Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Голубниченко сергей борисович следственный комитет биография


Курское следствие: вспоминая громкие дела

КАК ЭТО БЫЛО

25 июля работники следствия отмечают профессиональный праздник. Следственному комитету, который расследует убийства, изнасилования, коррупционные дела и другие тяжкие преступления, исполняется 10 лет. «ДДД» вспомнила самые резонансные случаи, совершенные в Курской области с 2007 года, и пообщалась с одним из опытнейших сотрудников регионального СУ СК, полковником юстиции Сергеем Голубниченко.

Изначально Следственный комитет организовали при прокуратуре, которая традиционно расследовала тяжкие и особо тяжкие преступления. К концу нулевых решено было сделать СК самостоятельным ведомством, структура стала независима в 2011 году. А 2007-й запомнился курянам резонансным убийством двух школьников в Курске: с юношами расправились ради мобильного телефона. Годом позже регион шокировала гибель пяти селян из Солнцевского района, отравившихся в своем доме угарным газом, убийство молодой мамы, преподавателя КГУ, на которую напал психически больной мужчина.

Сергей Голубниченко проработал в курском следствии более 20 лет

2010–2015 годы были богаты на громкие ЧП: расстрел и ограбление инкассаторов в поселке Ворошнево на три миллиона рублей, гибель четырех подростков в Железногорске в рождественскую ночь, подрыв самодельной бомбой преподавателя ЮЗГУ бывшим супругом...

Дела «авторитетов»

Отдельного внимания заслуживают заказные убийства так называемых криминальных авторитетов Курска, о которых мы уже не раз писали. От рук киллеров погибли Алексей Украинцев по кличке Украина, Олег Афанасьев (Шопен), Сергей Делюкин (Диля), а на Дмитрия Волобуева (Волобуй) было совершено очередное покушение.

24 марта 2011 года был застрелен неформальный лидер преступного мира — Олег Афанасьев по кличке «Шопен» (слева). Украинцева киллеры расстреляли через лобовое стекло его машины

Долгое время преступления оставались не раскрыты, пока в конце 2015-го по подозрению в убийстве предпринимателя не экстрадировали из Таиланда курянина Руслана Сибилева, известного как Боксер и Робот. Он не только сознался в преступлении, но и сообщил следователю, что замешан в расстреле Шопена, Украины вместе с Алексеем Хандоцким (Хонда) и Алексеем Аликовым (Охотник). Последний до сих пор в розыске, в организованной группе Сибилева ему отводили роль киллера.

Дело Робота и соучастников продолжают расследовать. В марте 2017 года по подозрению в заказном убийстве Дили были арестованы Волобуев и еще несколько курян. Летом в СИЗО попал бывший начальник УМВД по Курску Николай Зайцев. В региональном СУ СК считают, что он вместе с Волобуем требовал от бизнесмена передать право собственности на 20 гаражей.

Летом в СИЗО попал бывший начальник УМВД по Курску Николай Зайцев

А буквально на днях было заведено уголовное дело на «вора в закона» Виктора Панюшина по прозвищу Пан: есть версия, что он и целая группа жителей области причастны к созданию преступного сообщества.

На днях было заведено уголовное дело на «вора в закона» Виктора Панюшина по прозвищу Пан
Нашли преступника через 10 лет

Интересно вспоминать о преступлениях прошлых лет, например, в «лихие» 90-е. Именно тогда начинал работать Сергей Голубниченко, которого можно назвать одним из опытнейших сотрудников курского СУ СК. Ныне полковник юстиции, 23 года стажа. От рядового следователя дослужился до начальника отдела по расследованию особо важных дел. Недавно в связи с ротацией кадров переведен руководителем Щигровского МСО.

В 1994-м юрист 3-го класса Голубниченко поступил на службу в прокуратуру Ленинского района Курска (ныне – Центральный округ). «Тогда в районе работали четыре следователя, – рассказывает Сергей Борисович. – Нагрузка была приличная. Большую часть занимали убийства бытового характера и связанные с уличной преступностью. Сейчас по области за год регистрируют порядка 80 убийств и тяжких телесных повреждений, повлекших смерть, а тогда цифра доходила до 200 и более. Ходить по улицам было весьма опасно.

– Все случаи невозможно вспомнить, – продолжает Сергей Борисович. – В среднем в год на каждого следователя приходилось 30 дел. Это без учета выездов на места преступлений, которые в силу нагрузки в дальнейшем расследовали другие сотрудники.

Киллеры выпустили в экс-премьера курского правительства Бориса Хохлова 5 пуль

Чему отдавать приоритет? Есть ли разница между бытовой ситуацией, где жена ударила супруга ножом, и заказным убийством экс-премьера курского правительства Бориса Хохлова? Да, иной размах и социальный статус, отличаются способ и место совершения преступления, но в основе обоих случаев лежит человеческая трагедия, переживания родственников. Дела не делят на простые, сложные, резонансные... Основная задача – привлечь злоумышленника к ответственности. Иногда на подобное могут уйти годы.

– В 1995 году в общежитии одного из курских вузов обнаружили труп аспиранта, сотрудника кафедры. Причем тело нашли спустя месяц после смерти, – вспоминает Сергей Борисович. – Раскрыть дело быстро не удалось. В 97-м его поручили мне. Что заинтересовало: в тот же период без вести пропал другой аспирант кафедры. По иску жены его признали без вести отсутствующим, а по судебному решению – умершим. В 2000 году я обратился в ЖЭУ, и выяснилось, что уже после этого решения он был выписан, причем по собственному заявлению. Этакий «призрак». Стали его искать. Был у меня на практике толковый студент Алексей Северилов (ныне старший следователь по особо важным делам Центрального аппарата СК, – ред.). Взяли с ним детализацию домашнего телефона матери пропавшего, выписали знаменательные даты: 23 февраля, 8 марта, дни рождения мамы, дочери, его день рождения.

Проанализировали звонки, все они шли с одного харьковского номера. Курские сотрудники УГРО поехали на Украину и нашли «пропавшего».

Убийцу вычислили по детализации звонков домашнего телефона

– Он написал явку с повинной, рассказал, как все было: выпивали в комнате, собутыльник, служивший в Афганистане, после дозы спиртного стал агрессивным, завязалась борьба. Курянин ударил его по лицу, сломал подъязычную кость. Это причинение смерти по неосторожности. Сроки по делу прошли, ему предлагали вернуться в Россию, но он отказался. Да и никто не выдаст мужчину: у него уже было украинское гражданство.

К удивлению следователей, беглец сам явился через три месяца. Пояснил, что в харьковской милиции ему предложили «опеку»: мол, мы тебя отмазали, теперь будешь в квартал платить нам 2 тысячи долларов.

– Говорит, один раз, может, и заплатил бы, а дальше не потянул бы. Вот и вернулся. Раскаялся, готов был оказать помощь сестре погибшего, заказал памятник на могилу.

Убийцы предпринимателей и «волоконовский маньяк»

Иногда в работе следователю помогает отчасти и везение. Так, подозреваемого в убийстве главврача курского санатория «Маяк» Виктора Баранова, совершенного в 2001-м, нашли спустя 7 лет.

– Случайно «выстрелил палец», оставленный на зеркале заднего вида «Волги» убитого. Выяснилось, что владелец отпечатка за 8 лет до убийства был дактилоскопирован после мелкой кражи с пивзавода. Дактокарта лежала в столе эксперта годами. В ворохе бумаг она могла потеряться и не попасть в базу данных «Папилон», которая стала формироваться в 2000-е...

Главврач курского санатория «Маяк» Виктор Баранов получил семь ударов деревянным бруском по голове

Одних улик порой мало, нужно вывести предполагаемого преступника на разговор, установить психологический контакт.

– В конце 90-х в горпрокуратуре расследовал дело Щадных, Грядского и Малеева, обвинявшихся в убийстве двух предпринимателей. Связывали жертв скотчем, пытали. На улице Песковской у коммерсанта требовали деньги, застрелили его на глазах у сына. Параллельно были выявлены еще 30 преступных эпизодов: угоны, поджоги машин... 30 декабря троицу привезли в УВД, желания говорить у них не было, хотя на ленте скотча остались отпечатки пальцев. Нужно было узнать, где спрятано оружие. В какой-то момент один из задержанных стал рассказывать о любимой девушке, показал ее фото, расплакался. Понял, что хочет быстрее вернуться к ней, начал давать признательные показания.

Расследовал Сергей Борисович и дело «волоконовского маньяка» Будакова, который орудовал в Промышленном районе Курска (ныне – Сеймский округ) в конце 90-х. Физически крепкий, под два метра ростом извращенец выходил поздним вечером из поселка Ворошнево, направлялся в город, где искал своих жертв. В суде удалось доказать 11 нападений, одно убийство.

– Отбывая срок за попытку изнасилования, он воспылал ненавистью к женщинам. Выйдя на свободу, стал мстить. Нападал без учета возраста, внешности, брал в расчет только пол. Подбегал сзади, оглушал жертву ударом кулака, после чего пользовался ее беспомощностью. Убивать не хотел. Признался, что с девушкой, погибшей около загса, «переусердствовал».

Милиционер и в отпуске – милиционер

Середина 2000-х. В кафе на Красной площади Курска произошло покушение на убийство начальника одного из отделов милиции. Находясь в отпуске, зашел в заведение и попал под оскорбления местных криминальных авторитетов, узнавших его. Словесный конфликт перерос в драку, начальника избили, он попал в больницу.

– Казалось бы, простое дело, но мы встретили серьезное противодействие. Квалифицировали случай как применение насилия в отношении представителя власти – хотя сотрудник был в отпуске, били его все-таки как милиционера. Обвиняемые на следствии стали отрицать, что ранее знали потерпевшего. Подсылали своих свидетелей, утверждавших, что сотрудник был пьян и первый полез в драку против пяти человек. При проверке выяснилось, что один «очевидец» в момент преступления ехал на поезде в Орловской области, второй тоже вызывал сомнения.

Тогда рабочий день Голубниченко строился так: до трех часов ночи он вместе с криминалистами искал в халинском лесу закопанный участковым Курского РОВД труп, а днем отбивался от нападок «свидетелей» по делу начальника-милиционера, которые пытались забрать показания, провоцировали на скандал, записывали происходящее на диктофон. Но исход все же оказался на стороне правоохранителей. Нашелся человек, давший ценные показания. Тогда в Курске впервые работали с залегендированным свидетелем, он проходил по делу под псевдонимом, настоящее имя знал только следователь, в суде выступал из специального помещения, его голос исказили.

Эпопея с избиением начальника отдела милиции закончилась реальными сроками для его обидчиков. По ходу расследования были выявлены и другие преступления «братков».

Вверх ▲  —  Отзывы читателей (0)  —  Написать отзыв ▼  —  Версия для печати

www.dddkursk.ru

«Следствию никогда не дают до конца расследовать всю площадь преступной сети». ОПС Волобуя. Часть II

«Преступная Россия» продолжает расследование деятельности ОПС, которое сформировалось в Курске при непосредственном участии местных чиновников. На первый взгляд в банде Дмитрия Волобуева все обычно: запугивание неугодных, убийства тех, кто опасен, отъем доходного бизнеса, контроль над рядом реально работающих и фиктивных фирм, управление легальными (и не совсем) доходами, активное сотрудничество с власть имущими. А на деле «Волобуевское» ОПС являет собой «лабораторный» срез российской преступности в целом и наглядно иллюстрирует особенности функционирования национального криминалитета.

В первой части расследования «Преступная Россия» опубликовала ряд интервью с экс-силовиками и представителями криминального мира. Однако полностью обнажить загадки создания, функционирования и долголетия ОПС помогло только эксклюзивное интервью офицера юстиции из управления СКР по Курской области. Мы приводим этот разговор без каких-либо искажений и с минимальной корректурой. При этом хотим оговориться еще раз, что позиция источника является его личным мнением. Однако озвученные сведения являются столь шокирующими, что игнорировать их со стороны официальных органов власти было бы ошибочно.

7 марта 2017 года в Курске был задержан местный преступный «авторитет» Дмитрий Волобуев. Его заподозрили в организации заказного убийства своего «коллеги по цеху» — еще одного лидера регионального преступного мира Сергея Делюкина по кличке «Диля». Дальше — больше, и вот Волобуева уже обвиняют в создании ОПС, в которое, по версии следствия, входил вице-мэр Курска, в прошлом начальник УМВД Николай Зайцев. Следом были задержаны сын Николая Зайцева и брат Волобуева. Всех их, а также несколько подручных авторитета объединила 210-я статья УК РФ (организация преступного сообщества или участие в нем), которая грозит длительным тюремным заключением, вплоть до пожизненного. Круг лиц, благодаря которым преступное сообщество функционировало не один год, на самом деле намного шире.

— Скажите, что Вас подвигло на беседу? Ведь она может быть для Вас небезопасной, чреватой увольнением или незаконным уголовным преследованием.

— Мотив прост — усталость от безнаказанности бандитов и их покровителей. А также тот факт, что почти никогда, на моей памяти, следствию не дают до конца расследовать «всю площадь» преступной сети, привлечь к ответственности всех членов ОПГ. Это и гнетет. Вспомните недавно нашумевшее дело Цеповяза. Он просто так крабов и икру в зоне ел? Нет! И дело даже не в том, что администрация колонии от него принимала «подарки», а в том, что он имел возможность, даже сидя в тюрьме, свободно распоряжаться серьезными суммами. Также и с Волобуем. Я по нему вел свою картотеку. Скажу сразу, где-то менее полную, чем опера МВД и ФСБ, а где-то же — более подробную. Так получилось. Хочу развеять мифы вокруг этого ОПС. И, конечно, в первую очередь попытаться привлечь всех ее участников к ответственности. Как «засвеченных», так и оставшихся «в тени». Это, конечно, наивно, но попытаться-то можно? Хотя бы совесть будет чиста.

Дмитрий Волобуев с семьей 

— Кто помогал банде? Кто был ее жертвами, не вошедшими в уголовное дело? Какие фирмы и сферы деятельности контролировались ОПС? Как набирались члены группировки? Кто они? Что банда предпринимает, чтобы выйти из ситуации с минимальными потерями? Много ли участников осталось на свободе? Каковы перспективы дела?

— Давайте по порядку. Кто помогал банде? Имею в виду из тех, кто «засветился». Это Николай Зайцев, Юрий Покинь-Борода (начальник УУР УМВД по Курской области), бывший начальник отдела особо важных расследований областного СКР Сергей Голубниченко, частично мэр Курска Н. Овчаров, который просто не мог не знать о деятельности ОПС и тем не менее свободно принимал на работу ее членов, отдавал аффилированным банде организациям под управление многоквартирные дома. Не поднимал вопрос о легальности перехода домов под сомнительные «конторы». Это если кратко. Если подробно, то у каждого, озвученного мною фигуранта, имелся ряд сообщников, подельников, единомышленников, лично зависимых или просто жадных до денег. Все они, даже не будучи полностью посвящены в ситуацию, оказывали уголовникам протекцию на своем уровне. Возмездно, бесплатно — не знаю. Но «сетка» там очень большая. Это точно. И попались далеко не все. Я бы сказал — меньшинство.

Волобуй (молодой)

— Тогда кто конкретно и как «засветился»?

— За самого Николая Зайцева, думаю, говорить не надо. Скажу за его подручных, как причастных к «волобуевцам», так и нет. Это сотрудник ОЭБ и ПК УМВД РФ по городу Курску Олег Окороков, про которого даже поступали заявления о том, что он состоит у Волобуева на «окладе». Человек, «наглухо» сидящий на крючке у чекистов. Оформляющий, скорее всего, коррупционные доходы на ближайшую родню. На мать, отца, сестру. Так называемый «офицер», в отношении которого поступали регулярные сигналы о том, что он собирает дань с курских рынков за игнорирование множества нарушений. Человек, возможно, «крышующий» игровые автоматы в Курске.

— Почему он до сих пор не пойман?

— Смеетесь? Курица, несущая золотые… Да и кто ловить будет? ФСБ, которому он, очень похоже, «сдает» своих коллег, начальство и помогает делать «показатели»? Так-то, из сотрудничавших с ним за решеткой оказались его начальник Геннадий Шапченко (активно работал по теме контроля «волобуевцами» курского ЖКХ), оперативник ОЭБ и ПК Александр Новиков — фактически отправленный в засаду «конторы» за материальной помощью… Или это может сделать областное ОРЧ СБ УМВД, которое за последние годы не поймало в области ни одного крупного взяточника, «прохлопало» Николая Зайцева, погрязло в сомнительных операциях по рядовым полицейским, за которые самих «особистов» можно смело сажать? Плюс — полное незнание полицейскими «особистами» реалий жизни их «подопечных», неумение внедрять агентуру в ряды МВД. Я вот почти ни разу в делах, переданных полицейским ОСБ, не видел работу внутренних осведомителей. Одни только заявители с «гражданки». Кого побили, у кого вымогали. А чтобы оперативным путем «словить» крупную «рыбу» — нет.

— А Следком, прокуратура? Они не могли изобличить коррупционера?

— Коррупционеров, если быть точным. А касаемо Окорокова — нет. Не могли и не могут. Полномочия прокуратуры с 2007 года «кастрированы». А СК работает с тем, что принесут оперативники. Своего права на ОРМ у нас нет. Хотя Александр Иванович Бастрыкин регулярно его просит.

— Остальные помощники Николая Зайцева? Их много?

— Немало! Ключевых несколько. Он ведь, как вам ранее сказали, сумел выстроить в Курской полиции целую сеть. Я с несколькими членами этой «сети» знаком. Это Станислав Сергеевич Краснобородько, начальник ЖД отдела Курской полиции (его дед вроде как устраивал Николая Зайцева в милицию), Сергей Павлович Чугуев (простой исполнитель «царской воли»,) ныне пенсионер, штамповавший бумажки, которого Зайцев «подобрал» после того, как от того сбежал подследственный. Алексей Москалев, замначальника УМВД по Курску, женатый на дочери своего и Зайцева бывшего покровителя Николая Митрофановича Миненкова. Но это больше «агенты влияния». А «гвоздь программы» — Руслан Зарубин! Этот «фрукт» дошел до того, что прятал в отделе полиции «завязанных» на Зайцева заказчиков убийства.

Начальник МВД России по Медвенскому району Руслан Зарубин

— Какого убийства?

— Мужа заместителя директора Курского завода КПД! Из-за этого дела весь областной «блаткомитет» был арестован по статье 210 УК РФ. И Виктор Панюшин («вор в законе» Витя Пан) находится в розыске. Вот представьте себе: братья Игорь и Эдуард Яковлевы были в конфликте с Виктором Панюшиным. Но при этом имели покровительство Николая Зайцева. Потому их и не трогали. А «присматривать» за ними и им помогать Зайцев, как я понимаю, определил Зарубина. Вот тот и спрятал эту парочку, когда «блатные» хотели их изловить. Причем не мог не знать, что прячет заказчиков «мокрухи»! Впрочем, это тема отдельного разговора… Я Вам дам наводки, а Вы там дальше смотрите… Хорошо? По команде Зайцева у меня все. К другим переходим?

Экс-глава Курской полиции и бывший заместитель мэра Курска Николай Зайцев

— Наверное. Сергей Голубниченко? (экс-начальник отдела по особо важным делам главка курского Следкома. – Прим.ред.)

— Экс-шеф — мутная фигура. Очень. Сын местного «олигарха», который в лихие 90-е завладел Курской трикотажной фабрикой. Имущество умершего отца переписал на жену. Частично на брата. Сам в последние годы «погряз» в коррупционных скандалах. Дошло до того, что его заместитель Коровин писал на Сергея Борисовича в Москву открытые письма, что Голубниченко — взяточник. По делу рыльского «авторитета» Спартака Мгдесяна. Представляете?

Экс-глава отдела особо важных расследований областного СКР Сергей Голубниченко

— И чем закончилась история с письмами?

— Проверками на «полиграфе». Но детектор лжи — это такая скользкая штука. При наличии патологий не дает сколь-нибудь правдивой информации. Патологического вруна тоже не поймать. Да и многое зависит от того, какая оператору прибора «дана команда». Так что я (как и многие в нашем ведомстве) уверен в бесперспективности такой проверки.

— Какие же патологии у Голубниченко?

— «Русская народная» патология — алкоголь. Его еще Анатолий Андреевич Ерин, один из бывших начальников курского следствия, возил кодироваться. Лет 8–10 назад. Но и после этого Сергей Борисович остался запойным. Не зря его наш новый начальник, Назин, спровадил в городок Щигры! Юмор в том, что в тот же райцентр и полиция ссылает неугодных «особистов» на рядовые должности! Не пойму, это у нас такая «локальная Сибирь» что ли? Но это все лирика! Суть в том, что Сергей Борисович Голубниченко (если верить его же пьяным высказываниям) является церковным родственником Дмитрия Волобуева.

— А это как понять?

— Понимайте, пить надо меньше (смеется), ну и болтать «по пьяни» тоже. А если эти высказывания правда, тогда получается, что то ли Сергей Голубниченко крестил кого-то из детей Волобуя, то ли наоборот. В любом случае, этим ФСБ должно заниматься. СК и МВД не смогут. Так что — вот вам и связь. Кстати (раскрыл блокнот), в поселке Маршала Жукова, что в Курском районе, один раз, летом 2013 года вроде был случай, когда задолжавшего водителя маршрутного такси побили и пытались сунуть в багажник ребята Волобуева. Но он вырвался, убежал. Так знаете, что самое интересное? Похитителей отпустили. А потом в местное отделение полиции их сопровождал сын Голубниченко Максим. Не состоявшийся «рукопашник», который даже пытался выступать в М1. Вот уж этот точно «полиграф» не пройдет! Нам тогда устная жалоба на это поступила. В связи с тем, что уголовное дело по факту побоев возбудило дознание УМВД по Курскому району и не хотело шевелиться (вернее, было вынуждено остановить производство), кто-то из родни потерпевшего устно обратился в СК по Курской области. Но дело из полиции в Следком так и не забрали. Хотя там не побои, а полновесная ч. 2 ст. 126 УК РФ усматривается. Похищение человека. Хотя и не доведенное до конца. Особо тяжкая статья, срок давности по ней — 15 лет. Однако — укрыли.

— Руководству российских силовиков интересно будет это почитать, если все так.

— Да, так. Как я знаю — дело реально было. Касаемо встреч и родственных отношений Волобуя и Голубниченко скажу следующее: это только тщательно изучать детализации телефонных разговоров и соединений в интернете. Вам правильно ранее пояснили, что ОРМ по банде Волобуя с 2013 года почти не велось. И все доказательства по делу получены следственным путем. С силовиками у меня все. Добавлю только, что, по моим данным, Голубниченко никого из «наших» к покровительству банде не привлекал. Больше решал вопросы на уровне руководства Следкома РФ. Сами посмотрите, вот Руслан Сибилев (ближайший соратник Волобуя, экстрадированный из Таиланда. Из СИЗО написал письмо (в котором описал деятельность ОПС. — Прим. ред.) и тоже отметил, что у Волобуева были «крепкие» связи в СКР. Что это за «связи»? Откуда они взялись у ранее судимого лица? С неба упали?

— Вы вот намекнули, что не вся банда поймана. Это и гражданских лиц имеете в виду?

— Конечно. Например, Андрей Мотовилин, один из «обнальщиков» банды, работающий опосредованно в сфере ЖКХ и капремонта через подставные фирмы. Завербован полицией (тогда милицией) еще лет 10 назад. Участвовал в ряде операций по отлову взяточников в вузах. Однако есть один момент… С его помощью задержали крупного федерального чиновника, который в свое время препятствовал Дмитрию Волобуеву и аффилированным с ним фирмам завладеть рядом земель. Сейчас… Свяжусь кое с кем…

Андрей Мотовилин

Звонит через приватный мессенджер

— Алло! Привет! Помнишь, ты за Андрея Мотовилина мне говорил? Что там с ним нечисто? Касаемо банды Волобуя?

Голос в трубке

— С Мотовилиным? Да все нечисто. Я работал по теме провокации взятки. Но довести до ума эту «тему» не дали. А сам Мотовилин — зарегистрированный агент МВД. Как мне «шепнули», был внедрен в полицию году так в 2008–2009-ом.

— А кем внедрен? Чего ты за это тогда брался? Поконкретнее можно?

Голос в трубке

— Да Волобуем и внедрен. Хотя он сам по себе такой человек… На все, как говорится, разведки мира работал. Однако апофеозом его полулегальной деятельности стал арест сотрудниками ОЭБ и ПК по Курской области тогдашнего начальника Россельхознадзора по Курской и Орловской областям Степана Шилова… Повиси немного… Ага… Вот. Слышишь? Дело было в следующем. Он, маскируясь под бизнесмена, в 2013 году взял в Фатежском районе Курской области в аренду пруд. Ну, якобы рыбу разводить. Но рыбоводством заниматься не стал, а будучи агентом полиции и действуя по заданию, начал копать в пруду песок.

Бывший начальник Россельхознадзора по Курской и Орловской областям Степан Шилов

— И что здесь не так? Копал и копал? Он один что ли? В чем-проблема-то? Ты пояснял, я запамятовал…

Голос в трубке

— Как в чем? Это все изначально «подстава» была. Он «внедренник». Копает, значит, песок на объекте, назначение которого — разведение рыбы. Где копать нельзя. Нарушает плодородный слой почвы. К нему приезжает Россельхознадзор, составляет протокол, штрафует примерно на миллион. Даже вызывают полицию. Если что, вот, КУСП № 4429 от 23.12.2013 года зарегистрировано в дежурной части ОМВД по Фатежскому району. Однако Андрей Мотовилин предлагает «договориться» и «решить вопрос» тысяч за 300–400. Участвующий во всем этом руководитель Россельхознадзора С.М. Шилов соглашается на получение взятки. И при вручении таковой задерживается на месте сотрудниками областного БЭП, не знающими, что они «втемную» работают на Волобуя, но отлично понимающими, что они — провокаторы. Этого достаточно? Если нет, то как доказательство того, что дело было «кривое», могу дополнить — протокол об административном правонарушении по Мотовилину был составлен с нарушениями. И обжаловать в суде миллионный долг стал бы любой нормальный гражданин. Там реально было обжаловать, но Мотовилину это делать запретили. Как я узнал, Дмитрий Волобуев. Потому что если бы он обжаловал протокол, то «вменить» Шилову получение взятки было бы нельзя. Только мошенничество. И то, с него он мог бы «соскочить». И Мотовилин добровольно повесил на себя огромный долг, фиктивно продав все имущество.

На этом беседа с анонимом прерывается

— А кто это был?

— Это был, скажем так, «знающий» человек.

— А сейчас Мотовилин связан с бандой Волобуева? Если связан, то чем?

— Связан, связан… До недавнего времени через него (по моим данным) одним из соратников Дмитрия Волобуева, Дмитрием Харламовым, «отмывались» деньги по капитальному ремонту домов. То есть вполне «рабочий», пассивный член ОПС.

— А Дмитрий Харламов — это кто?

— А это — один из ключевых фигурантов преступного сообщества, как бы не самый интересный. Он в банде «рулил» всей «коммунальной» темой. И, соответственно, деньгами с нее. Напрямую управлял директором фонда капитального ремонта. А когда зависимого от бандитов директора «погнали», ну — уволили, он обратился с просьбой о «выделении квот» к врио директора фонда Руслану Шевченко. Тот тоже вроде имел с бандитами какие-то дела, но не настолько «плотные», чтобы быть под полным контролем. Однако требовать помощь с него все равно требовали. А когда он «послал» уголовников, то по наводке Харламова был избит около своего дома. Причем с данным избиением тоже все интересно. Шевченко демонстративно побили 22.06.17 года около его же дома. Однако он, зная о своих «грехах» перед бандитами, демонстративно не стал называть виновных. «Волобуевцы» (часть из которых уже задержали) побоялись действовать дальше. Но преступление вызвало огромный «резонанс» у силовиков. И у нас в СК, и в полиции, и в прокуратуре. Областной прокурор Алексей Цуканов, распорядился задержать Дмитрия Харламова и арестовать его за столь дерзкое преступление.

Дмитрий Харламов

— И? Указание прокурора выполнили? Оно не выглядит незаконным, скорее совсем наоборот.

— Выполнили, задержали. Благо, что в отношении Харламова дал исчерпывающие показания экс-депутат Курского городского собрания пятого созыва — Роман Гладких. Еще один пострадавший от рук преступного сообщества. Роман Евгеньевич скрывать ничего не стал и рассказал все, как было. Потому Харламов был задержан в порядке статьи 91 УК РФ в августе 2017 года. После задержания, следствие, конечно, вышло с ходатайством о заключении этого «деятеля» под стражу, с обвинением об участии в деятельности ОПС. Прокуратура нас горячо поддержала, но судья Дмитрий Щадных его отпустил под подписку. Хотя арестованный вместе с ним Николай Волобуев отправился в СИЗО.

— Возмездно это было сделано или нет?

— Да я же «свечку не держал». Могу полагать, что за взятку. Точно не знаю. Знал бы, давно б сообщил, куда следует. Судью поймать хоть и трудно, но можно. Только точных данных у меня нет. Хотя в среде СК-ФСБ-МВД циркулирует слух о «поднесенных» Дмитрию Щадных (он, кстати, ранее работал следователем прокуратуры) деньгах в сумме то ли 500 тысяч, то миллиона рублей. Конкретики же не знает никто. Могу только сказать, что по таким обвинениям, как предъявленное Харламову, и при таком «статусе» дела не отпускали никого и никогда. Так что повод задуматься есть.

— Это все непойманные члены банды?

— Если бы… Далеко не все… Даже не все эпизоды расследуют. Вот, например, тот же комплекс «Шанталь». Его у бизнесмена Никитина Александра вообще внаглую отобрали, а самого посадили на несколько лет. Про это ваши местные коллеги и федеральные интернет-СМИ немало писали. Так вот, после очередной статьи Никитина вывезли из Льговской колонии, где он отбывал наказание, в Курск. Поместили в СИЗО для допроса как свидетеля, с перспективой перевода в потерпевшие. Однако, только лишь наш коллега Даниил Гончаров — заместитель руководителя первого отдела по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) следственного управления СКР по Курской области — начал активные следственные действия в этом плане, как в отношении него тут же возникло очень мутное обвинение в получении взятки! Гончаров был устранен. Руководитель же отдела, Максим Николаевич Зайцев, намек понял. Попадать в зону для бывших сотрудников в перспективе не захотел, отлично зная, что там делают с «нашим братом». И «спустил» эпизод с Никитиным «на тормозах». Как и эпизод с Романом Алехиным, который, между прочим, помог изобличить Волобуева в мошенничестве по получению денег за дорогостоящий протез. Волобуев поддельные бумаги в соцобеспечение принес на компенсацию. Протез-то очень дорогой. Алехин молчать не стал, помог «вскрыть» этот эпизод. А ведь Алехина тоже ранее осудили не без помощи Зайцева-Волобуева.

Особняк Волобуя 

И все же, несмотря на это, по делу дан полный «стоп». Есть указание ограничиться только выявленными эпизодами и не копать дальше. С точки зрения руководства — финал. И по смежным делам — тоже заморозка. Даже, например, такая ситуация… Наберите в поисковике — «Сургут, Руслан Сибилев, убийство бейсбольными битами, осудили невиновных». Найдете кучу ссылок, как «Робот» признался в том, что забил в этом городе людей дубинами, и подробно описал события. Но по данному факту ранее уже осуждены «стрелочники», которые отсидели огромные сроки. Им надо платить космические компенсации. Возбуждать уголовные дела в отношении судей, следователей, милиционеров, прокуроров. Там уже сроки давности вышли, но все же… А на это никто не пойдет — такая вот у нас система. Круговая порука.

— Вы сказали — финал. Но следователь Гончаров — взятку-то он взял — не ангел, стало быть?

— Ну да. Получается, взял. Я его не оправдываю. Могу только сказать, что там все настолько тщательно было проработано, что не взять было бы трудно. К нарушению закона каждого можно подвести. Но это мое мнение. Еще раз говорю, поступок его не красит. Но пострадал он именно за работу по Волобуеву. А «финал» у нас потому, что, если начать рыть дальше, могут вскрыться совсем уж неприятные факты. Как, например, есть подозрение, что Волобуев через доверенных лиц контролировал некоторых городских судей из окружных судов Курска, шантажируя их компроматом.

— Чем шантажировал?

—А я вам навскидку назову ряд фамилий, курских cудей, а там думайте… Судья Роза Осипова подвергалась нападению бандитов по долгам членов семьи. Была потерпевшей. До сих пор судит уголовные дела. Хотя как? Какая после этого объективность? Судья Елена Колесниченко через год после окончания вуза стала мировым судьей. Под сомнением юридический ценз в 5 лет. А если он и есть, то при тщательной проверке может быть оспорен. Судья Ольга Филатова, будучи сотрудником аппарата суда, по слухам, «нагуляла» ребенка, путем невоздержанности в половом плане, от тогдашнего судьи Промышленного районного суда Алексея Алексеевича Волкова — сына экс-начальника областного УВД. «В обмен на молчание» вроде как получила должность cудьи. Проверку отцовства по ДНК, если что, легко может провести независимая экспертиза федерального уровня. Судья Борис Косяков (недавно ушел в отставку). У этого из-за сложных отношений в семье повесилась жена. Председатель Промышленного суда Владимир Палий сожительствовал с осужденной за мошенничество адвокатом Ниной Ожгихиной. Судья Ольга Петрова «подозревается» коллегами и правоохранителями в том, что осудила (не взяв самоотвод) своего бывшего любовника, Тимура Опемаха. Как, по-вашему, это все умаляет «авторитет судебной власти» или нет?

И представляете теперь — если искать целенаправленно? ФСБ или МВД (да и мы тоже) связаны в поиске компромата на судей федеральными законами. А бандиты-то нет. И как судья тот-то сбор по себе информации проверит? Никак. Тем более, что я, возможно, привел еще и безобидные факты. Хотя даже сказанного мною достаточно, чтобы поднять вопрос о лишении многих статуса, а статус судьи — это верх карьеры юриста. И для сохранения его, удержания в тайне порочащих сведений многие cудьи (а они — прежде всего люди!) способны зайти весьма далеко. Теперь понятнее?

— Если Вы правы, то понятнее. Даже верить в это не хочется.

— Не верьте! Считайте веселым, предновогодним бредом! Так будет легче? Устроит?

— Если Вы врете, то легче. Если нет…

— Какой мне смысл врать? Факты-то проверяемые!

— А другие, непосаженные пособники банды? Их, так сказать, «имена, явки, пароли?»

— В сфере ЖКХ, получения подрядов на ремонты и передаче в управление подконтрольных преступному сообществу домов, согласно моим сведениям, неоценимую помощь Дмитрию Волобуеву оказывали граждане Даниил Золотарев, его друг Роман Зиновьев (кстати, бывший оперативник ОЭБ и ПК УМВД РФ по Курской области), сожительница Золоторева, юрист Курского комитета ЖКХ Марина Терех. Непосредственными исполнителями в работе аффилированных управляющих компаний были экс-сотрудники ФСИН Вячеслав Бартеньев, Алексей Пашнев, Игорь Березуцкий. Одним из непосредственных исполнителей заказных убийств в банде стал Максим Пахомов, в прошлом — сотрудник спецназа УФСИН по Курской области. Уголовно-исполнительная система и полиция у Волобуева вообще как «отдел кадров» работали (смеется).

— Кто еще «сопричастен»?

— Да немало народа… В беседах со мной коллеги из параллельных ведомств отмечали связь с «Волобуями» местных знаменитостей — депутатов Сергея и Максима Васильевых (депутаты от КПРФ. — Прим. ред.). Причем эти подозрения простирались столь далеко, что недавно ушедший на пенсию начальник областной полиции (не главка УМВД, а только полиции), первый зам генерала Кулика Виктор Сидоров вообще лично ездил к братьям Волобуевым в СИЗО, уговаривая их (особенно Николая) рассказать, как и через кого передавались в Москву деньги в сумме около 40 миллионов рублей, чтобы поменять местами задержанного за получение взятки депутата Курского городского собрания Максима Васильева с его «обидчиками» — офицерами областного ОЭБ и ПК. Принципиальными офицерами. Скажу сразу — сделать это удалось. Максим на свободе. Экс-полицейские тоже. Правда, «бонусом» получили по условному сроку, за провокацию взятки. И то не по Васильеву, а по другому человеку. Однако это «торпедировало» уголовное дело в отношении Максима Сергеевича, и оно развалилось. Теперь — вопрос. Виктор Сидоров, он как — дурак? Если бегал к арестованным задавать такие вопросы? Или все же имел основания?

— Наверное, имел… Если столь конкретно спрашивал. Ни к кому другому ведь не ходил?

— Не ходил. Хотя и сам Волобуев тоже иногда «страдал» от мошенников. Например, Дмитрия Васильевича однажды «кинул» один из его работников, Андрей Скитев, «стащив» у Волобуева более 20 миллионов рублей. По данному факту Волобуй даже писал в городскую полицию Курска заявление, под номером КУСП 18180, от 26.08.2015 года. Суммы в этом заявлении прописаны меньшие, но это только повод, чтобы полиция нашла Скитева. Дальше бы Дмитрий сам разобрался… Смешно, что в той ситуации как раз Волобуев хотел «нагреть» один банк, давший зависимой от Димы организации (ООО «Краснополнянская cельхозтехника») крупный кредит на покупку оборудования, которого не существовало в природе. То есть Скитев сработал по принципу — «вор у вора дубинку украл». Отмыл деньги через ряд Орловских фирм-помоек — и был таков! Правда, понимал, конечно, чьи утащил деньги. Прятался. Скрывался. Долго отсиживался в Подмосковье… Я про этот эпизод знаю потому, что сам материал проверки в полицию притащил как раз упомянутый мною Олег Окороков. И когда полиция Волобуеву в мягкой форме отказала (даже Окороков оказался бессилен), то была попытка «сунуть» материал в СК. Правда, наши ребята, почитав бумаги МВД и сходив за консультацией в Росфинмониторинг, сказали, что сажать надо всех — и Скитева, и Волобуева. Там уже господин Голубниченко, который вроде как «ратовал» за его принятие в наше производства, встретил у офицеров Следкома непонимание. После такой отповеди, эта тема как-то заглохла. Причем, еще смешнее тот факт, что бывшая жена Скитева, посвященная, как я слышал, во многие секреты банды, стала (как мне сказали) женой крупного чина из курской полиции — Сергея Александровича Алферова. Представляете, какой у нас тут «клубок»?

Въезд в ООО Краснополянская «Сельхозтехника»

— Касаемо контролируемых бандитами фирм… Списка нет?

— Берете из уголовного дела фигурантов, как-то: Волобуева Николая Васильевича, 22.05.1981 г.р., Харламова Дмитрия Владимировича 30.09.1981г.р., Кожейкина Евгения Николаевича 19.04.1976 г.р., Пахомова Максима Вячеславовича 14.07.1975 г.р., Лифинского Дмитрия Леонидовича 14.01.1984 г.р., Зайцева Владимира Николаевича 02.10.1980 г.р., Зайцева Николая Михайловича 10.10.1959 г.р., Крюкова Георгия Александровича 21.10.1971 г.р. Добавляете к ним указанных в нашей беседе лиц. Вводите в поисковик. Заходите на ресурс «Руспрофиль». Смотрите связи по учредителям и адресам. Вот вам, по сути, и вся банда. Почти полный состав как «актива», так и зависимых лиц.

База «волобуевцев»

— Еще не освещен момент начала «краха» банды. Там Руслан Сибилев начал давать показания? Ведь так?

— Не то что начал — его «не остановить» было. Он по прошествии лет понял, во что и как его втянул Дмитрий Волобуев. А потому топил последнего, что называется, «по уши». «Вываливал» всю подноготную, на очных ставках обещал Волобуя убить. Прямо орал: «Я тебя завалю!», — сопровождая это нецензурной бранью. Конвой и тот нервничал. Обличил всех. И Вам верно сказали — Робота Дима боялся. Сильно. Как в итоге выяснилось, не зря. Были бы оба на свободе, я бы за жизнь Волобуева ломаного пятака не дал.

Руслан Сибилев, Робот 

— Спасибо Вам большое! Побольше бы офицеров, таких, как Вы.

compromat.group

«Следствию никогда не дают до конца расследовать всю площадь преступной сети». ОПС Волобуя. Часть II

«Преступная Россия» продолжает расследование деятельности ОПС, которое сформировалось в Курске при непосредственном участии местных чиновников. На первый взгляд в банде Дмитрия Волобуева все обычно: запугивание неугодных, убийства тех, кто опасен, отъем доходного бизнеса, контроль над рядом реально работающих и фиктивных фирм, управление легальными (и не совсем) доходами, активное сотрудничество с власть имущими. А на деле «Волобуевское» ОПС являет собой «лабораторный» срез российской преступности в целом и наглядно иллюстрирует особенности функционирования национального криминалитета.

В первой части расследования «Преступная Россия» опубликовала ряд интервью с экс-силовиками и представителями криминального мира. Однако полностью обнажить загадки создания, функционирования и долголетия ОПС помогло только эксклюзивное интервью офицера юстиции из управления СКР по Курской области. Мы приводим этот разговор без каких-либо искажений и с минимальной корректурой. При этом хотим оговориться еще раз, что позиция источника является его личным мнением. Однако озвученные сведения являются столь шокирующими, что игнорировать их со стороны официальных органов власти было бы ошибочно.

Наша справка

7 марта 2017 года в Курске был задержан местный преступный «авторитет» Дмитрий Волобуев. Его заподозрили в организации заказного убийства своего «коллеги по цеху» — еще одного лидера регионального преступного мира Сергея Делюкина по кличке «Диля». Дальше — больше, и вот Волобуева уже обвиняют в создании ОПС, в которое, по версии следствия, входил вице-мэр Курска, в прошлом начальник УМВД Николай Зайцев. Следом были задержаны сын Николая Зайцева и брат Волобуева. Всех их, а также несколько подручных авторитета объединила 210-я статья УК РФ (организация преступного сообщества или участие в нем), которая грозит длительным тюремным заключением, вплоть до пожизненного. Круг лиц, благодаря которым преступное сообщество функционировало не один год, на самом деле намного шире.

— Скажите, что Вас подвигло на беседу? Ведь она может быть для Вас небезопасной, чреватой увольнением или незаконным уголовным преследованием.

— Мотив прост — усталость от безнаказанности бандитов и их покровителей. А также тот факт, что почти никогда, на моей памяти, следствию не дают до конца расследовать «всю площадь» преступной сети, привлечь к ответственности всех членов ОПГ. Это и гнетет. Вспомните недавно нашумевшее дело Цеповяза. Он просто так крабов и икру в зоне ел? Нет! И дело даже не в том, что администрация колонии от него принимала «подарки», а в том, что он имел возможность, даже сидя в тюрьме, свободно распоряжаться серьезными суммами. Также и с Волобуем. Я по нему вел свою картотеку. Скажу сразу, где-то менее полную, чем опера МВД и ФСБ, а где-то же — более подробную. Так получилось. Хочу развеять мифы вокруг этого ОПС. И, конечно, в первую очередь попытаться привлечь всех ее участников к ответственности. Как «засвеченных», так и оставшихся «в тени». Это, конечно, наивно, но попытаться-то можно? Хотя бы совесть будет чиста.

Дмитрий Волобуев с семьей 

— Кто помогал банде? Кто был ее жертвами, не вошедшими в уголовное дело? Какие фирмы и сферы деятельности контролировались ОПС? Как набирались члены группировки? Кто они? Что банда предпринимает, чтобы выйти из ситуации с минимальными потерями? Много ли участников осталось на свободе? Каковы перспективы дела?

— Давайте по порядку. Кто помогал банде? Имею в виду из тех, кто «засветился». Это Николай Зайцев, Юрий Покинь-Борода (начальник УУР УМВД по Курской области), бывший начальник отдела особо важных расследований областного СКР Сергей Голубниченко, частично мэр Курска Н. Овчаров, который просто не мог не знать о деятельности ОПС и тем не менее свободно принимал на работу ее членов, отдавал аффилированным банде организациям под управление многоквартирные дома. Не поднимал вопрос о легальности перехода домов под сомнительные «конторы». Это если кратко. Если подробно, то у каждого, озвученного мною фигуранта, имелся ряд сообщников, подельников, единомышленников, лично зависимых или просто жадных до денег. Все они, даже не будучи полностью посвящены в ситуацию, оказывали уголовникам протекцию на своем уровне. Возмездно, бесплатно — не знаю. Но «сетка» там очень большая. Это точно. И попались далеко не все. Я бы сказал — меньшинство.

Волобуй (молодой)

— Тогда кто конкретно и как «засветился»?

— За самого Николая Зайцева, думаю, говорить не надо. Скажу за его подручных, как причастных к «волобуевцам», так и нет. Это сотрудник ОЭБ и ПК УМВД РФ по городу Курску Олег Окороков, про которого даже поступали заявления о том, что он состоит у Волобуева на «окладе». Человек, «наглухо» сидящий на крючке у чекистов. Оформляющий, скорее всего, коррупционные доходы на ближайшую родню. На мать, отца, сестру. Так называемый «офицер», в отношении которого поступали регулярные сигналы о том, что он собирает дань с курских рынков за игнорирование множества нарушений. Человек, возможно, «крышующий» игровые автоматы в Курске.

— Почему он до сих пор не пойман?

— Смеетесь? Курица, несущая золотые… Да и кто ловить будет? ФСБ, которому он, очень похоже, «сдает» своих коллег, начальство и помогает делать «показатели»? Так-то, из сотрудничавших с ним за решеткой оказались его начальник Геннадий Шапченко (активно работал по теме контроля «волобуевцами» курского ЖКХ), оперативник ОЭБ и ПК Александр Новиков — фактически отправленный в засаду «конторы» за материальной помощью… Или это может сделать областное ОРЧ СБ УМВД, которое за последние годы не поймало в области ни одного крупного взяточника, «прохлопало» Николая Зайцева, погрязло в сомнительных операциях по рядовым полицейским, за которые самих «особистов» можно смело сажать? Плюс — полное незнание полицейскими «особистами» реалий жизни их «подопечных», неумение внедрять агентуру в ряды МВД. Я вот почти ни разу в делах, переданных полицейским ОСБ, не видел работу внутренних осведомителей. Одни только заявители с «гражданки». Кого побили, у кого вымогали. А чтобы оперативным путем «словить» крупную «рыбу» — нет.

— А Следком, прокуратура? Они не могли изобличить коррупционера?

— Коррупционеров, если быть точным. А касаемо Окорокова — нет. Не могли и не могут. Полномочия прокуратуры с 2007 года «кастрированы». А СК работает с тем, что принесут оперативники. Своего права на ОРМ у нас нет. Хотя Александр Иванович Бастрыкин регулярно его просит.

— Остальные помощники Николая Зайцева? Их много?

— Немало! Ключевых несколько. Он ведь, как вам ранее сказали, сумел выстроить в Курской полиции целую сеть. Я с несколькими членами этой «сети» знаком. Это Станислав Сергеевич Краснобородько, начальник ЖД отдела Курской полиции (его дед вроде как устраивал Николая Зайцева в милицию), Сергей Павлович Чугуев (простой исполнитель «царской воли»,) ныне пенсионер, штамповавший бумажки, которого Зайцев «подобрал» после того, как от того сбежал подследственный. Алексей Москалев, замначальника УМВД по Курску, женатый на дочери своего и Зайцева бывшего покровителя Николая Митрофановича Миненкова. Но это больше «агенты влияния». А «гвоздь программы» — Руслан Зарубин! Этот «фрукт» дошел до того, что прятал в отделе полиции «завязанных» на Зайцева заказчиков убийства.

Начальник МВД России по Медвенскому району Руслан Зарубин

— Какого убийства?

— Мужа заместителя директора Курского завода КПД! Из-за этого дела весь областной «блаткомитет» был арестован по статье 210 УК РФ. И Виктор Панюшин («вор в законе» Витя Пан) находится в розыске. Вот представьте себе: братья Игорь и Эдуард Яковлевы были в конфликте с Виктором Панюшиным. Но при этом имели покровительство Николая Зайцева. Потому их и не трогали. А «присматривать» за ними и им помогать Зайцев, как я понимаю, определил Зарубина. Вот тот и спрятал эту парочку, когда «блатные» хотели их изловить. Причем не мог не знать, что прячет заказчиков «мокрухи»! Впрочем, это тема отдельного разговора… Я Вам дам наводки, а Вы там дальше смотрите… Хорошо? По команде Зайцева у меня все. К другим переходим?

Экс-глава Курской полиции и бывший заместитель мэра Курска Николай Зайцев

— Наверное. Сергей Голубниченко? (экс-начальник отдела по особо важным делам главка курского Следкома. – Прим.ред.)

— Экс-шеф — мутная фигура. Очень. Сын местного «олигарха», который в лихие 90-е завладел Курской трикотажной фабрикой. Имущество умершего отца переписал на жену. Частично на брата. Сам в последние годы «погряз» в коррупционных скандалах. Дошло до того, что его заместитель Коровин писал на Сергея Борисовича в Москву открытые письма, что Голубниченко — взяточник. По делу рыльского «авторитета» Спартака Мгдесяна. Представляете?

Экс-глава отдела особо важных расследований областного СКР Сергей Голубниченко

— И чем закончилась история с письмами?

— Проверками на «полиграфе». Но детектор лжи — это такая скользкая штука. При наличии патологий не дает сколь-нибудь правдивой информации. Патологического вруна тоже не поймать. Да и многое зависит от того, какая оператору прибора «дана команда». Так что я (как и многие в нашем ведомстве) уверен в бесперспективности такой проверки.

— Какие же патологии у Голубниченко?

— «Русская народная» патология — алкоголь. Его еще Анатолий Андреевич Ерин, один из бывших начальников курского следствия, возил кодироваться. Лет 8–10 назад. Но и после этого Сергей Борисович остался запойным. Не зря его наш новый начальник, Назин, спровадил в городок Щигры! Юмор в том, что в тот же райцентр и полиция ссылает неугодных «особистов» на рядовые должности! Не пойму, это у нас такая «локальная Сибирь» что ли? Но это все лирика! Суть в том, что Сергей Борисович Голубниченко (если верить его же пьяным высказываниям) является церковным родственником Дмитрия Волобуева.

— А это как понять?

— Понимайте, пить надо меньше (смеется), ну и болтать «по пьяни» тоже. А если эти высказывания правда, тогда получается, что то ли Сергей Голубниченко крестил кого-то из детей Волобуя, то ли наоборот. В любом случае, этим ФСБ должно заниматься. СК и МВД не смогут. Так что — вот вам и связь. Кстати (раскрыл блокнот), в поселке Маршала Жукова, что в Курском районе, один раз, летом 2013 года вроде был случай, когда задолжавшего водителя маршрутного такси побили и пытались сунуть в багажник ребята Волобуева. Но он вырвался, убежал. Так знаете, что самое интересное? Похитителей отпустили. А потом в местное отделение полиции их сопровождал сын Голубниченко Максим. Не состоявшийся «рукопашник», который даже пытался выступать в М1. Вот уж этот точно «полиграф» не пройдет! Нам тогда устная жалоба на это поступила. В связи с тем, что уголовное дело по факту побоев возбудило дознание УМВД по Курскому району и не хотело шевелиться (вернее, было вынуждено остановить производство), кто-то из родни потерпевшего устно обратился в СК по Курской области. Но дело из полиции в Следком так и не забрали. Хотя там не побои, а полновесная ч. 2 ст. 126 УК РФ усматривается. Похищение человека. Хотя и не доведенное до конца. Особо тяжкая статья, срок давности по ней — 15 лет. Однако — укрыли.

— Руководству российских силовиков интересно будет это почитать, если все так.

— Да, так. Как я знаю — дело реально было. Касаемо встреч и родственных отношений Волобуя и Голубниченко скажу следующее: это только тщательно изучать детализации телефонных разговоров и соединений в интернете. Вам правильно ранее пояснили, что ОРМ по банде Волобуя с 2013 года почти не велось. И все доказательства по делу получены следственным путем. С силовиками у меня все. Добавлю только, что, по моим данным, Голубниченко никого из «наших» к покровительству банде не привлекал. Больше решал вопросы на уровне руководства Следкома РФ. Сами посмотрите, вот Руслан Сибилев (ближайший соратник Волобуя, экстрадированный из Таиланда. Из СИЗО написал письмо (в котором описал деятельность ОПС. — Прим. ред.) и тоже отметил, что у Волобуева были «крепкие» связи в СКР. Что это за «связи»? Откуда они взялись у ранее судимого лица? С неба упали?

— Вы вот намекнули, что не вся банда поймана. Это и гражданских лиц имеете в виду?

— Конечно. Например, Андрей Мотовилин, один из «обнальщиков» банды, работающий опосредованно в сфере ЖКХ и капремонта через подставные фирмы. Завербован полицией (тогда милицией) еще лет 10 назад. Участвовал в ряде операций по отлову взяточников в вузах. Однако есть один момент… С его помощью задержали крупного федерального чиновника, который в свое время препятствовал Дмитрию Волобуеву и аффилированным с ним фирмам завладеть рядом земель. Сейчас… Свяжусь кое с кем…

Андрей Мотовилин

Звонит через приватный мессенджер

— Алло! Привет! Помнишь, ты за Андрея Мотовилина мне говорил? Что там с ним нечисто? Касаемо банды Волобуя?

Голос в трубке

— С Мотовилиным? Да все нечисто. Я работал по теме провокации взятки. Но довести до ума эту «тему» не дали. А сам Мотовилин — зарегистрированный агент МВД. Как мне «шепнули», был внедрен в полицию году так в 2008–2009-ом.

— А кем внедрен? Чего ты за это тогда брался? Поконкретнее можно?

Голос в трубке

— Да Волобуем и внедрен. Хотя он сам по себе такой человек… На все, как говорится, разведки мира работал. Однако апофеозом его полулегальной деятельности стал арест сотрудниками ОЭБ и ПК по Курской области тогдашнего начальника Россельхознадзора по Курской и Орловской областям Степана Шилова… Повиси немного… Ага… Вот. Слышишь? Дело было в следующем. Он, маскируясь под бизнесмена, в 2013 году взял в Фатежском районе Курской области в аренду пруд. Ну, якобы рыбу разводить. Но рыбоводством заниматься не стал, а будучи агентом полиции и действуя по заданию, начал копать в пруду песок.

Бывший начальник Россельхознадзора по Курской и Орловской областям Степан Шилов

— И что здесь не так? Копал и копал? Он один что ли? В чем-проблема-то? Ты пояснял, я запамятовал…

Голос в трубке

— Как в чем? Это все изначально «подстава» была. Он «внедренник». Копает, значит, песок на объекте, назначение которого — разведение рыбы. Где копать нельзя. Нарушает плодородный слой почвы. К нему приезжает Россельхознадзор, составляет протокол, штрафует примерно на миллион. Даже вызывают полицию. Если что, вот, КУСП № 4429 от 23.12.2013 года зарегистрировано в дежурной части ОМВД по Фатежскому району. Однако Андрей Мотовилин предлагает «договориться» и «решить вопрос» тысяч за 300–400. Участвующий во всем этом руководитель Россельхознадзора С.М. Шилов соглашается на получение взятки. И при вручении таковой задерживается на месте сотрудниками областного БЭП, не знающими, что они «втемную» работают на Волобуя, но отлично понимающими, что они — провокаторы. Этого достаточно? Если нет, то как доказательство того, что дело было «кривое», могу дополнить — протокол об административном правонарушении по Мотовилину был составлен с нарушениями. И обжаловать в суде миллионный долг стал бы любой нормальный гражданин. Там реально было обжаловать, но Мотовилину это делать запретили. Как я узнал, Дмитрий Волобуев. Потому что если бы он обжаловал протокол, то «вменить» Шилову получение взятки было бы нельзя. Только мошенничество. И то, с него он мог бы «соскочить». И Мотовилин добровольно повесил на себя огромный долг, фиктивно продав все имущество.

На этом беседа с анонимом прерывается

— А кто это был?

— Это был, скажем так, «знающий» человек.

— А сейчас Мотовилин связан с бандой Волобуева? Если связан, то чем?

— Связан, связан… До недавнего времени через него (по моим данным) одним из соратников Дмитрия Волобуева, Дмитрием Харламовым, «отмывались» деньги по капитальному ремонту домов. То есть вполне «рабочий», пассивный член ОПС.

— А Дмитрий Харламов — это кто?

— А это — один из ключевых фигурантов преступного сообщества, как бы не самый интересный. Он в банде «рулил» всей «коммунальной» темой. И, соответственно, деньгами с нее. Напрямую управлял директором фонда капитального ремонта. А когда зависимого от бандитов директора «погнали», ну — уволили, он обратился с просьбой о «выделении квот» к врио директора фонда Руслану Шевченко. Тот тоже вроде имел с бандитами какие-то дела, но не настолько «плотные», чтобы быть под полным контролем. Однако требовать помощь с него все равно требовали. А когда он «послал» уголовников, то по наводке Харламова был избит около своего дома. Причем с данным избиением тоже все интересно. Шевченко демонстративно побили 22.06.17 года около его же дома. Однако он, зная о своих «грехах» перед бандитами, демонстративно не стал называть виновных. «Волобуевцы» (часть из которых уже задержали) побоялись действовать дальше. Но преступление вызвало огромный «резонанс» у силовиков. И у нас в СК, и в полиции, и в прокуратуре. Областной прокурор Алексей Цуканов, распорядился задержать Дмитрия Харламова и арестовать его за столь дерзкое преступление.

Дмитрий Харламов

— И? Указание прокурора выполнили? Оно не выглядит незаконным, скорее совсем наоборот.

— Выполнили, задержали. Благо, что в отношении Харламова дал исчерпывающие показания экс-депутат Курского городского собрания пятого созыва — Роман Гладких. Еще один пострадавший от рук преступного сообщества. Роман Евгеньевич скрывать ничего не стал и рассказал все, как было. Потому Харламов был задержан в порядке статьи 91 УК РФ в августе 2017 года. После задержания, следствие, конечно, вышло с ходатайством о заключении этого «деятеля» под стражу, с обвинением об участии в деятельности ОПС. Прокуратура нас горячо поддержала, но судья Дмитрий Щадных его отпустил под подписку. Хотя арестованный вместе с ним Николай Волобуев отправился в СИЗО.

— Возмездно это было сделано или нет?

— Да я же «свечку не держал». Могу полагать, что за взятку. Точно не знаю. Знал бы, давно б сообщил, куда следует. Судью поймать хоть и трудно, но можно. Только точных данных у меня нет. Хотя в среде СК-ФСБ-МВД циркулирует слух о «поднесенных» Дмитрию Щадных (он, кстати, ранее работал следователем прокуратуры) деньгах в сумме то ли 500 тысяч, то миллиона рублей. Конкретики же не знает никто. Могу только сказать, что по таким обвинениям, как предъявленное Харламову, и при таком «статусе» дела не отпускали никого и никогда. Так что повод задуматься есть.

— Это все непойманные члены банды?

— Если бы… Далеко не все… Даже не все эпизоды расследуют. Вот, например, тот же комплекс «Шанталь». Его у бизнесмена Никитина Александра вообще внаглую отобрали, а самого посадили на несколько лет. Про это ваши местные коллеги и федеральные интернет-СМИ немало писали. Так вот, после очередной статьи Никитина вывезли из Льговской колонии, где он отбывал наказание, в Курск. Поместили в СИЗО для допроса как свидетеля, с перспективой перевода в потерпевшие. Однако, только лишь наш коллега Даниил Гончаров — заместитель руководителя первого отдела по расследованию особо важных дел (о преступлениях против личности и общественной безопасности) следственного управления СКР по Курской области — начал активные следственные действия в этом плане, как в отношении него тут же возникло очень мутное обвинение в получении взятки! Гончаров был устранен. Руководитель же отдела, Максим Николаевич Зайцев, намек понял. Попадать в зону для бывших сотрудников в перспективе не захотел, отлично зная, что там делают с «нашим братом». И «спустил» эпизод с Никитиным «на тормозах». Как и эпизод с Романом Алехиным, который, между прочим, помог изобличить Волобуева в мошенничестве по получению денег за дорогостоящий протез. Волобуев поддельные бумаги в соцобеспечение принес на компенсацию. Протез-то очень дорогой. Алехин молчать не стал, помог «вскрыть» этот эпизод. А ведь Алехина тоже ранее осудили не без помощи Зайцева-Волобуева.

Особняк Волобуя 

И все же, несмотря на это, по делу дан полный «стоп». Есть указание ограничиться только выявленными эпизодами и не копать дальше. С точки зрения руководства — финал. И по смежным делам — тоже заморозка. Даже, например, такая ситуация… Наберите в поисковике — «Сургут, Руслан Сибилев, убийство бейсбольными битами, осудили невиновных». Найдете кучу ссылок, как «Робот» признался в том, что забил в этом городе людей дубинами, и подробно описал события. Но по данному факту ранее уже осуждены «стрелочники», которые отсидели огромные сроки. Им надо платить космические компенсации. Возбуждать уголовные дела в отношении судей, следователей, милиционеров, прокуроров. Там уже сроки давности вышли, но все же… А на это никто не пойдет — такая вот у нас система. Круговая порука.

— Вы сказали — финал. Но следователь Гончаров — взятку-то он взял — не ангел, стало быть?

— Ну да. Получается, взял. Я его не оправдываю. Могу только сказать, что там все настолько тщательно было проработано, что не взять было бы трудно. К нарушению закона каждого можно подвести. Но это мое мнение. Еще раз говорю, поступок его не красит. Но пострадал он именно за работу по Волобуеву. А «финал» у нас потому, что, если начать рыть дальше, могут вскрыться совсем уж неприятные факты. Как, например, есть подозрение, что Волобуев через доверенных лиц контролировал некоторых городских судей из окружных судов Курска, шантажируя их компроматом.

— Чем шантажировал?

—А я вам навскидку назову ряд фамилий, курских cудей, а там думайте… Судья Роза Осипова подвергалась нападению бандитов по долгам членов семьи. Была потерпевшей. До сих пор судит уголовные дела. Хотя как? Какая после этого объективность? Судья Елена Колесниченко через год после окончания вуза стала мировым судьей. Под сомнением юридический ценз в 5 лет. А если он и есть, то при тщательной проверке может быть оспорен. Судья Ольга Филатова, будучи сотрудником аппарата суда, по слухам, «нагуляла» ребенка, путем невоздержанности в половом плане, от тогдашнего судьи Промышленного районного суда Алексея Алексеевича Волкова — сына экс-начальника областного УВД. «В обмен на молчание» вроде как получила должность cудьи. Проверку отцовства по ДНК, если что, легко может провести независимая экспертиза федерального уровня. Судья Борис Косяков (недавно ушел в отставку). У этого из-за сложных отношений в семье повесилась жена. Председатель Промышленного суда Владимир Палий сожительствовал с осужденной за мошенничество адвокатом Ниной Ожгихиной. Судья Ольга Петрова «подозревается» коллегами и правоохранителями в том, что осудила (не взяв самоотвод) своего бывшего любовника, Тимура Опемаха. Как, по-вашему, это все умаляет «авторитет судебной власти» или нет?

И представляете теперь — если искать целенаправленно? ФСБ или МВД (да и мы тоже) связаны в поиске компромата на судей федеральными законами. А бандиты-то нет. И как судья тот-то сбор по себе информации проверит? Никак. Тем более, что я, возможно, привел еще и безобидные факты. Хотя даже сказанного мною достаточно, чтобы поднять вопрос о лишении многих статуса, а статус судьи — это верх карьеры юриста. И для сохранения его, удержания в тайне порочащих сведений многие cудьи (а они — прежде всего люди!) способны зайти весьма далеко. Теперь понятнее?

— Если Вы правы, то понятнее. Даже верить в это не хочется.

— Не верьте! Считайте веселым, предновогодним бредом! Так будет легче? Устроит?

— Если Вы врете, то легче. Если нет…

— Какой мне смысл врать? Факты-то проверяемые!

— А другие, непосаженные пособники банды? Их, так сказать, «имена, явки, пароли?»

— В сфере ЖКХ, получения подрядов на ремонты и передаче в управление подконтрольных преступному сообществу домов, согласно моим сведениям, неоценимую помощь Дмитрию Волобуеву оказывали граждане Даниил Золотарев, его друг Роман Зиновьев (кстати, бывший оперативник ОЭБ и ПК УМВД РФ по Курской области), сожительница Золоторева, юрист Курского комитета ЖКХ Марина Терех. Непосредственными исполнителями в работе аффилированных управляющих компаний были экс-сотрудники ФСИН Вячеслав Бартеньев, Алексей Пашнев, Игорь Березуцкий. Одним из непосредственных исполнителей заказных убийств в банде стал Максим Пахомов, в прошлом — сотрудник спецназа УФСИН по Курской области. Уголовно-исполнительная система и полиция у Волобуева вообще как «отдел кадров» работали (смеется).

— Кто еще «сопричастен»?

— Да немало народа… В беседах со мной коллеги из параллельных ведомств отмечали связь с «Волобуями» местных знаменитостей — депутатов Сергея и Максима Васильевых (депутаты от КПРФ. — Прим. ред.). Причем эти подозрения простирались столь далеко, что недавно ушедший на пенсию начальник областной полиции (не главка УМВД, а только полиции), первый зам генерала Кулика Виктор Сидоров вообще лично ездил к братьям Волобуевым в СИЗО, уговаривая их (особенно Николая) рассказать, как и через кого передавались в Москву деньги в сумме около 40 миллионов рублей, чтобы поменять местами задержанного за получение взятки депутата Курского городского собрания Максима Васильева с его «обидчиками» — офицерами областного ОЭБ и ПК. Принципиальными офицерами. Скажу сразу — сделать это удалось. Максим на свободе. Экс-полицейские тоже. Правда, «бонусом» получили по условному сроку, за провокацию взятки. И то не по Васильеву, а по другому человеку. Однако это «торпедировало» уголовное дело в отношении Максима Сергеевича, и оно развалилось. Теперь — вопрос. Виктор Сидоров, он как — дурак? Если бегал к арестованным задавать такие вопросы? Или все же имел основания?

— Наверное, имел… Если столь конкретно спрашивал. Ни к кому другому ведь не ходил?

— Не ходил. Хотя и сам Волобуев тоже иногда «страдал» от мошенников. Например, Дмитрия Васильевича однажды «кинул» один из его работников, Андрей Скитев, «стащив» у Волобуева более 20 миллионов рублей. По данному факту Волобуй даже писал в городскую полицию Курска заявление, под номером КУСП 18180, от 26.08.2015 года. Суммы в этом заявлении прописаны меньшие, но это только повод, чтобы полиция нашла Скитева. Дальше бы Дмитрий сам разобрался… Смешно, что в той ситуации как раз Волобуев хотел «нагреть» один банк, давший зависимой от Димы организации (ООО «Краснополнянская cельхозтехника») крупный кредит на покупку оборудования, которого не существовало в природе. То есть Скитев сработал по принципу — «вор у вора дубинку украл». Отмыл деньги через ряд Орловских фирм-помоек — и был таков! Правда, понимал, конечно, чьи утащил деньги. Прятался. Скрывался. Долго отсиживался в Подмосковье… Я про этот эпизод знаю потому, что сам материал проверки в полицию притащил как раз упомянутый мною Олег Окороков. И когда полиция Волобуеву в мягкой форме отказала (даже Окороков оказался бессилен), то была попытка «сунуть» материал в СК. Правда, наши ребята, почитав бумаги МВД и сходив за консультацией в Росфинмониторинг, сказали, что сажать надо всех — и Скитева, и Волобуева. Там уже господин Голубниченко, который вроде как «ратовал» за его принятие в наше производства, встретил у офицеров Следкома непонимание. После такой отповеди, эта тема как-то заглохла. Причем, еще смешнее тот факт, что бывшая жена Скитева, посвященная, как я слышал, во многие секреты банды, стала (как мне сказали) женой крупного чина из курской полиции — Сергея Александровича Алферова. Представляете, какой у нас тут «клубок»?

Въезд в ООО Краснополянская «Сельхозтехника»

— Касаемо контролируемых бандитами фирм… Списка нет?

— Берете из уголовного дела фигурантов, как-то: Волобуева Николая Васильевича, 22.05.1981 г.р., Харламова Дмитрия Владимировича 30.09.1981г.р., Кожейкина Евгения Николаевича 19.04.1976 г.р., Пахомова Максима Вячеславовича 14.07.1975 г.р., Лифинского Дмитрия Леонидовича 14.01.1984 г.р., Зайцева Владимира Николаевича 02.10.1980 г.р., Зайцева Николая Михайловича 10.10.1959 г.р., Крюкова Георгия Александровича 21.10.1971 г.р. Добавляете к ним указанных в нашей беседе лиц. Вводите в поисковик. Заходите на ресурс «Руспрофиль». Смотрите связи по учредителям и адресам. Вот вам, по сути, и вся банда. Почти полный состав как «актива», так и зависимых лиц.

База «волобуевцев»

— Еще не освещен момент начала «краха» банды. Там Руслан Сибилев начал давать показания? Ведь так?

— Не то что начал — его «не остановить» было. Он по прошествии лет понял, во что и как его втянул Дмитрий Волобуев. А потому топил последнего, что называется, «по уши». «Вываливал» всю подноготную, на очных ставках обещал Волобуя убить. Прямо орал: «Я тебя завалю!», — сопровождая это нецензурной бранью. Конвой и тот нервничал. Обличил всех. И Вам верно сказали — Робота Дима боялся. Сильно. Как в итоге выяснилось, не зря. Были бы оба на свободе, я бы за жизнь Волобуева ломаного пятака не дал.

Руслан Сибилев, Робот 

— Спасибо Вам большое! Побольше бы офицеров, таких, как Вы.

Источник

infopressa.com

Курское следствие: вспоминая громкие дела

КАК ЭТО БЫЛО

25 июля работники следствия отмечают профессиональный праздник. Следственному комитету, который расследует убийства, изнасилования, коррупционные дела и другие тяжкие преступления, исполняется 10 лет. «ДДД» вспомнила самые резонансные случаи, совершенные в Курской области с 2007 года, и пообщалась с одним из опытнейших сотрудников регионального СУ СК, полковником юстиции Сергеем Голубниченко.

Изначально Следственный комитет организовали при прокуратуре, которая традиционно расследовала тяжкие и особо тяжкие преступления. К концу нулевых решено было сделать СК самостоятельным ведомством, структура стала независима в 2011 году. А 2007-й запомнился курянам резонансным убийством двух школьников в Курске: с юношами расправились ради мобильного телефона. Годом позже регион шокировала гибель пяти селян из Солнцевского района, отравившихся в своем доме угарным газом, убийство молодой мамы, преподавателя КГУ, на которую напал психически больной мужчина.

Сергей Голубниченко проработал в курском следствии более 20 лет

2010–2015 годы были богаты на громкие ЧП: расстрел и ограбление инкассаторов в поселке Ворошнево на три миллиона рублей, гибель четырех подростков в Железногорске в рождественскую ночь, подрыв самодельной бомбой преподавателя ЮЗГУ бывшим супругом...

Дела «авторитетов»

Отдельного внимания заслуживают заказные убийства так называемых криминальных авторитетов Курска, о которых мы уже не раз писали. От рук киллеров погибли Алексей Украинцев по кличке Украина, Олег Афанасьев (Шопен), Сергей Делюкин (Диля), а на Дмитрия Волобуева (Волобуй) было совершено очередное покушение.

24 марта 2011 года был застрелен неформальный лидер преступного мира — Олег Афанасьев по кличке «Шопен» (слева). Украинцева киллеры расстреляли через лобовое стекло его машины

Долгое время преступления оставались не раскрыты, пока в конце 2015-го по подозрению в убийстве предпринимателя не экстрадировали из Таиланда курянина Руслана Сибилева, известного как Боксер и Робот. Он не только сознался в преступлении, но и сообщил следователю, что замешан в расстреле Шопена, Украины вместе с Алексеем Хандоцким (Хонда) и Алексеем Аликовым (Охотник). Последний до сих пор в розыске, в организованной группе Сибилева ему отводили роль киллера.

Дело Робота и соучастников продолжают расследовать. В марте 2017 года по подозрению в заказном убийстве Дили были арестованы Волобуев и еще несколько курян. Летом в СИЗО попал бывший начальник УМВД по Курску Николай Зайцев. В региональном СУ СК считают, что он вместе с Волобуем требовал от бизнесмена передать право собственности на 20 гаражей.

Летом в СИЗО попал бывший начальник УМВД по Курску Николай Зайцев

А буквально на днях было заведено уголовное дело на «вора в закона» Виктора Панюшина по прозвищу Пан: есть версия, что он и целая группа жителей области причастны к созданию преступного сообщества.

На днях было заведено уголовное дело на «вора в закона» Виктора Панюшина по прозвищу Пан
Нашли преступника через 10 лет

Интересно вспоминать о преступлениях прошлых лет, например, в «лихие» 90-е. Именно тогда начинал работать Сергей Голубниченко, которого можно назвать одним из опытнейших сотрудников курского СУ СК. Ныне полковник юстиции, 23 года стажа. От рядового следователя дослужился до начальника отдела по расследованию особо важных дел. Недавно в связи с ротацией кадров переведен руководителем Щигровского МСО.

В 1994-м юрист 3-го класса Голубниченко поступил на службу в прокуратуру Ленинского района Курска (ныне – Центральный округ). «Тогда в районе работали четыре следователя, – рассказывает Сергей Борисович. – Нагрузка была приличная. Большую часть занимали убийства бытового характера и связанные с уличной преступностью. Сейчас по области за год регистрируют порядка 80 убийств и тяжких телесных повреждений, повлекших смерть, а тогда цифра доходила до 200 и более. Ходить по улицам было весьма опасно.

– Все случаи невозможно вспомнить, – продолжает Сергей Борисович. – В среднем в год на каждого следователя приходилось 30 дел. Это без учета выездов на места преступлений, которые в силу нагрузки в дальнейшем расследовали другие сотрудники.

Киллеры выпустили в экс-премьера курского правительства Бориса Хохлова 5 пуль

Чему отдавать приоритет? Есть ли разница между бытовой ситуацией, где жена ударила супруга ножом, и заказным убийством экс-премьера курского правительства Бориса Хохлова? Да, иной размах и социальный статус, отличаются способ и место совершения преступления, но в основе обоих случаев лежит человеческая трагедия, переживания родственников. Дела не делят на простые, сложные, резонансные... Основная задача – привлечь злоумышленника к ответственности. Иногда на подобное могут уйти годы.

– В 1995 году в общежитии одного из курских вузов обнаружили труп аспиранта, сотрудника кафедры. Причем тело нашли спустя месяц после смерти, – вспоминает Сергей Борисович. – Раскрыть дело быстро не удалось. В 97-м его поручили мне. Что заинтересовало: в тот же период без вести пропал другой аспирант кафедры. По иску жены его признали без вести отсутствующим, а по судебному решению – умершим. В 2000 году я обратился в ЖЭУ, и выяснилось, что уже после этого решения он был выписан, причем по собственному заявлению. Этакий «призрак». Стали его искать. Был у меня на практике толковый студент Алексей Северилов (ныне старший следователь по особо важным делам Центрального аппарата СК, – ред.). Взяли с ним детализацию домашнего телефона матери пропавшего, выписали знаменательные даты: 23 февраля, 8 марта, дни рождения мамы, дочери, его день рождения.

Проанализировали звонки, все они шли с одного харьковского номера. Курские сотрудники УГРО поехали на Украину и нашли «пропавшего».

Убийцу вычислили по детализации звонков домашнего телефона

– Он написал явку с повинной, рассказал, как все было: выпивали в комнате, собутыльник, служивший в Афганистане, после дозы спиртного стал агрессивным, завязалась борьба. Курянин ударил его по лицу, сломал подъязычную кость. Это причинение смерти по неосторожности. Сроки по делу прошли, ему предлагали вернуться в Россию, но он отказался. Да и никто не выдаст мужчину: у него уже было украинское гражданство.

К удивлению следователей, беглец сам явился через три месяца. Пояснил, что в харьковской милиции ему предложили «опеку»: мол, мы тебя отмазали, теперь будешь в квартал платить нам 2 тысячи долларов.

– Говорит, один раз, может, и заплатил бы, а дальше не потянул бы. Вот и вернулся. Раскаялся, готов был оказать помощь сестре погибшего, заказал памятник на могилу.

Убийцы предпринимателей и «волоконовский маньяк»

Иногда в работе следователю помогает отчасти и везение. Так, подозреваемого в убийстве главврача курского санатория «Маяк» Виктора Баранова, совершенного в 2001-м, нашли спустя 7 лет.

– Случайно «выстрелил палец», оставленный на зеркале заднего вида «Волги» убитого. Выяснилось, что владелец отпечатка за 8 лет до убийства был дактилоскопирован после мелкой кражи с пивзавода. Дактокарта лежала в столе эксперта годами. В ворохе бумаг она могла потеряться и не попасть в базу данных «Папилон», которая стала формироваться в 2000-е...

Главврач курского санатория «Маяк» Виктор Баранов получил семь ударов деревянным бруском по голове

Одних улик порой мало, нужно вывести предполагаемого преступника на разговор, установить психологический контакт.

– В конце 90-х в горпрокуратуре расследовал дело Щадных, Грядского и Малеева, обвинявшихся в убийстве двух предпринимателей. Связывали жертв скотчем, пытали. На улице Песковской у коммерсанта требовали деньги, застрелили его на глазах у сына. Параллельно были выявлены еще 30 преступных эпизодов: угоны, поджоги машин... 30 декабря троицу привезли в УВД, желания говорить у них не было, хотя на ленте скотча остались отпечатки пальцев. Нужно было узнать, где спрятано оружие. В какой-то момент один из задержанных стал рассказывать о любимой девушке, показал ее фото, расплакался. Понял, что хочет быстрее вернуться к ней, начал давать признательные показания.

Расследовал Сергей Борисович и дело «волоконовского маньяка» Будакова, который орудовал в Промышленном районе Курска (ныне – Сеймский округ) в конце 90-х. Физически крепкий, под два метра ростом извращенец выходил поздним вечером из поселка Ворошнево, направлялся в город, где искал своих жертв. В суде удалось доказать 11 нападений, одно убийство.

– Отбывая срок за попытку изнасилования, он воспылал ненавистью к женщинам. Выйдя на свободу, стал мстить. Нападал без учета возраста, внешности, брал в расчет только пол. Подбегал сзади, оглушал жертву ударом кулака, после чего пользовался ее беспомощностью. Убивать не хотел. Признался, что с девушкой, погибшей около загса, «переусердствовал».

Милиционер и в отпуске – милиционер

Середина 2000-х. В кафе на Красной площади Курска произошло покушение на убийство начальника одного из отделов милиции. Находясь в отпуске, зашел в заведение и попал под оскорбления местных криминальных авторитетов, узнавших его. Словесный конфликт перерос в драку, начальника избили, он попал в больницу.

– Казалось бы, простое дело, но мы встретили серьезное противодействие. Квалифицировали случай как применение насилия в отношении представителя власти – хотя сотрудник был в отпуске, били его все-таки как милиционера. Обвиняемые на следствии стали отрицать, что ранее знали потерпевшего. Подсылали своих свидетелей, утверждавших, что сотрудник был пьян и первый полез в драку против пяти человек. При проверке выяснилось, что один «очевидец» в момент преступления ехал на поезде в Орловской области, второй тоже вызывал сомнения.

Тогда рабочий день Голубниченко строился так: до трех часов ночи он вместе с криминалистами искал в халинском лесу закопанный участковым Курского РОВД труп, а днем отбивался от нападок «свидетелей» по делу начальника-милиционера, которые пытались забрать показания, провоцировали на скандал, записывали происходящее на диктофон. Но исход все же оказался на стороне правоохранителей. Нашелся человек, давший ценные показания. Тогда в Курске впервые работали с залегендированным свидетелем, он проходил по делу под псевдонимом, настоящее имя знал только следователь, в суде выступал из специального помещения, его голос исказили.

Эпопея с избиением начальника отдела милиции закончилась реальными сроками для его обидчиков. По ходу расследования были выявлены и другие преступления «братков».

www.dddkursk.ru

Курское следствие: вспоминая громкие дела

25 июля 2017, 10:12

25 июля работники следствия отмечают профессиональный праздник. Следственному комитету, который расследует убийства, изнасилования, коррупционные дела и другие тяжкие преступления, исполняется 10 лет. «ДДД» вспомнила самые резонансные случаи, совершенные в Курской области с 2007 года, и пообщалась с одним из опытнейших сотрудников регионального СУ СК, полковником юстиции Сергеем Голубниченко.

Изначально Следственный комитет организовали при прокуратуре, которая традиционно расследовала тяжкие и особо тяжкие преступления. К концу нулевых решено было сделать СК самостоятельным ведомством, структура стала независима в 2011 году. А 2007-й запомнился курянам резонансным убийством двух школьников в Курске: с юношами расправились ради мобильного телефона. Годом позже регион шокировала гибель пяти селян из Солнцевского района, отравившихся в своем доме угарным газом, убийство молодой мамы, преподавателя КГУ, на которую напал психически больной мужчина.

Сергей Голубниченко проработал в курском следствии более 20 лет

2010–2015 годы были богаты на громкие ЧП: расстрел и ограбление инкассаторов в поселке Ворошнево на три миллиона рублей, гибель четырех подростков в Железногорске в рождественскую ночь, подрыв самодельной бомбой преподавателя ЮЗГУ бывшим супругом...

Дела «авторитетов»

Отдельного внимания заслуживают заказные убийства так называемых криминальных авторитетов Курска, о которых мы уже не раз писали. От рук киллеров погибли Алексей Украинцев по кличке Украина, Олег Афанасьев (Шопен), Сергей Делюкин (Диля), а на Дмитрия Волобуева (Волобуй) было совершено очередное покушение.

24 марта 2011 года был застрелен неформальный лидер преступного мира — Олег Афанасьев по кличке «Шопен» (слева). Украинцева киллеры расстреляли через лобовое стекло его машины

Долгое время преступления оставались не раскрыты, пока в конце 2015-го по подозрению в убийстве предпринимателя не экстрадировали из Таиланда курянина Руслана Сибилева, известного как Боксер и Робот. Он не только сознался в преступлении, но и сообщил следователю, что замешан в расстреле Шопена, Украины вместе с Алексеем Хандоцким (Хонда) и Алексеем Аликовым (Охотник). Последний до сих пор в розыске, в организованной группе Сибилева ему отводили роль киллера.

Дело Робота и соучастников продолжают расследовать. В марте 2017 года по подозрению в заказном убийстве Дили были арестованы Волобуев и еще несколько курян. Летом в СИЗО попал бывший начальник УМВД по Курску Николай Зайцев. В региональном СУ СК считают, что он вместе с Волобуем требовал от бизнесмена передать право собственности на 20 гаражей.

Летом в СИЗО попал бывший начальник УМВД по Курску Николай Зайцев

А буквально на днях было заведено уголовное дело на «вора в закона» Виктора Панюшина по прозвищу Пан: есть версия, что он и целая группа жителей области причастны к созданию преступного сообщества.

На днях было заведено уголовное дело на «вора в закона» Виктора Панюшина по прозвищу Пан

Нашли преступника через 10 лет

Интересно вспоминать о преступлениях прошлых лет, например, в «лихие» 90-е. Именно тогда начинал работать Сергей Голубниченко, которого можно назвать одним из опытнейших сотрудников курского СУ СК. Ныне полковник юстиции, 23 года стажа. От рядового следователя дослужился до начальника отдела по расследованию особо важных дел. Недавно в связи с ротацией кадров переведен руководителем Щигровского МСО.

В 1994-м юрист 3-го класса Голубниченко поступил на службу в прокуратуру Ленинского района Курска (ныне – Центральный округ). «Тогда в районе работали четыре следователя, – рассказывает Сергей Борисович. – Нагрузка была приличная. Большую часть занимали убийства бытового характера и связанные с уличной преступностью. Сейчас по области за год регистрируют порядка 80 убийств и тяжких телесных повреждений, повлекших смерть, а тогда цифра доходила до 200 и более. Ходить по улицам было весьма опасно.

– Все случаи невозможно вспомнить, – продолжает Сергей Борисович. – В среднем в год на каждого следователя приходилось 30 дел. Это без учета выездов на места преступлений, которые в силу нагрузки в дальнейшем расследовали другие сотрудники.

Киллеры выпустили в экс-премьера курского правительства Бориса Хохлова 5 пуль

Чему отдавать приоритет? Есть ли разница между бытовой ситуацией, где жена ударила супруга ножом, и заказным убийством экс-премьера курского правительства Бориса Хохлова? Да, иной размах и социальный статус, отличаются способ и место совершения преступления, но в основе обоих случаев лежит человеческая трагедия, переживания родственников. Дела не делят на простые, сложные, резонансные... Основная задача – привлечь злоумышленника к ответственности. Иногда на подобное могут уйти годы.

– В 1995 году в общежитии одного из курских вузов обнаружили труп аспиранта, сотрудника кафедры. Причем тело нашли спустя месяц после смерти, – вспоминает Сергей Борисович. – Раскрыть дело быстро не удалось. В 97-м его поручили мне. Что заинтересовало: в тот же период без вести пропал другой аспирант кафедры. По иску жены его признали без вести отсутствующим, а по судебному решению – умершим. В 2000 году я обратился в ЖЭУ, и выяснилось, что уже после этого решения он был выписан, причем по собственному заявлению. Этакий «призрак». Стали его искать. Был у меня на практике толковый студент Алексей Северилов (ныне старший следователь по особо важным делам Центрального аппарата СК, – ред.). Взяли с ним детализацию домашнего телефона матери пропавшего, выписали знаменательные даты: 23 февраля, 8 марта, дни рождения мамы, дочери, его день рождения.

Проанализировали звонки, все они шли с одного харьковского номера. Курские сотрудники УГРО поехали на Украину и нашли «пропавшего».

Убийцу вычислили по детализации звонков домашнего телефона

– Он написал явку с повинной, рассказал, как все было: выпивали в комнате, собутыльник, служивший в Афганистане, после дозы спиртного стал агрессивным, завязалась борьба. Курянин ударил его по лицу, сломал подъязычную кость. Это причинение смерти по неосторожности. Сроки по делу прошли, ему предлагали вернуться в Россию, но он отказался. Да и никто не выдаст мужчину: у него уже было украинское гражданство.

К удивлению следователей, беглец сам явился через три месяца. Пояснил, что в харьковской милиции ему предложили «опеку»: мол, мы тебя отмазали, теперь будешь в квартал платить нам 2 тысячи долларов.

– Говорит, один раз, может, и заплатил бы, а дальше не потянул бы. Вот и вернулся. Раскаялся, готов был оказать помощь сестре погибшего, заказал памятник на могилу.

Убийцы предпринимателей и «волоконовский маньяк»

Иногда в работе следователю помогает отчасти и везение. Так, подозреваемого в убийстве главврача курского санатория «Маяк» Виктора Баранова, совершенного в 2001-м, нашли спустя 7 лет.

– Случайно «выстрелил палец», оставленный на зеркале заднего вида «Волги» убитого. Выяснилось, что владелец отпечатка за 8 лет до убийства был дактилоскопирован после мелкой кражи с пивзавода. Дактокарта лежала в столе эксперта годами. В ворохе бумаг она могла потеряться и не попасть в базу данных «Папилон», которая стала формироваться в 2000-е...

Главврач курского санатория «Маяк» Виктор Баранов получил семь ударов деревянным бруском по голове

Одних улик порой мало, нужно вывести предполагаемого преступника на разговор, установить психологический контакт.

– В конце 90-х в горпрокуратуре расследовал дело Щадных, Грядского и Малеева, обвинявшихся в убийстве двух предпринимателей. Связывали жертв скотчем, пытали. На улице Песковской у коммерсанта требовали деньги, застрелили его на глазах у сына. Параллельно были выявлены еще 30 преступных эпизодов: угоны, поджоги машин... 30 декабря троицу привезли в УВД, желания говорить у них не было, хотя на ленте скотча остались отпечатки пальцев. Нужно было узнать, где спрятано оружие. В какой-то момент один из задержанных стал рассказывать о любимой девушке, показал ее фото, расплакался. Понял, что хочет быстрее вернуться к ней, начал давать признательные показания.

Расследовал Сергей Борисович и дело «волоконовского маньяка» Будакова, который орудовал в Промышленном районе Курска (ныне – Сеймский округ) в конце 90-х. Физически крепкий, под два метра ростом извращенец выходил поздним вечером из поселка Ворошнево, направлялся в город, где искал своих жертв. В суде удалось доказать 11 нападений, одно убийство.

– Отбывая срок за попытку изнасилования, он воспылал ненавистью к женщинам. Выйдя на свободу, стал мстить. Нападал без учета возраста, внешности, брал в расчет только пол. Подбегал сзади, оглушал жертву ударом кулака, после чего пользовался ее беспомощностью. Убивать не хотел. Признался, что с девушкой, погибшей около загса, «переусердствовал».

Милиционер и в отпуске – милиционер

Середина 2000-х. В кафе на Красной площади Курска произошло покушение на убийство начальника одного из отделов милиции. Находясь в отпуске, зашел в заведение и попал под оскорбления местных криминальных авторитетов, узнавших его. Словесный конфликт перерос в драку, начальника избили, он попал в больницу.

– Казалось бы, простое дело, но мы встретили серьезное противодействие. Квалифицировали случай как применение насилия в отношении представителя власти – хотя сотрудник был в отпуске, били его все-таки как милиционера. Обвиняемые на следствии стали отрицать, что ранее знали потерпевшего. Подсылали своих свидетелей, утверждавших, что сотрудник был пьян и первый полез в драку против пяти человек. При проверке выяснилось, что один «очевидец» в момент преступления ехал на поезде в Орловской области, второй тоже вызывал сомнения.

Тогда рабочий день Голубниченко строился так: до трех часов ночи он вместе с криминалистами искал в халинском лесу закопанный участковым Курского РОВД труп, а днем отбивался от нападок «свидетелей» по делу начальника-милиционера, которые пытались забрать показания, провоцировали на скандал, записывали происходящее на диктофон. Но исход все же оказался на стороне правоохранителей. Нашелся человек, давший ценные показания. Тогда в Курске впервые работали с залегендированным свидетелем, он проходил по делу под псевдонимом, настоящее имя знал только следователь, в суде выступал из специального помещения, его голос исказили.

Эпопея с избиением начальника отдела милиции закончилась реальными сроками для его обидчиков. По ходу расследования были выявлены и другие преступления «братков».

Выскажите своё мнение о новости

www.dddmarket.ru

Сборище зависимых людей

Мы уже писали о том, что следственное управление СК России по Курской области – это сброд людей, которые, так или иначе, запачканы и, соответственно, зависимы. Марионетки. Возьмите следователя, который возбуждал уголовное дело на Ольгу Ли – Потемкин. Хорошо известно, чем закончилось руководство районом его отцом. Громкий коррупционный скандал. За ним же ДТП, расследование которого закрыто при странных обстоятельствах. Сегодня сыночка папы коррупц…. перевели из областного управление в районное. Понизили , но не убрали, а значит это дерь… позже где-то всплывет. Шашков, начальник службы собственной безопасности. Сбил велосипедиста. Точнее, если верить материалам дела, а мы им не верим, велосипедист выехал на встречную полосу и сбил машину Шашкова. Ничего удивительного, разбором полетов занимались друзья. Поэтому в сводке скрыто место работы “потерпевшего” Шакова. Зато свое пристрастие к рюмке ни он, никто другой в СУ не скрывает и даже выкладывают свои фото в сети. По некоторой информации, уволен, начальник процессуального контроля Кривко. Папа – уважаемый человек, но за сыном такой шлейф, что его надо не увольнять, а как говорят, сажать. Начальник, одного из районных подразделений Зимин трижды был пойман за рулем в нетрезвом состоянии (составлялись протоколы), дважды, с одним из своих коллег Усовым замечен в драках, а вероятней в нападении, поскольку одна из их жертв архитектор, уважаемый человек, точно на них не нападал бы. Но всякий раз, распоясовшиеся ищейки уходят от ответственности, перекладывая свою вину, не без помощи полиции и прокуратуры, на невиновных. Заместитель Усова по некоторой информации Щепаков привлекался к уголовной ответсвенности за хулиганство и уголовное дело было закрыто за примирением сторон. Однако данный факт не мешал ему несколько лет работать в органах СК. Исполняющий обязанности руководителя СУ Кретов, до сих пор не может смирится с тем, что не он возглавил управление и в узких кругах поливает грязью и укоряет молодостью, нового руководителя. Дескать, у него молоко на губах не обсохло, а ему область. Ну да надо было ее Кретову отдать, надо же троих детей на ноги поднимать. А ведь как старался лизал з… прокурору. Начальник отдела по расследованию особо важных дел Голубниченко. Говорят сотрудники ФСБ подозревали его в получении взятки, но судя по всему доказать не смогли, да и как докажешь, если у взяткодателя своих проблем хватает. Интересно, а не было ли у него желания провести расследование, как одно из курских предприятий, трикотажная фабрика, оказалась собственностью его семьи. Ну тогда мы как-нибудь расскажем. Или например, кого из фигурантов дела о громких, заказных убийствах , о которых в своем обращении к Президенту сообщает этапированный из Таиланда Руслан Сибилев, он скрыл и почему. Этот список можно продолжать долго и мы его обязательно продолжим. на фото Кретов, Голубниченко, Сибилев, Шашков, Потемкин, отец Потемкина. Ну и, конечно, вдохговитель всей этой компании – прокурор области Филимонов. О нем мы много рассказывали и обязательно расскажем еще.

Администратор.

  • В отставку уходит Первый заместитель администрации Курска
  • Куряне, готовьте буржуйки
  • Верните деньги за газификацию
  • Мы, сельские жители, изгои. пос. Косиновский
  • В СК предложили ввести уголовное наказание за вождение без прав
  • Лекарство от ума

gazeta-ng.ru


Смотрите также