Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Грингауз игорь аркадьевич биография


Игорь Грингауз под прикрытием Максима Громова

Алексей Машкевич В последние годы несколько заметных ивановских предпринимателей прошли через процедуру банкротства. Нет-нет, они не ушли из бизнеса и так же ездят на люксовых авто и живут в своих загородных особняках – они просто ушли из публичного пространства. Не выступают на форумах, не светятся в СМИ, не сидят на заседаниях с чиновниками, никого не учат жизни. Юристы перевели их активы на жён и приближенных людей, а сами экс-олигархи сидят тихо, как доны из шпионских фильмов, остерегаясь лишнего внимания и засветки. Это тяжелое испытание выдержит не каждый, но оно того стоит: возможность заниматься бизнесом и жить как прежде, отказавшись от публичности и показного гламура. Но, как показывает практика, пройти этот путь могут не все: то ли в тени скучно, то ли бешеное эго, как дурная моча, ударяет в голову. Похоже, это произошло с одним из самых публичных недавно ивановских строителей Игорем Аркадьевичем Грингаузом – тишина ему претит, жизнь без телекамер не в радость, а от близости к власти Игорь Аркадьевич и вовсе теряет голову. Много разного написано о недостроенном жилом комплексе «Изумруд», пересказывать не буду. Главное – он похоронил репутацию честного Грингауза-строителя. Обманутые дольщики, партнёры, банки, статьи в СМИ, негатив по всем фронтам. Логично, что когда более трёхсот миллионов привлечённых рублей испарились (сумма требований кредиторов), Игорь Аркадьевич задумался о личном банкротстве. И даже вошёл в процедуру, предварительно заключив брачный договор с супругой. Согласно этому договору ей отошло всё движимое и не очень имущество семьи (список всего у редакции есть, но публиковать его запрещает закон о защите персональных данных, не делающий бумажку менее интересной), на неё и на директоров были загодя переписаны все предприятия, а у Игоря Аркадьевича осталось... Ничего не осталось, кроме имени-фамилии и неистребимого желания жить так, как будто ничего не произошло. Всё поначалу говорило о том, что Грингауз легко сможет жить новой жизнью: в банкротство ушёл, имущество на жену оформил, новый жилой квартал «Видный» в Иванове замутил, директором поставил сына, одобрения власти добился. Казалось бы, чего ещё надо, сиди в тени, не рыпайся. Тем более, что кредиторы не дремлют, денег требуют, а самого Игоря Аркадьевича разыскивают судебные приставы с просуженными исполнительными листами. Грингауз же из процедуры личного банкротства вышел, но долги возвращать не собирается. Более того, он и в публичное пространство и в бизнес, похоже, вернулся – хотя на этот счёт есть разные мнения. Сам Игорь Аркадьевич сегодня живёт двойной жизнью. Одна жизнь для кредиторов, обманутых дольщиков и приставов: в ней он белый и пушистый пенсионер и в пояснительной записке приставам пишет (есть в распоряжении редакции): «О задолженности в пользу «Пробизнесбанк» я узнал 06.04.18, о задолженности в пользу ООО «Инвесттрейдинг» в 2017 году, в настоящее время я являюсь пенсионером, не работаю. Согласно брачного договора от 26.10.2012 имущества движимого и недвижимого не имею. В настоящее время занимаюсь благотворительностью, консультирую по вопросам строительства и медицины. Иного дохода кроме пенсии не имею». Вот такой вот благотворитель, я почему-то сразу экс-главу города Вячеслава Сверчкова вспомнил – тот тоже не мог внятно объяснить, откуда у него деньги.

И совсем другая жизнь для себя любимого, для властей и для новых дольщиков, готовых вложить свои кровные в очередной гигантский проект почётного строителя – микрорайон «Видный». На публичных слушаниях по планировке территории в районе бывшего Камвольного комбината он уже не стесняясь выступает в качестве представителя компании-застойщика, где директором числится его сын, а единственный участник - жена. В протоколах ивановской мэрии с этих же публичных слушаний он обозначен как генеральный директор ООО «ЖСК».

Приставы, которым предлагается версия Грингауза-пенсионера без определённого места жительства, впадают в ступор и задают вопросы: как же так, он одних на бабки поставил, а теперь других затаскивает, да ещё под крышей областного правительства? Вот актуальная информация по долгам Игоря Аркадьевича с сайта http://fssprus.ru – согласитесь, есть из-за чего напрягаться.

Похоже, это долги, которые нахомутало ООО «Изумруд» (теперь там, как и положено, учредитель больше не Грингауз – ооошка переписана). А зампред правительства Ивановской области Максим Громов в ответе судебным приставам попросту так сообщает на официальном бланке: в работе ведомства почётный строитель Грингауз принимает активное участие.

Но сегодня речь не о благотворительности и не об обманутых дольщиках «Изумруда». ООО «ЖСК», интересы которого представляет Грингауз-отец, руководит которым Грингауз-сын, а принадлежит оно Грингауз-матери, вот-вот начнёт застраивать в Иванове микрорайон «Видный». И по всему похоже, что там готовится повторение истории с «Изумрудом»: так же есть дольщики, так же земля оформлена на супругу, так же Игорь Аркадьевич цветисто рассказывает о перспективах строительства в присутствии и при одобрении городских и областных чиновников. С чиновников всегда взятки гладки, а Игорю Аркадьевичу сегодня с правильным брачным договором и доходом в размере пенсии можно смело быть обладателем любого долга. Разница одна: «Изумруд» уже в банкротстве, и ни банк, ни инвесторы не знают, как получить с Грингауза деньги, а «ЖСК» ещё нет. Остаётся делать ставки и гадать: что строитель Игорь Грингауз понимает под благотворительностью, какие цифры мы увидим на сайте судебных приставов через пару лет.

И по поводу выхода из личного банкротства в голову приходит только одна мысль: для Игоря Аркадьевича «Видный» как дембельский аккорд. Провернёт по отработанной на «Изумруде» схеме, добавит приставам работы, и тогда уж точно на пенсию всей семьёй: с женой, детьми, деньгами банков и дольщиков. Тем более, что ведомство Максима Громова подтягивает на строительство инфраструктуры микрорайона областные и федеральные средства – и очень не маленькие.

1000inf.ru

Дело Грингаузов: областной суд исправил ошибки Фрунзенского

В областном суде 8 июля прошли апелляционные слушания по обжалованию мировых соглашений о разделе имущества между супругами Грингаузами – Игорем Аркадьевичем и Ириной Евгеньевной. Судьи слушали записи заседаний, которые вели во Фрунзенском районном суде их коллеги Светлана Орлова и Елена Земскова, рассматривавшие иск Агентства страхования вкладов к Игорю Грингаузу. Напомню, что речь идёт о мировом соглашении супругов, согласно которому имущество, представляющее какую-нибудь ценность, досталось жене, а Игорь Аркадьевич стал почти бомжом (и даже собирался подавать заявление о личном банкротстве). У АСВ появились сомнения в правомочности вынесенных судьями райсуда решений – в том числе юристам корпорации казалось, что судьи слышали в процессе только чету предпринимателей. В итоге апелляционная инстанция отменила два решения Фрунзенского суда, и АСВ получило право взыскать половину имущества супругов Грингаузов в пользу кредиторов. Параллельно Ирина Евгеньевна пыталась снять арест, наложенный на спорное имущество, но 3 июля облсуд отказал. Теперь что-то сделать с имуществом – продать, подарить, переуступить, потерять, в конце концов – не удастся, и кредиторы обретают надежду на возмещение потерь. Эти решения могли бы быть личным делом Грингаузов, если бы под реализацию не попадало, в том числе, ООО «ЖСК», ведущее застройку микрорайона «Видный» в областном центре (по слухам, без полного комплекта разрешительных документов). Вопрос, кто будет «рулить» проектом строительства «Видного» дальше, должен сильно волновать и мэра Владимира Шарыпова, и губернатора Станислава Воскресенского, вряд ли жаждущих получить новый недострой, обманутых дольщиков и перспективу уголовных дел на непонятных новых застройщиков.

Правда, и у существующих с законом не гладко. Если верить информации ИЦ УМВД по Ивановской области, 31 января 2001 года в отношении Игоря Грингауза было возбуждено уголовное дело № 2001330016 по ст.199 ч.2 УК РФ – «Уклонение от уплаты налогов таможенных платежей ОАО «Завод ЖБИ». Вкупе с рассказами гендиректора «Изумруда» о выводе денежных средств банка-кредитора на счета семьи, создаётся образ бизнесмена Грингауза, склонного к различного рода авантюрам, как на грани, так и за гранью Уголовного кодекса.

Мне возразят, что сегодня директорствует в ООО «ЖСК» не Игорь Аркадьевич, а сын Андрей, но это, похоже, номинальная фигура: вряд ли крупным социально ответственным бизнесом может руководить человек, лечившийся в психоневрологическом диспансере и проходивший курс лечения от опиатов в местном наркодиспансере.

Хотя, когда речь идёт о семье Грингауз – возможны любые чудеса.

Алексей Машкевич

1000inf.ru

Криминальные детали бизнеса Игоря Грингауза

В описании директора ООО «Изумруд»

24.04.2019

Во Фрунзенском суде города Иваново под председательством судьи Светланы Орловой продолжается слушание дела по иску судебных приставов против супругов Игоря и Ирины Грингауз (о ходе процесса здесь, здесь и здесь). На одном из последних заседаний, когда стороны ждали, что судья удалится в совещательную комнату для вынесения решения, новую жизнь делу дало заявление представителя Агентства страхования вкладов (АСВ), которое было приобщено к делу: заявление директора ООО «Изумруд» Денисова, сменившего на посту Игоря Аркадьевича Грингауза в 2014 году. К заявлению прилагаются документы, могущие поменять позицию суда. Напомним, что общая сумма требований АСВ к Грингаузу и его компаниям составляет порядка 300 млн рублей. В заявлении Денисов обвиняет Грингаузов в выводе денежных средств банка-кредитора («ПроБизнесБанк») на счета семьи, в заключении заведомо невыгодных договоров, рассказывает о давлении, которое оказывали на него по распоряжению Игоря Аркадьевича люди из силовых структур и из мира криминала. Пересказывать можно долго, лучше почитайте сами, скриншоты заявления внизу. В итоге судья Орлова, несмотря на возражение представителей Грингаузов, документ приобщила, и объявила перерыв в заседании. Интересно, отреагируют ли на заявление правоохранители – речь идет о защите интересов государственной корпорации. По всей видимости, в бизнесе четы Грингауз (стройка, медицина и т.д.) теперь появится ещё и криминальный след. Ещё интереснее, как поведут себя ивановские власти всех уровней: будет ли Игорь Аркадьевич по-прежнему сидеть важным экспертом на правительственных совещаниях, отдаст ли областной центр его компаниям контракт на застройку микрорайона «Видное», будут ли выдаваться новые разрешения на строительство.

Общество

Также в рубрике:

Вернуться к списку новостей

1000inf.ru

Эльхан Гасанов: «Мне поступали звонки с угрозами от Грингауза»

Алексей Машкевич Фото: Варвара Гертье

Строителю Игорю Грингаузу и всяческим судебным и несудебным процедурам вокруг него и его бизнесов «Слухи и факты» уделяют много внимания. Наверное? потому, что Игорь Аркадьевич со своим отношением к бизнесу представляет законченный портрет вымирающего вида предпринимателей – харизматичных выходцев из вольных девяностых. Мы разговариваем с Эльханом Гасановым – человеком, оказавшимся по разные стороны баррикад с Грингаузом в споре о многих миллионах заёмных рублей. Повод для разговора – заявление Гасанова в правоохранительные органы.

- Мне люди в погонах передали бумагу – ваше заявление с просьбой провести расследование по факту поджога автомобиля. Отдали со словами, что это штрих к пониманию того, кто такой Игорь Грингауз. Что имелось в виду? - Что они имели в виду я, наверное, объяснить не смогу – в чужую голову залезть невозможно, тем более не понимаю, кто и зачем передал вам моё заявление. Да, 7 февраля этого года неизвестные сожгли мне машину. Я видел весь процесс на записи с камер видеонаблюдения, висящих по периметру офиса и, с моей точки зрения, всё было сделано очень профессионально. Поджигателей было несколько: первый открывал канистру с бензином и обливал машину, за ним шёл второй и поджигал автомобиль заготовленным фитилём. После того, как моя машина загорелась, они побежали в сторону поджидавшего автомобиля, сели на пассажирские сиденья и уехали – значит, за рулём был третий участник. Есть очевидец, видевший и момент поджога, и отход преступников. Это позволяет мне думать, что поджог был спланированной акцией с целью устрашения меня и, видимо, моих сотрудников. Когда следователь, выехавший на место преступления, меня допрашивал, он спросил, не подозреваю ли я кого-либо, на что я сообщил, что никаких личных и профессиональных конфликтов у меня нет, кроме тяжёлого затяжного судебного спора с Игорем Аркадьевичем. И, возможно, Грингауз, или кто-то из его окружения, мог инициировать поджог. Иных мотивов не вижу.

- Что вас связывает с Грингаузом, из-за чего у вас конфликт? Вы же непубличный, неизвестный широкой публике человек.

- Я возглавляю юридическую консалтинговую группу «Статус», занимающуюся взысканием задолженностей, решением проблемных вопросов. Фирма сотрудничает с различными банками и финансовыми группами. Одним из наших клиентов давно-давно была финансовая группа «Лайф», частью которой был «Пробизнесбанк», построивший совместно с Игорем Аркадьевичем коттеджный посёлок «Изумруд» в Иванове – ваш сайт писал об этом. Грингауз был не только застройщиком, но и одним из бенефициаров проекта.

- Какова ваша роль в споре банка и предпринимателя?

- Оппоненты Игоря Грингауза – тот самый «Пробизнесбанк» – обратились ко мне с предложением помочь взыскать с него задолженность. Банк выдал ООО «Изумруд», где Игорь Аркадьевич был учредителем и директором, займ на строительство коттеджного посёлка, также Грингауз выступил поручителем по кредиту. Кредит им погашен не был и нам поручили взыскать остаток задолженности. Потом процедурой взыскания стало заниматься государственное «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ), от деятельности которого теперь зависит, сколько денег вернётся в конкурсную массу, из которой будут удовлетворены требования кредиторов. Долгое время Грингауз долг не признавал, вёл себя некорректно.

- Получается, вы сейчас работаете на государство?

- Скажем так: государство взыскивает с Игоря Аркадьевича сорок миллионов рублей, а мы в этом процессе помогаем со стороны кредиторов банка – как юристы. Когда в 2016 году государство в лице АСВ (ликвидатора ОАО АКБ «Пробизнесбанк») пыталось взыскать с Грингауза, как с поручителя, задолженность, он заявил, что кредита не брал, поручителем не был. Как мне кажется – хотя я могу ошибаться – он сделал всё для того, чтобы нужные договоры потерялись. В итоге в первой инстанции банку отказали, так как не было оригиналов документов. Потом, поле нашего вмешательства, бумаги нашлись в архивах АСВ, а с Игоря Аркадьевича решением суда взыскали спорную сумму.

- И вы считаете, из-за этого сгорел ваш автомобиль? - Да, потому что после вынесения судом решения о взыскании сорока миллионов рублей, мне и моим сотрудникам-юристам, участвовавшим в процессе, поступали звонки с угрозами от Грингауза и от других людей. По данным фактам были написаны заявления в полицию, к сожалению не получившие хода. Я связываю эти события – иных угроз мне не поступало.

- Грингауз – известный, публичный человек, не скрывающий хороших отношений и с властью, и с силовиками, и с криминалом. На вас оказывают давление?

- Вопрос интересный и сложный. Да, Игорь Аркадьевич кичится хорошими связями в полиции, прокуратуре и иных правоохранительных органах – называя при этом конкретные фамилии. Говорит, что часть высокопоставленных сотрудников у него на зарплате, частично это его личные друзья. Для чего – непонятно. Наверное, делает он это умышленно, создавая миф о своём могуществе: у него всё связано и намазано, всё под контролем. Процесс взыскания государством с Грингауза сорока миллионов, которые со временем превратились в триста, длится уже четыре года. Он перевёл на супругу активы, инициировал личное банкротство, ведёт кучу судебных процессов, пытаясь уйти от ответственности – говорит, что не виноват, что его обижают какие-то хулиганы. И всегда, бравируя добрыми отношениями с сотрудниками правоохранительных органов, пытается затащить их на свою территорию, чтобы они невольно стали участниками его игры и помогли решить его вопросы.

- У него получается?

- Мне кажется, что частично да. Процессов идёт много, где-то эта тактика срабатывает. Мы видим, что у части сотрудников разных правоохранительных ведомств прослеживается коммерческая заинтересованность в пользу Игоря Аркадьевича. Повторюсь – это моё частное мнение.

- Ясно, что конечную оценку даст суд, а у нас всего лишь разговор юриста и журналиста. Последний вопрос немного философский: мэра бьют битой по голове, вам жгут машину – в бизнес возвращается бандитская стилистика лихих девяностых?

- По роду профессиональной деятельности я связан с взысканием крупных сумм, и не считаю, что те отношения из девяностых возвращаются. Скорее, люди, активно работавшие в девяностые, вспоминают те методы. А так как всё тяжелее с деньгами, когда у них заканчиваются цивилизованные аргументы, они от бессилия…

- …Берутся за биты?

- Нет, вспоминают прошлые навыки. Не знаю, как и чем занимался Игорь Аркадьевич в девяностые и не хочу давать каких-то оценок – это не моё дело. Но те методы, которыми он действует сейчас, очень похожи на методы тех лет.

1000inf.ru

А я – Грингауз, просто Грингауз

Один из самых известных ивановских бизнесменов, строитель Игорь Грингауз пытался отказаться от своей подписи на договоре поручительства, утверждая, что ее подделали. Однако Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов» и «Пробизнесбанк» доказали в суде обратное.

Оказывается, один из крупнейших ивановских бизнесменов, застройщик, владелец нескольких предприятий Игорь Грингауз на самом деле ничем не владеет. Более того, как сообщает «1000инф», господину Грингаузу даже жить негде.

По крайней мере, в своем письме судебным приставам он пишет, что с регистрационного учета он снят, «место преимущественного проживания не определено, на сегодняшний день пребываю в гостиницах г. Иваново и Ивановской области». Ну и дальше в том смысле, что, мол, искать меня не надо, я сам вас найду.

Также Грингауз уведомляет судебных приставов, что имущество, которое они полагают его собственностью, ему не принадлежит, и требования приставов-исполнителей нарушают права третьих лиц.

В данном случае речь идет об аресте имущества Игоря Грингауза на сумму в 16 млн рублей по иску компании «Инвест Трейдинг» к ООО «Изумруд», которую ранее возглавлял Игорь Грингауз. На данный момент в отношении ООО «Изумруд» возбуждено дело о банкротстве, и, судя по всему, ни денег, ни имущества у компании нет.

Однако же дело с «Инвест Трейдингом» не единственное и не самое главное в истории Игоря Грингауза.

15 сентября 2017 года апелляционная инстанция Ивановского областного суда частично отменила решение Фрунзенского районного суда города Иванова, и вынесла новое решение по иску «Пробизнесбанка» в лице Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» (АСВ) к ООО «Изумруд» и Грингаузу Игорю Аркадьевичу.

Сумма требований банка, а точнее АСВ составляет 111,2 млн рублей по кредитному договору с ООО «Изумруд» от 24 августа 2011 года. В целях обеспечения обязательств «Изумруда» по кредитному договору, Игорь Грингауз и «Пробизнесбанк» заключили 1 июля 2013 года договор поручительства.

Соответственно, госкорпорация АСВ требует 111,2 млн рублей в солидарном порядке с Игоря Грингауза и ООО «Изумруд».

При рассмотрении дела во Фрунзенском суде АСВ и «Пробизнесбанк» не смогли представить оригинал договора поручительства с Игорем Грингаузом – только копию. Грингауз утверждает, что его подписи подделаны, соответственно, банкиры представили копию подложного договора поручительства.

Фрунзенский суд назначил почерковедческую экспертизу, которая подтвердила правдивость слов Игоря Грингауза. В соответствии с этим, суд признал всю сумму долга в 111,2 млн рублей только за ООО «Изумруд». Ну, а так как компания находится в процедуре банкротства, то вероятность получения госкорпорацией АСВ денег весьма невелика. В том и был смысл привлечения в качестве ответчика поручителя Игоря Грингауза, поскольку всем понятно, что «Изумруд» уже ни за что не заплатит.

И все вроде бы хорошо для господина Грингауза. Вот только госкорпорация АСВ нашла-таки оригинал договор поручительства. Да и с почерковедческой экспертизой все оказалось не так просто.

Недавнее решение Ивановского областного суда по апелляционной жалобе АСВ на решение Фрунзенского суда, наверное, можно назвать катастрофой для господина Грингауза.

Вот что установил Областной суд:

«При назначении экспертизы судом первой инстанции нарушены нормы процессуального права, связанные с отбором образцов почерка. Отбор экспериментальных образцов почерка Грингауза И.А. не производился. 5 сентября 2016 года в судебном заседании, проведенном без надлежащего извещения лиц, участвующих в деле, Грингауз И.А. в присутствии своего представителя исполнил свои подписи. В данном случае судом нарушен порядок отбора подписей и принцип состязательности и равноправия сторон по делу. Представитель банка и ООО «Изумруд» были лишены возможности принять участие в процессе отбора подписей, не были ознакомлены с ними, не имели возможность выразить свое мнение относительно процедуры отбора образцов».

Но это так, прелюдия. Дальше:

«Заключение эксперта не обосновано, исследование проведено не всесторонне и не в полном объеме. Эксперт, описывая свободные и экспериментальные образцы подписи и почерка Грингауза И.А., не провел сравнительное исследование образцов почерка между собой, не определил пригодны ли они для идентификационного исследования. Свободные образцы почерка и подписи Грингауза И.А. отличаются от экспериментальных образцов не только по общим признакам (темп исполнения, координация движений, степень выработанности, размер, разгон), но и по частным признакам, что вызывает сомнения в том, что они выполнены одним лицом.

Таким образом, выводы, содержащиеся в заключении эксперта о том, что подпись от имени Грингауза И.А. на первой и четвертой страницах договора поручительства и запись «оригинал получен» выполнены вероятно одним лицом и вероятно не Грингаузом И.А. не могли быть положены в основу решения суда об отказе в удовлетворении заявленных исковых требований».

Иными словами, подделаны не подписи Грингауза, а сама почерковедческая экспертиза сомнительна.

В Областном суде АСВ и банк предоставили оригинал договора поручительства с Игорем Грингаузом.

Представитель Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» пояснил суду, что переданная в процессе банкротства ОАО АКБ «Пробизнесбанк» документация имела значительные объемы (300 000 единиц хранения), банкротящийся банк по объемам кредитования и количеству филиалов входил в перечень крупнейших банков России. При первичной обработке документации договор поручительства не обнаружен, однако была предоставлена электрографическая копия спорного договора. В дальнейшем, в процессе разбора документов банка подлинник договора поручительства от 1 июля 2013 года, заключенный с Грингаузом, был найден.

Также Областной суд установил:

«В процессе апелляционного рассмотрения дела, Грингаузом И.А. и его представителем сделано заявление о подложности доказательства, а именно подлинника договора поручительства, в связи с чем заявлено ходатайство о назначении комплексной судебной экспертизы данного документа.

Утверждения Грингауза И.А. о подложности доказательства не нашли свое подтверждение. Напротив, результаты экспертизы не подтвердили утверждение Грингауза И.А. о том, что вышеуказанный договор он не подписывал, и заявление Грингауза И.А. о том, что дата фактического изготовления договора не соответствует дате, указанной в его реквизитах».

В частности, в заключении комплексной экспертизы заявлено: «Подпись от имени Грингауза И.А., расположенная в разделе поручитель в правом нижнем углу на четвертой странице договора поручительства от 01.07.2013 года выполнена самим Грингаузом И.А.».

Ну, и кто после этого господин Грингауз?

Областной суд постановил взыскать с Игоря Грингауза и ООО «Изумруд» в солидарном порядке 40 млн рублей в пользу госкорпорации АСВ; с ООО «Изумруд» 71,2 млн рублей. Однако очевидно, что деньги в этой истории совсем не главное, хотя, все из-за них, конечно.

ivanovolive.ru

Государство против Игоря Грингауза. Или за?

3 декабря во Фрунзенском районном суде города Иваново под председательством судьи Светланы Орловой состоялось судебное заседание о рассмотрении иска к Ирине Евгеньевне Грингауз о признании брачного договора ничтожным.

В судебном заедании присутствовала судебный пристав исполнитель УФССП по Ивановской области, которая не могла четко сформулировать позицию ведомства: почему договор признается ничтожным. Представитель госкорпорации АСВ (Агентство по страхованию вкладов – ред.), которая банкротит ОАО АКБ «Пробизнесбанк» (в Иванове бренд «Лайф Банк» – ред.) по какой-то причине вообще не явился в заседание и не предоставил отзыва на документ.  

Напомним речь идет о взыскании задолженности в размере 40 млн рублей с банкротящегося строителя Игоря Грингауза в пользу ОАО АКБ «Пробизнесбанк». Напомним, что эта задолженность образовалась во время строительства коттеджного поселка «Изумруд», а Игорь Аркадьевич являлся поручителем по кредиту, выданному ООО «Изумруд», (Грингауз ранее являлся директором этого общества – ред.). Сумма задолженности ООО «Изумруд» только перед ОАО АКБ «Пробизнесбанк» составляет более 150 млн рублей, а перед всеми кредиторами – порядка 300 млн рублей.

По нашей информации, среди кредиторов ООО «Изумруд» есть предприниматели, деньги которых находились на счетах обанкротившегося банка. «Лайф Банк» был известен и популярен в Ивановской области.

Представляется очень странной позиция руководства и юристов АСВ, которая не предпринимает мер к защите интересов кредиторов банка – как минимум, такой вывод можно сделать по итогам прошедшего во Фрунзенском суде заседания. «Слухи и факты» продолжат следить за развитием событий в суде, потому его результат затрагивает интересы большого числа предпринимателей Ивановской области, пострадавших от краха «Лайф Банка». И есть ещё пикантный момент: в начале строительства посёлка «Изумруд» часть земельных участков, выделенных под малоэтажное строительство каким-то образом оказались в собственности Ирины Грингауз. Но этот вопрос суд почему-то не исследует вовсе.

Следующее судебное заседание назначено на 26 декабря в 10.00.

1000inf.ru


Смотрите также