Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Голов сергей александрович биография


Сергей Голов о себе и курсах «Вымпел»

Легенда отечественного спецназа Сергей Голов: «Получив Корвалана в обмен на Буковского, мы буквально на руках внесли его в самолет. Он был очень слаб, а за его жизнь каждый из нас отвечал головой. Слава богу, довезли живым...»

В послужном списке Голова — десятки тайных операций по всему миру, до сих пор скрытых грифом «Совершенно секретно», сотни подготовленных «рыцарей плаща и кинжала», многие из которых до сих пор работают вдали от Родины. Короче говоря, полковник Голов — занятный собеседник по всем статьям...

— Сергей Александрович, правда ли, что вы стали едва ли не первым отечественным спецназовцем, открывшим по террористу огонь на поражение?

— Да, это так. Утром 29 марта 1979 года наше подразделение получило вводную — в посольство США проник неизвестный и угрожает взорвать бомбу, закрепленную на его теле. Сегодня такая конструкция называется «пояс шахида». Приезжаем на место, выясняем подробности. Оказалось, что приезжий из Херсона, некто Юрий Власенко, вошел в консульский отдел посольства вместе с одним из сотрудников дипмиссии и потребовал политического убежища, угрожая в случае отказа взорвать бомбу. Американцы, включая охрану посольства, сначала восприняли это как шутку, но потом поняли, что Власенко не шутит...

Нас было пятеро, мы поднялись на второй этаж, а там террорист... читает Шиллера: «Язвы мира век не заживали: / Встарь был мрак — и мудрых убивали...» При этом глаза у Власенко полузакрыты, палец на кольце взрывателя. Террорист, как сейчас помню, был в свитере, а по талии шел широкий самодельный пояс, в котором, как позднее выяснилось, и находилась взрывчатка. Мы прекрасно понимали: если рванет, мы все трупы, да и часть помещений посольства в клочья разнесет, а это уже международный скандал.

Наконец Власенко заметил нас и, явно нервничая, потребовал не приближаться к нему. Мы с коллегами, как-то не договариваясь, решили сыграть под простачков. Иди, говорим, мужик сюда, поговорим, мы — военные, у нас тут часть рядом стоит, а тут какая-то суета. Стали разговаривать, даже бутылка коньяка откуда-то возникла. Кстати, потом мы так и не смогли вспомнить, откуда она взялась — то ли в этом кабинете была, то ли Власенко ее с собой принес. Он говорит: «Хорошие вы ребята, я вас взрывать не буду». И потом, после паузы: «А я-то думал, митьки набежали». «Кто-кто?» — переспросил один из нас. «Да милиция. Если у меня тут ничего не получится, пойду и взорву митьков. «Зачем?» — спрашиваем. А он спрашивает в ответ, глядя в упор на одного из нас: «Тебя били когда-нибудь в милиции? Нет? А меня били. Ногами. Как мяч футбольный...»

Наш командир Роберт Ивон понимал, что разговор идет в тупик, Власенко все сильнее озлоблялся. Он предложил нам выпить, кто-то из ребят отказался, и тогда террорист нервно выбросил бутылку в окно. Ситуация накалялась, мы понимали — он не сдастся. Я решил стрелять, запросил разрешение, получил команду. У меня был бесшумный пистолет 6П9, я сделал два выстрела — в кисть и плечо, но Власенко, падая, все равно успел выдернуть кольцо взрывателя. Глухо грохнуло, комнату заволокло дымом. Как оказалось, бомба была сделана из промышленного тола и, на наше счастье, сдетонировала только ее небольшая часть. Взрывом ранило только самого Власенко, который позже скончался в машине «скорой».

— Как вы попали в КГБ и почему оказались в спецназе?

— Служить я хотел всегда, но про КГБ как-то не думал, а потому пришел поступать в саратовское училище МВД. Все экзамены сдал хорошо, а вот физическую подготовку — на троечку. Практически ничего не мог сделать — ни отжаться, ни подтянуться, так как при моем росте под два метра весил я тогда всего 72 килограмма. Был хиленьким и слабым, но, поступив в училище, решил во что бы то ни стало стать лучшим. Поднимал штангу, бегал, подтягивался, отжимался. И не просто, а до тех пор, пока не начинало темнеть в глазах. Результаты не замедлили сказаться — прибавил десять килограммов и пошел в секцию самбо.

При этом особое внимание по-прежнему уделяется физической подготовке бойцов Фото: Владимир Вяткин (РИА Новости)

На третьем году обучения уже имел первый разряд. Окончил училище, однако в милицию так и не пошел. Наша семья переехала в Москву, я поступил в медицинский институт и продолжил тренировки. Заслуженный тренер по самбо Владлен Андреев сразу предупредил, что саратовский первый разряд по самбо и московский — это не одно и то же. Но я все же получил звание мастера спорта СССР, стал чемпионом Москвы и страны. После института стал работать в кабинете врачебного контроля лечебной физкультуры. И вдруг меня пригласили на беседу в КГБ СССР. Был там такой отдел, который занимался боевой и физической подготовкой сотрудников. Мне предложили, как говорится, послужить Родине. А от таких предложений отказываться было не принято, да я и сам хотел что-то поменять в жизни.

— Пригодились навыки самбо во время службы?

— Мне часто задают этот вопрос молодые бойцы спецназа. Я всегда отвечаю: пуля все равно быстрее кулака, поэтому, пока есть патроны, стреляй, а нет патронов — используй личное оружие как средство нападения или защиты, а уж если оружие потерял, тогда переходи на нож и кулаки. Хотя несколько раз самбо пришлось применять на службе. В 70-е годы в Москве взбунтовавшиеся иностранные студенты захватили посольство одной из африканских республик. На место происшествия выехали наряды милиции во главе с будущим начальником ГУВД Москвы Владимиром Панкратовым, а по линии КГБ операцией по наведению порядка командовал я.

Естественно, применять оружие и спецсредства в отношении иностранцев запрещалось, поэтому ставка делалась исключительно на приемы самбо. Бузящие студенты сдаваться явно не собирались, и вскоре операция по наведению порядка и освобождению посольства напоминала настоящий кулачный бой — дубасили мы друг друга от души.

Сегодня на вооружении спецназа находятся самые современные снайперские комплексы Фото: Евгений Волчков (ИТАР-ТАСС)

А тут народ собрался, люди не поймут, что происходит, кто кого бьет. Мы потихонечку студентов из толпы выдергиваем, заламываем и милиции передаем, к кому-то пришлось и кулачком чуть-чуть приложиться. В этот момент одна сердобольная старушка подходит: «Что же это делается, вы почему хулиганите?» Я тут же нашелся: «Понимаете, мы не хулиганим, просто сейчас выборы в США, а тут телевизионные съемки проходят про то, как у них там негров угнетают».

— А бывало так, когда становилось совсем не до шуток?

— Пожалуй, сюда можно отнести штурм дворца Амина в Афганистане в 1979 году. Меня часто спрашивают, нужно ли было посылать на эту операцию армейские подразделения. Сейчас про это можно и порассуждать, а тогда это было делом политиков, и мы честно выполнили поставленную задачу. Небольшой группой вылетели туда и расположились в недостроенных казармах вблизи объекта, где нам предстояло действовать. Это и был дворец Амина. Начали изучать обстановку. Наступил день штурма — 27 декабря.

Штурм дворца Амина в Афганистане стал первой крупной операцией Группы «Альфа»... Фото: Adnan Abidi (REUTERS)

Мы были одеты в афганскую полевую форму вообще без каких-либо знаков различия. В помощь нам были приданы переводчики-таджики. Целью был захват здания и непосредственно главы государства. В городе прозвучал взрыв — фактически это послужило сигналом для наших действий. Первыми пошли четыре БТР с бойцами подразделения «Зенит», а за ними шесть БМП с бойцами отряда «Гром». Шли друг за другом, за поворотом по первому бронетранспортеру сразу ударил крупнокалиберный пулемет, один из бэтээров оказался подбит и перегородил собой дорогу. Его пришлось столкнуть в кювет.

В это время огонь по нам был настолько плотным, что казалось, воздух вокруг нашпигован пулями и осколками, но мы шли вперед. Продвинувшись к стене дворца, начали движение по лестницам вверх и стали зачищать помещения. Открываешь дверь, бросок гранаты, очередь, разрыв, осмотр помещения. И так комната за комнатой. Охрана дворца вела по нам плотный прицельный огонь, и у них было некоторое преимущество — они прекрасно знали внутреннее расположение помещений.

Потом поступила команда, что фактически бой закончен. Он был очень короткий: 25—30 минут. А затем наступила тишина. В этот момент я почувствовал слабость. Ребята говорят: «Ты ранен». Руки и ноги у меня были посечены осколками. Мне тут же оказали помощь. До утра мы находились во дворце. А с рассветом на нас в атаку пошел танковый взвод. Он мог нас снести, но на помощь пришли наши артиллеристы.

В результате выяснилось, что в том бою я получил одно пулевое и семь осколочных ранений. Но выжил. Во-первых, повезло, а во-вторых, сказались годы тренировок — организм не поддался свинцу. Правда, в результате нелепой ошибки военных кадровиков, перепутавших адрес, мои родные получили похоронку. Да и сейчас кое-где в Интернете можно найти информацию, что я погиб в том бою. Однако к недоразумению я отнесся спокойно, есть старая примета у военных — если по ошибке на бумаге похоронили, долго жить будешь.

Спецоперация по уничтожению боевиков в Хасавюрте Фото: NewsTeam РИА Новости

— Правда, что это о вас в советские годы пели: «обменяли Корвалана на простого хулигана»?

— Такое действительно было. Обмен происходил в Швейцарии, куда Владимира Буковского доставили под нашим конвоем и зачем-то даже в наручниках. Подробностей операции, как всегда, не сообщали вплоть до самого ее начала. Мы были в гражданской одежде. Приехали на аэродром Чкаловский, заняли места в хвостовом отсеке самолета, и только там старший группы сообщил нам, что летим в Швейцарию менять Луиса Корвалана на Буковского. «Могут быть провокации, действуем по обстановке», — напутствовал старший группы.

Корвалан тогда находился в тюрьме на одном из островов в Средиземном море. Владимир Буковский сидел в самолете в заднем отсеке, мы окружали его со всех сторон. Когда пересекли границу СССР, Буковскому сообщили, что его выдворяют из страны. Наверное, он не поверил. В Цюрихе, получив Корвалана в обмен на Буковского, мы буквально на руках внесли его в самолет. Он был очень слаб, а за его жизнь каждый из нас отвечал головой. Слава богу, довезли живым.

— Как вы оказались в КУОС «Вымпел» и что вообще представляли собой эти сверхсекретные курсы?

— У Курсов усовершенствования офицерского состава было и второе название: «Объект Балашиха». Такие названия использовались в первую очередь для соблюдения максимального режима секретности — даже не все сотрудники КГБ СССР знали о существовании курсов и о том, чему там на самом деле обучали. Базой для КУОС стала территория знаменитой Школы особого назначения, которую в годы войны окончили Герой Советского Союза разведчик Николай Кузнецов и даже Зоя Космодемьянская.

Я возглавил курсы в 1983 году и руководил ими до самого закрытия в 1993-м, сразу после путча. Вообще это учебное подразделение, которое курсанты между собой называли «Лесная школа», начало работу в 1966 году. Обучение длилось сначала пять, потом семь месяцев, а курсантами становились офицеры территориальных органов КГБ, назначенные в специальный резерв на особый период. То есть в их задачи входили организация партизанского сопротивления и непосредственное командование диверсионными группами в случае войны. Соответственно курсанты должны были обладать высочайшим уровнем диверсионной подготовки.

В 1993 году в Москве Группа «Альфа» отказалась штурмовать здание Верховного совета РФ. Многие эксперты убеждены, что штурм спровоцировал бы начало гражданской войны Фото: Владимир Вяткин (РИА Новости)

— Что входило в учебную программу, кто преподавал?

— Среди дисциплин — тактика, радиодело, минно-подрывная, огневая и парашютно-десантная подготовка. Изучались все виды отечественного стрелкового оружия, а также вооружение практически всех стран мира. У нас были самые последние модели американских штурмовых винтовок, английские скорострельные пистолеты-пулеметы и много чего еще. Минно-подрывное дело, например, преподавал Илья Григорьевич Старинов, которого даже специалисты называли диверсантом века. В годы Великой Отечественной войны он провел уникальную операцию по подрыву штаба фашистов в Харькове. Эта диверсия до сих пор рассматривается как одна из самых успешных. Родившийся в 1900 году,

Старинов был поистине уникальным человеком, стоявшим у истоков будущей «рельсовой войны», которую вели партизаны в тылу фашистов, выводя из строя целые соединения и бригады. Под псевдонимом Родольфо он воевал в Испании, а незадолго до войны вернулся в СССР. В первых числах октября 1941 года Старинов выехал в Харьков, где его оперативной группе предстояло обеспечить минное заграждение на участках Юго-Западного фронта и подготовить к взрыву ряд важных объектов города. Среди них был особняк, в котором после сдачи города немцам обосновался начальник фашистского гарнизона генерал-лейтенант Георг фон Браун.

Немецкие саперы внимательно обследовали особняк, обнаружив и обезвредив установленные диверсантами Старинова мины. Это была хитрая идея — немцы нашли лишь те мины, которые должны были найти. Основной «сюрприз», заложенный в подвале особняка, они так и не обнаружили. А потом был чудовищной силы взрыв. От особняка осталась огромная воронка, а число погибших шло на сотни.

— Кто еще из известных разведчиков-диверсантов передавал свое мастерство подрастающей смене?

— Постоянно встречался с куосовцами «майор Вихрь» — разведчик-нелегал полковник Алексей Ботян, ставший прототипом знаменитого героя Юлиана Семенова. Практически каждый свой урок он подкреплял конкретными служебными историями. Одна из них, пожалуй, самая знаменитая — о том, как его разведгруппой в годы войны было предотвращено разрушение немцами Кракова. Я тоже с удовольствием слушал эти истории и помню, что «майор Вихрь» рассказывал, как в конце 1944 года его группа захватила языка — инженера-картографа из штаба тыловых подразделений вермахта, поляка по национальности.

Среди вещей у него обнаружили карту оборонительных сооружений, откуда разведчики Ботяна узнали, что в замке города Новы-Сонч неподалеку от Кракова немцы устроили огромный склад боеприпасов. Взрывчатку завозили вагонами. Фашисты собирались заминировать мосты через реку Дунаец, Рожновскую плотину и культурные памятники Кракова, чтобы при отступлении взорвать, спровоцировав затопление. Ботяну, прекрасно говорившему на польском, удалось перевербовать инженера, и тот сумел провести на территорию замка польского коммуниста, который принес мину и вложил ее в штабеля со снарядами. Взрыв прогремел 18 января 1945 года, и Красная армия беспрепятственно вошла в Краков.

А еще, помню, Ботян любил стрелять из парабеллума, к которому привык во время войны. Несмотря на возраст, он почти всегда выбивал 39 из 40, давая фору многим куосовцам.

В КУОС были собраны уникальные преподавательские кадры, а разработанные ими методики были написаны кровью — своей и чужой, и это не фигура речи.

...потом были освобождения заложников в самолетах и автобусах Фото: Виталий Иванов (ИТАР-ТАСС)

— Говорят, что обучение в КУОС давалось не всем. Не все выдерживали...

— Слушателей заставляли действовать в условиях постоянного физического и психологического напряжения. Поймите, мы готовили людей к самым экстремальным ситуациям, которые возможны во время специальных заданий, учили их, как переносить жару, терпеть голод, действовать ночью, спать на снегу и так далее. Проблемами психологической адаптации личного состава подразделений спецназа занимались специалисты Центральной научно-исследовательской лаборатории психофизиологии и коррекции КГБ СССР. Проще говоря, мы учили курсантов выживать и убивать в любых условиях. Например, учили метать обыкновенный гвоздь, но так, чтобы он попал именно в горло манекена.

Тренировки проходили на пределе, а то и за пределами человеческих возможностей. Представьте, все боевое обучение, за исключением плавания, шло в бронежилетах. Сам жилет весит 16 килограммов, можете взять пудовую гирю, и поймете, что это такое. Суть в том, что действовать потом без такого отягощения было гораздо легче, а на тренировках человек привыкал к тяжести. Даже обыкновенные марш-броски мы превращали в проверку навыков выживания. Например, по всему маршруту расставлялись разнообразные ловушки — растяжки, ямы, засады. Для имитации передвижения с раненым использовалась семидесятикилограммовая кукла. А вот теперь представьте: в бронежилете при полной выкладке с этой куклой курсанты бегали по 15—20 километров. Доходило до того, что после марша слушатели от души пинали «раненого» — снимали стресс.

Специфика программы КУОС была разработана на основе опыта боевой деятельности спецподразделений и партизанских формирований в период Великой Отечественной войны и боевых действий подразделений ВДВ, куда мы добавили полученные оперативным путем материалы о подготовке американских «зеленых беретов» и другой элиты мирового спецназа. А что касается того, выдерживали или нет... Выдерживали. Ежегодно КУОС оканчивали около шестидесяти командиров оперативно-разведывательных групп специального назначения, и это действительно были лучшие из лучших.

Фото: Евгений Волчков (ИТАР-ТАСС)

— Кто контролировал учебный процесс?

— Обучение проводилось под личным контролем председателя КГБ СССР и его заместителей, которые сами наблюдали за учениями. Например, в 1969 году на показательных учениях руководителем группы наблюдателей был заместитель председателя КГБ СССР генерал-полковник Виктор Захаров. Силы управления и приданный им батальон из армейского корпуса должны были обнаружить и захватить в плен оперативно-боевую группу разведчиков-диверсантов из КУОС. Разведчики оборудовали лежку, откуда прекрасно видели генерала Захарова и его свиту.

А тем временем целый батальон безуспешно искал разведчиков, прочесывая километры леса. После доклада комбата, что прочесывание леса не дало результатов, генерал Захаров поинтересовался: как разведчики смогли уйти от целого батальона? Ему отвечают: «Никто никуда и не уходил, они вас видят». Генерал засомневался, и тогда его попросили подать какой-нибудь знак. Он медленно снял с головы фуражку, тут же в радиостанции прозвучал доклад: «Товарищ генерал снял фуражку». Захаров сделал еще несколько жестов и услышал: «Товарищ генерал поднял руку, теперь опустил руку». Генерал поинтересовался, где же разведчики, и тут выяснилось, что группа находилась всего в нескольких метрах от него, но была так искусно замаскирована, что обнаружить ее оказалось невозможно.

— Но если курсы были настолько уникальными, почему же их распустили?

— По моему мнению, это была одна из самых больших ошибок, отбросивших подготовку спецназа сразу на несколько лет назад. Плоды этого решения мы пожинаем и по сей день, теряя людей в боевых операциях. Когда грубо и бездумно разрушают хорошо отлаженный механизм, его не восстановить потом ни за день, ни за месяц. А это был тот самый фундамент, на котором курсантам можно было надстраивать новые навыки и знания.

Обратите внимание: американцы ни одной своей подготовительной базы не закрыли и постоянно поддерживают боевой уровень частей специального назначения на высочайшем уровне. Отсюда и успешная ликвидация бен Ладена, и удачные операции в Ираке и Афганистане. Безусловно, и нам есть что записать в актив — ликвидации Хаттаба, Басаева и Радуева, множество других операций. Я не хотел бы их обсуждать — во многих случаях погибли люди.

Фото: Владимир Вяткин (РИА Новости)

— Так, может, возродить курсы?

— Необходимость этого решения лично мне совершенно очевидна — будущее за спецназом, даже если завтра воевать будут роботы. Войны и региональные конфликты последних лет показали, что вестись и выигрываться они будут исключительно хорошо подготовленными профессионалами. Это означает, что роль разведчиков специального назначения многократно возрастает. Нынешние события на Ближнем Востоке, где активно действуют разведчики, заставляют нас, ветеранов, говорить о необходимости воссоздания КУОС, и времени на раскачку нет. Сегодня есть достаточное количество профессионалов, которые смогли бы начать новую эру в подготовке настоящих универсальных солдат. Человечество вступает в период войн нового типа, для которых главной задачей будет не физическое уничтожение противника, а подрыв его военной мощи изнутри. И главная роль при этом отводится именно спецназу.

Авторы: Григорий Санин, Евгения Ванеева, ИТОГИ №11 / 875

Page 2
Tags:

specnazspn.livejournal.com

Сергей Голов: Защитник по призванию

На выходе эти «штучные» специалисты умели выживать в любой точке планеты, без промаха стрелять, знали минно-взрывное и парашютное дело, могли вести оперативную работу за рубежом, владели искусством боевых пловцов и т.д.

Десять лет, с 1983-го по 1993-й, курсы усовершенствования офицерского состава КГБ СССР возглавлял наш сегодняшний собеседник – один из авторов обучающей программы, кавалер ордена Ленина, полковник Сергей Голов.

– Сергей Александрович, мы беседуем в преддверии Дня защитника Отечества. Что этот праздник значит лично для вас, какой смысл вы вкладываете в понятие защитника страны, героя?

– Для меня этот праздник значим с детства, потому что я родился в семье военнослужащего. Отец с четырнадцати лет сирота, приехал в Мытищи, учился в ПТУ, был призван в пограничные войска. Отслужил. Затем в Саратове поступил в пограничное училище, служил в пограничных войсках, был на фронте. Затем отца вернули с фронта, чтобы он мог заниматься преподавательской деятельностью. Одновременно продолжал учиться по программе 8,9 и 10 классов, чтобы поступить в военный институт МГБ. Я пошел по его стопам, тоже поступил в Саратовское пограничное училище (когда окончил его, оно было уже училищем МВД). Поэтому 23 Февраля для меня профессиональный праздник, связанный и с защитой родины, и со множеством воспоминаний. Кстати, в этом году исполняется 85 лет Саратовскому пограничному училищу.19 мая будут юбилейные торжества, на которые я приглашен. Так что для меня это особый день.

Что касается понятия «защитник Отечества»... Всегда вспоминаю фильм «Офицеры», когда герой говорит, что кто-то же должен защищать родину. В послеперестроечное время понятие «Отечество» оказалось размыто. Да и, по моему убеждению, понятие «родина» предполагает, что ты любишь эту страну, что ты видел ее всю, а не только Москву. Мне посчастливилось увидеть самые отдаленные уголки нашей Родины. Я несколько раз был на Кольском полуострове, в Архангельской области, в Норильске, на Кавказе и Камчатке... Везде живут замечательные люди, их глаза светятся добротой. Вот ради этих людей и должны жить защитники Отечества.

– Легендарная группа «Альфа» была создана в 1974 году. О ее истории нашим читателям уже немного рассказал Сергей Александрович Гончаров. Но вы стояли у самых истоков, попали в нее в первой тройке. Почему вы выбрали для себя КГБ, а не милицию, например?

– Когда я окончил училище, то служил в войсках МВД. Завершил свою службу старшим фельдшером лазарета – мини-госпиталя, в котором у меня в подчинении были и медсестры, и неаттестованные врачи. А потом наступил период, который называется жертва одностороннего разоружения. Никита Сергеевич Хрущев решил в одностороннем порядке сократить советскую армию на 1 млн 200 тысяч человек. Делалось это бездумно, что называется, резалось по живому. Людей, отслуживших по 23-24 года, увольняли без пенсии. Для многих это было трагедией.

И у меня родилась мысль: хоть одному, но я помогу. Написал рапорт об увольнении. Пробовал поступить в Первый медицинский институт, к сожалению, не хватило баллов. Поступил в институт физической культуры на отделение лечебной физкультуры. Начал учиться, тренироваться, по окончании работал в центральной поликлинике КГБ. Поскольку я активно занимался спортом, стал мастером спорта по самбо, он меня познакомил с сотрудниками безопасности, которые, видимо, увидели во мне качества необходимые для структур КГБ. Сотрудники комитета предлагали мне работу в различных подразделениях Комитета государственной безопасности. Я отказывался, говорил, что у меня профессия медицинская, хочу работать в этом направлении.

Позднее Александр Васильевич Фролов, с которым я дружил, покойный уже, к сожалению, уговорил: «Вот мы сейчас создаем специальное подразделение, которое будет заниматься военной, физической и чекистской подготовкой в КГБ. Ты же мастер спорта по самбо, у тебя медицинское образование, давай служить». Отвечаю: «Один раз обманули, я был сокращен, и здесь такое может быть». Но он смог убедить меня и я согласился – был принят на службу в Комитет государственной безопасности.

– Один из самых известных эпизодов вашей службы в «Альфе» – спецоперация против гражданина Власенко, угрожавшего взорвать американское посольство. Его обезвредили ваши меткие выстрелы, расскажите об этом?

– Март 1979 года. Мое боевое отделение дежурило, когда поступила команда выехать в посольство США. Там произошло следующее: установленный разведчик Прингл провел с собой в посольство без досмотра неизвестного гражданина (как дипломат он имел на это право). Они прошлив консульский отдел, где неизвестный расстегнул одежду и взялся пальцем за кольцо: «Вот у меня здесь три с половиной килограмма взрывчатого вещества. Если мне не дадут вылететь в США, я взорвусь и взорву посольство». Посол сообщает в наш МИД, что посольство захвачено, из МИДа звонят в КГБ, Комитет поднимает нашу группу.

Мы подъехали к посольству, затем прибыл начальник группы «А»Геннадий Николаевич Зайцев. Начали вести переговоры с террористом. Переговоры оказались неудачными – он не соглашался разоружиться, продолжал держать палец на кольце. Тогда решили выкурить его из помещения хлорпикриновыми шашками (слезоточивый раздражающий газ). Тоже неудачно – он умудрился найти место, где можно дышать.

Наши представители договорились с американцами, что несколько человек во главе с Робертом Петровичем Ивономпойдут на переговоры другим путем. Мне же дали команду: при удобной возможности выстрелить террористу в руку, чтобы боль заставила его снять палец с кольца и взрыва не произошло.

Но я наблюдаю, что террорист разговаривает с группой Ивонаи не могу стрелять: там наши люди. Время идет. Постоянно звонки: «Когда вы освободите посольство?» Им удалось разговорить террориста, Власенко рассказал группе Ивона, что его обижала милиция, что он решил отомстить и вылететь в США. Купил на рынке порох, соли пикриновой кислоты и толовую шашку, скомпоновал бомбу и решил применить. Как они встретились с Принглом? Террорист дал понять американскому разведчику, что у него есть важная информация. Тот клюнул и провел его в посольство.

Переговоры шли около часа, все это время я стоял в напряжении. Когда наши люди ушли, я успел сделать два выстрела. Как потом показало вскрытие тела террориста,я попал в кисть и в плечо. Произошел взрыв. Едва успел спрятаться за выступ – мимо меня пронеслись окна, стекла, решетка... Террорист мертв. На нем – ни царапины:для защиты он прикрепил себе на живот бронеплиту, а на нее бомбу, надеясь, что взрыв пойдет от него. Но расчет оказался неверен: порох и соли пикриновой кислоты террорист хранил в дупле, где они отсырели. Так что взорвалась только толовая шашка. Взрывная волна пошла в обе стороны и просто раздавила ему внутренние органы... Это была наша первая боевая операция.

Кстати, история с посольством получила продолжение. Таксист ехал по Садовому кольцу, как вдруг пассажир приставил к нему обрез ружья и говорит: «Поворачивай». Пришлось поперек Садового кольца развернуться и въехать в посольство США. Этот террорист сделал два выстрела и говорит: «Мне главного цээрушника сюда!» Приехала группа покойного Валентина Ивановича Шергина, арестовали. Он сдался и говорит: «Ну что вы мне помешали внедриться! Я бы этого собакуРейгана убил!» То есть это были два психически больных человека, они в одной больнице имени Ганнушкина лечились. Но такого развития событий никто не мог предугадать, к сожалению...

– Правда ли, что вы стали первым отечественным спецназовцем, открывшим по террористу огонь на поражение?

– Первым или нет – я этого не считал. Нужно было – значит нужно. Но могу сказать, что тогда все было иначе. Это сегодня используется израильский принцип: террорист должен быть мертв. И действуют на уничтожение. А в то время стреляли не на поражение; думали, что у человека на уме, чем он руководствуется, а вдруг у него муляж...

– Вы упомянули курсы усовершенствования офицерского состава КГБ (КУОС), которыми руководили десять лет. Расскажите об этом?

– Когда приехал из Афганистана; на меня поступил запрос в группу «А», чтобы перевести из контрразведки на службу в разведку. Это разные подразделения КГБ. Пригласили на службу в Краснознаменный институт им.Ю.В. Андропова (сейчас это Академия внешней разведки) на должность заместителя начальника кафедры военной и физической подготовки. Я возглавлял эту кафедру, заодно окончил вечернее отделениеКраснознаменного института. И затемменя перевели начальником спецкурсов и спецкафедры в Балашиху, на 25-й километр Горьковского шоссе, для подготовки разведчиков-диверсантов на особый период.

До меня эти курсы возглавляли удивительные люди. Григорий Иванович Бояринов – герой Афганистана, Герой Советского Союза (погиб при штурме дворца Амина). Временно курсами руководил Эвальд Григорьевич Козлов. Он впоследствии стал первым руководителем «Вымпела». После него исполнял обязанности Петр Иванович Нищев, к сожалению, ныне покойный. А в 1983 годувыбор пал на меня.

Мы проводили начальную подготовку сотрудников «Вымпела». Начальную, поскольку их формирование в общей сложности продолжалось от 4 до 5 лет.Группа была особая, не просто оперативно-боевая, но и интеллектуальная. Сотрудники должны были действовать за рубежом, так что обязаны были уметь не только правильно лежать, бежать, стрелять и ориентироваться, но и знать не менее двух языков, уметь вести дипломатические переговоры и т. д.

На КУОС часто приезжал наш куратор – легендарный «Майор Вихрь», Алексей Николаевич Ботян. Он встречался со студентами, рассказывал, делился опытом. Мы приглашали иПавла Анатольевича Судоплатова, отца советского спецназа. Для слушателей это имело большое значение– увидеть человека, который проводил такие серьезные операции, как «Утка» по уничтожению Троцкого и другие. Эти встречи давали большой заряд энергии на подготовку будущих разведчиков-диверсантов.

– По каким же причинам такое уникальное подразделение было расформировано?

– Наступила эпоха Ельцина. В 1991-м, как вы помните, он приказал и группе «Вымпел», и группе «Альфа» участвовать в штурме Верховного Совета. И те и другие отказались – не захотели идти против представителей своего народа. В итоге «Вымпел» расформировали. Но чеченская война показала, когда в войне при контрпартизанских действиях гибли неподготовленные люди, ошибку данного решения.

Все это очень похоже на диверсию. В том числе и материальную. 80% людей, высококлассных специалистов, которых страна готовила много лет, затратила на них большое количество народных средств, отказались служить в других ведомствах. Например, в МВД. Почему? Потому что посчитали, что не могут принести там пользу. Ушли в другие структуры. Бывшим сотрудникам предлагали большие деньги, в том числе и бандиты, но они отказались сотрудничать с криминалом.

– Что бы вы пожелали сегодняшнему поколению молодых ребят, которые ищут свою дорогу в жизни?

– Чтобы был мир, нужно быть подготовленными к войне. Сейчас мой слушатель Станислав Омельченко и я занимаемся военно-патриотическим просвещением подростков. Нам бы хотелось организовать открытый музей спецназа для наглядного воспитания подрастающего поколения истинных патриотов Родины. Это крайне важный воспитательный момент для молодежи. Вспомните Великую Отечественную войну, когда пионеры-герои, 12-14-летние мальчики и девочки были и разведчиками, и помогали в партизанских отрядах. Почему? Потому что их так воспитывали с раннего детства. Необходимо и сегодня объяснять молодому поколению, что значит родина, которая дала ему все, научить любить и этот двор, в котором он рос, и ребят, с которыми играл, а не мечтать жить в Европе или Америке. Это чувство родины нужно прививать постоянно – и в школе, и дома, чтобы каждый понимал, почему так важно ее защищать. И сделал это, если потребуется, не сомневаясь.

bm24.ru

ГОЛОВ Сергей Александрович

Родился 6 июля 1941 г. в семье командира пограничных войск НКВД.

Окончил Саратовское военное училище МВД, служил во внутренней охране МВД фельдшером в лазарете. В 1960-е гг. был демобилизован, учился на отделении лечебной физкультуры института физкультуры.

В органах госбезопасности: с 1969 г. Службу начал в 5-м отделе (военно-физической подготовки) Управления кадров КГБ при СМ СССР. С августа 1974 г. – сотрудник группы «А» 5-го отдела 7-го Управления (первый состав). 28 марта 1979 г. участвовал в нейтрализации террориста Ю.Власенко, захватившего помещение в американском посольстве в Москве. 27 декабря 1979 г. в составе группы «Гром» участвовал в штурме дворца Х.Амина в Афганистане. Затем занимал должности:

После развала СССР продолжил службу в СВР России, возглавлял КУОС до его расформирования в 1993 г. Выйдя в отставку, являлся главой службы безопасности предприятия «Российская электроника». С 2008 г. – президент Партнерства «КУОС – Спецназ».

Звания:

Награды: ордена Ленина.

Источники: Сергей Голов. Защитник по призванию; П.Евдокимов, Спецназ холодной войны;

shieldandsword.mozohin.ru

Ветеран «Альфы» Сергей Голов: «Спецназ России остаётся лучшим в мире» » Чекист.ru

РИА «Новый Регион» опубликовало ответы на вопросы ветерана первого набора Группы «А», кавалера ордена Ленина полковника в отставке Сергея Александровича Голова, участника штурма дворца Тадж-Бек, являвшегося на протяжении десяти лет начальником легендарным Курсов усовершенствования офицерского состава (КУОС).

Как сообщается, «начало виртуальной пресс-конференции было объявлено агентством ещё накануне Нового года, однако ответы Сергей Голов, ссылаясь на занятость, прислал только сейчас. Причем, как оказалось, отвечать он предпочел по-военному сухо и коротко, проигнорировав просьбы читателей о развернутых комментариях.

Тем не менее, Голов дал понять, что считает российский спецназ по-прежнему лучшим в мире, революции в арабских странах – борьбой Запада за энергоресурсы, а также не верит, что свержение нынешней власти в России насильственным путем может привести страну к процветанию. Захар, г. Феодосия: В последнее время наблюдаем ряд операций, в основном в исламских странах, по свержению неугодной власти. На Ваш взгляд, это борьба за ресурсы, либо скрыты другие аспекты? И скажите пожалуйста, очень распространенные радикальные исламисты на Кавказе и других странах – это порождение того же Запада? Спасибо. Сергей Голов: Спецоперации в исламских странах это и борьба за ресурсы, и за политическое влияние в регионе. Поддержка западом радикальных исламистов преследует цель поддержание нестабильности в неугодных им странах. Евгений, Тирасполь: Когда закончится развал и унижение России? С уважением. Сергей Голов: Если Вы имеете в виду внешний фактор, то это долгосрочная программа. Анонимно: Какие последствия вы прогнозируете для России в случае войны в Иране? Сергей Голов: Военные действия вблизи российских границ, безусловно, ничего хорошего для России не принесут, к тому же, всё будет зависеть от степени вовлечённости России в этот конфликт, как политической, так и военной. Анонимно: В чем все-таки заключался секрет успешного штурма дворца Амина? (было намного больше бойцов, эффект внезапности, приминение секретного оружия). Сергей Голов: В отличной боевой подготовке членов группы и их личном мужестве. Анонимно: Какой спецназ сейчас самый лучший в мире? Владимир, Москва: Скажите, а какая спецслужба считается, негласно разумеется, лучшей сейчас? Как насчет израильской? Спасибо. Сергей Голов: Если судить по результатам боевой деятельности, то российский. Анонимно: Мир вашему дому. Уважаемый Сергей. Мы являемся свидетелями уничтожения всего, что бы могло усиливать наше государство. Армия унижена, деморализована. Гражданский сектор за окном уже не стонет, а смиренно умирает. Есть огромное количество людей, потенциально готовых к переменам созидания. Вы, наверное, один из них. Вопрос: готовы ли вы в составе группы 10-15 человек захватить Кремль и провозгласить начало возрождения России, и кого вы считаете союзниками? Сергей Голов: Кровопролитие – это не тот путь, который может привести к процветанию России. Александр. Украина: Действия подразделения «Альфа» во времена СССР заслуживают всяческих похвал, спору нет. Но остаются неосвещенные страницы действий подразделения. Расскажите, пожалуйста, о действиях подразделения «Альфа» в событиях при развале СССР в 1991 г. и в событиях штурма «Белого дома» в Москве в 1993 г. Сергей Голов: Все эти события очень подробно описаны, и ко всему этому можно только добавить, что «Альфа» во всех этих событиях действовала достойно. Марианна Л., г. Житомир: Уважаемый г-н Голов, что Ваши коллеги думают о намерениях чекистской банды Путина развязать новую войну против Грузии или гражданскую войну в России для сохранения их власти перед лицом огромного протестного движения, захлестнувшего Россию? Будут ли Ваши сослуживцы участвовать в военных авантюрах, способных похоронить Вашу страну навсегда? Возможен ли в России военный переворот? Сергей Голов: А Вы сами верите в то, что написали? Чингиз – хан: Тут написано «Это была уникальная операция по смене правящего в Афганистане режима. Несколько относительно небольших групп по 15-30 человек, буквально в течение нескольких часов взяли под контроль все важные объекты столицы, включая даже такие охраняемые, как министерство обороны, генеральный штаб, министерство внутренних дел, тюрьму, резиденцию Амина, дворец Тадж-Бек, причём при минимальных потерях среди бойцов». Вопрос: Это единственный путь для смещения антинародного режима, который полностью захватил власть, подавил ВСЕ альтернативные течения, выдавливает русский народ из страны, превратился в КПСС_ЕР и назвал себя новым дворянством, или есть другие пути? Сергей Голов: В России – есть. Анонимно: Добрый день! Как Вы считаете, если бы GIGN сверг, ну например, Лукашенко, – они заслужили бы Орден Почетного легиона? Сергей Голов: История не знает сослагательного наклонения, – пусть сначала попробуют. Анонимно: Как Вы считаете, операция по ликвидации «террориста №1» была реальной боевой операцией спец. служб США или Бен-Ладен был своего рода «мифической страшилкой» правительства США, с помощью которой они весьма успешно аргументировали все свои действия на Ближнем Востоке? Не имея военного опыта и образования, я бы предложил выслать группу разведчиков для опознания и координации ракетного удара. Вся операция закончилась бы точным попаданием «томагавка». Сергей Голов: Если бы это была реальная операция против реального террориста, то были бы проведены все необходимые мероприятия по его неопровержимой идентификации, а не топили бы неизвестно кого, неизвестно где. Ольга Киевская, г. Киев: Уважаемый Сергей, кто на самом деле стоит за событиями в Казахстане и «болотной революцией» в России? Каковы цели этих спецопераций в каждой из стран? Как Вы лично относитесь к акциям протеста в РФ и кого бы поддержали в этом конфликте? Сергей Голов: Это спецоперации по дестабилизации политической ситуации в указанных странах. Охоник, Приднестровская Молдавская Республика: Здравствуйте, ув. Сергей. Не буду Вам задавать мудрёный вопрос, задам более стандартный. Вы ветеран Афганистана, расскажите пожалуйста с того, как так случилось, что вы попали Афганистан и до того, как Вы уехали из Афганистана. Хотелось бы подробный рассказ, особенно в момент захвата объектов. Заранее спасибо, рассчитываю на объёмный ответ, буду читать с интересом. Удачи! Сергей Голов: Я, как человек военный, просто выполнял приказ. Алекс Бурдонов: Что скажете по поводу возможной спецоперации «Четверть века Пути русского медведя» или «Операция Кутузов»? Сергей Голов: Ничего. Николай Привалов: Каково отношение большинства людей Вашей специальности (в действующем варианте) к сегодняшним событиям в России? В случае силового противостояния народа с властью, что они будут предпринимать? Сергей Голов: Наша задача, – такого противостояния не допустить. Владимир, Люберцы: Уважаемый господин полковник! Понимаю, что будет непросто ответить на мой вопрос, но всё же, попробуйте сформулировать: Какое количество бойцов спецназа необходимо для захвата и нейтрализации и удержания власти в Москве? И как, по вашему, есть ли сейчас офицеры, способные организовать и провести подобную акцию? Речь идёт не о насильственном свержении нынешней власти, а о мерах, если митинговая стихия в марте перерастёт во «взятие Кремля», погромы, беспорядки и т.п. Вопрос обусловлен полным неверием в дееспособность действующей власти навести порядок, в случае возникновения подобных проблем в стране. (Уверен, кремлёвские сдадут нацлидера при первых признаках бунта). Дальше хаос, мародёрство, Ливия... Как избежать? Сергей Голов: Не поддаваться на провокации. Александр, Киев: Уважаемый Сергей Александрович! Сам я отслужил в спецназе ГРУ срочную в 70-х и с тех пор с трепетом, восторгом и уважением отношусь к людям этой пофессии, «альфовцам» и «вымпеловцам». Тем более, что в числе моих самых близких друзей двое служили в «Вымпеле», воевали в Афганистане в составе группы «Каскад». И это люди высокой чести, доблести, мужества и морали. Почему не формируется эшелон власти из таких людей? Ведь создается впечатление, что они как «белые вороны» в нашем обществе, которое опустилось в моральном состоянии на уровень жвачных. Это наверняка Ваши воспитанники, и я благодарю Вас за Ваше служение и Ваш подвиг! Сергей Голов: Спасибо, я тоже сожалею, что в нашем обществе редко востребованы люди с такими качествами. Анонимно: В данный момент у власти в России режим Белых Полковников аналогично 1917 году (особисты – это новое дворянство, элита, ушедшая в разнос, серые идеологи Распутинского толка, холодная мировая война со всеми соседями за роль мировой державы и нерерывное вставание с колен). Какова вероятность в этих условиях прихода к власти режима Черных Полковников? Какова вероятность того, что встретятся два бунта: Черных Полковников и Пустых Кастрюль? Какой из этих двух бунтов будут подавлять «люди высокой чести, доблести, мужества и морали»? Сергей Голов: Никакой, поскольку это совершенно надуманная ситуация. Сергей, Москва: Каково Ваше мнение на будущее нашей страны? Что более вероятно, развал или интеграция с Белоруссией и Украиной? Сергей Голов: Интеграция с Белоруссией, Украиной и Казахстаном, что, собственно говоря, уже происходит. Читатель, Москва: Уважаемый господин (или товарищ, если хотите) генерал, кто, по Вашему мнению, убил семью Аметовых в Кущевке: местные ребята (Цапок с товарищами) или спецслужбы, путающие государственную безопасность с «безопасностью» кармана своих начальников? Если первое, то как объяснить: 1) применение убийцами спецсредств, таких, как специальная винтовка для усыпления собак и т.п.? 2) то, что еще до окончания следствия и предъявления каких-либо доказательств против Цапка и его товарищей, все государственные должностные лица уже с самого начала называют их бесспорными убийцами семьи Аметовых? («Признания» подсудимых, как Вы знаете, доказательствами нигде в мире не являются, их нетрудно выбить, где настоящие доказательства? Если они есть, то почему о них молчат? Дико все это смотрится.) Сергей Голов: Согласен, дико, но на все эти вопросы может дать исчерпывающий ответ только следствие. Фомченко Евгений, Москва: Сергей Александрович, здравствуйте! С новым годом! Скажите, какую роль в специальной подготовке может играть «дикий» туризм. Например, по маршруту Пана Варзуга, Стрельна? Сергей Голов: «Дикий» туризм – хорошее средство для воспитания некоторых специальных навыков. Анонимно: Сережа, Салам, Бача! Как Вы оцениваете действия Спецназа ГРУ ГШ ВС СССР, и есть ли этим боевым действиям сейчас, в это скотское время, альтернатива нынешним «Отделам спецназначения» нынешних спецподразделений Спецразведки? Сергей Голов: Увы, но уровень и качество подготовки прежних подразделений была гораздо выше. Александр, Севастополь: расскажите о наших срочниках в Эфиопии. Сергей Голов: Они так же выполняли свой воинский долг, как и такие же срочники при выполнении аналогичных задач в других странах. Анонимно: Уважаемый супермен, почему Вы со товарищами не защитили страну от развала её дураками и захвата власти и русских недр жидами!? Сергей Голов: И каким же образом!? Игорь, г. Калининград: Уважаемый Сергей Александрович, добрый день! Чем Вы занимаетесь сейчас? Сергей Голов: Я являюсь президентом Фонда содействия ветеранам органов безопасности «КУОС – Вымпел» имени Героя Советского Союза Г.И.Бояринова. Виталик, Киев: Здравствуйте! Вопросы: 1. Видите ли Вы лично фашизм в Украине? 2. У Вас есть бизнес? 3. Не жалеете ли о участии в операции по смене власти в Афганистане? А если подумать, сколько из-за этого потом погибло людей (всего с обеих сторон)? 4. Нашлось ли бы в мире столько террористов, чтобы убить столько здоровых молодых людей (солдат) за такой короткий период? 5. Собираетесь ли Вы на пенсию? Или будете работать, пока есть силы? 6. Занимаетесь политикой? 7. Верите ли Вы в Бога? Сергей Голов: Да, к сожалению, но фашизм в Украине поднимает голову. Об операции не жалею, а по поводу жертв, то посчитайте, что натворил Талибан за очень короткое время. Я уже на пенсии, политикой не занимаюсь. Сергей, Киев: Каковы цели Вашего фонда, что конкретно успели сделать? Наталия, Киев: Уважаемый Сергей Александрович, у меня к Вам два вопроса: 1 – Выбрали бы Вы снова работу в КГБ если бы можно было бы «переписать» свою жизнь? 2 – Чем занимаеся Ваш фонд и в чём заключается его отличие от других? Сергей Голов: 1 – Безусловно, выбрал бы снова. Основная задача Фонда содействия ветеранам органов безопасности «КУОС – Вымпел» имени Героя Советского Союза Г.И.Бояринова – поддержка ветеранов и патриотическое воспитание молодёжи. iris, г. Киев: Здравствуйте! Скажите, есть ли какие-то реальные методы противодействия, а еще лучше предупреждения, псевдореволюций цветного типа. Каким образом можно организовать людей, понимающих, кто и зачем пытается устроить хаос в стране, для действенного сопротивления выведенным под «оппозиционными» лозунгами недоумкам. Понятно, что никакая власть не может устраивать полностью, но то, что сегодня проворачивается по всему миру, точно не имеет никакого отношения к настоящим желаниям граждан стран-жертв. Где, по вашему мнению, находится мозговой центр всех этих «переворотов»? Сергей Голов: В США, а меры противодействия есть и, надеюсь, в России окажут действенное противодействие. Иван: Здравствуйте! При всем уважении к Вам как к профессионалу и человеку, не могу понять Вашу «совковую» психологию, когда Вы спокойно смотрите, как разваливается государство, угнетается и унижается русский человек, «каспаровы» и «немцовы» диктуют, как нам жить и т.д. Почему Вы сотоварищамиа молчите и не действуете? Сергей Голов: А почему Вы считаете, что мы молчим и ничего не делаем!? Геннадий, город Москва: Победил ли СССР Германию в 1945 году? Сергей Голов: Безусловно. Анатолий, Москва: Сергей! Вы, конечно, герои. Но меня с 1979 г. волнует вопрос: а как же русский доктор, лечащий врач Амина из Военно-медицинской академии, которого вы (не Вы лично) не предупредили и не вывели с линии огня, а прихлопнули, так сказать, вместе с Амином и его охраной? Конспирация такая? Ни разу, ни один из ваших это вопрос не поднял. Одна молчанка. Может пора и покаяться, как должно настоящим героям? Сергей Голов: Безусловно, это трагедия, но от ошибок никто не застрахован. Леонид Соколецкий, Санкт-Петербург: Скажите, пожалуйста, Сергей, не мучают ли Вас до сих пор ночные кошмары после того, как Вы лично участвовали в выполнении преступного приказа по убийству законного президента страны и его семьи, что стало началом массового геноцида (называют цифры от одного до двух миллионов только убитыми) афганского народа ? Заранее благодарю за честный ответ. Сергей Голов: Не мучают, я не считаю действия свои и моих товарищей преступными, и время это подтвердило. Вячеслав Владимирович Мамзиков, служба в ПВ КГБ СССР, специализация – Р с 1979 по 1982: Хотелось бы узнать Ваше мнение по поводу моего обращения на Ю-Тубе. Ответ, если посчитаете нужным, лучше – по телефону, после второго покушения на мою жену нахожусь за городом. Пока сдерживаю себя. г. Казань. Сергей Голов: И правильно делаете.

www.chekist.ru

Сергей Голов о себе и курсах «Вымпел»

 

Ветеран спецслужб Сергей Голов является автором множества методик, по которым сегодня проходит обучение спецназ ФСБ Фото: Дмитрий Пленкин 

Легенда отечественного спецназа Сергей Голов: «Получив Корвалана в обмен на Буковского, мы буквально на руках внесли его в самолет. Он был очень слаб, а за его жизнь каждый из нас отвечал головой. Слава богу, довезли живым...» Для любого человека, связанного со спецслужбами, Сергей Голов — фигура титанического масштаба. Именно он стоял у истоков создания легендарной «Альфы», да и сам уже давно является живой легендой. Ветеран первого набора Группы «А», кавалер ордена Ленина, полковник в отставке, на протяжении десяти лет он являлся начальником знаменитых Курсов усовершенствования офицерского состава (КУОС) «Вымпел», через которые прошли все отечественные разведчики — от нелегалов, работающих под прикрытием в тылу условного противника, до войсковых разведчиков, участвовавших в самых рискованных операциях. В послужном списке Голова — десятки тайных операций по всему миру, до сих пор скрытых грифом «Совершенно секретно», сотни подготовленных «рыцарей плаща и кинжала», многие из которых до сих пор работают вдали от Родины. Короче говоря, полковник Голов — занятный собеседник по всем статьям... — Сергей Александрович, правда ли, что вы стали едва ли не первым отечественным спецназовцем, открывшим по террористу огонь на поражение? — Да, это так. Утром 29 марта 1979 года наше подразделение получило вводную — в посольство США проник неизвестный и угрожает взорвать бомбу, закрепленную на его теле. Сегодня такая конструкция называется «пояс шахида». Приезжаем на место, выясняем подробности. Оказалось, что приезжий из Херсона, некто Юрий Власенко, вошел в консульский отдел посольства вместе с одним из сотрудников дипмиссии и потребовал политического убежища, угрожая в случае отказа взорвать бомбу. Американцы, включая охрану посольства, сначала восприняли это как шутку, но потом поняли, что Власенко не шутит... Нас было пятеро, мы поднялись на второй этаж, а там террорист... читает Шиллера: «Язвы мира век не заживали: / Встарь был мрак — и мудрых убивали...» При этом глаза у Власенко полузакрыты, палец на кольце взрывателя. Террорист, как сейчас помню, был в свитере, а по талии шел широкий самодельный пояс, в котором, как позднее выяснилось, и находилась взрывчатка. Мы прекрасно понимали: если рванет, мы все трупы, да и часть помещений посольства в клочья разнесет, а это уже международный скандал. Наконец Власенко заметил нас и, явно нервничая, потребовал не приближаться к нему. Мы с коллегами, как-то не договариваясь, решили сыграть под простачков. Иди, говорим, мужик сюда, поговорим, мы — военные, у нас тут часть рядом стоит, а тут какая-то суета. Стали разговаривать, даже бутылка коньяка откуда-то возникла. Кстати, потом мы так и не смогли вспомнить, откуда она взялась — то ли в этом кабинете была, то ли Власенко ее с собой принес. Он говорит: «Хорошие вы ребята, я вас взрывать не буду». И потом, после паузы: «А я-то думал, митьки набежали». «Кто-кто?» — переспросил один из нас. «Да милиция. Если у меня тут ничего не получится, пойду и взорву митьков. «Зачем?» — спрашиваем. А он спрашивает в ответ, глядя в упор на одного из нас: «Тебя били когда-нибудь в милиции? Нет? А меня били. Ногами. Как мяч футбольный...» Наш командир Роберт Ивон понимал, что разговор идет в тупик, Власенко все сильнее озлоблялся. Он предложил нам выпить, кто-то из ребят отказался, и тогда террорист нервно выбросил бутылку в окно. Ситуация накалялась, мы понимали — он не сдастся. Я решил стрелять, запросил разрешение, получил команду. У меня был бесшумный пистолет 6П9, я сделал два выстрела — в кисть и плечо, но Власенко, падая, все равно успел выдернуть кольцо взрывателя. Глухо грохнуло, комнату заволокло дымом. Как оказалось, бомба была сделана из промышленного тола и, на наше счастье, сдетонировала только ее небольшая часть. Взрывом ранило только самого Власенко, который позже скончался в машине «скорой». — Как вы попали в КГБ и почему оказались в спецназе? — Служить я хотел всегда, но про КГБ как-то не думал, а потому пришел поступать в саратовское училище МВД. Все экзамены сдал хорошо, а вот физическую подготовку — на троечку. Практически ничего не мог сделать — ни отжаться, ни подтянуться, так как при моем росте под два метра весил я тогда всего 72 килограмма. Был хиленьким и слабым, но, поступив в училище, решил во что бы то ни стало стать лучшим. Поднимал штангу, бегал, подтягивался, отжимался. И не просто, а до тех пор, пока не начинало темнеть в глазах. Результаты не замедлили сказаться — прибавил десять килограммов и пошел в секцию самбо. 

 

При этом особое внимание по-прежнему уделяется физической подготовке бойцов Фото: Владимир Вяткин (РИА Новости) На третьем году обучения уже имел первый разряд. Окончил училище, однако в милицию так и не пошел. Наша семья переехала в Москву, я поступил в медицинский институт и продолжил тренировки. Заслуженный тренер по самбо Владлен Андреев сразу предупредил, что саратовский первый разряд по самбо и московский — это не одно и то же. Но я все же получил звание мастера спорта СССР, стал чемпионом Москвы и страны. После института стал работать в кабинете врачебного контроля лечебной физкультуры. И вдруг меня пригласили на беседу в КГБ СССР. Был там такой отдел, который занимался боевой и физической подготовкой сотрудников. Мне предложили, как говорится, послужить Родине. А от таких предложений отказываться было не принято, да я и сам хотел что-то поменять в жизни. — Пригодились навыки самбо во время службы? — Мне часто задают этот вопрос молодые бойцы спецназа. Я всегда отвечаю: пуля все равно быстрее кулака, поэтому, пока есть патроны, стреляй, а нет патронов — используй личное оружие как средство нападения или защиты, а уж если оружие потерял, тогда переходи на нож и кулаки. Хотя несколько раз самбо пришлось применять на службе. В 70-е годы в Москве взбунтовавшиеся иностранные студенты захватили посольство одной из африканских республик. На место происшествия выехали наряды милиции во главе с будущим начальником ГУВД Москвы Владимиром Панкратовым, а по линии КГБ операцией по наведению порядка командовал я. Естественно, применять оружие и спецсредства в отношении иностранцев запрещалось, поэтому ставка делалась исключительно на приемы самбо. Бузящие студенты сдаваться явно не собирались, и вскоре операция по наведению порядка и освобождению посольства напоминала настоящий кулачный бой — дубасили мы друг друга от души. 

 

Сегодня на вооружении спецназа находятся самые современные снайперские комплексы Фото: Евгений Волчков (ИТАР-ТАСС) А тут народ собрался, люди не поймут, что происходит, кто кого бьет. Мы потихонечку студентов из толпы выдергиваем, заламываем и милиции передаем, к кому-то пришлось и кулачком чуть-чуть приложиться. В этот момент одна сердобольная старушка подходит: «Что же это делается, вы почему хулиганите?» Я тут же нашелся: «Понимаете, мы не хулиганим, просто сейчас выборы в США, а тут телевизионные съемки проходят про то, как у них там негров угнетают». — А бывало так, когда становилось совсем не до шуток? — Пожалуй, сюда можно отнести штурм дворца Амина в Афганистане в 1979 году. Меня часто спрашивают, нужно ли было посылать на эту операцию армейские подразделения. Сейчас про это можно и порассуждать, а тогда это было делом политиков, и мы честно выполнили поставленную задачу. Небольшой группой вылетели туда и расположились в недостроенных казармах вблизи объекта, где нам предстояло действовать. Это и был дворец Амина. Начали изучать обстановку. Наступил день штурма — 27 декабря. 

 

Штурм дворца Амина в Афганистане стал первой крупной операцией Группы «Альфа»... Фото: Adnan Abidi (REUTERS) Мы были одеты в афганскую полевую форму вообще без каких-либо знаков различия. В помощь нам были приданы переводчики-таджики. Целью был захват здания и непосредственно главы государства. В городе прозвучал взрыв — фактически это послужило сигналом для наших действий. Первыми пошли четыре БТР с бойцами подразделения «Зенит», а за ними шесть БМП с бойцами отряда «Гром». Шли друг за другом, за поворотом по первому бронетранспортеру сразу ударил крупнокалиберный пулемет, один из бэтээров оказался подбит и перегородил собой дорогу. Его пришлось столкнуть в кювет. В это время огонь по нам был настолько плотным, что казалось, воздух вокруг нашпигован пулями и осколками, но мы шли вперед. Продвинувшись к стене дворца, начали движение по лестницам вверх и стали зачищать помещения. Открываешь дверь, бросок гранаты, очередь, разрыв, осмотр помещения. И так комната за комнатой. Охрана дворца вела по нам плотный прицельный огонь, и у них было некоторое преимущество — они прекрасно знали внутреннее расположение помещений. Потом поступила команда, что фактически бой закончен. Он был очень короткий: 25—30 минут. А затем наступила тишина. В этот момент я почувствовал слабость. Ребята говорят: «Ты ранен». Руки и ноги у меня были посечены осколками. Мне тут же оказали помощь. До утра мы находились во дворце. А с рассветом на нас в атаку пошел танковый взвод. Он мог нас снести, но на помощь пришли наши артиллеристы. В результате выяснилось, что в том бою я получил одно пулевое и семь осколочных ранений. Но выжил. Во-первых, повезло, а во-вторых, сказались годы тренировок — организм не поддался свинцу. Правда, в результате нелепой ошибки военных кадровиков, перепутавших адрес, мои родные получили похоронку. Да и сейчас кое-где в Интернете можно найти информацию, что я погиб в том бою. Однако к недоразумению я отнесся спокойно, есть старая примета у военных — если по ошибке на бумаге похоронили, долго жить будешь. 

 

Спецоперация по уничтожению боевиков в Хасавюрте Фото: NewsTeam РИА Новости — Правда, что это о вас в советские годы пели: «обменяли Корвалана на простого хулигана»? — Такое действительно было. Обмен происходил в Швейцарии, куда Владимира Буковского доставили под нашим конвоем и зачем-то даже в наручниках. Подробностей операции, как всегда, не сообщали вплоть до самого ее начала. Мы были в гражданской одежде. Приехали на аэродром Чкаловский, заняли места в хвостовом отсеке самолета, и только там старший группы сообщил нам, что летим в Швейцарию менять Луиса Корвалана на Буковского. «Могут быть провокации, действуем по обстановке», — напутствовал старший группы. Корвалан тогда находился в тюрьме на одном из островов в Средиземном море. Владимир Буковский сидел в самолете в заднем отсеке, мы окружали его со всех сторон. Когда пересекли границу СССР, Буковскому сообщили, что его выдворяют из страны. Наверное, он не поверил. В Цюрихе, получив Корвалана в обмен на Буковского, мы буквально на руках внесли его в самолет. Он был очень слаб, а за его жизнь каждый из нас отвечал головой. Слава богу, довезли живым. — Как вы оказались в КУОС «Вымпел» и что вообще представляли собой эти сверхсекретные курсы? — У Курсов усовершенствования офицерского состава было и второе название: «Объект Балашиха». Такие названия использовались в первую очередь для соблюдения максимального режима секретности — даже не все сотрудники КГБ СССР знали о существовании курсов и о том, чему там на самом деле обучали. Базой для КУОС стала территория знаменитой Школы особого назначения, которую в годы войны окончили Герой Советского Союза разведчик Николай Кузнецов и даже Зоя Космодемьянская. Я возглавил курсы в 1983 году и руководил ими до самого закрытия в 1993-м, сразу после путча. Вообще это учебное подразделение, которое курсанты между собой называли «Лесная школа», начало работу в 1966 году. Обучение длилось сначала пять, потом семь месяцев, а курсантами становились офицеры территориальных органов КГБ, назначенные в специальный резерв на особый период. То есть в их задачи входили организация партизанского сопротивления и непосредственное командование диверсионными группами в случае войны. Соответственно курсанты должны были обладать высочайшим уровнем диверсионной подготовки. 

 

В 1993 году в Москве Группа «Альфа» отказалась штурмовать здание Верховного совета РФ. Многие эксперты убеждены, что штурм спровоцировал бы начало гражданской войны Фото: Владимир Вяткин (РИА Новости) — Что входило в учебную программу, кто преподавал? — Среди дисциплин — тактика, радиодело, минно-подрывная, огневая и парашютно-десантная подготовка. Изучались все виды отечественного стрелкового оружия, а также вооружение практически всех стран мира. У нас были самые последние модели американских штурмовых винтовок, английские скорострельные пистолеты-пулеметы и много чего еще. Минно-подрывное дело, например, преподавал Илья Григорьевич Старинов, которого даже специалисты называли диверсантом века. В годы Великой Отечественной войны он провел уникальную операцию по подрыву штаба фашистов в Харькове. Эта диверсия до сих пор рассматривается как одна из самых успешных. Родившийся в 1900 году, Старинов был поистине уникальным человеком, стоявшим у истоков будущей «рельсовой войны», которую вели партизаны в тылу фашистов, выводя из строя целые соединения и бригады. Под псевдонимом Родольфо он воевал в Испании, а незадолго до войны вернулся в СССР. В первых числах октября 1941 года Старинов выехал в Харьков, где его оперативной группе предстояло обеспечить минное заграждение на участках Юго-Западного фронта и подготовить к взрыву ряд важных объектов города. Среди них был особняк, в котором после сдачи города немцам обосновался начальник фашистского гарнизона генерал-лейтенант Георг фон Браун. Немецкие саперы внимательно обследовали особняк, обнаружив и обезвредив установленные диверсантами Старинова мины. Это была хитрая идея — немцы нашли лишь те мины, которые должны были найти. Основной «сюрприз», заложенный в подвале особняка, они так и не обнаружили. А потом был чудовищной силы взрыв. От особняка осталась огромная воронка, а число погибших шло на сотни. — Кто еще из известных разведчиков-диверсантов передавал свое мастерство подрастающей смене? — Постоянно встречался с куосовцами «майор Вихрь» — разведчик-нелегал полковник Алексей Ботян, ставший прототипом знаменитого героя Юлиана Семенова. Практически каждый свой урок он подкреплял конкретными служебными историями. Одна из них, пожалуй, самая знаменитая — о том, как его разведгруппой в годы войны было предотвращено разрушение немцами Кракова. Я тоже с удовольствием слушал эти истории и помню, что «майор Вихрь» рассказывал, как в конце 1944 года его группа захватила языка — инженера-картографа из штаба тыловых подразделений вермахта, поляка по национальности. Среди вещей у него обнаружили карту оборонительных сооружений, откуда разведчики Ботяна узнали, что в замке города Новы-Сонч неподалеку от Кракова немцы устроили огромный склад боеприпасов. Взрывчатку завозили вагонами. Фашисты собирались заминировать мосты через реку Дунаец, Рожновскую плотину и культурные памятники Кракова, чтобы при отступлении взорвать, спровоцировав затопление. Ботяну, прекрасно говорившему на польском, удалось перевербовать инженера, и тот сумел провести на территорию замка польского коммуниста, который принес мину и вложил ее в штабеля со снарядами. Взрыв прогремел 18 января 1945 года, и Красная армия беспрепятственно вошла в Краков. А еще, помню, Ботян любил стрелять из парабеллума, к которому привык во время войны. Несмотря на возраст, он почти всегда выбивал 39 из 40, давая фору многим куосовцам. В КУОС были собраны уникальные преподавательские кадры, а разработанные ими методики были написаны кровью — своей и чужой, и это не фигура речи. 

 

...потом были освобождения заложников в самолетах и автобусах Фото: Виталий Иванов (ИТАР-ТАСС) — Говорят, что обучение в КУОС давалось не всем. Не все выдерживали... — Слушателей заставляли действовать в условиях постоянного физического и психологического напряжения. Поймите, мы готовили людей к самым экстремальным ситуациям, которые возможны во время специальных заданий, учили их, как переносить жару, терпеть голод, действовать ночью, спать на снегу и так далее. Проблемами психологической адаптации личного состава подразделений спецназа занимались специалисты Центральной научно-исследовательской лаборатории психофизиологии и коррекции КГБ СССР. Проще говоря, мы учили курсантов выживать и убивать в любых условиях. Например, учили метать обыкновенный гвоздь, но так, чтобы он попал именно в горло манекена. Тренировки проходили на пределе, а то и за пределами человеческих возможностей. Представьте, все боевое обучение, за исключением плавания, шло в бронежилетах. Сам жилет весит 16 килограммов, можете взять пудовую гирю, и поймете, что это такое. Суть в том, что действовать потом без такого отягощения было гораздо легче, а на тренировках человек привыкал к тяжести. Даже обыкновенные марш-броски мы превращали в проверку навыков выживания. Например, по всему маршруту расставлялись разнообразные ловушки — растяжки, ямы, засады. Для имитации передвижения с раненым использовалась семидесятикилограммовая кукла. А вот теперь представьте: в бронежилете при полной выкладке с этой куклой курсанты бегали по 15—20 километров. Доходило до того, что после марша слушатели от души пинали «раненого» — снимали стресс. Специфика программы КУОС была разработана на основе опыта боевой деятельности спецподразделений и партизанских формирований в период Великой Отечественной войны и боевых действий подразделений ВДВ, куда мы добавили полученные оперативным путем материалы о подготовке американских «зеленых беретов» и другой элиты мирового спецназа. А что касается того, выдерживали или нет... Выдерживали. Ежегодно КУОС оканчивали около шестидесяти командиров оперативно-разведывательных групп специального назначения, и это действительно были лучшие из лучших. 

 

Фото: Евгений Волчков (ИТАР-ТАСС) — Кто контролировал учебный процесс? — Обучение проводилось под личным контролем председателя КГБ СССР и его заместителей, которые сами наблюдали за учениями. Например, в 1969 году на показательных учениях руководителем группы наблюдателей был заместитель председателя КГБ СССР генерал-полковник Виктор Захаров. Силы управления и приданный им батальон из армейского корпуса должны были обнаружить и захватить в плен оперативно-боевую группу разведчиков-диверсантов из КУОС. Разведчики оборудовали лежку, откуда прекрасно видели генерала Захарова и его свиту. А тем временем целый батальон безуспешно искал разведчиков, прочесывая километры леса. После доклада комбата, что прочесывание леса не дало результатов, генерал Захаров поинтересовался: как разведчики смогли уйти от целого батальона? Ему отвечают: «Никто никуда и не уходил, они вас видят». Генерал засомневался, и тогда его попросили подать какой-нибудь знак. Он медленно снял с головы фуражку, тут же в радиостанции прозвучал доклад: «Товарищ генерал снял фуражку». Захаров сделал еще несколько жестов и услышал: «Товарищ генерал поднял руку, теперь опустил руку». Генерал поинтересовался, где же разведчики, и тут выяснилось, что группа находилась всего в нескольких метрах от него, но была так искусно замаскирована, что обнаружить ее оказалось невозможно. — Но если курсы были настолько уникальными, почему же их распустили? — По моему мнению, это была одна из самых больших ошибок, отбросивших подготовку спецназа сразу на несколько лет назад. Плоды этого решения мы пожинаем и по сей день, теряя людей в боевых операциях. Когда грубо и бездумно разрушают хорошо отлаженный механизм, его не восстановить потом ни за день, ни за месяц. А это был тот самый фундамент, на котором курсантам можно было надстраивать новые навыки и знания. Обратите внимание: американцы ни одной своей подготовительной базы не закрыли и постоянно поддерживают боевой уровень частей специального назначения на высочайшем уровне. Отсюда и успешная ликвидация бен Ладена, и удачные операции в Ираке и Афганистане. Безусловно, и нам есть что записать в актив — ликвидации Хаттаба, Басаева и Радуева, множество других операций. Я не хотел бы их обсуждать — во многих случаях погибли люди. 

 

Фото: Владимир Вяткин (РИА Новости) — Так, может, возродить курсы? — Необходимость этого решения лично мне совершенно очевидна — будущее за спецназом, даже если завтра воевать будут роботы. Войны и региональные конфликты последних лет показали, что вестись и выигрываться они будут исключительно хорошо подготовленными профессионалами. Это означает, что роль разведчиков специального назначения многократно возрастает. Нынешние события на Ближнем Востоке, где активно действуют разведчики, заставляют нас, ветеранов, говорить о необходимости воссоздания КУОС, и времени на раскачку нет. Сегодня есть достаточное количество профессионалов, которые смогли бы начать новую эру в подготовке настоящих универсальных солдат. Человечество вступает в период войн нового типа, для которых главной задачей будет не физическое уничтожение противника, а подрыв его военной мощи изнутри. И главная роль при этом отводится именно спецназу. 

Авторы: Григорий Санин, Евгения Ванеева, ИТОГИ №11 / 875

Источник: specnazspn.

20

oko-planet.su


Смотрите также