Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Игумен евстафий жаков биография


Отца Евстафия разжаловали в священники

Шумиха поднялась в конце прошлого года (подробности в номерах КП от 27 и 29 ноября и 1 декабря). Евстафий молился на икону с изображением Иосифа Сталина, которого благословляет святая Матрона Московская. Церковь и общественность возмутились сумасбродством батюшки. Икону сняли и отдали прихожанам, подарившим ее храму.

Евстафия ждал разбор полетов. «Комсомолке» он заявил:

- Добровольно подавать в отставку не буду. Но если скажут уйти – уйду. Я солдат и подчиняюсь приказам руководства.

Говорят, на епархиальном совете обсуждали даже лишение Евстафия сана священнослужителя. Было за что.

- Мы в храмах картины не вешаем, только иконы, - рассуждает секретарь Санкт-Петербургской епархии игумен Мстислав (Дячина), который знает опального настоятеля со студенческих времен. – Церковные законы едины для всех. И уж тем более не надо вводить прихожан в соблазн. Ведь у кого-то родственников убили, кто-то по лагерям мытарствовал. Сталин в храме может вызвать искреннее и вполне понятное возмущение. Не вешают же в лютеранских церквях изображения с Гитлером.

Но выяснили, что эксцентричный Евстафий – лицо в некотором роде неприкосновенное. В свое время он принял черное монашество. А на монахов, живущих в миру, распространяются не все пункты церковного устава.

- Выводить Евстафия из состава духовенства сложно и долго, - пояснили корреспонденту «КП» в ближайшем окружении священнослужителя. – Ему предложили компромиссный вариант. Пишет заявление, уходит с поста настоятеля, но продолжает службы. Отставка, в общем, добровольно-принудительная. Но слово батюшка сдержал – подчинился церковной дисциплине.

В пригород Петербурга прислали нового настоятеля. Перемена чисто формальная:

- Паства все равно считает Евстафия главным душеспасителем и ходит за благословением к нему, - сказали нам в стрельнинском приходе.

За что еще наказывали церковников

>>>Благословение гомосексуалистов

1 сентября 2003 года в нижегородском храме отец Владимир произнес «благословляю на долгую совместную жизнь». За это вылетел из церкви, потому что крестным знамением он осенил двух гомосексуалистов. Первый в России однополый брак РПЦ назвала попранием основ морали. Судьбой священника Владимира Энерта занялся сам Синод во главе с патриархом. Брак признали незаконным, а по самому Энерту решение было лаконичным:

- Извергнуть из сана священника за кощунственное действо.

>>>Поддержка Ходорковского

Зимой 2006 года читинский священник Сергей Таратухин заявил, что опальный олигарх не срок мотает, а претерпевает муки. Епископат отреагировал мгновенно. Сначала отца Сергия сослали в далекое село Красный Чекой. Потом отказали в совершении таинств и богослужений, ношении священнических креста и облачений. За общение с газетами Таратухин и вовсе лишили сана.

>>>Раскольничество

В 2007 году епископ Анадырский и Чукотский Диомид обвинил руководство РПЦ в соглашательстве с властью и сближении с другими конфессиями и призвал патриарха не признавать демократию как политическую систему. Еще одно предложение – отлучить от церкви содомитов, алкоголиков, наркоманов, сторонников абортов и эвтаназии. За раскольнические высказывания Диомида понизили до монаха.

>>>Финансовые махинации

Иеромонах из Северной Осетии Софроний Андрющенко банально проворовался. Набрал долгов у прихожан и не отдал.

- Деньги ушли на строительство нового храма, - строил Софроний из себя невинную овцу.

В августе 2008 года за ним пришли из прокуратуры, а следом подтянулось высшее духовенство. Образ жизни негодника назвали аморальным и предложили признать свою вину. Софроний пошел в отказ. Его начальство больше поверило следователям и лишило сана.

- Иеромонах наказан за нераскаянность в безнравственных деяниях и нежелании исправиться, - подчеркнул протоиерей Северной Осетии Владимир Самойленко.

Надо думать, признайся Софроний в долгах, он бы по-прежнему служил.

www.spb.kp.ru

Отец Евстафий: «Власть нас использует»

Питерский священник отец Евстафий (Жаков) стал скандально известен в 2008 году, после того как повесил в храме икону с изображением Иосифа Сталина. Икона, на которой Святая Матрона Московская благословляет вождя, стала объектом всеобщего возмущения, а батюшку из настоятелей разжаловали во вторые священники. Батюшка также известен и тем, что среди его прихожанок — вставшие на путь исправления питерские проститутки. Отцу Евстафию 70 лет, он спас от грязного ремесла 7 девушек и восстановил 5 храмов. Побеседовать с необычным батюшкой на актуальные темы отправился корреспондент «СП».

Убранство маленькой однокомнатной квартиры отца Евстафия на Садовой улице Санкт-Петербурга не отличается богатством: старенькая мебель, посуда, подобранная на помойке. У батюшки нет официальной пенсии, а деньги, поступающие от прихожан, он отдает в храм или нуждающимся людям, среди которых и «ночные бабочки», которых он пытается перевоспитать.

Стены комнаты увешаны иконами и портретами. Вдоль стены стоят три музыкальных инструмента — фортепиано, электропиано и духовой орган. В свободное время батюшка любит на них играть и петь. Он большой меломан, среди его любимых групп — Pink Floyd, Led Zeppelin и ABBA.

Общаясь с отцом Евстафием, я понял, почему его так любят прихожане. Он общается с людьми не заученными фразами, а свободным от ханжества живым языком. Надеюсь, наш разговор еще продолжится.

«СП»: — Отец Евстафий, скажите, как вы относитесь к акции Pussy Riot в московском Храме Христа Спасителя?

— Если бы эти девушки приехали в наш храм потанцевать, я бы их, прежде всего, обнял и пригласил на чаепитие с блинами. Девчонки симпатичные и не глупые. Надя Толоконникова, например, училась на философском факультете, я слышал, что даже верующая. Может быть, они думали, что своей выходкой способствуют вере в Бога? Были же у нас юродивые, которые могли материться, ходить голыми, мочиться на пол храма.

«СП»: — Насколько я знаю, эти девушки вполне вменяемые, хотя по их поступкам этого не скажешь…

— Надежда Толоконникова, помнится, совокуплялась в музее на 9 месяце беременности. Я не знаю, зачем они все это делали, может быть выражали политический протест, но совокупление в музее — это некрасиво.

«СП»: — Как вы думаете, кого такие акции дискредитируют в первую очередь, власть или церковь?

— Да никого. Они сами себя дискредитировали. Церковь как стояла, так и будет стоять. Прыгают собачки, тявкают — а толку никакого. Зато девчонки стали известными на весь мир. Вы знаете, многим людям очень хочется быть знаменитыми: кто-то Рим поджигает, кто-то в храме пляшет. Быть знаменитым это большое искушение. Даже я не смог устоять. Когда поднялся весь этот шум с иконой, я оказался в центре внимания — и знаете, мне это понравилось, я кайфанул!

«СП»: — Феминисткам грозит тюремный срок, не слишком ли суровое наказание?

— Девочек давно уже надо было выпустить! Засиделись они в СИЗО — пора домой, к детишкам. Честно говоря, не понимаю, за что они сидят? Ведь никого не убили, не поколотили — люди просто плясали. В первую очередь их следовало бы обнять и простить. Убивать зло нужно добром.

«СП»: — В постсоветскую эпоху произошло сближение церкви и власти. Но подчас многие политики, плотно общающиеся с православной церковью, не внушают доверия людям. В народе часто можно услышать что-то вроде «Я верую в Бога, но его фан-клуб меня бесит». Нужно ли такое сближение?

— Конечно, не нужно. Но когда выхода нет, что делать? Понимаете, власть иногда нас использует. Власти хочется казаться лучше, чем она есть. А мы вынуждены играть по их правилам. Конечно, можно уйти в катакомбы, зарыться в лесу, и жить один на один с Богом. Но я вот так не умею. Я живу здесь, и как могу забочусь о ближних.

В конце 90-х один питерский жулик, Михаил Глущенко (политик, бизнесмен, бывший депутат Госдумы, в 2012 году приговоренный к 8 годам лишения свободы — прим. ред.) прислал мне «гуманитарную помощь». Деньги были не малые, на них мы восстановили храм в Старой Ладоге. Что делать, приходится играть по этим правилам. Некоторые люди используют церковь, и думают, что они стали великими. Но жулики остаются жуликами. А нам приходится пачкаться.

«СП»: — И часто вы брали деньги у бандитов?

— Довольно часто. В моем храме служат 8 человек — псаломщик, монахини, хор. И всем этим людям нужны деньги. А я вынужден эти деньги откуда-то брать. Из епархии и Москвы денег не допросишься. Приходится брать деньги у людей, с которыми я на одном поле… не сел. Приносят деньги разные люди: и бандиты, и сутенеры. Я мог бы послать их подальше, но деньги можно потратить на нужные и благие дела. Тем более, мой долг помогать всем, независимо от того, что за человек. Надо ведь и бандиту дать шанс хоть что-то искупить в своей бандитской жизни. Отказываться от этого неправильно.

«СП»: — Но, насколько я знаю, главный путь к спасению души — раскаяние…

— Все правильно. Бандиты, а особенно убийцы сильно мучаются. Они постоянно вспоминают тех, кого убивали. Причем именно те минуты, в которые их жертва просит о пощаде, стонет, корчится в предсмертных конвульсиях. Кому-то легче становится после раскаяния, кому-то нет; кто-то, может быть, и не раскаивается. Они получили то, что хотели — виллы, дорогие машины, деньги. Но об этом они будут жалеть всю свою жизнь, это неизбежно.

«СП»: — Как вы относитесь к участившимся обвинениям в адрес Патриарха?

— Вы знаете, я Кирилла знаю лично — с тех времен, когда нынешний Патриарх был епископом и служил в духовной академии. Я к нему пришел в трудное для меня время, когда я был буквально раздавлен жизнью, обижен на всех и вся. Он меня очень тепло принял. Успокоил и рассказал, что нужно сделать, чтобы стать человеком церкви. Я сделал все, как он сказал, и стал священником. Это умный, мужественный, добрый и достойный человек, который всю свою жизнь посвятил церкви. Когда про него говорят гадости, то, скорее всего, люди либо его просто не знают, либо не хотят знать.

Высшие церковные чины не могут ходить в лохмотьях. Патриарх — князь церкви, он перед Богом ходит, и должен выглядеть представительно. У него должна быть красивая одежда и хорошие часы. Если Патриарху подарили дорогие часы, разве он должен их прятать? Между прочим, у патриарха очень тяжелая жизнь. Он везет очень тяжелую телегу, но в роскошных одеждах и с дорогими часами. Но от этого его ноша не становится легче.

«СП»: — А как же другие «небедные» священники?

— Есть у нас и «толстые попы на иномарках», но это ложка дегтя в бочке меда. Конечно, эти «попы» нас сильно дискредитируют. Каких-нибудь 2−3 «попа» могут целую епархию опозорить. Каждому свое. Может быть, они всю жизнь мечтали на иномарке прокатиться, и вот наконец-то появилась такая возможность. Есть в церкви и такие, кто только спит и видит, как бы разбогатеть. Я знаю несколько таких — очень противные люди… А вообще, хороших священнослужителей много, но почему-то журналисты пишут только о плохих, ищут такую «церковную клубничку». Есть в церкви и воры, и педерасты, но не надо всех под одну гребенку чесать. Покажите священника из глубинки, который честно служит и исполняет свой долг, — таких примеров можно найти целое множество.

svpressa.ru

Игумен Евстафий (Жаков): «Тело В.И.Ленина должно и дальше находиться в Мавзолее на Красной площади»

18 ноября 2015 года в помещении Санкт-Петербургского горкома КПРФ состоялось очередное собрание актива Русско-Славянского Движения (РСД) и Движения Сталинистов (ДС) города Санкт-Петербурга, сообщает пресс-служба Санкт-Петербургского отделения Всероссийского созидательного движения «Русский Лад».

В нем принял участие и выступил с приветствием заместитель руководителя фракции КПРФ в ЗакС СПб, руководитель Санкт-Петербургского отделения ВСД «Русский Лад» А.В.Воронцов. 

Вели собрание сопредседатель Русско-Славянского Движения, заместитель руководителя СПб отделения ВСД «Русский Лад» А.А.Редько и глава Движения Сталинистов, сопредседатель Русско-Славянского Движения Н.Е.Попов. 

В самом начале они обратились ко всем соратникам с просьбой по возможности продолжить оказание посильной финансовой помощи несправедливо осужденному и тяжело больному Александру Сергеевичу Киселеву и его семье и подписаться под обращением о необходимости оказания ему срочной медицинской помощи (есть основания предполагать, что у него инсульт). 

Затем слово было представлено именитому представителю Русской Православной Церкви, потомку В.И.Ленина игумену Евстафию (Жакову). 

Цель приглашения известного духовного лица – сделать очередной шаг к сплочению государственнических, национально-патриотических сил. 

Игумен Евстафий сделал несколько важных заявлений. В частности, он:

1). полностью поддержал недавние заявления Патриарха Кирилла о необходимости чтить великий подвиг советского народа в 20-30-40-х годах XX века и уважать деяния руководителя, сумевшего направить нашу страну на этот подвиг;

2). охарактеризовал И.В.Сталина как великого Вождя русского и других народов России;

3). резко высказался против провокационной идеи о «выносе тела Ленина из Мавзолея» (назвав ее кощунственной) и подчеркнул, что это – его официальная позиция: Ильич всегда должен находиться там, чтобы пришедшие к нему люди могли увидеть первого руководителя Советской державы;

4). особо отметил, что для Бога нет «эллина» или «иудея», и поэтому попытки разжечь в России костер межнациональной розни обречены на провал там, где сохраняется великая тысячелетняя цивилизационная основа нашего общественного бытия. 

Эти слова пастыря, зримо напомнившего присутствующим Владыку Иоанна Снычева (отец Евстафий был его учеником), вызвали у присутствующих сильную эмоциональную реакцию. И, в конечном счете, игумену Русской Церкви аплодировала практически вся аудитория: верующие и атеисты, христиане и язычники, коммунисты и монархисты…   

После этого Н.Е.Попов и А.А.Редько вручили отцу Евстафию именную медаль ЦК КПРФ «Дети войны», почетную грамоту Русско-Славянского Движения и бюст И.В.Сталина. 

Во второй части вечера известный ленинградский писатель, член Правления СПб отделения ВСД «Русский Лад» А.Е.Стерликов рассказал соратникам о своих творческих планах.

Завершилось мероприятие награждением ряда активистов патриотического движения Петербурга, в том числе известного общественного деятеля, коммуниста А.Р.Контарева.

Игумен Евстафий (Жаков) родился 6 апреля 1941 года в семье профессора. Бабушка Михаила Жакова — двоюродная сестра создателя Советского государства Владимира Ильича Ульянова-Ленина.

Получил высшее медицинское образование; по специальности врача проработал 20 лет. Защитил кандидатскую диссертацию по философии.

В конце 70-х отец Леонтий (Ивановский святой и чудотворец) благословил его на церковное служение. В 1987 году получил сан диакона, затем сан священника в Петрозаводской епархии.

Переведен в Ленинградскую епархию в 1990 году; по благословению митрополита Иоанна (Снычева) принял монашеский постриг.

Всего под его руководством было восстановлено пять храмов.

С 2011 года игумен Евстафий окормляет два казачьих общества: «Хутор Верный» и «Хутор Ушкуйный».

12 октября 2010 года указом Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира игумен Евстафий был назначен настоятелем храма Рождества святого Иоанна Предтечи. 21 ноября 2010 года на развалинах храма состоялась первая за последние 90 лет Литургия.

Отец Евстафий получил известность деятельностью по восстановлению храмов, а также помещением в один из них иконы, на которой Святая Матрона Московская встречается со Сталиным в 1941 году.

    

ruskline.ru

Священник-сталинист впал в кому

Церковный скандал тянется несколько дней - с тех пор как настоятель храма Святой равноапостольной княгини Ольги под Петербургом игумен Евстафий вывесил в храме икону с изображением Сталина. На ней его благословляет святая Матрона Московская (подробнее - на нашем сайте kp.ru). Священники возмутились - и 67-летний Евстафий убрал икону из храма. Предупредил, что готов к отлучению от церкви. Но было поздно.

- В четверг знакомые передали игумену все, что слышали об этой истории по телевидению и радио. И понеслось! - рассказала «КП» крестная дочь священника Наталья. - Началась настоящая травля моего крестного отца. Люди называли его сатанистом, сектантом, предлагали лишить сана. Хотя до всей этой шумихи ничего такого не было. У батюшки резко подскочило давление - до двухсот. Он очень сильно переживал. На ночь выпил таблеточки, вроде как успокоился. А утром в пятницу, только проснувшись, потерял сознание.

«Скорая» приехала быстро. Врачи поставили диагноз - «сердечный приступ». Игумена срочно госпитализировали в реанимацию.

- Я только что из больницы, - сообщила нам вчера вечером Наталья. - Он до сих пор в коме. Врачи серьезно опасаются за его жизнь.

- По поводу заявления об отставке Евстафия Жакова я ничего не слышал, - признался «КП» протоиерей Александр СОРОКИН, отвечающий в Санкт-Петербургской епархии за связи со СМИ. - Скорее всего, такого заявления не было. Да и бессмысленно было игумену идти на такой шаг - его провинность не столь велика. Жаков вполне может отделаться выговором. Все зависит от того, как быстро он раскается и как кротко будет себя вести.

КОММЕНТАРИЙ СВЯЩЕННИКА

Отец Всеволод ЧАПЛИН, зампредседателя отдела внешних церковных связей Московского патриархата:

- На иконах часто изображают злодеев. Но Сталин изображен не как злодей, а как символ поклонения. Мало того, по мнению многих, никакой встречи святой Матроны Московской со Сталиным не было. И вообще - как можно прославлять человека, при котором были попраны святыни, много священников и верующих отправлены в тюрьмы и уничтожены?! Некоторые пытаются оправдать Сталина, уверяя, что он был тайным христианином, но тайных христиан не бывает. Он до смерти называл себя атеистом и не раскаивался в совершенном. Христианин же только тот, кто исповедует Христа и не отрекается от него перед людьми. О судьбе этой иконы мне неизвестно. Ее можно где-то держать, поскольку на ней изображена святая Матрона, но только не в храме.

www.kp.ru

Газета Эском - ВЕРА 7

ВЗГЛЯД

«НАДЛЕЖИТ БЫТЬ И РАЗНОМЫСЛИЯМ...»

Перед вами статья писателя Николая Коняева в защиту петербургского игумена Евстафия (Жакова) в связи с прокатившейся в СМИ кампанией по обвинению батюшки в «сталинизме». Если говорить об отношении к Сталину, то у нашей редакции оно скорее негативное. Трудно не уважать сделанного Верховным главнокомандующим для великой Победы. Но как перейти реки крови, страдания людей, которые нас разделяют? Быть может, тут у отца Евстафия иной взгляд. Но при всех несогласиях нужно сознавать, что среди нас, православных, сегодня столько мнений по любому вопросу, что не научаясь терпеть друг друга, мы погубим Церковь. «Надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные», – завещал нам апостол Павел. То есть спорить нам можно, а иногда и нужно, но забывать о братстве – нет. Судить друг друга – тоже нет. Независимо от убеждений мы должны защищать друг друга от травли, а не подыгрывать ей. Слишком многие «внешние» только и ищут повода нанести ущерб Церкви. Между собой же нам следует разбираться в духе истины и любви.

Когда лет тридцать назад я читал в «Соборянах» Н. С. Лескова о мучениях, которым подвергли протоиерея Савелия Туберозова благодаря проискам либерала-нигилиста Термосесова, щемило сердце. Вот уже умерла, надорвавшись на непосильной работе, смиренная протопопица Наталья Николаевна, уже давно посадили в острог негодяя Термосесова, а оболганный им протопоп всё пребывал в запрещении…

Ещё страшнее этой несправедливой расправы было то, что правящий архиерей прекрасно знал о невиновности Туберозова и, как говорил дьякон Ахилла, предал его «сему терзанию только для одной политики, чтобы не противоречить за чиновников светской власти»…

И, отрываясь от пропитанной глухой жестокостью русской жизни книги Н. С. Лескова, думалось – это было в конце семидесятых годов XIX века! Тогда и в голову не могло прийти, что и мне самому предстоит стать участником схожих событий...

1.

«...Его Преосвященство призывал меня к себе и, одобряя моё слово вообще, в частности же указал, дабы в проповедях прямого отношения к жизни делать опасался, особливо же насчёт чиновников, ибо от них-де чем дальше, тем и освященнее».

Н. С. Лесков. «Соборяне»

Я познакомился с отцом Евстафием (Жаковым) в 1996 году в Старой Ладоге, где он восстанавливал храм Иоанна Предтечи на знаменитой Малышевой горе над Волховом.

На моих глазах храм возрождался из мерзости запустения, но всё равно, когда смотришь на давние фотографии, трудно поверить, что храм поднимался из тех руин.

В Старой Ладоге приходилось заниматься не только ремонтом. Однажды летним вечером, когда уже закончилась по-монастырски неспешная служба и отец Евстафий собирался идти закрывать двери, в храм вбежала пьяная, сильно избитая тринадцатилетняя девочка…

– Господи! – закричала она, рухнув на каменный пол. – Божья Матерь! Помогите мне!

Потом выяснилось, что девочка с трудом вырвалась из сараев на берегу Волхова, куда её затащили взрослые рыбаки и попытались изнасиловать.

С того самого вечера, занимаясь строительством и ремонтом, совершая богослужения и разыскивая благотворителей, начал создавать отец Евстафий свой «детский приход».

Он вытаскивал из подвалов заброшенных родителями староладожских детей, принимал к себе «на работу», приучал к церкви...

– Не важно, как человек приходит в церковь. Пусть дети приходят, чтобы заработать здесь что-то, – говорил он. – Ребёнок всё равно изменится в церкви. И обязательно к лучшему.

Далеко не всем прихожанам нравилось это.

– Чего ходить-то сюда деньги зарабатывать, – возмущалась одна из работающих в церкви женщин, когда я поинтересовался её отношением к «детскому приходу». – Не, не дело это у батюшки затеяно... Мыслимо ли, робят собирать... Милиция на это есть...

Отец Евстафий не слушал этих «мудрых» советов. И если чудо – возрождение храма в нищем приходе, то создание детского прихода храма Рождества Иоанна Предтечи – двойное чудо.

Очень скоро детей здесь стало больше, чем взрослых. И не только на службе. Когда завершалась литургия, дети не уходили домой, а собирались в трапезной. Усаживались за длинные столы. Помню, мы тогда попросили детей написать о том, что связывает каждого с этой церковью.

Набралась целая кипа исписанных детскими каракулями листочков…

«Я пришла в 1994 году в староладожский храм Иоанна Предтечи. Отец Евстафий иногда, когда у нас чего-нибудь нет, например понравилось платье, – купит. Порвались сапоги – думает над этим вопросом. Нету куртки или шапки – всё думает. От такой доброты и заботы тянет в храм, как магнитная волна. Но на самом деле нас всех тянет ближе к Богу...»

«Меня зовут Аня. Мне 12 лет. Я выполняю послушание в храме Иоанна Предтечи. Я уже достигла чина младшей псаломщицы. Только в этом храме я поняла, что такое настоящая церковная семья. Наши братья Артемий и Виталий и одиннадцать сестёр. Наш регент Тамара Владиславовна стала нам мамой. Вот и всё. Я бы хотела, чтобы прибавилось братьев и сестёр. И чтобы сделали высокий клирос».

«Меня зовут Ксения, мне 13 лет. Когда я пришла в храм Иоанна Предтечи, я не знала, как молиться и даже креститься не умела. Я узнала отца Евстафия. Мне нравится ходить в храм на службу. Я завела здесь хороших друзей. А вообще лучше храма и веры в Бога нету ничего лучше».

...Старую Ладогу, когда храм был окончательно восстановлен, отцу Евстафию пришлось покинуть. Услышав, что он покидает их, все дети в храме заплакали...

Самому иеромонаху Евстафию, прибывшему к новому месту службы, было не до слёз – храм Равноапостольной княгини Ольги в усадьбе Михайловка под Стрельной являл собою тонущие в грудах мусора развалины.

После войны здесь размещалась птицефабрика, потом делались попытки перестроить церковь под спортивную базу… Переустройства и перестройки кончились тем, что своды алтаря обрушились, кровля галереи оказалась содранной, каменный пол обвалился…

Поднять без помощи государства этот ГИОПовский памятник архитектуры было нереально. Не приходилось рассчитывать и на материальную помощь епархии…

Тем не менее отец Евстафий поставил посреди руин крест, как он делал это и раньше в трёх восстановленных им церквях, и в храме Равноапостольной княгини Ольги начались церковные службы. Помню, мела позёмка по полу храма, у стен, поблёскивающих разводами льда, надувало сугробы снега, и особенно проникновенно посреди руин звучали слова проповеди: «Пилат спросил у Христа: “Что есть истина?” – и Спаситель не ответил ему, потому что Он Сам и был ответом на этот вопрос. Господь Сам – Истина, Сам Путь, явленный нам во всей полноте»…

Слушая глуховатый голос иеромонаха Евстафия, словно рождающийся из церковных руин, вспоминались слова Спасителя: «Где трое соберутся во имя Мое, там и буду Я», вспоминаешь, что Святая Церковь и есть Истина.

И случилось чудо. Поднялся из руин храм. Смотришь сейчас на восстановленный храм и думаешь: что же тогда восстановление храма, если не постижение истины? По этому пути уходила Россия сама от себя, по этому пути она возвращается к себе...

2.

«Губернатор, яко немец, соблюдая амбицию своего Лютера, русского попа к себе не допустил, отрядил меня для собеседования о сём к правителю. Сей же правитель, поляк, напустился на меня с криком и рыканием».

Н. С. Лесков. «Соборяне»

Завершение восстановления храма Равноапостольной Ольги в Михайловке совпало с превращением Санкт-Петербургского шоссе в петербургский аналог Рублёвки. Константиновский дворец, превращённый в президентскую резиденцию, элитные загородные дома, великолепный гольф-клуб… чего только не появилось здесь. Ну а дворцово-парковый ансамбль «Михайловская дача» передали под Высшую школу менеджмента (ВШМ) Санкт-Петербургского государственного университета.

Как сообщили газеты, «с учётом поставленной перед Высшей школой менеджмента СПбГУ стратегической цели выхода на лидирующие позиции в мировой системе бизнес-образования, загородный кампус ВШМ должен быть одним из лучших в мире; в нём будут использованы все возможности современного технического оснащения».

Чтобы «обеспечить интернациональную среду подготовки менеджеров для успешной конкуренции в современной глобальной экономике», решили, что не менее 30% студентов и преподавателей ВШМ будут составлять иностранные граждане.

Само по себе создание Высшей школы менеджмента, сколь бы амбициозным не выглядел замысел, никаких опасений у прихожан храма Равноапостольной Ольги не вызвало. Ещё в 2000 году Комитет по управлению городским имуществом передал восстанавливаемую церковь Святой княгини Ольги по договору безвозмездного пользования Санкт-Петербургской епархии.

Как раз в это время началось устройство в подвальном помещении храма во имя святого мученика Юрия Новицкого, работавшего до 1922 года профессором уголовного права в Петроградском университете…

«Я родился и вырос в семье профессора, доктора медицинских наук Михаила Павловича Жакова, – рассказывал о замысле этого храма игумен Евстафий. – Профессора Ивановского медицинского института часто бывали у нас в гостях, и я вместе с родителями бывал в их домах, но я не припомню ни единого случая, чтобы кто-нибудь говорил о Боге, разве что с сарказмом... С детства осталось у меня общее впечатление о профессорском корпусе – как далеки они от православия, от Церкви, от веры в Бога и, скорее, враждебны всему этому. И вот я узнал, что профессор кафедры уголовного права Петроградского университета, работавший на юридическом факультете того уже университета (где позже учились В. В. Путин и Д. А. Медведев) Юрий Петрович Новицкий был расстрелян вместе с митрополитом Вениамином (Казанским) и иже с ними – причислен к лику святых!

Я был потрясён этим фактом, столь нетипичным и даже противным интеллигенции России, которая только и знала, что раскачивала устои великого государства и с любопытством наблюдала, что же из этого выйдет. Пытаясь оплёвывать Церковь, религию и Господа, эти господа интеллигенты, развращённые сами антиправославием, цинично развращали студентов, сея семена зла.

Святой профессор! И сразу же возникло чувство величия святого мученика Юрия, который разорвал узы высокоинтеллектуального зазнайства – и оказался в числе четырёх святых новомучеников. И всеми нами – клириками и членами приходского совета храма Святой Ольги – овладела настоятельная мысль: основать храм во имя святого мученика Юрия Новицкого и служить в нём во утверждение новой интеллигенции, которой имя Божие душевно близко. Это чувство укрепилось после того, как храм Святой Ольги стал частью СПб университета, находясь на землях Михайловской дачи, переданной университету для размещения там Высшей школы менеджмента. Мы были воодушевлены этим, видя особый знак божественный – храм Св. Ольги возвращает университету своего профессора в имени его храма, в божественных службах во имя его, профессора университета, но уже святого профессора».

Увы... Воодушевление это быстро рассеялось.

Когда депутация прихожан пришла на приём к руководству СПб университета, их встретил очень интеллигентный, безупречно вежливый человек с безразличным взглядом.

«Мы успокоили его, – рассказывает игумен Евстафий, – говоря, что денег мы не просим, но хотим, чтобы корпорация профессоров и преподавателей просто возрадовалась, что их коллега теперь вернулся к ним – храмом во имя святого мученика Юрия. Высокая эрудиция нашего собеседника помешала ему понять всё значение этого события. Напротив, заботясь о “бабушках”, наш собеседник говорил нам, что вопросы строительства и создания школы менеджмента настолько сложны, что храм просто будет мешать строителям, и всё труднее и труднее будет устраивать дорогу к храму».

Скоро «заботы» руководства университета о верующих старушках приняли и конкретное документальное выражение. На имя митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира поступило письмо за подписью ректора университета Л. А. Вербицкой:

«От 12. 12. 07. № р – 61

Глубокоуважаемый Владыка!

В рамках реализации Приоритетного национального проекта “Образование”, инициированного Президентом Российской Федерации В. В. Путиным, распоряжением Правительства Российской Федерации от 25 апреля 2006 года № 576-р на базе факультета менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета создана Высшая школа менеджмента. Принято решение о размещении Высшей школы менеджмента на территории и в зданиях дворцово-паркового ансамбля “Михайловская дача”... В июле 2006 года весь комплекс зданий и сооружений был передан Санкт-Петербургскому государственному университету. Целью проекта является создание российской школы бизнеса мирового уровня для подготовки национальной элиты управленческих кадров, способной решать задачи повышения конкурентоспособности страны в экономике знаний XXI века…

В целях обеспечения сохранности переданного нам комплекса, являющегося памятником истории и культуры федерального значения, на территории дворцово-паркового ансамбля установлено защитно-охранное ограждение. Осенью нынешнего года планируется начало широкомасштабных строительно-монтажных работ, что значительно затруднит проход прихожан к церкви Святой княгини Ольги во время служб и церковных праздников. В целях обеспечения безопасности, в соответствии с требованиями к организации строительной площадки, необходимо введение режима ограниченного доступа на территорию “Михайловской дачи”. Учитывая создавшуюся ситуацию, прошу вас изыскать возможность для рассмотрения вопроса о временном (до завершения строительства и реконструкции дворцово-паркового ансамбля “Михайловская дача”) переносе прихода в другое место».

Описывать все перипетии развернувшейся борьбы за храм в Михайловке нет нужды.

Хотя первый натиск прихожанам и удалось выдержать, зачистка пространства «для подготовки национальной элиты управленческих кадров» была продолжена в либеральных средствах массовой информации, развернувших настоящую кампанию травли игумена Евстафия (Жакова).

Поводом послужили интервью игумена, данное газете «Завтра», и икона блаженной Матроны Московской, которую заказали для храма Равноапостольной Ольги прихожане…

3.

«...От слова уже и до дела доходят. На панихиде за воинов, на брани убиенных, подняли (поляки) с городничихой столь непристойный хохот, что отец протоиерей послал причетника попросить их о спокойном стоянии или о выходе, после чего они, улыбаясь, из храма вышли».

Н. С. Лесков. «Соборяне»

Хотя суждения игумена Евстафия (Жакова) о положительной роли И. В. Сталина в истории нашей страны и раздражают либерально настроенную общественность, сами по себе они не содержат ничего противоречащего православной морали и нравственности. Разумеется, нельзя забывать об антинародной коллективизации, о жестоких репрессиях тридцатых годов. Но постепенно мы начинаем понимать, что наши либералы так пламенно ненавидят Сталина не за то, что при нём было уничтожено столько людей. Причины в том, что именно он разрушил ту антирусскую систему, которая была создана Лениным и Троцким со товарищи.

И конечно, никаких оснований для критики в отступлении от церковных канонов не давала икона блаженной Матроны Московской, появившаяся в храме Равноапостольной княгини Ольги.

Сталин на этой иконе не только лишён знаков, положенных святым, не только не включён в строго каноническое пространство, окружающее святую Матрону, но и не может войти в него. Насколько художественно-органично такое решение изображения Сталина – вопрос, которого мы касаться не будем, но по мысли тут всё правильно.

Как справедливо отмечалось в открытом письме прихожан храма Равноапостольной Ольги в Михайловке, никто и не воспринимал икону святой Матроны Московской как икону Сталина.

«Эта икона – свидетельство о силе молитвы святой Матроны за Русь, молитвы, которая преобразила гонителя православия и врага России в подлинного вождя народа, немало способствовавшего возрождению православия на Руси и приведшего нашу страну к победе в Великой Отечественной войне».

Достаточно нелепо выглядят и возражения во время кампании травли, развёрнутой против игумена Евстафия, дескать нет документальных свидетельств о посещении Иосифом Виссарионовичем блаженной Матроны.

На это можно было бы возразить, что и документов, свидетельствующих, что такой встречи не было, тоже нет, но это пустые слова. Дело в другом: нельзя отрицать, что Сталин стоял во главе страны, разгромившей фашизм, что Победа была дана нам по молитвам праведников. Их воздействие на Верховного главнокомандующего для православных – несомненно. Из врага России и православия, каким, несомненно, был долгое время Иосиф Сталин, он смог вырасти в человека, сумевшего перешагнуть через атеизм ленинской гвардии и прекратить гонения против Русской Православной Церкови. Именно этот поворот и запечатлён на иконе. Мы видим на ней молитвенницу за Россию и человека, который не остался к этим молитвам глух. В чём здесь ложь? Где апология Сталина?

4.

«Замечаю что-то весьма удивительное и непонятное: поляки (ссыльные) у нас словно господами нашими делаются, всё через них в губернии можно достигнуть».

Н. С. Лесков. «Соборяне»

Как по команде, материалы, шельмующие игумена Евстафия, появились в «Новых известиях» и «Коммерсанте», в «Московском комсомольце» и «Комсомольской правде», в программах НТВ, радиостанций «Эхо Москвы», «Би-би-си» и «Свобода»... Появлению этой иконы блаженной Матроны наши телеканалы и газеты уделили места гораздо больше, чем другим, несравнимо более важным церковным событиям. Ещё более поражали низкопробность и непрофессионализм публикаций.

Появление образа журналисты пытались представить как попытку канонизировать И. В. Сталина. И поскольку на иконе блаженной Матроны над головой Сталина невозможно было обнаружить ни нимба, ни надписи, положенным святым, тут же приводилось изображение второпях изготовленных «образков» Сталина, которые неведомо где распространялись. До кучи сообщалось, что организация «Коммунисты Петербурга и Ленобласти» намерена обратиться к Церкви с просьбой запустить процедуру канонизации Сталина. О том, что партия «Коммунисты Петербурга и Ленобласти» насчитывает, как сообщает партийный сайт, «более 500 человек» и принадлежит скорее к виртуальным организациям, нежели реальным политическим силам, журналисты, разумеется, не упоминали.

«Комсомольская правда» не постеснялась, к примеру, сообщить читателям, что игумен Евстафий попал с сердечным приступом в реанимацию и находится сейчас в коме. Самое мерзкое то, что журналисты «Комсомольской правды» ссылались при этом на некую крестную дочь отца Евстафия, которая якобы и сообщила им эту несусветную ложь.

Со ссылками на прихожан храма, фамилии которых не называются, приводились и другие порочащие приход храма и его настоятеля ложные сведения.

Все эти ляпы можно было бы объяснить духом абсолютного презрения к православным русским людям, который царит в либерально-демократических СМИ, если бы эти грубейшие накладки не служили ещё и маскировкой того, что направлявшим кампанию лицам, действительно, нужно было скрыть.

В этой торопливо сляпанной из передёргиваний газетной стряпне ощущалась опытная рука, направляющая заряд откровенной лжи точно в цель. И речь тут шла не об анализе причин, порождающих поразительный рост популярности Сталина в современном российском обществе, а ставилась предельно прагматичная задача удаления из прихода настоятеля, почему-то мешающего «подготовке национальной элиты управленческих кадров».

Мы видим, как обвинительные заголовки – «Молитва палачу», «Приход Сталина под Петербург», «Настоятель храма в Стрельне нарисовал и повесил “икону” с ликом кровавого тирана»! – почти мгновенно сменились шапками, напоминающими чтение приговора: «Сталиниста в рясе освободят от службы», «Священник-сталинист сложил с себя полномочия настоятеля храма», «Игумена, выставившего икону с изображением Сталина, вынудили написать прошение об отставке», «Игумен, почитающий Сталина, подал прошение об отставке»...

«Руководство РПЦ осудило настоятеля храма в Стрельне игумена Евстафия (Жакова), который выставил в церкви икону с изображением Иосифа Сталина, – радостно сообщали газеты. – Клирик совершил дисциплинарное нарушение, поместив в храме неканонический образ. Он уже попросил “под давлением общественности” освободить его от должности».

Столь нехарактерная для Русской Православной Церкви торопливость в принятии кадровых решений абсолютно необъяснима, если не учитывать, что решения эти – вот оно высочайшее мастерство заказной журналистики! – были заложены как фундамент ещё в первые публикации...

5.

«Из консистории получен запрос: действительно ли я говорил импровизацией проповедь с указанием на живое лицо? Ах, сколь у нас везде всего живого боятся! Что ж, я так и отвечал, что говорил именно вот как и вот что. Думаю, не повесят же меня за это… Храбрость сия была охлаждена сначала тридцатишестидневным сидением на ухе без рыбы в ожидании объяснения, а потом приказанием всё, что вперёд пожелаю сказать, присылать предварительно цензору...»

Н. С. Лесков. «Соборяне»

«Разговоры о святости Сталина – кощунство над памятью мучеников, которые погибли во время сталинского режима, ведь при Сталине никто так не пострадал, как духовенство, которое было истреблено почти на сто процентов, – сразу, как только развернулась кампания либеральной травли, прокомментировал действия игумена Евстафия руководитель пресс-службы Московского Патриархата священник Владимир Вигилянский. – Произошло дисциплинарное нарушение: клирик не имеет права вешать в храме неканоническую икону. С поступком священника будет разбираться правящий архиерей (митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир)».

В этом спешном комментарии, лёгшем в основу большинства газетных публикаций, поражает внутренняя, стилистическая созвучность статьям из жёлто-демократических изданий.

Можно согласиться, что разговоры о святости Сталина – кощунство над памятью мучеников. Но кто, кроме «Московского комсомольца», «Комсомольской правды» и насчитывающей «более 500 человек» партии «Коммунисты Петербурга и Ленобласти», говорил об этой «святости»?

Столь же лукаво выстроена фраза о дисциплинарном нарушении, которое якобы произошло в храме Равноапостольной Ольги. Ну что возразишь против слов, что «клирик не имеет права вешать в храме неканоническую икону»?

Разумеется, если на иконе в неподобающем виде изображены Спаситель, Богородица или святые, такую икону помещать в храме нельзя... Для того и существует, чтобы не произошло накладок из-за недомыслия иконописца, канон, указывающий, как подобает изображать Спасителя, Богородицу и святых. Но ведь совсем другое дело грешники, которых тоже изображают иногда на иконах.

Тут каноны уже не действуют и всё определяется молитвенным размышлением, духовным тактом и талантом иконописца. Иногда, как, например, на иконе, изображающей преподобного Серафима Саровского и пришедшего к нему офицера-декабриста, получается хорошо, иногда, как, допустим, произошло на иконе Матроны Московской, не очень. Но нарушения-то канона нет ни там, ни здесь. Благочестивость таких икон выверяется временем, и они или уходят в небытие, или превращаются в общеупотребительные образы.

И совсем уж угрожающе выглядит заявление, дескать, с «поступком священника будет разбираться правящий архиерей». Хотя пресс-секретарь и немалая должность, но как-то всегда казалось, что правящий архиерей сам решает, с чем и как ему разбираться...

Трудно поверить, что священник Владимир Вигилянский не знает и не понимает законов, по которым функционирует массовая, в том числе жёлтая, пресса. Ведь до принятия священного сана и прихода на работу в пресс-центр Патриархии он работал в «Огоньке» при Коротиче, с 1992 по 1994 год потрудился в газете «Нью-Йорк таймс», а затем возглавил воскресное приложение к газете «Московские новости»… Издания эти по праву могут почитаться прямыми родственниками газет, включившихся в травлю игумена Евстафия.

И конечно, когда зазвучал столь слаженный хор, уже не важно стало, что прихожане храма разослали по редакциям газет открытое письмо в защиту о. Евстафия. В нём доводилось до сведения прессы, что «отец Евстафий принял воистину мудрое решение. Чтобы прекратить газетную истерию и не вводить в смущение несведущих православных людей, а также чтобы не подвергать икону возможности поругания её со стороны либеральных экстремистов, он попросил жертвователей забрать их дар из нашего храма. 30 ноября 2008 года, после литургии, отслужив молебен святой Матроне Московской, мы простились с нашей иконой».

Казалось бы, инцидент исчерпан, но ведь не против иконы и поднялась вся эта телегазетная истерия, и уже не икону им требовалось удалить из храма, а самого настоятеля…

– Сейчас в России строят церкви, по телевидению регулярно выступают священнослужители, а наше общество всё глубже и глубже проваливается в бездну пороков, – спросили у игумена Евстафия. – Что это: парадокс?

– Это такой же парадокс, как и всякая борьба, – ответил игумен. – Борьба всегда парадокс. Потому что сталкиваются противоположные силы. Причём то одна, то другая одолевает. То одна, то другая становится сильнее. Но та сила, за которой стоит Господь, – эта сила, в конечном счёте, самая победоносная. И то, что мы наблюдаем сейчас, не более чем временно.

Мне кажется важным вспомнить ещё раз эти слова игумена, когда в оглушительном – на всю страну! – визге и гвалте, поднятых нашими «передовыми» СМИ, исчезли последние воспоминания о приличиях и подобии порядочности. Корреспондент «Комсомольской правды», к примеру, вместо того чтобы принести извинения за опубликованные им лживые сведения, ещё и обругал игумена Евстафия за то, что тот не впал от страха в коматозное состояние, как ему было предписано «Комсомольской правдой», а продолжает как ни в чём не бывало служить в храме.

«И то, что мы наблюдаем сейчас, – не более чем временно», – говорит игумен Евстафий. Эти слова очень утешают, когда под визг и гвалт, поднятый ненавидящими Русскую Православную Церковь либералами, был дан ход заявлению игумена, и он всё-таки был назначен вторым священником в поднятом из руин его трудами и молитвами храме...

Но служба продолжается в этом храме, звучат православные молитвы на территории, отведённой для подготовки иностранными специалистами национальной элиты управленческих кадров… И это значит, что весь этот уже два десятилетия оглушающий нашу страну визг и гвалт пока ещё по-прежнему ничто перед силой Господней…

Николай КОНЯЕВ

www.rusvera.mrezha.ru

Настоятель развалин. Отец Евстафий восстанавливает храмы и... души проституток

- У вас зелёные глаза, Аполлинария. А я всегда вёлся на зелёные глаза. Водку холодную будете?

Игумен Евстафий, настоятель храма Рождества Иоанна Предтечи, живёт на Садовой, носит джинсы, и мне во время нашей беседы неотступно чудится тень Фёдора Михайловича Достоевского, как будто сидящего рядом со своим раздираемым страстями героем...

Блудницы

- Представь, останавливается на обочине дорогая машина, оттуда выходит мужчина, и кто-то из стоящих вокруг бл...й (это церковное слово!) вызывает у него в душе особый отклик. Он говорит ей: «Я хочу тебя одеть, обуть, поселить в комнате, заплатить за учёбу. Я буду тебя кормить, введу в семью...» И если это продлится года полтора, то девушка не вернётся на панель.

-Первой нашедшей особый отклик в душе отца Евстафия была «одна бедно одетая девушка: старая ветровка, резиновые сапоги, без зубов…».

- Она остановила мой «Жигуль», попросила на хлеб, я стал её расспрашивать. Мать умерла на ступенях винно-водочного, отец бил, продавал за водку, тушил окурки о тело, заставлял совокупляться с собакой… Мне не на что тратить деньги, которые зарабатываю (я дорогой священник - если отпеть не очень праведного или освятить дом на Рублёвке, то получаются большие суммы), и я стал ей помогать. Как-никак с тех пор семь человек спас, и, думаю, ТАМ мне это зачтётся. Сейчас кто-то замужем, родил ребёнка, кто-то открыл свою швейную мастерскую, есть одна бизнесвумен… Потому что если на тебе хорошие серьги, одежда, обувь, то ты уже не можешь слиться с этим дном, где каждый день надо стоять в лёгких трусах на морозе… Хотя среди них есть те, кто стоит на обочине и ждёт чуда, мечтает о принце, а есть амёбы, к которым нет точек приложения.

- Вы и есть этот принц?

-Нет, я и есть это чудо. Или лох, если ошибся в человеке. Одна девушка у меня хоругви в церкви носила, я хвастался, что учится на парикмахера, а выяснилось, что и ножниц в руках не держала, - и пошли смешки в мой адрес.

- Как девушки вам верили?

- Они верили деньгам. Я не читал им проповедей. Подумайте: она осталась голодная, а поп уехал на иномарке. Как тут поверить в Бога? Человек так устроен - вещи меняют людей. Сначала мы едем, покупаем девушке сапоги. Потом серьги - в них вообще есть что-то мистическое. Потом театр, кафе… Покупаем прикид. Это разумный эгоизм - приносить счастье другому. Любовь вселенская начинается с любви к конкретному человеку.

Я озираюсь в поисках любви, благодати. Пока вижу только иконы и антиквариат.

Святой

- Я - недостойный священник. Но Господь пока меня терпит… 40 лет назад умирала моя мама. При ней была санитарка, она велела мне: «Приготовь смертное» - а сама поехала к отцу Леонтию, впоследствии канонизированному. Отец Леонтий дал ей просфору, наказал разжевать и вложить в рот умирающей мякиш… Мама вышла из комы. Я поехал к отцу Леонтию благодарить. Я был коммунистом, работал врачом, но ненавидел пациентов, потому что они много жаловались, любил женщин, но мама не давала жениться... И вот отец Леонтий мне говорит: «Не стригись и не брейся, будешь попом». Я и стригся, и брился, и жутко страдал - болел, сидел в КПЗ за спекуляцию… А потом стал тем, кто я есть. Я - закодированный, меня Бог призвал.

Потемневшая икона святого Леонтия Михайловского, закодировавшего отца Евстафия, висит на кухне рядом со сковородкой с шампиньонами.

- Я восстановил пять храмов. Сейчас священник без места, пока восстанавливается Шлиссельбургский храм. Но служу. Бог - это трудно. Надо много стоять, мучить себя… - Игумен переводит взгляд с лампад на меня. - Вообще всё это, Аполлинария, лёгкий блуд, потому что, вместо того чтобы быть сейчас в молитвенном углублении, я думаю, какие у вас красивые зубы.

- Что же вы такое говорите, отец Евстафий?

- Это всего лишь слова. А слова - это пар. Они не дают совершить больший грех. Жизнь монаха - постоянная борьба с гадостями.

- Зачем вообще было становиться священником?

- Раньше я знал и что такое напиться, и власть блуда, и ящик морфия под кроватью у меня стоял, но в 40 лет я стал монахом, перебесился. Мне уже 70 лет, теперь стало легче, тело меня отпускает. И сейчас у меня такая радостная жизнь, я так счастлив этим - зажигать лампады, служить у престола…

В домашний храм к отцу Евстафию не зарастает народная тропа. Он манит людей.

- Моя задача - ловить души, ставить сети. Необязательно на проповеди, можно по-разному.

Отец Евстафий ловит «на себя», всей своей жизнью доказывая, «что попы - тоже люди».

Дедушка Ленин

- Моя бабушка была двоюродной сестрой Володи Ульянова, и он был в неё влюблён. Но не сложилось: Ленин читал Чернышевского, а бабушка любила скакать на лошади. И вот был мне, Аполлинария, зов… Я давно знал, что храм в Шлиссельбургской крепости Орешек, в которой повесили Александра Ульянова, стоит в руинах. И вдруг понял, что он ждёт именно меня… Недавно получил назначение на служение в храм Рождества Иоанна Предтечи, и теперь я настоятель этих развалин. Место не хлебное, и только такой ненормальный, как я, туда пойдёт. Поэтому мне нужна слава. Потому что мне нужны деньги. Одна икона Спаса Всемилостивого 2,6 метра высотой 600 тысяч стоит!

Отец Евстафий - мученик страстей. И молитвенник. На алтаре, под святыми книгами, лежат стопочкой фотографии. Женщины, мужчины, дети, отдельная стопка - самоубийцы…

- Есть такие ночи, когда я служу этим людям… Но абстрактная молитва меня не вдохновляет. Я должен пережить ту боль, которую чувствует этот человек. - Отец Евстафий перебирает карточки, и огонь желаний в его глазах затихает. - Вот убитый воин, вот убитая девушка, вот человек, который специально на мины в Югославии пошёл. Эта красавица - самоубийца, муж её предсмерт­ную записку принёс, он потом ещё несколько лет их сыну слал SMS «от мамы»… Эти - пьющие...

Но главный портрет в комнате - Иосифа Сталина.

- С его стороны было актом отчаяния прийти к святой Матроне Московской за советом, оставлять Москву немцам или нет. А с моей - дань уважения к великому человеку повесить икону «Сталин и Матрона» на стене моего предыдущего храма.

- Ничего, что этот человек многажды нарушил заповедь «Не убий»?

- «Не убий» - это абстракция. Есть такие слова: «Положи душу за други своя». За други убивать можно. На войне - можно. Наказывать преступников смертью - можно. У тех, кто убивает, есть надежда, что Бог их простит.

Нас прерывает звонок. Прихожанка хочет узнать, приватизировать ли дачный участок или от лукавого это. Батюшка благословляет приватизировать и тут же забывает о ней.

- Вы приняли сегодня мою исповедь, теперь пойдёмте в кафе, а, - предлагает отец

Евстафий.

- Куропатки есть? - спрашивает он присаживаясь. Куропаток нет. Тогда батюшка говорит: - Аполлинария, давайте вмажем. Сколько можно мучить человека?

- Вы со всеми так? Это не отвращает от вас людей?

- Если бы вы сидели с постным лицом, тогда бы и я пел вам романсы. А вообще самые страшные люди - «глубоко верующие»: есть нельзя, пить нельзя...

Отец Евстафий заказывает себе гречневую кашу и холодную водку.

Смотрите также:

aif.ru


Смотрите также