Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Евгений броневицкий биография


Евгений Броневицкий: биография, творчество, карьера, личная жизнь

Ленинград в советские времена называли культурной столицей страны. Это после распада Советского Союза город трудовой славы превратился в бандитский Петербург. Евгений Броневицкий появился на свет 30 июня 1945 года в элитной семье. Родители проживали в городе на Неве. Отец, военный моряк, капитан дальнего плавания. Мать, певица, выступала в Ленинградской капелле. У мальчика был старший брат, который известен как первый муж популярной певицы Эдиты Пьехи.   

Следуя семейным традициям, Евгений, окончив школу, решил получить военное образование и поступил в знаменитый Военно-механический институт. Однако дисциплины, которые приходилось осваивать в процессе обучения, давались студенту с большим трудом. Еще в школе будущий гитарист недолюбливал точные науки. Утонченная натура не принимала теоремы, формулы и прочие математические категории. После недолгих колебаний он прервал обучение и «вышел на свободу». 

К середине 60-х годов по всей стране формировались и выступали вокально-инструментальные ансамбли. К этому времени по всему миру уже «шумела» Ливерпульская четверка под названием «The Beatles». Советские парни не желали оставаться в отстающих. Важно отметить, будучи школьником Броневицкий серьезно осваивал технику игры на гитаре. В музыкальной школе он не учился, однако в кругу сверстников получил известность как классный гитарист. Когда Евгений бросил институт, его сразу же пригласили в состав ВИА «Поющие гитары».

Сценическая карьера Броневицкого складывалась удачно. Он гармонично влился в коллектив. Обладая хорошим голосом, выступал как вокалист. В начале 70-х годов на эстраде ощущалась острая конкуренция. За место под солнцем боролись композиторы, поэты, певцы и ансамбли. При этом жестким ограничивающим фактором служила цензура. Несмотря на разнообразные препоны, коллектив демонстрировал стабильно высокое качество своих программ.   

Так сложилось, что биография Броневицкого не отделима от судьбы «Поющих гитар». В 1975 году большинство участников ансамбля увлеклись постановкой рок-оперы «Орфей и Эвридика». Проект в новом формате оказался удачным, а коллектив распался. Евгений перешел в популярный ансамбль «Дружба», которым руководил старший брат. Затем последовала череда «скитаний» по другим коллективам. И только в 1997 году «Поющие гитары» воссоединились вновь.

О личной жизни музыканта известно немного. Евгений живет один, если не считать гитары. Свободное время отдает работе и творчеству. Когда-то он был женат, но вспоминать об этом не любит. Жена от него ушла, но дочь оставила. Ушла, вышла замуж и родила еще девочку. Родила и через некоторое время скончалась. На текущий момент у Броневицкого две взрослые дочери. Музыкант живет в однокомнатной квартире на окраине Питера и на судьбу не ропщет.   

Источники:

www.kakprosto.ru

Жизнь «Поющих гитар» сегодня

Евгений Броневицкий (ВИА Поющие гитары). Фото с сайта poushiegitary.ru

Евгений Броневицкий

— Евгений Александрович, как протекает жизнь «Поющих гитар» сегодня? — Сегодня мы работаем и даем концерты, корпоративные и частные вечеринки, презентации. В планах у нас, как и у всех артистов, обновлять программу, не терять форму, голос, трудовые навыки. Все очень просто. Работа, слава богу, есть, и планы на будущее тоже есть. По песенке в месяц добавляем, что-то появляется новенькое, иногда возвращаемся к старому, так как новое — хорошо забытое старое. После того, как мы возродились, уже прошло десять лет.

— Два дня назад вы давали два концерта. Что это были за выступления? — Это были концерты в поддержку политической партии. Это была акция, где вместе с нами участвовали и другие группы.

справка

Евгений Александрович Броневицкий «Дружба», «Магистр», «Форвард», «Поющие гитары» Эстрадный певец, музыкант Ленинград, Санкт-Петербург / СССР/Россия Дата рождения: 30 июня 1945

— Евгений Александрович, что за эти десять лет, после возрождения коллектива, было интересного? — Лично я оказался в своих пенатах. Исполняю музыку, которую исполнял в молодости, немножко в измененном варианте. Десять лет работы… Мужик бы должен перекреститься и сказать: «Слава богу, что есть работа». А когда есть работа, есть все. Все эти годы были наполнены работой. Наполненной хорошей работой без интриг, подстав, лжи, измены, предательства. И вот за это тоже спасибо. А так работа кипит — это наш лозунг.

Творческих особых находок не отмечаю. Мы просто немножко изменили свое звучание, хоровые расположения, за отсутствием Саши Федорова, немножко поменяли нюансы, но это заметно только нам. Публика особо не замечает. Чисто технологические изменения. Но курс тот же самый- на хорошую песню с хорошей мелодией, без излишнего философствования. Псевдофилософствования, как я называю.

Без поучений людей, как надо жить. Мы не позволяем учить людей с трибуны. На наших концертах люди как отдыхали, так и отдыхают и, надеюсь, будут отдыхать. Это главное. Жизнь — штука не очень легкая, и иногда надо уметь и отдыхать.

— В истории «Поющих гитар» был период обращения к большим формам. И потом было вновь возвращение к песням… — Возвращение к эстрадной песне. Это слово не зазорное — эстрадная песня. Чисто жанра такого нет. Нет вообще классификации чистого жанра. Это не романс, не рок, не поп-музыка в чистом виде. Это эклектическая смесь, винегрет, собранный отовсюду по нитке. Получается, что мы оформляем песни.

Естественно, необходимо идти в ногу со временем. Мы не ретрограды и не остаемся на каком-то прежнем уровне, отдавая предпочтение одному жанру. Есть такие люди, которые из-за этого сами себя губят.

— Как отразился переход к крупным формам на коллективе «Поющих гитар»? — Наш костяк не готов был к этому. Мы больше музыканты и где-то немножко певцы. А вот артисты оперные — извините. Мы к этому были не готовы. Мы готовились с большим трудом. Были, конечно, натасканы, как собаки, на это, но это очень скучно: каждый день по три концерта одно и то же, одно и то же. Это конвейер.

И кроме того, по профессиональным своим возможностям наш коллектив не был готов к роли оперных, драматических артистов. Там нужна была и мимика, и необходимо было танцевать, успевать петь в хоре и переодеваться. Для кого-то это радость со слезами на глазах, а для меня и для других моих коллег это была рутина.

А так опера хорошая. Мы ее любили. Просто работать с ней — безумие. Театр есть театр. Там дисциплина, каждый шаг отмерян.

— Евгений Александрович, насколько необходим профессионализм для исполнения эстрадной песни? — Профессионализм и хороший вкус — родные сестры и братья. Мне кажется, профессионализм — это в узком смысле знать ноты, точно интонировать, уметь пользоваться тембрами. А в широком смысле — набор качеств, которые дают возможность человеку быть востребованным, дают возможность публике не забывать этого артиста. Это профессионал в широком смысле этого слова.

По-моему, вкус необходим во всем. В звуке, в одежде, звукоизвлечении, манере поведения дома и на работе — все это входит в один комплекс.

— Можно ли, по-вашему, выработать вкус? — Вкус не вырабатывается. Это не физкультура. Это воспитание с детства, круг твоего общения. И нам тоже иногда изменяет вкус. Это дело очень тонкое. Нельзя сказать, что мы обладаем исключительным вкусом. Да, мы тоже иногда, бывает, занимаемся безвкусицей. Всякое бывает. Очень трудно держаться на таком уровне, чтобы не нарушать какие-то правила. Ерунда. Все очень расплывчато. Сегодня нарушение вкуса, пошлость, завтра — востребовано и не пошло. Время диктует свои поправки.

Очень трудно дать совет, как не потерять чувство вкуса. Это то же самое, как остаться здоровым: не курить, не пить — глупость, правда. Как питаться? Одному хорошо соленое, а другому — сладкое. Нет ответа, как воспитать вкус. Мышцы можно накачать в процессе физкультуры, а вкус — или он есть, или его нет. Как и талант. На вкус и цвет товарищей нет.

«Поющие гитары» — Возрождение

— Идея возрождения «Поющих гитар» родилась в телепередаче? — Возрождение началось с 1997 года. А в 1994 году были просто сотрясения воздуха. Это не было посвящено нашему объединению. Просто мы встречались с друзьями и давали разные интервью, если кого-то что-то интересовало. Это не служило толчком к воссоединению.

В 1997 году, 27 апреля, был концерт из восьми песен, а дальше все покатилось. На этом выступлении в «Гигант-холле» я интуитивно понял, что есть потенциал, есть порох в пороховницах. Я осознал, что дело пойдет и не ограничится 2–3 выступлениями.

Самое трудное было заявить о себе широкой публике. А вообще все эти меркантильные вопросы: заплатить за помещение, репетировать — все прошло незаметно. Надо сказать большое спасибо Грише Клеймицу, который нашел время и раскопал старые записи, быстренько их «снял», снова восстановил, снова собрал нас, и мы отрепетировали их. Ему за это огромное спасибо.

Это было сделано в очень короткие сроки. Если бы не он, все, возможно, долго бы тянулось и заглохло. Потому что, когда, говорят, перезреют артисты, у них ничего не выходит. Все осуществилось очень мобильно.

А баз особых у нас не было. У него дома репетировали, или у тех, у кого была возможность репетировать. Это не было проблемой. Самая большая проблема состояла в том, чтобы напомнить, что мы есть, что мы не умерли и еще что-то можем. Года три мы этим занимались.

Анатолий Васильев

— Евгений Александрович, с чем было связано то, что Анатолий Васильев на вашем выступлении сидел за режиссерским пультом? — Поначалу он с нами участвовал. Но наш концерт шел с участием чуть ли не 12–15 человек. Это все, кто в «Поющих гитарах» состоял. Огромный коллектив. Со временем это все устаканивается, и получилось 8 человек. Как шар: не убавить, не прибавить.

— Вашей музыкальной профессии вы обязаны брату Александру? — Я вырос под роялем. У меня раскладушка находилась под ним. Это на мне и сказалось. Потом был дирижерский институт, дирхор — Крупа, как у нас говорят: институт культуры им. Крупской. Брат таскал меня по всем концертам, он учился в консерватории, сочинял музыку, и я слышал, как это все происходит, ощущал на себе творческие муки. Я ездил с ним на гастроли, привык к сцене и с музыкантами подружился. Все волосок к волоску строится. Естественно, я полюбил и сцену и музыку.

А вообще не хотел быть музыкантом. Хотел иметь профессию стабильную, как многие делают, а уж музыка, думал, будет хобби. А потом получилось все наоборот, что музыка стала моей профессией, а подводное плавание — хобби.

— Ваш папа был военнослужащим. А мама? — Наша мама была певицей.

— Евгений Александрович, когда вы впервые встретились с Анатолием Васильевым? — Он работал у брата в ансамбле. А брат меня таскал по гастролям, концертам, где мы и познакомились. Я ему приносил пластинки, записи новые, журналы. Держал его в курсе того, что сам знал. Мы обменивались информацией. И музыкой, сплетнями, слухами. Так мы и подружились.

И когда у него созрела мысль о своем ансамбле, он пригласил меня как единомышленника. Он взял не очень подготовленных, в профессиональном смысле слова, людей, но единомышленников.

Пока мы репетировали, было много названий. И «Белые ночи», «Аврора», «Летний сад», «Рассвет» — чего только не было! А почему нас так называли? Мы сами не выдумывали. Нас так просто назвал народ. И это называние «Поющие гитары» к нам приклеилось как кличка. Так она и осталась.

— Трудно было на первых порах? — Тогда была очень сильная, суровая цензура. А мы хотели новый жанр создать. Естественно, он был ориентирован на Запад. Поэтому нам очень сильно ставили палки в колеса, вплоть до того, что хотели разогнать. Деньги с нас снимали, чтобы мы гроши вообще получали. Мы победили только потому, что нас любила публика. Если есть любовь народа — это все. Любую цензуру, при любом строе, если народ любит — ты не пропадешь, если выйдешь на сцену. А если нет взаимной связи между залом и тобой — тогда можно думать о чем-то другом, другой профессии.

Нас спасло то, что у нас всегда были полные залы. Нас запрещали, а народ к нам ходил, тянулся. Да и материальную прибыль государству мы большую приносили. Ничего сами при этом не получая.

Александр Федоров

— Расскажите о вашем дуэте с Александром Федоровым. Как он образовался? — Когда я был молодым, то ходил по разным кафешкам с девушками. Выпивал портвейн. В одной из кафешек работала группа в стиле андеграунд — «Лесные братья». Мне понравилось, как они звучат, как они исполняли различные английские хиты тех времен. Там я с ним и познакомился. У него был такой голос, который я любил, манера попсово-английская.

А когда мы создали «Поющие гитары», я ему несколько раз предлагал прийти к нам. Он отказывался, не нарушая высокие принципы подвижничества. Согласился тогда, когда съездил с нами на гастроли в Москву, получил гонорар, выпил хорошего, дорогого коньяка, пожил в шикарной гостинице. «Мне нравится. Пожалуй, я буду с вами работать».

Он любил «Битлз» (The Beatles), я любил их. И у нас вместе получалось, как у Леннона с Маккартни, что-то похожее. Это было желание петь «Битлз». Он ушел из своей конторы, а со мной у него получилось. Мы с ним в «Поющих гитарах» исполняли 7 или 8 песен. А тогда это было жутко модно. Нельзя было, а мы пели.

Первое выступление

— Евгений Александрович, а когда «Поющие гитары» впервые вышли на публику? — Впервые «Поющие гитары» выступили в 1966 году. В военно-механическом институте. Тогда у нас сгорела вся аппаратура. Просто на сцене задымилась и загорелась. И мы оказались без звука. Исполнили 3 или 4 песни. Это было настолько жутко! Вылетели динамики, раскалились лампы. Это был блин комом.

Юрий Антонов

— Можно сказать, что с песен «Поющих гитар» начался Юрий Антонов? — Для него это был трамплин, очень мощный стимул, толчок работать дальше. До этого особой нужды в нем не чувствовалось. А после песни «Нет тебя прекрасней» ему стало легче. Ушел он от нас по особым обстоятельствам.

Когда он уходил, то оставил клочок нотной бумаги, на которой была эта песня. Он сказал: «Женя, мне кажется, эта песня в твоем исполнении прозвучит». Я ее замариновал на полгода, забыл о ней, потом наткнулся и буквально за одну ночь расписал, кому что играть. Так она и получилась.

— В песне «Нет тебя прекрасней» вами был пропущен один куплет. С чем это было связано? — Нам показалось, что она была длинная колбаса. И мы обошлись тремя куплетами и вставили гитарное соло. Тогда это было очень модно. С тех пор как она была создана, так и осталась.

— Вы познакомились с Юрием Антоновым на гастролях в Киеве? — В Минске. Он был на концерте и сказал, что ему нравится и он хотел бы с нами работать. «Никаких проблем, — говорим, — давай!»

— Евгений Александрович, есть ли песни, которые вам нравится исполнять? И есть ли что-то определяющее успех песни? — Песни все любимые. Нужна, наверное, какая-то запоминающаяся мелодия. Естественно, хороший текст, там должна быть какая-то изюминка. Личность исполнителя тоже немаловажна. Все вместе играет роль. Не по отдельности, а когда все собрано воедино, симпатично. Вот тогда и получается успех.

Песня «Сумерки»

— Как появилась в вашем репертуаре песня «Сумерки»? — Ее написал Толя Васильев, предложил мне ее спеть. Мы ее отрепетировали. Публика ее тепло приняла. Именно поэтому она и стала нашим хитом. Бывает, что песня, которая рождается, к себе располагает. А бывает красивая, шикарная песня, а не становится хитом, не становится долгожителем. А причина — все просто. И по музыке и по словам. Какие-то они незамысловатые. Все гениальное просто, но не все простое гениально.

— Еще одна визитная карточка группы — песня-реквием «Саласпилс». Как долго шла работа над ней?

— Мы пытались сделать сдвиги к более серьезной музыке. Робкие попытки. Получилась она такая. Ее предложил Эдуард Кузинер, наш клавишник, композитор. Он у нас тогда работал. И вот в тот период, когда он был с нами, он ее и написал. Мы исполняли ее в его присутствии.

У нас была задача петь и гражданские песни. Мы заменили панегирики партии и правительству, любовь к Родине, которую заставляют любить, на наш шаг противоположный, тоже гражданский шедевр.

И дети в песне на войне гибли. Все это трогало публику, да и нам было приятно эту вещь исполнять. Она была решена тоже в английском стиле, припев там очень похож, свежо звучала на сцене. Никто такие аранжировки не делал тогда. А репетировали над ней долго. Очень скрупулезная работа шла над ней.

Ирина Понаровская

— У вас всегда присутствовал женский вокал. Много лет вы пели с Ириной Понаровской. — У нас просто такой формат: мужики и должна быть одна женщина. Правильно это или нет — но так сложилось «испокон веков». А Ирина Понаровская пришла к нам «зелененькой» девочкой. А потом из нее что-то вышло…

Ничего особенно в этом нет. Так хотел наш руководитель. Сейчас много ансамблей чисто мужские коллективы. А раньше практически все ВИА были с девушками. За редкими исключениями: «Ариэль», «Орэра». Это был как бы штамп, клише.

— Как проходил подбор материала для исполнения? И как появились в вашем репертуаре русские народные песни? — Сейчас у нас их нет. Раньше были две песни: «Степь да степь кругом» и «Тонкая рябина». Сейчас мы не исполняем их, потому что у нас большей частью работа в клубах. Ресторанно-танцевальная музыка. Мы их восстановим, когда у нас будет больше концертов, в театральной атмосфере. С залом, занавесом, рампой. А пока мы их забыли, и необходимо их будет восстанавливать.

А насчет материала принципа подбора никакого не было. Нравится песня — пытались ее делать, не нравится — отходили в сторону. Брали то, что нам импонировало. И рассчитывали, что это понравится нашей публике. Не было никаких ни математических, ни философских законов. Воплощали в жизнь то, что хотелось.

— Евгений Александрович, чем отличалась ваша музыка в период становления «Поющих гитар»? — У нас был свой звук, свой внешний вид. Имидж, как сейчас говорят. Было свое лицо. Все получалось как-то само собой. Какой есть, такой есть. И чем более естественен, тем лучше для сцены. Когда нет искусственных посягательств на свою внешность, вкусы, моральные устои. Естественно — всегда гармонично.

— Много ли времени уходило на подготовку песни? — Когда нот не знали — долго. Потом, когда подучились с годами, то пошло побыстрее. Процесс запоминания, оттачивания. Получаешь как бы общую картинку. Следом идет разговор о нюансах: где тише, где громче, что выбросить, а что добавить. Были переделки на лету. А в процессе обкатки, проката дорабатывается, совершенствуется.

Васильев, наш руководитель, осуществлял аранжировки песен. Он начинал нас учить полуграмотных. Когда мы научились, то я начал писать, Юра Антонов писал, он у нас начинал, Гриша Клеймиц, после воссоединения, был у нас художественным руководителем. Сейчас у нас гитарист пишет и я.

— Есть ли перед вами цели сегодня и трудности, которые необходимо преодолеть? — Трудности такие, что рынок переполнен музыкальной информацией. На любой вкус, в любом исполнении. Исполнять чужое нет смысла. Все к нам приезжают. Изобретать свой велосипед — тоже другая крайность. Трудность — найти песню, которая нам подходит. Как говорил Маяковский, надо перелопатить тонны словесной руды, чтобы найти одну сточку. Так и нам приходится. Нам предлагают, предлагают. Мы что-то ищем… Трудно найти именно свою песню. Не нами написанную, а свою. Чтобы она соответствовала нашей энергетике. Чтобы была в унисон с нашими сердцами, душами — что-то такое. Твоя песня — которая удается настолько, что проникает в душу публике, зрительному залу, песня, которую можем донести. А такие песни рождаются не очень часто.

А в планах работать, работать и работать. Коли востребованы, работать больше и лучше. Иначе мы сгинем и умрем с голоду. Такая у нас магистральная линия.

Личная жизнь

— Евгений Александрович, несколько слов о вашем брате… — С ним было все ярко — и плохо, и хорошо. По-всякому. Как и бывает в жизни. Не бывает что-то одно. Он был веселый, талантливый человек. Человек эпохи возрождения, который умел и рисовать, и плавать, шутить и роли играть… С ним было очень интересно.

Но были моменты, когда с ним было и тяжело. Так жизнь устроена. Нет такого, что хотелось оставить, а остальное — вычеркнуть.

— А в вашей жизни было плавание, спорт? — Я занимался подводным плаванием. Все детство проездил на велосипеде, занимался легкой атлетикой в спортивной школе года четыре. Профессионалом не стал, а просто люблю спорт. В теннис настольный играл — очень мне нравился. Как ни странно, не люблю футбол. Какой-то свой мирок.

— Подводное плавание и определило ваш первоначальный выбор института? — Да. Я учился на факультете океанологии. Я его бросил и пожалел. Не смог совместить «Поющие гитары» и океанологию. Должен был бросить «Поющие гитары» и стать океанологом или наоборот… Что я и сделал.

— Ваши пожелания всем любителям русской песни и хорошей музыки? — Мне очень трудно говорить о русской песне, потому что я не специалист. Что пожелать любителям русской песни? Это целый океан, ниша, целое направление, которое родилось не сегодня и, наверное, не умрет никогда. Дело в том, что и там есть образцы хорошей и недостойной продукции, как и в любом виде человеческой деятельности. Хотел бы, чтобы достойных образцов было больше — и все. Есть вещи, которые меня трогают, а есть вещи, которые мне противно слушать.

Желаю, чтобы это искусство никогда не хирело. Чтобы оно подпитывалась молодыми талантами. Потому что жить на одной Зыкиной невозможно. Необходимо, чтобы русская песня развивалась, прогрессировала в исполнительском смысле, сопрягалась с другими видами искусства. Мое пожелание — естественное стремление к хорошему. Хотя оно бесконечно и недостижимо.

dailybiysk.ru

Евгений Александрович Броневицкий: факты из жизни Евгений Александрович Броневицкий, день рождения 30 июня (74 года), биография, кто еще из известных людей родился, умер 30 июня

Евгений Броневицкий

Родился 30 июня 1945 года в Ленинграде в семье морского офицера, Александра Семёновича Броневицкого (1899—1972), инженер-капитана первого ранга.После окончания школы поступил в Военно-механический институт, который через полгода учёбы бросил. Три года отучился в Ленинградском Гидрометеорологическом институте и также не стал доучиваться до диплома — сказался пример старшего брата Александра Броневицкого, когда-то вопреки желанию отца избравшего путь профессионального музыканта.В 1966 году Евгений отозвался на приглашение бывшего гитариста ансамбля «Дружба» Анатолия Васильева и вступил в создаваемый вокально-инструментальный ансамбль «Поющие гитары» . Предполагалось, что ВИА будет играть песни с современными молодежными ритмами и заниматься обработкой западных хитов — что вполне устраивает начинающего бас-гитариста.В 1975 году по причине творческих нововведений классический состав ВИА «Поющие гитары» распался, а Евгений Броневицкий на десять лет ушёл бас-гитаристом в ансамбль «Дружба» , которым руководил его старший брат Александр Броневицкий. Затем последовала череда различных коллективов, в том числе такие группы, как «Магистр» и «Форвард» , пока в конце 1989 года Эдита Пьеха не пригласила Евгения в свой коллектив. Весной 1997 года часть музыкантов, в основном, из старого песенного состава «Поющих гитар» , приняла решение воссоединиться под прежним названием.

В обновлённом коллективе Евгений Броневицкий занял не только место бас-гитариста, но и место старейшего участника.

redday.ru

Евгений Броневицкий: «Мы старались угодить девочкам, а сегодня они уже бабушки»

культура: «Поющие гитары» принято считать первым вокально-инструментальным ансамблем Советского Союза. Что принципиально нового ваш коллектив сообщил публике в середине 60-х?  Броневицкий: Приоткрою небольшой секрет. До нас был молдавский ансамбль «Норок». Но, конечно, по популярности, количеству хитов, уровню нагрузки нас не сравнить. Так что в определенном смысле мы действительно первопроходцы: «Песняры», «Веселые ребята», «Самоцветы» появились уже позже. Новизна заключалась в том, что на смену серьезным поэтам, исполняющим свои песни под собственный аккомпанемент, пришли мальчики с гитарами, которые еще и подтанцовывали. 

В составах ВИА были люди с разным уровнем подготовки: как профессиональные музыканты, так и любители. Другое дело, что со временем «дилетанты» многому обучались и в конечном итоге могли дать фору иным «образованным» исполнителям. Но главное отличие вокально-инструментальных ансамблей от других коллективов заключалось в том, что во главе ВИА стоял человек, «хорошо владеющий музыкой». 

культура: Каким образом участники будущих ВИА находили друг друга? Вас отбирали селекционным методом, по чьей-то указке сверху, или подобные коллективы создавались на дружеской основе? Броневицкий: За всех не скажу, но в основе «Поющих гитар» стояла дружба. Основатели коллектива — я, Лева Вильдавский, Анатолий Васильев — знали друг друга с юных лет: у нас были и общие музыкальные интересы, и сугубо человеческие точки соприкосновения. Вместе слушали радио, впитывали, хотели создать нечто подобное...

культура: Подобное чему? Западным группам, чью музыку черпали с «Радио Люксембург» и случайно попадавшихся пластинок?  Броневицкий: Именно. Однажды в СССР приехал итальянский ансамбль, участники которого пели не бельканто (а именно так мы тогда воспринимали итальянское вокальное искусство), а обычными голосами. На Западе уже вовсю шумели The Beatles и другие группы. Их свободная манера исполнения нас очаровала настолько, что мы захотели, в меру своих знаний и способностей, это повторить. 

Отсюда в нашем репертуаре столько кавер-версий: будь то «Толстый Карлсон», «Трудно было человеку...», «Был один парень», «Синяя песня» и другие. В то время иностранщину петь запрещалось — преследовалось, вплоть до увольнения с работы. Но мы пошли на хитрость: начали исполнять их на русском. В итоге на нас стали смотреть сквозь пальцы: мол, конечно, нельзя, но раз по-русски, то пусть поют. Словом, эти кавер-версии, или, как сейчас говорят, ремейки, появились не от хорошей жизни — просто хотелось несколько разнообразить нашу сцену. К тому же все, что не разрешается,  кажется особенно сладким. А сегодня эти вещи настолько прижились, что воспринимаются как композиции отечественного производства. Тем не менее основу репертуара «Поющих гитар» всегда составляли песни российских авторов. Вспомните хотя бы «Сумерки» или «Нет тебя прекрасней»...

культура: Пик популярности вокально-инструментальных ансамблей пришелся на 70-е — первую половину 80-х годов. А дальше все постепенно стало сходить на нет. Почему так случилось? Броневицкий: После перестройки произошла, так сказать, либерализация искусства. В особенности музыкального. Легализовался рок, повылазили бесконечные «Ласковые маи», «Миражи», «Комбинации». На их фоне ВИА стали выглядеть отжившим, чуть ли не отмершим явлением. Но длилось это недолго. Ведь понятия «ретро» никто никогда не отменял. И уже в начале 90-х ностальгия по 50–70-м привела к тому, что некогда знаменитые и, казалось, навсегда забытые ВИА (кстати, уникальное в истории мировой популярной музыки явление, характерное только для нашей страны) обрели новый виток популярности и востребованности. А знаете, почему? Потому что это была чистая музыка — пусть излишне оптимистичная, а порой и вовсе наивная. Но, по крайней мере, она не была загажена наркотиками, сомнительной сексуальной свободой и дурацкой псевдо-философией, которой «славится» нынешняя западная поп-культура. 

культура: Что же мешает легендарному движению ВИА вновь заявить о себе во всеуслышание?  Броневицкий: Опять-таки, о других судить не берусь, но мы работаем по сей день, и весьма успешно. 

культура: И что собой представляют «Поющие гитары» сегодня? Есть ли новые композиции? Броневицкий: Нормальный ансамбль, все как положено: гитары, клавишные, ударные. Репетируем, играем, ездим, выступаем. Кстати, от коллег по цеху выгодно отличаемся живым звуком — под «фанеру» не работаем. Что касается новых песен, они, конечно, есть, но вы же понимаете: народ всегда требует старенького. Какую бы гениальную вещь ты ни написал, люди реагируют жиденькими хлопками. Зато старую добрую проверенную тему встретят громкими аплодисментами. Вот и приходится потакать зрителю. Ведь его реакция — главная оценка работы любого артиста. 

культура: А каков он — нынешний среднестатистический посетитель концертов «Поющих гитар»?  Броневицкий: Разумеется, прежде всего это люди в возрасте — лет 50–60. Но они часто приводят с собой детей, внуков. Ребятишки порой реагируют куда более восторженно и искренне, чем их родители и даже дедушки и бабушки. Само собой, приходит и молодежь, которая понимает наше творчество, растворяется в песнях до конца. 

культура: Была ли у вас во время пика популярности вокально-инструментальных ансамблей своя тусовка — как впоследствии у рокеров, а сегодня у попсовиков? Или каждый коллектив жил своей обособленной жизнью?  Броневицкий: Общались, приятельствовали, порой выпивали после концертов, когда пересекались гастрольные маршруты. Но о совместных проектах речь никогда не шла. Да и временем не шибко располагали — ведь у большинства коллективов была колоссальная нагрузка. Мы, например, порой давали по три концерта в день, а туры по стране занимали полтора-два месяца. То было славное время: «Поющие гитары» объездили весь Советский Союз, неоднократно выступали за рубежом. 

Кстати, никакой конкуренции, борьбы за выживание среди ВИА не наблюдалось. Каждый ансамбль занимал свою нишу, у всех была своя аудитория. Так что необходимости воевать за зрителя не возникало.

культура: Первый распад группы датируется 1975 годом. Потом были реюнионы, а сегодня коллектив благополучно существует. Но что произошло сорок лет назад?  Броневицкий: На нашей интеллектуальной собственности, поте и крови возник проект, который с головой погрузился в постановку рок-оперы «Орфей и Эвридика». Первые полгода я и некоторые мои коллеги принимали в ней участие, но вскоре стало скучно. Почувствовали: это не совсем наше амплуа. Каждый день приходить, переодеваться, гримироваться — все это было весьма утомительно. В общем, так мы тогда и разбежались по своим щелям и углам. А на волне ретро-любви, в 90-х собрались вновь, подпитались свежей творческой «кровью», взяв более молодых музыкантов, — и с тех пор не расстаемся. 

культура: Современную музыку слушаете? И как относитесь к новомодным проектам, вроде шоу «Голос» и «Один в один»?  Броневицкий: Очень люблю джаз, от него никогда не устаю — страсть к этому направлению у меня с детства. Что касается упомянутых вами телепроектов — они симпатичные, нравятся публике. Но проблема в том, что участники этих шоу, порой действительно талантливые люди, являются «одноразовыми» артистами. Сольный концерт в двух отделениях им не потянуть. Востребованность таких исполнителей ограничивается одной-двумя песнями в рамках корпоратива. Как самостоятельные творческие единицы, имеющие художественное значение, эти музыканты несостоятельны. 

культура: Остались ли у Вас нереализованные творческие амбиции?  Броневицкий: Амбиция всегда одна — хочется, чтобы люди, приходящие на наши концерты, оставались довольны, покидали зал в приподнятом настроении. Чтобы устраивали овации, брали автографы и лезли целоваться. Раньше мы старались угодить девочкам, а сегодня многие из них уже бабушки. Но сути дела это не меняет: артист, повторюсь, всегда работает для зрителя.

portal-kultura.ru

Евгений Броневицкий

В новом образе актер предстанет в сериале «Условный мент».21-летняя Софья решила стать блогеромРозыгрыш проведен с помощью генератора случайных чиселМосковский бизнесмен Дмитрий Фалькович сбегает в Киев.Талантливый врач Пётр Рыков переезжает, чтобы начать новую жизнь.Офицер полиции Бойд Холбрук охотится за таинственным серийным убийцей, преступления которого не поддаются объяснению.Зрителей ожидает ремейк комедийного детектива 1985 года, основанного на одноимённой настольной игре.Выбор редакции Кино-театр.ру

www.kino-teatr.ru

ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ – первый советский ВИА. Часть 1: «Немецкий пароль для Путина»

Поющие гитары. Когда произносишь эти два слова, почему-то сразу очень хочется процитировать известные строки классика русской поэзии: «… как много в этом слове для сердца русского слилось, как много в нем отозвалось». Это, конечно, шутка, но в каждой шутке, как известно, есть доля правды. Думаю, что мало кому в нашей стране нужно объяснять, кто такие «Поющие гитары». Они были первыми! Они останутся таковыми навсегда!

1966 год. Турбаза на Черном море. Будущие «Поющие гитары». Сергей Лавровский, Анатолий Васильев, Евгений Броневицкий, Владимир Калинин, Лев Вильдавский, Галина Баранова

По причине очень юного возраста в 60-70-х годах я ни разу не была на концертах «Поющих» и открыла этот ансамбль для себя только в 1994 году, когда Ленинградское телевидение показало фильм «Поющие гитары. 20 лет спустя». Конечно, это был шок! Через такое огромное количество лет вдруг выяснилось, что те песни, которые я так любила в детстве, которые мы пели в пионерском лагере, слова которых переписывали в песенники, все это – песни «Поющих гитар». Но еще большим шоком был поход на концерт «Поющих гитар» в концертный зал «Меридиан» в апреле 1999 года. За свою жизнь я побывала на огромном количестве концертов разных исполнителей, но такого я не видела и не слышала никогда! Все остальные наши ансамбли сразу же показались хором ясельной группы детского сада.

И вот, в канун Нового 2003 года, мы договорились о встрече с «Поющими» в гостинице «Советская». Надо сказать, что место это знаменательное. Именно там, в далеком 1967 году, состоялся первый концерт «Поющих гитар» в Москве. Волновалась я, конечно же, очень сильно. Ведь мне предстояла встреча с легендами советской поп-музыки! Когда я с мамой за ручку ходила в детский садик, эти люди уже гремели на всю страну. Но, как оказалось, волновалась я зря. «Поющие» оказались очень веселыми, добрыми, общительными людьми. Поистине талантливые люди талантливы во всем.

А в нашем тогдашнем разговоре речь шла не только об истории легендарного ВИА, но и конкретно о тех людях, которые в 1997 году не побоялись рискнуть и воссоздали коллектив. Кто они, эти знаменитые «Поющие гитары»? Но, обо всем, как говориться, по-порядку. Пусть они сначала сами расскажут о себе.

Евгений Броневицкий: Родился я в 1945 году в семье военнослужащего. В семье было два ребенка. Старший брат не пошел по стопам отца, стал музыкантом. Я считаю, что он в значительной степени и повлиял на меня. Как все дети, я учился в школе, потом поступил в Военно-механический институт. Проучился полгода, бросил. Перешел в другой институт, тоже бросил. Потом перешел в Гидрометеорологический. Океанологом мог стать! Представляете? Но, проучившись три года, сбежал к «Поющим гитарам». Взял академический отпуск, а потом был отчислен.

После «Поющих гитар» в 1975 году я пошел к Сан Санычу Броневицкому в ансамбль «Дружба», где проработал 10 лет. Потом мы с Сережей Дроновым создавали группу «Магистр». Хотели играть мощный металлический рок. У нас был очень большой репертуар, но не пошло. Потом работал с Юрием Охочинским, с Инной Бедных, в группе «Форвард». Короче, за пять лет я поработал в пяти коллективах. В конце 89-го года меня пригласила Эдита Пьеха. С ней я работал до 1998 года, т.е. 9 лет получается. С 97-го года снова в «Поющих».

Гроза всех шестиклассниц Сергей Лавровский и солистка ПГ Елена Федорова

Валерий Ступаченко: Я тоже «военный» человек. Родился в прошлом веке, во время войны, в 43-м году, в Энгельсе. В 44-м семья переехала в Грозный. Там жил и учился до 68-го года. В 68-м году меня пригласил Ленинградский диксиленд. Я уехал в Питер и до конца 68-го года работал с диксилендом. Потом он развалился. Тогда было модно саксофоны разгибать, говорить о том, что кто играет джаз, тот Родину продаст. В декабре развалился этот коллектив, а мне кто-то сказал, что «Поющим» нужен солист. Я пошел на прослушивание к Васильеву.

Часа два сидел, рот не мог открыть. Ничего себе! Прослушиваюсь в «Поющие»! Потом Васильев говорит: «А ты можешь хоть гамму спеть?» Я взял гамму в две октавы. Он говорит: «Годится. Завтра пойдем репетировать». Сделали пару песен, худсовет их послушал, и меня взяли на работу.

Сначала я был, как ворона белая, в обычном костюмчике выходил, меня публика вообще никак не принимала – два хлопка, три рывка. Позже Васильев сознался, что хотел меня убрать из коллектива. В 69-м году после фильма мы поехали на Дальний Восток, а Васильев тогда заболел и остался в городе. Меня одели в такой же, как у всех, костюм. Я когда пел «Чертово колесо», начал плясать, и меня вдруг приняли. Ко двору пришелся, как говорится. Вот так я до 75 года проработал. До этой оперы. А дальше мы все разбежались кто куда.

Я полтора года у Вайнштейна работал. Потом меня Лавровский пригласил в «Калинку». Семь лет я проработал в «Калинке». «Калинку» разогнали. Потом меня снова пригласили в «Поющие гитары» на «Юнону и Авось» на роль Резанова. Но Резановым я так и не стал. Пел в общем хоре. В 92 году оттуда ушел. С тех пор служу в храме.

В 97 году ребята возобновили свою деятельность. Мне позвонил Гриша Клеймиц, говорит: «Валера, ты бы смог помочь?» Я спросил благословения у отца Николая. Он сразу же согласился, говорит: «Это ансамбль очень культурный. Я в молодости ходил на их концерты. Он не несет ничего плохого, только радость». Но потом был такой момент, когда в какой-то православной газете, хотя я и не священнослужитель, обо мне написали, что беса пристроили – в алтаре, и на сцене служит. В общем, с 97 года я здесь, и с радостью продолжаю деятельность.

Юрий Соколов: Ну, короче, скажу! Родился в Ленинграде в 43-м году. Мы с Валерой ровесники. Кликуха – Помидор. Кликуху дали не в зоне, а в Ленконцерте. То, что стал музыкантом, виновата мама моя. Поступил в музыкальную школу. Потом хотел в музыкальное училище поступить, но меня не приняли. Показался бездарностью. А потом в Ленконцерт пришел. Нет. Сначала – в областную филармонию, а потом – в Ленконцерт, к Анатолию Королеву. Он как раз от «Поющих» убежал, не стал с ними работать. И мы с ним работали до 69 года.

Скоро Анатолий Васильев сбежит из ансамбля «Дружба», а пока он стоит справа, рядом с Александром Броневицким

В 70-м меня пригласили в «Поющие гитары». А потом я с музыкой не расставался, даже когда ансамбль разошелся в 75-м году. Работал в ресторанах, в варьете, но музыкой продолжал заниматься. Кроме этого у меня какое-то время была побочная работа. Главу одной фирмы возил. Где-то, наверное, месяцев восемь был шофером. Не потому что я хотел бросить музыку, а по семейным обстоятельствам.  Потом Женя и Гриша Клеймиц позвонили: «Давай снова!» Вот собственно и все. До сих пор мучаемся. Царь! Теперь ты говори! Когда родился? Ты фамилию-то свою помнишь? Кстати, тоже не в зоне дали кликуху.

Владимир Васильев: Родился 9 сентября 1950 года. Отец пел хорошо, поэтому какой-то голос и слух мне тоже достались. В 65-м году окончил музыкальную школу по классу трубы, но уже мучился, потому что Битлз услышал в начале 60-х годов и заболел битломанией. С тех пор решил, что на проволоке, т.е. на бас гитаре, мне интереснее. Меня пригласили в ансамбль «Лира» в 68-м году. Был такой у нас в Ленинграде ансамбль. Играли мы в клубе – в «Молотке» знаменитом. На танцах, на всяких вечерах. Потом в ансамбле песни и пляски, вместе с Дмитрием Петровичем Кижаевым служили. После армии меня наши питерские коллеги пригласили в Москву, в ансамбль «Добры молодцы». Там играл небезызвестный Сева Новгородцев. Он мне кличку Царь и придумал. С тех пор, это было в 1973 году, с честью несу. Имя свое почти забыл.

До декабря 1974 года я играл в ансамбле «Добры молодцы», а потом меня пригласили в ансамбль «Поющие гитары» – к нашим кумирам, на которых мы ходили. В 74-м году в декабре пришел в «Поющие гитары». Сначала мы играли в концертной программе и одновременно репетировали оперу «Орфей и Эвридика». Лично я отыграл оперу – 900 раз. Ровно 900 спектаклей отыграл и уехал в Москву, к Стасу. Олечка – 1000, а я – 900. И 50 спектаклей – «Фламандскую легенду». Года три работал у Стаса, потом – в группе «Круг». С 97 года – снова в «Поющих».

Юрий Соколов: Вообще, он наша гордость! Царь! А где у нас Вася? Спит? Кто разрешал? Что за дела? Позовите его! Оля, давай ты! Пора.

Ольга Левицкая: Ну, я тоже родилась в прошлом веке, 16 февраля 1951 года на Урале, в городе Нижний Тагил Свердловской области. Окончила там 10 классов в 68-м году. Потом до 73 года училась в Свердловском театральном институте. Еще во время учебы меня пригласили в ансамбль «Калинка». Я доучилась, приехала в Ленинград и уже через 10 дней начала работать в «Калинке». Проработала там до конца 74-го года. Потом заболела воспалением легких.

Однажды нам в гости пришел Алик Асадуллин. До этого мы с ним особо не были знакомы. В то время он только пришел в «Поющие». Его как раз взяли на роль Орфея. Сидели, разговаривали, пели всякие песенки. Он говорит: «Слушай, Ольга! Нам еще одна девочка нужна. У нас есть солистка – Ира Понаровская – Эвридика, а Фортуны нет. Хочешь к нам прийти?» У меня аж дыхание сперло, когда он сделал это предложение, потому что, сколько я себя помню, это были мои кумиры. Мне даже во сне не могло присниться, что я буду у них работать. Короче, я пришла. И, слава тебе Господи, меня взяли. Я спела Фортуну в «Орфее».

Через годик сделали оперу «Фламандская легенда». Там у меня тоже была характерная роль – Жилина. А до выхода «Орфея» мне еще полгодика удалось попеть в концертах. Только-только, можно сказать, стала входить во вкус, и концертная деятельность закончилась. Было безумно жалко. Хотя прекрасный был, конечно, спектакль. Я молоденькая девочка – и одна из главных ролей. Материал, в общем-то, интересный. Но когда это из года в год, потом уже стало просто невыносимо. Поэтому, когда Володя уехал в «Цветы» и нас с Сашей Федоровым туда пригласил, мы поехали. Где-то 1,5 года мы проработали у Стаса и вернулись в Петербург.

Александр Федоров и Евгений Броневицкий – лучший дуэт страны, наши Пол и Джон

Работали в варьете, в «Прибалтийской», в «Интуристе», в «Пулковской», в «Бригантине». Это школа потрясающая! Потому что столько пришлось спеть материала, который бы я никогда не спела на сцене. Мне бы просто не дали этого сделать. А там все это было возможно. Можно было петь, кого хочешь и сколько хочешь. Потом Саша работал в кафе «Дружба» диск-жокеем, а я там же – администратором. А в 97 снова собрались все вместе. Я очень сжато все рассказала, но, по-моему, все.

Евгений Броневицкий: С 97-года с нами, здесь на каторге.

Ольга Левицкая: Нет, я не считаю это каторгой. Для меня это семья.

Юрий Соколов: О! Вася подошел! Кликуха тоже не в зоне получена – Святой. Родился когда?

Василий Борисов: Родился в 45-м году на Северном Кавказе. Мои родители встретились в Цхенвали. Они там в госпитале лежали. Через год вся семья приехала в Ленинград, где и живем до сих пор. Учился на скрипке играть. Мы вместе с Юрой Соколовым учились. Нас воспитал Ленинградский Дворец пионеров. Оттуда мы пошли в музыкальное училище, дальше учиться.

Юрий Соколов: Меня не пустили.

Василий Борисов: Оттуда и наша дружба, и наша музыка. В 64-м меня забрали в армию. В 67-м году, когда я оттуда вышел, то уже помаленьку битломанил, если честно сказать. И вдруг я попал на зимний стадион, и услышал «Поющих гитар»! Я помню, как они тогда пели «Травка зеленеет». (Поет, подражая Битлам) «Травка зеленеет, солнышко блестит».

Дмитрий Кижаев: Не надо английский тут демонстрировать! Не надо!

Василий Борисов: Ну, чего? Я рассказываю! Ребята, я влюбился в этот коллектив! А у меня была своя история. Я в заводской самодеятельности работал, в разных коллективах. На маленькие гастрольки иногда ездил. Вот так росло что-то музыкальное. Потом меня пригласил Эдик Кузинер – композитор, аранжировщик. Он тогда работал с Анатолием Королевым. Ансамбль «Веселые голоса». Там я уже стал профессиональным человеком, на сцене поработал, а в начале 70-х, меня пригласили в «Поющие гитары».

Когда началась опера, я ушел в ресторан «Невский», где отработал 10 лет, пока не создал свой небольшой коллективчик. Сначала работали в «Тройке» на канале Грибоедова, потом – в ресторане «Россия» на Московском проспекте. Вот там я музыкальную карьеру закончил, когда Карабах начался. Это такие страшные времена были! Кровь лилась рекой! А потом снова «Поющие гитары» начались. Вот и все. Я о себе все рассказал.

— Тогда, может быть, кто-то про Сашу Федорова расскажет?

Юрий Соколов: Женя. Кто же еще? Это его друг. У них был лучший дуэт в Советском Союзе! Унисон самый классный был!

Евгений Броневицкий: Я могу рассказать, но не помню, когда он родился. Оля, расскажи ты, когда он родился, и что за семья у него была.

Ольга Левицкая: Саша родился 28 февраля 1948 года в Ленинграде. У него родители коренные питерцы. Маму-то я знала, а отец умер в 50-м году, когда Саше было два годика. Он был военный и, как потом выяснилось, умер при странных обстоятельствах. Он возглавлял отдел по борьбе с бандитизмом. Потом уже родственники рассказали, что он умер там, где арка Генерального штаба, внезапно, моментально, в возрасте 48 лет. Сердце. Хотя был абсолютно здоровый дядька.

Саша окончил среднюю школу, потом ПТУ. Немножко поработал электриком…

Василий Борисов в ансамбле Анатолия Королева

Евгений Броневицкий: …а потом он полюбил гитарку, полюбил группу Битлз. Потом была группа «Лесные братья». Они действительно неплохо играли. Я пошел их послушать, мне очень понравилось. Мы с ним выпили, я говорю: «Санька, иди к нам работать!» Он говорит: «Нет, не пойду! Вы продажные! Вы играете коммунистическую музыку. Не пойду! Мы тут настоящие». Второй раз пришел, выпили, говорю: «Давай, Санька!». Он: «Да что ты! Как? Ребят бросать неудобно. Они на меня рассчитывают». Третий раз пришел: «Поедешь в Москву? Ну, помоги нам немножко! Ну, съезди с нами! Нам записать несколько песен надо. Ну, пожалуйста!» Он говорит: «Ну, ладно. Съезжу. Во сколько ехать надо?» Приехали. В поезде выпили. На записи все нормально получилось. После этого мы с ним сходили в ресторан «Узбекистан», выпили по бутылке коньяка перед поездом, я спрашиваю: «Санька, пойдешь?» Он говорит: «А! Пойду!» Вот так я его «завербовал». Он с ребятами распрощался, отходную им поставил и пришел к нам в «Поющие». Это ранней весной 68-го года было.

Потом его стали забирать в армию. Ленконцерт каким-то чудом сумел отмазать. Каким чудом, я не знаю. У нас тогда концерт должен был быть в Академии транспорта. А как без Саши работать? Уже что-то отрепетировано. И вдруг появляется совершенно лысый: «Все! Отмазали!» Концерт состоялся.

— Оля, какие песни Федоров спел в фильме «Фантазия на тему любви»?

Ольга Левицкая: Про фокусника пел, про дурака. Еще там красивая песня была. Там Овчинников вроде бы на клавишных играет и поет. Вот это Саша поет. Я, к сожалению, уже текста не помню этих песен. Вот если бы услышала, тогда бы сказала.

А как сам фильм снимали, я помню. В Ереван, в Цхенвали ездили. Овчинников Юра – фигурист – все слова учил. Ему в фонограмму никак не попасть было. Аида Манасарова его натаскивала. Он еще немножко пришепетывает, а песни-то чисто спеты

Помню, как «Баха» записывали. Мы приехали на студию в шесть утра. В шесть утра, потому что больше времени не давали. Днем писались Лещенко, Толкунова. В общем, писали рано-рано-рано утром. Там такие ноты! Рыжиков сидел за пультом, говорит: «Боже мой! Как же можно утром такие ноты брать?!

— А у Вас были сольные работы у Намина?

Ольга Левицкая: Я пела популярную тогда песню Пугачевой «Женщина, которая поет», потом я пела песню Глории Гейнер только с русским текстом. И еще был такой композитор Володя Семенов. У него были две красивые, мелодичные песни. Мы их с Сашкой пели. А так, на подпевках, везде с ними.

После работы у Стаса Намина мы вместе с ним 3 года в «Бригантине» работали, потом – в «Прибалтийской». В «Пулковской» 5 лет проработали. У нас был очень хороший состав. А потом – «Дружба». Он, вообще, говорил, что ни петь, ни играть больше не будет. Я его буквально заставила. Боярский пришел к нам домой и говорит: «Оля, уговори ты его. Пусть возьмет гитару! Пусть позанимается! Ну, как бросать? Молодой же еще!» А он уперся: «Не буду играть – и все!» Я ему говорю: «Сань, ну, что ты еще умеешь в этой жизни? Дал тебе бог голос, дал тебе какое-то умение, так ты его не бросай!» Они с Боярским записали пластинку «Сильвер», Юрочка наш там был на барабанах.

Юрий Соколов: Но пластинка тогда не пошла. Публикации, правда, были.

— Когда он уехал? Пишет? Чем сейчас занимается?

Ольга Левицкая: Уехал он марте этого (2002) года. Звонит, передает всем приветы. Учится в университете, на курсах французского языка, поскольку он абсолютно на нуле поехал, а там французский язык – государственный. Он не может там устроиться на работу, пока у него не будет этих корочек. Вот уже полгода учится. В феврале должен сдавать экзамены. Он мне недавно сказал: «Оля, будь он проклят! Этот французский язык! Он мне снится уже. Я хочу остаться на второй год». Там ведь быстро все. Что-то он видимо успел поймать, а что-то – нет. Короче, конечно, ему несладко.

Русская народная песня «Калинка». Александр Федоров прекрасно справился с ролью сосны

У него жена французский язык знает хорошо, она работает при мэрии. И поскольку она молодой специалист, у нее там большие льготы. Они собираются открыть собственный ресторан.

Юрий Соколов: Вместе с Яковлевым, короче. Яковлев там будет шеф-поваром, когда его с губернаторского кресла подвинут.

Ольга Левицкая: Просто вот такие задумки есть, а как оно сложится, неизвестно. Получится или не получится это сделать, этого никто не знает.

— Про Григория Клеймица кто-нибудь расскажет?

Евгений Броневицкий: Родился он в 45-м году в семье музыкантов, по-моему. Окончил консерваторию. Очень талантливый человек! Работал во многих коллективах. Не возьму на себя смелость перечислить все. У Жана Татляна работал, у Пьехи, в мюзик-холле. Всегда бы одним из главных. Его должность – руководитель, дирижер. В «Поющих гитарах» тоже сделал очень много хорошего. Он очень быстро работал и с людьми ладил потрясающе. Например, меня понимал с полуслова. Я ему говорю, что я хочу, у него все получалось, у него никаких проблем не было. Он и музыкальную дисциплину в ансамбле поднял.

Ольга Левицкая: У Гриши, конечно, дар педагога, как ни у кого!

Евгений Броневицкий: После «Поющих» он с Ирой Понаровской сделал грандиозные проект «Ты и я». Но она, к сожалению, его кинула. Очень некрасиво поступила.

Сергей Дронов: Гриша умел подойти к каждому. Никого не обидел никогда. С юмором не расставался никогда в жизни. И работать умел по-настоящему.

Юрий Соколов: А какая была ответственность! Он же умер на сцене! Он работал с Виталиком Коротаевым. Пошел на концерт больной – давление огромное. И вот Виталик поет «И в дальний путь на долгие года», а Гриша доиграл последний аккорд и упал! 40 минут ждали скорую помощь. Еще и ребро, говорят, сломали. Откачивали, пытались завести сердце. Бесполезно. Там аорта порвалась, инсульт, инфаркт. Это у него уже второй инфаркт был, но он курил, несмотря ни на что.

— Дмитрий, теперь Ваша очередь.

Дмитрий Кижаев: Родился я в один день со Ступаченко, но на три года позже, в Запорожье. В Ленинграде живу с 48-го года. К «Поющим гитарам» я имею отношение только в современной истории, после возобновления. Хотя Сашку Федорова я знаю с 66-го года. Женьку – хуже. Лучше его брата знал.

Музыкой я занимаюсь всю жизнь. Учился в школе-десятилетке при консерватории, потом в консерватории, по классу скрипки. Потом обучение пришлось прервать, поскольку я с папой и мамой за границей был – в Швейцарии и ФРГ. Когда вернулся, меня перевели на теоретико-композиторский факультет. В школе меня джаз сломал. Брубек и т.д. В консерватории услышал Битлз. Тоже погиб. В 66-м сделал свой ансамбль. «Садко» назывался. Он был параллельно с «Лесными братьями», где Саша Федоров играл. Ансамбль просуществовал до 69-го включительно.

Все это время люто ненавидел «Поющие гитары», как и все полуофициальные и неофициальные ансамбли, потому что они уже имели статус официального коллектива. Понятно, да? У нас в ансамбле был упор на инструментальную музыку. Стал играть на соло-гитаре, потому что мне барэ было не прижать, мне одноголосно было легче играть. Вот так и получился из меня соло-гитарист.

Юрий Соколов: Ослабленный консерваторский организм.

Дмитрий Кижаев: Вот, кстати, я хочу Путину задать вопрос.

Евгений Броневицкий: А тебя к нему не пустят.

Дмитрий Кижаев: Тихо! Я немецкий пароль знаю. Мне интересно, играли мы в его школе на Петроградской стороне. Мы тогда всю Петроградскую прочесали своим составом – просто через школу. По возрасту как раз совпадает. Мне было 22, а ему должно было быть 15 или 16.

Для Специального радио.

Июнь 2006

ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ – первый советский ВИА. Часть 2: «СИНЮЮ ПЕСНЮ мы писали живьем два с половиной часа»

ПОЮЩИЕ ГИТАРЫ – первый советский ВИА. Часть 3: «Просто у наших ВИА не было корней»

Page 2

Формат кнопки — аутентичный шансон блатняк. Специальное радио — главное радио, которое дало возможность прозвучать всему многообразию русской лирики, коей есть условное название шансон. За неимением другого определения, бытует именно это, неточное, а точнее некорректное. Причем большинство под шансоном понимают либо блатные песни, либо ресторанные. И то и другое лишь небольшая часть огромного пласта отечественной культуры. Мы первыми начали показывать это колоссальный пласт отечественной культуры во всем его многообразии. Это баллады, положенные на музыку.

Совместный проект с ресурсом Шансон Инфо

Your browser does not support the audio element. Сейчас в эфире:

   

СЭМ ДЖОНС – СОЛДАТ РУССКОГО ШАНСОНА Июль 24, 2017

КОНСТАНТИН БЕЛЯЕВ — ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ Февраль 20, 2017

КОНСТАНТИН БЕЛЯЕВ И БУРЯ РАВНОДЕНСТВИЯ Март 9, 2009

Page 3

Радио авторской песни — огромного пласта отечественной бард-песни.

Здесь — композиции отечественных бардов за последние 50 лет.

Честность и простота этих песен делает их близкими миллионам. Your browser does not support the audio element. Сейчас в эфире:

   
Page 4

Первая кнопка Специального Радио — экспериментально вещание, в основе которого — эклектика разных стилей и направлений. Первая кнопка — музыкальный дайджест всех остальных кнопок.

Основой контента кнопки является зарубежная музыка последних тридцати лет. Первая кнопка предоставляет трибуну для русских зарубежных независимых музыкантов, которые присылают на радио свои треки.

Первая кнопка Специального радио входит в состав мировых Indie-Radio.

Первая кнопка Специального Радио — всегда что-то новое рядом с позабытым старым.

Your browser does not support the audio element. Сейчас в эфире:

   
Page 5

Джаз, блюз — зарубежные исполнители. Слушайте джаз и блюз от истоков до современности.

Your browser does not support the audio element.

Сейчас в эфире:

   

Я РУССКИЙ БЫ ВЫУЧИЛ ТОЛЬКО ЗА ТО… Ноябрь 6, 2017

JAZZ MISSION TO MOSCOW Октябрь 9, 2017

ДЖАЗ ДЛИННОЙ В СТО ЛЕТ Сентябрь 4, 2017

МЕЧТУ НЕЛЬЗЯ ПРИДУМАТЬ Июль 3, 2017

ДЖАЗОВЫЕ ЗАМЕТКИ. ЧАСТЬ 1. Как запрещали джаз в СССР Август 17, 2016

ДЕРЕК БЕЙЛИ КАК ЗЕРКАЛО НЕИДЕОМАТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ Апрель 9, 2007

Page 6

Первое в России Клезмер-радио.

В основе вещания — современные коллективы и исполнители этого музыкального жанра, но встречаются и архивные записи.

Your browser does not support the audio element. Сейчас в эфире:

   
Page 7

Радио русской электроники. Совместный проект с Игорем Шапошникововым (aka Гоша Рыжий). Контент кнопки — собранное воедино все многообразие русских музыкантов, занимающихся жанром электроники за последние 30 лет. Your browser does not support the audio element. Сейчас в эфире:

   

БЕРТ. ОН ЖЕ ОЛЕГ ТАРАСОВ. ЧАСТЬ 3: «НОЖ ДЛЯ ФРАУ МЮЛЛЕР» Август 18, 2008

БЕРТ. ОН ЖЕ ОЛЕГ ТАРАСОВ. ЧАСТЬ 2: «ЕГОР И ОПИЗДЕНЕВШИЕ» Август 11, 2008

БЕРТ. ОН ЖЕ ОЛЕГ ТАРАСОВ. ЧАСТЬ 1: «ЭМИГРАНТЫ» Август 4, 2008

БРАТЬЯ ПО РАЗУМУ. РАННЯЯ ФАЗА. ЧАСТЬ 3: «ОРГАНЫ» Март 3, 2008

СИНТЕЗАТОРЫ И ПЬЯНСТВО НА РУСИ. ЧАСТЬ 1 Январь 1, 2005

СИНТЕЗАТОРЫ И ПЬЯНСТВО НА РУСИ. ЧАСТЬ 2 Январь 1, 2004

Page 8

На кнопке представлен русский рок, в основном, современный. Контент кнопки формируется самими музыкантами, которые присылают на радио свои треки.

Основная стилевая направленность — рок, фанк, панк.

Your browser does not support the audio element. Сейчас в эфире:

   

ГРУППА АЛИСА: МАЛЕНЬКИЕ ИСТОРИИ ДВАДЦАТИЛЕТНЕЙ ДАВНОСТИ Март 30, 2009

Page 9

Радио, посвященное Франции и французской музыкальной культуре. Популярная французская музыка последних 60 лет, а также современные независимые исполнители из Франции.

Особой популярностью радио пользуется на юго-востоке Франции.

Your browser does not support the audio element. Сейчас в эфире:

   
Page 10

Эта кнопка – совместный проект c компанией МедиаКнига. Компания МедиаКнига поможет Вам обогатить своё знание языка и литературы знакомством с произведениями в интерпретации профессиональных чтецов. Каждая подготовленная издательством аудиокнига- результат долгой и кропотливой работы коллектива актеров, музыкантов и режиссеров. Контент кнопки — произведения классиков отечественной и мировой литературы.

Полные версии всех аудиокниг производства МедиаКниги в наилучшем качестве слушатели могут скачать на сайте www.audiobook.ru.

Your browser does not support the audio element. Сейчас в эфире:

   
Page 11

Контент кнопки —  lounge, легкая музыка, забитованный джаз и фанк. Your browser does not support the audio element. Сейчас в эфире:

   
Page 12

Hard&Heavy радио. Контент — весь металл — и ветераны и современные, известные и неизвестные. Здесь и монстры тяжелого рока, и отцы его, и внучатые племянники и непризнанные никем дети.

Your browser does not support the audio element.

Сейчас в эфире:

   
Page 13

Радио, полностью посвященное народной музыке и ее современным обработкам. Контент народная музыка в различных обработках.- new age, world beat, space, ambient, neo-classic, фэнтзи и непосредственно народная музыка.

Your browser does not support the audio element.

Сейчас в эфире:

   
Page 14

На 16 кнопке слушайте русскую поп-музыку.

Your browser does not support the audio element. Сейчас в эфире:

   
Page 15

Вещание полностью посвящено русскому рэпу. Your browser does not support the audio element. Сейчас в эфире:

   
Page 16

Крупнейшее в России круглосуточное trance&techno вещание. Контент — транс, техно от корней до сегодняшнего дня, в основном иностранного производства.

Your browser does not support the audio element.

Сейчас в эфире:

   
Page 17

На 8 кнопке Специального радио вещание посвященное оперному искусству. Your browser does not support the audio element. Сейчас в эфире:

   

Классический диалог на позитивной ноте Апрель 7, 2018

В ЯКУТСКЕ ЗАВЕРШИЛСЯ МЕЖДУНАРОДНЫЙ МУЗЫКАЛЬНЫЙ ФЕСТИВАЛЬ Апрель 6, 2018

Пресс-конференция Апрель 6, 2018

Датская опера приглашает всех желающих петь Апрель 4, 2018

Анегине Ильиной вручена госпремия имени Кулаковского Апрель 4, 2018

Глава Якутии поздравил с юбилеем певицу Анегину Ильину Апрель 4, 2018

В эти дни проходит XVI фестиваль в честь Галины Улановой Апрель 3, 2018

Умерла Народная артистка России Наталья Попович Апрель 1, 2018

Page 18

На 18-й кнопке Специального радио вещание полностью посвящено русскому джазу со времени его возникновения в 50-е годы 20 века по сегодняшний день.

Your browser does not support the audio element. Сейчас в эфире:

   

ЗВУК ПО КОТОРОМУ МЕНЯ УЗНАЮТ Сентябрь 14, 2017

МЕЧТУ НЕЛЬЗЯ ПРИДУМАТЬ Июль 3, 2017

НАШ УКРАИНСКИЙ ВОПРОС Март 27, 2017

НОВАЯ ТЕУРГИЯ НИКОЛАЯ СУДНИКА или «НИ ЗГИ НЕ ВИДНО» Декабрь 19, 2016

КАРТА НОВОЙ МУЗЫКИ Ноябрь 7, 2016

ДЖАЗОВЫЕ ЗАМЕТКИ. ЧАСТЬ 1. Как запрещали джаз в СССР Август 17, 2016

МЫ И ОНИ — 2 Август 2, 2007

АТОНАЛЬНЫЙ СИНДРОМ-2: ПАРТИЗАН АЛЬТЕРНАТИВНОЙ СЦЕНЫ Октябрь 13, 2006

МУЗЫКА НА ВОДЕ Январь 1, 2004

МЫ И ОНИ Январь 1, 2004

Page 19

Первое в России вещание, посвященное исключительно хоровому искусству. 

В эфире отечественные и зарубежные хоровые коллективы. 

Your browser does not support the audio element. Сейчас в эфире:

   
Page 20

Здесь — классическая зарубежная музыка, в основном барочного периода. Музыка для ценителей серьезной классической музыки. Your browser does not support the audio element. Сейчас в эфире:

   
Page 21

Русская классика XX-XXI вв Здесь звучат сочинения русских композиторов середины 20в — начала 21 в.

Your browser does not support the audio element. Сейчас в эфире:

   

specialradio.ru


Смотрите также