Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Императрица анна иоанновна биография


Анна Иоанновна

Анна Иоанновна – российская императрица из династии Романовых, племянница Петра I, находившаяся на престоле с 1730 по 1740 годы. Анна родилась 7 февраля 1693 года в царской семье в Крестовой палате Теремного дворца Московского Кремля. 

Портрет Анны Иоанновны

Родители девочки – царь Иван V и царица Прасковья Федоровна – воспитали еще двух дочерей: старшую Екатерину и младшую Прасковью. С раннего возраста Анна вместе с сестрами обучалась русской грамоте, арифметике, географии, танцам, немецкому и французскому языкам. Учителями царевен были Иоганн Христиан Дитрих Остерман (старший брат Андрея Остермана), Стефан Рамбург.

Родители Анны Иоанновны

В 1696 году Иван Алексеевич скончался, и вдовствующая царица вместе с детьми вынуждена была покинуть палаты Кремля и переехать в загородную резиденцию Измайлово, которая представляла собой усадьбу, построенную в старорусском стиле. Во дворцовом хозяйстве были разбиты фруктовые сады, многочисленные водоемы, выстроен зимний сад. В придворном театре регулярно устраивали спектакли, музыканты давали концерты симфонической музыки.

Измайлово времен детства Анны Иоанновны

В 1708 году семья умершего брата Петра I переехала в Санкт-Петербург. Торжественная процессия прибыла в новую столицу вместе с Алексеем Петровичем, с царевнами Феодосией, Марией и Натальей и вдовствующей царицей Марфой Матвеевной. В честь родственников императора был устроен большой пир с пушечными залпами и морской прогулкой по Финскому заливу. Прасковья Федоровна поселилась с дочерьми во дворце недалеко от места, где теперь стоит Смольный. Вскоре шведы начали наступление на северную столицу, и родственникам пришлось вернуться в Москву.

Войскам Петра не удавалось взять верх в Северной войне. Российскому императору необходима была поддержка прусских и курляндских правителей. Курляндия во время войны испытывала политическое давление Речи Посполитой, от которой находилась в вассальной зависимости. В 1709 году Петру удалось переломить ход действий, русские войска заняли Курляндию. Состоялись дипломатические переговоры с королем Пруссии Фридрихом Вильгельмом I, на которых было решено породнить две династии.

Войска Петра I завоевывают Курляндию

В качестве невесты была выбрана русская царевна, племянница Петра Анна, женихом – племянник прусского короля герцог курляндский Фридрих Вильгельм. После двух месяцев супружества молодой супруг скончался от простуды по дороге в Курляндию. Петр запретил Анне возвращаться на родину. Царевна прибыла в Митаве, где занимала положение вдовствующей герцогини 20 лет. Казна герцогства была опустошена длительными податями Речи Посполитой, поэтому Анне пришлось влачить скромное существование. Герцогиня много раз писала Петру I, а затем его вдове с просьбами о материальной помощи.

Начало правления

В 1730 году скончался император Петр II, и возникла необходимость выбора нового правителя. На совещании тайного совета было выдвинуто шесть кандидатур на российский престол: сын скончавшейся герцогини Анны Петровны – Петр-Ульрих, вторая дочь Петра I – цесаревна Елизавета Петровна, первая жена Петра I – Евдокия Феодоровна Лопухина, и три дочери царя Иоанна Алексеевича.

Князья Дмитрий Голицын и Василий Долгоруков предложили пригласить Анну Ивановну, которая двадцать лет находилась в стесненных обстоятельствах и могла пойти на необходимые аристократии уступки. Тайный совет поддержал выбор, и герцогине было отправлено письмо со списком «кондиций» – условий, ограничивающих самодержавную власть в пользу Тайного совета.

Дмитрий Голицын и Василий Долгоруков

Анна подписала документ в Митаве 25 января (по ст.ст.), по которому обязана была заботиться о распространении православия в России, не вступать в брак, не совершать крупные внешнеполитические действия без согласия Тайного совета, не менять налоговую систему, не назначать приемника по своему усмотрению. 15 февраля Анна Иоанновна прибыла в Москву, где через неделю ей присягнули военные и высшие государственные сановники.

Анна Иоанновна разрывает Кондиции

Но 25 февраля оппозиционеры Тайного совета – Андрей Остерман, Гавриил Головкин, архиепископ Феофан (Прокопович), Петр Ягужинский, Антиох Кантемир, Иван Трубецкой – представили царице челобитную о восстановлении абсолютизма. Анна Иоанновна, выслушав прошение, разорвала «кондиции», и через три дня состоялась новая присяга самодержавной правительницы, а в конце апреля – венчание Анны на царство. Тайный совет был упразднен в пользу правительствующего Сената.

Внутренняя политика

Во время правления Анны Иоанновны внешней и внутренней политикой занимались приближенные – канцлер Андрей Остерман и фаворит Эрнст Иоганн Бирон, получивший благосклонность от Анны еще во время герцогства в Курляндии. Армией руководил фельдмаршал немецкого происхождения Христофор Миних. Анна не благоволила русской знати, предпочитая окружать себя иностранцами. Период правления Анны Иоанновны современники называли «бировщиной», так как фаворит императрицы обладал фактически неограниченными возможностями.

Вице-канцлер граф Андрей Иванович Остерман

С 1730 года по заведенной традиции казначейство начало выпуск монет с изображением новой императрицы. В 1731 году была создана правящая структура – Кабинет министров, а также два новых военных полка – Измайловский и Конный, укомплектованные иностранцами и солдатами из южных губерний. В этом же году появился Сухопутный шляхетский кадетский корпус для обучения дворянских наследников, через год повысились офицерские жалования. Были открыты училище для подготовки чиновников и многочисленные семинарии, в том числе и при Академии. Укреплению православия способствовало введение закона о смертной казни за богохульство.

Монеты с изображением Анны Иоанновны

Во второй половине 30-х годов было окончательно узаконено крепостное право, заводские рабочие объявлены собственностью владельцев предприятий. После введения мер ужесточения наметился рост промышленности, и уже вскоре Россия заняла первое место в мире по выпуску чугуна. Участники составления первоначальных требований для императрицы были арестованы и сосланы по тюрьмам или ссылкам. К сороковому году среди министров созрел заговор против Анны Иоанновны, который был раскрыт, а организаторы и участники – министр Артемий Волынский, архитектор Петр Еропкин, советник адмиралтейской конторы Андрей Хрущев – казнены.

Шуты при дворе Анны Иоанновны

Сама Анна Иоанновна не отличалась талантом управления государством. Большую часть императорского времени царица тратила на увеселения – создание маскарадов, проведение балов и на охоту. При дворе императрицы содержалось около сотни карликов и гигантов, шутов и шутниц. В истории того времени зафиксирована юмористическая свадьба, устроенная при дворе царицы между князем Михаилом Голицыном-Квасником и уроженкой Калмыкии Авдотьей Бужениновой. Анна Иоанновна благоволила театральному искусству. Во время ее правления в России началась мода на итальянскую оперу, был построен театр на 1000 мест, открыта первая балетная школа.

Внешняя политика

Делами внешней политики занимался А. Остерман, который в 1726 году уже добился мирного договора с Австрией. Благодаря победе России в военном конфликте с Францией за польское наследие, в 1934 году в Варшаве на престол был возведен король Август III. Четырехлетняя война с Турцией закончилась в 1739 году на невыгодных для России условиях, подписанных в Белграде.

Личная жизнь

В 1710 году Анна вышла замуж за герцога Курляндии Фридриха Вильгельма. В честь свадьбы Петр I устроил торжество, которое продлилось более 2 месяцев. Во время пиров знать пресыщалась едой и вином. Перед поездкой домой герцог занемог, но не придал значения недугу. Выехав экипажем, Вильгельм скончался в первый же день поездки. Не имея возможности возвратиться к родным, Анна Иоанновна вынуждена была поселиться в Курляндии.

Анна Иоанновна и Фридрих Вильгельм

Придворные были враждебно настроены против молодой вдовы, и единственным другом, а затем и фаворитом герцогини стал российский резидент Петр Михайлович Бестужев-Рюмин. В 1926 году Анна намеревалась выйти замуж за графа Морица Саксонского, но свадьбу расстроил князь Александр Меншиков, который планировал сам стать герцогом Курляндии.

Анна Иоанновна и Эрнст Иоганн Бирон

В 1727 году князь был отозван в Россию, а новым фаворитом Анны стал Эрнст Иоганн Бирон. Предполагается, что будущая российская императрица родила от Бирона сына. Своего фаворита Анна Иоанновна забрала позднее в Россию и сделала соправителем.

Смерть

Императрица Анна Иоанновна скончалась 17 октября (по ст.ст.) 1740 г. в Санкт-Петербурге. Причиной смерти царицы стала почечная болезнь. Могила царицы находится в Петропавловском соборе. В завещании престолонаследником императрица указала потомков ее родной сестры Екатерины Мекленбургской.

Память

События XVIII века представляют интерес не только для историков, но и для кинематографистов. Не раз биография императрицы Анны становилась основой сюжета исторических документальных или художественных фильмов. В 80-е годы в фильмах «Баллада о Беринге и его друзьях», «Демидовы», «Михайло Ломоносов» роль Анны Иоанновны исполняли актрисы Нонна Мордюкова, Лидия Федосеева-Шукшина, Мария Полицеймако.

В многосерийном цикле «Тайны дворцовых переворотов. Россия, XVIII век», который вышел на экраны в начале 2000-ных годов, царицу Анну сыграла Нина Русланова, а в 2008 году ее роль исполнила Инна Чурикова.

Page 2

Татьяна Ткач

Актриса театра и кино, народная артистка Российской Федерации

24smi.org

Биография Анны Иоанновны

Анна Иоанновна (28.01.1693 – 17.10.1740) – российская императрица (династия Романовых), дочь Ивана V, племянница Петра I. Годы царствования: 1730-1740, период получил название «бироновщина».

Детство

Анна родилась в Московском Кремле, отец ¬ – царь Иоанн V, мать – царица Прасковья Федоровна. После смерти царя в 1696 году вдова с тремя дочками: Екатериной, Анной и Прасковьей, перебралась в подмосковную усадьбу Измайлово. Две старшие дочери – Мария и Феодосия – умерли в младенчестве.

Семья имела внушительный штат придворных. Жизнь в Измайлово была спокойной и далекой от нововведений. Резиденция насчитывала два десятка прудов, многочисленные фруктовые сады, виноградники, оранжереи с заморскими цветами. Маленькие царевны обучались математике, географии, немецкому и французскому языкам, танцам. Прасковья Федоровна лелеяла лишь свою старшую дочь, с Анной отношения не складывались.

Когда Петр в 1708 году принял решение переселить всех членов царской семьи в столицу, Анна с матерью и сестрами приехала в Петербург, где царь оказал торжественный прием. Однако вскоре они вернулись в Москву из-за угрозы со стороны шведской армии. Семья окончательно перебралась в Петербург только после Полтавской битвы, в столице специально для них был построен дворец.

Замужество

Во время Северной войны Петру необходимо было позаботиться об укреплении влияния своей страны на международной арене. Курляндское герцогство, к которому подобрались русские владения, было ослаблено, и после появления русской армии в Курляндии Петр решил выдать замуж за молодого герцога представительницу русской царской фамилии. Царица Прасковья Федоровна из своих дочерей выбрала Анну.

Несмотря на то, что в сохранившемся письме Анна радостно объясняется жениху в любви, есть версия о том, что девушка противилась этому замужеству. В народе даже сложилась песня о бедной Анне, которую отдают в чужую землю. Брак оказался недолгим. После свадьбы, которая состоялась в конце 1710 года в Петербурге, по дороге в Курляндию герцог Фридрих-Вильгельм умер в январе 1711 года от чрезмерного алкогольного возлияния. Накануне молодой муж соревновался с царем в искусстве пития. Анна вернулась к матери.

Герцогиня Курляндии

В 1712 году по велению Петра она все же отправляется в Курляндию, где согласно брачному договору она должна была проживать и быть соответствующим образом обеспечена. Однако по прибытии в Митаву молодая вдова и сопровождавший ее дипломат П. Бесстужев-Рюмин обнаружили полное разорение, замок был полностью разграблен. Анна вынуждена была самостоятельно восстанавливать всю обстановку, чтобы сделать его пригодным для житья.

Позже до России дошли слухи о связи герцогини со своим помощником Бесстужевым. Прасковья Федоровна была в гневе и требовала отозвать его из Курляндии. Разобраться в ситуации отправился брат царицы В. Салтыков, который не смог найти компромисса с Бесстужевым и лишь усугубил и без того натянутые отношения между Анной и ее матерью.

Тогда молодой герцогине оказывала поддержку и защиту царица Екатерина, жена Петра.

В 1726 году Анна получила предложение о замужестве от сына польского короля графа Морица, решившего стать обладателем герцогского титула. Амбициозный и обаятельный Мориц пришелся ей по нраву, и она согласилась. Склонив на свою сторону также курляндское дворянство, он собирался стать герцогом. Такое поведение графа вызвало со стороны России тревогу. В Курляндию был отправлен князь А. Меншиков, у которого также было в планах герцогство. Разочарованная Анна пыталась снискать поддержки императрицы, но ничего не вышло. Мориц был изгнан из Курляндии, но Меншиков также не добился трона.

Бирон – курляндский дворянин низкого происхождения, ставший регентом Российской империи

Эта ситуация ухудшила положение вдовствующей герцогини, разгневанное дворянство сократило и так скромные расходы на содержание ее двора. В 1727 году Бесстужев-Рюмин был вызван из Курляндии в Россию благодаря стараниям расстроенного неудачей князя Меншикова. Анна была очень привязана к помощнику, в отчаянии написала более двадцати писем с безуспешными мольбами оставить его.

Вскоре в ее жизни появляется Эрнст Бирон – дворянин, служащий в канцелярии герцогини. Он полностью заменил собой Бесстужева. По слухам, его младший сын Карл, родившийся в 1928 году, был ребенком Анны, но точной информации по этому вопросу нет. Известно лишь, что герцогиня была сильно привязана к Карлу Эрнсту, привезла с собой в Россию, и до десятилетнего возраста мальчик спал в ее спальне.

Коронация Анны Иоанновны, Успенский собор

Российская императрица

В январе 1730 года умирает Петр II, который собирался жениться на княжне Долгорукой, но не успел. Родственники княжны подделали завещание императора, решив возвести ее на престол. Но Верховный тайный совет, собравшийся после смерти Петра, не поверил такому завещанию и утвердил императрицей Анну. При этом члены Совета написали Кондиции,значительно ограничивавшие возможности будущей императрицы в свою пользу. Анна подписала документы, но к ее приезду в Москву в обществе прошел слух о затее Верховного совета. У Анны было достаточно сторонников, в том числе императорская гвардия.

В конце февраля князь Черкасский подал императрице челобитную с подписями дворян, просивших пересмотреть Кондиции. Кроме того, с челобитной о восстановлении самодержавия пришел князь Трубецкой, а гвардия страховала дворец и императрицу от волнений. В итоге Анна была провозглашена самодержавной императрицей. Однако положение Анны Иоанновны оставалась неопределенным. Она по-прежнему не имела сильной политической опоры, различные дворянские группировки в течение двух лет боролись за влияние на императрицу.

Анна Иоанновна разрывает Кондиции (И. Шарлемань)

Сама императрица принимала мало политических решений. Наиболее приближенным советником Анны был вице-канцлер Остерман. Позже были призваны к императорскому двору Бирон, Левенвольде, Миних. Русская аристократия была недовольна «немецким» влиянием и хотела сместить Остермана. После двухлетнего противостояния перевес одержала «немецкая партия», но внутренние разногласия помешали ей стать единой политической силой. Миних и Левенвольде были отправлены в Польшу, и фаворит императрицы Бирон стал продвигать ко двору представителей собственного окружения.

Программа правления Анны Иоанновны включала ранее нереализованные проекты и решение насущных проблем: реформирование армии, восстановление власти Сената, доработка Уложения, пересмотр штата чиновников, реформа флота. Верховный тайный совет был распущен. В 1730 году была создана Канцелярия тайных розыскных дел, имевшая целью не допустить заговоры и перевороты. В результате активной работы этого органа более 20 тысяч человек было отправлено в ссылку в Сибирь, около тысячи ¬– казнены. Жестоким казням подверглись также вельможи, представлявшие угрозу власти: князья Долгорукие, кабинет-министр Волынский.

Шуты при дворе императрицы (В. Якоби, 1872)

Возможно, более чем дела государственные Анна любила развлечения, красивые наряды. Ее постоянно окружали шуты, а расходы на балы, развлекательные мероприятия и содержание двора были огромными. Внешность Анны была приятной: темноволосая с голубыми глазами и крупной фигурой. Поведение соответствовало положению, в действиях демонстрировалось достоинство и торжественность. Современники характеризуют ее как щедрую, властолюбивую и своенравную. Императрица скончалась в 1740 году от подагры, завещав трон внуку своей сестры Екатерины Иоанну Антоновичу, к матери которого – Анне Леопольдовне – относилась , как к собственной дочери. Регентом был назначен Бирон.

Основные вехи правления Анны Иоанновны

Годы Событие
1730 Отмена Кондиций, восстановление самодержавия
1730 Роспуск Верховного тайного совета
1730 Издание указа, отменяющего единонаследие
1731 Создание Кабинета министров, Канцелярии тайных дел
1731 Новый льготный таможенный тариф, способствующий развитию торговли
1731 Открытие Шляхетского корпуса ­– училища для дворянских детей
1732 Заключение договора с Персией о торговых делах и противостоянии Турции
1733-1735 Участие в борьбе за Польское наследство
1734 Заключение договора о взаимном сотрудничестве с Англией
1734 Запрет для крестьян открывать суконные фабрики
1735 Заключение договора о торговле с Ираном
1736 Запрет собственникам фабрик покупать деревни
1735-1739 Война с Турцией
1736 Снижен срок службы дворян – до 25 лет

stories-of-success.ru

Императрица Анна Иоанновна: биография и правление

Портрет императрицы Анны Иоанновны, Луи Каравак

  • Годы жизни: 7 февраля (28 января с. ст.) 1693 г. – 28 (17 с. ст.) октября 1740 г.
  • Годы правления: 26 (15) февраля 1730 г. – 28 (17) октября 1740 г.
  • Отец и мать: Иван (Иоанн) V и Прасковья Федоровна.
  • Супруг: Фридрих Вильгельм (герцог Курляндский)
  • Дети: нет.
  • Внутренняя политика Анны Иоанновны.

Анна Иоанновна (7 февраля (28 января) 1693 – 28 (17) октября 1740 гг.) – российская императрица. Она была родом из династии Романовых: мать – Прасковья Федоровна Салтыкова, а отец – Иван Алексеевич Романов.

Анна Ивановна Романова: детство и юность

Анна родилась в Крестовой палате в Московском Кремле. В 1696 году, когда ей было 3 года, скончался ее отец. После этого события Прасковья Федоровна вместе со всеми детьми (Екатериной, Анной и Прасковьей) переехала в подмосковную резиденцию, расположенную в селе Измайлово.

Воспитанием царицы активно занимались: она изучала азбуку, арифметику, географию, танцы и несколько иностранных языков. Немецкий детям преподавал Иоганн Христиан Дитрих Остерман, а французский и танцы – Стефан Рамбург.

В 1708 году Петр I перевел их в новую столицу – Санкт-Петербург. Но там семья пробыла недолго, как только стало известно, что шведы наступают, они были вынуждены вернуться в Москву.

Прасковья Федоровна вместе со своими тремя дочерьми вернулась в Санкт-Петербург только после того, как русская армия одержала победу в Полтавской битве. Они проживали во дворце, возведенном на Московской стороне.

На протяжении всей жизни у Анны были довольно тяжелые отношения с матерью. Прасковья Федоровна относилась с любовью к Екатерине (старшей дочери), но к ней же она была чересчур требовательна.

Замужество Анны Иоанновны

В 1709 году шли активные военные действия, Петр I решил заключить союз с Курляндским герцогством, чтобы укрепить свое влияние и повысить шансы на победу в Северной войне. В этом же году царь встретился с королем Курляндского герцогства Фридрихом-Вильгельмом, где они договорились, что герцог женится на одной из родственниц Петра. Выбор Петра пал на его племянниц, Прасковья Федоровна предложила свою дочь Анну.

11 ноября (31 октября) 1710 года в Петербурге прошло венчание Анны и Фридриха-Вильгельма – герцога Курляндии. Спустя два месяца молодые супруги направились в Курляндию, но в пути, спустя недолгое время, 21 (10) января 1711 года герцог скончался, а Анна стала вдовой.

После этого события Анна Иоанновна вернулась в Петербург и поселилась у матери и сестер, но прожила она там недолго.

Анна Иоанновна: жизнь в Курляндском герцогстве

11 июля (30 июня) 1712 года Петр I отправил именную грамоту в Курляндию, где потребовал подготовить резиденцию к прибытию герцогини. Анна и гофмейстер Петр Бестужев-Рюмин отправились в Митаву. Но за время отсутствия герцога замок был разграблен и опустошен, поэтому герцогине пришлось самой обустраивать свой новый дом. Средства на восстановление герцогства и на существование Анна получала от Петра I.

Герцогством управлял в основном Петр Бестужев-Рюмин, который стал фаворитом Анны.

Петр I хотел повторно выдать Анну замуж, для этого он вел переговоры с принцами разных государств, но его старания не увенчались успехом.

В 1718 – 1719 годах царь направил в Курляндию дядю Анны – Василия Федоровича Салтыкова.

В 1726 году в Курляндское герцогство прибыл внебрачный сын короля Польши Августа II граф Мориц Саксонский. Он желал получить титул курляндского герцога. Граф сделал предложение Анне, и она дала свое согласие.

29 (18) июня 1726 дворяне Курляндии признали в графе своего герцога.

Но для России, а также для ее союзников, Австрии и Пруссии, такое изменение было политически невыгодно: в случае, если герцогом Курляндии станет сын польского короля, влияние Саксонии в Речи Посполитой усилится. К Анне направили князя Александра Меншикова, который также имел личный интерес – он сам хотел стать герцогом.

Анна узнала об этом, поэтому сказала Меншикову о своем желании, чтобы он стал герцогом. Сама же направилась к жене Петра I – Екатерине Алексеевне. Они были в дружеских отношениях, царица всегда защищала Анну перед ее матерью. Но в данной ситуации Екатерина отказала в помощи, поскольку на карту были поставлен интересы Российской империи.

В результате граф Мориц Саксонский был изгнан из Курляндии, а Меншиков так и не стал герцогом.

Курляндское герцогство находилось в упадке. Дворяне уменьшили финансирование двора герцогини. Меншиков, поскольку не смог получить власть, обвинил в данных событиях фаворита Анны Ивановны – Петра Бестужева.

Несмотря на все уговоры герцогини в 1727 году Бестужев покинул Митаву.

Его место занял Эрнст Иоганн Бирон, который до этого с 1718 года служил в ее канцелярии. Он стал возлюбленным Анны.

Имеется теория, что его младший сын является сыном не жены Бирона, а Анны. Такое мнение возникло в связи с тем, что герцогиня была сильно привязана к ребенку, он даже ночевал в ее опочивальне до возраста 10 лет. Но прямых доказательств данной теории нет.

Возвращение в Российскую империю и вступление на престол Анны Иоанновны

30 (19) января 1730 года скончался российский император Петр II, после чего встал вопрос о том, кто будет следующим императором. На трон претендовала семья Долгоруковых, но Екатерина Алексеевна Долгорукова не успела выйти замуж за императора, а поэтому не могла стать царицей. Семья решила подделать завещание, по которому Петр II передал право на трон своей невесте.

Верховный тайный совет, в который входили канцлер граф Гавриил Иванович Головкин, князья Дмитрий Михайлович Голицын, Алексей Григорьевич Долгоруков и Василия Лукич Долгоруков, после кончины Петра II устроили собрание. Князья Долгоруковы предъявили завещание и потребовали передачу власти Екатерине Алексеевне. Но им никто не поверил, поэтому данное требование сразу отвергли.

В результате проведения переговоров было принято передать власть одному из потомков Ивана V, выбор пал на Анну Иоанновну.

Дмитрий Михайлович Голицын сделал предложение ограничить самодержавную власть. Для этого они составили акт – «Кондиции», в них были прописаны пункты, ограничивающие власть монарха.

В соответствие с данным документом царица не могла без Верховного совета принимать решения по следующим вопросам:

  • начинать войну или завершать, заключая мирный договор;
  • формировать новые налоги и подати;
  • решать, на что потратить средства из казны;
  • производить в чины выше полковника;
  • жаловать вотчины;
  • казнить дворянина или лишить его имущества без проведения суда;
  • вступать в брак;
  • выбирать наследника престола.

Дворяне планировали предоставить данный документ как волю народа, а после сообщить людям. Таким способом они хотели укрепить власть двух семей – Долгоруковых и Голицыных. Также они приняли в Верховный тайный совет двух своих родственников – Василия Владимировича Долгорукова и Михаила Михайловича Голицына.

В ночь 31 (20) января 1730 года в Митаву тайно выехали В. Л. Долгоруков, М. М. Голицын (Младший) и М. И. Леонтьев. Все планировалось сделать в полной секретности. Они даже не стали посылать гонца, чтобы сообщить о смерти Петра II.

Но оставить все в тайне не удалось. Были сторонники абсолютной самодержавной власти, они также отправили к Анне Иоанновне гонцов, среди них были – Павел Ягужинский, граф Рейнгольд Левенвольде и архиепископом новгородский Феофан Прокопович. Их целью было сообщить Анне о плане Тайного верховного совета и убедить ее в отсутствии необходимости подписывать «Кондиции». Первым к Анне Иоанновне успел гонец от Рейнгольда Левенвольде.

Несмотря на уговоры сторонников самодержавия, Анна Ивановна 8 февраля (28 января) 1730 года подписала «Кондиции». Ее возвращение в Российскую империю было запланировано на следующий день, ранее Минаву покинул Михаил Леонтьев.

12 (1) февраля он прибыл в Москву. Ситуация в городе была напряженной: заговор Верховного совета стал всем известен. Дворяне стали собираться на тайные совещания. Дворянство и представители аристократии были недовольны задумкой Верховного тайного совета, поскольку он не учитывал их интересы. В результате все представители знати поделились на две части: одна выступала за дворянские вольности (князья Черкасский, Татищев и другие), а другая – за восстановление абсолютизма (князья Трубецкой, Юсупов, Кантемир и другие).

13 (2) февраля в Кремле было собрано заседание Совета, на которое получили приглашение высшие чиновники. На нем зачитались «Кондиции», а также письмо Анны, которая дала согласие на их подписание. Но сторонники самодержавия были уверены, что данный акт нужно отменить.

После заседания дворяне также продолжали устраивать тайные собрания, Верховный тайный совет начал им угрожать. 14 (3) февраля Павел Ягужинский был арестован за участие в собраниях.

16 (5) февраля в тайный совет передали проект государственного устройства, разработкой которого занимались сторонники самодержавия. В ближайшие дни члены тайного совета увидели проект, созданный Дмитрием Голицыным. Выяснилось, что вариант Василия Никитича Татищева был гораздо лучше, поэтому Верховный тайный совет оказался в затруднительной ситуации: он не мог показать на публике свой проект, т.к. тот был хуже, но согласие с Татищевым привело бы к потери власти. Поэтому совет предложил всем дворянским кружкам, которых в тот момент в Москве было немало, подготовить собственные проекты. Они считали, что это приведет к расколу среди представителей дворянства, но план не стал реальностью, а Верховный совет стал терять свою власть.

Анна Иоанновна, направляясь в страну, узнала, что у нее немало сторонников, выступавших против ограничений самодержавия.

26 (15) февраля 1730 года Анна Иоанновна прибыла в город, где ей присягнули на верность в Успенском соборе войска и высшие чины. Присяга была изменена – пункты, касающиеся самодержавия, вычеркнули, права Верховного тайного совета не были обозначены.

Упразднение Верховного тайного совета и возвращение самодержавной власти

Кружки, выступавшие за восстановление абсолютной монархии, постепенно усиливали свои позиции, в то время как Верховный тайный совет терял свое влияние.

6 марта (23 февраля) сторонники самодержавной власти составили челобитную, в которой требовали ликвидировать Совет и Кондиции, восстановить Сенат. Князь А. М. Черкасский поддержал данную идею.

Спустя два дня князь вместе с дворянами прибыл к Анне и передал ей челобитную. В результате царица разорвала Кондиции, и уже 12 (1) марта народ принес новую присягу.

Верховный тайный совет был вынужден подчиниться и отказаться от идеи ограничения власти монарха.

Анна Иоанновна: внутренняя политика (кратко)

У нас также есть более обширная статья про внутреннюю политику Анны Иоанновны.

В своей политике императрица Анна Иоанновна ориентировалась на правление Петра Великого. 15 (4) марта Верховный тайный совет был распущен, а его место занял Сенат, организованный в такой же форме, как и при Петре.

В этом же году была учреждена Канцелярия тайных розыскных дел, которую возглавил А. И. Ушаков. Анна опасалась заговоров, поэтому при ней активно развивался шпионаж, многих подозревали в измене: более 20 тысяч человек были сосланы в Сибирь, около тысячи – казнены, в том числе князья Долгорукие.

В 1730 году Анна Ивановна издала манифест Синоду, в соответствии с данным документом требовалось соблюдать чистоту православия, на следующий год поступило распоряжение сжигать колдунов. В 1738 году введена смертная казнь за богохульство.

В 1731 году был отменен указ о единонаследии.

При Анне Иоанновне также активно проводилась и военная реформа под руководством Минихина. Были организованы Измайловский и Конный гвардейские полки. Для дворянских детей был открыт Шляхетный кадетский корпус. В 1736 году срок службы дворян был ограничен 25 годами.

При Анне Российская империя вышла на первое место по производству чугуна. В 1736 году все рабочие промышленных предприятий стали собственностью владельцев заводов.

В 1731 году был создан Кабинет министров, в его состав вошли А. И. Остерман, А. М. Черкасский и Г. И. Головкин. В первый год императрица активно посещала собрания, но позже потеряла к ним интерес. Сфера деятельности Кабинета министров была расширена: в 1732 году он получил право издавать законы и указы.

Период правления Анны Ивановны нередко называют «бироновщина», поскольку на императрицу и на ее политику оказывал влияние фаворит Э. И. Бирон. С данным определением ассоциируют неуважение русских традиций, большое влияние немцев, казнокрадство, жестокость и гонения.

Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны, Валерий Иванович Якоби

Поскольку в Курляндии Анна Иоанновна жила в экономных условиях, будучи российской императрицей,  она тратила огромные средства на различные развлечения. У императрицы при дворе были карлики, великаны, сказочницы, гадалки и шуты. Она любила охоту.

Роскошью дворца и великолепием балов восхищались жена английского резидента леди Рондо, де ла Шетарди – маркиз двора Людовика XV, а также французские офицеры.

Самым известным событием стала свадьба шутов князя М. А. Голицына и А. И. Бужениновой в специально построенном Ледяном доме. Организатором данного мероприятия стал Волынский, который таким способом пытался добиться расположения императрицы.

В Москве Анна Иоанновна проживала в деревянном дворце – «Анненгофе», возведенном в Кремле по ее приказу. В 1731 году был возведен «летний Анненгоф», но он сгорел в 1746 году.

Известный Царь-колокол был отлит по приказу Анна Иоанновны 25 ноября 1735 года.

Анна Иоанновна: внешняя политика

Во внешней политике Российской империи в период правления Анны Ивановны сыграл большую роль А. И. Остерман.

В 1726 году он заключил союз с Австрией.

В 1733 – 1735 годах Российская империя и Австрия участвовали в войне за польское наследство после смерти Августа II, в итоге которой трон Польши достался Августу III.

В 1735 – 1739 годах была Русско-турецкая война, которая закончилась подписанием Белградского мирного договора. В результате Российская империя потеряла земли, завоеванные в этой войне, а также лишилась права иметь флот на Черном море.

Смерть Анны Иоанновны. Вопрос престолонаследия

В 1732 году Анна объявила своим приемником – Иоанна Антоновича (Ивана VI), который был правнуком Ивана V.

16 (5) октября 1740 года императрица ужинала с Бироном. На данном мероприятии ей стало плохо, и Анна упала в обморок. После этого случая встал вопрос о престолонаследии. Иоанн Антонович был еще ребенком, поэтому нужно было определиться с регентом.

27 (16) октября императрица Анна Иоанновна назначила регентом Бирона. На следующий день она скончалась. Причиной смерти стали подагра и мочекаменная болезнь.

Анну Иоанновну похоронили в Петропавловском соборе в Петербурге.

all-russia-history.ru

Анна Иоанновна Оболганная императрица

Анна Иоанновна

Оболганная императрица

Выборами нового монарха занялся Верховный тайный совет, созданный еще Екатериной I для решения важнейших государственных вопросов. В просторечии его членов называли «верховниками».

Теперь эти «верховники» собрались, чтобы избрать нового монарха. В состав совета входило шестеро: канцлер Головкин, вице-канцлер Остерман, князь Дмитрий Голицын и трое Долгоруких.

Все были очень взволнованы, председатель не мог вести собрание от переполнявшего его горя: ведь только что прервалась прямая мужская линия дома Романовых, не забылось еще Смутное время… Словом, будущее страны преставлялось весьма неопределенным. К тому же осторожный Остерман в заседании отказался участвовать, заявив, что он как иностранец не считает себя вправе принимать решение о судьбе Российской короны.

Ведение собрания взял на себя сохранивший хладнокровие Дмитрий Михайлович Голицын. Смысл его речи был следующий: мужская линия императорской династии угасла, и законных наследников у императора Петра I больше нет.

Как же нет? А Елизавета Петровна?

Дело в том, что брак Петра с Екатериной смущал многих, и дело было не только в ее происхождении и в том, что она являлась второй женой при живой первой супруге. Проблема усугублялась еще и тем, что при ее крещении в православной церкви восприемником был сын Петра – Алексей. То есть по церковным законам Екатерина приходилась Петру внучкой, и они вообще не имели права венчаться. А ко всему прочему, Марта-Екатерина до брака с Петром уже была замужем за драгуном Иоганном, который считался пропавшим без вести – но не умершим. Да и дочь Марта родила еще до свадьбы… Иными словами, существовала масса причин для признания цесаревны Елизаветы незаконнорожденной.

Что касается завещания Екатерины, то и оно было признано недействительным: князь Голицын заявил, что Екатерина, как женщина низкого происхождения, не имела права занимать престол и тем менее располагать российской короной.

Тут Василий Лукич Долгорукий попытался было предъявить завещание покойного императора Петра II, но оно немедленно было признано фальшивкой. Сам фельдмаршал Долгорукий остановил брата, заявив, что завещание это действительно фальшиво. Он предложил кандидатуру престарелой царицы Евдокии, личным другом которой являлся, но и она была отвергнута.

Голицын вспомнил о дочерях царя Иоанна. Старшая, Екатерина Ивановна, формально была замужем за герцогом Мекленбургским, мерзкий нрав которого вынудил ее вернуться в Москву. Однако формально она считалась замужней, супруг ее был жив, а со злым и глупым герцогом никому не хотелось связываться, поэтому кандидатура Екатерины была отвергнута. Младшая сестра, Прасковья, вышла замуж за частное лицо, отказавшись от прав на престол. Зато средняя сестра, вдовая Анна, устраивала всех, и Совет согласился на ее избрание.

Тогда Голицын заявил, что на ком бы выбор ни остановился, «надобно себе полегчить – чтобы воли прибавить». Как же это? И тогда Голицын изложил проект «Кондиций» – условий, ограничивавших самодержавную власть.

Осторожный Василий Лукич усомнился: «Хоть и зачнем это, но не удержим». – «Неправда, удержим!» – воскликнул Голицын. На том и порешили: постановив избрать герцогиню Курляндскую, ограничив императорскую власть.

Когда решение было объявлено придворным, все приняли его как должное, лишь епископ Феофан Прокопович решился напомнить о завещании Екатерины в пользу малолетнего герцога Голштинского и его тетки, великой княгини Елизаветы Петровны, и тут же был резко оборван Дмитрием Голицыным, открыто назвавшим обеих цесаревен – и Елизавету, и покойную Анну – «незаконнорожденными».

Прасковья Романова – престол за любовь!

История любви царевны Прасковьи Ивановны и Ивана Ильича Дмитриева-Мамонова мало кому известна.

Она родилась в 1694 году и была младшей дочерью царя Иоанна Алексеевича и царицы Прасковьи Федоровны. По отзывам всех современников, девочка была очень болезненна. Что касается ее наружности, то встречается странное противоречие. Если верить испанскому послу, герцогу де Лирия, царевна была «очень дурна лицом»; в дневнике камер-юнкера Берхгольца читаем: «Она брюнетка и недурна собой», а леди Рондо, видевшая ее незадолго до смерти, нашла, что, несмотря на сильное нездоровье, она «все-таки еще красива». С портрета кисти Ивана Никитина на нас глядит очаровательная смуглянка.

Прасковья Романова. Иван Никитин. 1714 г.

Ее сестры вышли замуж, а слабая здоровьем Прасковья долгие годы неотлучно оставалась при своей суровой матери, часто болела, мало-помалу привыкая к рабскому подчинению воле вздорной старухи. В те годы она познакомилась с овдовевшим Иваном Ильичом Дмитриевым-Мамоновым, который был старше ее на четырнадцать лет. Он происходил из старинного русского дворянского и графского рода. Двадцатилетним юношей в 1700 году начал службу солдатом Семеновского полка, а через восемь лет он уже командовал этим полком и в этом качестве участвовал в Полтавском сражении.

Даже не симпатизировавший Ивану Ильичу испанский посол де Лирия признавал, что тот был «человек храбрый, умный, решительный, служил хорошо и был хороший офицер». Известно, что Петр полностью доверял Ивану Ильичу и часто поручал ему расследование дел о злоупотреблениях служебным положением и взяточничестве.

Когда умерла ее мать, царевне Прасковье Иоанновне шел уже 30-й год, и на нее пали все хлопоты по разделу имущества и имений царицы, а затем по управлению ими. Она была совершенно не готова к этим трудностям. Ей, царской дочери, приходилось писать умоляющие письма Александру Меншикову и даже давать ему взятки.

Впрочем, это ее положение длилось недолго: практически сразу после смерти старой царицы Иван Ильич и Прасковья Ивановна поженились – с личного согласия Петра I. Это был первый в истории России случай вступления в брак женщины царской крови с обычным дворянином.

Они прожили в любви и согласии десять лет. Детей у них не было. Дмитриев-Мамонов скоропостижно скончался 24 мая 1730 года, в то время, как сопровождал в село Измайлово будущую императрицу Анну Иоанновну. О его смерти ходило много слухов: возможно его отравили. Прасковья Иоанновна пережила мужа всего на несколько месяцев, не вынеся утраты.

Племянница Петра Великого

Анна Иоанновна была второй дочерью царя Ивана V, единокровного брата и соправителя Петра I. Ее воспитывали еще по понятиям допетровской Руси: обучили грамоте и заставили вызубрить церковные книги. Вот и все.

Затем она затвердила светский этикет и танцевальные па. Юст Юль отзывался о ней как об «очень красивой, умной девушке, отличавшейся кротостью и благожелательностью».

Семнадцати лет Анну выдали замуж за герцога Курляндского Фридриха Вильгельма, Петр подарил ей на свадьбу «на самару и юппку» (то есть на платье и верхнюю долгополую одежду) материи золотой по белой или алой земле и соболей «на одеяло» всего на 700 руб.

Молодая женщина овдовела через четыре месяца после свадьбы: муж скончался от чрезмерного количества выпитого вина. Но четыре месяца семейной жизни запомнились на всю жизнь бедной Анне: с тех пор она на дух не выносила пьяных.

Она тихо и незаметно жила в Курляндии, в Митаве, научилась понимать немецкую речь, но не могла говорить на этом языке. Митава (нынешняя Елгава), была столицей Курляндии – крошечного герцогства, располагавшегося на территории современной Латвии к западу и юго-западу от Рижского залива.

Чувствовала Анна себя крайне одиноко, друзей не имела, но что совершенно естественно для столь молодой женщины – она влюбилась. Избранником ее стал Эрнст-Иоганн Бирен или Бирон – курляндский дворянин. Злопыхатели утверждали, что он был внуком придворного конюха. В своей фамилии Бирен он специально изменил одну букву, чтобы она звучала так же, как фамилия старинного герцогского рода.

Эрнст Иоганн фон Бирон. Неизвестный художник. XVIII в.

Некоторое время он учился в Кенигсбергском университете, но не окончил курс: из-за какого-то нехорошего происшествия – то ли мошенничества в карты, то ли даже убийства – Бирону пришлось бежать и вернуться в Митаву. Там он сумел втереться в доверие к Петру Михайловичу Бестужеву-Рюмину, гофмаршалу, и стал появляться при дворе вдовствующей герцогини Анны Иоанновны. Даже много лет спустя самые ярые недоброжелатели Бирона признавали, что внешне он был очень хорош: стройный, великолепно сложенный, с эффектным гордым профилем. Этим он и привлек внимание Анны, получил звание камер-юнкера ее двора и стал ее любовником. Они прожили вместе, как муж и жена, семнадцать лет, до самой смерти Анны. По ее настоянию Бирон женился на девице Бенигне Готлибе – горбатой и рябой, к тому же, по выражению современников, «неспособной к супружеской жизни». У Анны с Эрнстом-Иоганном было несколько детей – все они официально считались детьми Бенигны, но кто их настоящая мать, ни для кого не было секретом.

Избрание российской императрицей круто меняло до того скучную жизнь Анны. Она сразу согласилась на все условия.

Однако, многих не устроило предложение Верховного тайного совета ограничить самодержавие. Все привыкли интриговать, желая выслужиться перед одним государем, а теперь задача осложнялась: пришлось бы угождать сразу нескольким верховникам.

Ягужинский, не мешкая, отправил Анне доверенного человека, который разъяснил герцогине, что после можно от Кондиций и отказаться. Эта поездка не осталась незамеченной: на обратом пути курьера схватили, кинули в тюрьму, били кнутом, подвешивали на дыбе… Вслед за ним был арестован и сам Ягужинский, с которым обошлись мягче, просто кинув в тюрьму.

Испуганная Анна тут же заверила верховников, что не желает знаться с заговорщиками и всем довольна, подписала «Кондиции» и поспешно выехала в подмосковное село Измайлово. Здесь ее встретили сестры – Екатерина и Прасковья. Правда, радость встречи вскоре была омрачена смертью Прасковьи и ее мужа.

В первые же дни в России с Анной сблизилась Марфа Ивановна Остерман. Андрей Иванович при дворе не показывался, ссылаясь на болезнь, но через свою умную и деловитую супругу давал будущей государыне весьма ценные советы. Состоялась коронация, подданных привели к присяге.

Скоро императрица почувствовала себя увереннее и решила избавиться от верховников. Для этого она устроила целое представление.

В тронном зале она собрала всех придворных. Из толпы выступил граф Матвеев, заявив, что имеет поручение открыть императрице глаза на то, что верховники ввели ее в заблуждение. Федор Андреевич Матвеев имел личные причины для такого выступления: несколько лет назад он повздорил с герцогом де Лирия, испанским послом и вызвал того на дуэль. Матвеев воспитывался за границей и имел некоторое представление о тамошних обычаях. Это был первый вызов на дуэль в России, до этого споры решались кулачным боем. Одного не учел граф: де Лирия был послом и, следовательно, мог рассчитывать на неприкосновенность. Испанец не стал рисковать: он пожаловался канцлеру, тот довел дело до Верховного тайного совета. По распоряжению последнего Матвеева посадили под арест и заставили извиниться перед герцогом де Лирия. Верховный тайный совет не мог действовать иначе, но обер-камергер Иван Долгорукий, друг герцога, позволил себе послать сказать графу Матвееву, что тот заслужил несколько добрых ударов кнута. Так Матвеев стал заклятым врагом Долгоруких. Теперь он намеревался свести счеты. Матвеев громко заявил, что Россия в продолжение веков была управляема царями, а не каким-либо Советом, вот и теперь русские дворяне умоляют ее взять в свои руки бразды правления. На эту речь императрица отвечала притворным удивлением.

– Как, – спросила она, – разве не по желанию всего народа я подписала поднесенный мне в Митаве акт?

– Нет! – отвечало собрание единодушно.

Тогда она обратилась к князю Долгорукому со словами:

– Так ты меня обманул, князь Василий Лукич? – Затем она приказала великому канцлеру принести подписанные ею «Кондиции», заставив его прочесть содержание вслух. Она останавливала его после каждого пункта, спрашивая присутствующих, удовлетворяет ли это условие нацию. Каждый раз собрание отвечало отрицательно. В заключение императрица взяла документ из рук канцлера и, разорвав его пополам, сказала:

– Следовательно, эти бумаги лишние!

За сим последовало всеобщее ликование и торжество.

Многие мемуаристы передают слова Дмитрия Михайловича Голицына, будто бы сказанные им при выходе из тронного зала: «Пир был готов, но званые не захотели явиться. Знаю, что головой отвечу за все, что произошло, но я стар, жить мне недолго. Те, кто переживет меня, натерпятся вволю».

28 апреля Анна вторично короновалась, осыпав милостями тех, кто помогал ей в борьбе с верховниками. Она освободила Ягужинского и страдальца-курьера. А затем последовала расправа: почти все верховники были отправлены в ссылку.

Дмитрий Михайлович Голицын официально в ссылку не отправился, но был вынужден удалиться в свое имение. Там он прожил еще шесть лет, собирая библиотеку, а затем его все же настиг гнев Анны: по надуманному обвинению семидесятилетний старик был арестован и отправлен в Шлиссельбург, где и умер в 1737 году.

«Во время коронации Анны Иоанновны, когда государыня из Успенского собора пришла в Грановитую палату и поместилась на троне, вся свита окружила ее, но вдруг государыня встала и с важностию сошла со ступеней трона. Все изумились, в церемониале этого указано не было. Она прямо подошла к князю Василию Лукичу Долгорукому, взяла его за нос и повела его около среднего столба, которым поддерживаются своды. Обведя кругом и остановившись напротив портрета Грозного, она спросила:

– Князь Василий Лукич, ты знаешь, чей это портрет?

– Знаю, матушка государыня!

– Чей он?

– Царя Ивана Васильевича, матушка.

– Ну, так знай же и то, что я хотя баба, да такая же буду, как он: вас семеро дураков сбиралось водить меня за нос, а я тебя прежде провела, убирайся сейчас в свою деревню, и чтоб духом твоим не пахло!»

Екатерина и Наталья – несгибаемые Долгорукие

Особенно тяжела была участь Долгоруких. Будучи в фаворе, представители этого семейства вели себя очень нагло и успели со всеми перессориться. Теперь все те, кто еще недавно заискивал перед родственниками государыни-невесты, желали поквитаться за свои унижения.

Да и сама Анна Иоанновна не желала терпеть рядом нахалку, которую прочили на престол. Поэтому княжна Екатерина была насильно пострижена в монахини в Томском Христорождественском монастыре.

Ее много лет держали в крошечной келье, не допуская к ней никого. Но лишения не сломили эту женщину, а лишь сделали ее еще надменнее. Так, она наотрез отказалась отдать обручальное кольцо, подаренное ей Петром II. К игуменье – бывшей крепостной – относилась с нескрываемым презрением. Однажды она чем-то разозлила старуху, и та замахнулась на нее четками. Княжна спокойно уклонилась от удара и произнесла: «Учись уважать свет и во тьме, не забывай: я – княжна, а ты – холопка!»

Остальные Долгорукие были сосланы в Березов – городок в Тобольской губернии, расположенный на острове, омываемом двумя сибирскими реками, среди лесистых тундр, основанный лет за сорок до этого. Даже в девятнадцатом веке там насчитывалось чуть более тысячи жителей. Почва там не оттаивала на лето, а среднегодовая температура была 3–4 градуса ниже нуля.

На пустынном острове совершенно ничего не росло, кроме капусты, невозможно было разводить домашних животных, и даже хлеб приходилось доставлять за тысячу верст водою. Снег не сходил в течение восьми месяцев, а морозы были столь сильны, что стекла в окнах трескались, так что злополучным обывателям, чтобы не лишиться вовсе солнечного света, в окна бедных своих хижин приходилось вставлять чистые льдины.

Сохранились воспоминания жены Ивана Долгорукого – Натальи Борисовны, нежной и преданной женщины, влюбленной в своего мужа – изрядного прохвоста. Урожденная Шереметева, она была просватана за временщика еще при жизни Петра II. После кончины императора родственники уговаривали ее расторгнуть помолвку – но девушка и слышать не хотела. Свадьба состоялась уже после воцарения Анны – «грустная свадебка», по выражению самой Натальи: даже гости побоялись прийти к опальному Долгорукому.

Все уже понимали, что их ждет ссылка, только наивная влюбленная Наталья не верила: «Как же могут невинных сослать?» – повторяла она, не веря никаким наветам на своего мужа.

Когда приговор о ссылке был объявлен, ей снова предложили вернуться в дом родителей – она отказалась. И беременная последовала в ссылку за мужем. Причем оказалась столь непрактична, что даже не сообразила прихватить с собой побольше драгоценностей, чтобы иметь возможность подкупать охранников, выпрашивая поблажки.

Наталья описала весь долгий-долгий путь на утлом суденышке по сибирским рекам. То, как страшна была гроза на реке, как плакала она от тоски, как придумывала себе развлечения, чтобы скоротать время: «…куплю осетра и на веревку его; он со мною рядом плывет, чтоб не я одна невольница была и осетр со мною».

В Березове восемь лет бывшие временщики прожили в бедности и лишениях в далекой северной деревушке. Алексей Григорьевич начал сильно пить, поколачивал сына и сноху и умер в ссылке. А судьба остальных была еще тяжелее: спустя восемь лет последовал новый донос, вскрылось дело о фальшивом завещании. Началось новое расследование, что в те времена означало одно – пытки. По приговору суда князь Иван был колесован, Василию Лукичу, Сергею и Ивану Григорьевичам отрубили головы. Младшему брату, Василию, было запрещено учиться, а по достижении 15 лет он должен был быть отправлен в солдаты без права производства. Так оно и стало, но при осаде Очакова Василий отличился, и фельдмаршал Миних, свидетель его подвига, не зная имени солдата, тут же произвел его в офицеры. Когда же Миниху сообщили, что только что награжденным им солдат – опальный Долгорукий, фельдмаршал воскликнул: «Миних никогда не лгал! Я объявил ему, что он произведен, и он так и останется офицером». И сумел настоять на своем.

Впоследствии Василий Михайлович стал генерал-губернатором Москвы, однако до самой старости был очень безграмотен и писал с ошибками – сказывалось отсутствие образования. Правитель канцелярии, Василий Степанович Попов, всегда замечал ему: «Ваше сиятельство сделали ошибку в этом слове», – в ответ Долгорукий смущался и часто даже бросал перо, объясняя все тем, что оно плохо очинено.

Императрица престрашного взору

Что же касается самой императрицы, правившей целых десять лет, то, пожалуй, Анна Иоанновна – одна из самых оболганных женщин в истории. Как ее только ни называли! Описывая ее внешность, говорили, что она была огромного роста и непомерно толстая, что на верхней губе и подбородке у нее росли жесткие черные волосы, что она свирепо вращала глазами и вообще больше походила на мужчину, чем на женщину. Все это, мягко говоря, преувеличения.

Наталья Долгорукова. Неизвестный художник. 1750-е гг.

Во всех учебниках приводится описание ее внешности, данное Натальей Долгорукой, которая имела все основания ненавидеть императрицу: «Престрашного была взору! Отвратное лицо имела; так была велика, когда между кавалерами идет, всех головой выше, и чрезвычайно толста».

Однако, судя по сохранившимся платьям, Анна была чуть выше среднего роста и носила примерно 50–52-й размер одежды. Она была намного стройнее Екатерины I и всего лишь чуть полнее Елизаветы. К тому же, в те времена дородность совсем не считалась недостатком.

Анна была довольно смуглой брюнеткой, а черты ее лица, действительно несколько грубые, смягчались приятной улыбкой и мягким выражением. Многие современники отмечали ее здравый рассудок, ясный ум, личное обаяние, умение слушать.

«Она почти моего росту, но несколько толще, со стройным станом, смуглым, веселым и приятным лицом, черными волосами и голубыми глазами. В телодвижениях показывает какую-то торжественность, которая вас поразит при первом взгляде; но когда она говорит, на устах играет улыбка, которая чрезвычайно приятна. Она говорит много со всеми и с такою ласковостью, что кажется, будто вы говорите с кем-то равным. Впрочем, она ни на одну минуту не теряет достоинства монархини; кажется, что она очень милостива и думаю, что ее бы назвали приятною и тонкою женщиною, если б она была частным лицом.».

Рассказала леди Рондо

Английский посол Финч так откликнулся на ее смерть: «Лесть теперь не нужна, тем не менее не могу не сказать, что усопшая обладала в высшей степени всеми достоинствами, украшающими великих монархов, и не страдала ни одной из слабостей, способных омрачить добрые стороны ее правления: самодержавная власть позволяла ей выполнить все, что бы она ни пожелала, но она никогда не желала ничего, кроме должного».

Расхожее мнение, что Анна не интересовалась делами, является откровенной клеветой: она каждый день поднималась до восьми часов утра и в девять уже занималась бумагами с министрами и секретарями. Она очень старалась, стремилась быть хорошей государыней. Увы: ее подводил недостаток образования и недостаточная острота ума. Анна, при всех своих достоинствах, была довольно ограниченна, суеверна и доверчива. Этими ее качествами и пользовались многочисленные придворные проходимцы.

Это правда, что Анна любила развлечения и порой транжирила деньги: став в тридцать шесть лет императрицей, она словно стремилась наверстать все то, что было упущено ею в юности.

Развлечения в те времена были очень грубыми, и это давало возможность позднейшим историкам выставлять Анну крайне вульгарной особой. Но на самом деле забавы при ее дворе нисколько не отличались от тех, что любил Петр Великий, – шутовские свадьбы и «машкерады». Правда, в отличие от своего великого дяди, Анна не допускала пьянства.

Что касается жестокостей, которые так шокировали писателей девятнадцатого века, то они тоже были вполне обычны для века восемнадцатого и совершались не только при Анне, и не только в России.

Шуты при императорском дворе

При дворе Анны Иоанновны было много шутов, из которых два были шутами еще при Петре I: Балакирев, человек из очень хорошей семьи, и д’Акоста, крещеный португальский еврей, которому Петр I, шутки ради, подарил необитаемый островок на Балтийском море, с титулом «царя Самоедского».

Третьим был итальянец Педрилло, приехавший в Россию в качестве первой скрипки театрального оркестра и перешедший на более выгодную должность придворного шута. Его шутки были самого гнусного толка, но он сумел скопить приличное состояние и уехал в Италию богатым человеком.

А вот Тимофей Кульковский, по прозвищу Квасник, бывший прапорщик, действительно отличался остроумием.

Для своих шутов императрица установила особый орден – Сан-Бенедетто, так сильно напоминавший орден Святого Александра Невского, что это очень многих смущало.

Кроме них были еще трое шутов, принадлежавших к аристократическим родам: князь Михаил Алексеевич Голицын, князь Никита Федорович Волконский и Алексей Петрович Апраксин. Волконского императрица обратила в шуты по давнишней злобе к жене его, Аграфене Петровне, дочери Петра Бестужева, а Голицына и Апраксина – за то, что те приняли католическую веру.

Голицын за границей женился на итальянке, но в России этот брак признан не был. Князя сделали шутом, и от постоянных унижений он на самом деле тронулся рассудком. В последний год своего царствования императрица женила его на уродливой калмычке-шутихе Анне Бужениновой. Именно на их свадьбе на Неве был выстроен знаменитый ледяной дом, где стены, двери, окна, вся внутренняя мебель и посуда были изо льда. В таком-то ледяном доме отправлялся свадебный праздник, горело множество свечей в ледяных подсвечниках, и брачное ложе для новобрачных было устроено на ледяной кровати. На этот праздник выписаны были участники из разных краев России: из Москвы и ее окрестностей доставили деревенских женщин и парней, умеющих плясать; со всех областей России повелено было прислать инородцев по три пары мужского и женского пола – татар, черемис, мордвы, чувашей и других, «с тем, чтобы они были собою не гнусны и одеты в свою национальную одежду, со своим оружием и со своей национальной музыкою». Такой вот фестиваль национальных песен и танцев!

Строительство ледяного дома дало возможность ученым из Академии наук произвести опыты по изучению свойств замерзшей воды. Публику развлекали, отливая из льда гигантские линзы, с помощью которых поджигали порох. Французский посол Шетарди особенно восхищался ледяными пушками, стрелявшими настоящим порохом.

Шуты в спальне Анны Иоанновны Валерий Якоби. 1872 г.

Менее всего и послов, и ученых волновала судьба новобрачных: их заперли на всю ночь в холодном доме, и страже было запрещено выпускать их до утра. Жизнь им сохранило то, что предусмотрительная невеста запаслась теплым тулупом.

Историк Костомаров описывает, как три сиятельных шута каждое воскресенье забавляли ее величество: когда государыня в одиннадцать часов шла из церкви, они представляли перед нею из себя кур-наседок и кудахтали. Иногда государыня приказывала им барахтаться между собою, садиться один на другого верхом и бить кулаками друг друга до крови, а сама со своим любимцем Бироном потешалась таким зрелищем. Обыкновенно стрельбищные и шутоломные забавы происходили перед обедом; после обеда императрица ложилась отдыхать, а вставши, собирала своих фрейлин и заставляла их петь песни, произнося повелительным голосом: «Ну, девки, пойте!» А если какая из них не умела угодить своей государыне, за то получала от нее пощечину. Дикость? Кажется, да. Но вспомните дубинку Петра.

«Как-то Бирон сказал Педрилло: ’’Правда ли, что ты женат на козе?” – “Ваша светлость, не только женат, но моя жена беременна, и я надеюсь, мне дадут достаточно денег, чтобы прилично воспитать моих детей”. Через несколько дней он сообщил Бирону, что жена его, коза, родила, и он просит, по старому русскому обычаю, прийти ее навестить и принести в подарок, кто сколько может, один-два червонца. На придворной сцене поставили кровать, положили на нее Педрилло с козой, и все, начиная с императрицы, за ней двор, офицеры гвардии, приходили кланяться козе и одарили ее. Это дикое шутовство принесло Педрилло около 10 тысяч рублей».

Рассказал Петр Долгорукий

А была ли бироновщина?

Фаворита Анны Иоанновны Бирона принято изображать чудовищем, однако, если покопаться в записках современников, он был всего лишь не слишком умным, плохо образованным человеком с мерзким характером. Он был наглым, даже хамоватым – но отнюдь не свирепым. Бирон «представителен собой, но взгляд у него отталкивающий», – писала о нем леди Рондо.

Интересную оценку дает фавориту тайный советник прусского посольства Зум: «Его (Бирона. – М. Б.) вообще любят, т. к. он оказал добро множеству лиц, зло же от него видели очень немногие, да и те могут пожаловаться разве на его грубость, на его резкий характер… Впрочем, и эта резкость проявляется только внезапными вспышками, всегда кратковременными; к тому же герцог никогда не был злопамятен. Если он и далее будет править, как начал, правление его явится бесконечно полезным для России и не менее полезным для славы самого герцога».

Конечно, пруссак смягчал краски: российские придворные думали несколько иначе – Бирона не любили. «Характер Бирона был не из лучших: высокомерный, честолюбивый до крайности, грубый и даже нахальный, корыстный, во вражде непримиримый и каратель жестокий», – отмечал Манштейн.

Особенную ненависть у всех вызывала его глупая и вульгарная фиктивная супруга. Компенсируя свое унизительное положение подставной жены, в своей приемной она устроила подобие трона и принимала гостей, сидя в креслах, поставленных на возвышении под балдахином, украшенным герцогской короной. И мужчинам и дамам, здороваясь, она подставляла для поцелуя обе руки и негодовала, когда ей целовали только одну.

Всех ужасно раздражали и его дети, которым позволялось все: ведь это были дети Анны. Отпрыски эти были донельзя распущенны и вульгарны.

«…Любимым их развлечением было обливать вином платья придворных и потихоньку, подойдя сзади, срывать с них парики. Маленькому Карлу пришла раз фантазия бегать по залам дворца с прутиком в руках и стегать им придворных по ногам. Он подбежал к графу Рейнгольду Левенвольде, но тот, перепрыгнув с ноги на ногу, избежал удара. Тогда мальчишка пристал к генерал-аншефу князю Ивану Федоровичу Барятинскому. В эту минуту вошел Бирон. Барятинский, обыкновенно очень почтительный и заискивающий, подошел к герцогу, пожаловаля на его сына и прибавил, что скоро станет затруднительным бывать при дворе. Глаза Бирона засверкали. Он смерил князя с головы до ног и презрительно обронил: “Если вы недовольны, подайте в отставку, я обещаю, что она будет принята”. И прошел дальше, здороваясь с другими. Барятинский в отставку не подал».

Рассказал Петр Долгорукий

* * *

Герцог Бирон для вида имел у себя библиотеку, директором которой назначил он известного глупца. Педрилло с этих пор называл директора герцогской библиотеки не иначе как евнухом. И когда у Педрилло спрашивали:

– С чего взял ты такую кличку?

То шут отвечал:

– Как евнух не в состоянии пользоваться одалисками гарема, так и господин Гольдбах – книгами управляемой им библиотеки его светлости.

* * *

Педрилло, прося герцога Бирона о пенсии за свою долгую службу, говорил, что ему нечего есть. Бирон назначил шуту пенсию в 200 рублей.

Спустя несколько дней шут опять явился к герцогу с новой просьбою о пенсии.

– Как, разве тебе не назначена пенсия?

– Назначена, ваша светлость! И благодаря ей я имею, что есть. Но теперь мне решительно нечего пить.

Герцог улыбнулся и снова наградил шута.

* * *

Герцогиня Бенигна Бирон была весьма обижена оспой и вообще на взгляд не могла назваться красивою, почему, сообразно женскому кокетству, старалась прикрывать свое безобразие белилами и румянами. Однажды, показывая свой портрет Кульковскому, спросила его:

– Есть ли сходство?

– И очень большое, – отвечал Кульковский, придворный шут, – ибо портрет походит на вас более, нежели вы сами.

Такой ответ не понравился герцогине, и, по приказанию ее, дано было ему 50 палок.

Герцог Бирон послал однажды Кульковского быть вместо себя восприемником от купели сына одного камер-лакея. Кульковский исполнил это в точности, но когда докладывал о том Бирону, то сей, будучи чем-то недоволен, назвал его ослом.

– Не знаю, похож ли я на осла, – сказал Куль-ковский, – но знаю, что в этом случае я совершенно представлял вашу особу.

Слово «бироновщина» придумали историки – современники его не употребляли. Подразумеваются под ним действия Канцелярии тайных розыскных дел, учрежденной еще Петром I для проведения следствия по делу царевича Алексея. Во времена Анны Иоанновны Тайная канцелярия действовала особенно активно. Было сосчитано, что с тех пор, как императрица Анна вступила на престол, было сослано в Сибирь более 20 тысяч человек. В числе их было 5000, местожительство которых осталось навсегда неизвестным и о которых нельзя было получить ни малейшего известия.

Любое неосторожно сказанное слово грозило арестом и ссылкой в Сибирь. Чаще всего болтуна хватали в тот момент, когда он считал себя вне всякой опасности, люди в масках сажали его в крытую повозку и увозили в неизвестном направлении.

Полковник Манштейн описал одну из «шуточек» герцога Бирона, из-за которых его и стали считать виновником всех этих бесчинств:

«Некто Сакен, дворянин, стоя под вечер у ворот своей мызы, внезапно был схвачен и увезен в крытой повозке. В течение двух лет его возили по разным провинциям, скрывая от глаз его всякую живую душу: и сами проводники не показывались ему с открытым лицом. Наконец, по истечении этого времени, ночью отпрягли лошадей, а его оставили спящим в повозке. Он лежал до утра, полагая, что снова поедут как обыкновенно. Утро настало, но никто не приходил; вдруг он слышит, что около него разговаривают по-курляндски; он отворяет дверцы и видит себя у порога своего собственного дома. Сакен пожаловался герцогу; этот сыграл только комедию, послав и со своей стороны жалобу в Петербург. Отсюда отвечали, что если найдутся виновники этого дела, то их строжайшим образом накажут».

Однажды Бирон спросил Кульковского:

– Что думают обо мне россияне?

– Вас, Ваша Светлость, – отвечал он, – одни считают Богом, другие сатаною и никто – человеком.

Дело Волынского

Артемий Петрович Волынский происходил из древнего рода. Он был хорошо образован, имел значительную библиотеку. На государевой службе был с 1704 года. В 1715 году Петр отправил Волынского в Персию, «в характере посланника». Затем он был произведен в генерал-адъютанты и назначен губернатором в Астрахани. Здесь он навел порядок в администрации и наладил отношения с калмыками. С мусульман он не стеснялся брать взятки за освобождение от работ во время праздников и постов, а порой не гнушался и прямым воровством.

Известный сплетник Петр Владимирович Долгорукий описывает такой случай:

«Еще в пору своего управления Астраханской губернией, узнав однажды о существовании в одном из местных монастырей великолепных риз, зашитых жемчугами и драгоценными камнями, подаренных монастырю самим Грозным и оцененных в 100 тысяч рублей, Волынский послал за настоятелем монастыря и просил его разрешить ему взять ризы временно на дом, дабы снять с них рисунки. Настоятель не посмел отказать губернатору, женатому на двоюродной сестре государя, и передал слугам Волынского ризы, которые через некоторое время были возвращены в монастырь. Два дня спустя слуга, принесший их, пришел опять и просил у настоятеля разрешения взять ризы вторично, на короткое время, так как в рисунке-де были сделаны ошибки. Прошло несколько недель, ризы не были возвращены, и настоятель отправился сам за ними к губернатору. Волынский прикинулся крайне удивленным, послал за слугой, стал его допрашивать. Последний клялся, что нога его не была в монастыре с тех пор, как он отнес туда ризы. Тут началась возмутительная и характерная для времени комедия: были принесены розги и слуга высечен в присутствии Волынского и настоятеля; под розгами подкупленный лакей кричал и клялся, что никогда не брал риз и никогда не просил на это разрешения у настоятеля. Тогда Волынский, повернувшись к последнему, заявил ему: “Значит, батюшка, вы сами украли ризы, а еще клевещете на других!” Настоятель был поражен и не мог вымолвить слова. Волынский приказал заковать его в кандалы и посадить в острог за святотатство и воровство. Пятнадцать лет промучился несчастный в остроге, пока, после ареста Волынского, у последнего были найдены ризы, уже без жемчугов и камней».

Князь Волынский. Неизвестный художник. XVIII в.

В 1722 году Волынский женился на двоюродной сестре Петра Великого, Александре Львовне Нарышкиной.

Артемий Петрович должен был сделать приготовление к предстоящему Персидскому походу, но алчность пересилила: он украл слишком много. Поход оказался неудачным – враги обоснованно обвинили в этом Волынского. В наказание царь жестоко избил Волынского своей дубинкой и уже не доверял ему по-прежнему.

Несколько лет Волынский пробыл в опале. При Петре II ему снова удалось получить пост губернатора в Казани, но и здесь его подвела страсть к наживе и необузданный нрав: правительство даже учредило над ним «инквизицию».

И снова Петр Долгорукий приводит компромат на Волынского:

«Раз молодой мичман, князь Мещерский, оскорбленный Волынским, который грубо выбранил его, заметил, что следует сдерживаться по отношению к равному себе дворянину. Волынский закричал ему: “Я покажу тебе, какой ты мне ровня”. По его распоряжению Мещерского схватили, вымазали лицо сажей, посадили верхом на перекладину, на которую обыкновенно клали для порки, связали ему внизу ступни и привязали к ним два тяжелых булыжника и злую собаку, которую все время натравливали кнутом. Племянник этого князя Мещерского рассказывал Карабанову, от которого я слышал рассказ, что все ноги несчастного до костей были изгрызены собакой».

Несмотря на жестокость и жадность, Волынский все же был умным и талантливым человеком. Им были написаны многочисленные рассуждения и проекты «о гражданстве», «о дружбе человеческой», «о приключающихся вредах особе государя и обще всему государству». В «Генеральном проекте» об улучшении в государственном управлении, написанном им по собственному побуждению, и в «проекте о поправлении государственных дел» содержались мысли, которые не могли не напомнить Анне попытку верховников ограничить ее власть. Так, например, он считал, что дворянство должно участвовать в управлении государством, настаивал вернуть главенствующую роль Сенату, писал о важности образования для дворян и представителей других сословий.

По слухам, опытный царедворец Павел Ягужинский незадолго до своей смерти сказал: «Я не сомневаюсь, что при помощи интриг и низостей Волынский добьется поста кабинет-министра; но вы увидите, что через два-три года его участия в кабинете его придется повесить».

И действительно: в 1738 году Волынский стал кабинет-министром. Он быстро привел в порядок дела кабинета, расширил его состав, подчинил контролю кабинета коллегии военную, адмиралтейскую и иностранную. В 1739 году он был единственным докладчиком у императрицы по делам кабинета.

Достигнув такого влияния. Волынский решил, что может больше не считаться ни с кем. Непосредственной причиной краха его карьеры стала расправа, учиненная всесильным кабинет-министром над несчастным бумагомаракой – поэтом Тредиаковским.

«Во время “курьезной” свадьбы несчастного Голицына в феврале 1740 года Волынский выхлопотал себе председательство в “машкарадной комиссии”, желая этим угодить императрице. Понадобились подобающие случаю вирши. Волынский послал за придворным пиитом Тредиаковским и велел привести его на так называемый “слоновый двор” (помещение для слона, подаренного императрице персидским шахом), где он сосредоточил все хлопоты и приготовления к “потешной” свадьбе.

Надобно заметить, что он не терпел Тредиаковского за то, что тот пользовался милостью Куракина и Головина.

Посланный за пиитом кадет Криницын поссорился с ним дорогой и, вернувшись, пожаловался Волынскому. Тот приказал Криницыну надавать Тредьяковскому пощечин, вручил несчастному пииту тему для виршей и приказал, чтобы через день, ко дню торжества 6 февраля, они были готовы.

Тредьяковский на другой день отправился с жалобой к Бирону; в своей челобитной он писал, что “припадает к стопам его высокогерцогской светлости”. Припасть к стопам ему не удалось, так как в приемной его увидел Волынский, подошел к нему и спросил: “Ты чего здесь?” Испуганный пиит не мог вымолвить слова. Обер-егермейстер, не стесняясь присутствующими, дал ему пощечину и, схватив за ворот, вытолкал из приемной. Затем он дал распоряжение арестовать его и увезти. В тот же день, в присутствии Волынского, Тредьяковского раздели, разложили и дали ему семьдесят палочных ударов. Кончив наказание, Волынский спросил: “Что ты делал в приемной у герцога?” Тредиаковский не мог говорить. Его опять положили и дали еще тридцать палок. Затем его заперли и приказали учить стихотворение, которое он должен был читать на празднике. На следующий день, в среду, 6 февраля, после полудня Тредиаковский, в маске и костюмированный, под конвоем двух солдат был отправлен в биронов-ский манеж, где давался пир. После того как пиит дрожащим голосом сказал комические стихи, так мало подходившие к его настроению, его опять увезли и посадили под арест. В четверг в 10 часов утра Волынский велел его привести к себе и сказал, что раньше, чем даст ему свободу, должен дать ему еще несколько палок. Тредиаковский, в слезах, на коленях, просил его помиловать. Волынский остался глух, несчастному дали еще десять ударов и наконец отпустили. Тредиаковский подал жалобу в Академию наук, где он был секретарем. Лекарь академии засвидетельствовал, что у пиита вся спина в ссадинах и синяках. Дело было такое обыденное при нравах того времени, что на него никто не обратил серьезного внимания. Волынский смеялся и говорил об академиках, Куракине и Головине, покровительствовавших Тредиаковскому: “Пусть на меня сердятся, а я натешился и свое взял”».

Рассказал Петр Долгорукий

Но и у поэта были свои заступники: дело дошло до ушей императрицы. Анна разгневалась, но еще больше возмутился Бирон, считавший Тредиаковского «своим» человеком. Остерман и Бирон представили императрице донесения о «бунтовских речах» Артемия Петровича и потребовали суда. Императрица долго не соглашалась, Бирону даже пришлось прибегнуть к угрозам: «либо он, либо я», – заявил он Анне Иоанновне.

Следствие велось с пристрастием: Волынского пытали на дыбе и били кнутом. Ему приписывали намерение произвести переворот в пользу Елизаветы Петровны, но это обвинение он отвергал до конца.

В пятницу, 20 июня, состоялось единственное заседание суда. Приговор был ужасен: Волынскому отрезать язык и живым посадить на кол; детей Волынского сослать на вечную каторгу в Сибирь и конфисковать все имущество. Внук Александра Нарышкина впоследствии рассказывал, что, выходя из суда, его дед, успев сесть в экипаж, потерял сознание; его привезли домой и не могли привести в чувство; ночью он бредил и кричал, что он изверг, что он приговорил невинных, приговорил своего брата…

После восшествия на престол императрицы Елизаветы спросили однажды другого члена суда, не было ли ему слишком тяжело, когда он подписывал тот приговор. «Разумеется, было тяжело, – ответил он, – мы отлично знали, что они все невинны, но что поделать? Лучше подписать, чем самому быть посаженным на кол или четвертованным».

Анна не хотела подписывать этот приговор, настоял Бирон. Императрица плакала, а фаворит угрожал уехать в Курляндию.

В итоге приговор, подписанный Анной Иоанновной, был несколько мягче вынесенного на суде: Волынскому отрубить голову, предварительно отрезав язык и правую руку. На Сытном рынке недалеко от крепости был воздвигнут эшафот. Еще в камере Волынскому отрезали язык. Его надо было везти на казнь, но кровь лилась изо рта ручьем. На приговоренного надели тяжелый намордник, завязали его так, чтобы рот нельзя было открыть, и повезли. Несчастный захлебывался и, когда телега доехала до эшафота, был почти без сознания. Состоялась казнь. Впоследствии над могилой Волынского поставлен был памятник: белая урна на гранитном пьедестале. Памятник существует и до сих пор. На нем надпись: «Во имя трех лицех Единого Бога Здесь лежит Артемий Петрович Волынской которой жизни своея имел 51 год».

В 1765 году Екатерина II разобрала дело Волынского и признала его примером беззакония:

«Императрица Анна своему кабинетному министру Артемью Волынскому приказывала сочинить проект о поправлении внутренних государственных дел, который он сочинил и подал; осталось его полезное употребить, неполезное оставить из его представления. Но, напротив, его злодеи, кому его проект не понравился, из этого сочинения вытянули за волос, так сказать, и возвели на Волынского изменнический умысел, будто он себе присвоить хотел власть государя, что отнюдь на деле не доказано. Еще из того дела видно, сколь мало положиться можно на пыточные речи, ибо до пыток все сии несчастные утверждали невинность Волынского, а при пытке говорили все, что злодеи их хотели».

Профессор элоквенции[8]

Имя Василия Кирилловича Тредиаковского упоминается во всех учебниках. Он был сыном астраханского священника, учился в католической школе. В юности бежал в Москву, в Славяно-греко-латинскую академию. Потом уехал в Голландию, оттуда – в Париж, в университет.

По возвращении на Родину Тредиаковский несколько лет был окружен почетом – он стал придворным поэтом, профессором Академии наук. Но это не спасало его от унижений. Рассказывают, что, поднося императрице Анне Иоанновне сочиненные им приветственные оды, Тредиаковский должен был от самых дверей залы до трона ползти на коленях.

Однажды ему даже пришлось иметь дело с Канцелярией тайных розыскных дел из-за стиха «Да здравствует днесь императрикс Анна». Слово «императрикс» показалось цензору подозрительным: «В титуле ее императорского величества явилось напечатано не по форме». Он составил донос. Тредиаковский был вынужден написать обширное разъяснение: «Употребил я сие латинское слово, Императрикс, для того, что мера стиха сего требовала, ибо лишний бы слог в слове Императрица». Объяснения поэта были признаны резонными. Да и слово прижилось – с тех пор его часто употребляли поэты вплоть до Николая Гумилева. После отвратительного избиения, учиненного над ним Волынским, Василий Кириллович выхлопотал себе вознаграждение – 360 рублей.

В 1742 году он женился, в 1745-м был пожалован в профессоры «как латинския, так и российские элоквенции».

Но уже в 50-е годы Тредиаковский, по его собственному выражению, был ненавидим и презираем всеми, «прободаем сатирическими рогами, изображаем чудовищем». В конце XVII и в XIX веках его было принято считать бездарностью… Сейчас трудно судить об этом: он был первым.

Впрочем, вот его стихи – судите сами:

О Родине

Начну на флейте стихи печальны,

Зря на Россию чрез страны дальны:

Ибо днесь мне ее доброты

Мыслить умом есть много охоты,

Россия мати! свет мой безмерный!

Позволь то, чадо прошу твой верный…

О благородстве твоем высоком

Кто бы не ведал в свете широком!..

О любви

Можно сказать всякому смело,

Что любовь есть великое дело:

Быть над всеми и везде сильну,

А казаться всегда умильну —

Кому бы случилось?

В любви совершилось.

* * *

Василий Кириллович Тредиаковский, известный пиит и профессор элоквенции, споря однажды о каком-то ученом предмете, был недоволен возражениями Педрилло и насмешливо спросил его:

– Да знаешь ли, шут, что такое, например, знак вопросительный?

Педрилло, окинув быстрым, выразительным взглядом малорослого и сутуловатого Тредиаковского, отвечал без запинки:

– Знак вопросительный – это маленькая горбатая фигурка, делающая нередко весьма глупые вопросы.

* * *

Следующая глава

history.wikireading.ru

Анна Иоанновна. Правление. Биография императрицы

Биография Анны Иоанновны

Анна Иоанновна (рожд. 28 января (7 февраля) 1693 г. — смерть 17 (28) октября 1740 г.) императрица и Самодержица Всероссийская из династии Романовых. Годы правления 1730 — 1740.

Происхождение. Ранние годы

Анна Иоанновна, родилась в 1693 году, так что ври восхождении на престол ей было уже 37 лет. Она была дочерью старшего брата Петра 1, царя Иоанна V. Не любимая матерью, царицей Прасковьей Федоровной, Анна была полностью предоставлена на попечение гувернанток и учителей, из уроков которых царевна ничего не смогла вынести. В 17 лет она была выдана замуж за курляндского герцога, однако она в скором времени овдовела.

После кончины Петра II в 1730 г. Верховный тайный совет пригласил ее на российский престол как императрицу с ограниченными полномочиями, в пользу аристократов, однако при поддержке дворянства смогла восстановить неограниченную монархию, распустив Верховный тайный совет.

Восхождение на престол

Петр II, не оставил потомства и не назначил себе преемника, вопрос о престолонаследии снова вызвал большие осложнения. Верховным тайным советом была избрана дочь царя Ивана курляндская герцогиня Анна, правда, с ограниченными императорскими правами – ей необходимо было передать полноту власти после совершеннолетия сыну Анны Леопольдовны, герцогу Курляндскому Ивану Антоновичу. Тому во время соглашения было 2 месяца. Поставлено Анне было и еще одно условие: ей надлежало подписать кондиции, то есть добровольное ограничение прав. Подпись Анны Иоанновны под кондициями выглядела так: «А буде чего по сему обещанию не исполню и не додержу, то лишена буду короны российской».

Самодержавная императрица

Таким способом, Верховный совет хотел ввести в России так называемое олигархическое правление, разделение верховной власти между императором и высшей аристократией. Однако этот проект члены Совета представили Анне не от своего имени, а от лица «всех духовных и светских чинов». Это был явный и сознательный обман, вскоре обнаруженный Анной.

1730 год, 25 февраля — по прибытии в Москву, Анна Иоанновна разорвала «Кондиции» и была провозглашена самодержавной императрицей (куски разорванной «Кондиции», скрепленные булавкой, сегодня хранятся в одном из государственных архивов). Ее опорой стали сторонники самодержавного правления — дворяне и гвардия.

1) Царь Иван V; 2) Царица Прасковья Федоровна

Внешность Анна Иоанновны

Если судить по переписке Анна Иоанновна представляла из себя классический тип барыни-помещицы. Герцог Лириа описал наружность императрицы так: «Царевна Анна очень высока ростом и смугла, у нее красивые глаза, прелестные руки и величественная фигура. Она очень полна, но не тяжела. Нельзя сказать, что она красивая, но, вообще, приятна». По свидетельству Натальи Долгорукой, Анна была такого роста, что на целую голову была выше почти любого из мужчин.

Государыня очень любила одеваться, отдавая предпочтение всегда ярким краскам; при ней даже запрещалось появляться во дворце в черном платье. Сама она по будням носила длинное широкое платье зеленого или голубого цвета, а голову повязывала красным платком.

Характер

У Анна Иоанновны был тяжелый характер, она была капризной, отличалась злопамятностью и мстительностью. Ей нравилось быть в курсе всех сплетен, личной жизни подданных. Ее двор представлял собой смесь старомосковских порядков с элементами европейской культуры, которые были привнесены в Россию петровскими нововведениями. Анна не имела способности и склонностей к государственной деятельности, при ней все государственное управление было сосредоточено в руках ее любимца, герцога Эрнста Бирона.

Историк князь Щербатов совершенно справедливо говорит об императрице так:

«Ограниченный ум, никакого образования, но ясность взглядов и верность суждений; постоянное искание правды; никакой любви к похвале, никакого высшего честолюбия, потому никакого стремления создавать великое, сочинять новые законы; но известный методический склад ума, любовь к порядку, забота о том, чтобы не сделать что-либо слишком поспешно, не посоветовавшись со знающими людьми; желание принять самые разумные меры, любовь к представительству, но без преувеличения».

Испанский дипломат герцог де Лириа дал такое описание государыни:

«Императрица Анна толста, смугловатая, и лицо у нее более мужское, чем женское. В обхождении она приятна, ласкова и чрезвычайно внимательна. Щедра до расточительности, любит чрезмерную пышность, отчего ее двор великолепием превосходит все другие европейские. Она строго требует повиновения себе и желает знать все, что происходит в ее государстве, не забывает услуг, ей оказанных, но вместе с тем хорошо запоминает и нанесенные ей оскорбления. Говорят, что у нее нежное сердце, и я этому верю, хотя она и скрывает тщательно свои поступки. Вообще могу сказать, что она совершенная государыня…»

Анна Иоанновна и Эрнст Бирон

Забавы императрицы

Правление Анны Иоанновны отличалось громадными расходами на увеселительные мероприятия, проведение балов и содержание двора. В ее царствование впервые появляется ледовый городок со слонами у входа, из хоботов которых фонтанировала горящая нефть.

1736 год — Анна Иоанновна ввела в России итальянскую оперу, которая имела большой успех в высшем обществе Москвы. Однако сама государыня отдавала предпочтение другим забавам: у нее был большой штат шутов, шутих, скоморохов, рассказчиц, а также различных калек и уродцев. Наиболее известные ее шуты: Балакирев, забавлявший еще Петра I, еврей Лакоста, итальянец Педрилло, князь М.А. Голицын, князь Н.О. Волконский и А.П. Апраксин.

1740 год — императрица женила шута Голицына на безобразной карлице-калмычке Анне Бужениновой. Эту шутовскую свадьбу замечательно описывает Лажечников в своем романе «Ледяной дом». Свадебный пир справляли в доме, в котором совершенно все: стены, окна, двери, мебель, посуда, канделябры и даже брачное ложе молодых – было изготовлено изо льда. К этой комической свадьбе велись долгие приготовления, так как в ней должны были участвовать представители всех народностей, населявших в ту эпоху Российскую империю.

Родственник императрицы, генерал-губернатор Москвы С.А. Салтыков, исполнял всевозможные поручения Анны Иоанновны. Он разыскивал и отсылал в Петербург карлиц, рассказчиц, персидских лошадей, до которых Анна была большая охотница, черно-бурых лисиц, гусли, позументы.

Анна очень любила птиц, а особенно попугаев. Клетки с ними были развешены во всех дворцовых комнатах.

В одном из внутренних садов дворца государыня забавлялась стрельбой по дичи, выпускаемой на волю. Во всех углах дворца у Анны Иоанновны были под рукой заряженные ружья. Она стреляла из окон по пролетающим птицам и требовала, чтобы и придворные дамы делали то же самое. Как-то она так увлеклась голландскими волчками, что из Амстердама для дворца были выписаны целые ящики бечевок, употреблявшихся для пускания таких волчков.

Шуты в спальне Анны Иоанновны (В.Якоби 1872)

Правление Анны Иоанновны
Внутренняя и внешняя политика

Внутренняя и внешняя политика России времен правления Анны Иоанновны в основном была направлена на продолжение линии Петра Великого. 1730 год — после роспуска Верховного тайного совета было восстановлено значение Сената. 1731 год — создается Кабинет министров, который фактически управлял государством. Не имея доверия к прежней политической верхушке и гвардии, государыней были созданы новые гвардейские полки — Измайловский и Конный, которые комплектовались из иностранцев и однодворцев Юга России. Вместе с этим был удовлетворен ряд требований дворянства, выдвинутых во время событий 1730 года.

1731 год — отменяется петровский Указ о единонаследии (1714 г.) в части порядка унаследования недвижимых имений, учреждается Шляхетский корпус для детей дворян. 1732 год — в 2 раза было увеличено жалованье русским офицерам. 1736 год — установлен 25-ти летний срок службы, после которого дворяне имели право выходить в отставку, при этом разрешалось оставлять одного из сыновей для управления имением. Дворянами было получено исключительное право владеть крестьянами с землей. В то-же время была продолжена политика на закрепощение всех категорий тяглого населения: указом 1736 г. все рабочие промышленных предприятий объявлены собственностью их владельцев.

Императрица Анна Иоанновна в петергофском Тампле стреляет оленей (В. Суриков)

Правление Анны Иоанновны отмечается подъемом российской промышленности, в первую очередь металлургической, которая вышла на первое место в мире по производству чугуна. Со второй половины 1730-х годов начинается постепенная передача государственных предприятий в частные руки, что было закреплено Берг-регламентом, стимулировавшим частное предпринимательство.

Царствование Анны Иоанновны вошло в историю как время «бироновщины», что можно трактовать как засилье иностранцев и ужесточение полицейских репрессий. На самом деле, занимавшие высокие посты Бирон, Бурхард Кристоф фон Миних, Андрей Иванович Остерман, братья Левенвольде участвовали в борьбе за влияние на государыню наряду с русскими вельможами, не создавая единой «немецкой партии». Число осужденных в эти времена Тайной канцелярией в общем почти не отличалось от аналогичных показателей прежних и последующих времен, и среди них практически не встречаются дела, которые связаны с антинемецкими настроениями. Императрица была подчеркнуто набожной, суеверной, проявляла заботу об укреплении православия. При ней открывались новые духовные семинарии, введена смертная казнь за богохульство в 1738 г.

Фактически руководил внешней политикой при Анне Иоанновне Андрей Иванович Остерман, в 1726 г. добившийся подписания союзного договора с Австрией, определивший характер внешней политики страны. В 1733-1735 гг. союзники совместно принимали участие в Войне за польское наследство, результатом которой было изгнание Станислава Лещинского и избрание на польский престол Августа III Фридриха. Во время русско-турецкой войны (1735-1739 гг.) русская армия два раза — в 1736 и 1738 годах входила в Крым и разоряла его, были взяты турецкие крепости Очаков и Хотин. Но неудачные действия командовавшего войском Бурхарда Кристофа Миниха, привели к большим людским потерям, и Россия была вынуждена подписать невыгодный Белградский мир, по которому она должна была возвратить Турции все завоеванные земли.

Жестокие забавы. Как Анна Иоанновна шутов женила

Вопрос престолонаследия. Смерть

Немецкое влияние в особенности сильно сказалось при назначении государыней преемника. Совсем минуя дочь Петра I, цесаревну Елизавету, Анна Иоанновна еще в 1731 г. назначила престолонаследником будущего сына своей племянницы, дочери старшей сестры, Екатерины Иоанновны, герцогини Мекленбургской. Тогда этой племяннице было лишь 13 лет и она даже еще не была замужем. Лишь в 1733 г. приняв православие стала называться Анной Леопольдовной. Государыня остановила свой выбор именно на ней потому, что желала устранить от престола нелюбимую Елизавету. Анна Леопольдовна была выдана замуж за приглашенного в Россию принца Антона Ульриха Брауншвейгского, и от этого брака в 1740 г. родился сын, будущий император Иоанн VI.

Во время болезни императрицы возник вопрос: кто будет управлять страной до совершеннолетия младенца-императора? Наиболее влиятельные при дворе Анны лица, Остерман, Левенвольд и Бирон, предполагали поставить правительницей мать Иоанна, Анну Леопольдовну, однако государыня и слышать не желала об этом назначении. Тогда Миних, Остерман, Левенвольд, Ушаков, Трубецкой и Куракин предложили Бирона как регента малолетнего императора. Сам Бирон при этом дипломатично помалкивал, хотя Анна хорошо понимала, чего он добивается. Она упорно отказывалась назначить регентом и его, из опасений оскорбить таким выбором национальное чувство русских: она знала, как ненавидел народ Бирона и немцев вообще. И все-же, 16 октября 1740 г. Анна все-же вручила Бирону подписанный указ о назначении его регентом. Говорят, что, отдавая ему этот указ, она произнесла: «Я подписала твою погибель».

Впрочем, по другой версии, она при этом сказала: «Не бойся!»

На следующий же день 9 часов вечера 28 октября (17 октября) 1740 г. в Петербурге Анна Иоанновна умерла. Перед смертью она позвала духовника и велела читать отходную. В числе окружавших ее лиц она узнала Миниха и обратилась к нему со словами: «Прощай, фельдмаршал!.. Простите все!»

Это были ее последние слова.

http://shtorm777.ru/anna-ioannovna-pravlenie-biografiya-impe...

mirinteresno.mirtesen.ru

Императрица Анна Иоанновна

Анна Иоанновна (1693-1740) – русская императрица, правившая в 1730-1740 годах. Приходилась дочерью царю Ивану (Иоанну) Алексеевичу (1666-1696) – брату и соправителю Петра I. Мать – Прасковья Фёдоровна (1664-1723) – после смерти мужа считалась вдовствующей царицей. Со своими тремя дочерьми жила в подмосковной резиденции Измайлово.

Все девочки получили хорошее образование. Они изучали математику, географию, танцы, немецкий и французский языки. В 1708 году семейство, по воле царя, переехало в Санкт-Петербург. В новой столице им выделили дворец, расположенный недалеко от современного Смольного.

Российскому государству нужно было закрепляться в Европе, налаживать дружеские отношения с западными странами. В этом вопросе хорошо помогали браки венценосных особ. Интерес у России вызывало Курляндское герцогство. На него имели виды и Речь Посполитая, и прусский король Фридрих-Вильгельм I.

Герцог Курляндии Фридрих-Вильгельм (1692-1711) приходился племянником прусскому королю. В конце 1709 года Пётр I обсудил с королём вопрос о браке юного герцога с одной из представительниц русской царской фамилии.

Король Пруссии дал согласие, и русский царь решил выдать замуж одну из дочерей бывшего своего соправителя Ивана. С этим предложением обратились к Прасковье Фёдоровне, и та решила обвенчать свою среднюю дочь Анну.

Венчание состоялось 31 октября 1710 года в Санкт-Петербурге, а 10 января 1711 года молодой супруг скончался по пути в Курляндию. Девушка в возрасте 17 лет осталась вдовой и вынуждена была вернуться к матери.

Однако в следующем году царь решил отправить молодую вдову в Курляндию в соответствии с договором, заключённым перед свадьбой. В Митаве (столице Курляндии) для девушки приготовили резиденцию, а чтобы юная особа находилась под присмотром, с ней отправили Петра Бестужева-Рюмина. Так летом 1712 года Анна оказалась в Митаве.

Фаворит Анны Иоанновны Эрнст Иоганн Бирон

У молодой женщины с Петром Бестужевым сложились не только деловые, но и интимные отношения. Продолжались они вплоть до 1727 года, когда графа отозвали в Россию. Там посчитали, что наставник слишком изнежился рядом с герцогиней.

Вскоре место в сердце женщины занял вместо Бестужева курляндский дворянин Эрнст Иоганн Бирон (1690-1772). С 1718 года он служил в канцелярии вдовствующей герцогини.

Императрица Анна Иоанновна (1730-1740 гг.)

Размеренная и спокойная жизнь в Митаве закончилась для Анны 19 января 1730 года. В этот день скончался российский император Пётр II. Верховный тайны совет, фактически правивший империей, решил призвать Анну Иоанновну на престол. Инициатором стал князь Дмитрий Михайлович Голицын. Именно он и назвал имя этой женщины. Но власть ей давали с многочисленными ограничениями, чтобы сохранить доминирующее влияние Верховного тайного совета.

Однако Долгорукие и Голицыны, безраздельно властвующие в стране, совсем забыли о других родовитых боярах, которые не меньше их хотели властвовать и иметь свой кусок от общего государственного пирога. Поэтому, когда Анна Иоанновна, согласившись на все условия, приехала в Россию, то быстро поняла, что Верховный тайный совет вовсе не такой могущественный, как кажется на первый взгляд.

15 февраля 1730 года бывшая курляндская герцогиня при общем народном ликовании въехала в Москву. Она быстро расположила к себе дворян и гвардию, а 25 февраля 1730 года наступила историческая развязка. Императрица собственноручного разорвала кондиции, ограничивающие её полномочия. 1 марта 1730 года вся русская земля принесла присягу Анне Иоанновне как самодержице всероссийской. А 4 марта того же года Верховный тайны совет был упразднён и восстановлены полномочия Правительствующего Сената.

Серебрянный рубль с изображением профиля императрицы Анны Иоанновны

Императрица Анна Иоанновна была человеком переходной эпохи. По своему характеру являлась московской царицей XVII века. А поэтому любила свойственные для того времени занятия и развлечения с шутами. Однако страна требовала перемен. Поэтому в 1732 году женщина переехала из Москвы в Санкт-Петербург, и тот вновь обрёл статус столицы Российской державы.

Здесь при императорском дворе появились театр и балет. Была создана балетная школа, ставшая впоследствии знаменитым на весь мир Вагановским училищем. Что же касается государственных дел, то матушка-императрица не любила ими заниматься в силу своего характера. Но боялась переворотов и смут, а поэтому учредила Канцелярию тайных розыскных дел.

Людей за вольнодумство стали ссылать в Сибирь. Всего сослали более 20 тыс. человек. Канцелярия произвела расправы с некоторыми князьями Долгорукими. Иван Долгоруков был колесован в 1739 году. Другим боярам рубили головы, сажали на кол, вырезали языки. Все эти негативные проявления народ стал связывать с фаворитом императрицы Эрнестом Иоганном Бироном, а время его деятельности назвали бироновщиной.

Однако значимость этой исторической фигуры сильно преувеличена. Бирон являлся фаворитом и занимал исключительное положение при дворе. Без его одобрения правительственные органы редко принимали серьёзные решения. Но что касается засилья иностранцев и разграбления страны, то этого не было.

Императрица Анна Иоанновна увлекалась охотой

Возле императрицы крутилось много иностранцев. Но ключевых постов они не занимали. Большинство из них осело в России ещё при Петре Великом. В армии и во флоте иностранцы также служили, но их было ничтожно мало, а высоких командных должностей они не имели.

В целом, при императрице Анне Иоанновне проводился курс на укрепление империи. Развивалась промышленность, торговля, дворяне получили облегчение в службе. Большое внимание уделялось дальнейшему развитию флота. Было построено несколько новых больших военных кораблей. Суда строились на верфях Санкт-Петербурга и Архангельска.

При матушке-императрице продолжалась и имперская политика Петра I. Велась успешная война в Польше (1733-1735). В 1735 году началась война с Турцией. В 1736 году русская армия под командованием Миниха захватила столицу крымских татар Бахчисарай. В 1736 году была взята крепость Азов, а в 1737 году крепость Очаков. В 1738 году русская армия разгромила Крымское ханство.

18 сентября 1739 года в Белграде был подписан Белградский мирный договор, ставший заключительным аккордом в русско-турецкой войне 1735-1739 годов. По нему к России отошли Азов, часть территорий Правобережной Украины, а также территории на Северном Кавказе и к югу от Азова.

Конец правления Анны Иоанновны

В конце правления Анны Иоанновны случилось два события, которые надолго запомнили современники. Студёной зимой 1740 года прямо на льду Невы был построен Ледяной дом. Убранство внутри, вплоть до мебели и игральных карт на столе, также было изготовлено изо льда. Из него же сделали деревья и рассадили на них ледяных птиц.

Всё это организовали для шутовской свадьбы шута Михаила Голицына и карлицы Бужениновой. Их привезли в Ледяной дом и заперли в нём на ночь в ледяной спальне.

Шутовская свадьба в Ледяном доме

А вторым событием стала казнь кабинет-министра Артемия Волынского летом 1740 года. Он считался умелым администратором, но не угодил Бирону. Тот настроил против Волынского императрицу. В результате этого кабинет-министр и его ближайшие друзья были арестованы. Их обвинили в измене, пытали и казнили. В день казни императрица Анна Иоанновна охотилась в Петергофе. А в начале октября случилось несчастье с самой правительницей.

Она обедала с Бироном и вдруг почувствовала себя плохо. Врачи обследовали женщину и признали болезнь опасной. Это вызвало переполох среди высших должностных лиц империи. Впрочем, вопрос о престолонаследии был уже решён.

У Анны Иоанновны не было детей, и она завещала престол своему внучатому племяннику Ивану Антоновичу. Его матерью была Анна Леопольдовна – дочь Екатерины Иоанновны, старшей сестры самодержицы всероссийской.

16 октября у государыни случился сильный припадок, и после него она подписала все бумаги о наследстве. А вечером 17 октября 1740 года Анна Иоанновна Романова умерла на 48 году жизни. По мнению врачей причинной смерти стали подагра и мочекаменная болезнь. Похоронили почившую государыню в Петропавловском соборе города Санкт-Петербурга.

Алексей Стариков

www.factruz.ru


Смотрите также