Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Головатов михаил васильевич биография


КОМАНДИРЫ ГРУППЫ «А»

ГОЛОВАТОВ Михаил Васильевич

Полковник запаса. Командир Группы «А» в 1991–1992 годах.

Родился 23 августа 1949 года в подмосковной деревне Муковнино Лопасненского (ныне Чеховского) района. В 1965 году поступил в Московский авиационный техникум имени Н. Н. Годовикова. Выполнил нормативы мастера спорта по гребле и лыжам, кандидата в мастера по велогонкам.

Действительную службу проходил в военизированной пожарной охране Москвы. По ее завершении в 1972 году принят на работу в 7-е Управление КГБ СССР. Профессиональную чекистскую подготовку прошел в Ленинградской спецшколе КГБ (1973 год). Мастер спорта по лыжам и стрельбе из пистолета. В 1965–1971 годах был членом штатной команды «Динамо» по лыжным гонкам, входил в сборную Советского Союза. Чемпион Москвы в этой спортивной дисциплине (1969 год). Занимался греблей, выигрывал первенство Москвы в «одиночке» и «двойке». Окончил заочное отделение Государственного Центрального ордена Ленина института физической культуры (ГЦОЛИФК). В Группе «А» — с момента ее основания в 1974 году, прошел путь от младшего разведчика, снайпера до командира подразделения.

В период «Второго этапа Апрельской революции» (штурм дворца Амина) с декабря 1979-го и до июля 1980 года находился в Афганистане, охраняя высших руководителей НДПА и ДРА. В ноябре 1983 года на территории аэропорта г. Тбилиси принимал непосредственное участие в нейтрализации террористов, захвативших пассажирский самолет, следовавший по маршруту Тбилиси — Ленинград.

С 4 марта по 25 апреля 1984 года возглавлял нештатную боевую группу в Афганистане. В том же году назначен заместителем командира Группы «А» — начальником хабаровского отделения. В этом качестве принимал непосредственное участие в создании дальневосточной «Альфы». В 1989 году вернулся в Москву, помимо оперативных задач формировал региональные подразделения Группы «А» в Минске, Киеве, Алма-Ате, Краснодаре и Екатеринбурге. В дальнейшем курировал это направление до лета 1991 года. В 1986 году окончил Высшую школу КГБ по специальности «юрист-правовед». Командовал группой сотрудников подразделения, командированных в Вильнюс в январе 1991 года. После этого был официально объявлен новыми литовскими властями «врагом литовского народа». С 23 августа 1991 года по 4 июля 1992-го полковник М. В. Головатов — командир Группы «А». Награжден орденами Красного Знамени, Красной Звезды, «За личное мужество» (Белоруссия), медалью «За отвагу».

После увольнения с военной службы занялся частной охраной деятельностью. Основал целый ряд фирм: «Альфа-Б», «Альфа-7», «Альфа-Авиа М». В 1995 году возглавил объединение «Союз независимых служб содействия коммерческой безопасности».

В 1997–2002 годах являлся заместителем председателя Консультативного совета при ФСБ, который объединял представителей наиболее авторитетных частных предприятий безопасности и руководителей основных оперативных подразделений ФСБ. 15 апреля 2004 года избран президентом Федерации лыжных гонок г. Москвы. Член Президиума Федерации лыжных гонок России.

На протяжении многих лет являлся членом Совета Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа».

  Вернуться к списку

www.alphagroup.ru

Головатов Михаил Васильевич - Советский военнослужащий

Советский военнослужащий. Командир Группы «А». Полковник в отставке.

Михаил Головатов родился 23 августа 1949 года в деревне Муковнино, Московская область. В 1965 году поступил в Московский авиационный техникум имени Н. Н. Годовикова. Позднее получил дополнительное образование в Российском государственном университет физической культуры, спорта, молодежи и туризма. Впоследствии окончил Высшую школу Комитета государственной обороны по специальности «юрист-правовед».

     Головатов выполнил нормативы мастера спорта по гребле и лыжам, кандидата в мастера по велогонкам. Являлся членом штатной команды «Динамо» по лыжным гонкам, входил в сборную Советского Союза. Чемпион Москвы в этой спортивной дисциплине. Выигрывал первенство Москвы в «одиночке» и «двойке»

     Действительную службу Михаил Головатов проходил в военизированной пожарной охране Москвы. По завершении в 1972 году принят на работу в 7-е Управление КГБ СССР. Профессиональную подготовку прошел в Ленинградской спецшколе КГБ. Получил звание мастера спорта по стрельбе из пистолета. С 1974 года находился в Группе «А». Прошел путь от младшего разведчика, снайпера до командира подразделения.

    Во время Афганской войны Головатов охранял высших руководителей Демократической Республики Афганистан и партии. В ноябре 1983 года на территории аэропорта Тбилиси принимал непосредственное участие в нейтрализации террористов, захвативших пассажирский самолет, следовавший по маршруту Тбилиси - Ленинград. 

      В 1989 году Михаил Васильевич вернулся в Москву и начал формировать региональные подразделения  Группы «А» и в дальнейшем курировал в Минске, Киеве, Алма-Ате, Краснодаре и Екатеринбурге. Командовал группой сотрудников подразделения, командированных в Вильнюс в январе 1991 года. После этого официально объявлен новыми литовскими властями «врагом литовского народа».

     После увольнения с военной службы Михаил Головатов основал целый ряд охранных фирм «Альфа-Б», «Альфа-7», «Альфа-Авиа М». В 1995 году возглавил объединение «Союз независимых служб содействия коммерческой безопасности». С 1997 по 2002 год являлся заместителем председателя Консультативного совета при ФСБ. В 2004 году избран президентом Федерации лыжных гонок Москвы. Член Президиума Федерации лыжных гонок России. На протяжении многих лет являлся членом Совета Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа».

     В июле 2011 года Головатов арестован в Вене, так как находился в общеевропейском розыске по запросу Литвы по обвинению в участии в событиях 13 января 1991 года в Вильнюсе, когда группа «А» штурмовала телецентр. Но вскоре освобожден.

ruspekh.ru

Головатов, Михаил Васильевич - это... Что такое Головатов, Михаил Васильевич?

Михаил Васильевич Головатов (p. 23 августа 1949 года в подмосковной деревне Муковнино Лопасненского (ныне Чеховского) района) - советский военнослужающий, командир Группы «А» в 1991–1992 годах, полковник запаса.

Содержание

  • 1 Биография
  • 2 События в Вильнюсе
  • 3 Награды
  • 4 Примечания
  • 5 Ссылки

В 1965 году поступил в Московский авиационный техникум имени Н. Н. Годовикова. Выполнил нормативы мастера спорта по гребле и лыжам, кандидата в мастера по велогонкам.

Действительную службу проходил в военизированной пожарной охране Москвы. По ее завершении в 1972 году принят на работу в 7-е Управление КГБ СССР. Профессиональную чекистскую подготовку прошел в Ленинградской спецшколе КГБ (1973 год).

Мастер спорта по лыжам и стрельбе из пистолета. В 1965–1971 годах был членом штатной команды «Динамо» по лыжным гонкам, входил в сборную Советского Союза. Чемпион Москвы в этой спортивной дисциплине (1969 год). Занимался греблей, выигрывал первенство Москвы в «одиночке» и «двойке». Окончил заочное отделение Государственного Центрального ордена Ленина института физической культуры (ГЦОЛИФК). В Группе «А» — с момента ее основания в 1974 году, прошел путь от младшего разведчика, снайпера до командира подразделения.

События в Вильнюсе

Основная статья: События в Вильнюсе (1991)

В июле 2011 г. Михаил Головатов был арестован в Вене, так как он находился в общеевропейском розыске по запросу Литвы по обвинению в участии в событиях 13 января 1991 года в Вильнюсе, когда группа «А» штурмовала телецентр.

Тем не менее, Головатов вскоре был освобожден. Австрийские власти утверждали, что он был отпущен исключительно по юридическим причинам, однако некоторые политики в Литве считают, что они поддались давлению со стороны России.

В связи с таким решением австрийской стороны послу Австрии в Вильнюсе была вручена нота протеста, у посольства Австрии прошли акции протеста. В ответ на действия Австрии Литва также решила отозвать для консультаций своего посла в Австрии Гедрюса Пуоджюнаса. Ноту по тому же поводу послу Австрии в Риге вручила и Латвия.[1] В связи с освобождением Головатова министры иностранных дел Литвы, Латвии и Эстонии Аудронюс Ажубалис, Гиртис Валдис Кристовскис и Урамас Паэт обратились с протестом к комиссару ЕС по вопросам правосудия, основных прав и гражданства Вивьен Ридинг и к своим коллегам из стран ЕС.[2]

Награды

Примечания

dic.academic.ru

Юбилейное интервью М. В. Головатова » Чекист.ru

Президенту объединения «Союз независимых служб содействия коммерческой безопасности», члену Совета Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа», президенту Федерации лыжных гонок Москвы Михаилу Васильевичу Головатову - 60лет.

Из досье «ЧЕКИСТА. РУ»: Головатов Михаил Васильевич родился 23 августа 1949 года в д. Муковнино Лопаснинского (ныне Чеховского) р-на Московской обл. Закончил Московский авиационный техникум им. Н.Н. Годовикова, 401 школу КГБ, Высшую Краснознаменную школу КГБ, заочное отделение Государственного центрального ордена Ленина института физической культуры. С 1973 по 1992 год служил в органах госбезопасности, где прошел путь от младшего разведчика до командира Группы «А» 7-го управления КГБ. Участник многочисленных боевых операций, кавалер орденов Красного Знамени, Красной Звезды, «За личное мужество» (Республика Беларусь), медали «За отвагу». Полковник запаса. Генеральный директор группы частных охранных компаний «Альфа». В 1997-2002 годах являлся заместителем председателя Консультативного совета при ФСБ РФ. Член Совета Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». Президент объединения «Союз независимых служб содействия коммерческой безопасности». С 2004 года президент Федерации лыжных гонок г. Москвы.

                         

Накануне юбилея Михаил Васильевич рассказал нашему корреспонденту о жизненном пути и поделился планами на будущее.

- Михаил Васильевич, вы – самодостаточный, многого добившийся в жизни человек. А кем были ваши родители?

- Мои родители, Василий Самуилович и Анна Петровна, – обычные люди. Отец в 1943 году ушел на фронт, участвовал в войне с Германией и Японией. Мама трудилась в тылу. В 1947 году родители поженились. После демобилизации отца из армии семья из деревни Муковнино переехала в Москву. Отец всю жизнь проработал кузнецом, мама – пекарем.

- О какой профессии вы мечтали в юности, кем себя видели в будущем?

- В школьные годы серьезно увлекался спортом. Занимался одновременно в 3-4 секциях. Мы тогда жили в районе станции метро «Водный стадион». Утром уходил из дома и возвращался поздним вечером. Обед – краюха белого хлеба с горчицей. Играл в футбол, греб на байдарке, вечером занимался плаванием. Зимой – лыжи. В авиационном техникуме, куда поступил в 1965 году, выполнил нормативы кандидата в мастера по велогонкам, мастера спорта по гребле и лыжам.

Я занимался спортом в обществе «Динамо». А оттуда дорога была или в милицию, или в КГБ. Во время срочной службы в военизированной пожарной охране Москвы мне поступило предложение служить в органах госбезопасности. Я согласился. За 2 месяца до увольнения в запас уже проходил медкомиссию. О выбранном жизненном пути потом ни разу не пожалел.

- За 20 календарных лет вы стремительно поднялись по служебной лестнице – от младшего разведчика в системе наружного наблюдения до командира Группы «Альфа». В чем заключается успех вашего карьерного успеха?

- Мой жизненный принцип сформулировал замечательный поэт Александр Твардовский: «Ты служи, Данила, честно. Дальше — дело не твое».

                           

Судьба сложилась именно так, что мне приходилось участвовать в боевых операциях, для которых предназначалась группа, дважды побывать в командировках в Афганистане. В июне 1984 года руководство КГБ приказало мне создать подразделение в Хабаровске. Почему выбор начальства пал на меня – судить не берусь. Может быть, сыграло свою роль мое участие в боевых операциях. Возможно, это связано с тем, что я достаточно длительное время был на должности заместителя, а затем и начальника отделения, то есть на той ступени, которая дает возможность начальству оценить деятельность подчиненного в ранге руководителя.

Это, подчеркну, лишь мое предположение. Спрашивать у начальства, почему меня назначают на ту или иную должность было не принято. Направляют в Хабаровск – значит так надо. Ответил «есть» и постарался выполнить поставленную задачу. Иначе и быть не могло.

Капитаном назначили на полковничью должность с окладом  большим, чем у командующего войсками военного округа. Мне в то время было 35 лет. И это с учетом того, что старшего лейтенанта я получил досрочно. Начальник управления Особых отделов КГБ  по Дальневосточному военному округу удивился: «Миша, ты что, погарщик? (Жаргонное слово, означающее военнослужащего, имеющего нарушения воинской дисциплины или нормы морали, и по этой причине не продвигающегося по службе и не растущего в воинском звании. – Н. К.)  Должность у тебя приличная, а звание – капитан».

В те годы в системе КГБ не так часто присваивали воинские звания. И дослужиться до полковника – предел мечтаний. В Хабаровске на должность командира подразделения спецназа ждали офицера в возрасте 40 лет и старше. Так что я, можно сказать, являлся молодым командиром.

Поскольку решение принималось на самом верху, в Политбюро ЦК КПСС, особых проволочек не наблюдалось. Уже через неделю нам предоставили помещение. Поскольку руководство КГБ наделило меня широкими полномочиями, я мог подбирать людей из любой комитетской структуры, будь-то территориальные органы, военная контрразведка или пограничные войска. Требования к морально-психологическим и физическим данным кандидатов предъявлялись высокие, поэтому отбор шел жесткий. Однако с этой непростой задачей, считаю, мне удалось справиться успешно. Гораздо сложнее оказалось сохранить в тайне существование нашей группы в Хабаровске. Город сравнительно небольшой и появление нового подразделения бросалось в глаза, особенно когда нас привлекали к охране и обеспечению безопасности членов Политбюро и правительства СССР, прилетавших на Дальний Восток с различными визитами.

                             

В Москву вернулся где-то через 3,5 года. И тут началось «тушение пожаров» по всему Советскому Союзу. Нагорный Карабах, Баку, Тбилиси, Вильнюс… Мне пришлось создавать подразделения в Минске, Киеве, Алма-Ате, Екатеринбурге, Краснодаре. Порядка 190 дней в году находился в командировках.

- Группа «А» не только «тушила пожары» внутри страны, но и участвовала в боевых операциях в Афганистане. Вы дважды побывали в этой стране. Какие задачи вам приходилось решать?

- В первой командировке  (с декабря 1979 до июля 1980 года) группа отвечала за безопасность президента Афганистана Бабрака Кармаля и члена Революционного совета республики Ахитары Ратабзат. Нас было четверо. Изотов Илья Антонович, царство небесное, умер 6 лет назад, еще 2 товарища сегодня живы и здоровы. Председатель КГБ Владимир Александрович Крючков инструктировал, чтобы ни один волосок не упал с головы афганцев. Кого мы охраняем, узнали, когда шеф-пилот полковник Наганов отдавал рапорт будущему президенту Афганистана.

Это были образованные, знавшие основы марксизма-ленинизма, демократически настроенные люди. Так, Бабрак Кармаль учился в Австрии и Германии. Ахитара Ратабзат - женщина, которая в 1961 году первой в Афганистане сняла паранджу. Она возглавила министерство просвещения.

- Как преодолевали языковой барьер?

- Через 2 недели я мог сносно изъясняться на фарси, а адъютанты разговаривали по-русски и по-английски. У нас были переводчики из числа сотрудников ПГУ.

- Угрожала ли членам Революционного совета реальная опасность?

- Разумеется, угрожала. Первоначальным планом переворот намечалось осуществить с 13 на 14 декабря 1979 года, но отложили на 2 недели. Информация о том, кто находится на базе Баграм, могла просочиться, что могло закончиться трагически, поэтому их перебросили в Ташкент.

Накануне выступления Бабрака Кармаля на одном из крупнейших предприятий была получена ориентировка о возможном покушении на афганского лидера. Были приняты повышенные меры безопасности, на Кармаля надели легкий бронежилет. Мы внимательно прощупывали глазами каждую фигуру из заполнившей зал публики, под подозрением находились все. Ведь любой из присутствующих мог выхватить оружие и выстрелить. Когда в зале неожиданно погас свет, мы прикрыли лидера своими телами, были готовы ответить огнем на любую вспышку в темноте. Позже выяснилось, что к диверсии это происшествие не имело никакого отношения. Просто ударившая по подстанции молния выбила все предохранители.

В конце февраля - начале марта 1980 года обстановка в республике стала накаляться. Обострились отношения между халькистами и парчамистами. Когда ожидалась провокация со стороны халькистов, мне приходилось по три часа стоять за спиной лидера Бабрака Кармаля на торжественных мероприятиях, бывало даже перед объективами телекамер.

Если до начала 1980 года отношение местного населения к нам было самое наилучшее, то с вводом 40-й армии ситуация ухудшилась, сразу возросло сопротивление тех сил, которые стали поддерживать США. На мой взгляд, не надо было вводить в Афганистан советские войска, создавать форпосты по всей провинции, а ограничиться имеющимися силами.

- А каковы, по вашему мнению, сегодня перспективы США в Афганистане?

- Американцы афганские проблемы не решат никогда. Надо знать афганцев, их настрой, менталитет. Говорят, талибы, талибы… Какие это талибы. Это - пуштунские племена, которые раньше осуществляли охрану границ.

- Второй раз вы побывали в Афганистане 4 года спустя. Чем была вызвана эта командировка?

- С 1982 года была введена практика прохождения боевой стажировки вновь набранных сотрудников группы «А». Задача - получить боевой опыт молодым офицерам. Я убыл в Афганистан 24 апреля 1984 года в должности заместителя командира отделения с пятнадцатью  новыми сотрудниками. Мы участвовали в засадах, рейдах, проческах, обезвреживании крупных главарей банд, блокировали караваны...

- Какая из боевых операций вам больше всего запомнилась?

- Каждая боевая операция памятна по-своему. Ну, например, Тахорская. Московской, Пянджской и Керкинской десантно-штурмовым мотоманевранным группам предстояло выбить душманов с высокогорья, куда раньше не ступала нога ни советского, ни афганского солдата. Только с третьего раза была взята высота 4300 метров. Хорошо помню 61-й борт, который доставлял бойцов спецназа. В сложнейших условиях командир эскадрильи, демонстрируя высший пилотаж, под обстрелом приземлялся буквально на одно колесо, бойцы высаживались, и он снова взмывал в небо за следующей группой. Первый заход был в девять утра, а закрепились только к двенадцати часам...

- Вернемся к вопросу о карьере. Группу «А» вы возглавили в 1991 году, после драматических августовских событий. Почему согласились?

- Участие «Альфы» в августовских событиях – тема отдельного разговора. Нас с Сергеем Алексеевичем Гончаровым вызвал в Кремль Михаил Горбачев. Президент отдал распоряжение тогдашнему председателю КГБ Вадиму Бакатину подготовить распоряжение о переподчинении группы «А» Главному управлению охраны, а в оперативном плане – коменданту Кремля. Затем последовало предложение возглавить «Альфу». Почему согласился? Чтобы сохранить Группу. Тогда была масса всевозможных «революционных» предложений по ее реорганизации. Некоторые политики и СМИ не жалели черных красок для спецслужб. Опасался, что придет новый человек и начнет проводить реорганизации в угоду политическим пристрастиям верхов. Я же к тому времени прослужил в «Альфе» 18 лет и знал всю ее подноготную.

Штат долго не утверждали, сотрудникам по два месяца не платили зарплату. Чтобы помочь выжить подчиненным, мне пришлось брать аванс под зарплату и курьером отправлять деньги в периферийные группы, аванс под себя – для столичной группы. Распределяли деньги дифференцированно. Младшим офицерам давали больше с учетом их бытовой необустроенности, маленьких детей, неработающих жен. Старшим – меньше. К материальным трудностям добавлялись и моральные. Пресса, телевидение, политики, «правозащитники» поливали грязью органы безопасности. Наверное, тогда только ленивый не пинал спецслужбы. Люди стали уходить. Уволилось 37 лучших сотрудников, прослуживших в группе 10-15 лет. Их бесценный опыт, знания оказались не нужными государству, зато пригодились в коммерческих структурах.

Но многие остались. И не потому, что им было некуда деться. Иной судьбы они для себя не видели, кроме как службы в «Альфе». Например, начальник штаба Группы Анатолий Николаевич Савельев. Фамилию называю потому, что погиб – один пошел на встречу с террористом. Остальные, кто остался, сейчас составляют костяк руководящего звена Центра специального назначения ФСБ.

- Наслышан, что вы можете одновременно решать несколько вопросов, притом, качественно. Где вас этому научили?

- Мне в жизни везло с учителями. В авиационном техникуме, где вместе со мной учились будущий Герой России Анатолий Николаевич Савельев и будущий губернатор Нижегородской области Валерий Павлинович Шанцев, я получил прочные знания, которыми пользуюсь по сей день. Фронтовики нас хорошо учили, интересно преподавали сложнейшие дисциплины – высшую математику, сопротивление материалов, теоретическую механику… Они не заставляли нас зубрить, а учили думать, творчески подходить к решению задач. Поэтому после окончания техникума легко было освоить программу внештатной подготовки при отборе в органы КГБ. Инструктора давали кандидатам поручения, развивавшие память и оперативное мышление. Работа с нами велась планово и системно.

Мне повезло в жизни, что я закончил спецшколу КГБ в Ленинграде. Преподаватели были очень высокой квалификации. Они стремились систематизировать работу по линии разведки и контрразведки. Эта систематизация, на мой взгляд, была для них повышением профессиональной квалификации. Преподаватели давали нам все то новое, что «пропустили через себя». Например, майор Крашенинников тогда обращал внимание на то, что они могут забыть какие-то дисциплины, но фамилий-имен однокашников забывать нельзя. Я усвоил этот урок. Помню всех своих подчиненных, коих было немало за годы службы. Может быть, не каждого по отчеству, но по имени, фамилии, в лицо - точно. Мне не приходилось иметь при себе записную книжку. Телефоны оперативных дежурных управлений, коллег, друзей помню наизусть.

После окончания с отличием спецшколы и командировок в Афганистан, мне было легко осваивать учебные дисциплины в Высшей школе КГБ. На занятиях мог с места возразить: «Товарищ полковник, так сейчас никто не воюет». На что преподаватель говорил: «Иди к доске». Выходил и рисовал, к примеру, карту Тахорской операции.

                   

Образование позволило знать и бизнес, и все нормативные документы, которые регламентируют тот или иной вид деятельности, участвовать в работе Комитета воинов-афганцев СНГ, в Комитете по безопасности Госдумы создавать действующие законы.

- Вы «заболели» спортом еще в юности и пронесли любовь к нему через многие годы. Вы и сегодня находитесь на дистанции – являетесь президентом Федерации лыжных гонок Москвы. На что сейчас направлена ваша кипучая энергия в области спорта?

- С чего начал, к тому и вернулся. Я занимался лыжным спортом и сейчас возглавляю Федерацию лыжных гонок Москвы. Первоначально было тяжело. Опять же знания, полученные в физкультурном институте, помогают детально разбираться в административных и финансовых вопросах. На современный спорт оказала большое влияние коммерция, но, тем не менее, я считаю, что отбор спортсменов должен быть их по результатам.

- Расскажите о вашей семье.

- У меня двое детей, внук и две внучки, младшей 9 месяцев. Если у меня не было возможности воспитывать детей, то сейчас нахожу отдушину во внуках.

- Чем занимаетесь в редкие минуты отдыха? Охота, рыбалка, спорт, книги…

- Рыбалку люблю, лыжи, велосипед, плавание… Горные лыжи и верховую езду освоил в 50 лет. Большей частью стараюсь поддерживать здоровье теми видами спорта, которые разрешены в моем возрасте: пешие прогулки, быстрая ходьба. Они же позволяют мне больше общаться с внуками.

- Многие сотрудники спецслужб, уйдя в запас или отставку, занимаются литературным творчеством – пишут мемуары. Не планируете ли вы последовать их примеру? Если да, то о чем будете писать, какую основную мысль хотите донести до читателей?

- О написании мемуаров не думаю. Чтобы их писать, нужно знать в 10 раз больше того, о чем собираешься писать. О некоторых вопросах деятельности спецназа еще не пришло время рассказывать. Ни к чему будоражить общественное сознание.

- Какие проблемы вас больше всего волнуют в настоящее время? Какие строите планы на будущее?

- Волнует кризис, бюрократия…. Вот вышло постановление о переподготовке руководящих кадров в сфере охранного бизнеса. Но, извините, чему меня могут учить, если я на протяжении многих лет профессионально занимался охраной высших должностных лиц, особо важных объектов, сопровождением грузов и т.д. Нелепая получается ситуация. За мои деньги (25000 рублей) меня будут учить по тем документам, в разработке которых я принимал активное участие.

А планы на будущее… Преодолеть кризис с наименьшими потерями, выстоять. Ради будущего нашей страны, будущего наших детей и внуков…

- Большое спасибо за беседу. Михаил Васильевич, редакция сайта «Чекист.ру» поздравляет вас с 60-лением! Желаем вам крепкого здоровья, оптимизма и больших успехов!

                             

Беседовал Николай КИРМЕЛЬ

www.chekist.ru

Михаил Головатов и другие

От редакции сайта. Газета «Клайпеда» (выходящая один раз в неделю на русском языке и фактически еженедельник) разместила на двух страницах последнего номера  материал Ингриды Стянулене — о завершении в Вильнюсе судебного следствия  по  уголовному делу о событиях   »13 января 1991 года».

Можно отметить объективное и непредвзятое изложение происходивших и происходящих событий, позволяющее каждому читателю в меру своего понимания и компетентности понять существо изложенного.

Ранее на нашем сайте были и другие материалы по этим событиям прошлого и настоящего.

********

Во главе отряда «Альфа»

Обвиняемый в военных преступлениях и преступлениях против человечности бывший офицер КГБ СССР  Михаил Головатов, которого заочно судят по делу о событиях 13 января, утверждает, что части Советской армии действовали в Литве по приказу тогдашнего президента Советского Союза Михаила Горбачева.

-Заблуждения: по словам М.Головатова  в то время он был уверен, что в Литве действуют не местные, а советские законы.

11–13 января 1991 года Головатов командовал группой «Альфа», штурмовавшей Вильнюсскую телебашню и здание Комитета телерадиовещания в Вильнюсе.

«В 1991 году мы находились здесь согласно прямому указанию президента своей страны, его полномочия действовали на всей территории страны», – говорится в заявлении М.Головатова, направленном Вильнюсскому окружному суду, которое на заседании суда зачитал адвокат обвиняемого Рышардас Бурда. Как и большинство других обвиняемых по этому делу, Головатов в зале суда отсутствовал, его интересы представлял адвокат.

Командир группы «Альфа» еще раз повторил, что не признаёт ни одного из предъявленных ему обвинений. Его удивляет обвинение прокуратуры в том, будто военнослужащие сформировали организованную группу.«Меня обвиняют в совершении военных преступлений и преступлений против человечности. При всем моем почтении к суду это невозможно, события носили политический, а не криминальный характер», – пишет в своем заявлении М.Головатов.

Его также удивляет обвинение в том, что он якобы совершил преступления, будучи членом Коммунистической партии. По словам Головатова, прокуратура не может трактовать эту партию как преступную, поскольку на международном уровне Коммунистическая партия не была признана преступной.

Учебники по истории

«Мы росли и учились в СССР, история преподносилась нам совершенно иначе, все мы всегда знали, что Литва добровольно вступила в состав СССР. Акт о независимости, принятый Верховным Советом Литвы, казался незаконным с точки зрения действовавшей тогда Конституции СССР. Литва нацелилась на выход из состава СССР», – излагает М.Головатов.

Дескать, он помнит, что тогдашнее советское руководство оценивало Акт 11 марта как незаконный, поэтому М.Горбачев требовал восстановить действие Конституции СССР в Литве.

«Все решения согласовывались с руководством, с президентом М.Горбачевым, лишь после согласования вопросов на высшем уровне», – утверждает М.Головатов.

Он также отрицает, что против мирных граждан была применена военная сила.

«Насколько мне известно, в суде были оглашены показания военнослужащих, которые свидетельствовали, какие задачи перед ними стояли: они должны были встать на охрану стратегических объектов, применение оружия было запрещено, за исключением случаев угрозы. Солдаты ничего не делали, а на них сыпались слова „оккупанты“, „фашисты“», – утверждает в своем заявлении М.Головатов. Он считает, что те, кто в январе 1991 года собрался возле телебашни и здания телерадиоцентра, были подготовлены к конфликту.

Место жительства – Москва

По словам адвоката, его подзащитный просит вынести ему оправдательный приговор.

Прокуратура инкриминирует М.Головатову запрещенное международным правом обращение с людьми, убийство лиц, находящихся под защитой международного гуманитарного права, нанесение травм, физических мучений лицам, находящимся под защитой международного гуманитарного права, и прочее бесчеловечное обращение с этими лицами, а также использование запрещенной военной атаки и других запрещенных военных действий.

Обвинение гласит, что в конце 1990 года М.Головатов вместе с другими лицами был включен в группу, организованную двумя министрами, председателем Комитета государственной безопасности и деятелем КПСС высочайшего ранга.

Прокурор предложил назначить обвиняемому наказание в виде пожизненного лишения свободы.

В июле 2011 года согласно выданному Литвой европейскому ордеру на арест, офицер КГБ М.Головатов был задержан в Вене, в аэропорту, но не прошло и суток, как его выпустили на свободу. Сотрудники Европейской комиссии и Литвы подвергли жесткой критике действия Австрии, однако ее сотрудники утверждали, что не располагали достаточным спектром данных для передачи подозреваемого Литве.

В деле значится, что 69-летний обвиняемый проживает в Москве.

Надуманные обвинения?

-Все обвиняемые, за исключением граждан России Геннадия Иванова и Юрия Меля, вероятнее всего, будут осуждены заочно. С целью гарантировать участие Г.Иванова в судебном процессе у него были изъяты документы, а Ю.Мель находится под стражей.

-Обвиняемым по делу о событиях 13 Января  проходит и бывший второй секретарь Коммунистической партии Литовской ССР Владислав Швед. Он отклонил все предъявленные ему обвинения, назвав их «вздорными и несостоятельными», а само дело «псевдоправовым спектаклем».

Мария Барташявичюте, его адвокат по делу о событиях 13 Января, разбирательством которого занимался Вильнюсский окружной суд, частично зачитала суду речь, присланную её подзащитным. В.Швед подготовил для суда речь на 200 страницах под названием «Последнее слово изначально приговоренного».

«Полагаю, что правосудие в Литве стало репрессивным и карающим инструментом, которым управляет литовская элита.

Почему? Потому что основу этой элиты составляют бывшие советские коллаборационисты, когда-то активно трудившиеся в советских государственных структурах.

Они с помощью системы, которая только именуется правосудием, жестко защищают свое право управлять Республикой», – утверждает В.Швед.

Надежда на Россию

Он выражает надежду, что российское расследование даст юридическую оценку не только действиям литовских прокуроров и судей, связанных с незаконным, по его мнению, преследованием российских граждан, «но и разберется в обстоятельствах путаного и со стороны Литвы фальсифицированного дела о событиях, которые произошли в Вильнюсе в январе 1991 года».

«После того как Следственный комитет Российской Федерации возбудил уголовное дело в отношении литовских прокуроров и судей, возросла необходимость иметь объективный материал, позволяющий оценить масштаб политизации, а также правовую и доказательную несостоятельность обвинения российских граждан», – утверждает В.Швед.

Российские правоохранительные органы в июле с. г. сообщили о возбуждении уголовного дела в отношении судей и прокуроров Литвы, причастных к разбирательству дела о событиях 13 января, усматривая в их действиях признаки преступления, предусмотренного ст. 299 ч. 2 Уголовного Кодекса Российской Федерации (привлечение к ответственности бесспорно невиновного лица).

В планах – издать книгу

«Мой возраст (74 года) и состояние здоровья вынуждают задуматься о том, что нужно успеть опубликовать имеющуюся информацию для общественности России, а потом и Литвы. Результат – книга. В ней я не стараюсь акцентировать доказательства своей невиновности. Мне это гарантировал Верховный Совет Литовской Республики своим постановлением от 4 декабря 1990 года, подписанным В.Ландсбергисом, которое подтвердило мои полномочия депутата Верховного Совета Литовской Республики с 24 ноября 1990 года, т. е. когда меня выбрали депутатом», – утверждает В.Швед.

Он надеется, что приговор будет иметь международные последствия

«Я уверен, что Генеральная прокуратура и окружной суд уже получили от них соответствующие доказательства. Я же не собираюсь ехать в Вильнюс и там доказывать свою невиновность», – говорится в письме обвиняемого.

Он также подчеркивает, что вынесение обвинительных приговоров по делу о событиях 13 января скажется на отношениях Литвы и России.

«Вынесение обвинительных приговоров обусловит появление серьезной напряженности в отношениях России и Литвы. Существенные проблемы возникнут для Литвы, когда она попытается привести в исполнение вынесенные приговоры по делу о событиях 13 Января. На основании Конституции РФ Россия категорически откажется выдать осужденных российских граждан, чтобы они отбывали назначенное им наказание в тюрьмах Литвы. Не сомневаюсь, что точно такой же ответ последует и на предложение Литвы об отбывании наказания осужденными российскими гражданами в тюрьмах России», – заявил В.Швед.

В.Бурокявичюс и В.Швед

В.Швед выражает удивление, зачем в Литве нужно было применять военную силу.

Он считает, что Кремлю достаточно было «серьезно повысить голос», а телебашню можно было занять без малейшего кровопролития, просто прекратив подачу электроэнергии, «тихо и незаметно, за полчаса».

По словам В.Шведа, он думал, что если Литва выйдет из состава Советского Союза, это отразится на её экономическом и социальном положении.

«Это ее право, но оно должно быть реализовано согласно Конституции СССР», – уверен В.Швед.

В  своем последнем слове В.Швед обсуждает и свои отношения с лидером Коммунистической партии Литвы Миколасом Бурокявичюсом, который ранее был осужден по другому делу о событиях 13 января и отбывал тюремное заключение.

«Нас объединяло только то, что мы коммунисты, но у нас были разные взгляды», – говорит В.Швед.

Дескать, его действия М.Бурокявичюс порой оценивал как предательство. Мол, кто-то нашептал ему, что В.Швед намерен занять место М.Бурокявичюса. Поэтому М.Бурокявичюс даже ездил один в Северный городок к советским военным.

«М.Бурокявичюс считал, что в условиях подполья партия должна действовать. Он даже не сообщил мне о военной акции 13 января», – поведал В.Швед.

Обвиняемый  подчеркивает, что действовал строго в соответствии с Конституцией СССР, не признавал законов провозгласившей независимость Литвы, но и не стремился их нарушить.

Жена научилась стрелять

«Будучи членом ЦК КПСС, членом Верховного Совета, я якобы вооруженным, обвязавшись взрывчаткой, убивал возле башни? Меня привлекают к уголовной ответственности, а это идет вразрез со здравым смыслом. Дескать, я надоумил советских командиров убивать. Весь обвинительный акт, видимо, состряпан по указанию литовской политической верхушки и зарубежных покровителей», – возмущается В.Швед.

По его мнению, недовольство политикой не может считаться преступлением.Сам он вспоминает, что во время январских событий 1991 года его охраняли офицеры группы «Альфа», а сам он был вооружен пистолетом «Макаров» и светозвуковой гранатой, а его жена научилась стрелять.

В.Швед родился в России и долгое время жил в Литве, откуда бежал после провального путча в Москве. Некогда известного деятеля Коммунистической партии Литвы прокуратура предлагает признать виновным в совершении военных преступлений и преступлений против человечности и назначить ему наказание в виде лишения свободы сроком на 20 лет.

Приговор – в феврале 2019 г.

12 октября Вильнюсский окружной суд завершил слушание дела о советской агрессии 13 января 1991 года. Приговор будет оглашен в феврале следующего года.

«Суд удаляется для вынесения приговора, он будет оглашен 18 февраля 2019 года», – объявила судья Айнора-Корнелия Мацявичене.

В судебном процессе участвовали два российских офицера, остальных 64 обвиняемых в совершении военных преступлений и преступлений против человечности судили заочно. В суде их представляли назначенные государством адвокаты.

Генеральная прокуратура предлагает вынести самый суровый приговор в виде пожизненного заключения бывшему министру обороны СССР Дмитрию Язову, офицеру КГБ Михаилу Головатову и еще нескольким офицерам.

На фотографии: маршал СССР Язов Д.Т. на торжественном приёме в Кремле.

Первое заседание суда по данному делу состоялось 27 января 2016 года. В этом деле потерпевшими признано почти 500 лиц. Суду было передано свыше 700 томов дела, один только обвинительный акт занял 13 томов.

Фамилии обвиняемых

На фото — генерал-лейтенант Владимир Усхопчик — гражданин республики Беларусь

Обвинения по делу о событиях 13 января также предъявлены бывшему начальнику Вильнюсского гарнизона Советской армии Владимиру Усхопчику, бывшему второму секретарю Коммунистической партии Литвы Владиславу Шведу, бывшему секретарю центрального комитета компартии Литвы Альгимантасу Науджюнасу.

Обвинения предъявлены и следующим лицам: Геннадию Голубкову, Валерию Сибирякову, Владимиру Демидову, Богдану Сущику, Владимиру Софьину, Сергею Паникарову, Евгению Гаврилову, Ивану Шепилёву, Александру Гомзякову, Александру Золотухину, Руслану Юнусову, Сергею Головко, Сергею Махову, Константину Усову, Анатолию Фефелову, Александру Навозову, Эдуарду Михайлову, Владимиру Гончарику, Александру Сидоркову, Анатолию Лепихову, Юрию Яночкину, Алексею Филимонову, Анатолию Иваницкому, Александру Цепоте, Владимиру Шеховцову, Григорию Белоусу, Геннадию Иванову, Владимиру Прокофьеву, Николаю Астахову, Сергею Воронину, Владимиру Успенскому, Эдуарду Роскову, Владимиру Сорокину, Юрию Онде, Альбертасу Галинайтису, Аркадию Баюкову, Олегу Абрамову, Николаю Сакаре, Анатолию Урбану, Анатолию Киму, Дмитрию Филиппову, Юрию Мелю, Дмитрию Большакову, Николаю Огурцову, Александру Коробочкину, Александру Радкевичу, Евгению Чудеснову, Николаю Демидову, Виктору Шуликову, Василию Саввину, Александру Житникову, Виктору Морозюку, Геннадию Полторанину, Сергею Федорову, Олегу Морковскому, Виктору Романчевскому, Михаилу Хабарову, Юрию Страшненко, Ромасу Юхневичюсу, Василию Кустрьо.

Повестки в суд

Обвиняемые, проживающие за рубежом, о заседаниях суда оповещались через Министерство юстиции, дополнительно им отправлялись повестки по месту проживания.

Также обвиняемые получили сообщение о том, что в случае, если они примут решение участвовать в заседаниях суда, будет остановлено действие европейского ордера на их арест, им будет гарантирован их беспрепятственный приезд в Литву и их передвижение в Литве.

В ночь на 13 января 1991 года во время штурма советскими воинскими частями Вильнюсской телебашни и здания Комитета телерадиовещания погибло 14 человек.

В 1999 году по делу о событиях 13 Января на основании обвинений в создании антигосударственных организаций и совершении других преступлений были осуждены и отправлены за решетку шесть человек: Миколас Бурокявичюс, Юозас Ярмалавичюс, Юозас Куолялис, Ляонас Бартошявичюс, Станислав Мицкевич и Ярослав Прокопович. С.Мицкевич бежал из Литвы.

Финал: бывшему министру обороны СССР маршалу Д.Язову предложено вынести самое суровое наказание, которого он, по всей видимости, избежит.  И где сегодня стал бы скрываться В.Швед, если бы его ни приняла Россия?

Ингрида Стянюлене

21 октября 2018 года

Справка

-Головатов  Михаил Васильевич (p. 23 августа 1949 года в подмосковной деревне Муковнино Лопасненского (ныне Чеховского) района) — советский военнослужающий, командир группы «А» в 1991–1992 годах, полковник в отставке.

-Швед Владислав Николаевич. Родился в 1944 г. в Москве в семье советского офицера, участника военного парада на Красной площади 7 ноября 1941 г. С 1947 г. по 1992 г. проживал в Литве. Рано потерял отца (1948 г.). Советский комсомольский и партийный деятель, позднее публицист.

- Язов Дмитрий Тимофеевич (род. 8 ноября 1924, Язово, Покровская волость, Калачинский уезд, Омская губерния) — советский государственный и политический деятель, военачальник. Маршал Советского Союза (1990). Министр обороны СССР (1987—1991). Кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС (1987—1990). Член ЦК КПСС(1987—1991 год). Член Президентского Совета СССР (1990). Член Совета безопасности СССР (1991).

www.klaipeda1945.org


Смотрите также