Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Хаджимурад хизроев биография


Хизроев Хаджимурад Айтберович, Россия

Стадионы Арбитры Футболисты Сотрудники

premierliga.ru

Наследница по прямой

— Леонорой меня назвал папа. Выпускник института имени Баумана Николай Белов обожал оперу, и поэтому мне дали такое имя — в честь героинь Бетховена и Верди. А моя мама была внучкой Хаджи-Мурата Хунзахского, наиба Шамиля. Последние годы я пишу «Рассказы о родословии и истории семьи». Все собираю кусочки воедино: ведь все так срослось и переплелось.

Фото: Александр Вайнштейн

О Хаджи-Мурате известно многое — основные факты биографии, обстоятельства гибели; сохранились воспоминания современников, рассказы сына Гуллы и внучки Залму. Но легенд и мифов вокруг его имени не меньше. Версии, оценки событий и поступков часто не стыкуются: записи тогда почти не велись, от родового дома не осталось следа, не все могилы известны.

Надо отдать должное Льву Толстому — он хорошо чувствовал своего героя. Но это не настоящий Хаджи-Мурат. Это литературный, сильно романтизированный образ, и в повести очень много того, что принято называть «историческими несоответствиями». В результате мы судим об отважном сыне Хунзаха по тому маленькому отрезку времени, который описан писателем, но разве это вся его яркая жизнь?

Хаджи-Мурат Хунзахский, прадед

О таких, как Хаджи-Мурат, в Дагестане говорят «родился с саблей в руке». Его отец Гитино-Магомед погиб, защищая Хунзах от воинов первого имама Чечни и Дагестана Гази-Магомеда. Хаджи-Мурат рос в доме своего деда Османа, обучившего его грамоте, аварскому, арабскому и кумыкскому языкам.

Хаджи-Мурат Хунзахский. Картина Эдуарда Акуваева с рисунка Григория Гагарина

Все источники отмечают безудержную храбрость прадеда, его умение быстро оценить обстановку и действовать по ситуации, его справедливость и щедрость по отношению к своим бойцам. Конечно, прежде всего, он был воином — жестким и требовательным. Но при этом не принимал участия в интригах и не боялся говорить правду Шамилю. Такая позиция множит врагов — а ведь он еще был прирожденным лидером, которому верили люди.

Его опасались все: русские, которые не знали, чего от него ожидать; Шамиль, которого настораживал авторитет своевольного наиба. А простым людям импонировали его облик и удаль настоящего джигита.

Но до сих пор имя Хаджи-Мурата запятнано словом «предательство».

Я не верю, что предательство имело место. Прадед ушел от Шамиля, прослужив ему верой и правдой более 10 лет. Имам ценил воинские качества своего наиба, но всегда подозревал в нем желание захватить власть. Нашлось достаточно недругов, укрепивших эти подозрения.

Хаджи-Мурат понял, что ему подписан приговор. Что ему оставалось делать? Идти на позор и смерть? Было принято единственное верное в этих обстоятельствах решение — уходить. Сознательно он вышел к станице Воздвиженской или заблудившись — неизвестно. Эту тайну он унес с собой.

А уже потом он попал в такую ситуацию, когда ему не верили ни те, ни другие. Но не попытаться отомстить за брошенную в яму семью — он не мог. И закономерным итогом стала его гибель в бою близ селения Онджалы. Это непреодолимая сила обстоятельств, когда все вокруг, кроме его отряда, — предали его.

Хотел ли он большой власти? У него много раз была возможность получить ее, но вряд ли он задумывался об этом. И только после того, как он узнал о положении своей семьи и разочаровался в своих «союзниках», он захотел обрести такую власть любым способом и любой ценой. Чтобы отомстить.

Глупо давать оценки личности Хаджи-Мурата с позиций дня нынешнего. Он был героем своего времени — когда шла тяжелая кровавая война с русскими, с мюридизмом и, конечно, междоусобная. Когда вся жизнь регулировалась обычаями-адатами, в которых центральное место занимала кровная месть. Даже осуществленное руками прадеда убийство второго имама Дагестана и Чечни — Гамзат-бека — было вендеттой. Местью за смерть хунзахских ханов, молочных братьев Хаджи-Мурата.

Поэтому я думаю, что в августе хунзахцы отметили 200-летие со дня рождения народного героя и храбреца, у которого были своя родина и своя семья. И именно за них он сражался до последнего.

Сану, прабабушка

Хаджи-Мурат был женат дважды. Матерью его старшего сына Гуллы стала пленная грузинка Дарижа, с ней он развелся после встречи с чеченкой Сану. Гулла рос в новой семье. Известно, что Дарижа жила где-то неподалеку, у нее были другие дети, но она тосковала по своему первенцу. И он ее помнил.

Фото: Александр Вайнштейн

Как только стало известно о бегстве Хаджи-Мурата, недруги разорили его дом. А семью — мать Залму, беременную жену Сану и шестерых детей — привезли в аул Харахи и посадили в яму. В этой яме родился мой дед, Хаджи-Мурат младший.

После гибели прадеда началась другая история. Есть версия, что Шамиль хотел утопить семью Хаджи-Мурата, но документы этого не подтверждают. Бабушка Залму со старшим внуком вернулись в разрушенный Хунзах. Сану взял в жены тлохский алим (ученый, знаток ислама. — Ред.) Дибир-Магомед, относившийся к Хаджи-Мурату с большим уважением.

Тлохцы помогли построить дом для новой семьи, он и сейчас цел, хотя в нем давно никто не живет.

В новом браке Сану родила еще двоих детей, но и это замужество вышло недолгим: Дибир-Магомед воевал на стороне имама, оказался в плену и умер по дороге в Калугу.

Красивая и мужественная прабабушка прожила трудную жизнь. Сразу после смерти Хаджи-Мурата к ней сватался его давний недруг Даниял Илисуйский. «Лучше сто раз умру, чем стану женой человека, поставившего капкан моему льву», — сказала она. Умерла Сану в возрасте 70 лет и покоится под безымянным камнем на кладбище аула Тлох.

Хаджи-Мурат младший, дед

Мой дед, Хаджи-Мурат младший, рос в семье отчима, как и его брат Абдул-Кадыр. Всех сыновей Хаджи-Мурата отправили в Нижне-Дженгутайскую школу для горцев, открытую в 1856 году. В ней обучали математике, русскому языку, истории, географии и музыке. Но сыновья Хаджи-Мурата там не задержались: дед сбежал, а братьев отчислили за драку.

Дед дослужился до чина подъесаула, состоял в царском конвое, участвовал в военных действиях в Средней Азии и был наибом в Тлохе.

Женился трижды. Первая жена Меседу ушла от него со скандалом. Их 14-летнюю дочь Залму выкрал Якуб Исаков из аула Ашильта. Разгневанный отец решил, что дочь сбежала сама, и сильно ранил ее. Жена ему этого не простила. Вторая жена Джавгарат тоже ушла, прихватив дочь Семисхан, — дед оскорбил ее брата.

В третий раз дед женился на дочери хунзахца Исилава Хизроева. Зульхижат только исполнилось 19, а деду было уже под 50. В этом браке родилась моя мама Уммухаир. Маме было совсем немного лет, когда умер ее отец. Она его почти не помнила, но бабушка Зульхижат говорила, что в тлохском доме ей жилось неуютно. Дед был вспыльчивым и скорым на расправу. Теперь я понимаю, что на это могли быть серьезные причины, достаточно вспомнить, в каких условиях его носила, родила и растила мать. По слухам, деда свело в могилу какое-то хроническое заболевание.

Зульхижат, бабушка

После смерти деда семья жила в доме бабушкиного отца.

Старший брат бабушки, Магомед-Мирза, окончил гимназию в Тифлисе, высшее образование получил в Петербурге. Был убежденным марксистом и революционером. В 1912 году Магомед-Мирза пригласил в Хунзах своего петербургского знакомца — известного русского художника Евгения Лансере. Тот готовил иллюстрации к первому изданию повести Толстого «Хаджи-Мурат»: писал горцев, пейзажи, изучал быт.

Фото из личного архива Леоноры Москаленко

Бабушка Зульхижат

Тогда же он сделал небольшую зарисовку «Внучка Хаджи-Мурата» — девочка в красном платье и белом платке. Моя мама. Лансере и Магомед-Мирза долго уговаривали Зульхижат отпустить любознательную и смышленую Уммухаир учиться в Петербург. С большой неохотой Зульхижат уступила настояниям любимого брата.

Так моя семилетняя мама оказалась в России.

Домой она вернулась только в 1920 году, и за эти годы многое изменилось в Дагестане. Шла гражданская война, полыхали контрреволюционные мятежи. Дом Хизроевых разорили и разграбили. Растащили приданое, которое Зульхижат годами собирала для дочки. Для бабушки это был сильный удар. Она ходила по соседним аулам, пытаясь хоть что-то найти, и сильно простудилась. Скорее всего, она перенесла тяжелую пневмонию.

Мама перевезла бабушку в Тлох, где климат немного мягче. Грамотных людей было немного, и мама устроилась на работу в сельскую администрацию секретарем. Но чувствовала себя на родине очень неуютно. Ведь она знала другую жизнь, без строгих горских порядков. И самое печальное, что нечего было читать. Книги Магомеда-Мирзы пропали. Нашла растрепанный томик Ницше и читала его при луне на крыше дома. А пропажа приданого ее совершенно не волновала.

Бабушка не поправилась — ушла из жизни в сорок с небольшим лет, вскоре за своим любимым братом. Они лежат в Хунзахе на кладбище под одной большой плитой, над которой высится памятник революционеру Магомеду-Мирзе Хизроеву.

Уммухаир, мама

Моя мама стала Умой Муратовной много позже, уже после окончания института. А до этого в документах ее называли то Уму-хаир, то Умул-хаир. Но при этом она носила фамилию Хаджи-Мурат.

В России ее жизнь круто изменилась.

Как внучку Хаджи-Мурата, ее приняли в Смольный институт благородных девиц. Но она была дикарка, по-русски не говорила, чего от нее хотят — не понимала. В сыром климате столицы постоянно болела.

Дядя, окончивший Институт гражданских инженеров, увез ее с собой в саратовскую степь, где работал на строительстве элеваторов. И опять возникли проблемы: девчонка болталась среди рабочих, усваивала нецензурную лексику, и заняться ею было некому.

Евгений Лансере. «Внучка Хаджи-Мурата»

Фото из личного архива Леоноры Москаленко

Николай Белов и Ума Хаджи-Мурат

Фото из личного архива Леоноры Москаленко

Ума Хаджи-Мурат в национальном костюме

Фото из личного архива Леоноры Москаленко

Пятигорск. Ума, Леонора и Василий Евграфов

Фото из личного архива Леоноры Москаленко

Три поколения — бабушка Ума, дочка Ляля и внучка Ксюша на даче в Малаховке

И тогда начальник Магомеда-Мирзы принял неприкаянного ребенка в свою семью. За годы, проведенные в Саратове, в интеллигентном доме Федора Христофоровича Платонова, Умочка, как ее стали называть, в совершенстве овладела русским языком и превратилась в образованную и культурную девушку. Платоновы приняли ее как родную дочь, и она на всю жизнь сохранила любовь и благодарность к дяде Феде и тете Марусе. Это были счастливые годы ее жизни.

После смерти бабушки Зульхижат в 1923 году мама перебралась в Темир-Хан-Шуру (ныне Буйнакск. — Ред.) и поселилась у вдовы Магомеда-Мирзы. Написала письмо наркому просвещения Саиду Габиеву. И в 18 лет стала заведующей детским интернатом для девочек-сирот. За хорошую работу ее включили в состав дагестанской делегации на первую сельскохозяйственную выставку в Москве. Там она обратилась в Дагестанское представительство и получила разрешение остаться в Москве для продолжения учебы.

Мама окончила медицинский факультет МГУ. В студенческие годы познакомилась с моим будущим папой Николаем Беловым, студентом Высшего инженерно-строительного училища. В 1930 году они поженились, в этом же году родилась я.

Так на генеалогическом древе Хаджи-Мурата появилась русская веточка.

В Хунзахе ее замужество встретили неодобрительно. Младший брат матери, Хаджи-Мурат Хизроев, сказал: «По всем законам я должен ее убить. Но я этого делать не хочу. Передайте Уме — пусть в Хунзахе не появляется». И мама послушалась. Пока дядя был жив, она Хунзах не посещала.

Мама закончила ординатуру в терапевтической клинике профессора М. П. Кончаловского. В 1935—1937 годах работала в Махачкале. Во время Великой Отечественной войны была начальником отделения в эвакогоспитале: папа ушел на фронт, а мы с мамой и с госпиталем колесили по стране. Все последующие годы она работала врачом диспансерного отделения поликлиники Министерства здравоохранения СССР.

Она была настоящим Хаджи-Муратом в женском обличье. Настоящий друг, настоящий врач — ее любили друзья, ее пациенты годами поддерживали с ней связь. Она никогда никому не отказывала в помощи. Прикованная к постели, продолжала изучать медицинскую литературу, отвечать на бесчисленные звонки и внимательно слушать всех, кто в ней нуждался.

Мама ушла из жизни в 1987 году. Мы похоронили ее в Махачкале на старом кладбище — она хотела вернуться на родную землю.

***

Наверное, я — единственный живущий правнук Хаджи-Мурата. Большая часть потомков наиба родились от Гуллы, русская ветвь совсем не велика: я, мои двое детей — праправнуки, их дети и внуки. В наше время живет уже седьмое поколение потомков Хаджи-Мурата.

И всех нас глубоко печалит отсутствие нормальной могилы дагестанского героя. Голова, отсеченная средневековыми варварами, стала «экспонатом», который никто нигде никогда не выставлял. По сути, она валяется в музейных запасниках и никому не нужна. Не пора ли соединить прах Хаджи-Мурата в одной могиле и дать его мятежной душе, наконец, успокоиться?

Заира Магомедова

etokavkaz.ru

«Призрачный» горец. Почему легендарный Хаджи-Мурат лишился головы

Имя этого дагестанского воина известно далеко за пределами Кавказа. История жизни и смерти Хаджи Мурата поражала современников и историков. Лев Толстой посвятил ему повесть, а в XX веке режиссеры пытались перенести образ аварского вождя на телеэкраны.

В 1930 году на берлинской студии был снят фильм «Белый дьявол» (Der weiße Teufel), где главную роль исполнил актер немого кино Иван Мозжухин. А в 1959 годы в кинопрокат вышла картина «Хаджи-Мурат - Белый Дьявол», в которой блистал Стив Ривз, «Мистер Вселенная», известный по ролям древнегреческих героев в американском кинематографе. Хотел снять фильм о Хаджи Мурате и кинорежиссер Георгий Данелия, но в итоге Госкино СССР закрыло проект.

Стив Ривз исполнил роль легендарного воина в фильме «Хаджи-Мурат - Белый Дьявол». Кадр из фильма

В годовщину смерти человека-легенды SPB.AIF.RU вспоминает интересные факты из его жизни.

«Вождь кавалерии»

«Бесстрашие Хаджи-Мурата было поразительно даже на Кавказе», - писал в марте 1881 г. авторитетный журнал «Русская Старина». 

Военный же историк Арнольд Зиссерман называл этого военноначальника «гениальным дикарем» и храбрейшим из самых храбрых горцев. 

Хаджи-Мурат. Гравюра с литографии 1851 года. Фото: Commons.wikimedia.org

«Он был необыкновенный вождь кавалерии, находчивый, предупредительный, решительный в атаке, неуловимый в отступлении… Перенеси этого гениального дикаря, каков он был — в армию французов, либо ещё лучше — в армию Мольтке, в какую хотите европейскую армию, всюду Хаджи Мурат явился бы лихим и лучшим командиром кавалерии», - писал он в своих мемуарах, отмечая, что этот «витязь» умудрялся даже «держать как на сковороде» таких умных полководцев, какими были князь Аргутинский-Долгоруков и князь Михаил Воронцов.

Уроженец Хунзаха то сотрудничал с русскими войсками, то 15 лет был «правой рукой» имама Шамиля, который в свою очередь назначил того наибом (уполномоченным имама – прим.)  всех аварских селений. 

Историки сходятся во мнении, что Хаджи-Мурат, несмотря на то, кто был его союзником, оставался, в первую очередь, верен себе, своим интересам и убеждениям.

В 22-летнем возрасте он оказался во главе хунзахцев после убийства имама Хунзаха Гамзат-бек, которое совершил его старший брат Осман. Несмотря на то, что в это время набирал силу мюридизм, Хунзах на девять лет стал «островом непокорности». В это время Хаджи-Мурат и сторонник мюридизма Шамиль были по разные стороны баррикад.

Когда российские войска, воевавшие с Шамилем, нанесли врагу поражение на Гоцатлинских высотах и заняли Хунзах,  то Хаджи-Мурат принял решение остаться при дворе.  Российские власти назначили его фактическим командиром всеми аварскими воинскими подразделениями, но провозгласили ханом малолетнего Султан-Ахмеда. 

Между молодым воином и Ахмед-ханом началось соперничество, переросшее во вражду. В итоге Хаджи-Мурата обвинили в том, что он ведет тайные переговоры с Шамилем. Горца арестовали и под конвоем отправили в Темир-Хан-Шуру, населенный пункт известный сейчас как  Буйнакск. Несмотря на то, что Хаджи-Мурат был связан, ему удалось бежать. Он совершил безрассудный по своей смелости прыжок со скалы, по которой пролегала тропинка. При этом он утащил за собой двух конвоиров. Историки сходятся в том, что беглецу удалось выжить после такого падения потому, что он упал как раз на них. С переломом ноги он смог добраться до населенного пункта, где ему местные пришли на помощь.

Правая рука

После этого случая Хаджи-Мурат перешел на сторону Шамиля. Имам так ценил его, что сделал своей «правой рукой». Более 10 лет их сотрудничество наводило страх на российские войска. Хаджи-Мурата стали назвать «призрачным» воином. Он организовывал дерзкие набеги и проводил карательные акции ради мести. Известно, что русское командование выделяло лучшие отряды из элитных воинских частей туда, где мог объявиться уроженец Хунзаха.  

Но и дружбе с Шамилем пришел конец. Своенравный Хаджи-Мурат исполнял не все указания имама, в итоге тот лишил его наибства. Дело дошло даже до открытых столкновений представителей двух сторон. В итоге, чтобы решить конфликт интересов, в Чечне должен был состояться съезд наибов. Хаджи-Мурат почувствовал, что может попасть в ловушку Шамиля, и с четверкой преданных воинов отправился к крепости Воздвиженская, где сдался русским властям. 

Такое развитие событий было на руку русским. Они принимают его с почестями, но до конца не доверяют, зная взрывной характер горца. В итоге, несмотря на вежливое обхождение, Хаджи-Мурат находился фактически в положении пленника. Когда же он узнал, что Шамиль хочет убить его семью, то предпринял попытку бегства.

Со своими сподвижниками он стремится в горы, но недалеко от селения Нухи их настигают казаки и милиция.  По легенде, пятерым воинам противостояли 300 человек. Несмотря на такой перевес сил, схватка продолжалась несколько часов. Потеряв друзей, раненый Хаджи-Мурат продолжал отбивать атаки. Даже получив 12 пулевых ранений, он кинулся на идущих на него казаков с кинжалом в руках. Сохранилась история, что герой погиб под шквальным огнем, обняв дерево. Непокорному военноначальнику отрубили голову, которую отправили графу Воронцову в качестве доказательства смерти смутьяна. 

 «…Голову прислали из Закатал, она прибыла, как мне говорили, в отличном виде и находится в госпитале. Любопытство видеть ее… Этот человек – ужас стольких людей и провинций – действительно умер…», - писал позже Воронцов князю Чернышеву.

Так голова воина и осталась в Петербурге. Сначала она хранилась в Военно-медицинской академии, затем была передана в Кунсткамеру. В 2009 году череп передали в Государственный музей истории религии Санкт-Петербурга.

Тело же Хаджи-Мурата было похоронено. В настоящее время его могила стала зияратом — почитаемым местом.

spb.aif.ru

"Хаджимурад – судьба потомков героя "

Жители азербайджанского селейия Кипчах, что на границе Кахского и Нухинского районов, знали, что в лесу неподалеку от селения есть несколько могил с надгробными плитами. Не трудно было догадаться, что здесь погребены мусульмане: на плитах была вы­сечена арабская вязь. Но ни один кипчахец не владел арабским языком. Поэтому никто не знал, кому при­надлежат эти могилы.

......................................................................................

И вот в 1958 году один из сотрудников кахской рай­онной газеты написал о странном кладбище в институт истории Академии наук Азербайджанской ССР. Из Баку в Кипчах приехала специальная экспедиция уче­ных.

Каково же было удивление приезжих, когда на од­ной из потрескавшихся плит, когда её очистили от мха, выступила надпись: «Это могила покойного... Хаджи-Мурата аварского из Хунзаха. Год хиджри 1268».

И сразу вспомнилась последняя страница знамени­той повести Л. Н. Толстого: «Но вдруг он дрогнул, упал на лицо и уже не двигался.

... Хаджи-Ага наступил ногой на спину тела и с двух ударов отсек голову...»

Было известно, что голову выдающегося наиба Ша­миля отвезли в Нуху. Там ее положили в спирт и от­правили в Шемаху к губернатору. Тот переправил го­лову в Тифлис к наместнику царя на Кавказе князю Воронцову. Голову Хаджи-Мурата выставили на обо­зрение публике. Затем череп доставили в Петербург. И после того, как его осмотрели Николай I, военный министр Чернышев и старшие офицеры, череп помести­ли в одной из комнат Военно-медицинской академии.

... Все это было известно азербайджанским ученым. Но подлинная ли это могила Хаджи-Мурата? Чьи мо­гилы рядом? Вероятно, Эльдара и тех троих мюридов, которые до последнего дыхания были преданы знаме­нитому наибу.

Дабы проверить все эти предположения, необходи­мо было вскрыть могилу Хаджи-Мурата. Ученые так и поступили.

Под старой надгробной плитой действительно оказались останки Хаджи-Мурата: скелет бшл без черепа.

Через некоторое время над могилой было сделано каменное надгробие, пли­ту у изголовья обменяли на новую, мра­морную, и полностью перенесли на нее арабский текст. А старая плита с мо­гилы Хаджи-Мурата была доставлена в Баку и экспонировалась в одном из залов музея истории Азербайджана. Ныне она находится, в краеведческом музее Дагестана в г. Махачкале.

А где же череп? — спросят чита­тели.

Он, оказывается, и сейчас хранится в Военно-медицинской академии.

Воспроизвести документальный портрет Хаджи-Му­рата взялся профессор М. М. Герасимов, известный со­ветский скульптор-антрополог.

Далее М. М. Герасимов сообщает: «Что можно ска­зать на основе осмотра этого черепа? По определению Гинзбурга, это типичлый аварец. Нам не известен кален­дарный возраст Хаджи-Мурата... судя по степени сра­щения швов черепа и скошенности — стертости зубов, Хаджи-Мурат был сильным, хорошо тренированным че­ловеком...»

... После гибели Хаджи-Мурата прошло 110 лет. Из песни в песню, из легенды в легенду переходят все это время предания о подвигах и трагической судьбе этого храброго сына гор.

Отца Хаджи-Мурата звали Гитино-Магома Алсага-ри. Родом он из Хунзаха, где имел свой клочок земли и числился в узденях. Алсагари отличался храбростью и лотиб сравнительно молодым в 1830 году под стена­ми своего села в одной из стычек с мюридами I имама Дагестана Кази-Муллы. Жена его Залму, которую Л. Н. Толстой в своей повести показывает в образе бабки Патимы, была кормилицей в семье аварских ханов и числилась в составе прочей прислуги как «Сють-эмчек» (молочная грудь).

Известно, что она выкормила Нуцал-хана —средне­го сына ханши Паху-Бике. Когда же родились другие дети, Залму отказалась кормить их, заявив, что она не рабыня ханши, а свободная узденка.

О характере матери Хаджи-Мурата и ее детей гово­рит и следующий факт. В 1834 году, когда над Хунза-хом снова нависла опасность со стороны мюридов, на переговоры со II имамом Гамзат-Беком поехали Умма-хан и Нуцал-хан— сыновья Паху-Бике. В их свите оказались так же Хаджи-Мурат и Осман — дети Зал­му. У речки Тобот, где находилась палатка имама, де­легацию остановили вопросом: «Есть ли среди вас Осман?» Человек, спросивший это, оказался дальним родственником сына Залму.

Возвращайся обратно,—сказал, он,— тебя в гос­ти не зовут!

А других?

Не знаю,— уклонился от ответа мюрид,— и пре­градил Осману дорогу в лагерь имама. Сын Залму по­скакал в Хунзах. Не успел он отъехать и сотни шагов,как услышал частые выстрелы.

Узнав о случившемся, Залму крикнула в лицо сыну:

— Пусть молоко мое обернется тебе ядом, почему ты не умер вместе со всеми?

Она не пустила Османа и на порог дома, сказав: «Не нужен мне трус!»

Если Вы когда-нибудь подниметесь в Хунзах, Вам покажут место, где 'была могила Нуцал-хана и где Ос­ман дал клятву отомстить за его смерть, а также то место, где стояла мечеть, у которой он зарядил писто­лет и где 19 -сентября 1834 года рукою (поклявшегося был убит II имам Дагестана.

Но и Осман погиб здесь же. Его убил Гаджиясул-Магома, приближенный Гамзат-Бека. Боясь возмездия, этот самый Гаджиясул-Магома укрылся во дворце хан­ши. 6 дней не могли заставить его выйти из здания. А когда на седьмой убийцу выкурили дымом, 17-летний Хаджи-Мурат отомстил за старшего брата.

Так началась боевая жизнь человека, крепкого, как гранит, чья трагическая судьба благодаря гению Л. Н. Толстого волнует сердца миллионов людей во всех уголках земного шара.

...23 ноября 1851 года Хаджи-Мурат перешел на сто­рону русских. Его жена Сану, мать Залму, два мальчи­ка и четверо девочек остались в ауле Цельмес, спря­тавшемся под стенами Хунзахского плато. По нашему мнению, это обстоятельство привело к тому, что Л. Н. Толстой родиной героя своей повести ошибочно считал селение Цельмес.

И что еще интересно. Цельмесцы не отвергают эту неточность, хотя всем известно, что Хаджи-Мурат, как и его предки, родом из Хунзаха. Резонный довод на этот счет приводил пользующийся большим авторите­том старейший житель Цельмеса Шангирей Магомед-хан. Старик говорит: «Какой аул Дагестана не хотел иметь такого молодца своим сыном?» Он считает, что не следует строго судить его земляков.

Правда, в 1851 году Хаджи-Мурат действительно жил в Цельмесе, имел здесь землю и саклю. К сожа­лению, сакля до наших дней не сохранилась, так же, как не сохранился и дом его отца Алсагари в Хун-захе.

А получилось все это вот -почему. Даниель-Султан-Наиб Харахинский, узнав об измене Хаджи-Мурата, ве­лел (посадить в яму семью беглеца. Выполняя это при­казание, мюриды сначала разграбили дом, а затем подожгли его. Люди Даниель-Султана устроили возле горящего здания дикую оргию. При этом, говорят, про­изошел такой эпизод: во время обыска Саву успела передать соседке мешочек с кольцами, браслетами и не­большим количеством денег, но так неловко, что дей­ствия женщин были замечены мюридами. Они отобра­ли драгоценности, повалили посредницу на землю, обнажили ей грудь и насыпали горящие угли на голое тело. Жена Хаджи-Мурата увидела это, вырвалась из рук мюридов, сбросила угли и, подняв на ноги (перепу­ганную женщину, отправила её домой.

Когда семью Хаджи-Мурата вели в яму, каждый сопротивлялся, как мог, и больше всех одиннадцати­летний Гулла, прозванный Хаджи-Муратом «пулей». Увидев, что мюриды толкают бабушку Залму, мальчик взялся за рукоятку маленького кинжала, висевшего на поясе. Его тут же схватили. Тогда Гулла стал кусаться и бить мюридов ногами. Озверев, те повалили мальчи­ка на землю, избили его и бросили в яму.

В темницу, где сидели бабушка Залму, жена Хад­жи-Мурата Сану, сыновья — Гулла и Абдул-Кадыр и дочери —Баху, Бахтике, Семис-хан и Кихилай один раз в сутки «приносили по чашке воды и горсть сухих кукурузных галушек.

Тяжелее всех -пришлось Сану. Через 3 месяца в той же яме она родила мальчика. Пеленать ребенка было нечем. Женщины своими телами согревали младенца, которого в честь отца назвали Хаджи-Муратом. Иногда бабушке и Гулле разрешалось выходить из заключе­ния за пищей, но при этом рассказывают, мальчика каждый раз избивали. Не возвратиться Гулла не мог: два брата и четыре сестры ждали его.

«Со смехом или со слезами, но Гулла должен вер­нуться в темницу»,— будто бы любил говорить то это­му поводу ребенок. Слова Гуллы стали крылатыми и до сих пор живут среди аварцев как пословица.

Матерью этого -мальчика была не Сану. Он родился от первой жены Хаджи-Мурата грузинки Дарижы, за­хваченной во время одного из набегов на Кахетию.

Сану, вторая жена Хаджи-Мурата, была родом из Чечни. Когда она выходила замуж за дагестанца, а случилось это в Ведено, девушке шел 20-й год. Впо­следствии, через много лет, Сану рассказывала, что сватать её приходил сам Шамиль, а в день свадьбы имам сидел на самом почетном месте у костра.

И вот, в те дни, когда Сану с детьми страдала в Цельмесской темнице, ей через послов предложил свою руку наиб Даниель-Султан.

— Скорее сто раз умру, чем стану женой человека, поставившего капкан моему льву,— таков был ответ.

Как сложилась судьба близких Хаджи-Мурата по­сле его гибели?

,Сащ^насильно выдали замуж за одного арабиста из Тлоха. Бабушка и Гулла вернулись в Хунзах. Жили они в развалинах своего старого дома. Люди украдкой помогали им. Рассказывают, что как-то в Хунзах при­ехал русский генерал. Ему доложили о том, что стало с семьей Хаджи-Мурата. Увидя старуху и её внука в лохмотьях, генерал приказал одеть их, обуть и обес­печить деньгами.

Позже Гулла и Абдул-Кадыр были определены в Нижне-Дженгутаевскую школу, организованную ле­карем 1-го Дагестанского полка И. С. Костемеровским и его помощником Н. Львовым в 1856 году.Это была первая русская школа для детей горцев. Здесь им преподавали начальные знания по арифмети­ке, русскому языку, истории, географии, музыке. По­путно из учащихся готовили оспопрививателей.И. С. Костемеровский в газете «Кавказ» от 28 мая 1860 года сообщал, что ...«сыновья Хаджи-Мурата учатся в школе и ведут себя разумно».Впрочем, учились Гулла и Абдул-Кадыр недолго. Их исключили из школы...

... Залму, мать Хаджи-Мурата умерла в глубокой старости. Ей было более 90 лет. Случилось это через несколько лет после пленения Шамиля.

_В 1891 году в с. Тлох скончалась Сану. Там же по­гребены сын Хаджи-Мурата Хаджи-Мурат младший, сестра Сану — Джавгарат.

Гулла, старший сын Хаджи-Мурата, дожил до Совет­ской власти. Ростом он был в отца, лицом походил на мать. Гулла знал аварский, кумыкский и русский язы­ки. Сын выдающегося храбреца и воина стал мастером-шорником, делал отличные седла, хомуты, уздечки, ремни и плетки. Сын Хаджи-Мурата, понимая толк в лошадях, любил скачки, возился с пчелами, имел па­секу. В конце прошлого века он работал лесным объездчиком в Цумаде, Цунте, Тлярате. От отца он уна­следовал лишь одну страсть — любовь к стрельбе. Его друг Гитина-Магома говорил: «Я прикреплял к дереву 10-копеечную монету и Гулла со ста шагов попадал в нее с первого выстрела».

После пленения Шамиля Гулла ездил в Азербай­джан на место гибели своего отца, расспрашивал о по­следнем бое и с помощью местных жителей (Привел мо­гилу Хаджи-Мурата в порядок. Ту самую могилу, ко­торую теперь нашли азербайджанские ученые. Именно он и установил камень с арабской надписью над изго­ловьем погребения.

Лев Николаевич Толстой послал Гулле и Абдул-Кадыру письмо, где, надо думать, речь шла об их отце. Но был ли дан ответ и какова судьба письма, неизвестно. (О том, что Л. Н. Толстой действительно по­слал Письмо детям выдающегося героя, имеется помет­ка в одном из дневников писателя).

Многие годы, уже при Советской власти, Гулла про­жил в кумыкском ауле Нижнее Ишкарты, в 14км от Буйнакска, где работал тесным объездчиком.

После смерти жены Умужаган Гулла возвратился в Хунзах. Умер он в 1927 году в 87-летнем возрасте. Гулла оставил шестерых детей—четырех сыновей и двух дочерей.

В годы гражданской войны внук Хаджи-Мурата Ка­занбий партизанил и до 1928 года руководил сельсове­том в Хунзахе. Умер он через три года после смерти своего отца — в 1930 году.

Вторым сыном Гуллы был Бадави. Вот как о нем пишет Писатель А. Зорич, бывший в Дагестане в 1928 году и посетивший Хунзах, вот как описывает Бадави в сво­ей книге «В стране гор» (1929 г., «Зиф»):

«Председателем сельсовета аула Хунзах состоит род­ной внук воспетого Толстым романтического Хаджи-Мурата. Он лишен бюрократических замашек и прямо в кармане бешмета носит советскую печать с серпом и молотом; когда нужно, он извлекает ее, помажет ог­рызком чернильного карандаша, смочит о язык и ^итем-пелюех на коленке бумаги о разверстках, налогах, о ссудах и кооперативных ревизиях. Чего же лучше!

На досуге Хаджи-Муратов, как его зовут, не прочь бывает вспомнить и потолковать о прошлых временах, нравах и обычаях. Говорит он об этой уходящей поре с оттенком лирической грусти: теперь появилась водка в лавках,, в некоторых придорожных местах —подумать только!

Раньше все были удальцами и джигитами, и для молодых людей было бы позором менять черкески с га­зырями на кургузые штатные пиджачки.

Бадави умер 2-го мая 1932 года в Хунзахе.

А как сложились судьбы других потомков Хаджи-Мурата?

Баху вышла замуж за Абу-Муслима, переводчика при генерал-губернаторе Дагестанской области. Она умерла вскоре после замужества, оставив двух сыновей.

О жизни сестры Баху — Бахтика никаких подробно­стей узнать нам не удалось.

Третья дочь Хаджи-Мурата — Кихилай по характеру очень напоминала своего отца. В детстве она жила у бабушки в деревне близ Владикавказа. Там часто бывали столкновения с жителями соседней дергани из-за неразделенного леса. В таких случаях Кихилай бра­ла ружье, ложилась между камней рядом с мужчинами и открывала стрельбу.

Когда началась гражданская война в Дагестане, Ки­хилай приехала к своему родственнику по матери пред­седателю ДагЧК, герою гражданской войны Сафару Дударову. Дочь Хаджи-Мурата попросила, чтобы еe зачислили в красноармейский отряд.

«Могу ли я сидеть дома, когда здесь погибают лю­ди,—заявила она Сафару Дударову. Рассказывают, что председателю ДагЧК пришлось потратить много времени и сил, чтобы убедить эту уже пожилую женщи­ну отказаться от своего решения.

Впоследствии, после гибели С. Дударова, Кихилай, вооруженная и одетая в бурку, ездила в Аркас и Ара-каныг Там она спрашивала, кто убил ее родственника и вызывала этого человека, если он не трус, на открытый бой.

О не знающей страха натуре Кихилай говорят и та­кие воспоминания. В годы гражданской войны, когда на Темир-Хан-Шуру наступали то одни, то другие войска, по городу стреляли из пушек. В такие часы все, в том числе и мужчины, прятались в подвалах. Кихилай вы­ходила на безлюдную улицу и садилась на камень, за­ложив ногу за ногу.

Она любила повторять: «Лучше нас погибли, а что мы!» Умерла третья дочь Хаджи-Мурата приблизитель­но в 70-летнем возрасте. Случилось это так.

Кихилай ехала верхом из Тлоха в Хунзах и, подъез­жая к Матласу, неожиданно упала с лошади и сразу же скончалась.

За ее телом ездил Гулла и похоронил свою сестру в Хунзахе.

Биография второго сына Хаджи-Мурата, Абдул-Ка-дыра, менее интересна. Он был офицером царской ар­мии, дослужился до чина подполковника. Последние годы своей жизни Абдул-Кадыр провел во Владикавка­зе (Орджоникизде), где и скончался приблизительно в 1907—1908 гг. Женат был Абдул-Кадыр на кумычке из аула Нижнее Казанище. Их потомки сейчас живут в ауле Валерик, в Чечено-Ингушетии.

Третий сын Хаджи-Мурата, тот самый, что родился в темнице в начале 1852 года и был назван именем сво­его отца, также служил в царской армии. Был он женат на сестре известного дагестанского революционера Ма­гомед-Мирзы Хизроева.

Одна из его 3-х дочерей Залму жила в г. Буйнакске, 85-летняя внучка Хаджи-Мурата Залму, получившая имя матери дела, имела блестящую память и многие эпизоды из жизни наиба Шамиля она рассказывала как бы читая по книге. Залму очень любила своих детей — Имангазали и Сакинат.

Сын Залму, правнук Хаджи-Мурата Имангазали был изобретателем и великолепным художником. Он со­здал филигранной работы макет театра, где в 1920 го­ду была объявлена автономия Дагестана. Имангазали — автор целой галереи интересных муляжей пещерных людей, которые выставлены в республиканском крае­ведческом музее в Махачкале.

Сестра Имангазали — Сакинат работает контроле­ром на Буйнакском консервном заводе.

Другой правнук Хаджи-Мурата, внук Гуллы и сын Бадави Магомед Хаджи-Мурадов окончил Ростовский пединститут. Он участвовал в Великой Отечественной войне, был трижды тяжело ранен и трижды возвращал­ся на фронт, имеет целый ряд правительственных на­град. Магомед Бадавиевич готовил научный труд, по­священный своему прадеду Хаджи-Мурату.

Интересные люди есть и в следующем поколении по­томков Хаджи-Мурата. Праправнучка Хаджи-Мурата Меседу Гаджиевна Алхасова является заместителем управляющего консервтреекм республики. А другая праправнучка коммунистка Зумруд Гаджиевна Губаха-нова—• начальник кинофикации Дагестана.

1965г.

19 января 2012

Page 2
  • Все
  • Обсуждаемые
  • Лучшие
  • По пользователям
  • Написать своё
В Дагестане отпущены задержанные полицией прихожане мечети в поселке Шамхал, сообщают местные жители. Примечение — Доставление без причин запрещено законом «О полиции» и, соответственно, это нарушает права граждан. Сами задержанные сообщают, что не были составлены протоколы, то есть их доставление в отдел не было никак зафиксировано», — отметил Увайсов.

В Дагестане задержанные сегодня в ходе рейда сотрудников полиции прихожане салафитской мечети поселка Шамхал в пригороде Махачкалы, отпущены на свободу, сообщил местный житель.

Читать далее...

19 апреля 2014

вабабай!религиятеррорmoidagestan.ruборьбав мире

10 марта 2014

вабабай!религиятеррорmoidagestan.ruкавказв мире

как вы думаете эта

взрыв в Волгограде провокация спец служб вы думаете, или эта дело рук больной смертницы ?

После этого, какой то неизвестный закидал мечеть коктейлям молотова. ну к счастью пожара удалось избежать.

По некоторым данным эта все подстроенно под Теракт в Волгограде. Видеорегистратор идущего следом автомобиля заснял взрыв автобуса. При внимательном изучении видеоматериала видно, что террористический акт провела группа профессионалов осуществившая как сам теракт так и операцию прикрытия.

Читать далее...

3 ноября 2013

дагестан.докрелигиягородавойнатеррорантитеррорmoidagestan.ruкавказкриминалкоррупцияаналитика

Гражданская война в Сирии стоила жизни боле ста тысячам человек. Наряду с применением противоборствующими сторонами фосфорных бомб и напалма появилась информация об использовании химического оружия. Возникает вопрос: почему так затягивается начало проведения международной военной операции против Дамаска?

Читать далее...

9 сентября 2013

террорполитика

Считаете ли эта ущемлением прав Мусульман ?

О ЗАПРЕТЕ ИСЛАМСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ В РОССИИ!

Заявление Совета муфтиев России

Совет муфтиев России выражает высокую степень обеспокоенности и протестует против очередного неправомерного решения, принятого судьей Ленинского районного суда г. Оренбурга Нуждиным А. В. в отношении мусульманских книг. Все мусульманское сообщество России крайне обеспокоено сложившейся ситуацией. Обсуждение этой темы ведется на разных уровнях уже далеко не первый год. Но, к сожалению, положение дел не улучшилось со времени наших прежних протестов и заявлений.

Читать далее...

29 июля 2013

культурарелигиялюдитеррорантитеррористориякриминал

www.moidagestan.ru

Российский журналист Хаджимурад Камалов: биография, деятельность и интересные факты

Посмертно его наградили премией имени Андрея Сахарова «За журналистику как поступок». После смерти его именем назовут фонд и премию в области журналистики. Почитатели называют его совестью народа и рупором свободы слова, а официальные власти будут видеть в нем разжигателя межнациональной розни и пособника ваххабитов. При жизни российский журналист Хаджимурад Камалов был одиозной фигурой, и после смерти вокруг его личности кипят страсти.

Убийство

16 декабря 2011 года во всех СМИ Дагестана прозвучала ошеломляющая новость: в ночь на 15 декабря на улице Гаджиева г. Махачкалы возле своего офиса был тяжело ранен учредитель еженедельника «Черновик» и директор ОАО «Свобода слова». В Хаджимурада Камалова стреляли из автомата Калашникова. Из выпущенных 14 пуль в журналиста попало 6, одна в горло, именно она стала смертельной. Тяжелораненый Камалов умер в машине скорой помощи.

По официальной версии, нападавших было несколько. В двенадцатом часу ночи журналист вышел из офиса газеты, чтобы проводить своего гостя, а когда возвращался, на него было совершено нападение. Стрелял неизвестный в черной маске. После покушения убийцы скрылись на двух машинах: черной «Ладе-Приоре» и ВАЗ 2109. За сухими отчетами скрывалась трагедия Дагестана.

Восток - дело тонкое

Республика Дагестан, находясь в составе России, имеет свой национальный колорит, который бросается в глаза каждому приезжему. Начнем с того, что атмосфера напряжения чувствуется сразу. Путешественники, которые проезжают транзитом через Дагестан в Азербайджан, ощущают большую разницу между двумя территориями. В Азербайджане народ более расслабленный, чувство тревоги не преследует.

Республика Дагестан разделена на два лагеря. Одна сторона - это мусульманское подполье. В народе их называют «лесными», т. к. они дислоцируются в лесах, а официальные власти считают их боевиками, ваххабитами. Сами ваххабиты называют себя салафитами и считают борцами за свободу Дагестана. Они живут по Шариату и у них свой шариатский суд, который судит по законам ислама светскую власть, а прочие суды они не признают.

Другая сторона, которая находится в постоянном противоборстве с «лесными», - официальный Дагестан: власть и силовики. Приправим все это особенностями национального характера: кавказец–джигит - настоящий мужчина, то все встает на места. Постоянные вооруженные стычки между воюющими сторонами – это проза жизни республики. Находясь в условиях двуполярного мира, каждый должен выбирать, на чьей он стороне.

Инженер человеческих душ

В такой республике, как Дагестан, семейные узы, клановая принадлежность определяют, какую сторону тебе придется выбирать, - против семьи не пойдешь. Убитый Хаджимурад Камалов выбрал сторону мусульманского подполья. Жало его пера было направлено исключительно на выявление недостатков в работе МВД, прокуратуры и чиновников. Конечно, можно назвать журналиста ваххабитом, т. к. он сочувствует исламскому подполью, и не воспринимать его нападки всерьез.

Но это было далеко не так. В Дагестане коррупция с учетом национальных особенностей достигла своего апогея. Взятки и воровство бюджетных средств исчислялись миллионами. Люди это видели, а газета «Черновик» ярко изобличала коррупционеров во власти. Поэтому Хаджимурад Магомедович Камалов был уважаемым и популярным человеком в Дагестане. Его детище – еженедельная газета «Черновик», выпускаемая тиражом в 15 000 экземпляров, пользовалась бешеной популярностью. Камалов олицетворял принцип свободы слова в Дагестане. Его друг - журналист Орхан Джемаль напишет, что Хаджимурад создал газету – честную, нравственную и отмороженно бесстрашную.

Журналистский клан

Еженедельник «Черновик» вышел впервые в августе 2003 года. Но долго он не просуществовал. Из-за банкротства Камалов был вынужден распустить коллектив и закрыть газету. Однако уже через несколько месяцев газета вновь открывается. Здесь надо вспомнить, откуда родом был Хаджимурад Магомедович. Он родился 11 февраля 1965 года в селе Согратль Гунибского района.

Многие согратлинцы работали в различных печатных изданиях. Глава Союза журналистов Дагестана и главный редактор газеты «Хакикат» Али Камалов приходился дядей Хаджимураду. Хозяин первой независимой газеты «Новое дело» Ахмед Чилилов, главный редактор газеты «Молодежь Дагестана» Гаджи Абашилов, а после него его сын Шамиль Абашилов, супруга главного редактора «Дагестанская правда» - все они были односельчанами. И благодаря их поддержке и протекции Хаджимурад Камалов основал свою газету, но когда она обанкротилась, в семье начались трудности.

Возрождение Феникса

Спустя непродолжительное время нашлись новые покровители, благодаря которым оппозиционная газета вновь стала выходить в свет. Ими стали влиятельные представители дагестанского бизнеса братья Магомедовы («братья Смоленские»).

Статьи в газете были в основном результатом журналистских расследований. Больше всех доставалось полиции и прокуратуре. Их обвиняли в незаконных арестах на религиозной почве, применении пыток к задержанным и заключенным, в изнасиловании женщин и взяточничестве.

Хлесткие статьи с именами высокопоставленных чиновников, с указанием точных сумм взяток и ссылками на статьи закона, которые были нарушены, не могли оставить равнодушными ни народ, ни чиновников.

Предупреждения

Власти пытались усмирить Хаджимурада Камалова. В редакцию были неоднократно посланы письма с требованием не разжигать межнациональной розни. Но этого не было сделано. В июле 2008 года в отношении главреда Надиры Исаевой и 4 сотрудников были возбуждены уголовные дела. Они обвинялись в призыве к экстремистской деятельности и разжигании ненависти к правоохранительным органам. Причиной стала статья «Террористы номер один», в которой был напечатан текст-призыв главы боевиков Раппани Алилова к дагестанцам вливаться в ряды исламского подполья, чтобы бороться с чиновниками, «богатеющими на подачках Москвы».

19 мая 2011 года суд оправдал Надиру Исаеву и ее сотрудников. А спустя 6 месяцев учредитель «Черновика» Камалов будет застрелен. Сразу встал вопрос, кто и за что убил Камалова Хаджимурада?. Естественно, первое, что подумали: это власти расправились с неугодным журналистом. Но не все так однозначно, когда всплывают следующие факты биографии.

Конфликты и скандалы

За время своей бурной журналистской деятельности Камалов многим перешел дорогу. Он не ограничивался обвинениями в газете, он изобличал лично при скоплении людей. Как говорили многие, Камалов рассорился со всеми, с кем мог. Естественно, его многие недолюбливали. Поэтому после убийства под подозрение попал вице-премьер республики Шамиль Исаев. Хаджимурада Камалова и Шамиля Исаева связывала давняя дружба-ненависть. Они выросли в одном поселке и до того как Камалов стал приверженцем ислама, были в хороших отношениях.

Но если весь Дагестан разделен на два лагеря, то жители села Согратль тоже должны были выбирать сторону. Камалов и Исаев оказались по разные стороны баррикад.

В селе шла нешуточная борьба за власть. Очень важно, кто был у руля. Сначала победили сторонники «лесных» братьев, они заняли все ключевые посты в селе. Но со временем Шамиль Исаев, подключив все свои ресурсы, стал постепенно отвоевывать позиции. Поэтому и началась массированная информационная кампания против Исаева. Тем более в декабре должны были состояться выборы главы Гунибского района, где Исаев проталкивал своего соратника. Естественно, Камалов выступал резко против такого избрания, а в ночь убийства Хаджимурад Камалов готовил очередную обличительную статью на кандидата.

Кроме открытого противостояния с Шамилем Исаевым, у учредителя «Черновика» был конфликт с уже бывшим главредом газеты Надирой Исаевой. В 2010 году «Черновик» получил премию немецкого фонда им. Буцериуса и норвежского фонда «Свобода слова» за критику действий силовых структур при проведении спецопераций. Сумма премии составляла 20 тысяч евро. Тогда Надира Исаева была в составе газеты, и все финансовые документы, которые были отправлены на конкурс, были оформлены на ее имя. После этого из-за разногласий Исаева увольняется из газеты, а премия перечисляется на ее счет. Камалов требует, чтобы она передала деньги газете для дальнейшего ее распределения между сотрудниками. Но Исаева не соглашается, считая, что деньги необходимо передать в благотворительные фонды, мотивируя тем, что журналисты «Черновика» не бедствуют.

В жарких телефонных перепалках Хаджимурад Камалов четко указывает бывшей сотруднице, что это не она решает, как распределять деньги. Но Исаева апеллирует к тому, что премия получена за работу под ее началом, поэтому она имеет право принимать участие в судьбе этих денег. Конфликт вышел за рамки местной разборки. Камалов подавал иски в суд. Но в итоге его убивают в декабре, и этот спор аннулируется. Надира Исаева так и не отдала деньги газете, а, по ее словам, передала в благотворительные фонды. Но многие остались при мнении, что она потратила эти деньги на взятки, чтобы вызволить своего мужа из тюрьмы. Как бы сама собой родилась версия, что Надира Исаева является заказчиком убийства. Однако она не нашла подтверждения.

Жизнь после смерти

Когда произошло убийство российского журналиста Хаджимурада Камалова, высказывалась еще одна версия. После вступления в 2010 году на должность президента Дагестана Магомедсалама Магомедова журналист входит в Экономический совет при президенте. Регулярные встречи с президентом умерили оппозиционный пыл Камалова, и он перешел к сотрудничеству с руководством республики. На этой почве высказывалось мнение, что «лесные» братья не простили ему отступничества и наказали таким образом изменника.

Версий и подозреваемых в убийстве журналиста было достаточно. Но дело Хаджимурада Камалова до сих пор не закрыто. Хотя названы имена предполагаемого заказчика и исполнителей. Заказчиком назван Магомед Абигасанов, троюродный брат вице-премьера Шамиля Исаева и по совместительству начальник его личной охраны. После убийства журналиста Абигасанов подался в бега и сейчас находится в федеральном розыске. Сам Шамиль Исаев проходит по делу свидетелем. Исполнителем назван Мурад Шуайбов.

Кроме того, в 2018 году Шамиль Исаев был заключен под стражу и обвиняется в хищениях в особо крупных размерах по статье 159, ч. 4 УК РФ. Также братьям Магомедовым, покровителям Хаджимурада Камалова, в марте 2018 года были предъявлены обвинения и возбуждены уголовные дела по части 1 статьи 210 УК РФ (организация преступного сообщества), части 4 статьи 159 (мошенничество в особо крупном размере) и части 4 статьи 160 (присвоение или растрата в особо крупном размере).

Друг Камалова Орхан Джемаль, который вел свое расследование убийства, погиб в 2018 году в Центральноафриканской республике, когда поехал на очередное журналистское расследование.

Несмотря на запутанный жизненный клубок, Хаджимурад Камалов остался в памяти людей как бесстрашный журналист и поборник истины.

fb.ru

14 января 2013

Своими комментариями о ходе тренировочного сбора в Дубае делится врач «Анжи» Хаджимурад Хизроев. - Хаджимурад, первый вопрос представителю медицинского штаба очевиден: как здоровье футболистов?

- Как говорится, не хочу сглазить, но пока всё нормально. Травм и серьёзных повреждений нет.

- А насколько легко игроки переносят нагрузки?

- Тренировочный процесс в этом плане выстроен весьма разумно. Не очень любимые футболистами беговые упражнения тоже есть, но они как бы растворены в общем ходе занятий. Получив нагрузку, игрок после тренировки ощущает усталость, но это нормально. А вот жалоб наподобие «Как это невозможно терпеть!» - ничего такого нет. А работа с мячами в ходе самих занятий позволяет ребятам адекватно воспринимать сам факт серьёзных нагрузок.

- Говорят, вы застали любопытное природное явление – песчаную бурю?

- Да, она ещё продолжалась в первый день нашего приезда. В воздухе стояла песчаная дымка, солнце в определённой степени было скрыто этой завесой. Отсюда – довольно прохладная для этих мест температура воздуха. Но вскоре всё пришло в обычное состояние: солнечно, тепло, а в разгар дня даже жарковато.

- Какое вообще впечатление производит Дубай?

- Мне здесь очень нравится. Такое отличное сочетание исламского колорита и современной модернизации. По городу разбросано множество симпатичных мечетей, минаретов, ко времени каждого намаза призывают муэдзины, такие красивые переливы голосов – и ясное ощущение пребывания в мусульманской стране. И при этом комфортные здания, отличные дороги, много высокоразвитых технологий. Я не противопоставляю эти вещи, напротив, здо̍рово, что религиозная вера и научное знание так гармонично дополняют друг друга. И ведь всё это создано практически в пустыне. Не только я, но и многие другие гости страны говорят о здешней красоте.

- А как отдыхают наши игроки?

- Вы знаете, в режиме сбора с его солидными нагрузками лучшим отдыхом является сон. Особенно если в день запланировано сразу две тренировки, то всё время плотно расписано. Завтрак, занятие, обед, послеобеденный сон, ещё одна тренировка, ужин, а там и ночь скоро… Ведь мы приехали сюда работать и готовиться к возобновлению чемпионата, а не в туристических целях.

samuel-etoo.ru


Смотрите также