителей взять в дом сирот. Потом, повзрослев, приводила очень много людей к себе домой. Когда мы жили с Андреем Мироновым, я приводила бездомных, которые однажды чуть не убили меня с дочкой, обокрали. У меня постоянно кто-то жил. Однажды пришла женщина маленького роста. Она была в школьной форме, галстуке, с двумя настоящими пионерами, представилась племянницей «Камилы Тимофеевны Миарес». «Я венгерская пионерка», – сказала она мне, взрослой женщине, уже снявшейся в фильме «Семнадцать мгновений весны». Они сидели, не доставая ногами до пола, я оставила их жить у себя, кормила. Потом, правда, выяснилось, что ей, «пионерке», 38 лет и что она рецидивистка, бежавшая из тюрьмы из-под Тулы…»

В то время как его жена хлопотала по хозяйству, Миронов продолжал… влюбляться в других женщин. Правда, несмотря на его феерическую славу, не каждая девушка готова была отдаться Андрею Миронову. Вот лишь один пример. Дело было летом 1974 года, когда Андрей снимался в «Соломенной шляпке».

В понедельник, 10 июня, съемочная группа выехала на натурные съемки в эстонский город Тарту. Миронов отправился туда отдельно от всех на своем сером пикапе «Жигули» вместе со сводным братом Кириллом Ласкари. У обоих болели головы, поскольку накануне они провожали из Ленинграда своего приятеля балеруна Михаила Барышникова, который вместе со своим театром отправлялся на гастроли в Канаду. В разгар проводов Миронов пошутил: «Гляди, Миша, не стань невозвращенцем». На что Барышников пошутил: «Куда я денусь от нашего борща». Пройдет всего лишь две недели, и мрачный прогноз Миронова сбудется. Но не будем забегать вперед.

Итак, Миронов и Ласкари приехали в Тарту на пикапе. Жить их поселили в военном гарнизоне, в двухкомнатной квартирке со всеми удобствами: проходная комната досталась Ласкари, а Миронову, как признанной звезде, выделили поистине генеральские апартаменты – огромную комнату с ковром, люстрой, модным сервантом и… портретом Брежнева над кроватью. Увидев последний, Миронов аж присвистнул. «Трогательно, конечно, но чертовски неудобно – как же я буду снимать штаны при генеральном секретаре? Давай, Кирюша, перевесим портрет к тебе в комнату». Так и сделали.

Съемки фильма начались 11 июня с уличных фонов. Затем сняли знаменитый проезд свадебного кортежа Фадинара и его песню «Женюсь» (под это дело киношники привезли восемь декоративных карет). А после съемок все артисты, занятые на съемках, собирались в ресторане и кутили чуть ли не до утра. Компания подобралась знатная: Андрей Миронов, Игорь Кваша, Екатерина Васильева, Владислав Стржельчик, Зиновий Гердт. Миронов, который без дамского общества всегда чувствовал себя обделенным, сразу выбрал объект для ухаживаний. Это была молодая актриса Ирина Магуто, которая играла эпизодическую роль служанки Бонартье. Практически в первый же день съемок Миронов пригласил девушку в ресторан, но та, хоть и приняла приглашение, весь вечер держалась очень даже невозмутимо. И хотя Миронов очень ей нравился как актер, но вот как мужчина для романа совершенно ее не заинтересовал. Другое дело его брат Кирилл – вот он Ирине понравился. Когда Миронов это понял, он поступил по-джентльменски, сказав девушке: «Не будь дурой, выходи замуж за моего брата, раз уж мне отказала». Самое удивительное, но именно так впоследствии и произойдет: Ласкари на тот момент разводился с Ниной Ургант и роман с Магуто пришелся очень даже кстати. Как вспоминает сам К. Ласкари:

«Мы сидели в парке на скамейке во время обеденного перерыва. Андрюша в костюме Фадинара прилег, положив голову на колени моей будущей жене. У меня на голове красовалась та самая соломенная шляпка, из-за которой и снимался этот фильм. Голуби занимались любовью в метре от нашей скамейки. Ирочка, как мне показалось, была несколько шокирована их беспринципностью. Андрюша, напротив, комментировал и давал советы. Я играл застенчивость.

– Ханжа! – подытожил Андрей и, легко вскочив со скамейки, быстро пошел на съемочную площадку, откуда в мегафон сообщили, что обед закончен…»

Шестнадцатого октября в прессе появились Указы о присуждении высоких званий сразу нескольким работникам Театра сатиры (к его 50-летию). Так, главный режиссер Валентин Плучек был удостоин звания народного артиста СССР (первой, как мы помним, из «сатировцев» этого звания была удостоена Татьяна Пельтцер), а звания заслуженных артистов РСФСР получили: Андрей Миронов, Александр Ширвиндт, Ольга Аросева, Михаил Державин, Виктор Байков, Зоя Зелинская, Юрий Соковнин.

Между тем публика, приходившая в Театр сатиры и видевшая Миронова на сцене легким и изящным, даже не догадывалась, какие страсти бушуют в его личной жизни. По злой иронии судьбы, именно в дни, когда Миронову было присуждено звание заслуженного артиста РСФСР, распался его брак с Екатериной Градовой. Причем распался некрасиво, со скандалом. Это было тем более обидно, что в ноябре этому браку должно было исполниться три года. Увы, не сложилось…

Виновником случившегося оказался наш герой. Он возобновил свой роман с актрисой из своего же театра Ниной Корниенко, о чем некий «доброжелатель» немедленно сообщил Градовой. Причем последней было сообщено не только имя разлучницы, но и адрес, где влюбленные встречаются (Корниенко жила по соседству с Театром сатиры – на Садовом кольце, в доме, где на первом этаже располагался магазин «Океан»). И Градова, переполняемая жаждой разоблачения, дождалась очередной такой встречи и стала звонить в дверь квартиры, где находились «голубки». Но те не открывали. Согласно легенде, Градова просидела… всю ночь на лестнице, дожидаясь своего благоверного. А когда под утро он выпорхнул из дверей, то наткнулся на свою супругу. Свидетели потом якобы утверждали, что шум стоял вселенский: женщины мутузили друг друга изо всех сил, а сам виновник случившегося счел за благо ретироваться. Что вполне объяснимо: новоиспеченный заслуженный артист республики не мог себе позволить стать посмешищем в глазах обывателей.

Поскольку этот случай был не первым у Миронова, ни о каком возвращении в лоно семьи речи уже не шло – Градова потребовала от мужа, чтобы он убирался на все четыре стороны. Что он и сделал, прихватив с собой только одежду и коллекцию джазовых грампластинок, которой он дорожил больше всего на свете. И когда он явился в таком виде в родительский дом, у тех его приход вызвал разные чувства. Если отец только облегченно вздохнул (он давно говорил, что Миронов и Градова – не пара), то мать схватилась за сердце: «Боже, ты же потерял квартиру!» Это была сущая правда: двухкомнатный кооператив на улице Герцена остался за Градовой и дочерью. Однако Миронов об этом нисколько не жалел, поскольку важнее всех благ на свете для него была свобода. А ее-то он как раз и получил. Много лет спустя Е. Градова так будет оценивать свое расставание с Мироновым:

«В силу молодости, недооценки некоторых ценностей, влияний снаружи мы не смогли сохранить семью. Виню я только себя, потому что женщина должна быть сильнее. Гордость, свойственная обездуховленности, помешала мне мудро увидеть ситуацию, объясняя некоторые сложности семейной жизни особым дарованием своего мужа, его молодостью. Развод не был основан на неприязненных чувствах друг к другу. Скорее всего, он проходил на градусе какого-то сильного собственнического импульса: была затронута самая важная для обоих струна. Мы ждали друг от друга чего-то очень важного… Тут бы остановиться мгновению, оставив любящих наедине: с Богом и с собой. Но жизнь бурлила, предлагая свои варианты, выходы и модели…»

Тридцать первого октября Театр сатиры отправился на гастроли в Италию. Это была первая поездка этого театра на Запад, что ясно указывало на отношение властей к труппе – раз уж разрешили съездить в Италию (а раньше дальше Болгарии никуда не выпускали), значит, доверяют. Однако Плучек взял туда не всех – только тех, кто был с ним в хороших отношениях. Миронов к этому числу относился, да и как без него – все-таки премьер театра! К тому же Плучек был счастлив, узнав, что Миронов ушел-таки от Градовой, и хотел, чтобы его любимый артист хоть на время забыл о своих личных проблемах вдали от родины.

Эта поездка оказалась восхитительной, сродни той, что Миронов испытал год назад во время съемок «Итальянцев в России». «Сатира» показала «Клопа» на Венецианском фестивале «Биеннале», после чего отправилась в гастроли по стране. Театр побывал в восьми городах: Риме, Венеции, Сиене, Реджо-Эмилии, Парме, Капри, Генуе и Павии, где дал 13 спектаклей. И везде публика принимала их превосходно. Но счастье на этом не закончилось. Семнадцатого ноября гастроли в Италии завершились, чтобы продолжиться… в Чехословакии. Это хотя и была страна соцлагеря, однако считалась одной из передовых, не чета Болгарии (как шутили в те времена: «Курица не птица, Болгария – не заграница»). «Сатира» побывала в трех городах: Праге, Братиславе и Брно. Были показаны три спектакля: «Ревизор», «Маленькие комедии большого дома» и «Женитьба Фигаро». К слову, в те дни, когда театр гастролировал в ЧССР, на его сцене давали концерты артисты… чехословацкой эстрады во главе с Карелом Готтом.

Практически в первый же день пребывания на чехословацкой земле Миронов стал «клеить» Егорову. А почему бы и нет: как мы помним, вот уже месяц Миронов считался свободным человеком. Это произошло на торжественном приеме, устроенном в гостинице по случаю приезда знаменитой труппы. Миронов первым подошел к Татьяне и, как будто их роман даже не прерывался, предложил с вечера сбежать. Егорова согласилась не медля ни секунды. Они закрылись в мироновском номере и провели там восхитительную ночь, сродни тем, что они проводили в лучшие годы их некогда бурного романа. Миронов даже потом заявит, что Прага – их любимый город после Риги (в последнем, как мы помним, он познакомился с Егоровой в 1966-м).

Увы, но дальше Праги этот роман не продлился. «Сатира» вернулась на родину в начале декабря, и практически сразу Миронов стал обхаживать свою давнюю любовь – Ларису Голубкину. Как мы помним, еще в начале 60-х он неоднократно звал ее замуж за себя, но она каждый раз ему отказывала. Зато крутила любовь с его коллегами – например, с однокурсником Миронова по «Щуке» Михаилом Воронцовым. Когда эта любовь закончилась, Голубкина вышла замуж за поэта Николая Щербинского-Арсеньева и год назад родила от него дочь Машу. Но на момент рождения девочки любовь между супругами закончилась, и каждый из них пустился в свободное плавание. Вот тут на горизонте Голубкиной снова возник Миронов.

Следующая глава

biography.wikireading.ru

О браке с Андреем Мироновым впервые рассказала актриса Екатерина Градова

Андрей Миронов ушел из жизни на взлете, в расцвете сил, без малого 30 лет назад. И все эти годы о нем вспоминают в основном в возвышенной, взвинченно-мажорной тональности. Миронов – фейерверк, шампанское, праздник! Известные и малоизвестные люди не раз отметились за его счет. И только одна женщина все эти годы хранила молчание – его первая жена Екатерина Градова, мать его единственной дочери Маши. Она рассказала нам том, каким был неэкранный Андрей Миронов.

Екатерина Градова

– Екатерина Георгиевна, почему вы согласились на интервью, хотя многие годы всем отказывали?

- Только потому, что приближается момент моей встречи с Андреем. Это абсолютно реально. Куда уж дальше тянуть – я должна на земле хоть кому-то оставить память о том, что это был за человек. Мы все имеем какие-то грехи, искушения, но я хотела бы говорить о нем так, как будто прожила с ним длинную жизнь. Потому что он единственный в моей жизни отец моих детей – значит, у нас с ним общая вечность. Его гены, привычки развиваются в них, живут.

Мой внук Андрюшенька с 5 лет смотрел два самых любимых фильма – «Бриллиантовая рука» (он уже знал, что там дедушка) и «Иван Васильевич меняет профессию» (а про другого дедушку, Юрия Яковлева, он тогда еще не знал). Это же фантастика!

Когда я сейчас смотрю на них, на Машу и ее сына Андрюшу, я понимаю, что такие дети могли быть рождены только от очень большой любви. Он все время с нами, во всех их чертах, плохих, хороших. В том, как спит, как просыпается, как нос торчит, как хмыкнул, – я узнаю его.

– Это при том, что вы прожили вместе всего пять лет.

– Да, но не все, что длится долго, прорастает в вечность. А мгновение может прорасти. А как не прорасти, когда это была любовь, длившаяся до конца жизни.

– Вы на пять лет моложе Андрея Александровича. К моменту вашей встречи он был звездой, вокруг – поклонники и особенно поклонницы. Красивые артистки добиваются его благосклонности, а он выбирает вас, вчерашнюю выпускницу театрального института. Почему, как вы думаете?

- Однажды Андрей с Валей Гафтом пришли к нам, в Школу-студию МХАТ, на дипломный спектакль «Женитьба Фигаро». Наверное, они искали Розину для своего спектакля – ее потом сыграла Верочка Васильева. А им хотелось юную Розину, какой она и была написана.

Потом Андрей рассказывал мне, что он посмотрел на меня, потом в программку, прочитал: «Катя Градова» – и после спектакля сказал Гафту: «Вот эта девушка будет моей женой».

«С чего ты взял?» – спрашивала я его потом, и он рассказал (а Мария Владимировна мне это подтверждала), что в 14 лет ему был сон. Когда он проснулся, то сказал матери: «Мам, а ты знаешь, что у меня жена будет Катенька, а дочь – Машенька». Представляете? И Андрей тогда мне и рассказал: «Когда я тебя увидел, мне как стрельнул тот сон…»

фото: Архив МК. Андрей Миронов

Спустя какое-то время я пришла в Сатиру поговорить с Плучеком. Зачем? Не знаю, ведь я уже работала в театре Маяковского, и там у меня был спектакль «Таланты и поклонники», который без всякого Интернета, телевидения сделал меня знаменитой, я попала на обложки журналов (мне писали из-за границы, какие-то заключенные…). Так вот, в Сатире в тот день я встретила Андрея Александровича. «Вам нужно помочь? Я вас буду ждать, и позвольте я вас провожу». А Плучек поговорил со мной, сказал, что возьмет в театр, поцеловал отечески так в лоб и добавил: «Я беру тебя, но учти, тут три половых беркута – Ширвиндт, Державин и Миронов. Я надеюсь, ты пришла художником быть?..» В общем, предупредил.

Когда я вышла, Андрея уже не было, решила – ну, не дождался. А я уезжала в Германию – досниматься во всех немецких планах «Семнадцати мгновений весны» – и подумала, что оформлюсь в театр, когда вернусь. А когда вернулась, то он встретил меня с претензией: «Что же вы меня не дождались, я как дурак все отменил». – «Ну, извините…» – говорю.

– Он ведь тогда был на пике популярности?

– Не то слово. Он записал мой телефон, а я поехала на съемку: в Москву как раз приехал мой партнер из Германии Отто Мелис (играл Гельмута). Заканчивалась съемка. Андрей заехал за мной, и Лиознова, которая его хорошо знала, потому что сначала пробовала его на роль Шелленберга, сказала: «Смотри, завтра у тебя Отто Мелис, должна быть на площадке в 9.00. Загримированная и (подчеркнула) в порядке». Как предрекла.

фото: Архив МК. Андрей Миронов

Я вышла к машине: Андрей сидит в такой синей рубашке в горошек, выгоревший светлый чуб, синие-синие глаза, и очень огорченный. «Что с вами?» – спрашиваю.

– Вы тогда на «вы» были?

- Конечно, на «вы». «Я собаку задавил сейчас. Это очень плохой знак».

Этот знак нам потом сопутствовал. Уже после рождения Маши он привез нас на дачу. Вышли из машины и видим: наш пес Степан, обычная дворняга, висит на заборе. Видимо, хотел перепрыгнуть, и его задушил ошейник. С погибшей собаки началась наша жизнь – и ею закончилась.

Потом у меня были съемки. И вот середина дня, обеденный перерыв, самовар, сушки. Входит тетя в халате и обращается ко мне: «Милок, там тебя один спрашивает. Говорит, что жаних». «Кто это?» – не сообразила сразу, и вдруг входит Миронов – вот это я буду помнить всю жизнь: сначала огромный букет сирени, и меня точно пригвоздило (это ж мои любимые цветы!), а потом сам Андрюша – надушенный, в той же синей рубашке и с банкой клубники, сахаром пересыпанной.

Потом Мария Владимировна рассказывала, что он утром примчался к ним на дачу, что-то орал, гладил, мылся, раздражался, что не было воды, собирал клубнику, кричал, что опоздает, а ему нужно к двум. И уехал, а родители остались обалдевшие. И я могу сказать, что он не отпустил меня в течение недели ни одного раза. Я ездила только переодеваться домой, он ждал внизу…

На седьмой или шестой день он подъехал, открываю дверь – вся машина завалена тюльпанами, штук 100. «По поводу чего?» – «Ничего, просто поедем в одно интересное место». Подъехали на Кутузовский, где я жила с родителями, а через три дома был загс – к нему-то мы и подъехали. Я удивилась, а он: «Мы же договорились». – «Когда?» – «Тогда, как это называется – сожительство? Жизнь во грехе?..» Он шутил, но в этом было абсолютно искреннее намерение жить красиво. И это было в нем всегда. Потом он меня спрашивал: «Катенька, как же это ты улеглась с чужим дядькой? Ты же была такая чистенькая, цветочек». Короче, мы подали заявление. «А теперь надо набрать в легкие воздух и поехать к маме».

– И как на вас отреагировала Мария Владимировна? Всей Москве известен был ее крутой нрав.

– Приехали на Петровку. Мама делала педикюр. Я сказала «здравствуйте» таким мультяшным голосом (Андрюша любил меня показывать). А Мария Владимировна почему-то спросила: «Барышня, вы будете делать педикюр?» – «Да», – говорю, хотя три дня назад сделала и руки, и ноги. Я просто боялась при ней что-то мяукнуть. Я не знала тогда, что она такой честный и незащищенный ребенок, с ней нельзя было юлить, она не выносила в людях ушлости и лукавства. Мария Владимировна могла назвать меня дурой, потому что нельзя выгнать мужа, имея на руках маленького ребенка…

– Вы с Андреем Александровичем между собой после свадьбы договаривались, кто в молодой семье звезда? И что вы тоже имеете право на карьеру?

– Конечно, договаривались. Но тогда со мной было трудно сговориться, потому что я была просто дура. Женщина должна подчиняться мужчине – это раз, во-вторых, два артиста в одной семье – это гремучая смесь. Он же не ожидал, что у меня будет звездная полоса после «Семнадцати мгновений», для него это был удар.

– Неужели? Своей же славы было через край. Или мало?

– Когда он выходил из театра, обычно стояло человек 40. Андрей расписывался, а я быстренько шла к машине и там ждала. Когда вышли «Семнадцать мгновений», картина стала другая: Андрей шел к машине, к нему подходили поклонники, а меня ждала толпа. Ведь серии шли каждый вечер, меня расспрашивали, что будет дальше.

Мы уже переехали в квартиру на Большой Никитской, и как-то утром я сказала, что иду в «Новоарбатский». Пошла на полчаса, а пришла через четыре, потому что меня там разорвали, я чуть ли не на спинах расписывалась… Пришла – бретелька сарафана спущена, хвост на боку, разорванный пакет. Месячная Машка в коляске орет (он ужасно боялся самостоятельно кормить, не понимал, как ложку ребенку вставить в рот). «Где ты была?!» Я начала объяснять.

– Реально ревновал к успеху?

– Андрей говорил: «Я женился не на звезде». Он хотел, чтобы у нас было так: дети – девочка и мальчик, Мария и Андрей, чтоб это был большой дом, чтоб мы ездили по миру. Чтобы я содержала дом, друзей, его и ушла из театра.

– Домострой какой-то, честное слово. Он же был такой современный, модный.

– Для него дом – это было нечто! Знаете, Марина, он меня очень многому научил: чтобы у каждой вещи было свое место, например. «Кутя, почему это здесь лежит? – причем не нудел, а спрашивал ласково, с шармом. – Надо найти место для предмета, и чтобы это только там лежало». Первое время он приходил с крахмальным платком, и я удивлялась, что он на шкафу или под столом трет. «Что ты ищешь?» – «Прости меня, кретина. Это я проверяю, есть пыль или нет». Он доводил этим всех, а я была счастлива всему этому учиться.

– Быть женой Андрея Миронова – испытание?

– Нет, потому что он все брал на себя. «Ты только не прикасайся к моим трусам и носкам. Я сам». – «А рубашки?» – «А рубашки я отдаю в «Националь» стирать». – «А продукты?» – «А продукты я тоже вожу из «Националя». Абсолютнейший хозяин – это его харизма была.

– Я запуталась, мне кажется, вы рассказываете о другом человеке – домашнем, хотя и обаятельном, но, извините, скучном тиране.

– Нет, для него важен был этот строй, уклад. Когда к нам сюда пришел Евстигнеев, то долго удивлялся: «У вас же ребенок маленький, а где пеленки, соски?..» Но я как-то умудрялась, потому что знала: Андрею нравится порядок. Знаете, к чему он меня еще приучил? Он говорил так: «Кутя, ведь мы говорим не о куртизанке? Мы говорим о женщине, жене, матери. А она должна первой встать, завести часы старинные, потом должна поменять воду в цветах в вазах». Научил меня, как ставить розы (снять кожицу, отрезать по косой стебель и раздвоить, чтобы лучше тянул. А если много роз, то положить их в ванную, наполненную водой). Потом выгулять собаку, зайти на рынок, если лето, купить свежие ягоды и сделать завтрак – геркулес с ягодами. А потом прийти и поцелуем разбудить мужа.

– И вы соответствовали?

– Не всегда, потому что он часто уходил рано, и потом я находила его записки: «Не хотел тебя будить, буду в норке вечером». Дом наш он норкой называл. Он же не разрешал Маше ходить в театр, когда она росла. Говорил: «Не могу допускать, чтобы мою дочь глазами смолили». И меня не хотел отдавать туда – сколько уговаривал.

фото: Михаил Гутерман. Мария Миронова

– А в кино-то позволял сниматься?

– Нет. Меня пригласили в один совместный фильм, я уже должна была ехать в Братиславу. Едем забирать билеты, и он спрашивает: «Кутя, а пробы у вас уже где были?» – «Да на улице, в снегу». – «Что в снегу?» – «Ну, там была любовная сцена – в снегу». Останавливает машину: «Если ты сейчас не вернешься домой и не позвонишь в группу, что никуда не едешь, все – эта дорога в один конец, Кутя. Никаких сцен в снегу не будет – ни здесь, ни там». И так было три раза. Он не хотел меня делить – все его должно быть с ним. Он говорил: «Я работаю в аду. Тебе не нужно в этот ад соваться».

– А жена-домохозяйка разве соответствовала его амбициям, мужскому самолюбию?

– Да, он был абсолютно ветхозаветный. Он мне говорил: «Ну посмотри, какая кукла жена у Кобзона, она же не лезет никуда. Ты должна молчать и своими большими глазками хлопать». Он был абсолютно прав, Господи! Зачем мне нужна была эта грязь?! Ради каких-то ролей? Чудовищных пустых слов? Зачем мне это надо было? А я все время приходила к нему «оттуда» и рассказывала, что там происходит. А ему не хотелось ничего оттуда слышать, хотелось дома. «Сиди дома, учи языки, у тебя будет красивая жизнь». А как он мне описывал нашу жизнь, огромную дачу: сначала Машенька и Андрюшенька, а потом уж ладно, Катенька будет третьей…

– А в кого он такой?

– В самого себя. Он уникальный человек, я не говорю про артиста – именно человек. Но об этом никто не говорит. Уникальность его – в чистоте, о которой никто не вспоминает. А вспоминают, как он с женщинами, сами же эти бабы рассказывают, как они с ним… Разве они не понимают, что этими рассказами себя же обгаживают? Если им не стыдно перед своими детьми, пусть подумают, что у него есть дети – дочь, внук…

– Как и почему произошел разрыв ваш, разрушилось благополучие и дом?

– Какой разрыв, если я его выгнала? Измены были, а я не в состоянии была его делить. У меня была внутренняя гордость, не могла прощать. Я христианка и теперь знаю, что в Законе Божием это не просто так. Женщина не может разрывать семью, и одна причина, разрешенная ей Богом, – измена мужа. Потому что когда человек изменяет, брака в духовном смысле не существует.

– А как это совместимо с его чистотой, о которой вы говорите?

– Совместимо, представьте. Много людей банальных не понимают своего греха, а он это понимал. Я помню, как он вернулся из Италии со съемок, стоял в дверях, говорил: «Ты не представляешь, как я себе гадок. Ты посмотри на жену моего друга – она же терпит. Ну, еще лет десять потерпи. Зато когда мы переступим через это, какая будет гордость, какие красивые дети будут рядом…»

Внук Андрея Миронова – тоже Андрей.

Мне очень трудно это говорить, потому что прежней меня нет. Я понимаю теперь, что есть вещи, которые сопряжены с истинной любовью, жертвенностью. И сейчас, когда я проигрываю какие-то моменты нашей жизни, понимаю: после моего воцерковления у меня не возникало к нему ни разу претензий. Я только думаю: бедный Андрюша и какое дерьмо Катя. Как же я ему попалась такая, когда ни черта не понимала – как надо жить и что главное. Как я могла позволить себе этот развод?..

– Знаете, мне кажется, что измены хоть и грех, но все же меньший, чем подлость, воровство, убийство.

– Если бы я была другой, если бы понимала то, что понимаю сейчас, никогда бы не выгнала. Почему не подождать? Он что, меня не любил? Любил очень. За год до смерти он попросил меня его крестить. У него был свой ключ, он часто приходил в дом, даже когда нас не было.

– А какая ваша любимая роль Андрея Миронова?

– В фильме «Фантазии Фарятьева». Илья Авербах, режиссер, говорил мне после съемок, что Андрей совсем другой артист, никем не понятый, и он смог очистить его от всего того, что на него налипло за годы работы в театре и кино. А в фильме «Мой друг Иван Лапшин» он мне совсем не нравится: там есть жим, такая опереточная подача. А в театре – гениальный Фигаро, «Горе от ума»… Я ведь с ним вместе играла «Бешеные деньги» – очень красивый спектакль, им поставленный.

В тот день, когда умер Александр Семенович (Александр Менакер – отец артиста. – М.Р.), Андрей должен был играть, и он пришел в гримуборную ко мне, положил голову на колени и рыдал долго. Говорил: «Помоги, помоги мне. Ненавижу эту профессию».

– Простите, не понимаю…

– Да, он часто говорил: «Я как козел, который остановиться не может. Все играю. Я не хочу больше играть, я устал. Я завожусь, но не так, как раньше, а потому, что если не заведусь, то не вытяну роль». А он уже болен был – эта штука, аневризма, росла. Мы пошли с ним к Коновалову, известному хирургу, и тот подтвердил, что аневризма – в лобно-теменной области и что можно оперировать. То есть место хорошее, можно прооперировать, но Андрей отказался. Спросил только: «А сколько я проживу?» – «Одиннадцать лет. У нас другой статистики пока нет». Андрей задумался, посчитал в уме: «Годится».

Знаете, у меня было ощущение, что я его родила. Нежность такая к каждому кусочку его была. Когда его не стало, я молилась и просила: «Господи, не наказывай его, накажи меня – ведь это я его выкинула, я его отдала, чтобы другие рвали своими пошлыми вечерами…» И Мария Владимировна говорила мне: «Катя, мужей можно менять до бесконечности. Но стоит ли?» А отец говорил: «Он же однолюб, ты что, не поняла?» Но, несмотря на развод, мы продолжали общаться, и я знала, что он может прийти в любой момент, у него был ключ, и у меня в доме должно быть все как при нем, как я была приучена: цветы, которые он любит, еда…

– Мне кажется, вы зря так винитесь. Не всякая женщина смогла бы жить с мужчиной, тем более звездным, который нужен всем, и со всеми его делить. Он же человек, не аскет.

– Наверное. Один человек мне сказал: «Зря ты так казнишься. Если бы ты осталась с ним, ты бы умерла от рака». Когда мы развелись, все равно поддерживали отношения. Он Машу брал, даже маленькую, объезжал своих друзей. Я точно знаю, если бы он увидел Андрюшу, своего внука… Да он бы его не отпускал от себя с ранних лет. Я уже вам говорила, что нахожу между ними схожесть невероятную и даже пугающую. Андрей Александрович в детстве вышивал крестом – мой внук тоже в детстве вышивал крестом. И, как и дед, он на молекулярном уровне все знает про футбол.

– Я вас слушаю, и передо мной – пропасть между Мироновым экранным (человек-праздник, фейерверк, шармер!) и Мироновым в жизни. Насколько велика эта разница между артистом и человеком?

– Пропасть колоссальная! Он в жизни – тихий, задумчивый, скромный, молчаливый, нежный. Постоянно копался в себе: «Меня снимут с этой роли». – «Чего? Тебя? А кто будет играть Чацкого?» Он был загнан.

Я никогда не чувствовала в нем то, что описывали другие. От него я от первого услышала: что разрешительно мужчине, непозволительно женщине. Это так. Во-вторых, великое искусство держать дом. Бывало, купит мне какое-нибудь платье от Кристиана Диора (доставал через третьи руки), я оденусь, чтобы идти с ним на прием, а он вдруг: «Так, пойди умойся, волосы гладко сделай и зашей этот разрез». Вот это – Андрюша.

И таким он был для меня до самого конца: он умудрялся делать мне замечания года за два до смерти. Ногти должны быть всегда ухожены, но короткие и без лака, максимум – светлый тон, чтобы не видно. Никогда не было плохого настроения, которое бы переходило на меня. Его любили театральные одевальщицы: эти две женщины во время прощания в театре как тряпочки висели на ограждении. Он целовал им руки, всегда подарки привозил, они его обожали.

Он никогда не мог унизить кого-то, скабрезно пошутить. А вот второму секретарю ЦК, с которым летел в одном самолете в Сан-Франциско, когда тот напился, сказал: «Смотрю я на вас и думаю: если второй секретарь такой, что же такое первый?..» Эти достоинства есть и у моих детей.

– Если бы Андрей был жив, ему отмечали 75 – каким вы его видите? Что бы он делал?

– Я об этом думала. Семья была бы. Наша семья. Он ставил бы актерство, занимался режиссурой. Не знаю только, стал бы с дочкой ставить что-то. Я говорю с вами очень откровенно, но поймите и меня: когда я приду туда и встречусь с ним, как я посмотрю ему в глаза? Что скажу? Ведь он перед смертью называл меня «любимая»…

Марина Райкина

mk.ru

pravlife.org

Приёмный сын «радистки Кэт» устроил в квартире бордель

Соседи по деревне опасаются, что Алексей окончательно сопьётся

Соседи по деревне опасаются, что парень окончательно сопьется

35 лет назад на экраны вышел сериал «Место встречи изменить нельзя». Роль мошенницы Волокушиной в нем ярко сыграла актриса Екатерина ГРАДОВА, любимая зрителями радистка Кэт из «Семнадцати мгновений весны».

Осенью 1971 года Градова стала женой блистательного Андрея МИРОНОВА и через два года родила от него дочь Марию.

В 90-х актриса почти перестала появляться на экранах. Говорили, что после развода с Мироновым она снова вышла замуж, усыновила ребенка и посвятила жизнь служению Господу, став отшельницей в одной из деревень Владимирской области. Репортеры «Экспресс газеты» отправились в Судогодский район Владимирской области, где уже несколько лет живет 67-летняя Градова.

Найти дом Екатерины Георгиевны в деревне Горки помогли местные жители, посетовав, что 22-летний приемный сын звезды советского экрана Алексей в последнее время крепко выпивает. Соседи, видя, как страдает из-за этого Катерина, переживают не меньше, только чем тут поможешь?

Дом Градовой ничем не выделяется среди остальных, да и участок по сельским меркам средний - около 20 соток. Здесь только недавно начали проводить газ, а до этого, как в старину, топили печку.

Екатерина Георгиевна с дочкой Машей, сыном Алексеем и внуком Андреем (слева)

Крестная мама

- С чего вы взяли, что Екатерина живет отшельницей? - удивился соседский паренек Сергей, проходивший мимо. - У нее муж есть...

Оказалось, что Градова до сих пор счастлива в браке с физиком-ядерщиком Игорем Тимофеевым, за которого вышла замуж в начале 90-х. Чувства супругов были настолько сильны, что никого не смутила даже заметная разница в возрасте - муж моложе жены на девять лет. По одним данным, они познакомились в паломнической поездке в Оптину пустынь, но в театральных кругах уверенно говорят, что с будущим мужем Градова встречалась задолго до этой поездки, еще в середине 80-х.

Тимофеева часто видели в Театре сатиры, где тогда служили Екатерина Георгиевна и ее бывший муж Андрей Миронов. Новую связь Градова не афишировала до смерти Андрея в 1987 году. По мнению бывших коллег Градовой из Театра сатиры, она надеялась, что Миронов к ней вернется. А Игорь Александрович представлялся всем как давний поклонник.

- Тетя Катя меня почти с пеленок подняла, - продолжил Сергей. - Она моя крестная - мы с ней по соседству жили. А тети Кати сейчас нет, она отъехала подлечиться недели на две. На хозяйстве - Игорь. Он целыми днями траву косит для своих кролей и коз.

Дом ГРАДОВОЙ в деревне Горки...

Тяжелая болезнь

Теперь уже не секрет, что жизнь Екатерины Градовой круто изменила серьезная болезнь: в возрасте 38 лет женщина вдруг начала угасать. Даже кремлевские врачи разводили руками не в силах поставить диагноз.

- Когда внуку Андрюше исполнился месяц, я ушла из театра, - вспоминала актриса. - До 38 лет Господь терпеливо ждал меня. Когда я по-настоящему уверовала, уже не могла вести привычный образ жизни. Был период, когда я сильно болела, года два практически не выходила из дома, вес дошел килограммов до 45. Однажды в больнице случайно услышала, как врач сказал моей близкой подруге: «Забирайте ее, пусть хоть последний Новый год дома встретит». Вот тогда я обратилась к Богу, и болезнь отступила.

...с высоты птичьего полёта. 1.Банька, 2.Теплица, 3. Колодец, 4. Подсобка, 5 Фруктовый сад, 6.Сторожка

Выздоровев, Градова решила посвятить жизнь религии и служению людям. В театр она не вернулась, создала благотворительный фонд «Обретение» и стала помогать сиротам и одиноким старикам. Окончив курс в Свято-Тихоновском богословском институте, бывшая звезда кино начала преподавать в гимназии основы духовной нравственности и «Живое Слово» - изучение словесности на основе Библии. Мысль об усыновлении ребенка возникла после замужества за Игорем Тимофеевым. Этот союз актриса называла не иначе как духовным.

После венчания супруги взяли годовалого мальчика из детского дома. Того самого детдома, в котором снимали сцену родов радистки Кэт в сериале «Семнадцать мгновений весны».

Морской пехотинец Алексей СУХОВЕРКОВ (в центре) с сослуживцами. Фото: Instagram.com

Нехорошая квартира

Когда мальчику исполнилось 15, он сбежал из школы-интерната под Ярославлем, куда его определили родители. К поискам подростка подключилась милиция, история получила огласку. К счастью, через некоторое время Леша нашелся. Учителя признались, что причиной такого поступка были, скорее всего, странности характера. Говорили, парень он хоть и талантливый, но неуправляемый и большой любитель почудить.

В итоге проучился Алексей в интернате всего полгода, его забрали «по семейным обстоятельствам». Друзей за это время Леша не приобрел, хотя общался с ребятами нормально.

- Одноклассники не знали, что он сын известной актрисы, - рассказала нам завуч интерната Светлана Николаевна. - Парень не кичился своим происхождением. В нашей школе появлялась только его мама, отца мы никогда не видели.

Муж Екатерины Игорь ТИМОФЕЕВ остался в доме на хозяйстве

Сейчас Алексей Суховерков вместе с Екатериной Георгиевной живет в московской квартире на Большой Никитской улице. Но прописан парень в Грузинском переулке. Ранее эта квартира принадлежала матери его отца Игоря Тимофеева. Теперь же, по словам соседей, там творится черт-те что.

- Мы несколько раз хотели милицию вызывать, - пожаловалась нам молодая соседка из смежной квартиры. - Не знаем, кто там живет - хозяина мы видим крайне редко, может, он сдал квартиру, но шумят сильно. То, что там происходит, нельзя описать приличными словами. Постоянно видим девушек легкого поведения и сутенеров...

Крестник ГРАДОВОЙ Серёжа признался, что пересмотрел все фильмы с участием крёстной мамы Кати

Алексей Суховерков, которому мы дозвонились накануне его 23-летия, говорить о чем-либо отказался.

- Я ничего не комментирую, - напряженно произнес он. - Все сведения о семье для меня пуще военной тайны!

Сама Градова ситуацию тоже не комментирует.

- Леша занимается ресторанным бизнесом, - уверяет она. - Отслужил в морской пехоте, очень талантливый, прекрасный парень... Посмотрите, какое у него лицо - порода!

На вопрос о том, почему же тогда его не отдали учиться в театральный, Градова холодно отрезала: «Он не кирпич, чтобы его куда-то отдавать. Но если будут предложения о съемках, почему нет?»

Многие пользователи Интернета уверены, что на фото - Екатерина ГРАДОВА. На самом деле - это мама актрисы Раиса Ивановна. Она долго служила в Театре им. Гоголя. Скончалась в Доме ветеранов сцены им. Яблочкиной в 2011 году. Фото: foma.ru

Тайное замужество

Старожилы Театра Маяковского вспоминают, как в конце 60-х к ним пришла молодая артистка Катя Градова. Под крылышко ее сразу взял знаменитый актер Максим Штраух, известный по ролям Ленина, сыгранным в нескольких советских фильмах.

Максим Максимович был старше Катеньки на 46 лет. О романе с ним не болтал только ленивый. Судачили, будто Градова помогала ухаживать за его больной женой, а когда та скончалась, стала жить с ним. Спустя некоторое время, во время съемок в сериале «Семнадцать мгновений весны», Екатерина увлеклась Андреем Мироновым и вышла за него. Штраух был в шоке, не находил себе места. Он заболел, осунулся...

Екатерина ГРАДОВА и Вячеслав ТИХОНОВ в фильме «Семнадцать мгновений весны»

После расставания с Мироновым Градова вернулась к Максиму Максимовичу. Как утверждают люди, близко знавшие Штрауха, Екатерина успела с Максимом Максимовичем расписаться. Она переехала к артисту вместе с новорожденной Машенькой, которая появилась на свет в мае 1973 года. Этот факт биографии актриса не упоминала никогда. Прожили они со Штраухом меньше года, близкие вспоминают, как тот был счастлив. И утверждают, что все свое имущество народный артист завещал любимой Екатерине.

Семейная жизнь с Андреем МИРОНОВЫМ у актрисы не сложилась

Имей в виду

Екатерина Георгиевна призналась, что ненавидит свою роль в фильме «Место встречи изменить нельзя» и даже не помнит, как зовут ее героиню. Единственное, что ей нравилось, - это присутствие рядом Евгения Евстигнеева. О нем она отзывается исключительно в восторженных тонах.

ГРАДОВА с Максимом ШТРАУХОМ в спектакле «Таланты и поклонники». Фото: kinoartist.forumbb.ru

www.eg.ru

Градова, Екатерина Георгиевна - это... Что такое Градова, Екатерина Георгиевна?

Екатери́на Гео́ргиевна Гра́дова (6 октября 1946, Москва) — советская актриса театра и кино[1].

Биография

Екатерина Георгиевна Градова родилась 6 октября 1946 года в Москве в семье известного архитектора, профессора, член-корреспондента Академии архитектуры и альпиниста Георгия Александровича Градова (1911—1984), при одном из восхождений на Памир у него отказало сердце[2]) и актрисы Театра им. Гоголя Раисы Ивановны Градовой (1923—2011)[3][4][5]. Училась в Московском институте иностранных языков, Школе-студии МХАТ (руководитель курса — Василий Петрович Марков)[6]. Была замужем за Андреем Мироновым, у них родилась дочь Мария Миронова — сегодня популярная актриса кино и театра.

Самое первое зрительское признание пришло к актрисе Екатерине Градовой в 1969 году, когда, будучи студенткой 4-го курса Школы-студии МХАТ, она сыграла главную роль А. Н. Негиной в спектакле «Таланты и поклонники» Московского академического театра им. Вл. Маяковского. Спектакль был поставлен выдающимися деятелями русского театра: постановка М. И. Кнебель, художник Ю. И. Пименов, актёры В. М. Орлова, Г. П. Кириллов, В. Я. Самойлов, Г. А. Анисимова, А. С. Лазарев, М. М. Штраух и другие.

Известность в кинематографе к актрисе пришла в 1973 году после выхода на экраны знаменитого телефильма Семнадцать мгновений весны, в котором она сыграла роль радистки Кэт.

Жизнь после 1987

Постепенно театр потерял для Екатерины Георгиевны привлекательность, а после смерти бывшего мужа, Андрея Миронова, стал просто тяготить. Так совпало, что и интересной работы там становилось всё меньше. Когда внуку Градовой Андрюше исполнился месяц, актриса ушла из театра совсем.

Потом Екатерина Георгиевна пришла к мысли о том, что ей необходима вера в Бога. Помогала детям-сиротам и брошенным старикам, создала благотворительный фонд. Окончила курс в Свято-Тихоновском богословском институте. Затем преподавала в гимназии, в школе. Градова придумала предмет «Живое слово», который понимает как изучение словесности, основанное на Евангелии, Библии в целом и на русской классике. Сейчас при Всероссийском детском православном движении «Вестники» она ведёт занятия в киноклубе, много ездит, занимается историей искусства и краеведением. Градовой часто звонят, приглашают на встречи, просят дать интервью.

Екатерина Градова снова замужем, она уделяет много внимания дочери и внуку. По словам Градовой, внук Андрей очень похож на деда Андрея Миронова: он воспроизводит его мимику, слова, жесты. Уже больше десяти лет Екатерина Георгиевна зимой живёт в Москве, а на лето она уезжает в Судогду Владимирской области[7].

Семья

  • Отец — Георгий Александрович Градов (1911—1984) — архитектор.
  • Мать — Раиса Ивановна Градова (1923—2011) — театральная актриса.
  • Первый муж — знаменитый советский актёр Андрей Миронов (1971—1976)[8]
  • дочь — российская актриса Мария Андреевна Миронова (род. 28 мая 1973[9] или 1974[10])
  • внук — Андрей Удалов-Миронов (род. 4 июня 1992)
  • Второй муж (с 1991 года) — Игорь Тимофеев, бывший физик-ядерщик, занимался информационными технологиями и работал в фирме «ИнтерВИД», которой руководил бывший зять Екатерины Градовой Игорь Удалов.

Екатерина Градова и Игорь Тимофеев познакомились в паломнической поездке в Оптину пустынь

  • приёмный сын — Алексей Суховерков (род. 1992) (После венчания взяли приемного сына из детского дома)[11]

Творчество

Роли в театре

Московский академический театр им. Вл. Маяковского
Московский академический театр Сатиры
  • 1970 — «У времени в плену» — Жена Всеволода
  • 1970 — «Интервенция» — Жанна Барбье
  • 1971 — «Балаганчик дона Кристобаля» — Росита
  • 1972 — «Таблетку под язык» — Светлана
  • 1973 — «Чудак-человек» — Мария
  • 1973 — «Маленькие комедии большого дома» — Она
  • 1973 — «Пеппи Длинныйчулок» — Фрекен Розенблюм
  • 1974 — «Клоп» — Корреспондент
  • 1974 — «Нам — 50!»
  • 1974 — «Пощечина» — Соня Захарова
  • 1975 — «Пена» — Викторина
  • 1975 — «Ремонт» — Залесская
  • 1978 — «Таблетку под язык» — Светлана
  • 1979 — «Феномены» — Ларичева
  • 1980 — «Гнездо глухаря» — Искра
  • 1980 — «Чудак» — Нихаль
  • 1981 — «Бешеные деньги» — Лидия Чебоксарова
  • 1987 — «Последние» — г-жа Соколова

Роли в кино

Награды

Примечания

dic.academic.ru


Смотрите также