Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Илья ильич трабер биография


Антиквар Илья Трабер

Илья Трабер — Антиквар

В 2008 году испанские правоохранительные органы провели стремительную спецоперацию «Тройка», направленную против русской мафии, обосновавшейся на Пиринеях. Основной удар приняли на себя структуры «тамбовской» и «малышевской» ОПГ, выбравшими Испанию местом «отмывания» преступно нажитых денег и скупивших всю элитную недвижимость на курортном побережье.

Помимо ареста и объявления в розыск целого легиона российских граждан, хорошо известных у себя на родине, как руководители крупных преступных группировок, криминальные авторитеты и воры в законе, на свет появились пугающие подробности из жизни вполне преуспевающих и до того дня кристально чистых предпринимателей и банкиров, входящих в бизнес-элиту страны. Новости о произведенных арестах заставили понервничать многих россиян, выбравших Испанию местом своего жительства. Часть из них от греха подальше поспешила покинуть родину Сервантеса и вернуться в Россию.

В числе первой партии «беженцев», рысью спешащих с чемоданами в аэропорт, оказался петербуржец Илья Ильич Трабер. Через несколько недель испанские следователи объявят его «крупнейшим авторитетом русской мафии» и подключат на его поиски Интерпол, но немного опоздают. Трабер будет прогуливаться по невским набережным и посмеиваться над своими незадачливыми коллегами, угодившими в испанские тюрьмы.

Фарцовка

В России за Трабером закрепилась известность удачного бизнесмена, а в СССР его знали, как офицера-подводника и молодого члена КПСС. В 1973 году лейтенантом он покинул учебные классы Севастопольского высшего военно-морского училища и убыл служить на подводную лодку. Через 7 лет он подаст рапорт об увольнении в отставку. Через пару десятков лет Трабер объяснит свой поступок антисемитизмом морских военачальников, не желающих читать в списках флотских офицеров не совсем привычные для русского языка фамилии.

На самом деле, по словам военного моряка, он никакого отношения не имеет к евреям. Его версия собственного генеалогического древа уводила интервьюеров вглубь веков к грузинским князьям из рода Милорава, проживавших в исторической области Грузии Мегрелии. Другой современник и одногодка подводника, носящий такую же фамилию Мурман Милорава, также часто вспоминающий о «голубой» крови, имеет полномочия князя, но в воровском мире. Предка мегрельских вельмож именуют «законником» Мурманом Сухумским. Настоящей причиной ухода Трабера с флота было его стремление совмещать ношение мундира с коммерцией, что в коммунистические годы совсем не приветствовалось. Другими словами, офицера и члена партии поймали на обычной фарцовке.

Антиквар

Илья Трабер вернулся в Ленинград для того, чтобы сменить водную стихию на пивную. Он встал за пивной кран в баре «Жигули» – известном злачном месте города. Примерно в это время другие ныне известные петербуржцы выбрали похожее занятие. Барменом стоял за стойкой в шалмане «Рим»» Руслан Коляк, в тошниловке «Таллин» служил Владимир Барсуков (Кумарин), а его ближайший сподвижник Александр Малышев каждый день надевал на себя ливрею швейцара.

Предпринимательская жилка Ильи Трабера не ограничилась недоливом или разбавлением популярного пенного напитка. В контингент посетителей заведения входили разные люди, некоторые из них в минуты финансовых затруднений предлагали за кружку пива вместо привычной «акчи» ювелирные изделия и даже антикварные вещи. Так рядовой бармен превратился в коллекционера старинных ценностей и приобрел кличку Антиквар.

Вор в законе Джаба Константинович Иоселиани

Трабер начал активно скупать и перепродавать с выгодой для себя антиквариат, увеличивая за счет новых клиентов и без того немалый список своих знакомых. В него попали такие видные личности, как бывший грузинский «вор в законе», а в последствии политик Джаба Иоселиани, ставший во главе триумвирата, свергнувшего президента Гамсахурдиа. Чуть меньше влияния, чем у Джабы имел Костя Могила (Яковлев) – «смотрящий» за Петербургом и застреленный в 90-е в ходе дележа сфер влияния.

Неожиданно большую помощь в развитии торговли побрякушками и фиксами оказал главный городской партийный босс Григорий Романов. Испытывая патологическую неприязнь к подобным товарам, он распорядился закрыть все официальные торговые точки, реализующие предметы старины. К старту кооперативного движения в городе действовал всего лишь один антикварный магазин, поэтому кооператив «Русь», организованный барменом-подводником в 1989 году, практически не имел конкурентов и быстро нашел свое место на рынке продажи антиквариата. Первый магазин Трабера открылся на улице Фурштатской, затем он получил возможность обзавестись торговыми площадями в самом центре города напротив «Гостиного двора», куда валом начали валить иностранные туристы и оставлять кипы «зелени». В 1994 году у Ильи Трабера сформировалась сеть из 4-х магазинов.

Питерский бизнесмен

К августу 1991 года предприниматель настолько крепко встал на ноги, что даже обзавелся собственной охраной, которая в тревожные дни ГКЧП была любезно предоставлена в пользование председателю горсовета Беляеву. Еще успешнее развивалось взаимодействие с Анатолием Собчаком, распорядившимся создать реставрационно-коммерческий центр «Антиквар». В его учредителях значилось малое предприятие «Петербург» – ведущее свою историю от кооператива «Русь».

Следующей коммерческой инициативой Трабера стало информационно-юридическое бюро «Петр». Своими напарниками он выбрал странноватую компанию из коммерсанта, бывших мента и чекиста. «Петр» отметился созданием клуба бокса «Ринг-Санкт-Петербург», куда в начале славной спортивной карьеры частенько захаживал будущий чемпион и депутат Госдумы Николай Валуев.

Слева: Михаил Глущенко, Владимир Кумарин, Руслан Коляк

Торговля историческим эксклюзивами принесла Антиквару столь много денег, что он решил вложить их в другую отрасль. Следы Трабера в те году обнаруживаются среди учредителей «Петербургской топливной компании», «Петербургского нефтяного терминала» и фирме «Совэкс», производившей заправку топливом самолетов в аэропорту Пулково. Все они тесным образом были завязаны на морской порт, где Трабер был представлен компанией «Портовый флот», завладевшей абсолютно всеми буксирами.

За порт развернулась нешуточная борьба среди криминальных группировок. Жертвами ее стали чиновники и менеджеры Витольд Кайданович, Николай Шатило, Михаил Синельников. В 1997 году безымянный киллер расстрелял руководителя городского КУГИ Михаила Маневича, пытавшегося навести порядок с собственностью в порту. Борьба закончилась победой Владимира Кумарина, «выдавившего» от петербургских причалов всех конкурентов, включая Антиквара.

Русский грек

Следуя установившемуся в те годы тренду, Илья Трабер обратил пристальное внимание на банковский сектор, где бюро «Петр» засветилось в учредителях банка «Рождественский», но еще больший интерес у Трабера вызвал небольшой городок Выборг, стоящий на пути автотрассы к границе с Финляндией. Еще в «топливный» период бизнеса Антиквар обзавелся там сетью бензозаправок, действующих под эгидой «Выборгской топливной компании». В компаньоны он выбрал группу чеченских евреев (бывают и такие!).

Теневой мэр городка авторитет Владимир Щуровский обеспечил на первых порах режим наибольшего благоприятствования пришельцу с Питера. Затем он был таинственно убит. Смерть не стала единственной среди тех, кто так или иначе соприкасался с иногородней топливной структурой. Именно Выборг напомнил Траберу о его морской душе и флотской молодости. «Выборгский судостроительный завод», получивший выгодный заказ на строительство плавучих платформ для добычи с морского шельфа углеводородов, а за ним Санкт-петербургский «Балтийский судомеханический завод» пополнили портфель активов коммерсанта.

Болид Виталия Петрова

После этого приобретения Илья Трабер клонировался в «двойников» – греческого подданного Илиаса Травера, путешествовавшего по Европе еще с 2-мя паспортами на схожие фамилии – Ильяс Трампер и Ильяс Травер. Русский «грек» был замечен на соревнованиях Кубка мира в «Формуле-1», а в 2010 году состоялась презентация его подарка первому российскому гонщику Виталию Петрову гоночного болида, за рулем которого однажды был запечатлен на фото Владимир Путин. В питерский период жизни прямых контактов между Антикваром и высокопоставленным чиновником городской администрации не было. У «тамбовско-малышевских» был назначен штатный «контактер» с мэрией – Виктор Борисович Корытов, служивший ранее в КГБ.

Путешествие по Западной Европе закончились для Ильи Трабера приобретением недвижимости в Ницце, но пользоваться ею долго не пришлось. Задолго до испанской полиции французы поняли, что за опасный тип проживает на их территории и руководит довольно непонятной фирмой «Сотрама». Еще в 2000 году они объявили его членом «тамбовской» ОПГ, занимающимся контрабандой нефти и оружия, и выплачивающим миллионные откаты персонам из самого верха российского государственного истеблишмента. Операция «Тройка» через 8 лет все же заставила Трабера навсегда вернутся к своим истокам. Илья Трабер притих, но два раза в одну воду не войти. Стойка пивбара и антикварная лавка в его жизни навряд ли повторятся.

www.mzk1.ru

Министр порта: как петербургский авторитет Илья Трабер связан с Владимиром Путиным и его окружением

Владимир Путин — президент России, в 90-е занимал различные посты в мэрии Санкт-Петербурга

Илья Трабер — отставной офицер-подводник, по мнению испанской прокуратуры, один из лидеров тамбовской ОПГ

Александр Уланов — ближайший соратник Трабера

Николай Шамалов—- акционер банка «Россия», давний знакомый президента и отец мужа его предполагаемой дочери Катерины Тихоновой

Герман Греф — глава Сбербанка, в 90-е работал в Комитете по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга

Сергей Гесс — бывший охранник Ильи Трабера

Людмила Нарусова — вдова бывшего мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака

Эпизод 1. Людмила Нарусова

Илья Трабер — единственный из живых так называемых криминальных авторитетов (так его называет испанская прокуратура, расследующая дело «русской мафии»), знакомство с которым признавал президент. Официально был упомянут еще тренер по самбо Леонид Усвяцов — Леня-спортсмен, или Леонид Ионович, как называет его сам Путин  в книге от «Первого лица», но тот был застрелен в 1994 году.

Илья Трабер (в синем пиджаке и с зонтом). Фото: форум выпускников СВВМИУ

Через своего пресс-секретаря Дмитрия Пескова Путин подтверждал знакомство с Трабером в паре с еще одним авторитетным предпринимателем Дмитрием Скигиным (умер от рака в Ницце в 2003 году).

«Скигин и Трабер в свое время работали в Санкт-Петербурге над проектом по строительству нефтеналивного терминала, в связи с чем неоднократно официально обращались к руководству мэрии Санкт-Петербурга», — так скупо комментировал Песков обстоятельства знакомства Путина с Трабером «Новой газете».

«Петербургский нефтяной терминал» стал первым по-настоящему серьезным бизнесом Трабера. Впрочем, «обращаться по тем или иным вопросам» к государству он привык еще со времен знаменитого «Антиквара» — разделив долю в своем антикварном салоне с местными властями (формально доля была оформлена на супругу Трабера), он получил и монополию на торговлю антиквариатом в Петербурге, и недвижимость в центре города.

«Антиквар» пользовался благосклонностью супруги тогдашнего мэра Петербурга Анатолия Собчака, под чьим началом работал Путин. Людмила Нарусова нередко посещала салон авторитета. Это был лучший магазин антиквариата в городе, рассказала Нарусова Дождю. Кроме того, Трабер по ее просьбе перечислил значительную сумму денег на открытие первого в СССР хосписа, рассказала она.

В день инаугурации Собчака Трабер в знак признательности вручил ему бронзовый бюст Екатерины Великой.  

«Антиквариат — это тот вид бизнеса, в котором должно быть слияние государственной власти и денег честных бизнесменов. Система проста — мы создаем совместное предприятие с городом. 33% в нем принадлежит мэрии, оставшихся 67% мне и моим сотрудникам на жизнь хватит», — это цитата Трабера из панегирика в его честь, вышедшего в газете «Коммерсант» в 1995 году (эта статья не имеет авторства). К тому времени Трабер утратил свое особенное положение на рынке антиквариата в Петербурге: в городе насчитывалось несколько десятков антикварных магазинов, Трабера это злило, и он решил отойти от дел: «Бороться с ветряными мельницами бесполезно».

А еще через год Анатолий Собчак проиграет выборы и бывший вице-мэр Владимир Путин уедет в Москву. Пойдет в гору и карьера Трабера.

tvrain.ru

Путин и Трабер (Антиквар)

Posted by: admin января 13th, 2017

Представьте, друзья, что в загнивающей Америке выяснится, что действующий президент в течение 25 лет (в том числе находясь у власти) имел бизнес с каким-нибудь Джонни «Яйца» из семьи Дженовезе или иным деятелем мафии. Причем бизнес чисто криминальный: с убийствами, распилом бюджета, отмыванием денег.

При этом подконтрольные этому президенту СМИ развернут кампанию под лозунгами: «Зато он не дал США развалится!» и «Наш шнырь всех переиграл». Как-то сложно представить, да? — То ли дело встающая с колен путинская Россия. Ну да обо все по порядку.

1.Лучший друг папы.

Как-то в 2006 г. тяжелая и беспросветная жизнь обитателей городка Тур-де-Пей на Женевском озере была прервана ярким событием: какой-то богатый русский из Петербурга купил за 30 миллионов долларов местную достопримечательность – поместье Шато-де-Сулли, где когда-то жил основатель банка «Кредит Свисс» Вильгельм Эшер.

Новый владелец имения был парень при деньгах. В барском доме тут же начался масштабный ремонт, монтаж изощренных систем безопасности, а также строительство конюшни и бассейна для купания лошадей (хозяин с женой увлекались верховой ездой).

В имение были закуплены новые деревья-крупномеры, которые доставлялись туда… на вертолете. Так быстрее. Вскоре Шато-де-Сулли стало одним из самых дорогих поместий на швейцарской Ривьере.

По всему чувствовалось, что новый владелец имения решил обосноваться в Швейцарии всерьез и надолго. Даже выписал себе из Италии супердорогую моторную яхту «Нина» марки Riva Rivale 52. Чиста по Женевскому озеру погонять.

Rivale 52 от итальянской верфи «Рива» – это такая моторка для олигархов. 16 метров длиной, три каюты плюс салон, все удовольствие – от 1 млн. долл.

При этом личность русского нувориша долго оставалась загадкой для жителей местечка Тур-де-Пей: кто же поселился с ними рядом? – В официальных документах и при личном знакомстве он представлялся как Ильяс Трабер (Ilias Traber), греческий подданный.

Было видно, что месье Трабер – богатый человек и ведет какой-то международный бизнес. Он часто ездил по Европе, во Францию, Испанию, Россию, имел дела с какими-то оффшорными фондами. По его просьбе люксембургский инвестфонд «Жени Капитал» (Genii Capital), размещающий деньги владельцев крупных состояний, купил болид для Виталия Петрова — гонщика «Формулы-1» из города Выборга.

Ленинградская обл., 2010 г. В.В.Путин тестирует болид Виталия Петрова.

Гонщик Виталий Петров (слева) и его папа – Александр Петров. В интервью газете «Ведомости» Виталий Петров назвал Трабера «лучшим другом папы» и своим главным спонсором.

Все это было очень странно. Что это за деньги, которыми «греческий бизнесмен» Трабер распоряжается в Европе? Чьи они? И почему он — «лучший друг папы» Виталия Петрова (а папа там – бывший киллер из выборгской бригады тамбовской ОПГ)? И, наконец, с чего это Путин приехал кататься на этом болиде? – Он что, знаком с Трабером и выборгскими уголовниками?

Другие странности были связаны с делами месье Трабера на Лазурном берегу Франции и в Монако. Летом вся русская элита съезжалась на «Лазурку» потусить, скупались виллы, дорогие квартиры, стоянки для яхт.

Во Франции есть такое подразделение при налоговой службе – БКР (бригады контроля и расследований). Что-то типа налоговой полиции. В 2002 г. БКР департамента Приморские Альпы (куда входит Лазурный берег) провела расследование о покупке недвижимости русскими в этом регионе. Они собрали данные о людях и проверили их по различным каналам, в т.ч. через спецслужбы.

Был подготовлен отчет для служебного пользования, но кое-какие куски из него попали в прессу (в еженедельник «Экспресс»). В частности, в отчете БКР было указано, что в Ницце за 7 млн. франков (это было еще до введения евро) купил квартиру «друг Путина Илья Трабер», который по данным французских спецслужб «связан с тамбовской группой, контролирующей порт Санкт-Петербурга».

Да, но Илья Трабер – так звали месье Ильяса Трабера согласно по его второму, российскому паспорту. Оказывается, у него недвижимость еще и в Ницце. А с какими людьми он дружен!

Но это еще не все. В 20 км от Ниццы находится самое дорогое и культовое место Лазурного берега — княжество Монако. Здесь в казино Монте-Карло при царе играли в рулетку еще русские князья, графья и авторитеты (в области литературы).

«Это милое Монте-Карло очень похоже на хорошенький… разбойничий вертеп» (А.П.Чехов).

Но примечательный факт: с 2000 г. месье Трабер был объявлен в Монако персоной нон-грата. В вертеп его как раз не пускали. За что? – За отмывание денег. В 1999-2000 гг. он проходил по делу местной оффшорной фирмы «Сотрама», которую подозревали в разных нехороших делах. По итогам расследования Траберу и его компаньону Дмитрию Скигину был закрыт въезд в Монако навсегда.

Что там произошло, долгое время было неизвестно (власти княжества не стали предавать огласке инцидент). Подробности рассказал много лет спустя Роберт Эринджер, бывший начальник разведки Монако, после того, как ушел со своего поста в 2007 г.

Американец Роберт Эринджер и его близкий друг, отставной офицер ЦРУ Клэр Джордж работали на князя Монако с 1999 г., занимаясь негласным сбором информации о подозрительных иностранцах. В 2002-2007 Эринджер имел официальный статус главы разведки Монако (советника князя по безопасности).

Как рассказал Эринджер, фирма «Сотрама» в Монако подозревалась в отмывании денег тамбовской ОПГ, нелегальных сделках с русской нефтью, а также в торговле оружием и выплате откатов Путину по коррупционным схемам (на его оффшоры в Лихтенштейне). Целый букет там.

Эринджер не только рассказал про это расследование, но и опубликовал кое-какие документы, в т.ч. досье полиции Монако на фирму «Сотрама».

Фрагмент досье. М-да… А месье Трабер-то действительно из тамбовских:

Еще из того же досье: список предприятий под контролем русской мафии, деньги из которых прокачивались через «Сотраму».

О, боже! — Петербургский нефтяной терминал (его же Путин создавал). ОБИП — управляющая компания Большого порта Петербурга. «Горизонт Интернешйнл Трейдинг» — контора в Лихтенштейне, куда сливали прибыль от заправочного комплекса в Пулково, который Путин в 1996 г. отдал Траберу и его коллегам.

Ёлки-палки: питерский порт, нефтяной терминал, Пулково — все под контролем бандитов, а деньги пилили в Монако вместе с Путиным.

Еще в этой истории стоит обратить внимание на одну смешную деталь. Монако – место красивое, налоговый рай для богачей и т.д. Но финансовая репутация княжества — отнюдь не безупречна. Здесь было и есть довольно много грязных денег. И «Коза-Ностра», и африканские диктаторы, всяко бывало.

Поэтому выгнать из Монако за отмывание денег — это как из борделя за разврат. Надо было особо отличиться. Т.е. наш герой, месье Трабер – человек незаурядный, как вы догадались.

Инцидент в Монако в 2000 г. был для него серьезным проколом. В какой-то момент двойная жизнь, которую месье Трабер вел в Европе, была раскрыта. Ведь Ильяс Трабер был респектабельный греческий бизнесмен, а Илья Ильич Трабер – уголовный авторитет тамбовской ОПГ по кличке «Антиквар». С длинным и кровавым следом за спиной.

К счастью для Трабера-Антиквара власти Монако в 2000 г. не стали раздувать шум , закрыли ему въезд по-тихому и всё. На его жизни в Европе это почти не сказалось. Французы тоже его не трогали, хотя, как видно из отчета БКР 2002 г., прекрасно знали, кто у них прикупил квартиру в Ницце.

Но сколько веревочке не виться… В 2008 Антиквар попал в новую историю – в Испании. И на сей раз она кончилась международным ордером на арест. В 2008 г. в Испании местная полиция после двух лет разработки провела операцию «Тройка» против русской мафии. Были арестованы десятки бандитов из Петербурга, которые приехали в эту страну на ПМЖ в конце 1990-х гг. Все сплошь были из тамбовской и малышевской ОПГ (изначально это была одна банда, которая потом разделалась на две части).

Хроника операции «Тройка». Арест Александра Малышева («Малыша»), в честь которого была названа одноименная ОПГ.

Питерских бандитов обвиняли в отмывании денег в Испании, вымогательстве, уклонении от налогов. Одним из обвиняемых оказался и наш герой. Испанцы пришли к выводу, что Трабер — один из крупнейших авторитетов русской мафии. Его должны были арестовать, но в тот момент его не было на территории Испании.

В 2016 г., отчаявшись увидеть Трабера у себя в стране, испанские власти объявили его в розыск Интерпола. Но к тому времени он уже бросил свою недвижимость в Европе и спешно перебрался в Петербург.

2.Мнимый блатной.

Фото ниже сделано в Севастополе в начале 1970-х гг. Курсанты СВВМИУ (Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище) под руководством офицера на практических занятиях по управлению катером.

Капитан первого ранга Лев Никифорович Иванов (в центре), проводивший это занятие, вряд ли предполагал, что молоденький курсант, стоящий рядом с ним — это самый известный выпускник СВВМИУ за всю его историю: крестный отец бандитского Петербурга Илья Трабер.

Трабер окончил училище в 1973 и отправился служить на советский подводный флот. Однако военная служба у него не пошла. Хотелось денег, молодой офицер подрабатывал фарцовкой (торговля импортными товарами на черном рынке). А там за день можно было поднять больше, чем в армии за месяц.

Морской офицер и барыга на черном рынке — не очень совместимые понятия (в то время во всяком случае). В итоге в 1980 г. офицер Трабер ушел с флота и устроился… буфетчиком в пивбар «Жигули» в центре Ленинграда. Много лет при СССР и потом в 1990-е этот бар был из одним самых злачных мест в городе.

Известный питерский певец в стиле шансон Михаил Шелег даже песню написал про него:

Пива можно было выпить, но разбавленного. Это был еще один прибыльный теневой бизнес. Трабер освоил и его. К нему добавилась еще торговля золотом и антиквариатом — в них вкладывали свои сбережения богатые люди того времени: цеховики, теневики и т.п.

Плюс ко всему советская теневая экономика, как минимум, с 1970-х гг. была неплохо интегрирована с уголовным миром. Подпольные миллионеры платили уголовникам, чтобы те защищали их от других уголовников. Центром этого подпольного царства в СССР была Грузия. Там было больше всего цеховиков, они платили кавказским ворам в законе, которых на этой почве развелось неимоверное количество.

Среди этих грузинских бандитов был один авторитет, который по жизни имел особые связи с Питером и частенько брал у Трабера антиквариат. Это вор в законе Джаба Иосилиани. Трабер с Джабой были хорошо знакомы. Позднее, после распада СССР, Джаба стал крупным политическим деятелем в независимой Грузии.

Джаба Иосилиани в 90-х в период его увлечения политикой.

Джаба в национальном костюме. Редкий кадр, как Ельцин жмет руку вору в законе.

Трабер в отличие от Джабы никогда не сидел и вором в законе не был. Но в 1990-х гг. он тоже выбился в крутые авторитеты: начал с антикварного рынка Петербурга, подмяв его под себя. Потом последовал захват питерского порта, многочисленных нефтебаз, заправок, гостиниц и других активов в Петербурге и области. Так постепенно сложилась империя Антиквара.

Трабер сколотил собственную «выборгскую» бригаду из отборных отморозков («лучший друг папы»), которые обложили данью Выборг и окрестности. Эта бригада влилась в «расширенную» тамбовскую ОПГ, где Антиквар стал одним из признанных лидеров.

В этой тамбовской ОПГ Трабер был немного белой вороной. Большинство её вожаковбыли классические «блатные»: по две-три судимости за плечами, образование — спортзал и тюрьма, трудовая биография — рэкет и убийства. Трабер отличался на этом фоне – выпускник серьезного военного училища, бывший член КПСС (вступил в 22 года, еще курсантом), по жизни — торгаш и барыга с многолетним стажем. Однако в 1990-х он тоже вошел в роль блатного пахана и она ему очень нравилась.

Это израильский бизнесмен Максим Фрейдзон (Макс-Оружейник), знакомый Трабера по Питеру 1990-х гг.

Из интервью Фрейдзона для радио «Свобода»:

«Илья … совмещал какие-то бизнес-навыки (торговля антиквариатом, работа барменом в пивном баре) и понятный и часто гротескно акцентируемый бандитский имидж: было как раз странно, что он его педалировал, чего не делали другие представители преступного мира этого уровня. Он служил связующим звеном, умел более-менее связано разговаривать, складывать, вычитать и умножать цифры, вычислять проценты».

Вот это вот умение быстро «складывать и вычислять проценты» и «служить связующим звеном» было очень ценно. Потому что огромную роль в возвышении Трабера на олимп преступного мира сыграли его связи с ФСБ и мэрией, и прежде всего с вот этими двумя людьми:

Это два старых друга по ленинградскому КГБ. В начале 1990-х оба уволились из органов. Путин стал замом Собчака в мэрии, а Корытов – замом Трабера в его банде. Путин в мэрии курировал экономику, Корытов в банде Трабера — силовой блок и связи с крышей. А крышей у Антиквара стало питерское ФСБ. Там у Корытова с Путиным осталась масса сослуживцев на высоких должностях.

В 1990-е начальником УСФБ Петербурга был путинский друг Черкесов, его замом – Григорьев (свидетель у Путина на свадьбе), в первой половине 1990-х начальником отдела по борьбе с контрабандой был Виктор Иванов, начальником экономической контрразведки – Патрушев и т.д.

Когда Путин познакомился с Трабером? — Это до сих пор покрыто тайной. В 2011 г. пресс-служба Кремля в ответ на вопрос «Новой газеты» сообщила, что Путин и Трабер познакомились при организации «Петербургского нефтяного терминала» (ПНТ) в морском порту. Т.е. в 1995 году. ПНТ был создан в июне 1995 г. при участии Трабера, а Путин курировал это дело со стороны мэрии.

Однако пресс-служба Путина, как обычно, врёт. Собчак был избран мэром Петербурга 12 июня 1991 г. На его инаугурации присутствовал Трабер, который преподнес новоиспеченному мэру бронзовый бюст Екатерины II. И как писала питерская пресса, Собчака с Трабером свел именно Путин. Так что Вова с Антикваром явно были знакомы ДО приватизации порта, уже в 1991 г., как минимум.

По сути Трабер – одна из самых старых связей Путина в преступном мире. Она длится уже более 25 лет – и при Путине-президенте они продолжали сотрудничать и имели общий бизнес (об этом мы тоже еще поговорим чуть ниже).

3.Бандитский порт.

Большой порт Санкт-Петербурга – огромное предприятие. К моменту распада СССР тут было полсотни причалов для самых разных грузов, нефтебаза, склады, буксирный флот, здесь же базировалось Балтийское морское пароходство, крупнейшее в России. Все это было захвачено и попилено бандитами.

Приватизация порта началась в конце 1992 г. Он был преобразован в акционерное общество, а его акции поделили на три больших пакета, округленно: 51+29+20.

51% — трудовому коллективу, 29% — мэрии Петербурга в лице КУГИ (Комитет по управлению городским имуществом) и 20% остались у федеральных властей. Еще одна важная деталь: 29% акций мэрии сделали привилегированными, т.е. без права голоса. Как потом выяснилось – по ошибке. Изначально они должны были быть голосовать. Но из-за «технической ошибки» неких клерков в КУГИ в 1993 г. этот пакет был сделан не-голосующим.

Причем эта «техническая ошибка» сильно облегчала задачу тем, кто хотел захватить порт. Ведь если из 100% акций только 71% голосуют, то достаточно скупить у работников порта, людей в массе небогатых, пакет в 35-36% — и порт твой (что в итоге и произошло). Поэтому «техническую ошибку» 1993 г. никто в КУГИ не торопился исправлять.

К началу 1997 г. Трабер и братва скупили уже не менее 40% акций. Купленные акции собрали на оффшорной фирме «Насдор» (Nasdor) из Лихтенштейна. Дальше оставался последний этап: назначить своих менеджеров. Для этого планировалось созвать внеочередное собрание акционеров и на нем поставить в порт свою управляющую компанию.

Её специально создали для этого случая и назвали «ОБИП» — Объединение банков, инвестирующих в порт. В шутку ОБИП расшифровывали как «Объединение бандитов, инвестирующих в порт».

Естественно, Трабер всю эту навороченную схему с оффшором из Лихтенштейна, ОБИПом в качестве органа управления портом, придумал не сам. Ему помогал компаньон и советник Дмитрий Скигин (это с которым они позднее проходили по одному делу в Монако).

Дмитрий Скигин, финансист тамбовской ОПГ.

Большую роль в захвате порта сыграл также некий Алексей Миллер, который до 1996 работал у Путина в мэрии, а в 1996-99 у Трабера в порту (он был там «директор по инвестициям»).

Вот такие кадры воспитал для страны Антиквар.

И все шло у них хорошо, но тут у Трабера и «бандитов, инвестирующих в порт» возникла проблема: глава КУГИ и вице-губернатор Петербурга Михаил Маневич. Причем последний как глава КУГИ подчинялся не только мэру, но и Москве. Маневич был членом команды Чубайса, руководившей процессом приватизации в стране в 1990-х гг.

Михаил Маневич.

В 1997 г. Маневич вдруг решил исправить «техническую ошибку» и все же перевести городской пакет 29% в разряд голосующих акций. Москва его поддержала. А ведь это в корне меняло расклад. Контрольный пакет у бандитов уплывал. Вся многолетняя скупка акций Трабером грозила пойти крахом.

Что двигало Маневичем, так и осталось неясным. Но это точно был не внезапный припадок честности. Маневич был главой КУГИ с 1994 г., он дружил семьями с Трабером. Он не раз помогал бандитам в захвате собственности и не только в морском порту. Весьма дружен с Трабером был и первый зам Маневича в КУГИ – некто Герман Греф.

Что же произошло между друзьями в 1997? – Наиболее правдоподобная версия состоит в том, что Маневич пошел против Трабера не сам, а просто выполнял указание из Москвы — от Анатолия Чубайса. В обмен на перевод акций в голосующие ему обещали хорошую должность в столице на федеральном уровне. Если так, то московское начальство, решая какие-то свои вопросы, подставило Маневича под пули…

Михаил Маневич, его жена Марина (справа) и коллеги по работе – Анатолий Чубайс и Альфред Кох.

Итак, Маневич в 1997 встал на пути у братвы. Перевод 29% городской доли в порту в разряд голосующих акций никак Трабера не устраивал.

18 августа 1997 г. , утром, Маневич с женой вышли из дома, сели в служебное «Вольво» и поехали на работу…

Работал профессионал. Стрелял из «Калашникова», с чердака, из очень неудобной позиции, ему пришлось высунуться чуть ли не наполовину из слухового окна. Восемь выстрелов через крышу и заднее стекло. Маневич успел только крикнуть «Марина!», она бросилась на пол и её легко ранило. Маневич лежал на заднем сиденье, из-под ключицы у него бил фонтан крови, вспоминала жена. Она пыталась заткнуть его пальцами, но бесполезно. Пуля прошла через сонную артерию.

Почерк исполнителя был уникальный: убийца не пользовался перчатками, а смазал руки кремом. Так более плавный спуск курка, что важно при стрельбе с дальней дистанции. И отпечатков не остается. Сделав свое дело, он бросил автомат и ушел по крышам домов.

Официально убийство Маневича не раскрыто до сих пор, 20 лет прошло. Хотя в бандитском Петербурге 90-х многие прекрасно знали, чей это был почерк с кремом. Бригада братьев Челышевых – бывшие военные диверсанты ГРУ, работавшие на тамбовскую ОПГ.

После убийства Маневича Греф занял его должность. Он был более покладистым. В порт не лез. На 29% акций не покушался. Траберу угождал.

2007-й год. 10 лет спустя. Греф и другие на могиле Маневича.

Из воспоминаний В.В.Путина ( «От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным». Москва, 2000 г.):

«Миша [Маневич] был потрясающий парень. Мне так жалко, что его убили, такая несправедливость! Кому он помешал?..»

Кому он помешал? — Вам ли не знать, г-н Путин. Спросите у Трабера. И потом, при перепродаже порта в конце 90-х группе московских бизнесменов (Южилин и компания), разве Скигин не выплатил вам вашу долю? Вот тут близкие друзья Скигина говорят, что вас там не забыли. Так что смерть «потрясающего парня Миши» вам была очень даже выгодна. Или вы уже не помните? Такая мелочь по сравнению с украденным позднее, что затерялось просто?

4.Терминалы.

Важный момент в захвате питерского порта в 1990-х гг. состоит в том, что порт приватизировали, так сказать, оптом и в розницу. Т.е. пока в 1993-97 гг. шла скупка контрольного пакета у работников, по ходу дела его еще и растаскивали по частям: то один причал уходил в аренду на 10-20 лет за копейки, то другой.

Самым лакомым куском была портовая нефтебаза или как её называли — «нефтеналивной район». Через него проходил экспорт нефтепродуктов, заправка (бункеровка) судов.

В июне 1995 г. нефтебазу отдали в аренду фирме «Петербургский нефтяной терминал» (ПНТ), за которой стояли бандиты из тамбовской и малышевской ОПГ, а также вице-мэр Путин, который пробивал это решение.

Трабер-Антиквар там тоже участвовал через фирму ИЮБ «Петер» (информационно-юридическое бюро «Петер») и лихтенштейнские оффшоры.

Бывшая портовая нефтебаза вскоре расширили, она стала приносить братве хорошие деньги, которые они пустили на скупку контрольного пакета самого порта. Прям как у Наполеона: «Война должна кормить себя сама». Захватили нефтяной терминал — прибыль с трофея пошла, что захватить все остальное.

Автором идеи захватить портовую нефтебазу и создать Петербургский нефтяной терминал был Дмитрий Скигин. Идея ПНТ прокатила удачно, и в 1996 Скигин предложил братве новый проект: захватить по той же схеме нефтебазу в аэропорту Пулково.

Сказано – сделано. Как рассказывает Максим Фредзон, друг Дмитрия Скигина, Дима поехал к Путину, предложил откат. Они долго торговались, в итоге сошлись на 4%. Но учитывая, что бизнес планировался с выручкой в сотни миллионов долларов (монополия на заправку самолетов в огромном аэропорту), то и это очень недурно. В мае 1996 г. по распоряжению Путина нефтебаза в Пулково ушла бандитам.

В компьютерных базах среди документов питерской мэрии тех лет есть это распоряжение Путина №488-р. То самое, за которое он взял со Скигина 4%.

Фирма «Совэкс» , упомянутая в распоряжении, получила монополию на заправку самолетов в Пулково. Формально её владельцами были Скигин, Фрейдзон и оффшор из Лихтенштейна «Горизонт Интернейшнл Трейдинг» — расчетный центр и общак тамбовских в Европе. Ну по факту «Совэкс» полностью контролировался братвой.

При этом, как описывает Фрейдзон, «Совэкс» открыто не платил налоги, т.к. плату за топливо иностранные авиакомпании переводили напрямую в Лихтеншейн, на счета «Горизонт Интенейшнл». Там, же в Европе эти деньги отмывали через сеть оффшоров и делили между участниками бизнеса.

Мы вам керосин в Пулково, вы нам – деньги в Лихтенштейне. Все по-простому.

Теневые расчеты шли четко, за чем следили Трабер и Скигин. Лишь однажды завеса тайны была приоткрыта над этим оффшорным царством тамбовской ОПГ – в деле фирмы «Сотрама» в Монако в 1999-2000 гг.

В самом конце 1990-х гг., когда бандиты уже захватили порт и всю топливную инфраструктуру города, у них прошло перераспределение захваченных активов, чтоб было четко понятно, кто, с чего кормится. По словам Фрейдзона, «Совэкс» по решению братвы отошел в распоряжение Трабера. Неформальную долю Путина при этом не тронули.

Трабер и Путин владели «Совэксом» до 2007 г., после чего компания была продана консорциуму в составе «Газпрома» и «Лукойла». Вот такой гешефт вышел у Вовы с Антикваром.

5. «Мистер Трабер позвонил мистеру Грефу…»

В 2016 г. в Высоком суде в Лондоне слушалось интересное дело: питерский коммерсант Виталий Архангельский судился с банком «Санкт-Петербург». В середине 2000-х гг. Архангельский купил ряд терминалов в портах Петербурга и Выборга, для чего влез в долги, но не смог расплатиться. Кризис 2008 г. подкосил.

Невозврат кредита привел к затяжному конфликту бизнесмена и банка, который превратился в многолетнюю сагу с судами по всему миру: в России, в Лондоне, Ницце и даже на Британских Виргинских островах.

Бизнесмен Виталий Архангельский.

Ситуация усугублялась тем, что в долг Виталий взял именно у банка «Санкт-Петербург». Это учреждение с богатой историей. Банк «Санкт-Петербург» участвовал еще в путинской афере «Сырье в обмен на продовольствие» в 1991-92 г. Он же был соучредителем фирмы СПАГ в 1993 для отмыва кокаиновых денег. Мутная мафиозная контора, которая много лет была на подхвате у мэрии Петербурга.

Владельцы банка за время его работы несколько раз менялись, сегодня он формально принадлежит своим менеджерам. Но реально, как утверждает Архангельский, банком «Санкт-Петербург» в 2008-2010 гг. владели две семьи: Валентины Матвиенко и Анатолия Сердюкова. А это путинская элита: Валя-Стакан и Толя-Мебельщик.

Поэтому шансов в конфликте с банком «Санкт-Петербург» у Виталия Архангельского было немного. В 2009 банк крепко наехал на него. Аресты имущества, уголовные дела. Причем вопрос не ограничился просто возвратом кредита. Воспользовавшись его проблемами, банк захотел забрать ВСЕ активы коммерсанта себе. При этом стоимость последних намного превышала долг. Спор кредитора с должником превратился в рейдерский захват.

Летом 2009 г., когда дела Виталия были совсем плохи, он обратился к авторитету Траберу, «ночному коменданту» портов Выборга и Петербурга. Тот обещал помочь. У Трабера был свой интерес. Архангельский в 2008 г. собирался купить у него «Выборгскую топливную компанию» (сеть заправок на трассе «Скандинавия»), но сделка сорвалась из-за проблем у покупателя. Трабер обещал помочь Архангельскому перекредитоваться в Сбербанке с расчетом, что у того появятся деньги на покупку заправок.

Что произошло дальше, широкой публике стало известно весной 2016 г., когда стенограммы суда по делу Архангельского были опубликованы в Интернете юридической компанией «Кофранс» (Ницца), представлявшей его интересы.

Из протокола допроса Виталия Архангельского в суде 22.02.2016 г.:

«Он [Трабер] позвонил мистеру Грефу и организовал мне встречу с ним Москве, потом встречу с ним же в Сингапуре, т.е. я летал в Сингапур, чтоб встретится с мистером Грефом».

Оттуда же (протокол от 22.02.2016 г.):

«Мистер Трабер – давний деловой партнер Грефа, т.к. мистер Греф был руководителем комитета по имуществу в мэрии Петербурга…Мистер Трабер совершил много сделок вместе с мистером Грефом… Я поехал на один день в Москву, чтоб встретиться с Грефом, т.к. думал, что Греф сможет решить мои проблемы, учитывая влияние на него мистера Трабера или Антиквара, как его называют в преступном мире».

Ну и совсем шикарная цитата их этого суда:

«Мистер Трабер – известный уголовник, но он [мистер Греф] был вынужден встретиться со мной, чтобы угодить мистеру Траберу».

Короче, Трабер стоит выше Грефа в иерархии и поэтому Греф перед ним шестерит. Все эти откровения были на заседании суда 20.02.2016 г. Следующий допрос Архангельского был 24.02.2016 г. Опять встал вопрос о Трабере и Грефе, т.к. англичане не поняли: как глава крупнейшего госбанка стремится угодить известному уголовнику.

На что последовал ответ:

«Мистер Греф сыграл важную роль в приватизации порта Санкт-Петербурга и ряда других объектов, которые в итоге попали в руки мистера Трабера… Мистер Трабер имеет огромное влияние на мистера Грефа и последний просто не мог не встретится со мной, не мог быть не-вежливым со мной, это так, да».

Однако в итоге связи Трабера Виталию Архангельскому не помогли. Греф, конечно, хотел угодить Антиквару, но еще больше он хотел угодить Вале-Стакан и Сердюкову – хозяевам банка «Санкт-Петербург». А те как раз НЕ были заинтересованы, чтобы Архангельский получил деньги.

В итоге Архангельскому пришлось бросить все и бежать за границу. Бизнес его раздербанили, но зато он немного пролил свет (в судах) на взаимоотношения в старой питерской команде Путина. А именно на место в ней Германа Грефа. Как это ни прискорбно, но место его – у параши. Как шестерил у них в 90-е, так шестерит и сейчас.

6.Выборгский судостроительный завод.

Выборгский судостроительный завод (ВСЗ) – одна из крупнейших верфей на Северо-Западе России.

В 2000-х гг. завод переживал не лучшие времена. В СССР эта верфь специализировалась на платформах для бурения на шельфе, но в 2000-2006 гг. построила всего одно такое судно по заказу норвежцев. Завод сидел без заказов, весь в долгах и его владелец (бизнесмен Сергей Завьялов) активно искал, кому бы его продать.

Покупатели долго не находились, но в конце 2006 Завьялову, наконец, повезло. Две группы инвесторов объединились и на паях выкупили у него ВСЗ. Кто были эти покупатели?

С одной стороны, группа малоизвестных (на тот момент) бизнесменов из Петербурга: бывшие чекисты Дмитрий Горелов и Сергей Колесников; сын Дмитрия Горелова Василий, бывший военный; Николай Шамалов – бывший стоматолог и член дачного кооператива «Озеро». Часть купленных акций они оформили на себя лично, часть на фирму «Росинвест» — непонятную контору, которая регулярно получала колоссальные деньги из Швейцарии и сорила ими по всей России, покупая активы то здесь, то там.

С другой стороны, покупателями ВСЗ выступили местные инвесторы, из Выборга, которые были в городе давно и хорошо известны. Как бандиты из бригады Трабера —Александр Петров, Александр Уланов, Юрий Паймулин, Олег Цой. С ними на ВСЗ появилась и Наталья Беликова – адвокат Трабера в Выборге.

Прямо скажем, удивительный сложился альянс. Что общего между чекистом Дмитрием Гореловым, другом Путина:

И уголовником Паймулиным из банды Трабера?

Что общего между сыном чекиста Горелова Васей, которого папа пристроил в банк «Россия»

И бандитом Александром Петровым из банды Трабера? — Хотя нет, о чем это я. Он же теперь активист «Единой России» в Выборге и помощник депутата Госдумы:

Что общего между Николаем Шамаловым, соседом Путина по «Озеру», совладельцем путинского банка «Россия»

И Александром Улановым, ближайшим подручным Трабера?

А ведь все эти люди на паях купили Выборгский судостроительный завод в 2006 г. Т.е. это был как бы совместный проект.

Смысл происходящего стал понятен позже, когда в 2010 г. неожиданно сбежал за границу один из покупателей ВСЗ — бизнесмен Сергей Колесников. Причем сбежал не с пустыми руками, а прихватил с собой кучу документов и даже записи разговоров с Шамаловым и Гореловым, которые он тайно делал несколько месяцев, готовясь к побегу.

Сбежав, о рассказал много интересного. По его словам все акционеры завода из их группы (он сам, Шамалов, отец и сын Гореловы) — это просто подставные лица. Бригада виолончелистов. А работает бригада на Путина. Т.е. контрольный пакет ВСЗ купил Путин. Лично. Покупка была оплачена со счетов фирмы «Росинвест». А «Росинвест» был создан в 2005 г. специально для вложения путинских денег, хранящихся в Швейцарии.

Еще раз: Выборгский судостроительный завод в 2006 г. купили действующий президент России В.В.Путин и уголовный авторитет И.И.Трабер (Антиквар) на паях. Общий бизнес у ребят.

Больше того, этот завод в Выборге – это был не единственный и не самый большой проект по вложению денег Путина, нажитых непосильным трудом в швейцарских банках. А главный — это был грандиозный дворец под Геленджиком за 1 млрд. долл., постройку которого оплатили с «Росинвеста».

А уже плюс к дворцу «Росинвест» в 2006-2008 гг. прикупил по России несколько заводов и фабрик, которые приглянулись инвестору Путину. Доля малая (около 50 млн. долл.) пошла в Выборг на покупку ВСЗ.

Дополнительную пикантность этой истории придавало то, что личные деньги, которые Путин инвестировал в ВСЗ, ранее были украдены им из медицинского бюджета России. Из русских больниц. Украли их через фирму «Петромед», где Колесников был вице-президентом (об этом мы еще поговорим чуть ниже). Причем целью инвестиций Путина в ВСЗ было … украсть еще больше.

После покупки ВСЗ через него прогнали заказ на две буровые платформы для «Газпрома» общей стоимостью 2 млрд. долл. Правда, 90% всех работ выполнил субподрядчик — фирма «Самсунг» за 1,15 млрд. долл.

Одна из этих платформ, её потом назвали «Полярная звезда» на верфи в Корее. Всю верхнюю часть (главную) вместе с начинкой делали тут.

В принципе, «Газпром» мог и все заказать у корейцев, это обошлось бы дешевле. Но зато за счет завышения цены Путин и Трабер заработали неплохие деньги (не менее 500 млн. долл.). Для чего, собственно, вся операция с покупкой ВСЗ и затевалась.

Прогнав заказ, Путин и Траьер утратили интерес к заводу. Завод несколько лет снова прозябал, а в 2012 они его продали государству — Объединенной судостроительной корпорации. Тоже с прибылью, естественно .Вот такой гешефт получился у Вовы с Антикваром.

Вообще то, что рассказал Колесников на Западе, поначалу вызвало шок. Ему не поверили. Ведущие американские газеты отказывались это публиковать до юридической экспертизы документов и прослушки, которые он вывез. Агентство «Рейтер» провело даже собственное расследование его информации с целью перепроверки.

Но, увы, все подтвердилось. Путин, которого на Западе поначалу с радостью принимали и обхаживали, оказался еще одним диктатором Третьего мира по типу Мобуту или Мугабе. Те тоже, сидя у власти по 20-30 лет, воровали все, что плохо лежит, разглагольствуя о проклятых белых колонизаторах и африканских духовных скрепах.

7.Вова-35%.

Как бизнесмен Сергей Колесников, от которого стало известно про путинский дворец и бригаду виолончелистов Шамалова, вообще попал в ближний круг российского президента (и в указанную бригаду тоже)?

Когда-то в далеком 1992 г. при мэрии Собчака была создана коммерческая структура — фирма «Петромед». Учредителями её были Комитет по внешнеэкономическим связям мэрии (Путин), комитет по здравоохранению и два бизнесмена – Дмитрий Горелов и Сергей Колесников. Оба – бывшие чекисты. Позднее, в 1996 г., они выкупили эту фирму у мэрии, став её единоличными владельцами.

Официально «Петромед» был создан для закупок медоборудования в больницы города. Правда, оборудование закупалось импортное и, в основном, у одного поставщика – питерского филиала компании «Сименс». В этом филиале тогда работал хороший друг Путина Николай Шамалов.

Шамалов работал в питерском филиале «Сименса» с 1991 по 2008 г., сначала менеджером по продажам, потом главой филиала. Продажи для нужд города шли через «Петромед». Схема была простая: мэрия переводила в «Петромед» деньги, тот брал на них у «Сименса» оборудование — постоянно и на крупные суммы (до 50 млн. долл. в год в бытность Путина вице-мэром).

Все они (Путин, Шамалов, Горелов и Колесников) хорошо знали друг друга и работали командой: Путин в мэрии пробивал бюджет, Шамалов в «Сименсе» обеспечивал товар, Горелов и Колесников работали «прокладкой» — посредником, у которого по пути оседала часть денег. В 1996 г., как Собчака с Путиным убрали из мэрии, бизнес «Петромеда» резко сдулся. При новых властях оказалось, что без такого посредника легко можно обойтись.

Зато как в 2000 г. Путин стал президентом, «Петромед» снова расцвел. Он стал работать в масштабе страны и превратился в огромный холдинг – группу компаний в России и за рубежом с годовой выручкой 250 млн. долл. в год. Шамалова в «Сименсе» носили чуть ли не на руках – он один делал там годовой план по продажам.

Шамалов, Горелов, Колесников

Расцвет «Петромеда» при Путине произошел, конечно, не просто так. Как рассказал Колесников, как только Путин стал президентом в 2000 г., он вызвал к себе Шамалова – обсудить некие «новые возможности для бизнеса», которые открылись в связи с его (Путина) избранием на этот пост.

А возможности открылись заманчивые. Путин предложил Шамалову и «Петромеду» выгодный бизнес: он как президент РФ обеспечит их заказами на поставки оборудования в больницы России, а они ему – 35% отката со всех полученных сумм. Откат нужно было отправлять на оффшоры Путина — «Сантал Трейдинг» (Панама), «Роллинз Интернейшнл» (Британские Виргинские острова), «Ланаваль» (Белиз) и др.

Ребята из «Петромеда» с радостью согласились. Схема потоков была простая: «Петромед» получал деньги на оснащение больниц и переводил их в свои лондонские фирмы-«прокладки». Дальше часть шла на медоборудование, а часть разворовывалась — её раскидывали по «сейфам» (карибским оффшорам). По факту откат составлял даже не 35%, а все 40-45, т.к. Шамалов, Горелов и Колесников накидывали свою комиссию плюс к путинской доле.

Что за деньги приходили на «Петромед», из которых потом финансировались дворцы и другие покупки? — Деньги были двух видов:

1.Взятки Путину от олигархов замаскированные под «благотворительные взносы». Например, в июле 2001 Абрамович дал 203 млн. долл. на приборы для Военно-медицинской академии в Питере. Приборы купили, но не на всю сумму. 71 млн. из 203 Путин положил себе в карман. По оценке Колесникова в 2001-2005 гг. через их фирму таким нехитрым способом Вовочка нажил с «благотворительных взносов» около 500 млн. долл.

2.Чистое воровство из бюджета (госзаказы). Как же без них. Через «Петромед» прогоняли не только деньги частных «благотворителей» Путина, но и бюджетные средства. Как показало собственное расследование «Рейтер», в 2006-2010 гг. только через одну из лондонских фирм «Петромеда» (фирму «Грейтхилл») прошло 195 млн. долл., выделенных по нацпроекту «Здоровье». Из них 111 потратили на медоборудование, а 84 – украли (43%). Откаты перевели в оффшор «Ланаваль» в Белизе (есть такая страна, рядом с Гондурасом).

«Ланаваль» — это путинский оффшор, которым управляли Шамалов и Горелов. «Рейтеру» удалось проследить (частично), куда дальше с него пошли украденные 84 млн. долл. Как оказалось, 52 млн. из 84 были потрачены на мебель и отделочные материалы во дворец Путина под Геленджиком.

Мебель, кстати, классную купили. Да и фрески тоже ничего. Деньги на медицину потрачены с пользой.

Кстати, судя по прослушке, которую делал Колесников перед побегом, мебель и материалы для дворца ввозили в Россию… контрабандой. Путин не захотел платить пошлины. Украл чужие налоги, а сам платить не захотел.. И потребовал, чтобы Шамалов ввёз все контрабасом.

О чем это говорит? — О большом уважении Путина к обычным гражданам России (у которых он украл из больниц деньги). И о большом уважении его к российским законам, правовой культуре, так сказать. Он же юрист. Да и ленинградская улица его научила. Секция дзюдо авторитета Лени-Спортсмена. Грязные, полные шпаны, дворы у Некрасовского рынка (райончик, где Володя провел детство). Знатные были очаги правовой культуры.

Электросталь, Московская обл. Октябрь 2015 г. Центральная городская больница, детское инфекционное отделение.

Кисловодск, Ставропольский край. Апрель 2016 г. Центральная горбольница, хирургическое отделение.

Выкса, Нижегородская обл. Октябрь 2014 г. Центральная районная больница, детское инфекционное отделение.

Там же. Мебель, фрески, ну и так далее.

И таких больниц по России много. Не дошли деньги на их ремонт. Потерялись в Белизе. Нацпроект «Дворец» он же приоритетный.

Впрочем, больничные деньги Путин тратил не только на дворцы. Володя ведь не просто казнокрад, а еще и капиталист: владелец заводов, газет, пароходов. Из интервью Сергея Колесникова в июне 2011 г.:

« Когда у нас оказался сформированный достаточно значительный фонд [от откатов], то была создана компания «Росинвест», которая занялась инвестициями, использованием этих [принадлежащих Путину] денег…Мы начали несколько инвестиционных проектов. Первый проект был связан с судостроением, это Выборгский судостроительный завод…»

На вопрос, как происходил отбор «инвестиционных проектов», Колесников пояснил:

«Что-то предлагали мы — Горелов, Шамалов, я. Шамалов ездил к Владимиру Владимировичу, и там уже принималось окончательное решение».

Путин на ВСЗ в ноябре 2008 г. Мало, кто знал, что это он приехал с визитом на свой завод (свой и Трабера).

Приехал он туда не просто так. Как уже говорилось, в 2007 завод получил заказ от «Газфлота» на две буровые платформы на сумму 2 млрд. долл. При этом всю надводную часть (90% всех работ при постройке такого рода судов) выполнил «Самсунг Хэви Индастрис» — субподрядчик из Кореи. ВЗС делал только подводную (самую примитивную) часть платформ, где одни металлоконструкции. Общая сборка (соединение нижней и верхней части) проводилась в Корее.

Такая схема, когда ВСЗ делает 10% работ, а получает почти 40% денег – оптимальная с точки зрения обогащения владельцев завода (авторов схемы). С точки зрения развития судостроения в России — эффект от неё невелик. Но такой цели никто и не ставил.

В 2008 г. Путин и Трабер с помощью денег из бюджета (ВЭБ) попытались запустить в Выборгском районе такой проект – построить полностью новую современную верфь в Приморске за 1,2 млрд. долл. Результат? – Нулевой. В 2012 проект закрыт. Слишком сложно всё: строить новый завод, возиться, ждать, пока окупится. Откаты пилить – оно проще. Да и привычней как-то.

8. Эпилог.

Если в стране, где мнение народа хоть что-то весит, выяснится, что президент много лет имел общие дела с одним из главарей преступного мира — будет импичмент и независимое расследование.

Если выяснится, что этот бизнес еще и 100% коррупционный — украли из бюджета, отмыли, вложили, снова украли – такой президент войдет в историю как позорный бандитский шнырь. Который вместо того, чтобы думать об интересах простых граждан, воровал их налоги себе на дворцы.

Вот это и есть истинное место Путина в истории: вор и бандитский шнырь, поднявший с колен своих дружков – воров и бандитов, траберов, шамаловых и т.п.

взято отсюда

blog comments powered by

right-dexter.com

Трабер Илья Ильич

Автор: tasha_katze

(4)Питерский авторитетный бизнесмен

«Биография»

Родился 8 сентября 1950 года в городе Омске.

Деятельность 

В 1989 году прибыл в Петербург из вооруженных сил, где служил на флоте офицером-подводником.

Сначала работал барменом в пивном баре «Жигули».

Довольно быстро он дорос до поста администратора пивбара «Жигули» и даже закончил курсы барменов.

Видимо, накопив некий начальный капитал, занялся торговлей антиквариатом. Первой официальной коммерческой структурой, оформленной на него, стал кооператив «Русь».

Упоминался в прессе как представитель «тамбовцев», а также как имеющий отношение к ДПК «Озеро» (в частности: «Лимонка», №140, март 2000).

С именем Трабера в Ленинграде/Санкт-Петербурге связывали поджог гостиницы «Ленинградская» и убийство Михаила Маневича.

Сбежав за рубеж, Трабер занялся обустройством канала для переправки контрабанды через российско-финскую границу.

«Связи / Партнеры»

Васильев Сергей Васильевич — Авторитетный предприниматель и фактический владелец СП ЗАО «Петербургский нефтяной терминал»

Скигин Михаил Дмитриевич — Председатель совета директоров и основной владелец «Петербургского нефтяного терминала»

Миллер Алексей Борисович — Председатель правления ОАО «Газпром», заместитель председателя совета директоров компаний «Газпром нефть», «Газпромбанк» и «Согаз». Кандидат экономических наук 

Свиридов Юрий Константинович — Заместитель пресс-секретаря президента РФ

Цой Олег Владимирович — Директор по развитию ОАО «ВСЗ», бывший глава частного охранного предприятие «Орион»

Патраев Константин Николаевич — Бывший вице-губернатор Ленинградской области 

Уланов Алексей — Бывший совладелец компании «Росэст»

Беликова Наталья Сергеевна — Адвокат, владелец юридическое агентства «Юстиан». Бывший акционер Выборгского судостроительного завода

Петров Геннадий Васильевич — Вице-президент ОАО «Российские железные дороги», бывший губернатор Иркутской области (2005-2008), бывший начальник Восточно-Сибирской железной дороги

Колесников Сергей Владимирович — Бизнесмен

Ефимова Ольга — Руководитель компании «Гора девелопмент»

Руднов Сергей Олегович — Основной владелец «Комсомольской правды», владелец «Балтийская Медиагруппа»

Степанов Роман — Бывший совладелец компании «Гора»

Шамалов Кирилл Николаевич — Совладелец и Бывший Зампредседателя правления «Сибур Холдинг»

Руднов Олег Константинович — Российский медиаменеджер, основатель и президент Балтийской медиа-группы

Порядин Георгий Александрович — Бывший Глава МО «Выборгский район» Ленинградской области и «Выборгское городское поселение» Выборгского района Ленинградской области

Корытов Виктор Борисович — Бывший Заместитель председателя правления АКБ «Газпромбанк»

«Компании»

Морской порт Санкт-Петербург

«Темы»

«Посадки», Уголовные Дела, Тамбовская ОПГ

«Новости»

Михаил Скигин — РБК: «Путин появлялся в моей жизни только на экране»

В 2003 году Дмитрий Скигин, знаковая фигура Санкт-Петербурга периода постперестройки, оставил наследство 23-летнему сыну. Спустя 15 лет Михаил Скигин рассказал РБК, как он распорядился полученным состоянием

«Денег в принципе не было никаких, но зато был велосипед»

— Вашего отца Дмитрия Скигина называют «знаковой фигурой» петербургского бизнеса 1990-х. При этом информация о его семье практически не появлялась в СМИ. Можете рассказать о своем детстве?

10 эпизодов, в которых показано, как приближенные Владимира Путина и он сам вели дела, имели бизнес или просто встречались с петербуржцем Ильей Трабером, которого Испания разыскивает за отмывание денег и причастность к «тамбовской» преступной группировке

Бывшему главе «Роснефти», владельцу Независимой нефтегазовой компании (ННК) Эдуарду Худайнатову через офшоры принадлежит более 62 процентов компании «Форт», оставшейся частью которой владеет окружение бизнесмена Ильи Трабера, известного как «Антиквар». Об этом сообщает «Дождь».

Как выяснил телеканал, долей в «Форте» владеет офшор «Доломана Холдинг», которому «традиционно» принадлежали доли в компаниях, связанных с приближенным Трабера, в том числе в «Балтийском судомеханическом заводе» (БСЗ).

В первой серии сериала «Питерские» сын одного из самых влиятельных людей Петербурга Ильи Трабера Дмитрий рассказал, как отец привел его в бандитизм, вызволял из СИЗО и почему на нем род Траберов должен прекратиться.

Источник:https://tvrain.ru/teleshow/reportazh/traber_jr-443155/

Радар на пляже и патрули ФСО на вилле из «Шерлока Холмса». Для кого люди друга Путина Ильи Трабера обустроили усадьбу Селлгрена на острове в Выборгском заливе

Илья Трабер, о причастности которого к строительству объекта говорит источник Дождя, близкий к районной администрации, — согласно публикациям в прессе, один из лидеров петербургского криминального мира. Испания объявила его в международный розыск в рамках известного «дела русской мафии». Ордер на арест был выписан в отношении более десяти россиян, подозреваемых в участии в преступном сообществе и отмывании денег на территории Испании под руководством Геннадия Петрова.

История создания нынешнего объекта действительно связана с людьми, близкими к Траберу.

Вице-губернатора Патраева, который, согласно документам правительства области, контролировал передачу объекта, местные СМИ связывают с Трабером. Вместе с Натальей Беликовой — адвокатом Трабера, и Александром Улановым — бизнес-партнером Трабера он владел долей в компании «Росэст» — обладатель нескольких причалов в большом порту Санкт-Петербурга. Сейчас «Росэст» принадлежит офшору Доломана Холдинг, также, по данным Дождя, связанному с Трабером. Сын Патраева Игорь владел долями в компаниях, контролирующих вместе с приближенными Трабера мурманские нефтяные терминалы. источник: http://www.compromat.ru/page_38279.htm

whoiswhopersona.info

Илья Трабер стал совладельцем «Мосхозторга» | Бизнес

Илью Трабера СМИ называют одним из самых влиятельных бизнесменов Санкт-Петербурга. В 1990-х годах он был крупным игроком на рынке торговли антиквариатом в Петербурге, кроме того, вместе с Дмитрием Скигиным контролировал ЗАО «Петербургский нефтяной терминал» — оператора нефтеэкспортного терминала в порту Санкт-Петербурга. Трабер и Скигин также были совладельцами «Балтийской бункерной компании». В начале 2000-х годов Трабер и Скигин стали гражданами Греции и уехали из России.

В 2008 году Трабер стал фигурантом дела «русской мафии» в Испании. Тогда в ходе операции «Тройка» был задержан бизнесмен Геннадий Петров (по испанских следователей — лидер тамбовской ОПГ) и еще несколько россиян. Трабер задержан не был, так как в тот момент не был на территории Испании. В мае 2016 года Трабер был объявлен решением испанского суда в розыск, в отношении него был выдан ордер на арест. «Новая газета», со ссылкой на данные полиции Монако, называла Трабера «связанным с тамбовской преступной группировкой». В октябре 2018 года все фигуранты дела «русской мафии» в Испании были оправданы.

В вышедшем в августе 2017 года фильме телеканала «Дождь» Трабер был назван «единственным из живых авторитетов, знакомство с которым признавал Владимир Путин». В доказательство этого тезиса приводился комментарий пресс-секретаря Путина Дмитрия Пескова «Новой газете» — Песков говорил, что Трабер, работая над проектом нефтеналивного терминала, неоднократно официально обращался к руководству мэрии Санкт-Петербурга. Выход фильма стал причиной возбуждения уголовного дела о клевете.

Выручка «Мосхозторга» в 2017 году составила 2,3 млрд рублей, увеличившись за год почти в два раза, прибыль за год выросла более чем в три раза, до 183,8 млн рублей. Сеть известна тем, что открывала хозяйственные магазины на центральных улицах Москвы (этому в значительной степени помог кризис 2014 года, после которого много торговых площадей в центре города освободилось). К концу 2018 года «Мосхозторг» контролировал 65 магазинов.

www.forbes.ru

Друзья — не разлей нефть

«Новая газета» продолжает изучать бизнесы ближайшего окружения премьер-министра Владимира Путина. Сегодня мы постараемся выяснить, как связаны знакомые премьера с теми, кто подозревался полицией Монако в отмывании денег. Напомним, в 38-м...

«Новая газета» продолжает изучать бизнесы ближайшего окружения премьер-министра Владимира Путина. Сегодня мы постараемся выяснить, как связаны знакомые премьера с теми, кто подозревался полицией Монако в отмывании денег.

Напомним, в 38-м номере «Новой газеты» за 11 апреля 2011 года мы рассказывали о том, что спецслужбы и полиция Монако, расследуя факты отмывания денег, вышли, в частности, на компанию Sotrama, которая, по мнению шефа разведки княжества, была «связана с тамбовской преступной группировкой и с Путиным лично». «Новая газета» начала собственное расследование, в ходе которого нам удалось получить оперативные файлы отдела уголовных расследований департамента внутренних дел княжества Монако (копии — на сайте «Новой газеты»), в них говорилось, что бенефициаром компании Sotrama являлся умерший в Ницце в 2003 году Дмитрий Скигин — «руководитель группировки, занимающейся отмыванием доходов». В файлах полиции Монако также упоминался Илья Трабер, который «связан с тамбовской преступной группировкой» и вместе со Скигиным стоит за несколькими компаниями, «занимающимися перепродажей нефти», — говорилось в оперативных отчетах отдела уголовных расследований. В отчете также перечислялись дочерние структуры монакской Sotrama, одна из которых — Horizon International Trading из Лихтенштейна — заключала контракты на сотни миллионов долларов с крупнейшими российскими нефтяными компаниями. Как удалось выяснить «Новой газете», номинальным управлением этих нефтетрейдерских фирм занимались два юриста из города Руггель в Лихтенштейне — Маркус Хаслер и Грэхам Смит. Они, как рассказывал знакомый с ними юрист из Европы, имели когда-то «отношение к распространению коммунистической литературы» на страны Запада, а с развалом Советского Союза занялись трастовым управлением бизнесов, в том числе принадлежавших российским предпринимателям.

От экспорта леса и антиквариата до заправки самолетов

Пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков заявил «Новой газете», что «Путин никогда не имел отношения ни к компании Sotrama, ни к созданию нефтетрейдерских компаний где бы то ни было». При этом на вопрос, был ли знаком Путин с Дмитрием Скигиным и Ильей Трабером, Песков ответил, что они «в свое время работали в Санкт-Петербурге над проектом по строительству нефтеналивного терминала, в связи с чем неоднократно официально обращались к руководству мэрии Санкт-Петербурга».

Бывший российский партнер Дмитрия Скигина на условиях анонимности также рассказал «Новой газете», что Скигин был близко знаком с Владимиром Путиным и даже «не раз виделся с ним с глазу на глаз» в Кремле. А испанский адвокат Пабло Себастьян, давно знающий семью Скигина и представляющий сегодня интересы его первой жены, уверен, что Владимир Путин в бытность председателем Комитета по внешним связям (КВС) Санкт-Петербурга регистрировал немало компаний, принадлежавших Дмитрию Скигину.

Согласно положению о КВС, подписанному тогдашним мэром Санкт-Петербурга Анатолием Собчаком, на комитет возлагалась обязанность регистрировать все компании с иностранными инвестициями. Среди зарегистрированных тогдашним председателем КВС фирм нам удалось обнаружить и те, что принадлежали Дмитрию Скигину.

КВС зарегистрировал как минимум пять компаний, связанных с Дмитрием Скигиным. АОЗТ «Вингс оф Америка» было зарегистрировано в 1992 году КВС мэрии Санкт-Петербурга (регистрационный номер АОЛ-2449). Основными акционерами этой фирмы были Дмитрий Скигин и Horizon International Trading, которую полиция Монако считала дочерней структурой Sotrama. В том же году было зарегистрировано АОЗТ «Невская инвестиционная компания» (№АОЛ-3350) — среди ее акционеров были Дмитрий Скигин и все та же Horizon International Trading. В 1994 году КВС зарегистрировал АОЗТ «Совэкс Ко» (№АОЛ-6877), 50% которого принадлежало Дмитрию Скигину. В том же году председателем КВС было зарегистрировано АОЗТ «Петробилд» (№АОЛ-8040), которое занималось недвижимостью. Эта компания примечательна тем, что партнерами Дмитрия Скигина в ней были авторитетный в Санкт-Петербурге предприниматель Сергей Васильев, в покушении на которого сегодня обвиняется Владимир Кумарин (Барсуков), и Александр Крылов — нынешний начальник департамента региональных продаж «Газпром нефти». Александр Крылов в ответе на запрос «Новой газеты» подтвердил, что он был учредителем компании «Петробилд», «занимавшейся проектами по управлению недвижимости», и что был знаком с Дмитрием Скигиным и Сергеем Васильевым — они «осуществляли совместные проекты в рамках «Петробилда». Крылов также пояснил, что деятельность «Петробилда», «как любого совместного предприятия, курировалась Комитетом по внешним связям Санкт-Петербурга в рамках законодательства», но «совместных проектов с руководителем комитета Путиным компания не вела».

Пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков сообщил «Новой газете», что «через Путина как председателя комитета проходили документы о регистрации всех компаний с иностранными инвестициями». При этом Песков затруднился ответить, были ли среди них те, что удалось найти «Новой газете». «В настоящее время установить не представляется возможным», — заявил пресс-секретарь Владимира Путина.

Дмитрий Скигин начинал с экспорта леса в Карелии, однако по-настоящему богатым стал после того, как занялся нефтяным бизнесом, — с тех пор он имел отношение ко многим ключевым активам Санкт-Петербурга. Согласно отчетам об итогах выпуска ценных бумаг, Дмитрию Скигину в середине 90-х годов принадлежала компания «Сигма», которая, в свою очередь, владела 66% в ЗАО «Совэкс». Другие 34% «Совэкса» принадлежали лихтенштейнскому офшору Horizon International Trading. ЗАО «Совэкс», как и остальные фирмы, было зарегистрировано КВС.

«Совэкс» был создан на базе имущественного комплекса горюче-смазочных материалов аэропорта «Пулково», говорится на сайте аэропорта. То есть если раньше заправкой самолетов занималась простая служба, то с образованием «Совэкса» служба превратилась в фирму, а прибыль от заправки авиаперевозчиков стала доставаться не государству — на тот момент стопроцентному акционеру «Пулково» — а Дмитрию Скигину и лихтенштейнскому офшору Horizon International Trading. С тех пор «Совэкс» стал практически монопольным заправщиком всех самолетов в санкт-петербургском аэропорту, а в 2008 году компания была приобретена «Газпром нефтью» и ЛУКОЙЛом.

С развитием нефтяного и топливно-заправочного бизнеса Дмитрий Скигин вошел в тот избранный круг санкт-петербургских предпринимателей и чиновников, среди которых было множество знакомых нынешнего премьер-министра Владимира Путина. В нефтяном бизнесе Дмитрий Скигин, видимо, познакомился и с Ильей Трабером — одним из самых влиятельных бизнесменов Санкт-Петербурга.

Илья Трабер, о котором в файлах полиции Монако говорится, что он «связан с тамбовской группировкой», — хорошо известен не только в России, но и в Европе. Широкую огласку его имя обрело во время операции «Тройка», в ходе которой были задержаны предприниматели Геннадий Петров и Александр Малышев, по мнению испанской полиции, руководители тамбовско-малышевской группировки. Из материалов расследования и «прослушек» телефонов обвиняемых, которые есть в распоряжении «Новой газеты», видно, что Илья Трабер имел тесные деловые и дружеские отношения с арестованными. Трабер не ответил на вопросы «Новой газеты», переданные более месяца назад представляющим его интересы адвокатам в России.

Илья Трабер начинал свой бизнес с антиквариата — он имел отношение к ОАО «Реставрационно-коммерческий центр «Антиквар», которое решением Ленсовета в 90-х годах стало практически монополистом на рынке санкт-петербургского антиквариата. Исключительному положению компании, как считали эксперты, во многом способствовали городские власти, и в особенности тогдашний мэр Анатолий Собчак, с которым Илья Трабер был хорошо знаком. И, видимо, благодаря тесным отношениям с Собчаком Трабер мог познакомиться и с тогдашним вице-мэром Санкт-Петербурга Владимиром Путиным.

Согласно базе данных о российских предприятиях СКРИН, учредителями ОАО «Реставрационно-коммерческий центр «Антиквар» был Комитет по управлению городским имуществом (КУГИ), «Малое предприятие «Петербург» и «Информационно-юридическое бюро «Петер» («ИЮБ «Петер»).

Как говорилось в одном из постановлений арбитражного суда Северо-Западного округа за 2003 год, участниками «ИЮБ «Петер» были четыре физических лица: Илья Трабер, Виктор Корытов, Александр Уланов и Борис Шариков. Они же вместе с центром «Антиквар» были учредителями в охранном предприятии «ВИАБ». У каждого из четырех партнеров любопытная биография: достаточно отметить, что Борис Шариков — бывший сотрудник правоохранительных органов и судья, а Виктор Корытов сегодня — заместитель председателя правления Газпромбанка. Как сообщил «Новой газете» пресс-секретарь премьер-министра Дмитрий Песков, Корытов «примерно в одно время с Путиным работал в Ленинградском управлении КГБ СССР». Правда, при этом Песков подчеркнул, что они «с тех пор отношений не поддерживают». Виктор Корытов не ответил на отправленный более двух недель назад запрос «Новой газеты».

Начав с антикварного и охранного бизнесов, партнеры стали постепенно завоевывать и более крупные сектора экономики, и к середине 90-х годов «ИЮБ «Петер» уже владело долями во многих крупнейших и ключевых предприятиях Ленинградской области, в которых среди партнеров можно было найти немало близких знакомых премьер-министра Владимира Путина.

Дмитрий Скигин, Илья Трабер и друзья Путина

По данным ЕГРЮЛ, «Совэкс» Дмитрия Скигина и «ИЮБ «Петер» Ильи Трабера владели по 25% в ЗАО «Балтийская бункерная компания» (ЗАО «ББК»). Еще четверть ЗАО «ББК» принадлежала «Финансовой компании «Петролиум», аффилированной с Геннадием Петровым — авторитетным предпринимателем, арестованным в 2008 году в Испании в ходе операции «Тройка».

Принадлежавшее Петрову, Траберу и Скигину ЗАО «ББК», в свою очередь, владело 25% в «Петербургском нефтяном терминале», говорилось в отчетности последнего за 1998 год. История создания этого терминала, через который шла значительная часть российского нефтяного экспорта, весьма любопытна.

После развала Советского Союза основные мощности по перевалке нефтепродуктов оказались в странах Балтии. В связи с чем в начале 90-х годов было принято решение построить в Санкт-Петербурге современный нефтяной терминал, и проект получил название «Золотые ворота». Учредителями «Золотых ворот» стала мэрия Санкт-Петербурга, в которой тогда трудился Владимир Путин, и «Киришинефтехимэкспорт», в котором работал давний знакомый премьер-министра Геннадий Тимченко — сегодня совладелец Gunvor. Было выпущено специальное распоряжение правительства, однако «Золотые ворота» по непонятным причинам так и не открылись. Зато в 1996 году в качестве нового оператора для реализации проекта было выбрано ЗАО «Петербургский нефтяной терминал». Как рассказывал президент «Газпром нефти» (а в те времена — генеральный директор терминала) Александр Дюков, «очень серьезную помощь и поддержку» новому оператору оказывал вице-мэр Владимир Путин.

И в итоге, согласно отчетности компании, совет директоров ЗАО «Петербургский нефтяной терминал» возглавил Илья Трабер, а вместе с ним в совет вошел и Дмитрий Скигин. Интересно, знал ли в то время вице-мэр Владимир Путин, оказывая «серьезную поддержку» новому оператору нефтяного терминала, что оказывает он ее людям, один из которых будет впоследствии арестован в Испании, а двое других будут упоминаться в оперативных сводках отдела уголовных расследований полиции Монако?

Благодаря столь весомой административной поддержке терминал заработал и стал использоваться нефтетрейдерами, в том числе и Геннадием Тимченко, торговавшим в то время нефтью Киришского НПЗ, от которого был проложен нефтепровод к нефтяному терминалу в Санкт-Петербурге. «Компании, принадлежащие Геннадию Тимченко, пользуются услугами санкт-петербургского терминала более 15 лет», — рассказал «Новой газете» представитель совладельца Gunvor. Имя Геннадия Тимченко вместе с именами Дмитрия Скигина и Ильи Трабера также упоминается в оперативных файлах полиции Монако, однако Тимченко через своего представителя заявил, что он был знаком с Дмитрием Скигиным, но не осуществлял с ним никаких совместных проектов.

Благоволил вице-мэр Владимир Путин и другой ключевой компании Санкт-Петербурга, к которой имели непосредственное отношение те, кто находился в поле зрения полиции Монако. «Петербургская топливная компания» («ПТК») создавалась по инициативе мэрии Санкт-Петербурга, а в 1995 году, как говорится на сайте компании, мэрия уполномочила «ПТК» «осуществлять снабжение нефтепродуктами предприятия городского хозяйства, обеспечивать хранение городского резерва и мобилизационного запаса нефтепродуктов». В марте 1995 года Владимир Путин подписал распоряжение мэрии, согласно которому «ПТК» поручалось «приобрести и хранить городской резерв автомобильного топлива», что практически сделало «ПТК» монополистом на бензиновом рынке.

При создании «ПТК» в 1994 году, как говорится на сайте компании, среди ее акционеров был банк «Россия», совладельцы которого — давние знакомые нынешнего премьер-министра, учреждавшие с ним кооператив «Озеро», — Юрий Ковальчук и Николай Шамалов. Любопытно, что в 1998–1999 годах совладельцем банка «Россия» был и арестованный в Испании Геннадий Петров, которого один из обвиняемых по «испанскому делу» называл «другом Путина». Другим акционером «ПТК» при создании, как говорится на сайте компании, было принадлежавшее Илье Траберу и сослуживцу Путина Виктору Корытову «ИЮБ «Петер».

После 1996 года структура собственности и управления «ПТК» поменялась. Согласно отчетности компании, генеральным директором, а затем и председателем совета директоров стал другой давний знакомый Владимира Путина — Владимир Смирнов (руководитель кооператива «Озеро»), а вице-президентом стал находящийся сегодня под следствием Владимир Кумарин (Барсуков).

5% «ПТК» стали принадлежать однокурснику Владимира Путина — Виктору Хмарину через компанию «Вита-Х». А более крупные пакеты акций достались ЗАО «Петролиум» (12%), аффилированному с Геннадием Петровым, и «Балтийской бункерной компании» (13%), которую контролировали фирмы Дмитрия Скигина и Ильи Трабера. И несмотря на то, что крупнейший пакет «ПТК» (14 %) держал город в лице КУГИ, если сложить доли, принадлежавшие через различные структуры Геннадию Петрову, Илье Траберу и Дмитрию Скигину, можно предположить: именно они вместе с Владимиром Кумариным (хотя он официально в число акционеров и не входил) владели бензиновым монополистом, который пользовался весомой поддержкой мэрии Санкт-Петербурга и Владимира Путина.

Однако вскоре пути бывших партнеров по «Петербургской топливной компании» разошлись. И камнем преткновения, видимо, стал более ценный актив — Петербургский нефтяной терминал. В конце 90-х — начале 2000-х годов Дмитрий Скигин и Илья Трабер, став гражданами Греции, перебрались за границу. Как рассказывал «Новой газете» бывший партнер Скигина, он уезжал, чтобы быть поближе к центрам управления бизнеса в Монако и Лихтенштейне. И, как считали участники рынка, совладельцем нефтяного терминала стал влиятельный питерский бизнесмен и давний партнер Дмитрия Скигина Сергей Васильев.

В 2006 году на Сергея Васильева было совершено покушение, в его организации сегодня обвиняется находящийся под следствием Владимир Кумарин (Барсуков). Газета «Ведомости», ссылаясь на мнение двух предпринимателей, знакомых с Сергеем Васильевым и Геннадием Тимченко, предполагала, что это совладелец Gunvor «мог убедить» Владимира Путина изолировать Владимира Кумарина от общества. Кумарин, по словам собеседников газеты, не смог договориться с Сергеем Васильевым по поводу терминала, после чего на последнего было совершено покушение. Оправившись, Васильев, по версии «Ведомостей», мог попросить помощи у Геннадия Тимченко в обмен на долю в терминале. Геннадий Тимченко заявил «Новой газете», что «эти утверждения не соответствуют действительности» и что ни он сам, ни принадлежащие ему компании не владеют долей в терминале. Владимир Кумарин (Барсуков) на вопросы «Новой газеты» не ответил.

Как бы то ни было, нетрудно догадаться, кто вышел победителем в этом конфликте. Некогда самый влиятельный бизнесмен Санкт-Петербурга Владимир Кумарин сегодня под следствием, а ЗАО «Петербургский нефтяной терминал», согласно отчетности компании за 2008 год, принадлежит пяти офшорам с Кипра. Совет директоров предприятия возглавляет Михаил Скигин — старший сын Дмитрия Скигина. Михаил Скигин на запрос «Новой газеты» не ответил.

Изучая многочисленные бизнесы знакомых Владимира Путина, безусловно, невозможно обнаружить те, что связаны с премьером лично, в связи с чем всегда возникает вопрос: действительно ли премьер заинтересован в том, чтобы бизнес был поделен между теми, кому он доверяет, или это кто-то очень удачно использует его имя для решения собственных вопросов?

www.novayagazeta.ru


Смотрите также