Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Габдулхай биктагиров биография первая семья


«Легла бы вместо дочери в ее могилу сама»: мать Хании Фархи - о переживаниях, воспоминаниях и последних часах с дочерью

Почти год прошел с того дня, как ушла из жизни Хания Фархи – татарская Примадонна, певица, которую одинаково горячо любили в Татарстане и родном Башкортостане. Все это время люди хранили в душе память о ней, как о родном человеке. Достаточно услышать ее имя – вздрагивают сердца даже тех, кто никогда не был знаком с певицей лично, а видел лишь по телевизору.

Никому по-настоящему не понять, что сейчас происходит в душе родной матери певицы, 88-летней Фании апа. Ведь смерть дочери Хании стала уже четвертым по счету тяжелым горем, обрушившимся на плечи этой маленькой женщины.

18 мая на родине Хании Фархи - в селе Татышлы проходил первый межрегиональный вокальный фестиваль, посвященный памяти певицы. Корреспондент «Татар-информа» побывала на фестивале и поговорила с Фанией апа – о ее переживаниях, воспоминаниях и последних часах, проведенных с дочерью.

– Фания апа, сегодня многие перепевают песни Хании Фархи, берут их в свой репертуар. Вам не обидно – ведь эти песни пела ваша дочь, это ее песни?

– Ну что вы, конечно нет. Пусть поют. Все время смотрю на фотографии Хании, а когда слышу ее песни – будто она сама встает передо мной. Очень тяжело. Хоть и тяжело слышать, но слушать ее песни мне хочется.

– Слушаете ее песни, вспоминаете ее?

– Слушаю, слушаю. Постоянно смотрю по телевизору. Она ведь всю жизнь пела. С детства. Начала петь в три года. Соберет соседских детей, делает для них концерт, или поставит ёлку в центре дома и устроит для них новогодний праздник. Дети вместе с ней пели, танцевали и сама она пела.

– Хания апа с детства хотела стать певицей?

– Сама хотела стать певицей. Отец попытался отговорить. Я сказала – пусть делает что хочет. А папа сказал: «Дочка, работа артиста очень тяжелая, пожалуйста, отучись просто на бухгалтера». Но она поехала в Уфу, чтобы стать певицей. Тогда ей отказали, сказали молодая еще. Она вернулась, а мы и рады.

– Хания апа часто к вам приезжала?

– Еще бы! Постоянно была у меня. Даже на море и санатории не ездила, говорила: «Лучший отдых рядом с тобой, мама» и приезжала ко мне.

– У кого ни спроси, все вспоминают о Хание апа как о сильном человеке. А вам как матери она рассказывала подробности своей жизни?

– Она не была такой. Не жаловалась, о трудностях молчала. Работу свою любила. И на жизнь не жаловалась. И зять (Габдулхай Биктагиров. – Ред.) был прекрасным человеком, от него видела только уважение и заботу. Он ведь меня называл «әни» – мамой, хотя в наших краях к теще принято обращаться «әби» – бабушка. Габдулхай с первого дня сказал, что будет ко мне обращаться не «әби», а «әни». И до сих пор так называет, родной.

– Фания апа, вы – мать-героиня, подарившая жизнь шестерым детям. Ведь нелегко было воспитать столько, поставить на ноги?

– С мужем прожили 56 лет. Ни меня не обижал, ни к детям не был суров. Богатыми мы не были, скорее бедные, но справлялись. Нелегко было растить детей, ведь их, слава Аллаху, было шестеро: Замгия, Тимергали, Хания, Нурислам, Салават, Фируза. По мере сил всем дали образование. Музыкальный талант свой Хания, видимо, получила от отца. Я не пела – наши времена были такие, что петь особо не хотелось. А папа Хании очень хорошо играл на гармони. Сам играл и пел. У нас все дети оказались музыкальными – пошли в отца. Я уже, наверное, и позабыла те времена, возраст ведь у меня большой. Их ведь было шестеро, остались вот всего двое. Иногда думаю – то ли нарочно умирают? Сегодня живы только сын Салават и дочка Фируза.

«Оберегала меня: “Если ты умрешь, свет в доме погаснет, куда мы будем приезжать, ты не умирай”»

Реклама

– Фания апа, не было предчувствия, что Хания апа так внезапно и рано уйдет?

– Нет, к сожалению, не было предчувствия. Она сама переживала, что я покину их. Говорила: «Мама, если ты умрешь, нам будет очень тяжело, некому будет сказать «мама»… А вдруг окажусь на гастролях, не смогу приехать? Успею ли приехать к тебе». Всегда беспокоилась обо мне, оберегала: «Если умрешь ты, свет в доме погаснет, куда мы будем приезжать, мама, ты не умирай».

Хания была моей надежной опорой. Когда жили в Салаюа, построила для меня дом со всем хозяйством. Этот дом до сих пор возвышается горой. Когда деревня стала умирать, в 2000 году в Татышлы купила вот этот дом.

– Уже год, как Хания апа ушла, снится она вам?

– Видела всего два раза. В первый раз – как расчесывает козий пух. Говорит: «Козий пух, мам, делай пряжу тоненькой, ладно. Свяжи шаль, пусть голова не мерзнет». И вот недавно опять приснилась. Сама не показалась, я только поняла, что она готовит поесть. То ли меня ждет?

– А когда она не могла приехать, часто общались по телефону?

– По два-три раза в день. Хоть расстояния были большие, помнила обо мне всегда, жила ради меня. Какое же это несчастье, ушла неожиданно, так скоро.

«В этот раз, уезжая, веселилась и смеялась, и никто из нас не плакал. Кто мог подумать, что она умрет?!»

– Фания апа, 27 июля – как вы прощались с Ханией апа?

– Она уезжала веселая, радостная. Мы были у Фирузы. Она ведь собиралась увезти в гости в Казань двух племянниц – дочерей Фирузы. Вышла, села в машину, торопится, будто рвется куда-то. Племянницы всё не идут из дома. Тогда и я вышла и села к ней в машину. «Что же они не идут?», говорит, меня обнимает. «Мам, тебя не станем уж отвозить домой, увезем в Казань». «Долго там не будем, надо в Уфу ехать, вернемся через пару дней». А я: «Ты что уж, родная, зачем мне ехать, что мне там делать?» Меня завезли домой. Хания в дом не стала заходить, сказала, что времени нет. Сорвала цветок перед домом. «Какой душистый, мам, до Казани буду ехать и наслаждаться». Вырвала две головки чеснока из огорода. Говорю: «Нужен чеснок – пусть выкопают, увезите». «Нет, мама, мне двух хватит». Обычно, уезжая, она долго не могла расстаться, мучилась, плакала. Перед домом собирались все мы, народу как Сабантуй, она уезжала вся заплаканная. На этот раз всё смеялась и веселилась, никто из нас не плакал. Кто же мог подумать, что умрет она? Вот я жду, когда мне сообщат, что они доехали. И часа не прошло, заходит старшая дочь Фирузы Галия. «Бабушка, Ханию апа положили в больницу». Я удивилась: не болела ведь, только что от меня ушла в прекрасном настроении. Сразу после Галии приехала Фируза. Говорит: «Мама, сестру проводили, она ушла». Я не поняла: «Как, кто-то приехал, забрал ее?» Она: «Ушла, уехала, все». Это она хотела сказать, что Хания умерла. Значит, дочка в этот раз приезжала попрощаться… Чувствовала, что это ее конец, торопилась, рвалась уехать.

– Верите, что ее больше нет, что она умерла?

– Если бы глубоко задумалась об этом, что она уже умерла, – не выдержала бы, сошла бы с ума. Утешаю себя, говорю, что она просто уехала в Казань. Зазвонит телефон – кажется, что это она. Жить одной очень тяжело. Нет ни дня, чтобы не думала о ней. Иногда громко плачу, иногда ругаю ее: «Почему ты меня оставила, наверное, нарочно умерла?!»

– Ханию апа очень любили, до сих пор любят. Фания апа, вы сами ощущаете гордость оттого, что вы мать народной артистки?

– Я же всего лишь колхозница. Себя никогда так не возвышала. Если Хания приезжала с концертом – всей семьей собирались и шли на ее концерт. Она злиться не умела, плохих слов от нее никто не слышал – только смеялась и улыбалась. Была открытой, искренней, щедрой, очень щедрой. Сердце мое забрала с собой. Плакать, говорят, нельзя, но плачу, невыносимо. Это после ее смерти мне стало вот так плохо. Пока время не придет, не уйдешь ведь… Иногда думаю – хоть бы вместо дочери самой лечь в ее могилу…

***

Народная артистка Татарстана и Башкортостана Хания Фархи скончалась 27 июля 2017 года. Причиной смерти стала остановка сердца. 31 мая певице исполнилось бы 58 лет.

Фото: Расих Фасхутдинов.

Автор материала: Чулпан Шакирова (перевод, www.intertat.tatar).

http://sntat.ru

agryz-rt.ru

Жизненный путь Хании Фархи: 14 фактов из биографии певицы

Автор материала: www.intertat.ru (перевод)

Народная артистка Татарстана и Башкортостана Хания Фархи, любимица миллионов татар – женщина со сложной судьбой. «Татар-информ» рассказывает о наиболее примечательных моментах жизни певицы, скоропостижно ушедшей 27 июля этого года.

На долю родителей Хании пришлось немало – их отец, председатель колхоза, был репрессирован в 1937 году. Мама и папа будущей певицы росли сиротами. «В детстве я была очень обижена на судьбу, мы жили бедно, мама с папой поднимали шестерых детей», – рассказывала Хания Фархи.

Вступила в самостоятельную жизнь в 17 лет

В семнадцатилетнем возрасте Хания из родной деревни переехала в Москву. Деньги на дорогу дали родители. В это время девушка и не думала, что когда-нибудь станет «примадонной» татарской эстрады.

Первая профессия Хании Фархи

Первая профессия Хании Фархи – «ровничница», эту специальность она получила в текстильном училище в столице. За текстильным станком она готовила ровницу – толстую ленту пряжи, которая потом шла в более тонкую обработку. В текстильном училище платили 30 рублей стипендии в месяц, кормили один раз в день и предоставляли место в общежитии. «Поэтому я туда пошла учиться», – объясняла потом свой выбор татарская знаменитость.

Благословение от Гарая Рахим

Во время учебы в текстильном институте параллельно поступила в музыкальное училище и пела в русском хоре имени Пятницкого. Как-то в Москву приехали татарские артисты, и Хания, собрав всю свою смелость, спела им по-татарски. По счастливой случайности, среди гостей из Татарстана оказался автор исполненной ею песни – известный поэт Гарай Рахим. «Хания, приезжай в Казань, ты очень талантливая девушка», – сказал он ей. Хания очень серьезно восприняла эти слова, посчитала их знаком высокого доверия. И с намерением поступить в музыкальное училище приехала в Казань.

Ночевала на вокзале

В музыкальное училище будущую звезду не приняли – опоздала на приемную кампанию. Тогда она решила пойти в театральное училище. Общежития девушке не дали, она даже была вынуждена несколько раз ночевать на вокзале. Учителями Хании Фархи стали Шамиль Бариев, Роберт Батулла, Гульсум Исангулова, Фирдавес Ахтямова.

Замужество

Хания выщшла замуж, взяв фамилию мужа – Галиева, и начала работать в театре им. К.Тинчурина. На свет появилась дочь Алия. Затем в жизни будущей певицы начался – сокращение на работе, развод.

Ансамбль «Байрам»

Друг предложил Хание поработать конферансье в Московской областной филармонии. Артистка присоединилась к ансамблю «Байрам» и отправилась на гастроли. Тогда же она впервые и вышла на сцену в качестве певицы.

Потери

2000 год для Хании Фархи – год тяжелых потерь. Старшего брата погиб, сбитый машина, другой родной брат стал жертвой убийцы.

Псевдоним Хании Фархи

На афишах первых концертов Хания пишет свою девичью фамилию: Хания Халидуллина. Ее мужу это не нравилось – впадал в ярость. «Избил меня афишей, свернутой в трубу. Раньше афиши печатали на толстой бумаге», – рассказывала она потом. Артистка меняет фамилию на псевдоним – сокращенный вариант имени своего отца Фархелислама. Объясняла это огромным уважением к отцу. К слову, Хания Фархи – первая среди татарских исполнителей, кто начал выступать под псевдонимом.

Габдулхай Биктагиров

В ансамбле «Байрам» Хания была певицей, директором и бухгалтером в одном лице. В те же годы судьба сводит ее со вторым мужем Габдулхаем Биктагировым. Хания выходит замуж и переезжает в Набережные Челны. Брак был вторым и для нее и для него. Хания тогда думала оставить профессию певицы, но в действительности получилось наоборот. Ее первый альбом нашел огромную популярность, и муж, бросив должность главного инженера в одном из челнинских предприятий, стал директором и продюсером своей талантливой супруги. А Хания Фархи начинает выступать под двойной фамилией – Фархи-Биктагирова.

Несколько раз ее жизни угрожала опасность

Хания Фархи пережила несколько операций. В 1999 году ей прооперировали ногу. В 2007 году с мужем Габдулхаем она попала в аварию. В декабре 2012 году при падении получила ушиб головы, пережила инсульт. Операция на голове продолжалась четыре часа. Хирурги прогнозировали паралич. Но, к счастью, все прошло успешно. «Врачи сказали, что я родилась в рубашке. Папа жил до 80, маме уже 83, она все еще руководит нами», – рассказывала Хания Фархи.

Забавные совпадения

Всего два дня разделяют даты рождения Хании и ее мужа Габдулхая – она родилась 30 мая, а он – 1 июня. В этом году между этими датами появляется еще одна, важная для семьи – 31 мая старшая дочь Алия родила сына Рамазана. Малыш стал первым внуком Хании, до этого были лишь внучки.

В 2010 году певица задумалась об уходе со сцены. Она хотела открыть психологический центр, помогающий женщинам из деревень, а также салон красоты для них. С мужем они даже купили здание для будущего центра. Но, по словам самой певицы, «сцена не отпустила».

Мечта Хании

Как пишет газета «Вечерняя Казань», один из артистов ансамбля «Байрам» поведал о мечте Хании. «Хоть бы умереть в родном краю. Но хоронить меня надо в Казани. Нигде меня так не любят, как в Казани», – признавалась она.

«Я счастливая»

Хания Фархи не уставала говорить, что она – очень счастливая артистка и певица. Любовь слушателя она называла даром Всевышнего. «Я всегда собираю полные залы, сколько лет я на сцене, и это для артиста невообразимое, огромное счастье», – говорила она.

(Биктагирова Хания Фархелисламовна)

Девичья фамилия – Халидуллина

Отец – Фархелислам, мать - Фания

Родилась 30 мая 1960 года в селе Верхняя Салаевка Татышлинского района Республики Башкортостан. Училась в школе в соседнем селе Бадряшево.

После школы учится в текстильном училище, затем – в текстильном институте на инженера-технолога. Проходит обучение в московском институте музыки им. Ипполитова-Иванова.

Учится в театральном училище в Казани. Работает в театре Тинчурина. В годы учебы начинает выступать в составе ансамбля «Байрам», основанного Рифкатом Сайфутдиновым.

Звания: Народная артистка Татарстана (2000), Народная артистка Башкортостана

Семья Хании Фархи: муж Габдулхай Биктагиров, дочери Алия (замужем), Алсу (замужем), внучки Амина, Ясмина, внук Рамазан.

Лауреат 15 премий «Золотой барс».

Имеет именную звезду на «Аллее звезд» в Казани.

При подготовке материала использованы данные из публикаций газет «Вечерняя Казань», «Вечерние Челны», портала kazan-news.ru, tatmsk.tatarstan.ru.

«Татар-информ» опубликовал фоторепортажи с церемонии прощания с певицей, прошедшей 29 июля в театре Камала, и похорон на кладбище Ново-Татарской слободы.

news.myseldon.com

9 дней без Хании Фархи: как загоралась звезда татаро-башкирской эстрады

Народная артистка Татарстана умерла в возрасте 57 лет. Причина смерти певицы, которая на протяжении 30 лет радовала слушателей уже известна. Певица появилась на свет 30 марта 1960 года. Родиной Хании являлась деревня, которая носила название Салаевка. Селение расположено в Башкортостане, а именно в Татышлинском районе этой республики. Семья, в которой родилась девочка, была далеко не зажиточной. Мало того, в ней росло и воспитывалось много детей. Конечно же, родителям приходилось несладко. Папа и мама Хании тяжело работали с утра до вечера, ведь им необходимо было прокормить своих детей.

Хания Фархи позднее с ужасом вспоминала 90-е годы пошлого столетия. В этом период ее семья испытала настоящие потрясения: сначала ушел из жизни один брат певицы (не смог выжить после дорожной аварии), затем второй (был убит).

Девушка посещала среднюю школу, расположенную в соседнем селе Бадряшево. После ее окончания приехала в столицу России, где поступила в текстильном училище. Продолжила учебу в профильном институте, но ей удавалось совмещать ее с занятиями в музыкальном училище имени Ипполитова-Иванова.

Творческие задатки Хании позволили ей петь в русском хоре, который был создан замечательным музыкантом и собирателем народных песен Митрофаном Пятницким.

Кроме того, Хания Фархи закончила и театральное училище, после чего стала выступать на сцене в качестве драматической актрисы. После работы в Московской областной филармонии вошла в состав ансамбля «Байрам» из Татарстана. После того, как он прекратил свое существование, начала самостоятельно продвигаться по тернистому пути к музыкальному Олимпу.

Наиболее удачным периодом в творчестве Хания Фархи были годы, предшествующие 21-му столетию. Критики сравнивали ее с Аллой Пугачевой, которая к тому времени снискала славу Примадонны российской эстрады. Хания Фархи также была Примадонной, но уже татарской музыки.

Личная жизнь певицы сложилась не сразу. Первый брак распался, Хания осталась одна с дочерью Алией, про этот период своей жизни Хания Фархи говорит неохотно. Настоящее женское счастье Хания Фархи испытала во втором браке.

Ее муж Габдулхай Биктагиров был главным инженером на предприятии, жил в Набережных Челнах, куда пара переезжает сразу после свадьбы, у них рождается дочь Алсу. Хания Фархи была очень счастлива в этом браке, она думала даже оставить сцену и полностью посвятить себя семье. Но именно в этот период ее первый альбом приобретает, бешеную, популярность.

Муж Хании, видя ее любовь к музыке и зависимость от сцены, уходит с работы и становится директором и продюсером своей супруги. Хания Фархи считает себя самой счастливой певицей на эстраде.

Хания Фархи биография, семья, первый муж, фото: дочь говорит о причине смерти

Дочь популярнейшей татарской певицы Хании Фархи опровергла информацию о том, что артистка умерла по дороге в больницу. В интервью казанским журналистам Алия рассказала, что же стало причиной смерти Хании Фархи.

27 июля, в Татышлинском районе Башкирии умерла популярная певица Хания Фархи. Кумир сотен тысяч ценителей музыки ушла из жизни на 58-м году жизни от сердечного приступа.

О последних часах жизни артистки рассказал участник ее группы Ильнур Саттаров.

— Она гостила у матери, на своей родине, в Татышлинском районе. Там она почувствовала себя плохо. Довезти до больницы ее не удалось, она скончалась в карете скорой помощи, — рассказал «Татар-информу» баянист Хании.

Похороны знаменитой певицы состоялись в субботу, 29 июля. Гражданская панихида по Хание Фархи прошла в день похорон, в здании театра имени Камала в Казани.

Это — невосполнимая трагедия для жителей республики. Ведь Хания была Примадонной татарской эстрады. Её знали и любили несколько поколений слушателей. На её концертах всегда были аншлаги. Сама Хания неоднократно признавалась, что она самый счастливый человек на земле, ведь она реализовалась и как певица, и как женщина.

Возможно, секрет её успеха был в том, что она всегда помнила, что она родилась в бедной, деревенской семье. Она знала, что такое страдания, боль траты. В юности она пережила смерть двух своих братьев. Первый брак оказался неудачным. Хании пришлось убегать от мужа с дочкой на руках. Так Хания оказалась в Москве и стала знаменитой.

В её репертуаре более 300 песен. Она стала обладательницей 15 Золотых барсов конкурса «Татар Жыры». Её хиты знают и поют не только в Башкирии, но и за её пределами.

rsute.ru

«Когда она входила в комнату, у мужчин были мурашки»: звезды о Хание Фархи

Page 2

Page 3

Page 4

Page 5

Page 6

— Azamat Shavlukov (@MrShavlukov) September 28, 2019

Положительные моменты: камбэк в Москве, хорошая игра в меньшинстве и на вбрасываниях. Все остальное — минусы. СКА и «Северсталь» (да и «Спартак» в первые пол-матча) полностью перебегали «Салават», превосходя не только по скорости, более четким был выбор позиции.

Большинство так и не заработало — один гол в 11 попытках это несерьезно. Наконец, использовано менее половины возможностей поиграть в чужой зоне и заброшено всего 8 шайб. Как и предсказывалось летом, с голами огромные трудности.

Подведем и краткие итоги сентября.

Сейчас «юлаевцы» пятые на Востоке с 6 победами в 11 играх. При этом команды, занимающиеся 2-5 и 7 места сыграли по 10 встреч. Если завтра «Сибирь» выиграет во Владивостоке, уфимцы упадут на шестую строчку. «Авангард» в случае победы на «Магниткой» вырвется вперед. Даже «Нефтехимик» может обогнать, если поборет «Ак Барс».

Команда Цулыгина седьмая с конца по заброшенным шайбам и седьмая с начала по пропущенным (26-26). То есть, Уфа мало забрасывает и мало пропускает. Шестое место по числу бросков (357), но 18-я позиция по точности броска (7,28%).

17-е место по игре в первых периодах, 22-е по вторым и солидное четвертое место по третьим. Болельщикам весело, когда их любимцы активизируются в концовке (тренерам и игрокам совсем не весело, это дополнительные траты сил и эмоций).

По игре в меньшинстве шестое с конца место (77,8%), при этом реже «Салавата» в меньшинстве играют лишь четыре команды. 10,4% использования численного перевеса делают клуб из столицы Башкирии третьим слабейшим в КХЛ. Шансов много, пятое место по «щедрости» оппонентов.

Времени на передышку мало — уже во вторник стартует домашняя серия. Она покажет, какие проблемы команда успела решить по итогам чрезвычайно сложного сентября.

Следующий матч: 1 октября, 19:00. «СЮ» — «Торпедо». Прямые трансляции КХЛ ТВ, БСТ

Сюжеты: Болеем за нашихНашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter
Page 7

Page 8

Page 9

Page 10

Page 11

Page 12

Page 13

Page 14

Page 15

Page 16

Page 17

Page 18

Page 19

Page 20

Page 21

Page 22

Page 23

Page 24

Page 25

mkset.ru

«За кулисами муж стоит, ругается, ее костылями машет. А она выступает!»

Опрос недели: А какая есть у вас личная история, связанная с Ханией Фархи?

Сегодня в здании театра им. Камала пройдет церемония прощания с Ханией Фархи — одной из самых ярких артисток татарской эстрады последней четверти века. По окончании гражданской панихиды певицу похоронят на Ново-Татарском кладбище. «БИЗНЕС Online»  поговорил с деятелями культуры республики, попросив рассказать о том, какой была легенда татарской музыки в жизни. Свои истории рассказывают Гузель Уразова, Ильсия Бадретдинова, Зуфар Хайретдинов, Миляуша Айтуганова, Ркаил Зайдулла, Урал Рашитов и др.

«В последний раз она как раз говорила о том, что нам нужно побольше общаться, почаще встречаться...» Фото: Сергей Елагин

«ХАНИЯ АПА ВЕЛЕЛА ТОЙ ЖЕНЩИНЕ ПРИНЕСТИ СУМКУ И САМА, ЗАПЛАТИВ ДЕНЬГИ, ЕЕ КУПИЛА И ЧЕРЕЗ ЗУХРУ ШАРИФУЛЛИНУ ПЕРЕДАЛА МНЕ»

Гузель Уразова – певица:

- Очень большая потеря. Мы очень переживаем. Мы были друзьями, всегда общались, с них – со старшего поколения – мы всегда брали пример. Хания апа всегда поддерживала нас, приходила на мои концерты. На концертах она всегда советовала – вот таких песен побольше бы или вот этот концерт был очень хорошим. В последний раз мы виделись на фестивале «Татар жыры», но созванивались регулярно. Постоянно попадали в одну гримерку. В последний раз она как раз говорила о том, что нам нужно побольше общаться, почаще встречаться... Со словами «надо почаще встречаться» мы тогда друг с другом распрощались. Она была своей для всех, не зря же ее называют народной, поэтому это очень большая потеря для всех нас. Она очень торопилась жить.

Помню, один год во время очередного фестиваля «Татар жыры» мы вновь оказались в одной гримерке. И тут выяснилось, что Хания апа забыла дома аксессуары – колье и серьги, подходящие к ее концертному платью. А у меня с собой был совершенно новый комплект. Я предложила ей его примерить. Она примерила, и комплект подошел так, как будто специально подбирался под ее костюм. Я ей тут же его подарила. Она так обрадовалась! Я тоже очень обрадовалась. Она очень долго меня благодарила. Так и выступила.  Вот, сижу, вспоминаю Хания апа, и не могу вспомнить, чтобы она когда-то кого-то обсуждала, о ком-то плохо отзывалась. Она была искренней. Всегда желала нам только хорошее.

Ильсия Бадретдинова – певица:

- Я тогда начинала еще свою певческую деятельность и приехала в свой родной Лениногорский район. Тогда еще с Хания апа мы не были знакомы. За неделю моего концерта, она была в Лениногорске и, увидев мою афишу, очень хвалила со сцены. Об этом сказали мои родственники, побывавшие там в качестве зрителей. Как мне было это приятно! Когда лично познакомились, я рассказала ей об этом. Хания апа, оказывается, даже не помнила об этом случае, она делала добро не для того, чтобы о ней говорили, она делала и сразу же забывала.

Как-то в Уфе ходила одна женщина по гримеркам и продавала сумки. Одну сумку я присмотрела, но ее успела купить другая певица. А мне хотелось именно эту. Дама предложила, мол, сбегаю домой, такую же принесу. Мне же нужно было срочно ехать. Вы представляете, Хания апа велела той женщине принести сумку и сама, заплатив деньги, ее купила и через Зухру Шарифуллину передала мне. Я только через полгода, наверное, вернула ей деньги. Никогда я не слышала, чтобы Хания апа о ком-то дурно отзывалась, никогда в жизни. Даже были моменты, когда ей самой говорили, что кто-то про нее так-то сказал, а она только смеялась. Дескать, люди так уж устроены, а я всех люблю. Очень больно, что-то такое родное и близкое ушло.

Зуфар Хайретдинов – певец, продюсер, народный артист РТ:

- Когда я еще учился в консерватории, уже тогда мы – студенты, собравшись, ездили с концертами по деревням. Мы называли это шабашкой. Меня тогда уже узнавали – показывали по телевидению, крутили на радио. Тогда я впервые повез с собой на гастроли тогда еще никому не известную студентку театрального училища Ханию. Я обратился к директору училища Масгуту Имашеву: «Масгут абый, нужна одна девушка – певица». Он мне сказал, вот, есть Хания, хорошо поет. Я взял ее с собой. Тогда и обратил внимание на то, как она держится на сцене, как общается со зрителем – мне понравилось. И уже тогда я ей сказал: «О, Хания! Если так пойдет дальше, ты и сама станешь очень популярной певицей».

Тогда она же не думала о карьере певицы, она же в театральном училась. Я еще тогда пошутил, что, мол, когда станешь популярной, не забудь и нас пригласить к себе на концерт. Тогда она ответила: «Да нет, какая певица, я же на театральную актрису учусь». Кто бы мог тогда подумать, что эти слова окажутся пророческими, это все в шутку было сказано. Мы с ней очень плодотворно работали, она спела очень много моих песен, как композитора. Дуэтом мы много спели. Эти песни популярны до сих пор. Хания была очень простой, никогда ни на что не жаловалась, ни на усталость, ни на что. И как женщина не требовала к себе особого внимания во время гастролей, с ней было очень комфортно работать.

«Хания была такой хорошей хозяйкой, такие блюда готовила, что просто удивительно» Фото: Сергей Елагин

«У НАС БЫЛА СВОЯ ЖЕНСКАЯ КОМПАНИЯ, МЫ ХОТЬ И РЕДКО, НО ВСТРЕЧАЛИСЬ — ЭТО ГУЛЬНАЗ ШАЙХИ, ХАНИЯ И Я»

Миляуша Айтуганова - директор «Татаркино»:

- У нас была своя женская компания, мы хоть и редко, но встречались — это Гульназ Шайхи, Хания и я. Хания как-то сварила уху, вообще она была такой хорошей хозяйкой, такие блюда готовила, что просто удивительно. Я же испекла свой фирменный пирог из полбы, и мы смеялись над этим. Никто не поверит, что ел уху Фархи и пирог Айтугановой, такая шутка была.

Однажды мы со своей очень близкой подругой, у которой был день рождения, решили поехать на теплоходе, на котором были организованы выступления артистов. Я попросила Ханию поздравить мою подругу с юбилеем, и она так виртуозно это сделала, что подруга весь вечер плакала. Звезда эстрады лично ей уделила внимание, спела песню.

Как-то нас пригласили в родную деревню Габдулхая — супруга Фархи, там три озера и нет цивилизации, газовых труб. Позже, когда мы начали снимать фильм «Белые цветы», нам по сценарию нужна была деревня 60-х годов. Я позвонила Габдулхаю и сказала ему, что хотим снять его деревню, нам нужны были дома с печным отоплением. Мы нашли такие дома и приступили к съемкам. Хания, узнав об этом, позвонила мне и говорит: «Я же актриса по первой профессии, вы уж дайте мне какую-нибудь роль в этом фильме». Мы посоветовались с режиссером Ринатом Аюповым, они вместе учились в театральном училище, и одна роль для нее нашлась. Таким образом Хания попала в фильм «Белые цветы», и мы снимали на родине ее мужа в доме с печкой. Вместе с главной героиней она снялась в нескольких сценах.

Гульназ Шайхи – начальник информационно-аналитического отдела Всемирного конгресса татар:

- Мы дружили с Ханией еще с тех пор, когда она выступала в ансамбле «Байрам» в Москве. Наша дружба прервалась лишь однажды на один год, когда она вышла замуж за Габдулхая и уехала жить к нему в Челны, сотовых телефонов тогда еще не было. Историй, связанных с ней, очень много. Вот недавно вспомнила, как она решила однажды похудеть. Она мне говорит: «Гульназ, давай худеть! Я купила в аптеке специальный набор с едой, коктейлями и чаем – две коробки: одну тебе, одну себе». Я говорю: «С удовольствием!». Поехала к ней домой в гости. Утром мы с ней завтракаем – взяли каждая по куску хлеба, сверху намазали масло, поверх масла – мед. Пьем чай. Тут приходит Габдулхай и говорит: «Да, худеют они». У нас эти коробки так и стояли, пока не вышел срок годности. И в итоге мы их выкинули. Она очень вкусно готовила! Я ее всегда спрашивала: «Как у тебя так вкусно получается?» Она отвечала, что готовит, приговаривая «Бисмилля» (с именем Всевышнего).

А однажды она одновременно сломала обе ноги и руку – упала с лестницы у себя дома. Тогда она мне сказала, что к 28 июля встанет на ноги, потому что 30-го у нее концерт. Звонит мне за неделю до этого и говорит: «Я уже хожу». Смотрю, она и на сцену вышла. На каблуках! Говорит: «Не переживай, я приняла обезболивающее, боли не чувствую. Как я могу выйти к зрителю в тапочках?!» За кулисами муж стоит, ругается, костылями машет. А она выступает! Она очень любила своего зрителя. У нас с ней была одна мечта – сделать концерт, состоящий только из ее хитов. Так и не успели сделать этого.

«ОНА БЫЛА В БЕЛОЙ КРОЛИЧЬЕЙ ШАПКЕ — ОЧЕНЬ КРАСИВАЯ ДЕВУШКА»

  Лилия Кадырова — главный редактор телеканала ТМTV:

- Она была очень простой в общении. Она была мегазвездой, но этого в ее поведении не ощущалось. Бывало, звонишь ей: «Хания апа, не можете ли вы прийти, обязательно надо». Вот это «надо» ее очень цепляло. Она говорила, если надо, значит, я нужна людям, обязательно приду. Она часто говорила, что не надо останавливаться в работе, зритель он переменчив, перестанешь работать, выступать, сразу же тебя забудет. Поэтому, если была возможность, отвечала на все приглашения. Не было такого: сюда не пойду, туда не пойду.

У нее в свое время украли брошку первого фестиваля «Татар җыры», на последнем концерте мы ей восстановили ее. Как она радовалась этому! С гордостью говорила, что она рекордсмен «Татар җыры» и, если будет здоровье, станет рекордсменом фестиваля ТМTV. Была полна жизни, такая большая утрата...

Ркаил Зайдулла – писатель:

- Мы тогда собирались в Доме печати на улице Баумана, в клубе Тукая, где проходили собрания, которые назывались литературными пятницами. Очень много студентов туда приходило, перед ними выступали писатели, поэты, музыканты. Там первый раз я увидел Ханию. Она была в белой кроличьей шапке — очень красивая девушка. По пути домой познакомились, оказалось это студентка театрального училища Хания Халидуллина, рассказала, что родилась в Башкортостане, приехала из Москвы, очень любит литературу, поэзию. Я сам тогда был студентом, у нас были общие темы. Я пригласил ее в гости к нам в общежитие, потом она к себе приглашала. Мы наладили мост дружбы между студентами Казанского университета и театрального училища. Проводили совместные творческие вечера. Хания училась на артистку, очень много стихов знала, сама писала. Потом пути наши разошлись, но за ее творчеством я следил, все-таки друг молодости. 

Газинур Фарукшин — заслуженный артист РТ:

- Мы вместе выступали в московском ансамбле «Байрам». Мы там были как одна большая семья. Помню, ездили по месяцу на гастролях на автобусах по стране, за Урал. Хания была очень человечной и талантливой. Очень была остра на язык. Как-то у нас баяниста не было, пришлось мне играть. Хания была со своей дочерью Алией, ее некуда было девать. Хания после песни объявила: «Выступали Алия Фархи и Газинур Курамшин». Хотела, видимо, сказать, что на инструменте играл выдающийся баянист Рамиль Курамшин. Моментально придумывала такие шутки, сочиняла стихи. Не могу поверить, что ее уже нет среди нас.

Ильдар Киямов — ведущий программы «Манзара» на канале ТНВ:

- Мне часто приходилось вести концерты с ее участием, сидеть в жюри на программе «Җырлыйк әле», для меня это была большая гордость, что вместе с такой великой артисткой я сижу и оцениваю выступления людей. Хания Фархи, вместе с тем, была очень скромной. Помню в прошлом году федеральный сабантуй проходил в Ульяновской области, селе Кулатка. На этот же день запланировали и грандиозный сабантуй в деревне Мингер Сабинского района. Все звезды эстрады старались быстрее спеть и уехать в Мингер. Каждый хотел сделать это первым, хотя порядок всех выступлений заранее оговаривается. Не может ведь режиссер нарушить программу, кто-то ведь должен выступать на протяжении всего дня. Не буду называть имена, но наши «звезды» стали все в не очередь выступать, говоря, что у них нет у времени. Один из мэтров спел вместо Хании Фархи, а она все не могла выйти к зрителям. Очень расстроилась, но терпеливо ждала. Таких моментов было очень много, эстрада — это жесткая штука. Яркие артисты вспыхивают и рано сгорают. Фархи из таких.

Урал Рашитов – композитор:

- С Ханией мы очень плотно работали, совместно более 30 песен было создано. Я очень горжусь тем, что с ней работал, даже сам говорил ей: мне повезло, что я с тобой в одну эпоху жил, этого достаточно. На панихиде в ее родной деревне не было мужчин, которые не плакали, не говоря уже о женщинах. Она меня сама нашла, услышав песни на пленках. Вывела меня на казанскую сцену, представила как нашего парня из Башкортостана. Одной из наших удачных композиций была песня «Альдермеш», которая стала очень популярной. По правде говоря, это был заказ, чей – не знаю. Тогда мы жили в Набережных Челнах — и я, и она. Автором слов была поэтесса Таслима Шараф, близкая знакомая Хании. Я тогда сказал тогда Фархи, что нужно эту песню посвятить не только одной деревне Альдермеш, но чтобы каждый, кто ее услышал, мысленно переносился бы в свои родные края. Она согласилась, и вот мы начали творить. Песня получилась очень сильной.

«Хания сильно переживала свой уход из театра, где 4 года работала актрисой. Оказалось, что это было для нее и счастье, она нашла себя как певица»Фото: Ирина Ерохина

«ОЧЕНЬ НЕ ЛЮБИЛА ТЕАТРАЛЬНЫЕ ЭТЮДЫ»

Ринат Аюпов - главный режиссер Казанского татарского государственного театра юного зрителя:

- Мы вместе с ней учились в театральном училище на курсе Шамиля Бариева, потом я уехал в Москву, а Хания продолжила обучение в Казани. Мы, пришедшие на первый курс простые деревенские парни, были поражены, увидев ее. Красивая, скромная, к тому же красиво поет. Она была каким-то ангелоподобным существом. Хания постарше меня, была уже состоявшимся человеком. Очень не любила этюды ( упражнение для развития актерской техники — прим. ред. ), старалась не участвовать в них. Но вот что-то из жизни могла подсказать, в голове у нее обязательно было 3-4 варианта исполнения какой-то сценки. Когда она стала выступать в Москве с ансамблем «Байрам», я ходил на их концерты. В столице она и начала завоевывать популярность.

Рабит Батулла – писатель:

- Она училась у меня, пришла после Москвы позже других, но все-равно их догнала. Все время мечтала о сцене. Хания получила диплом артиста драмы и комедии. В дипломном спектакле, поставленном по произведению Туфана Миннулина, сыграла одну из главных ролей. Была очень скромная в отличии от студентов старших курсов, которые считали себя большими артистами, а ей немного смелости не хватало. Но она сумела побороть себя. Была очень открытой, в ней не было ни капельки зависти, ни про кого не сплетничала, хотя о ней судачили много чего несправедливого. Потом я работал главным режиссером Тинчуринского театра, и она опять попала под мое руководство. Играла в моей пьесе — комедии. Там ее певческий талант и начал раскрываться, я думаю. Я сейчас нахожусь в деревне, все подходят, спрашивают про Ханию, люди плачут – народ ее очень любил. Думаю, она продолжит жить в своих песнях, музыке, ведь Фархи сама сочиняла и мелодии.

Мансур Гилязов — драматург:

- Впервые Ханию Фархи я увидел в 80-е годы. Она приехала в 91-ю школу и выступала там. Она была стройная, тонкая, красивая! Сразу же мы с ней познакомились, и она мне запомнилась как самобытный, талантливый и неординарный человек. Наши жизни с ней двигались параллельно, мы ведь с ней почти ровесники. Я всегда знал, что она жива и здорова. Ее улыбка у меня перед глазами. Интересно было наблюдать за судьбой Хании Фархи — она ведь всего добилась своими силами. Были и тяжелые периоды. Помню, как она сильно переживала свой уход из театра, где 4 года работала актрисой. Оказалось, что это было для нее и счастье, она нашла себя как певица. Если бы она осталась в театре, может, она бы и не стала такой популярной, не принесла бы столько пользы своему народу и стране. 

Мадина Маликова — писательница, лауреат Тукаевской премии-2017:

- С Ханией Фархи я была мало знакома, но она мне нравилась — то, как она выступала, пела... Она была очень популярна. Встреча с глазу на глаз состоялась, когда я работала в «Красном полумесяце». У нас была маленькая неказистая комнатка в Союзе писателей, тогда мы с Фархи не были знакомы, но она заинтересовалась и вошла ко мне. Тогда мы посидели, поговорили. Трогательно с ее стороны, был искренний интерес. Сочувствовала она мне тогда, помню. Единственная встреча! Я сохраню это воспоминание. Очень приятное впечатление она у меня оставила. Такая обаятельная и симпатичная женщина! Рано ушла, к сожалению. Соболезную всем близким.

Рустам Закуан – поэт, руководитель пресс-службы «Таттелекома»:

- Я был лично знаком с Ханией Фархи. В первый раз мы повстречались 30 лет тому назад — в 1986 году. Тогда я работал директором совхоза, она была у нас в гостях, так и началась дружба. Общение продолжалось. Я — автор многих песен, но с Ханией мне не пришлось поработать. Не получилось. Самое обидное, что мы в мае связались. Она поздравила меня с днем рождения, мы договорились о встрече... В июне она позвонила, сказала: «Наверное, пора нам не только дружить, но и приступить к совместной творческой деятельности». Прошел май, июнь, а человека уже нет. Не успели — не сбылось. Хания Фархи вникала в любую песню, находила смысл, философию и передавала ее слушателям. Ни одной случайной песни у нее не было. Каждая из них — маленький спектакль.

«БИЗНЕС Online» А кто теперь после ухода Альфии Авзаловой и Хании Фархи — главная татарская певица?   Место королевы татарской песни вакантно   Аида Гарифуллина   Зайнап Фархетдинова   Альбина Шагимуратова   Гузель Уразова   Алина Шарипжанова   Свой вариант (можно оставить в комментариях) Читайте об этом подробнее

kazan.bezformata.com

«За кулисами муж стоит, ругается, ее костылями машет. А она выступает!»

Опрос недели: А какая есть у вас личная история, связанная с Ханией Фархи?

Сегодня в здании театра им. Камала пройдет церемония прощания с Ханией Фархи — одной из самых ярких артисток татарской эстрады последней четверти века. По окончании гражданской панихиды певицу похоронят на Ново-Татарском кладбище. «БИЗНЕС Online» поговорил с деятелями культуры республики, попросив рассказать о том, какой была легенда татарской музыки в жизни. Свои истории рассказывают Гузель Уразова, Ильсия Бадретдинова, Зуфар Хайретдинов, Миляуша Айтуганова, Ркаил Зайдулла, Урал Рашитов и др.

«В последний раз она как раз говорила о том, что нам нужно побольше общаться, почаще встречаться...» Фото: Сергей Елагин

«ХАНИЯ АПА ВЕЛЕЛА ТОЙ ЖЕНЩИНЕ ПРИНЕСТИ СУМКУ, САМА, ЗАПЛАТИВ ДЕНЬГИ, ЕЕ КУПИЛА И ЧЕРЕЗ ЗУХРУ ШАРИФУЛЛИНУ ПЕРЕДАЛА МНЕ»

Гузель Уразова — певица:

— Очень большая потеря. Мы очень переживаем. Мы были друзьями, всегда общались, со старшего поколения мы всегда брали пример. Хания апа всегда поддерживала нас, приходила на мои концерты. Она всегда советовала: вот таких песен побольше бы или вот этот концерт был очень хорошим. В последний раз мы виделись на фестивале «Татар җыры», но созванивались регулярно. Постоянно попадали в одну гримерку. В последний раз она как раз говорила о том, что нам нужно побольше общаться, почаще встречаться... Со словами «надо почаще встречаться» мы тогда друг с другом распрощались. Она была своей для всех, не зря же ее называют народной, поэтому это очень большая потеря для всех нас. Она очень торопилась жить.

Помню, один год во время очередного фестиваля «Татар җыры» мы вновь оказались в одной гримерке. И тут выяснилось, что Хания апа забыла дома аксессуары — колье и серьги, подходящие к ее концертному платью. А у меня с собой был совершенно новый комплект. Я предложила ей его примерить. Она надела, и комплект подошел так, как будто специально подбирался под ее костюм. Я ей тут же его подарила. Она так обрадовалась! И я тоже. Она очень долго меня благодарила, так и выступила.  Вот, сижу, вспоминаю Ханию апу и не могу припомнить, чтобы она когда-то кого-то обсуждала, о ком-то плохо отзывалась. Она была искренней, всегда желала нам только хорошего.

Ильсия Бадретдинова — певица:

— Я тогда начинала еще свою певческую деятельность и приехала в свой родной Лениногорский район. Тогда еще с Ханией апой мы не были знакомы. За неделю до моего концерта она была в Лениногорске и, увидев мою афишу, очень хвалила со сцены. Об этом сказали мои родственники, побывавшие там в качестве зрителей. Как мне было это приятно! Когда лично познакомились, я рассказала ей об этом. Хания апа, оказывается, даже не помнила об этом случае, она делала добро не для того, чтобы о ней говорили, она делала и сразу же забывала.

Как-то в Уфе ходила одна женщина по гримеркам и продавала сумки. Одну сумку я присмотрела, но ее успела купить другая певица. А мне хотелось именно эту. Дама предложила, мол, сбегаю домой, такую же принесу. Мне же нужно было срочно ехать. Вы представляете, Хания апа велела той женщине принести сумку, сама, заплатив деньги, ее купила и через Зухру Шарифуллину передала мне. Я только через полгода, наверное, вернула ей деньги. Никогда я не слышала, чтобы Хания апа о ком-то дурно отзывалась, ни разу в жизни. Даже были моменты, когда ей самой говорили, что кто-то про нее так-то сказал, а она только смеялась. Дескать, люди так уж устроены, а я всех люблю. Очень больно, что-то такое родное и близкое ушло.

Зуфар Хайретдинов — певец, продюсер, народный артист РТ:

— Когда я еще учился в консерватории, уже тогда мы, студенты, собравшись, ездили с концертами по деревням. Мы называли это шабашкой. Меня тогда уже узнавали — показывали по телевидению, крутили на радио. Тогда я впервые повез с собой на гастроли в то время еще никому не известную студентку театрального училища Ханию. Я обратился к директору училища Масгуту Имашеву: «Масгут абый, нужна одна девушка — певица». Он мне сказал: вот есть Хания, хорошо поет. Я взял ее с собой. Тогда и обратил внимание на то, как она держится на сцене, как общается со зрителем — мне понравилось. И уже тогда я ей сказал: «Хания! Если так пойдет дальше, ты и сама станешь очень популярной певицей».

Тогда она же не думала о карьере певицы и в театральном училась. Я еще тогда пошутил, что, мол, когда станешь популярной, не забудь и нас пригласить к себе на концерт. Тогда она ответила: «Да нет, какая певица, я же на театральную актрису учусь». Кто бы мог тогда подумать, что эти слова окажутся пророческими, ведь это все в шутку было сказано. Мы с ней очень плодотворно работали, она спела очень много моих песен как композитора. Дуэтом мы много произведений исполнили. Эти песни популярны до сих пор. Хания была очень простой, никогда ни на что не жаловалась — ни на усталость, ни на что. И как женщина не требовала к себе особого внимания во время гастролей, с ней было очень комфортно работать.

«Хания была такой хорошей хозяйкой, такие блюда готовила, что просто удивительно» Фото: Сергей Елагин

«У НАС БЫЛА СВОЯ ЖЕНСКАЯ КОМПАНИЯ, МЫ ХОТЬ И РЕДКО, НО ВСТРЕЧАЛИСЬ — ЭТО ГУЛЬНАЗ ШАЙХИ, ХАНИЯ И Я»

Миляуша Айтуганова — директор «Татаркино»:

— У нас была своя женская компания, мы хоть и редко, но встречались — это Гульназ Шайхи, Хания и я. Хания как-то сварила уху, вообще она была такой хорошей хозяйкой, такие блюда готовила, что просто удивительно. Я же испекла свой фирменный пирог из полбы, и мы смеялись над этим. Никто не поверит, что ел уху Фархи и пирог Айтугановой, такая шутка была.

Однажды мы со своей очень близкой подругой, у которой был день рождения, решили поехать на теплоходе, где были организованы выступления артистов. Я попросила Ханию поздравить мою подругу с юбилеем, и она так виртуозно это сделала, что подруга весь вечер плакала. Звезда эстрады лично ей уделила внимание — спела песню.

Как-то нас пригласили в родную деревню Габдулхая — супруга Фархи, там три озера и нет цивилизации, газовых труб. Позже, когда мы начали снимать фильм «Белые цветы», нам по сценарию нужна была деревня 60-х годов. Я позвонила Габдулхаю и сказала ему, что хотим снять его деревню, нам нужны были дома с печным отоплением. Мы их нашли и приступили к съемкам. Хания, узнав об этом, позвонила мне и говорит: «Я же актриса по первой профессии, вы уж дайте мне какую-нибудь роль в этом фильме». Мы посоветовались с режиссером Ринатом Аюповым, они вместе учились в театральном училище, и одна роль для нее нашлась. Таким образом Хания попала в фильм «Белые цветы», и мы снимали на родине ее мужа в доме с печкой. Вместе с главной героиней она снялась в нескольких сценах.

Гульназ Шайхи — начальник информационно-аналитического отдела всемирного конгресса татар:

— Мы дружили с Ханией еще с тех пор, когда она выступала в ансамбле «Байрам» в Москве. Наша дружба прервалась лишь однажды на один год, когда она вышла замуж за Габдулхая и уехала жить к нему в Челны, сотовых телефонов тогда еще не было. Историй, связанных с ней, очень много. Вот недавно вспомнила, как она решила однажды похудеть. Она мне говорит: «Гульназ, давай худеть! Я купила в аптеке специальный набор с едой, коктейлями и чаем — две коробки: одну тебе, одну себе». Я говорю: «С удовольствием!» Поехала к ней домой в гости. Утром мы с ней завтракаем — взяли каждая по куску хлеба, сверху намазали масло, поверх масла — мед. Пьем чай. Тут приходит Габдулхай и говорит: «Да, худеют они». У нас эти коробки так и стояли, пока не вышел срок годности. И в итоге мы их выкинули. Она очень вкусно готовила! Я ее всегда спрашивала: «Как у тебя так вкусно получается?» Она отвечала, что готовит, приговаривая «Бисмилля» (с именем Всевышнего).

А однажды она одновременно сломала обе ноги и руку — упала с лестницы у себя дома. Тогда она мне сказала, что к 28 июля встанет на ноги, потому что 30-го у нее концерт. Звонит мне за неделю до этого и говорит: «Я уже хожу». Смотрю, она и на сцену вышла. На каблуках! Говорит: «Не переживай, я приняла обезболивающее, боли не чувствую. Как я могу выйти к зрителю в тапочках?!» За кулисами муж стоит, ругается, костылями машет. А она выступает! Она очень любила своего зрителя. У нас с ней была одна мечта — сделать концерт, состоящий только из ее хитов. Так и не успели сделать этого.

«ОНА БЫЛА В БЕЛОЙ КРОЛИЧЬЕЙ ШАПКЕ — ОЧЕНЬ КРАСИВАЯ ДЕВУШКА»

 Лилия Кадырова — главный редактор телеканала ТМTV:

— Она была очень простой в общении. Она была мегазвездой, но этого в ее поведении не ощущалось. Бывало, звонишь ей: «Хания апа, не можете ли вы прийти, обязательно надо». Вот это «надо» ее очень цепляло. Она говорила, если надо, значит, я нужна людям, обязательно приду. Она часто говорила, что не нужно останавливаться в работе, зритель переменчив: перестанешь работать, выступать, сразу же тебя забудет. Поэтому, если была возможность, отвечала на все приглашения. Не было такого: сюда не пойду, туда не пойду.

У нее в свое время украли брошку первого фестиваля «Татар җыры», на последнем концерте мы ей восстановили ее. Как она радовалась этому! С гордостью говорила, что она рекордсмен «Татар җыры» и, если будет здоровье, станет рекордсменом фестиваля ТМTV. Была полна жизни, такая большая утрата...

Ркаил Зайдулла — писатель:

— Мы тогда собирались в Доме печати на улице Баумана, в клубе Тукая, где проходили собрания, которые назывались литературными пятницами. Очень много студентов туда приходило, перед ними выступали писатели, поэты, музыканты. Там в первый раз я увидел Ханию. Она была в белой кроличьей шапке — очень красивая девушка. По пути домой познакомились, оказалось, это студентка театрального училища Хания Халидуллина, рассказала, что родилась в Башкортостане, приехала из Москвы, очень любит литературу, поэзию. Я сам тогда был студентом, у нас были общие темы. Я пригласил ее в гости к нам в общежитие, потом она к себе приглашала. Мы наладили мост дружбы между студентами Казанского университета и театрального училища, проводили совместные творческие вечера. Хания училась на артистку, очень много стихов знала, сама писала. Потом пути наши разошлись, но за ее творчеством я следил — все-таки друг молодости. 

Газинур Фарукшин — заслуженный артист РТ:

— Мы вместе выступали в московском ансамбле «Байрам». Мы там были как одна большая семья. Помню, ездили по месяцу на гастролях на автобусах по стране, за Урал. Хания была очень человечной и талантливой, очень остра на язык. Как-то у нас баяниста не было, пришлось мне играть. Хания была со своей дочерью Алией, ее некуда было девать. Хания после песни объявила: «Выступали Алия Фархи и Газинур Курамшин». Хотела, видимо, сказать, что на инструменте играл выдающийся баянист Рамиль Курамшин. Моментально придумывала такие шутки, сочиняла стихи. Не могу поверить, что ее уже нет среди нас.

Ильдар Киямов — ведущий программы «Манзара» на канале «ТНВ»:

— Мне часто приходилось вести концерты с ее участием, сидеть в жюри на программе «Җырлыйк әле», для меня это была большая гордость, что вместе с такой великой артисткой я сижу и оцениваю выступления людей. Хания Фархи вместе с тем была очень скромной. Помню, в прошлом году федеральный Сабантуй проходил в Ульяновской области, селе Кулатка. На этот же день запланировали и грандиозный Сабантуй в деревне Мингер Сабинского района. Все звезды эстрады старались быстрее спеть и уехать в Мингер. Каждый хотел сделать это первым, хотя порядок всех выступлений заранее оговаривается. Не может ведь режиссер нарушить программу, кто-то ведь должен выступать на протяжении всего дня. Не буду называть имена, но наши звезды стали все, нарушая очередь, выступать, говоря, что у них нет времени. Один из мэтров спел вместо Хании Фархи, а она все не могла выйти к зрителям. Очень расстроилась, но терпеливо ждала. Таких моментов было очень много, эстрада — это жесткая штука. Яркие артисты вспыхивают и рано сгорают. Фархи из таких.

Урал Рашитов — композитор:

— С Ханией мы очень плотно работали, совместно более 30 песен было создано. Я очень горжусь тем, что с ней работал, даже сам говорил ей: мне повезло, что я с тобой в одну эпоху жил, этого достаточно. На панихиде в ее родной деревне не было мужчин, которые не плакали, не говоря уже о женщинах. Она меня сама нашла, услышав песни на пленках. Вывела меня на казанскую сцену, представила как нашего парня из Башкортостана. Одной из наших удачных композиций была песня «Альдермеш», которая стала очень популярной. По правде говоря, это был заказ, чей — не знаю. Тогда мы жили в Набережных Челнах — и я, и она. Автором слов была поэтесса Таслима Шараф, близкая знакомая Хании. Я тогда сказал тогда Фархи, что нужно эту песню посвятить не только одной деревне Альдермеш, но чтобы каждый, кто ее услышал, мысленно переносился бы в свои родные края. Она согласилась, и вот мы начали творить. Песня получилась очень сильной.

«Хания сильно переживала свой уход из театра, где четыре года работала актрисой. Оказалось, что это было для нее и счастье, она нашла себя как певица»Фото: Ирина Ерохина

«ОЧЕНЬ НЕ ЛЮБИЛА ТЕАТРАЛЬНЫЕ ЭТЮДЫ»

Ринат Аюпов — главный режиссер Казанского татарского государственного театра юного зрителя:

— Мы вместе с ней учились в театральном училище на курсе Шамиля Бариева, потом я уехал в Москву, а Хания продолжила обучение в Казани. Мы, пришедшие на первый курс простые деревенские парни, были поражены, увидев ее. Красивая, скромная, к тому же красиво поет. Она была каким-то ангелоподобным существом. Хания постарше меня, была уже состоявшимся человеком. Очень не любила этюды (упражнение для развития актерской техники — прим. ред.), старалась не участвовать в них. Но вот что-то из жизни могла подсказать, в голове у нее обязательно было три-четыре варианта исполнения какой-то сценки. Когда она стала выступать в Москве с ансамблем «Байрам», я ходил на их концерты. В столице она и начала завоевывать популярность.

Рабит Батулла — писатель:

— Она училась у меня, пришла после Москвы позже других, но все-равно их догнала. Все время мечтала о сцене. Хания получила диплом артиста драмы и комедии. В дипломном спектакле, поставленном по произведению Туфана Миннуллина, сыграла одну из главных ролей. Была очень скромной, в отличие от студентов старших курсов, которые считали себя большими артистами, а ей немного смелости не хватало. Но она сумела побороть себя, была очень открытой, в ней не было ни капельки зависти, ни про кого не сплетничала, хотя о ней судачили много чего несправедливого. Потом я работал главным режиссером Тинчуринского театра, и она опять попала под мое руководство. Играла в моей пьесе — комедии. Там ее певческий талант и начал раскрываться, я думаю. Я сейчас нахожусь в деревне, все подходят, спрашивают про Ханию, люди плачут — народ ее очень любил. Думаю, она продолжит жить в своих песнях, музыке, ведь Фархи сама сочиняла и мелодии.

Мансур Гилязов — драматург:

— Впервые Ханию Фархи я увидел в 80-е годы. Она приехала в 91-ю школу и выступала там. Она была стройная, тонкая, красивая! Сразу же мы с ней познакомились, и она мне запомнилась как самобытный, талантливый и неординарный человек. Наши жизни с ней двигались параллельно, мы ведь с ней почти ровесники. Я всегда знал, что она жива и здорова. Ее улыбка у меня перед глазами. Интересно было наблюдать за судьбой Хании Фархи — она ведь всего добилась своими силами. Были и тяжелые периоды. Помню, как она сильно переживала свой уход из театра, где четыре года работала актрисой. Оказалось, что это было для нее и счастье, она нашла себя как певица. Если бы она осталась в театре, может, она бы и не стала такой популярной, не принесла бы столько пользы своему народу и стране. 

Мадина Маликова — писательница, лауреат Тукаевской премии — 2017:

— С Ханией Фархи я была мало знакома, но она мне нравилась — то, как она выступала, пела... Она была очень популярна. Встреча с глазу на глаз состоялась, когда я работала в «Красном полумесяце». У нас была маленькая неказистая комнатка в союзе писателей, тогда мы с Фархи не были знакомы, но она заинтересовалась и вошла ко мне. Тогда мы посидели, поговорили. Трогательно с ее стороны, был искренний интерес. Сочувствовала она мне тогда, помню. Единственная встреча! Я сохраню это воспоминание. Очень приятное впечатление она у меня оставила. Такая обаятельная и симпатичная женщина! Рано ушла, к сожалению. Соболезную всем близким.

Рустам Закуан — поэт, руководитель пресс-службы «Таттелекома»:

— Я был лично знаком с Ханией Фархи. В первый раз мы повстречались 30 лет тому назад — в 1986 году. Тогда я работал директором совхоза, она была у нас в гостях, так и началась дружба. Общение продолжалось. Я автор многих песен, но с Ханией мне не пришлось поработать. Не получилось. Самое обидное, что мы в мае связались. Она поздравила меня с днем рождения, мы договорились о встрече... В июне она позвонила, сказала: «Наверное, пора нам не только дружить, но и приступить к совместной творческой деятельности». Прошел май, июнь, а человека уже нет. Не успели — не сбылось. Хания Фархи вникала в любую песню, находила смысл, философию и передавала ее слушателям. Ни одной случайной песни у нее не было. Каждая из них — маленький спектакль.

А кто теперь после ухода Альфии Авзаловой и Хании Фархи – главная татарская певица? 33%Место королевы татарской песни вакантно 6%Свой вариант (можно оставить в комментариях) Прием голосов по опросу закрыт
Page 2

ONLINE-Новости

У рэпера Снуп Дога умер новорожденный внук +1 комментарии 28/09 21:23 Еще новости
Фоторепортаж
Афиша
Горячая линия

по поддержке малого и среднего бизнеса в РТ

Задать вопрос

Это интересно

Ищешь выгоду?Рестораны со скидкой тут, кликай!

Поможем детям

  • В Америку за новым ушком
  • Айрат Нурутдинов, «Таттелеком»: «Мы хотим полностью поменять культуру компании»

    Зачем Татарстану своя телеком-компания, почему вокруг 5G слишком много хайпа и станет ли интернет когда-нибудь бесплатным

    459 комментарии 30 Июля
  • Фархат Ибраев, «Ханума»: «Мы собираем остатки денег, которые есть у людей»

    Известный ресторатор о том, как открывал «Веселого Роджера» и «Пиросмани», а теперь создает сеть бюджетных халяль-кафе

    53 комментарии 29 Июля
  • Анатолий Кузнецов, ГК «Корстон»: «Когда мы меняли генменеджера, «болото» оставалось прежним»

    Владелец «гостиной Татарстана» о том, как внедряет холакратию, готов ли продать бизнес и зачем переехал в Майами

    68 комментарии 22 Июля
ещё публикации

www.business-gazeta.ru


Смотрите также