Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Григорий сковорода биография


Григорий Сковорода - краткая биография, факты, личная жизнь

Далее человек, распрашивая Софию, узнаёт, что у неё есть сестра:

Ей сто имён. Она, Однак, у россиян есть бестолковщина.

По ходу диалога человек начинает провоцировать Софию глупыми вопросами про китайцев, отчего София обвиняет его во лжи и глупости. Человек же обвиняет саму Софию во вранье, тем самым возникает подозрение в том, что это её сестра. Таким образом, читатель, полагавший вначале, что диалог разворачивается между человеком и Софией, в конце не может понять, кто перед ним: была ли то с самого начала София, или же её в диалоге не было вовсе. Так Григорий Сковорода раскрывает ускользающую природу безначальной истины, поиск который упирается в познание самого себя, так как если перед человеком и впрямь предстала София, то не её ли сестра сподвигла человека разувериться во встрече с истиной. Диалог о премудрости Сковороды представляет особый интерес в контексте истории русской философии, так как он предвещает Софиологию двоюродного правнука Сковороды — Владимира Соловьёва.

Герменевтика Г. С. Сковороды

Язык Г. С. Сковороды

Латинская басня про волка и козлёнка, написанная Григорием Саввичем Сковородой.

Язык произведений Григория Саввича Сковороды представляет проблемное поле, затрагивающее вопросы как филологического, так и философского характера. Специфика языка Сковороды отмечалась уже его учеником Коваленским. Так М. И. Коваленский утверждал, что Сковорода писал «на российском, латинском и эллинском языке», хотя иногда употреблял «малороссийское наречие».

Тот факт, что Григорий Сковорода писал все свои основные труды по-русски, вызвал большое негодование среди украинофилов на рубеже XIX—XX веков, в частности, у ряда украинских писателей. Язык Сковороды вызывал неприкрытое раздражение у поэта Тараса Шевченко, с негодованием писавшего, что Сковороду «збила з пливу латинь, а потім московщина». Другой украинский писатель Иван Нечуй-Левицкий, в целом относившийся к русскому языку резко негативно, с огорчением писал, что своеобразие языка Сковороды объясняется тем, что книжный язык был «поглощён» Ломоносовым — «мова вже була загарбана» — «и возвращался на Украину в великорусских цветах». В то же время, церковный язык ещё не перевёлся. Сковорода также не мог отказаться и от родного народного языка. Всё эти ответвления, по мнению писателя, «Сковорода смешивал в кучу, временами в удивительных языковых композициях, чудных, рябых и в целом тёмных». Самого Сковороду Левицкий называл «несколько чудаковатым».

Известный украинист, эмигрант второй волны Ю. В. Шевелёв, проведя филологический анализ ряда ключевых сочинений Григория Сковороды, пришёл к выводу, что Сковорода в своих произведениях придерживался разновидности русского языка, хоть и отличной от литературного языка Москвы и Санкт-Петербурга. По мнению Ю. В. Шевелёва, своеобразие языка Григория Сковороды отражает, прежде всего, диалектные особенности русского языка, характерные для образованного сословия Слободского края. Обилие церковнославянизмов русского извода («Russian Church Slavonicisms») в произведениях Сковороды Ю. В. Шевелёв объясняет жанровыми особенностями трудов философа, тяготевшего к стилю барокко. Ю. В. Шевелёв констатирует, что, «отбросив очки романтизма и популизма», язык Сковороды нужно рассматривать как разновидность русского языка с элементами церковнославянской и народной лексики. В. М. Живов пришёл к выводу, что Сковорода находился на пути «сведения русского и церковнославянского воедино». К схожему заключению приходят Л. А. Софронова, О. В. Марченко, Л. В. Ушкалов и другие исследователи. Проведя филологический анализ всего корпуса сочинений Сковороды, Людмила Софронова пришла к выводу, что основными «рабочими языками» Сковороды были церковнославянский язык русского извода, русский разговорный язык и находившийся в становлении русский литературный язык. Как показала Л. А. Софронова, Сковорода не просто обращался к языковым возможностям церковнославянского и русского языков, но раскрывал их культурные функции: прежде всего, через призму оппозиции сакральное/светское.

Так, «ветхославенский» (церковнославянский язык по терминологии философа) — язык сакральный. Сковорода обращается к нему всякий раз, когда цитирует Библию. По мнению Л. А. Софроновой, философ любил использовать в собственных рассуждениях о Священном Писании риторический ход imitatio, как бы подражая Писанию: в этих случаях он переходил на церковнославянский язык. Иногда, впрочем, Сковорода обращается к церковнославянской лексике и в эпистолярных трудах. Наряду с церковнославянским, философ часто обращается в своих толкованиях Писания к русскому литературному языку, который содержал в себе множество церковнославянизмов. В. М. Живов отмечает, что «новый русский литературный язык мог с равным успехом черпать и из русского, и из церковнославянского источника». Таким образом, переход с языка на язык в произведениях Сковороды был естественным. Русский язык для Сковороды — это, прежде всего, язык проповеди, которую и не следует произносить высоким стилем: «используя русский язык, (Сковорода) стремится приблизить священный текст к читателю». Для стилистических перебивок Сковорода также использовал русский разговорный язык. Церковнославянский, русский (разговорный и литературный, находившийся в становлении) языки органично переплетались в произведениях Сковороды, посвящённых вопросам толкования Священного Писания. «Специфика употребления церковнославянского и русского языков состоит в том, что они являются взаимодействующими величинами».

Отмечая своеобразие языка Сковороды Ю. М. Лощиц пишет: «Сегодня язык, на котором Григорий Сковорода писал свои стихи, басни и прозаические диалоги, нуждается не просто в снисхождении, но и в самой решительной реабилитации. Сковорода-писатель прекрасно чувствовал себя в современной ему языковой стихии, она его нисколько не смущала и не служила помехой для его самовыражения. Переведи мы все его творения на современный русский или современный украинский, и сколько обнаружится невозместимых потерь!»

Помимо этого, Сковорода часто прибегал к латинскому языку. Латынь для Сковороды — это прежде всего эпистолярный язык, язык светской учёности, язык басен, поэзии и философии. Иногда Сковорода переходит на латынь в ремарках. В рассуждениях, касающихся вопросов толкования Священного Писания, Сковорода его не применял.

Греческий язык в произведениях Сковороды часто используется для истолкования исторических анекдотов. Сковорода рассматривает его как язык совершенного искусства и философии, язык Гомера и Сократа. В отличие, к примеру, от А. А. Барсова, Сковорода редко обращается к нему для истолкования Библии. Сковорода также уделял внимание греческому языку в эпистолярных трудах, о чём свидетельствует его переписка с Михаилом Коваленским.

Как элементы барочной культуры в ключевых произведениях Сковороды в качестве перебивок также появляются латынь, древнегреческий, древнееврейский, немецкий, польский и даже венгерский языки.

Оценки и рецепция Г. С. Сковороды

В Российской империи

Титульный лист знаменитой книги о Сковороде Владимира Францевича Эрна «Григорий Сковорода. Жизнь и учение» (Москва, 1912)

Оценки культурного значения Г. С. Сковороды крайне полярны. О. В. Марченко пишет: «Личность Сковороды постепенно становиласьобразом, символом, к которому притягивались, вокруг которого кристаллизовались и причудливо выстраивались разнообразные идеологические проекты». В Российской империи одни авторы были склонны видеть в нём значительную фигуру для отечественной культуры (В. Ф. Эрн, В. В. Зеньковский, Д. И. Багалей и др. — в их произведениях Сковорода предстаёт как «достойный для сердец пример», «первый русский религиозный философ», «первый самобытный мыслитель Руси», «завершитель эпохи казацкого барокко в литературе» и т. д.); другие, напротив, исходили из того, что значение Сковороды незаслуженно преувеличено и искусственно раздуто на волне национального патриотизма (В. В. Крестовский, Г. Г. Шпет, Э. Л. Радлов и др.). В. В. Крестовский резко отзывался о наследии философа, называя произведения Сковороды «семинарским тупоумием, схоластической ерундой и бурсацкой мертвечиной». Э. Л. Радлов писал беспристрастно: «Большого влияния Сковорода на развитие философии не имел; он оставил после себя лишь кружок поклонников, но не создал школы». Критическая позиция Радлова не была лишена оснований. В период расцвета Российской империи интерес к произведениям Г. С. Сковороды изначально проявляли только московские мартинисты, находившиеся в близких отношениях с учениками философа — Томарой и Коваленским: так через Томару философия Сковороды проникла в труды Жозефа де Местра, а через Коваленского — состоялось знакомство с трудами Сковороды Лабзина, Жихарева и Хомякова. Москвичи также знакомились с творчеством Сковороды благодаря его другу Ф. И. Дискому, предлагавшему в 1817 году свои услуги по разъяснению сочинений Сковороды в «Московских ведомостях». В письме 1829 года императору Николаю I Ю. Н. Бартенев, с большим пиететом относившийся к мистической литературе мартинистов, писал о жизнеописании: «известного Сковороды, который был украшением века августейшей твоей бабки и венценосного родителя твоего, который в мудрой Екатерине видел Северную Минерву, и которую сей единственно-национальный философ Русский научал любить и благоговеть пред гениальностию мудрой монархини».

Сковорода был особенно любим среди русских вельмож по нескольким причинам: он не только был одним из видных придворных подданных, прославивших Россию в своих произведениях и воспитавших целую плеяду русских государственных деятелей (Коваленский, Вишневский, Томара), но и стал, наряду с Георгием Конисским, одним из ярких сторонников малороссийской идентичности и служения Малой и Великой России под общим монаршим началом, что не мешало Сковороде быть противником крепостного права. Это обстоятельство привлекало интерес к наследию Сковороды среди русских вельмож и вызывало глубокое негодование у украинофилов. В повести «Близнецы» Тарас Шевченко гневно охарактеризовал Сковороду: «Мне кажется, никто так внимательно не изучал бестолковых произведений философа Сковороды, как князь Шаховской. В малороссийских произведениях почтеннейшего князя со всеми подробностями отразился идиот Сковорода. А почтеннейшая публика видит в этих калеках настоящих малороссиян. Бедные земляки мои!..» Русский писатель Николай Гоголь, напротив, относился к наследию Григория Сковороды с одобрением.

Большой вклад в популяризацию фигуры Сковороды внесли его первые биографы: прежде всего, ученик Михаил Коваленский (автор первого очерка о Сковороде «Жизнь Григория Сковороды. Писана 1794 года в древнем вкусе»). Очерк произвёл сильное впечатление на графа Льва Толстого. Другой видный биограф — Густав Гесс де Кальве — со Сковородой его связал брак с Серафимой Мечниковой, чей отец был близким другом малороссийского философа. Оба биографа — Коваленский и Гесс де Кальве — в красках описали жизнь философа. В меньшей степени на восприятие наследия Сковороды оказали влияние биографические очерки, составленные «обрусевшим швейцарцем» Иваном Вернетом, знавшим Сковороду лично, и Иваном Снегирёвым, опиравшимся на очерк Вернета. Тем не менее, особо ценны воспоминания Вернета о Сковороде как личности: его характере и манере вести спор. Наряду с упомянутыми биографами, особую роль в распространении идей философа сыграл видный молдавский писатель Александр Хиждеу, впервые назвавший Сковороду «русским Сократом», ссылаясь на не сохранившийся до настоящего времени труд философа «Софросина, сиречь, толкование на вопрос, „что нам нужно есть“ и на ответ „Сократа!“».

Первым крупным обзорным исследованием, в котором рассматривалось значение жизни и наследия Сковороды, а также его влияние на философию и литературу, по праву считается издание сочинений философа, предпринятое Дмитрием Ивановичем Багалеем к 100-летию со дня смерти малороссийского мудреца. Багалей провёл обстоятельное исследование и, фактически, описал в своих произведениях все наиболее значимые труды, посвящённые жизни и философии Григория Саввича Сковороды, существовавшие на тот момент. К числу наиболее значительных исследований жизни и творчества Сковороды Багалей отнёс работы И. М. Снегирёва, И. И. Срезневского, Н. Ф. Сумцова, А. Я. Ефименко, Ф. А. Зеленогорского и В. И. Срезневского. Особенной похвалы Багалея удостоился труд о Сковороде Владимира Францевича Эрна. Багалей не был склонен преувеличивать значение философских трудов Сковороды и прямо писал, что его жизнь представляет интерес гораздо больший, нежели его произведения. «Общий смысл жизни Сковороды, — пишет исследователь, — вполне сходится с его учением» и в этом состоит его ценность. К числу оригинальных идей своего исследования сам Д. И. Багалей относил сравнительный анализ жизни Сковороды и графа Льва Николаевича Толстого.

Титульный лист издания: Ученые Семеновъ, Сковорода, Тезиковъ. Русскiе самородки въ жизнеописанiяхъ и изображенiяхъ. Санкт-Петербург, 1910.

Особое внимание следует обратить на то, что в Российской империи Сковорода причислялся как к русским, так и к украинским мыслителям, причём обе характеристики рассматривались не как взаимоисключающие, а как взаимодополняющие и уточняющие. Священник Н. Стеллецкий, к примеру, использовал обе характеристики в своей работе 1894 года. Это обстоятельство объясняется многозначностью обеих характеристик в дореволюционной России. Сковорода мог свободно причисляться к русским философам в силу подданства, языка произведений и этнической принадлежности: последняя признавалась в силу господства концепции триединого русского народа, предпосылки которой проклёвывались уже у самого Григория Саввича Сковороды, а также у его учителя Георгия Конисского, ратовавшего за воссоединение древнерусских земель «мужицких и литвинских» под властью русского царя. Д. И. Багалей даже писал, что в ряде своих высказываний Сковорода «выступает русским националистом». Связь национального и религиозного сознания Сковороды, по-видимому, была в полной мере раскрыта в не дошедших до нас произведениях философа, озаглавленных как «Книжечка о любви до своих, нареченная Ольга православная» и «Симфония о народе». В то же самое время Сковорода мог рассматриваться как украинский мыслитель: во-первых, в силу происхождения, во-вторых, в виду основного места проживания, так как большую часть времени Сковорода проводил в Слободской губернии. Слободская губерния была утверждена на земле, где в XVII веке располагалась засечная черта слободских казацких полков Русского царства. В народе земля называлась слобожанщиной, слободской украйной, засечной чертой, граничной землёй, украйной или окраиной. Топоним слободская украйна нашёл отражение в административно-территориальном делении Российской империи: губерния при Евдокиме Щербинине стала называться в официальных документах Слободской Украинской (безотносительно этнического состава губернии). В силу данного обстоятельства историк Н. И. Петров, к примеру, выделял «малороссийский» и «украинский» периоды Сковороды, опираясь на административно-территориальное деление России. М. В. Безобразова сравнивая Г. Н. Теплова и Г. С. Сковороду утверждает, что Теплов «одинаково малоросс» со Сковородой (при том что Теплов был коренным уроженцем Пскова). В исследовании Безобразова подразумевает, что Теплов жил в Малороссии и служил в гетманской канцелярии. Не менее примечательно известное высказывание самого Сковороды на этот счёт: философ называл Малороссию, то есть Киевскую губернию, «матерью», а Украйну, то есть Слободскую губернию — «тёткой». Таким образом, указание как на украинскую, так и на русскую идентичность в произведениях Сковороды и в исследовательской литературе Российской империи, посвящённой философу, не находилось в прямой зависимости от этнического происхождения и лишь частично могло быть связано с культурной самоидентификацией философа и его любовью к «малой родине». В действительности указание на обе формы идентичности могло быть продиктовано различными факторами, одним из которых было административно-территориальное деление страны.

В трудах эмигрантов из России и Австро-Венгрии

Титульный лист книги о Сковороде графа Петра Бобринского «Старчикъ Григорiй Сковорода» (Париж, 1929)

Особое место в истории изучения наследия Григория Сковороды занимает эмигрантская литература, возникшая на волне радикальных изменений в европейской национальной политике, приведших к кризису монархического строя на континенте. В ходе гражданской войны 1917—1923 годов, а также по её итогам, Россию были вынуждены покинуть как сторонники белого монархического движения, так и многих революционных движений, не получивших одобрения и поддержки со стороны новой «красной власти». В то же время в Австро-Венгерской империи, распавшейся в силу поражения в войне, революционные брожения отразились на положении галичан, многие из которых оказались в опале и бежали — в зависимости от политических предпочтений и национальной идентичности — кто на запад, кто на восток. Эмиграция интеллектуалов из повергнутых в крах империй отразилась, в частности, на формировании новых парадигм исследований философии, в том числе Г. С. Сковороды. В силу радикальных изменений национальной политики старых империй в период военного противостояния, а также трансформации смыслов прежних этнонимов и топонимов и изменений в геополитической карте Европы по итогам Великой войны, в трудах эмигрантов из бывших империй сформировались, применительно к наследию Сковороды, две парадигмы политических антагонистов: консервативно-монархическая «русская», также известная как «малорусская» (В. В. Зеньковский, П. А. Бобринской) и национально-центристская «украинская» (Д. И. Чижевский, И. Мирчук). Данное разделение, однако, было в известной степени условным, так как, например, Зеньковский и Чижевский читали труды друг друга и были знакомы лично. Д. И. Чижевский, хоть и был первым историографом украинской философии, тем не менее, в равной степени ощущал свою связь с русской белой эмиграцией и поддерживал с ней крайне тёплые отношения. Даже книгу о Сковороде Чижевский планировал опубликовать в Русском обществе в Белграде.

Примечательно, что «украинская» концепция получила широкую поддержку в период подъёма Польского государства, преимущественно во Львове и в Варшаве при Юзефе Пилсудском и получила дальнейшее интеллектуальное развитие в трудах эмигрантов из Польши, работавших в Украинском свободном университете сначала в Праге, затем в Мюнхене, а затем в канадской школе украинистики. При этом сторонники обоих «философских лагерей» были идеологически и политически ангажированы в своих исследованиях. Так утверждение украинской парадигмы требовало пересмотра всей интеллектуальной истории Восточной Европы. А. В. Малинов в этой связи пишет: «Д. И. Чижевский, пытаясь составить историю украинской философии, был вынужден непомерно возвеличить значение Сковороды как мыслителя. С одной стороны, он пытался проследить связь его воззрений с традицией немецкого мистицизма, а с другой, ещё более сомнительную связь антиномизма метода его произведений с немецкой идеалистической философией. Впрочем, то обстоятельство, что Сковорода был современником Канта, ещё не делает его кантианцем». Об этом же пишет русский эмигрант Б. В. Яковенко: «Первый по-настоящему русский философ и современник Канта Сковорода, кажется вплоть до своей смерти, не имел никакого представления о великом господствующем философе, да и полностью оставил без внимания его учение». С другой стороны, отмечает А. В. Малинов, бросается в глаза, как В. В. Зеньковский «пытался представить такую эволюцию философских идей русских мыслителей, в которой бы решающую роль играли их религиозные взгляды».

Показательно, что труд В. В. Зеньковского вызвал критику не только со стороны сторонников украинофильского движения, таких как Д. И. Чижевский, но и со стороны русофилов, например, Г. В. Флоровского. В письме Д. И. Чижевскому отец Георгий Флоровский, будучи экуменистом, критиковал В. В. Зеньковского за попытки усмотреть в православии особый русский путь, отличный от западноевропейского. Отец Г. В. Флоровский воспринимал разрыв между «греко-русским» и «романо-германским» мирами как общеевропейскую трагедию и полагал, что противопоставлять Россию Европе в культурном отношении неуместно. Флоровский писал, что такое противопоставление упрощает природу противоречий между упомянутыми «мирами-близнецами», усматривать же в самобытности русского мира чуждое европейским ценностям начало, — по мнению Флоровского, — не только не верно, но и порочно.

В. В. Зеньковский же, по всей видимости, усматривал основную задачу в противостоянии советской парадигме истории философии и занимал охранительную консервативно-православную позицию: труды Д. И. Чижевского и И. Мирчука его при этом мало волновали. Примечательно, что и Чижевский, и Зеньковский, в своей интерпретации философских воззрений Сковороды находились под сильным впечатлением от книги о Сковороде Владимира Францевича Эрна. Хотя на первый взгляд могло показаться, что антагонизм между сторонниками «русской» и «украинской» парадигм носил в эмиграции непримиримый характер, на деле сторонники обоих лагерей поддерживали любезные отношения, о чём, в частности, свидетельствует переписка между Флоровским и Чижевским. Некоторые эмигранты, например, Н. С. Арсеньев, и вовсе игнорировали новое политически-ангажированное содержание русской и украинской парадигм и свободно использовали обе характеристики по отношению к Григорию Сковороде безотносительно какой бы то ни было политической нагрузки.

«Советская рецепция»

Очерк революционера Луки Алексеевича Чижикова о Сковороде с собственноручным посвящением революционеру Адаму Домбровскому

Интерес к личности и трудам Г. С. Сковороды среди будущих советских историков, философов и партийных деятелей ещё до революции пробудил Владимир Дмитриевич Бонч-Бруевич. В 1912 году сочинения Сковороды были подготовлены В. Д. Бонч-Бруевичем к изданию в серии «Материалы по истории русского сектантства». Первый том, изданный Бонч-Бруевичем, остался единственным. Издание это «сыграло со Сковородой злую шутку»: поскольку В. Д. Бонч-Бруевич был близким другом В. И. Ленина, его усилиями Сковорода был включён в подписанный Лениным «План монументальной пропаганды» от 30 июля 1918 года. А. М. Ниженец, знавшая Бонч-Бруевича лично, пишет: «Значення ідей Сковороди у розвиткові культури народів Радянського Союзу високо цінував великий Ленін». Таким образом, Сковорода был официально включён в список исторических лиц, обязательных для упоминания в целях распространения коммунистической пропаганды. Этим обстоятельством объясняется обилие исследований философии Сковороды и возведение многочисленных памятников в его честь в советскую эпоху. Рост интереса к Сковороде особенно возрос в период «коренизации», с чем связано формирование культового образа «философа с котомкой», «борца с царизмом» и «национального освободителя». Таким Григорий Сковорода был воспет не только в советской литературе, но и в кинематографе. Ключевую роль в формировании «советского Сковороды» сыграл известный революционер И. П. Кавалеридзе: по его проектам были установлены памятники Сковороде в Чернухах, Лохвице, Киеве. Кавалеридзе также был автором сценария советского пропагандистского фильма «Григорий Сковорода» (1959 г.), снятого при Хрущёве.

В 1944 году И. В. Сталин организовал в освобождённом Киеве празднества по случаю 150-летия со дня смерти Григория Сковороды. При Хрущёве в Киеве вышло в свет двухтомное собрание сочинений Сковороды в переводе на украинский язык. При Брежневе (к 250-летию со дня рождения Сковороды) был опубликован двухтомник на русском языке в новой орфографии.

Образ «борца с царизмом» плохо сочетался с наличием у Сковороды родственников среди столичных дворян, приближённых к императрице, и друзей среди вельмож, в связи с чем в советской рецепции наследия Сковороды акцент делался на украинском происхождении философа: связь Сковороды с малоземельным казачеством позволяла представить его как борца за народовластие. Таким образом, решались сразу две задачи: с одной стороны, акцент на украинском происхождении позволял отказаться от «малорусской парадигмы» исследований Г. С. Сковороды, распространённой в Российской империи, что способствовало культурной коренизации в УССР; с другой стороны, украинское происхождение Сковороды использовалось для включения наследия Сковороды в диалектику классовой борьбы: противопоставление простого казака «угнетателям-дворянам» изобличало проблему социального неравенства в Российской империи. Тем не менее, в советских сковородоведческих исследованиях включение философа в контекст классовой борьбы невольно способствовало обострению контекста национальной борьбы, проистекавшего из противопоставления украинцев русским. Сковорода, таким образом, не просто становился «борцом за народовластье», но провозвестником украинской вольницы и независимости, борцом за свободу «угнетённого народа» перед лицом русской монархии. Хотя «советская парадигма» исследований Сковороды в силу марксистской направленности была чужда трудам эмигрантов как из русского, так и украинского зарубежья, она развивала «украинскую парадигму» сковородоведения и тем самым способствовала вытеснению «малорусской парадигмы» из истории философии в СССР.

Титульный лист речи Дмитрия Багалея, прочитанной в СССР в 1922 по случаю 200-летия Григория Сковороды

Хотя советский образ Сковороды, в соответствии с планом монументальной пропаганды В. И. Ленина, должен был насаждаться по всему СССР, в годы коренизации были предприняты большие усилия, чтобы исключить всякую возможность рассматривать Сковороду в русле общерусской истории, в связи с чем памятники философу в РСФСР не возводились. Д. И. Багалей, в частности, упоминает в своём очерке «Григорий Сковорода — украинский странствующий философ» любопытный эпизод: он сообщает в докладе о том, что в начале 20-х годов постановлением совета РСФСР было принято решение о возведении первого в мире памятника философу Сковороде, который должен был появиться в Москве. Однако в дальнейшем, в целях политики коренизации было принято решение отменить проект установки памятника, чтобы избежать укрепления образа Сковороды как русского философа. В дальнейшем все памятники Сковороде возводились на территории УССР. Аналогично, в рамках политики укрепления коренизации, рукописи Сковороды, сохранившиеся в Румянцевском собрании в Москве, куда их завещал передать сын ученика Сковороды Михаила Коваленского, получившего их от Сковороды лично, были в 1955 году изъяты из Румянцевского музея и поступили в Институт литературы им. Тараса Шевченко в Киев.

В официальной советской трактовке Сковорода рассматривался как «крестьянский демократ» и «просветитель народа». И. А. Табачников так писал о Сковороде: «В его мировоззрении всегда брали верх подлинный демократизм, гуманизм, просветительство и воинствующий антиклерикализм». Эту оценку иронически обыгрывает в своём анализе советского сковородоведения А. В. Малинов: «Юродство и опрощенчество понимались как демократизм, нравственные наставления и проповеди — как просветительство, а близкая сектантству критика официальной церковности — как антиклерикализм».

Тем не менее, несмотря на идеологические и пропагандистские рамки, некоторые исследователи наследия Сковороды в советское время смогли существенно расширить знания о философе и изучили целый ряд документов, позволивших уточнить детали жизни странствующего мудреца. В ранней советской историографии большой вклад в сковородоведение внёс знаток его трудов Д. И. Багалей, известный своими исследованиями со времён Российской империи. Багалей детально рассмотрел жизнь философа в контексте «классовой борьбы» и раскрыл общесоциальную проблематику его наследия, привлекая ценные краеведческие материалы.

После Второй мировой войны наибольший вклад в изучение Сковороды в СССР внесли П. Н. Попов и Л. Е. Махновец, критически пересмотревшие ключевые заключения Н. И. Петрова о Сковороде, на которые незыблемо опирался Д. И. Багалей. Несмотря на это, большая часть исследований наследия Сковороды советской эпохи носила сугубо прокламативный характер и не способствовала существенному развитию научных исследований.

Память

На территории Украины имя Г. С. Сковороды носят несколько исследовательских учреждений и высших учебных заведений:

  • Институт философии НАН Украины
  • Харьковский национальный педагогический университет
  • Переяслав-Хмельницкий государственный педагогический университет

В селе Сковородиновка Харьковской области действует Литературно-мемориальный музей Г. С. Сковороды.Портрет Григория Сковороды и два выполненных им рисунка помещёны на 500-гривенной купюре.

Почтовые марки и банкноты
Почтовая марка СССР, посвящённая Г. С. Сковороде, 1972 год (ЦФА (ИТЦ) #4186; Sc #4034)Почтовая марка Украины, посвящённая Г. С. Сковороде, 1997 годГригорий Сковорода на купюре в пятьсот гривен, 2006 годГригорий Сковорода на купюре в пятьсот гривен, 2015 год

Философские трактаты и диалоги

Основные произведения:

  • Асхань («Симфоніа, нареченная Книга Асхань о познаніи самого себе») [2]
  • Наркисс («Наркісс. Разглагол о том: узнай себе») [3]
  • Беседа, нареченная двое, о том, что блаженным быть легко [4]
  • Диалог, или разглагол о древнем мире [5]
  • Разговор пяти путников о истинном счастии в жизни (Разговор дружеский о душевном мире) [6]
  • Кольцо. Дружеский разговор о душевном мире [7]
  • Книжечка, называемая Silenus Alcibiadis, сиречь Икона Алкивиадская (Израилский змий) (1776) [8]
  • Книжечка о чтении священного писания, нареченна Жена Лотова (1780) [9]
  • Потоп змиин (конец 1780-х) [10]
  • Алфавит мира (Разговор, называемый алфавит, или букварь мира; 1775) [11]
  • Брань архистратига Михаила со Сатаною о сем: легко быть благим (1783) [12]
  • Пря бесу со Варсавою [13]
  • Начальная дверь к христианскому добронравию (1769—1780)
  • Икона Алкивиадская
  • Сад божественных песен

Не сохранившиеся произведения:

  • Рассуждение о поэзии (1751)
  • Книжечка о любви до своих, нареченная Ольга православная (? — вопрос о подлинности произведения не разрешён)
  • Симфония о народе (? — вопрос о подлинности произведения не разрешён)
  • Софросина, сиречь, толкование на вопрос, «что нам нужно есть» и на ответ «Сократа!» (? — вопрос о подлинности произведения не разрешён)

Басни

  • «Басни харьковские» (1774) [14]
  • «Благодарный Еродий» [15]
  • «Убогий жаворонок» [16]
  • «Басня Эзопова»

Библиография

Издания трудов Сковороды

Сочинения Григория Саввича Сковороды. Юбилейное издание (1794—1894 год).
Собрания сочинений
  • Г. С. Сковорода. Сочинения в стихах и прозе. — СПб., 1861. — (5 трактатов, стихотворения, переписка и др.; изданы И. Лысенковым).
  • Сочинения Григория Саввича Сковороды, собранные и редактированные проф. Д. И. Багалеем. Юбилейное издание (1794—1894). — 7-й том Сборника Харьковского историко-филологического общества. Харьков, 1894. — (Первая научная публикация значительной части текстов философа. Несколько трактатов опущены по цензурным соображениям). [17]
  • Собрание сочинений Г. С. Сковороды. Том I. С биографией Г. С. Сковороды М. И. Коваленского, с заметками и примечаниями В. Бонч-Бруевича. СПб., 1912. — (Издан только 1-й том предполагавшегося двухтомника).
  • Г. С. Сковорода. Сочинения: в 2 тт. — К., 1961.
  • Г. С. Сковорода. Сочинения: В 2 тт. — (Сер. «Философское наследие»). — М.: Мысль, 1973. — (Под ред. В. И. Шинкарука. По сравнению с собранием сочинений 1961 г., добавлены два ранее неизвестных диалога, впервые опубликованных в 1971 г. — Observatorium и Observatorium specula).
  • Г. Сковорода Повне зібрання творів: У 2-х т. — К.: Наукова думка, 1973. — Т. 1. — 532 с.; — Т. 2. — 576 с.
  • Григорій Сковорода: Повна академічна збірка творів. Под ред. проф. Л. В. Ушкалова. — Харьков: Майдан, 2010. — 1400 с. (Это собрание сочинений является основой для онлайнового конкорданса (контекстного словаря) Сковороды: The Online Concordance to the Complete Works of Skovoroda).

Библиография о Сковороде

  • ГРИГОРІЙ СКОВОРОДА: СЕМІНАРІЙ, Леонід Ушкалов, 2004
Категории :
  1. Философы
  2. Поэты
  3. Баснописцы
  4. Педагоги
  5. Мыслители
Метки : Популярные биографии Юрий Валерьянович Перовсоветский и российский философ Николай Бердяеврусский религиозный и политический философ Фёдор Достоевскийрусский писатель, мыслитель, философ и публицист Александр Радищевроссийский прозаик, поэт, философ Александр Герценрусский публицист, писатель, философ, педагог

worldofaphorism.ru

Биография Григория Сковороды

Сковорода Григорий Саввич (1722-1794) – русский и украинский поэт и баснописец, педагог и гуманист, демократ и странствующий философ. Для восточнославянской культуры он внёс значительный вклад.

Считается, что он завершил эпоху казацкого барокко и положил начало русской религиозной философии.

Ранние годы

Место, где появился на свет Григорий Сковорода, в начале VIII века, принадлежало Российской империи. В Киевской губернии в окрестностях Полтавы было в те времена небольшое сотенное село Чернухи, здесь и родился Григорий 3 декабря 1722 года.

Отцом его был малоземельный казак Савва Сковорода, а мать Пелагея Степановна (девичья фамилия Шангиреева) в роду своём имела крымско-татарские корни. Григорий был вторым ребёнком, в семье уже подрастал старший сын Степан.

Село Чернухи состояло из нескольких хуторов, один из которых Харсики и является настоящей родиной Григория. Именно здесь его отец получил земельный надел, как местный сельский священник (лицам духовного звания полагалось в те времена выделять землю).

Там до сих пор находится отчий дом Григория Сковороды, где в данное время располагается музей.

В детстве у Григория рано начала проявляться неудержимая тяга к наукам. Также он очень хорошо пел, благодаря чему служил в церковном хоре.

Киев и Санкт-Петербург

Для обучения родители отдали его сначала к дьяку, потом в Чернушескую церковноприходскую школу.

Исключительные способности в обучении открыли Григорию дорогу в подготовительный класс Киевской академии. Это было первое высшее учебное заведение на Украине, и учиться в ней мечтали многие.

В 1738 году Сковорода поступил в Киево-Могилянскую академию. Проучился он там три года, после чего в возрасте 19 лет вслед за старшим братом Степаном, отправился в Санкт-Петербург. Там у них были родственники – семья дяди по материнской линии Игнатия Кирилловича Полтавцева. Он был крупный землевладелец и вельможа, в своё время служил в императорской армии, где дошёл до звания полковника. Когда царствовала Елизавета Петровна, Полтавцев служил камер-фурьером и имел более 600 пожалованных душ.

Дом дяди всегда был открыт для Степана и Григория. Именно Полтавцев помог на первое время пристроиться Григорию в Санкт-Петербурге придворным певчим, а Степану получить в Польше начальное образование.

Так как Григорий служил в качестве придворного певчего, ему полагалось помещение для проживания, близ Зимнего дворца в Придворной капелле. Ему также было положено придворное жалование в размере 25 рублей (в то время это была приличная сумма), к тому же его родители освобождались от уплаты налогов.

Работая на такой должности, Григорий познакомился и стал часто общаться с фаворитом императрицы графом Кириллом Разумовским. Сковорода жил в Санкт-Петербурге с 1741 по 1744 годы и за это время ему не раз доводилось гостить в имениях Разумовских и Полтавцевых.

Киевская академия, путешествие по Европе

В 1744 году Григорий Сковорода был уволен с должности придворного певчего, теперь он, как придворный уставщик, поехал с императрицей Елизаветой и её свитой в Киев.

Григорий продолжил прерванное обучение в академии, вскоре он стал солистом академического хора, начал писать музыку. Здесь же он прослушал лекции архиепископа Георгия Конисского.

В 1750 году Григорию выдалась возможность поехать в Европу с генерал-майором Фёдором Степановичем Вишневским, близким другом графа Разумовского. Это была русская миссия в Токай по закупке вин для императорского двора.

Миссия продолжалась в течение трёх лет и за это время Сковорода, желая ознакомиться с культурным наследием Европы, пешком обошёл Польшу и Австрию, Венгрию и Италию.

Харьковский и московский период

Вернувшись из путешествия по Европе, Григорий пробовал себя в разных направлениях. Он работал в Переяславском коллегиуме при духовной семинарии, преподавал там поэтику, однако был уволен из-за своих прогрессивных взглядов.

С 1754 года был домашним учителем у дворянского мальчика Васи Тамары.

Однако отношения с родителями ученика у Григория не ладились. Отец Васи постоянно подчёркивал своё превосходство над учителем, а мать считала Сковороду недостойным преподавателем. Они расстались ещё до окончания контракта.

Уволившись, Григорий Сковорода отправился в Москву, где его приютили в Троице-Сергиевой Лавре, там он не только жил, но и пользовался богатейшей библиотекой. За годы своего пребывания в Лавре, Григорий изучил немало книг. Ему даже предлагали остаться на должности библиотекаря, но Сковорода жаждал странствий.

Однако странствовать у него не получилось, в 1755 году он получил письмо от отца мальчика Васи Томары, где тот извинился и просил продолжить обучение сына. До 1758 года Сковорода снова находился в Переяславе.

С 1759 по 1769 годы Сковорода занимался преподавательской деятельностью в Харьковском коллегиуме, откуда его трижды увольняли ввиду его взглядов, а позже снова принимали на работу.

Период странствий

Преследования светской и духовной власти вконец надоели Григорию и, в очередной раз уволившись из коллегиума, он стал вести странствующий образ жизни. Как философ-богослов он скитался по Приазовью, Малороссии, Воронежской, Курской, Слободской и Орловской губерниям. Надолго он останавливался в Ростове в Области войска Донского.

Философ общался с закрепощёнными крестьянами, угнетёнными казаками, выступал против официальной религии, всё больше обращался к природе и человеческому разуму.

Его многократно пытались «приручить»:

  • Белгородский епископ предлагал принять духовный сан и монашество;
  • в свою обитель приглашали его монахи Киево-Печерской лавры;
  • предлагал ему определённое состояние Харьковский губернатор;
  • даже сама царица Екатерина II приглашала для постоянного проживания при дворе.

Он всем отвечал отказом, ни «панство большое», ни «лакомство несчастное» ему были не нужны.

Всё своё свободное время Сковорода проводил в полях и рощах. Спал он не больше четырёх часов. Как только пробивались первые лучи солнца, он уже был на ногах. Григорий надевал простую широкую сорочку, в руки брал свирель, посошок и сумку с книгами и шёл куда глаза глядят. Ел он один раз в день на закате солнца, придерживался нестрогого вегетарианства, употреблял сыр, овощи и молоко. Всегда был добрым и весёлым, за что люди его любили и постоянно искали с ним общения. На лоне природы он особенно любил читать Библию.

Произведения

Свой сборник лирических произведений «Сад божественных песен» он создавал с 1757 по 1785 год.

Наиболее широкую известность получила песнь «Всякому городу нрав и права», она была написана в сатирическом духе и высмеивала помещиков, ростовщиков и купцов. Позднее песнь была положена на музыку и исполнялась певцами-кобзарями.

Особенной популярностью пользовались также его «Харьковские басни», написанные в прозе:

  • «Пчела и шершень» (о ценности труда);
  • «Оленица и кабан» (о паразитизме дворянской знати);
  • «Старуха и горшечник» (народный анекдот);
  • «Благодарный Еродий» (о преимуществе воспитания трудового перед аристократическим).

Он переводил греческие и латинские тексты Плутарха и Цицерона. Является автором таких философских разговоров:

  • «Асхань»;
  • «Кольцо»;
  • «Наркисс»;
  • «Разговор пяти путников о истинном щастии в жизни»;
  • «Беседа»;
  • «Разглагол о древнем мире».

Смерть и память

За два месяца до своей смерти Григорий отправился в Орловскую губернию. Своему ученику он оставил на сохранение все рукописи.

Приближение смерти Григорий чувствовал, он помылся, оделся в чистое, лёг на лавочку и умер. Произошло это 9 ноября 1794 года в селе Ивановка Харьковской губернии. Философ сделал одно-единственное завещание – написать на его могиле «Мир меня ловил, но не поймал».

Память о великом мыслителе хранят благодарные потомки. На Украине многие высшие учебные заведения и исследовательские учреждения носят его имя.

В Харьковской области есть действующий литературно-мемориальный музей Григория Сковороды.

Портрет Григория был изображён на почтовых марках СССР и Украины, на украинской 500-гривневой купюре также изображение великого мыслителя.

В начале августа 1987 года ученые крымской обсерватории открыли малую планету, ей дали имя Григория Сковороды.

stories-of-success.ru

Сковорода Григорий Саввич: философия, цитаты. Биография Григория Сковороды

Жизнь украинского просветителя, философа, поэта и педагога – Григория Саввича Сковороды – вскоре после его смерти обросла легендами. Единственным достоверным источником считается небольшая биография, написанная Н. Коваливским – другом и учеником философа. Биография Григория Сковороды коротко излагает жизненный путь поэта. В ней упущено довольно многое, поэтому некоторые факты из жизни Сковороды остались по сей день сомнительными.

Становление философских взглядов

Будущий просветитель родился в 1722 году на Полтавщине, в селе Чернухах, в небогатой казацкой семье. Первичное образование он получил в сельской школе, а с 12 лет учился в Киево-Могилянской академии. С перерывами Сковорода проучился в академии 19 лет. Ее библиотека стала для него кладезем знаний. В учебе будущий философ всегда был первым, поэтому педагоги его уважали, а другие ученики на него равнялись. За время обучения в академии Григорий досконально выучил латинский, греческий, церковнославянский, польский и немецкий языки. В меньшей степени он знал еще несколько языков. Сковорода Григорий Саввич, кроме иностранных языков, очень любил литературу и философию.

Российский период

В 1741 году Григорий Сковорода, краткая биография которого стала предметом нашего сегодняшнего разговора, отправился в Россию. В Москве и Санкт-Петербурге он пел в придворной капелле. Кстати говоря, музыка была еще одной страстью Григория. Он на протяжении всей жизни исполнял песни, как свои, так и других авторов, играл на скрипке, флейте, дудке, гуслях и бандуре.

В 1744 году, состоя при дворе императрицы Елизаветы, Сковорода вернулся в Киев, но ненадолго. Со свитой генерал-майора Ф. Вишневского он отправился в Венгрию, где планировалась стройка церкви русского консульства. В ней Григорий получил должность певчего. Вишневский пригласил с собой Сковороду не только потому, что тот прекрасно пел. Немаловажным был также тот факт, что начинающий философ был прекрасным собеседником, хорошим переводчиком и, наконец, земляком Вишневского. В период с 1745 по 1750 год Сковорода с генералом посетили Австрию, Польшу, Словакию, а также Италию. В Италии Григорий обрел массу интересных знакомств и на протяжении трех лет обучался в университете Галле у известного на тот момент физика и философа Х. Вольфа.

Возвращение на родину

Как можно заметить, биография Григория Сковороды изобилует путешествиями. В 1753 году он сменил образ кочующего философа на образ оседлого мудреца, однако ненадолго. Вернувшись в Украину, мужчина устраивается преподавателем поэзии в Переяславском коллегиуме. За основу своего курса он берет собственный учебник, не лишенный новаторских, смелых постулатов. Переяславскому епископу такая методика пришлась не по вкусу, поэтому он потребовал, чтобы Сковорода доносил свою дисциплину до детей в классическом виде. Григорию, конечно же, не понравилось, что епископ, будучи совершенно некомпетентным в искусстве пиитики, поучает его. Философ ответил на оскорбление латинской поговоркой, которая констатирует малограмотность священнослужителей на артистическом поприще. Вопрос об отстранении Сковороды с должности преподавателя поэзии был решен духовным судом.

В 1754 году помещик С. Томара пригласил Сковороду стать учителем его сына Василия. Григорий согласился и проработал на этой должности до 1759 года, в результате между ним и учеником возникла настоящая дружба, которая продолжалась всю последующую жизнь философа. Как вспоминал В. Томара, его отец попросил киевского митрополита, чтобы тот порекомендовал ему образованного наставника с хорошими манерами. Митрополит сразу же указал на Сковороду, ведь последний был умен, знал языки и хорошо «держал себя на публике».

Вторая попытка стать преподавателем

С 1759 до 1764 год Григорий преподавал поэтику в Харьковском коллегиуме, где основная часть преподавателей принадлежала к духовенству. После нескольких лет работы ему сказали, что остаться на этой должности можно лишь при условии принятия монашества. Но поэт твердо сказал, что не хочет «увеличивать число фарисеев». Дело в том, что Григорий Сковорода как философ находил смысл жизни в скромности и всецелом аскетизме. Он «отстранялся от всего ненужного, дабы обрести нужное». Жизнь монахов не соответствовала принципам Григория, поэтому он покинул коллегиум, однако через четыре года все же вернулся. На этот раз его задачей было преподавание «Катехизиса» в отдельных классах, где готовили инженеров, артиллеристов, архитекторов и топографов. Здесь на деятельность философа никак не могли повлиять устои заведения. Сковорода учил молодежь не религиозным догматам, а «поиску в себе человека», и под видом Закона Божьего преподавал курс христианской этики. Буквально через год философ был разоблачен и уволен.

Путешествия по Слабожанщине

Сковорода Григорий Саввич поселился недалеко от Харькова в селе Гужинском, в небольшом домике на территории лесной пасеки. Здесь он написал такие философские произведения, как «Асхан» и «Наркис». Вскоре Григорий переехал в село Гусинку недалеко от города Изюма Харьковской области. Там он также поселился на лесной пасеке, что находилась на территории имения Розальон-Сошальских.

На протяжении последних 25 лет жизни Сковорода проповедовал свои взгляды среди народа. Философия Григория Сковороды кратко выражается словом «аскетизм», он предпочитал развивать навыки и не возводить в культ вещи. В простой одежде, с самыми необходимыми вещами и книгами в котомке, философ обошел пешком весь Слобожанский край. На отдых он останавливался в деревенских хатках или имениях помещиков – Донец-Захаржевских, Тевяшовых, П. Щербинина, Я. Правицкого, а также у своего ученика Н. Коваливского. Григорий Сковорода, философия которого была необходима людям, останавливался жить там, где были умные собеседники, или же, наоборот, у людей, чей интеллектуальный и образовательный уровень нужно было повысить.

Философ не прекращал частного обучения молодых людей. Иногда он отправлялся в Киев и Москву, чтобы поработать там в библиотеках с целью изучения античной поэзии. Он побывал также в Воронежской, Курской, Орловской и Таганрогской областях. А вот путешествие на Кавказ, в гости к ученику В. Томаре, не состоялось из-за ухудшения здоровья философа.

Репутация философа

В период с 1770 по 1780 год, как говорил Н. Коваливский, и добрая, и дурная слава распространилась о Сковороде по всей Украине. Кто-то его ругал, кто-то хвалил, но и те и другие хотели видеть его. Несмотря на то что философ любил уединение, он не сторонился компаний единомышленников и друзей. До глубокой старости Григорий Саввич любил петь и играть на музыкальных инструментах в кругу товарищей.

В этот период философ создал ряд известных произведений и научил морали не один десяток людей. Стихи по мотивам библейских текстов, которые были написаны в 1753-1785 годах, он объединил в сборник под названием «Сад божественных песен».

Последние дни

Предрекая скорую смерть, философ в 1794 году отправился в село Хотетово Орловской области к своему любимому ученику и другу Н. Коваливскому. Вернувшись, поселился на Харьковщине, в селе Ивановке. Ныне это село называется Сковородиновкой. Именно здесь величайший философ закончил свой жизненный путь. Согласно преданию, Сковорода сам вырыл себе могилу в саду, оделся в чистую одежду, положил собственные рукописи под голову и, накрывшись свитой, навеки заснул. Так и закончилась биография Григория Сковороды. Согласно его завещанию, на надгробии философа сделали надпись: «Мир ловил меня, но не поймал».

Произведения

Биография Григория Сковороды (на русском языке ли, на украинском - не столь важно) лишь передает факты о жизни философа, а чтобы узнать все его величие, необходимо познакомиться с его работами. Многочисленные произведения Сковороды делятся на философско-богословские и литературные. Среди первых богословских трактатов отмечают произведения «Наркис» и «Асхан», которые были посвящены самопознанию человека. Свой взгляд на религию, и в частности христианство, философ изложил в курсе лекций «Начальные двери к христианскому благонравию» (1766 г.), который он читал в Харьковском коллегиуме. Лучшими произведениями Сковороды считаются «Алфавит мира» и «Дружественный разговор о душевном спокойствии». Оба они посвящены теме человеческого счастья и написаны в 1775 году.

Среди литературных произведений можно отметить сборник поэм «Басни Харьковские» (1774 г.). Каждая из басен состоит из объяснения ее истинного смысла. Отмечают также басни «Благодарный Еродий» и «Убогий жаворонок». Первая из них посвящена вопросам воспитания, а вторая – душевному спокойствию. Обе басни были написаны в 1787 году. Многие литературные гении остаются в нашей памяти не только благодаря своим произведениям, но и крылатым фразам, преуспел в этом и Григорий Сковорода. Цитаты и эпиграммы философа надолго остались в памяти людей. Кстати говоря, многие из них были написаны латынью. Приведем некоторые из афоризмов:

  • Излишки порождают пресыщение, пресыщение - скуку, скука же - душевную тоску, а кто болеет этим, того не назовешь здоровым.
  • Не все то яд, что неприятно на вкус.
  • Бери вершину и будешь иметь середину.
  • Безумцу свойственно горевать за утраченным и не радоваться тому, что осталось.
  • О, если бы можно было писать так же много, как и мыслить!
  • У тех, кто душой низкий, лучшее из всего написанного и сказанного становится наиболее плохим.
  • Уподобляйся пальме: чем крепче ее сжимает скала, тем быстрее и прекраснее поднимается она кверху.
  • Нет ничего опаснее коварного врага, но нет ничего ядовитее притворного друга.

Распространение произведений

Шедевры Григория Сковороды расходились по миру в виде рукописей, которые его друзья переписывали и передавали своим знакомым. Сам автор также переписывал и дарил близким людям свои трактаты. Таким образом, его наследие разошлось по Украине, России, Молдове, Венгрии, Польше и Румынии. Рукописи попадали как в крестьянские хатки, так и в богатые имения, а также жилища духовенства и мещан. Некоторые песни философа конца XVIII в. попали в русские песенники, а композиция «Всякому городу нрав и права» исполнялась слепыми кобзарями как народная.

Оценка литературных произведений

Философия Григория Сковороды (кратко мы уже коснулись основных моментов) прослеживалась даже в его литературных произведениях. Многие критики осуждали несовершенную форму сочинений философа, хотя и признавали их содержательность и искренность. Эти произведения сравнивали с драгоценным камнем, который еще не прошел должной обработки, или садом, где наряду с культурными растениями растут дикие кустарники. Автор всегда воспринимал критику с юмором и на подобные оценки отвечал, что он «глиняная черная сковорода, пекущая белые блины».

По мнению других читателей, биография Григория Сковороды напоминала жизненный путь русского ученого М. Ломоносова. Оба они занимались поэзией, были философами и учеными и, что самое главное, вышли из народа. Стоит отметить, что в 1830-х годах сведущие в литературе люди относили Сковороду к классикам украинской литературы наряду с Квиткой-Основьяненком, Гулагом-Артемовским и Котляревским. По мотивам песни «Ой, птичка желтобока» русский писатель В. Капнист написал стихотворение «Чижик».

Григорий Сковорода, философия и поэзия которого много значила для украинских литературных классиков, изображен в некоторых произведения коллег. В повести «Близнецы» Тараса Шевченко он был эпизодической фигурой, однако это не помешало персонажу своими моралистическими и педагогическими идеями повлиять на ход сюжета. Савватий Сокира – один из персонажей произведения – унаследовал от своего отчима, ученика Сковороды, привычку жить в гармонии с природой и зарабатывать своим трудом, читая при этом оригинальные произведения Вергилия и Гомера. А П. Кулиш, также увлеченный жизнью великого философа, посвятил ему произведение под названием «Грицко Сковорода. Старорусская поэма». В 1861 году благодаря отмене крепостничества и послаблению цензуры стало возможным издать произведения Сковороды. Это было знаменательным событием в культурной жизни Украины.

Оценка философских учений

Итак, с литературными произведениями все более или менее понятно, другое дело - философия. По словам современников поэта, наибольший резонанс в среде критиков вызывал Григорий Сковорода как философ. Кратко описать его философские постулаты сложно. Некоторые исследователи считали Григория Саввича мистиком, другие, наоборот, рационалистом. Однако в 1894 году, когда профессор Харьковского университета Д. Багаллей издал все известные философские работы Сковороды, ученые смогли дать однозначную оценку его творчеству.

Его признали философом-моралистом, на творчество которого повлияли учения Платона, Плутарха, Цицерона, немецкого мистицизма, а также философия Нового времени. Биография Григория Сковороды показывает, что на протяжении всей жизни он проповедовал так называемое «мирское монашество». Он критически смотрел на официальную религию, ее догматизм и паразитическую жизнь монахов. Философ отмечал неискренность церковных обрядов и считал, что для познания Бога вполне достаточно природы, которая полна истинных чудес.

Чтобы стать счастливым, по мнению Сковороды, нужно хранить радость в сердце и мир в душе, жить в гармонии с природой и не противиться судьбе. Особый акцент он делает на том, что не стоит заниматься делом, к которому не лежит душа, ведь это противоречит «воле Божьей», которая постоянно пребывает в каждом из нас, и проку от подобной деятельности не будет никакого, один лишь вред.

Этические проповеди философа хоть и имели религиозную направленность, включали в себя много «еретических» (с точки зрения привычной религии) суждений. Григорий Саввич признавал познаваемость мира и оставался на позициях объективного идеализма. В первую очередь он всегда рассматривал проблемы самопознания человека. Моделью идеального общества Сковорода представлял некую «горную республику», в которой царит равенство и счастье. Путь к этой самой республике, по его мнению, лежал через воспитание в себе человека, которое должно быть призванием каждого из нас. Чтобы изменить существующий порядок вещей в обществе, по мнению философа, нужно не бороться против этого порядка, а стремиться к духовной свободе.

В большинстве своих философских трактатов Сковорода явно склоняется к материализму, однако именно дуалистические взгляды натолкнули его на создание теории «трех миров». Первый из них называется «макрокосмосом» и отождествляет природу. Второй – «микрокосмос» – это человек. И третий – «мир символов» – представляет собой нематериальный мир, воплощенный в Библии. Каждый из этих миров имеет материальное и духовное воплощение, причем второе является господствующим. Трактуя Святое Писание, Сковорода искал в нем аллегорическое содержание, не удовлетворяясь буквальным пониманием.

Ученые, исследовавшие философское наследие Григория Саввича, сравнивают его с Сократом. Странствующий философ из Украины олицетворяет интеллектуальное пробуждение общественности в конце XVIII в. О сильном авторитете Сковороды среди украинского населения говорят слова Н. Костомарова в статье «Слово о Сковороде» (1861 г.): «Мало можно отметить столь народных личностей, каким был Григорий Саввич, которых так любил и помнил народ. От Воронежа до Киева в домах висят его портреты. Всякий украинский писатель знает о нем…». Вот таким был для людей Григорий Сковорода. Биография (на русском языке в том числе) дает лишь некоторое представление о личности этого философа. Чтобы узнать о его глубоких взглядах больше, рекомендуется прочесть его труды и литературу, посвященную жизни мыслителя и поэта.

Образ Сковороды воплотили многие деятели культуры из Украины. Художники И. Ижакевич и С. Васильковский посвятили поэту и философу картины «Сковорода в дороге» и «Народ слушает песни Сковороды». В. Зноба и И. Кавалеридзе создали его скульптурные портреты. И. Кавалеридзе, кроме того, написал сценарий и снял картину «Григорий Сковорода» в 1959 году. В честь философа, кроме села на Харьковщине, названы улицы в Харькове, Киеве, Одессе и Полтаве.

fb.ru

Григорий С. Сковорода - краткая биография.

Григорий Саввич Сковорода - русский и украинский мыслитель, заслуживший репутацию первого в Российской империи самобытного философа, педагог, поэт, баснописец - появился на свет 3 декабря (22 ноября по ст. ст.) 1722 г. на Полтавщине в селе Чернухи; его отцом был небогатый казак. Отучившись в местной четырехлетке, 12-летний Сковорода становится слушателем Киево-Могилянской академии, где он изучал различные языки, а также риторику, грамматику, музыку, поэзию. Будучи выходцем из бедной семьи, Григорий самостоятельно зарабатывал на жизнь и образование, подрабатывая репетитором в певчем академическом хоре. В 1741 г. Сковорода оказывается в Санкт-Петербурге, занимается пением в придворной капелле. Чтобы избежать духовной карьеры, к которой он не имел склонности, Сковорода симулировал сумасшествие, после чего его отчислили.

Известно, что он ездил за границу, будучи церковником при генерале Ф. Вишневском. Ему довелось побывать в таких странах, как Польша, Австрия, Венгрия, возможно, он был в Германии и Италии. В этих странах он заводил знакомства с учеными, расширял багаж познаний, углублял знание языков. По возвращении на родину Сковорода несколько лет работал в Переяславском коллегиуме учителем поэзии. Новаторство педагогических методик, отказ учить по старинке стоили ему увольнения.

Какое-то время Сковорода, благодаря содействию митрополита Щербитского, работал у помещика Томары домашним учителем, однако не сложившиеся отношения между ними заставили Сковороду уйти, чтобы странствовать по стране. Тем не менее спустя некоторое время Стефан Томара опять пригласил его к себе, и в этот период биографии Сковорода написал несколько десятков стихов, составивших затем сборник «Сад божественных песен», «Прозябшим из зерн Священного писания». Талантливо музицируя на сопелке, Сковорода для каждого стихотворения подбирал мелодию.

На протяжении 1759-1769 гг. Григорий Сковорода - преподаватель в Харьковском коллегиуме. Собственная позиция по ряду богословских и философских вопросов спровоцировала появление недоброжелателей, плетение интриг, в результате чего его выгнали из коллегиума. С этого времени Сковорода становится странствующим философом, путешествующим по просторам страны, обучающим простых людей, преподнося уроки, в том числе собственным поведением. Он помогал крестьянским детям овладеть грамотой, читал людям свои стихи, играл для них. Единственное, что лежало в его дорожной сумке, - это Библия и ломоть хлеба. Этот период странствований одновременно явился самым плодотворным в его творческой биографии. У него были ученики, которые называли его украинским Сократом, харьковским Диогеном.

В 1794 г., в начале осени, Сковорода прибыл в село Пан-Ивановку на Харьковщине. Жившему там помещику Ковалевскому он отдал свои рукописи. Легенда гласит, что философ знал, в какой день и час умрет. Он сам выкопал себе могилу, а в день смерти, 9 ноября (29 октября по ст. ст.) 1794 г., вымылся, надел чистую одежду. Сочинения Григория Саввича при его жизни не публиковались. Впервые это произошло лишь в 1894 г. к 100-летнему юбилею со дня смерти. Помимо философского наследия («Алфавит мира», «Дружеский разговор о душевном мире» и др.) Сковорода оставил после себя литературные произведения, в частности, притчи, басни, стихотворения. Его философская религиозная мысль стала олицетворением подъема, наблюдавшегося в украинском обществе в конце XVIII в., во многом повлияла на дальнейшую русскую религиозную философию.

www.wisdoms.one

Григорий Саввич Сковорода - это... Что такое Григорий Саввич Сковорода?

Григо́рий Са́ввич Сковорода́ (22 ноября (3 декабря) 1722, село Чернухи Киевской губернии (ныне Чернухинский район Полтавской области) — 29 октября (9 ноября) 1794, село Ивановка Харьковской губернии) — русский и украинский философ, поэт, педагог, писавший свои работы на церковнославянском языке. Иногда Сковороду называют «первым философом Российской империи», хотя сам он был связан с западнорусской традицией XVII века, а не Российской империи конца XVIII — начала XX века.

Биография

Григорий Сковорода родился 22 ноября (3 декабря) в селе Чернухи Полтавской губернии (ныне Чернухинского района Полтавской области Украины) в зажиточной семье казака. Сначала учился в Киевской духовной академии, а затем был отправлен в придворную певческую капеллу (в Санкт-Петербург). В 1744 году получил увольнение с должности певчего, в звании придворного уставщика, и перебрался в Киев продолжать обучение в академии. Желая постранствовать по миру, притворился сумасшедшим, вследствие чего был исключён из бурсы. Вскоре в качестве церковника при генерале Вишневском отправился заграницу. За три года побывал в Польше, Венгрии (был в Токае), Австрии (по некоторым данным, также в Италии и Германии), овладел несколькими языками, в том числе латынью, древнегреческим, древнееврейским и немецким. Знал как древнюю, так и новоевропейскую философию. В начале 1750-х преподавал поэтику в Переяславской семинарии, был также домашним учителем. Написал для семинарии «Руководство о поэзии»; когда же переяславский епископ потребовал, чтобы Сковорода преподавал предмет по старине, Сковорода не согласился, вследствие чего был уволен. В 1759—1769 преподавал в Харьковском Коллегиуме. За неортодоксальные мысли, к тому же истолкованные в превратном смысле, дважды был отстранен от работы, но возвращался. Будучи отстранён в третий раз, уже к преподавательской деятельности не вернулся.

В последующие годы Сковорода по большей части вел жизнь странствующего философа-богослова, скитаясь по Слободской Украине, останавливаясь в крестьянских избах. Он отказывался от предлагаемых ему должностей и занятий, посвящая свое время поучению людей нравственности — как словом, так и своим образом жизни. Труды философа при жизни не печатались. Писал на книжном церковно-славянском языке.

Умер 29 октября (9 ноября) 1794 года в селе Пан-Ивановка Харьковской губернии (ныне село Сковородиновка Золочевского района Харьковской области).

Мировозрение

У него было два кумира — Сенека и Марк Аврелий. В своей философии Сковорода был близок к пантеизму. Мироздание он видел состоящим из трех миров — макрокосма (вселенная), микрокосма (человек) и некоей «символической» реальности, связующей большой и малый миры, идеально их в себе отражающей (например, с помощью священных текстов вроде Библии). Каждый из этих миров состоит из «двух натур» — видимой (тварной) и невидимой (божественной). Сковорода уделял значительное внимание не только христианской традиции в философии, но и античному наследию, в частности идеям платонизма и стоицизма. Исследователи находят в его философии черты как мистицизма, так и рационализма. Г. С. Сковороду нередко называют первым философом Российской империи.

Философские трактаты и диалоги

В своих работах Сковорода почти никогда никого не цитирует и ни на кого не ссылается:

  • Асхань («Симфоніа, нареченная Книга Асхань о познаніи самого себе») [1]
  • Наркисс («Наркісс. Разглагол о том: узнай себе») [2]
  • Беседа, нареченная двое, о том, что блаженным быть легко [3]
  • Диалог, или разглагол о древнем мире [4]
  • Разговор пяти путников о истинном счастии в жизни (Разговор дружеский о душевном мире) [5]
  • Кольцо. Дружеский разговор о душевном мире [6]
  • Книжечка, называемая Silenus Alcibiadis, сиречь Икона Алкивиадская (Израилский змий) (1776) [7]
  • Книжечка о чтении священн. писания, нареченна Жена Лотова (1780) [8]
  • Потоп змиин (конец 1780-х) [9]
  • Алфавит мира (Разговор, называемый алфавит, или букварь мира; 1775) [10]
  • Брань архистратига Михаила со Сатаною о сем: легко быть благим (1783) [11]
  • Пря бесу со Варсавою [12]
  • Начальная дверь к христианскому добронравию (1769—1780)
  • Икона Алкивиадская
  • Сад божественных песен

Басни

Сковорода на купюре в пятьсот гривен 2006
  • «Басни харьковские» (1774) [13]
  • «Благодарный Еродий» [14]
  • «Убогий жаворонок» [15]
  • «Басня Эзопова»

Цитаты

  • О, Отче мой! Трудно вырвать сердце из клейкой стихийности мира!
  • Мир ловил меня, но не поймал (надпись на могиле).
  • Благословен Господь, сделавший всё трудное ненужным и всё нужное — нетрудным!
  • Бог создал мир так, что все, что нужно, не очень сложно, а все, что сложно — не очень нужно.
  • Той ближче усіх до неба, кому нічого не треба.
  • Всяк должен узнать себе, сиречь свою природу, чего она ищет, куда ведет, — и ей последовать… Конь ли еси? — Носи седока. Вол ли еси? — Носи ярем. Пес ли борзый? — Лови зайцы. Дацкой ли? — Дави медведя.
  • Не все то яд, что неприятно на вкус.
  • Добрый ум делает легким любой образ жизни.
  • Бери вершину и будешь иметь середину.

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru

Григорий Сковорода - это... Что такое Григорий Сковорода?

Григо́рий Са́ввич Сковорода́ (22 ноября (3 декабря) 1722, село Чернухи Киевской губернии (ныне Чернухинский район Полтавской области) — 29 октября (9 ноября) 1794, село Ивановка Харьковской губернии) — русский и украинский философ, поэт, педагог, писавший свои работы на церковнославянском языке. Иногда Сковороду называют «первым философом Российской империи», хотя сам он был связан с западнорусской традицией XVII века, а не Российской империи конца XVIII — начала XX века.

Биография

Григорий Сковорода родился 22 ноября (3 декабря) в селе Чернухи Полтавской губернии (ныне Чернухинского района Полтавской области Украины) в зажиточной семье казака. Сначала учился в Киевской духовной академии, а затем был отправлен в придворную певческую капеллу (в Санкт-Петербург). В 1744 году получил увольнение с должности певчего, в звании придворного уставщика, и перебрался в Киев продолжать обучение в академии. Желая постранствовать по миру, притворился сумасшедшим, вследствие чего был исключён из бурсы. Вскоре в качестве церковника при генерале Вишневском отправился заграницу. За три года побывал в Польше, Венгрии (был в Токае), Австрии (по некоторым данным, также в Италии и Германии), овладел несколькими языками, в том числе латынью, древнегреческим, древнееврейским и немецким. Знал как древнюю, так и новоевропейскую философию. В начале 1750-х преподавал поэтику в Переяславской семинарии, был также домашним учителем. Написал для семинарии «Руководство о поэзии»; когда же переяславский епископ потребовал, чтобы Сковорода преподавал предмет по старине, Сковорода не согласился, вследствие чего был уволен. В 1759—1769 преподавал в Харьковском Коллегиуме. За неортодоксальные мысли, к тому же истолкованные в превратном смысле, дважды был отстранен от работы, но возвращался. Будучи отстранён в третий раз, уже к преподавательской деятельности не вернулся.

В последующие годы Сковорода по большей части вел жизнь странствующего философа-богослова, скитаясь по Слободской Украине, останавливаясь в крестьянских избах. Он отказывался от предлагаемых ему должностей и занятий, посвящая свое время поучению людей нравственности — как словом, так и своим образом жизни. Труды философа при жизни не печатались. Писал на книжном церковно-славянском языке.

Умер 29 октября (9 ноября) 1794 года в селе Пан-Ивановка Харьковской губернии (ныне село Сковородиновка Золочевского района Харьковской области).

Мировозрение

У него было два кумира — Сенека и Марк Аврелий. В своей философии Сковорода был близок к пантеизму. Мироздание он видел состоящим из трех миров — макрокосма (вселенная), микрокосма (человек) и некоей «символической» реальности, связующей большой и малый миры, идеально их в себе отражающей (например, с помощью священных текстов вроде Библии). Каждый из этих миров состоит из «двух натур» — видимой (тварной) и невидимой (божественной). Сковорода уделял значительное внимание не только христианской традиции в философии, но и античному наследию, в частности идеям платонизма и стоицизма. Исследователи находят в его философии черты как мистицизма, так и рационализма. Г. С. Сковороду нередко называют первым философом Российской империи.

Философские трактаты и диалоги

В своих работах Сковорода почти никогда никого не цитирует и ни на кого не ссылается:

  • Асхань («Симфоніа, нареченная Книга Асхань о познаніи самого себе») [1]
  • Наркисс («Наркісс. Разглагол о том: узнай себе») [2]
  • Беседа, нареченная двое, о том, что блаженным быть легко [3]
  • Диалог, или разглагол о древнем мире [4]
  • Разговор пяти путников о истинном счастии в жизни (Разговор дружеский о душевном мире) [5]
  • Кольцо. Дружеский разговор о душевном мире [6]
  • Книжечка, называемая Silenus Alcibiadis, сиречь Икона Алкивиадская (Израилский змий) (1776) [7]
  • Книжечка о чтении священн. писания, нареченна Жена Лотова (1780) [8]
  • Потоп змиин (конец 1780-х) [9]
  • Алфавит мира (Разговор, называемый алфавит, или букварь мира; 1775) [10]
  • Брань архистратига Михаила со Сатаною о сем: легко быть благим (1783) [11]
  • Пря бесу со Варсавою [12]
  • Начальная дверь к христианскому добронравию (1769—1780)
  • Икона Алкивиадская
  • Сад божественных песен

Басни

Сковорода на купюре в пятьсот гривен 2006
  • «Басни харьковские» (1774) [13]
  • «Благодарный Еродий» [14]
  • «Убогий жаворонок» [15]
  • «Басня Эзопова»

Цитаты

  • О, Отче мой! Трудно вырвать сердце из клейкой стихийности мира!
  • Мир ловил меня, но не поймал (надпись на могиле).
  • Благословен Господь, сделавший всё трудное ненужным и всё нужное — нетрудным!
  • Бог создал мир так, что все, что нужно, не очень сложно, а все, что сложно — не очень нужно.
  • Той ближче усіх до неба, кому нічого не треба.
  • Всяк должен узнать себе, сиречь свою природу, чего она ищет, куда ведет, — и ей последовать… Конь ли еси? — Носи седока. Вол ли еси? — Носи ярем. Пес ли борзый? — Лови зайцы. Дацкой ли? — Дави медведя.
  • Не все то яд, что неприятно на вкус.
  • Добрый ум делает легким любой образ жизни.
  • Бери вершину и будешь иметь середину.

Ссылки

Wikimedia Foundation. 2010.

dic.academic.ru


Смотрите также