Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Ирина сестра михаила прохорова биография


Ирина Прохорова биография и карьера в «Новое литературное обозрение», последние новости и фото.

Ирина Дмитриевна — сестра предпринимателя и политика Михаила Прохорова, основатель благотворительного фонда культурных инициатив. Родилась 3 марта 1965 года.

Детство 

Ее отец, Дмитрий Ионович, занимал должность главы Управления международных связей Госкомспорта СССР. Мать, Тамара Михайловна Кумаритова, трудилась на кафедре полимеров Московского института химического машиностроения.

Когда Ире было пять лет, семья переехала из коммуналки на Старом Арбате в маленькую квартирку рядом с ВДНХ. В девять лет она стала старшей сестрой: на свет появился брат Михаил. Детство Ирины пришлось на эпоху оттепели, общественного подъема и надежд на справедливое общество. Девочка любила читать и, как многие советские дети, собирала марки. В старших классах пришло время задуматься о поступлении: встал выбор между медицинским институтом и филфаком. В итоге выбрала она второй вариант и поступила на филологический факультет.

Образование

Окончила филологический факультет Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова и защитила кандидатскую диссертацию по английскому модернизму.

Трудовая деятельность

После выпуска из вуза работала на телевидении, потом — в журнале «Литературное обозрение» редактором. В 1992-м она основала собственное издание «Новое литературное обозрение» — научный журнал, посвященный теории и истории литературы.

В 1996-м возглавляла жюри литературной премии «Русский Букер».

В 1998 году появился еще один журнал, «Неприкосновенный запас», в 2006-м — «Теория моды».

В 2004 году по ее инициативе появился на свет Фонд Михаила Прохорова — благотворительный фонд культурных инициатив. В 2010-м эта charity-организация приняла участие в «Годе России во Франции — 2010», где представила проект «Неизвестная Сибирь».

Кроме того, она стала основателем ежегодной международной научной конференции под названием «Банные чтения», названную так неспроста — первая редакция «Нового литературного обозрения» располагалась в Банном переулке. Ведет авторскую программу «Культура повседневности» на радио «Комсомольская правда». С 2012 года также является ведущей на РБК-ТВ, передача называется «Ирина Прохорова. Система ценностей».

Политическая деятельность

В июне 2012-го ей предложили возглавить Общественный совет при Министерстве культуры РФ, но она отказалась, сославшись на занятость.

В декабре 2013 года ее избрали руководителем Федерального гражданского комитета партии «Гражданская платформа», но меньше чем через год (в июле 2014-го) сняла с себя полномочия.

Награды

Она обладает множеством наград, среди которых премии: • Российской Федерации в области литературы и искусства; • русской эмиграции Liberty за вклад в развитие русско-американских культурных связей; • Андрея Белого за заслуги перед русской литературой; • «Звезда театрала» в номинации «Меценат года» (2013 год).

Кавалер ордена: • Искусств и литературы Франции; • Почетного легиона. В 2014 году она была включена в список ста самых влиятельных женщин России по версии журнала «Огонек», заняла 21-е место.

Семейное положение

Сведения о ее личной жизни редко попадает в СМИ. Известно, что она была замужем. Дочь, тоже Ирина, окончила Финансовый институт, работала в рекламном агентстве, а позже заняла пост исполнительного директора фонда, основанного родными.

Живут они вчетвером, вместе с мужем дочери и маленькой внучкой.

finparty.ru

Women in Power: Ирина Прохорова, исполнительный директор Фонда Михаила Прохорова / Posta-Magazine — интернет журнал о качестве жизни

Фото: Ян Кооманс Стиль: Ирэн Дужий MUAH: Нарек Сиреканян, Татьяна Преображенская

А вот то, что интересует светское общество: Ирина Прохорова — племянница человека, который занимает очень высокое место в списке Forbes. Что это дает? Абсолютное счастье, возможность выбирать самое лучшее, ощущение свободы и вместе с тем — постоянное чувство ответственности... Об этом и был наш разговор.

Татьяна Сабуренкова: Ира, как вас лучше всего представить нашим читателям?

Ирина Прохорова: Я исполнительный директор Фонда культурных инициатив Михаила Прохорова. Это частный, семейный фонд, мы поддерживаем культуру, театр, современное искусство в регионах. Это сейчас моя основная работа — удивительное совмещение творческой и менеджерской работы, поскольку я слежу, чтобы все выполнялось, отвечаю за сроки и исполнение всех проектов, но, в то же время, участвую в творческом процессе. Как будто голову нужно поделить ровно на две части — и сердце тоже. (Смеется.) Мы регулярно собираемся с экспертами фонда, обсуждаем программы, какие-то новые заявки, спорим о стратегии развития фонда. И, поскольку мы являемся партнерами многих театров, сотрудничаем с интересными людьми — режиссерами, актерами.

— В чем самый большой плюс такой работы?

— Она позволяет мне посещать самые интересные культурные мероприятия, я нахожусь в центре культурной жизни, и это здорово! Хотя в детстве у меня была большая мечта стать врачом, но не получилось. Поэтому в самое ближайшее время я планирую в качестве волонтера попробовать себя в работе медсестры: мой двоюродный брат — замечательный хирург, и я попросилась к нему в больницу просто помогать, потому что у них вечно не хватает рук.

Платье, Oscar de la Renta (Boutique № 7)

— Если составить ваш личный театральный рейтинг из того, что вы увидели за последний год-полтора, что обязательно стоит посмотреть нашим читателям?

— У нас есть проект — «Театральный синдром», мы ежегодно проводим его в Красноярске и привозим туда различные театры, лучшие постановки. Не так давно мы привозили Театр Европы, Льва Абрамовича Додина с его замечательным спектаклем, которому уже 30 лет — «Братья и сестры». Он идет в Санкт-Петербурге, но у меня долго не было возможности его посмотреть. Это очень сильное впечатление: спектакль идет практически весь день с перерывами — но на одном дыхании. Меня переполняли эмоции, а рядом со мной сидели солидные сибирские мужчины, которые, я видела, тоже сдерживали слезы из последних сил, чтобы никто не видел, насколько они растроганы.

— Если сравнивать наш театр 10 лет назад и сейчас, в чем плюсы и минусы того, как развивается эта индустрия?

— Плюсы в том, что наш театр очень чувствует зрителя, подстраивается под его настроение: вопреки ситуации экономической, политической. Когда театр начинает чувствовать, что нужно зрителю, мы получаем полный зал. Важно, что режиссеры понимают: сегодня публика примет определенные вещи, которые, скажем, не пошли бы 10 лет назад. Не кормят публику одними и теми же приемами. Поэтому сегодня театр экспериментирует с классикой, не остается в застое, как это бывает в некоторых странах, где 20-30 лет одно и то же.

Но в Москве все сложнее находиться долгое время: это город с дикой энергетикой как в хорошем, так и в плохом смысле. Это нормально для мегаполиса: Париж, Нью-Йорк, Шанхай — так везде. В Москве происходит столько событий, и культурных, и светских, что ты иногда просто физически не успеваешь на то, что тебе интересно, и начинаешь метаться. И вдруг понимаешь, что устал и хочешь спокойствия. Две недели на море — и ты снова скучаешь по этому ритму.

Брюки и жакет, Dior

— Вы когда-нибудь пробовали жить в одном европейском городе долго, по несколько лет?

— Нет, я очень люблю путешествовать, но, чтобы жить в другом месте, нужно найти себе там занятие. А какое? Даже если есть финансовые возможности жить и не волноваться, это невозможно. Я не могу сидеть и ничего не делать! И потом, при всех сложностях жизни в нашей стране всегда есть какие-то другие сложности в других местах, о которых мы не знаем, пока не живем там. Особенности менталитета, другие правила.

— Как вам изменения в Москве? Многие говорят, что стало больше классных ресторанов, город стал выразительнее. Правда, и пробок тоже больше...

— В плане развлекательной культуры все отлично и для молодежи, и для взрослых, и для детей. Не мне давать советы людям, которые этим занимаются, но для меня есть какие-то бытовые вещи, в которых произошли изменения далеко не в лучшую сторону. Элементарно: почему у нас до сих пор такая адская проблема с парковками и с пробками. Это, конечно, сильно выбивает из колеи, когда весь день расписан и нужно попасть из пункта А в пункт Б, где тебя ждут люди. Нас убеждают пересаживаться на общественный транспорт, но вот у меня двое детей, у подруги четверо детей и она беременна — почему мы должны ездить на автобусе?

— Что помогает вам расслабиться в большом городе?

— Езда за рулем под вечер, когда я прокручиваю в голове какие-то события, разговоры, слушаю музыку или вообще ни о чем не думаю. Это очень хорошо прочищает мозги. А вообще, сколько себя помню, я обожала водить, стрелять в тире, прыгать с парашютом — это из моих хулиганских занятий. Я два раза прыгнула уже, хочу третий!

— Не помню, чтобы я вот так проснулась утром с мыслью прыгнуть откуда-то...

— Мне нужна была порция адреналина, какая-то эмоциональная встряска. И в свой день рождения (в конце марта) я затащила друзей в Коломну, там есть профессиональная база, где тренируются профессиональные парашютисты... Свободный полет — это непередаваемые ощущения: когда я приземлилась, я была в таком восторге! Прыгала я не одна, а в тандеме, так что это абсолютно безопасно. Приземляется сам инструктор, а ты просто аккуратно ложишься, вас накрывает парашютом, и все это снимает камера. Второй же раз я прыгала в Израиле с подругой: думаю, во время полета она не раз меня прокляла, но потом сказала: «Спасибо, сама бы я никогда на это не решилась!». Я действительно люблю иногда делать какие-то экстремальные вещи, но у меня нет этому логического объяснения, видимо, просто интересно.

Платье, Oscar de la Renta (Boutique № 7)

— Расскажите про какое-то яркое и запоминающееся путешествие?

— У меня есть традиция: каждый год с подругами улетать в какую-нибудь новую страну. В этом году я была в Марракеше — это потрясающе, абсолютно другой мир, другая культура, другие краски... Мы жили в отеле La Mamounia — в нем же когда-то останавливались актрисы из «Секса в большом городе», а снимали сериал в соседнем отеле. Помню, как мы ходили по рынку — там же, где Кэрри с подружками пряталась... А еще мы полетали там на воздушном шаре: рано утром, абсолютная тишина, встает солнце... Это какие-то непередаваемые ощущения. Затем мы ездили к берберам в деревню — поднимались на осликах (и боялись с них упасть!).

— А куда всегда хочется вернуться?

— Стамбул. Верно говорят, что Москва — это не Россия, а Стамбул — это не Турция. Все знают Турцию по курортам, а это какой-то совершенно потрясающий город, европейско-восточный. Первый раз, когда мы туда приехали, как раз были первые волнения, горожане отстаивали, чтобы не сносили парк — и мы на берегу Босфора в «Кемпински» даже чувствовали запах газа, которым разгоняли протестующих. Моя подруга — бывшая сотрудница ВВС — снабжала нас новостями обо всем, что там творилось — но они отстояли этот парк! Стамбул — потрясающей красоты город! У нас там был хороший гид, он отлично говорит по-русски и умеет показать город не только туристический...

— Что, кроме таких вылазок-путешествий, помогает вам справляться со стрессовыми ситуациями, находить новые силы продолжать двигаться дальше?

— Это поддержка моей мамы, она мой лучший друг и она всегда может меня встряхнуть. Еще это мои друзья... Кроме того, когда у тебя есть дети, ты просто не можешь себе позволить раскиснуть. А вообще, когда все нестабильно и неспокойно и кажется, что у тебя безумные проблемы, я стараюсь пойти и кому-нибудь помочь: вот пойду к брату, возьму швабру, тряпку, начну мыть полы, смотреть на людей и увижу, что у кого-то бывает и хуже.

— Мне кажется, женщины делятся на две категории — те, кто хотел бы ничего не делать, и те, кто работает, даже если может не работать... Зачем это делать вам?

— Мне часто задают этот вопрос. Начнем с того, что я, как и моя мама, трудоголик. Как замечательно говорит мой дядя: «Мозг — это единственная мышца, которая быстрее всего заплывает жиром». Если я не буду работать, я буду деградировать — и кому я буду тогда интересна, если я ничего из себя не представляю? Мне повезло, что у меня есть такой мощный тыл и я могу рассчитывать на помощь, но я взрослая женщина, я мама, и не работать и сидеть на шее у кого-то — зачем мне? Я считаю это неправильным.

— Если трудоголик устал, откуда он черпает энергию?

— У меня бывают моменты энергетической опустошенности — от каких-то обстоятельств, от общения с неправильными людьми. В таких ситуациях меня спасают мои друзья: мы можем просто сесть на лавочке, поговорить — и это такой заряд позитива и такая подпитка! Сколько раз они мне не давали упасть, ловили. Мне повезло: я всегда знаю, что встречусь с ними — и буду весь вечер смеяться. Друзья — мои «доноры». Все они — люди, которые со мной на одной волне, с которыми мы как-то очень быстро сдружились. Понятно, что в какой-то момент все расходятся в университеты и начинают свою отдельную жизнь, но дружба — это тоже работа, ее нужно сохранять, чем-то подпитывать, куда-то вместе ездить. Мы часто собираемся: все заняты, у всех семьи и дети, но мы находим друг на друга время. Возможно, нам просто очень повезло: бывает дружный класс и не очень — и это необъяснимо.

— Как вы проводите свободное время без друзей — смотрите, например, сериалы?

— Если честно, сериалы я почти не смотрю, недавно видела вот только «Содержанки» Богомолова: было любопытно, что снял Костя. Я, представьте себе, люблю фильмы ужасов. Не знаю, какой ужастик режиссер должен снять, чтобы я испугалась. Я обычно знаю все приемы, все развязки, знаю, кто пойдет первым, кто умрет, а кто останется, поэтому сижу и со скучающим видом смотрю. А мои любимые фильмы — те, где я не смогла заранее разгадать сюжет: «Римские каникулы», «Унесенные ветром» и «Убить Билла». Некоторые мои друзья смотрят «Убить Билла» как серьезный фильм, но ведь Тарантино снял его с юмором — и разбавил все эти американские клише неожиданно глубокими идеями. Мой любимый момент — монолог в финале: «Мой любимый герой — это супермен, потому что он родился суперменом, ему не нужно надевать костюм. А ты, сколько бы ты гамбургеров ни съела, как бы ни поправилась, сколько детей ни родила, ты будешь ложиться Беатрикс Киддо и просыпаться Беактрикс Киддо, и ничто, никто на свете тебя не изменит». Вот этот диалог отчасти про всех нас: ты тот, кто ты есть, независимо от того, в какой ты среде, в каких условиях находишься. Ты останешься сам собой, даже обманув себя.

— Сейчас повальный интерес к так называемой литературе про саморазвитие. Вам это близко?

— Хорошо, если это кому-то помогает, но я скептически к этому отношусь. Что я порекомендую почитать? Например, новую серию издательства «Новое литературное обозрение» — «Что такое Россия»: там несколько книг, где очень интересно описаны знакомые исторические факты, люди, проблемы.

— С удовольствием ли вы тратите время и финансы на шопинг?

— Обожаю шопинг, но в последнее время я перестала ходить по магазинам в Москве, стала больше заказывать онлайн. Предпочтений в марках у меня как таковых нет: я могу надеть Dior, но обязательно миксую его с чем-то демократичным. В целом, я все еще в поисках своего стиля, а потому у меня точно нет каких-то правил: все только дорогих брендов, total look и т.д. Самые яркие модные персонажи — это те, кто нашел свой стиль. Дарья Мороз, например, она выглядит потрясающе!

— У нас сайт о качестве жизни, когда мы его начинали 7 лет назад, словосочетание «качество жизни» многие не очень понимали. Сейчас — другое дело, все только об этом и говорят. Что это для вас?

— Качество жизни — это когда ты не замучен бытом, когда тебе не надо думать о том, что поездка на отдых будет означать два месяца на хлебе и воде. Когда ты знаешь, что можешь спокойно дать ребенку лучшее образование в России или в Европе, когда ты не сомневаешься, что ребенок у тебя пойдет в лучшую школу, а потом в лучший университет. Когда ты можешь поехать отдыхать тогда, когда у тебя будет настроение. Когда ты знаешь, что ты можешь получить достойное медицинское обслуживание. Это самые основные вещи.

— Многие люди, которые читают сейчас наше интервью, работают на кого-то. Им часто даже представить страшно, как они вдруг вышли бы из системы и начали свое дело, работать сами на себя. Как у вас с этим? Насколько для вас важна самостоятельность?

— Мне как раз очень нужна система, нужно, чтобы меня дополнительно организовывали. Меня это не напрягает, а наоборот, помогает. Многие говорят: как было бы хорошо работать не на кого-то, а работать на себя, но в этом есть некоторое заблуждение. Когда ты работаешь на себя, ты не отдыхаешь никогда, потому что как только ты отпустишь контроль, все полетит. Плюс: когда это твое, ты не бросишь это все — в итоге ты тоже в системе, только ответственность вся на тебе, отвечаешь за все только ты.

Пальто, Dior

— Да, а отвечать порой хочется только за планирование своего отпуска...

— Знаете, какой отдых я планирую? Хочу, если получится, нашей девичьей бандой поехать в путешествие по Route 66: взять напрокат машины, желательно старые американские, и поехать путешествовать по стране. Правда, у меня два телефона, iPhone и Samsung, и я бесконечно фотографирую — друзья меня за это ненавидят, а потом сами же просят фотографии. (Смеется.)

— Почему два телефона?

— Samsung мой знают только домашние: если я хочу отдохнуть и ни с кем не говорить, кроме близких, я оставляю включенным только его. А iPhone — там вся работа. Фотографирует Samsung, кстати, в сто раз лучше — это так, на заметку!

— Хорошая схема, чтобы отключаться от внешнего мира, но всегда быть на связи, например, с детьми...

— Да. У меня двое детей, старшей дочери Александре скоро будет 8, младшему Михаилу 3. Это долгожданные дети, которых я вымолила, они непросто мне достались. И я безумно их люблю! Они абсолютно разные. Сашка — актриса, лицедейка, любит быть в центре внимания. Сейчас она ходит в английскую Кембриджскую школу в Сколково, там с трех лет начинают говорить по-английски. Она отлично танцует, играет в шахматы и занимается музыкой. У нее такое количество энергии и ей так нужна публика, что я стараюсь организовать ее жизнь так, чтобы она чувствовала себя в своей тарелке. Я, например, более застенчивая, интроверт. А она как раз экстраверт. У нее сейчас, конечно, довольно большая нагрузка для ее возраста по школьной программе, и я пытаюсь ей как-то внушить, что хорошо, когда есть семейная поддержка, внешность и так далее, но без образования в жизни ничего не добьешься. Как говорит моя мама, что угодно может случиться, а образование и мозги останутся всегда с тобой и будут твоим спасением. А сын у меня серьезный маленький мужичок, без глупостей, без нежностей. Сейчас он занимается шахматами и плаванием, а в сентябре пойдет в ту же школу, уже очень хочет за старшей сестрой. Когда с детьми занимаешься, общаешься, разговариваешь, многому учишься: это совершенно другое поколение, они смотрят на какие-то вещи по-другому, задают какие-то вопросы, о которых мы и не задумывались.

— Как вас изменило материнство? Было ли ощущение, что жизнь приобрела другой смысл?

— Я поняла, что я по-настоящему стала взрослой. Некий инфантилизм, присущий мне ранее, ушел. Ты мама, на тебе ответственность за детей. У тебя проблемы? Соберись и возьми себя в руки, потому что у детей должна быть веселая, здоровая и сильная мама.

— Вам помогает или мешает ваша фамилия?

— Сложный вопрос. Такая громкая фамилия открывает многие двери. Не буду лукавить, мне повезло, что есть такой тыл за спиной. Но есть и оборотная сторона медали: как понять, с тобой общаются не потому, что у тебя такая фамилия? Почему известные люди порой такие закрытые и нелюдимые? Потому что к ним подходят именно с целью... И люди, на самом деле, искренне из-за этого переживают: будь я простым человеком, меня так же бы любили? Я всегда рада помочь, я всегда помогаю, я неравнодушна, но всем помочь нельзя, и в какой-то момент ты просишь: посмотрите на меня как на Иру просто, выбросьте фамилию. С другой стороны, как говорит мой дядя, пусть лучше тебе неискренне улыбаются, чем искренне плюют в лицо и делают вид, что ты никто. Наверное, надо просто помнить: рано или поздно человек проявится, и ты поймешь, искренняя у него к тебе дружба или нет.

— Вы умеете говорить «нет», когда понимаете, что не можете или не хотите помочь? Невозможно же постоянно решать чужие проблемы.

— Бывает, что приходит много писем, много звонков, и ты вдруг понимаешь, что не можешь помочь всем. Если бы я была президентом страны или еще кем-то, я понимала бы, что это моя прямая обязанность — помогать людям. Я понимаю, что если я не помогаю, то не потому что я циничная, жадная эгоистка, а потому что это было невозможно. Я понимаю людей, которые уже не знают, что делать, и в отчаянии просят помощи, но это физически и психологически невозможно — всем помочь. Я помогаю по мере возможности, иначе это будет съедать все мое время, и стараюсь не брать на себя чувство вины.

Платье, Marchesa Notte (Boutique № 7)

— Если пофантазировать, какой бы совет вы дали себе двадцатилетней? На что вы тратили, может быть, слишком много времени, сил и нервов зря?

— Я бы была менее ленивая. Я бы больше училась и, наверное, по-другому смотрела бы на людей, понимая типажи. Но в 20 лет это, к сожалению, невозможно. Я бы, наверное, была похитрее: я очень эмоциональный, прямолинейный человек, могу что-то вылить на человека, когда это не нужно. Я была бы сдержаннее, деликатнее, дипломатичнее, больше бы контролировала свои эмоции. Но, вернись я сейчас со своим опытом в свои 20 лет, я бы наверняка наделала новых ошибок. Как сложилось — так сложилось. Прошлое не любит сослагательных наклонений, и сложилось у меня все, грех жаловаться, прекрасно, поэтому не буду Бога гневить.

— Часто психологи, бизнес-коучи говорят, что нужно жить, обязательно планируя на 5-10 лет вперед. Вы строите планы? Представляете себе, какие у вас будут следующие 5 лет, формулируете, чего бы вы хотите добиться?

— Нет, так не строю. Нельзя сказать, что я живу, как трава в поле растет, то есть я планирую, у меня есть какие-то краткосрочные цели. Они возникают в процессе жизни, начиная от малого — с парашютом хочу прыгнуть, заканчивая большим — хочу выстроить так работу, сделать то-то. Если бы спросили, какой мой главный враг в самой себе, я бы сказала, что это лень, она, как сестра-близнец, идет со мной рука об руку, и это борьба не на жизнь, а на смерть. Чувство скуки наводит на меня панический ужас, и при этом я ужасно ленива. Все мы узнаем себя в Обломове, да? Когда я читала, приходила в ужас: потому что написано, как будто про меня. Простой пример — спортзал: вы знаете человека, которому не лень? Беда в том, что саморазвитие — это не наш основной инстинкт. Но я с этим борюсь, как и мы все.

Платье, Marchesa Notte (Boutique № 7)

posta-magazine.ru

Ирина Прохорова: фото, биография, фильмография, новости - Вокруг ТВ.

Главный редактор журнала и глава издательского дома «Новое литературное обозрение» («НЛО»), литературовед, сестра бизнесмена и политика Михаила Прохорова.

Ирина Дмитриевна Прохорова родилась весной 1956 года, в семье главы Управления международных связей Госкомспорта СССР Дмитрия Ионовича Прохорова и сотрудницы кафедры полимеров Московского института химического машиностроения Тамары Михайловной Кумаритовой.

Ирина Прохорова старше своего родного брата Михаила Прохорова на девять лет. На сегодняшний день он известен, как российский бизнесмен, миллиардер, президент частного инвестиционного фонда-группы «ОНЭКСИМ», президент Союза биатлонистов России и владелец пакета акций в нескольких ведущих компаниях.

Ирина Прохорова – выпускница Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова (МГУ), филологического факультета, кандидат филологических наук. Она заняла должность редактора журнала «Литературное обозрение» в конце 1980-х годов, а в 1992 году основала собственное издание «Новое литературное обозрение».

— Тогда распадалась старая инфраструктура книгоиздательского бизнеса, рухнула централизованная система распространения, исчезла дешевая бумага, типографии с устаревшим оборудованием, развращенным и малоквалифицированным персоналом гнали детективы чудовищного качества. И шел вал черного нала. Я помню, пришла в типографию и жалась к стенам коридоров, по которым деловито сновали какие-то издатели с татуировками и в тренировочных костюмах. И тут я, такой интеллигентный цветок с тихим голосом: «Мне бы напечатать пять тысяч экземпляров научного журнала». На меня смотрели как на сумасшедшую.

Через несколько лет Ирина Прохорова начала выпускать журналы «Неприкосновенный запас» (1998 г.) и «Теория моды» (2006 г.) и организовала ежегодную международную научную конференцию «Банные чтения».

Конференция получила свое название благодаря тому, что первая редакция «НЛО» была расположена в Банном переулке.

В 2004 году Ирина Прохорова создала благотворительный Фонд Михаила Прохорова (Благотворительный фонд культурных инициатив), и представила проект «Неизвестная Сибирь» в рамках года России во Франции в 2010 году.

Ирине Прохоровой предлагали возглавить Общественный совет при Министерстве культуры РФ в июне 2012 года, но она отказалась из-за чрезмерной занятости.

Весной 2012 года она вошла в список доверенных лиц кандидата в президенты Михаила Прохорова, но пост главы Российской Федерации занял Владимир Путин.

— Политические взгляды Мединского мне не близки, и все эти «Мифы о России» вызывают у меня неприятное чувство. Но у меня есть опыт работы в регионах, когда очень консервативные люди оказывались эффективными и мы находили общий язык. Через несколько месяцев будет понятно, куда разворачивается деятельность Минкульта. Так что даже будь Мединский либеральным человеком и мне симпатичным, я была бы вынуждена отказаться, потому что не хочу подставлять свою репутацию под то, чем они занимаются. Я буду вынуждена брать ответственность за их решения.

Ирина Прохорова была замужем, есть дочь Ирина, которая работает в рекламном агентстве.

Ирина Прохорова получила Государственную премию Российской Федерации в области литературы и искусства летом 2003 года за журнал «Новое литературное обозрение», стала лауреатом премии русской эмиграции «Liberty» за вклад в развитие русско-американских культурных связей в 2003 году и премии Андрея Белого за заслуги перед русской литературой в 2006 году. Кроме того, Ирина Прохорова является Кавалером Ордена Искусств и литературы Франции.

www.vokrug.tv

Ирина Прохорова: жизнь, литературная и общественная деятельность

Выдающийся на сегодняшний день российский литературовед, политический персонаж и лидер партии «Гражданская платформа» Ирина Прохорова ведет неутомимую благотворительную деятельность и являлась доверенным лицом Михаила Прохорова на выборах президента от 2012 года.

Биография Ирины Прохоровой

Родилась сестра Михаила Прохорова 3 марта 1956 года в Москве. О происхождении своих родителей она отзывается достаточно просто, говоря, что они были среднестатистическими. В действительности же они занимали достаточно заманчивые должности. Отец Ирины – Прохоров Дмитрий Ионович – был Главой управления по международным связям СССР, а мать – Кумаритова Тамара Михайловна – являлась сотрудницей на кафедре полимеров МИХМ (Московский институт химического машиностроения).

Ирина Прохорова училась в МГУ им. В. Л. Ломоносова, на филологическом факультете. Позже она закончила его с диссертацией на тему о литературе английского модернизма и стала кандидатом философских наук.

После окончания университета в 80-х годах Ирина работала на местном телевидении и была редактором журнала под названием «Литературное обозрение».

В 1992 году, набравшись опыта работы в издательстве, нынешний литературовед основала собственную организацию «Новое литературное обозрение», где заняла место руководителя.

Ирина была замужем, в браке она родила и воспитывала дочь, которую назвали в ее же честь Ирочкой.

История семьи

Предки Ирины по отцовской линии были крестьянского рода, выходцы со Смоленщины. Как известно, дед отца был переселенцем в Сибирь, где жил определенное время и вел приличное хозяйство. Впоследствии, под страхом раскулачивания он бежал.

По линии матери были врачи и ученые. Дедушка Ирины служил наркомом здравоохранения в Дагестане. 1934 год подарил ему должность директора местного медицинского института города Дагестана. Бабушку Ирины Прохоровой, Анну Белкину, обучал сам профессор Зильбера, достаточно известный в те времена. Хоть она и была микробиологом, но дальнейшая карьера в области науки у нее не сложилась. Пришла война, Анна отправила свою дочь в эвакуацию, а сама занималась разработкой вакцин в Москве.

Мать Ирины, Тамара Кумаритова, в 1965 году родила младшего сына Михаила, который сегодня является известным российским политиком и предпринимателем.

Жизнь лидера партии «Гражданская платформа», помимо издательского направления, тесно связана с политической деятельностью. В 2012 году на выборах президента она стала доверенным лицом собственного брата – Михаила Прохорова. В этот же период получила заманчивое предложение стать главой Общественного совета при Министерстве культуры Российской Федерации, от которого в дальнейшем она без раздумий отказалась.

На сегодняшний день Ирина Дмитриевна Прохорова активно занимается благотворительностью на территории всей России. В 2004 году был создан Благотворительный Фонд Прохорова Михаила, инициатором которого явилась его сестра. Помимо того что женщина является одним из соучредителей Фонда, она еще и организатор и координатор Ярмарки Красноярской книжной культуры, владелица и редактор собственного издательства «Новое литературное обозрение».

Разносторонние интересы

За все время своей деятельности Ирина Прохорова добилась следующих показателей:

  • Основала Журналы «НЛО» и «Неприкосновенный запас». Сегодня в издательстве «НЛО» выходит 18 книжных серий, среди которых детская литература, культурология, литературоведение, проза и поэзия, история, мемуары, философия и многое другое.
  • Выпустила в 2006 году первый на территории Российской Федерации специализированный журнал под названием «Теория моды». Издание посвятило свою деятельность изучению моды как феномена культуры.
  • Учредила Ежегодную международную научную конференцию «Банные чтения».

Помимо этого, Ирина Дмитриевна зарекомендовала себя как жизнерадостный и активный человек, доказательством чему служат следующие факты:

  • При получении Государственной премии читала частушки собственного сочинения.
  • На открытии во Франкфурте книжной ярмарки представляла организацию в костюме пионерки.
  • Будучи актрисой по призванию, на одной из встреч «НЛО» без особых сомнений взяла на себя роль Настасьи Филипповны из произведения Достоевского «Идиот».

Основные достижения женщины-политического деятеля РФ

Помимо вышеупомянутых достижений, в 2002 году Ирина получила награду Государственной премии РФ и стала лауреатом искусства и литературы за создание собственного журнала «Новое литературное обозрение».

В дальнейшем женщина неоднократно удостаивалась поощрений за свою деятельность, получала награды. К примеру, в 2003 году Ирина стала обладательницей Liberty – премии русской эмиграции. Причиной послужило развитие русско-американских связей в сфере культуры и искусств, создание лучшего просветительского проекта России.

2006 год подарил деятелю премию Александра Белого в честь особых заслуг перед русской литературой.

Позже, во Франции, Ирина Прохорова была удостоена награды Кавалера Ордена Искусств и литературы.

Ирина Прохорова и ее стратегия по отношению к ситуации на Украине

Лидер партии неоднократно заявляла, что не собирается отправлять на территорию Украины представителей своего партийного движения, как сделали это некоторые другие политические силы России. Кроме того, «Гражданская платформа» Ирины Прохоровой абсолютно уверена, что конфликт удастся урегулировать путем мирных дипломатических переговоров. Подобное решение властей Украины сможет благотворно повлиять на экономику и фондовые рынки страны. Вот как отзывалась Ирина Прохорова об Украине: «Финансовый кризис никому не нужен, и я остро надеюсь на здравый смысл украинской власти при принятии ключевых решений по урегулированию масштабности данного конфликта».

Также лидер движения призвала не выдавать кредиты украинским политикам и заморозить на время все счета по задолженностям перед РФ.

fb.ru

Ирина Прохорова - о семье, политике и знаменитом брате

У ИРИНЫ ДМИТРИЕВНЫ ОЧЕНЬ ПЛОТНЫЙ РАБОЧИЙ ГРАФИК. НО НАМ УДАЛОСЬ В НЕГО ВКЛИНИТЬСЯ И ПОГОВОРИТЬ С НЕЙ О СЕМЬЕ И ДЕТСКИХ ВОСПОМИНАНИЯХ, БРАТЕ, РАБОТЕ И ПОЛИТИКЕ…

Брату сейчас часто задают вопрос, а не ревнует ли он свою сестру к той известности, которая появилась у нее после участия в предвыборных баталиях. Он честно отвечает, что был только рад показать, какая у него замечательная семья. А я, в свою очередь, побывав внутри предвыборной борьбы, получила ценный опыт. И понимание, что главный порок нашей государственной системы в том, что во власти много людей умных и неравнодушных, но совершенно не обладающих образованием, широтой мышления и знанием мирового опыта. И это нередко заставляет их изобретать велосипед и совершать, увы, неверные шаги.

Мама и папа рано ушли из жизни. Брату было 24 года, а мне — 33. Мише пришлось быстро повзрослеть — из младшего брата он превратился в главу семьи. В этот сложный период я могла поддержать его только морально. Я тогда работала редактором в журнале, моей зарплаты хватало лишь на то, чтобы очень скромно жить с дочерью. Брат открыл свой кооператив, когда была жива мама, и это нас очень выручало. Она тяжело болела, и все заработанные им деньги шли на дорогие лекарства и врачей. Благодаря тому, что брат стал зарабатывать, мы пережили и самое тяжелое время — конец 80-х — начало 90-х годов, когда все вокруг рушилось. У нас классическая, интернациональная семья: папа приехал из Сибири. Мамин дед родом с Кавказа, а бабушка — из Гомеля. Родители познакомились в Москве. После войны папа из Барнаула приехал учиться в столицу. Поступил в Московский государственный университет на юридический факультет, позже работал в Спорткомитете. Мама работала инженером в Институте химического машиностроения. Я была смешливой и непоседливой девочкой, постоянно готовая к шалостям и проказам. Хорошо училась, но дисциплина хромала. Как-то в моем дневнике, например, появилось такое замечание: «Скакала по партам на перемене». В нашей семье была очень либеральная атмосфера. Сколько себя помню, если родственники — тети, дяди, племянники со стороны мамы и папы — приезжали в Москву, они жили у нас, спали на полу. Это был маленький интернационал. Видимо, по этой причине у меня с братом никогда не было националистических предрассудков. Родители всегда пресекали подобные разговоры. Нас очень любили и баловали. Не помню, чтобы меня или брата наказывали за детские шалости, но за серьезные моральные проступки — могли. В раннем возрасте дети способны утащить чужую игрушку. Если это случалось со мной или братом и мама это видела, она заставляла ее вернуть, извиниться. Позже долго объясняла, почему этого нельзя делать. Она учила нас строить отношения с ровесниками, убеждала, что нельзя унижать друзей, издеваться над слабыми. Мама всегда возмущалась агрессивностью и хамством. Родители были внимательны к нашим природным склонностям. В старших классах мама садилась со мной, а потом и с Мишей, за стол и в разговоре выясняла, что нас увлекает, к чему лежит душа. И оба раза она попала в точку. (Брат окончил с красным дипломом Финансовый институт.) Я хорошо училась и поначалу хотела поступать в медицинский: мне нравились науки, связанные с человеком. Но мама в том разговоре отметила, что гуманитарные дисциплины мне даются легче. Я поразмышляла и согласилась — выбор пал на филологический факультет МГУ… Вступительные экзамены были невероятно сложны, конкурс — 20 человек на место. Но я поступила без какой-либо поддержки со стороны. Это стало первым тяжелым испытанием, которое я преодолела и была очень горда собой. Я училась на романо-германском отделении, занималась современной англоязычной литературой, написала по этой теме диплом, диссертацию. До университета я была совершенно советским ребенком, но «ура!» — патриотизма в семье никогда не было. Отец работал в Спорткомитете, много ездил за границу. И будучи человеком живым, прогрессивным, сравнивал нашу страну с другими, где бывал в командировках, мог оценить возможности, которые у него были здесь, и те, что могли бы быть там. Но боялся за нас, поэтому не рисковал открыто критиковать советский режим. …Помню, как мама возмущалась проявлениям жестокости, это была ее реакция на милитаризованную бесчеловечную государственную систему. Ее система ценностей была иной и строилась на уважении к человеку. С диссидентским движением и запрещенной литературой я соприкоснулась в университете. Но для меня это не было открытием. Ведь то, о чем писали в своих книгах Шаламов и Солженицын — о ценности человеческой жизни, — было уже заложено во мне. Родителями. До перестройки я защитила кандидатскую диссертацию, планировала писать докторскую. Но в конце 80-х годов возникло острое ощущение — невозможно работать в старых структурах. Казалось, они отживают свое. Тогда я трудилась в журнале «Литературное обозрение» и испытывала ужасную усталость от необходимости бесконечно убеждать руководство печатать хороших авторов, биться за каждого. Помню, как в очередной раз жаловалась брату: «Больше не могу бороться с этими людьми, они не хотят ничего менять, их невозможно убедить поменять концепцию». Он ответил: «Попробуй сделать свой журнал». — «Но я не умею». — «У меня есть небольшая сумма. Рискни». Шел 1991 год. Грянул августовский путч, и я три дня провела на баррикадах у Белого дома. Это был период всеобщей эйфории, ликования. И в тот момент я внутренне как будто перешла свой Рубикон — перестала быть советским человеком. Возникло твердое ощущение, что в жизни надо что-то радикально менять. Начала регистрировать журнал, собирать команду и думать над его стратегией. В середине 1992 года ушла с работы, и в конце года вышел первый номер моего журнала «Новое литературное обозрение». До этого я считала себя кабинетным ученым, не обладающим талантом организатора. Но, когда у меня появилась мечта, мобилизовала все свои ресурсы, чтобы ее реализовать. Сделала один номер, потом второй. Всему училась на ходу… Журнал сразу получил известность. Если бы он был менее удачным, я бы его закрыла. Сейчас мы публикуем по 90 книг в год, издаем три толстых журнала. Это огромная институция, работающая как вольный университет, место сборки разных идей, акций поддержки разных идей и проектов. Любой руководитель — величина творческая. Я — стратег, «НЛО» — мой авторский проект. Я до сих пор остаюсь главным редактором журнала «Новое литературное обозрение». Мне бы, конечно, хотелось написать серьезную диссертацию, у меня масса идей, наработок. Но, если сосредоточиться только на науке, придется бросить другие проекты. Поэтому с полным правом считаю своей докторской диссертацией мою работу в издательстве. Восемь лет назад Михаил решил открыть благотворительный фонд. До этого он помогал разным проектам, людям. Но в какой-то момент стало понятно, что надо разработать систему и стратегию такой помощи. Окончательно идея фонда сформировалась в тот момент, когда брат стал генеральным директором «Норильского никеля». В тот момент на улицах Норильска не было света, людям год не платили зарплату. А это Полярный круг, на минуточку, там огородами не проживешь. Весь регион — в депрессивном состоянии. Миша решил, что необходим комплексный подход. Именно он настоял на том, что в отрыве от культуры решить экономические проблемы края не получится. За пять лет ему удалось переломить ситуацию: комбинат, никогда ранее не приносивший дохода, стал прибыльным. Все эти годы в регионе работает благотворительный Фонд брата, которым я руковожу. Два года назад моя дочь пришла в наш Фонд и возглавила Московское отделение, которое занимается федеральными и международными проектами. До этого она окончила Финансовый институт и почти пять лет работала в рекламном агентстве. Можно сказать, она — профессиональный рекламный менеджер. Еще у меня есть внучка, Александра, ей в июне исполнится год. Признаться, я не дачный человек и никогда им не была. Люблю активный отдых, обожаю путешествовать. В последние годы пристрастилась ходить в горы. Недавно открыла для себя озерный край Англии. Я им буквально очарована. Была там уже несколько раз, но надеюсь еще раз вернуться с рюкзаком за спиной и отправиться в горы. Когда забираешься на вершину, перед тобой открывается такая необыкновенная красота… Я не очень люблю помпезность, и чем ее больше в человеке, тем меньше у меня сомнений в том, что за ней скрывается пустота. Веселое отношение к жизни очень полезно. Как только ты теряешь самоиронию, дальше с тобой начинают происходит необратимые изменения… Я всегда исповедовала идею «веселой науки». И в наших проектах пытаюсь создавать и поддерживать живую, созидательную атмосферу. Я уверена, что только в ней рождаются неожиданные решения. В редакции мы часто организуем филологическо-политические «капустники» — на злобу дня. Приглашаем авторов, читателей, наших друзей. К каждому представлению пишем специальный сценарий. Например, Новый 2012 год мы отмечали в кафе «Март». Придумали интерактивное действо под названием «Альтернативные выборы в «Марте». Написали и размножили шуточную анкету-бюллетень с перечислением 10 кандидатов. Гости должны были проголосовать за одного из них. В центре зала стоял Дед Мороз и держал урну, в которую все опускали свои «голоса». За процессом голосования, разумеется, следили наблюдатели — так мы обыграли прошедшие декабрьские выборы в Думу. Среди кандидатов: Вини Пух с предвыборным лозунгом «Я вовсе не медведь!», питон Каа — «Ко мне, бандерлоги», Гулливер — «Свободу лилипутам!», Золушка — «Всех обую», Три толстяка — «Два хорошо, а три — лучше» и другие. Потом мы подсчитали голоса и получилось, что большинство проголосовало за Вини Пуха. Вторым шел Гулливер, а третьим, как ни странно, стал питон Каа. Сегодня у каждого из нас есть своя сфера деятельности, работа. Между нами скорее партнерские отношения. Если ему необходим мой совет в том, что касается культуры или книгоиздания, я помогаю. Но, увы, не могу ему быть полезной там, где он — истинный ас. Мы видимся урывками, когда надо обсудить какие-то дела, заодно можем немножко поболтать. В такие моменты мы общаемся как родные люди. Он — мой любимый младший брат, а олигарх он или нет, мое отношение к нему от этого не изменится.

Расширенную видеоверсию интервью вы можете посмотреть здесь.

www.goodhouse.ru

Племянница миллиардера Ирина Прохорова — новое лицо культурной светской жизни

ГероиЧерез несколько дней Фонд Михаила Прохорова вручит литературную премию «НОС». Его директор Ирина Прохорова рассказывает о героях своего собственного романа.

«Лет, наверное, в восемь или девять у меня была подружка, семья которой по советским меркам жила очень хорошо: отец возглавлял МУР или что-то в этом роде. Как-то раз зимой мы с ней играли у школы в нашу любимую игру. Разбегались, падали на живот и катились по льду на асфальте. Катаемся, и тут за ней приходит бабушка. Резко поднимает подружку с асфальта и начинает ругать: «У тебя такое дорогое красивое пальто! Ты хочешь быть как эта оборванка? На нее смотреть противно!» Оборванка была я. Они ушли. А я до сих пор помню, как смотрела им вслед и думала: «Я вырасту, и у меня будет столько красивых пальто, что тебе даже и не снилось».

Где теперь та бабушка? А пальто вот оно, красивое, из соболя. Племянница форбса номер четырнадцать входит в нем в свой кабинет в штаб-квартире группы «Онэксим» на Тверском бульваре. Здесь тридцатишестилетняя Ирина Прохорова служит исполнительным директором благотворительного Фонда Михаила Прохорова. Исполнять есть что: ежегодный бюджет – триста миллионов рублей, и работает он от Костромы и Нижнего Новгорода до самых до окраин. В дорогом сердцу Михаила Дмитриевича Норильске поддерживает фестиваль фильмов о правах человека «Сталкер». В Хакасский национальный краеведческий музей имени Л. Р. Кызласова фонд привозил экспертов из Канады и Германии.

Тридцать пять миллионов рублей стоит одна лишь Красноярская ярмарка книжной культуры, с которой Ирина только что вернулась. Одиннадцать лет назад Михаил Прохоров решил знакомить самый восточный город-миллионер России и по совместительству столицу своей бизнес-империи с новинками столичных книгопечатников. Теперь ярмарка – это международный фестиваль, мультимедийный настолько, что под него каждый ноябрь освобождают филармонию, театр оперы и балета, дом кино и еще половину Красноярска. В 2017-м в столицу Сибири доставили тридцать пять тонн книг, а также послов Дании и Исландии, Российский национальный оркестр Михаила Плетнёва. В позапрошлом, юбилейном для ярмарки году красноярцам читал лекции кинокритик Антон Долин, играл вундерпианист Дмитрий Шишкин, Константин Богомолов показывал свой спектакль «Гаргантюа и Пантагрюэль».

«В России ничего нельзя накопить. С тобой остается только образование и настоящие друзья».

С режиссером Константином Богомоловым на дне рождения «Гоголь-центра», 2017.

Интересуюсь у Ирины, встречали ли сибиряки утонченную богомоловскую феерию так же радушно, как занимательное киноведение Долина.

– «Гаргантюа и Пантагрюэль», я считаю, один из шедевров Константина, – отвечает Прохорова. – Именно сложные интеллектуальные сюжеты ему удаются лучше всего. В Красноярске спектакль приняли на ура. Зрители подходили и говорили: «Спасибо, что привозите такие интересные проекты, а не старорежимные постановки». Современное искусство может нравиться или не нравиться, но если регулярно его не показывать, его не будут знать и понимать. Для этого и создавался фонд – чтобы разрушить культурную изоляцию регионов.

Список финалистов литературной премии «Нос», чье гоголевское название расшифровывается как «новая словесность», тоже формируется в Красноярске. Но вручает премию Фонд Прохорова все же в Москве – за «новые тренды в современной художественной словесности на русском языке». В шорт-листе трендов этого года – Дмитрий Глуховский, Герман Садулаев, Владимир Сорокин. Каждый финалист получает сорок тысяч рублей, победитель – семьсот тысяч и статуэтку в форме важнейшей части тела коллежского асессора Ковалёва.

Девятая церемония вручения «НОСа» пройдет в начале февраля, как обычно, в «Гоголь-центре». Как можно ожидать от создателя политической партии «Гражданская платформа», лучшего писателя выбирают на основе демократической процедуры. На сцене театра устраивают дебаты членов жюри, из зала им задают вопросы. Потом жюри и простые читатели голосуют. Затем подсчет – сложный, как на выборах президента США. Митингов по итогам, правда, еще не устраивали.

Председателем жюри литературной премии работает все тот же режиссер Богомолов. Спрашиваю Ирину, не потому ли в фонде придумали с этого года вручать еще и приз профессионального сообщества?

Нынешний номинант Сорокин мало того что многолетний источник богомоловского вдохновения, так еще и автор либретто его майской премьеры в Музтеатре Станиславского и Немировича-Данченко – оратории Генделя. А у председателя жюри «Носа» по регламенту два голоса. Не обвинит ли общественность режиссера «Гоголь-центра» в использовании служебного положения?

– Свой второй голос председатель жюри использует, лишь когда финалисты набирают одинаковое число очков, – не поддаваясь на провокацию, с улыбкой отвечает Ирина. – А приз критиков – это лишь еще одна номинация, есть же у нас приз читательских симпатий. Дебаты никуда не исчезают – это главное отличие «НОСа» от всех других литературных премий. Во время дискуссии члены жюри, эксперты, читатели формулируют ключевые критерии, по которым мы все с вами сегодня оцениваем значимость того или иного произведения.

Сама Ирина уже честно отвезла домой все десять томов-финалистов. Начнет, конечно, с Сорокина, которого уважает за «День опричника» и особенно за «Сахарный Кремль». Этот сборник антиутопических рассказов победил на первой премии «НОС» в 2009-м. Фонд поддержал и павильон созданного Сорокиным мифического государства Теллурии на Венецианской биеннале 2015-го. Героев «Татлера» до сих пор согревают воспоминания о том, как писатель танцевал в павильоне нагишом.

Уютный кабинет Ирины в «Онэксиме» местами тоже как будто из сорокинского несветлого будущего. Мини-бар, к примеру, устроен в животе статуи Дарта Вейдера из «Звездных войн». На лицо ужасный Дарт Вейдер – даже без употребления содержимого мини-бара вылитый президент России. Рядом с рабочим столом стоит картина «Человек в униформе». Работу художницы Екатерины Корниловой 1997 года директор благотворительного фонда купила на аукционе в поддержку журнала The New Times.

– Я считаю, это образ нынешней власти, – комментирует Прохорова живопись. – Это человек без чувств, без эмоций, без жалости. Такое ощущение, что он никогда не был маленьким, что не мог когда-то побаловаться, посмеяться. Кажется, что он таким уже родился.

Дома у Ирины, где мы ее снимали для «Татлера», основной элемент декора, конечно, книги. Мама, Ирина Дмитриевна Прохорова, – основательница и главный редактор издательства «Новое литературное обозрение». Ее кабинет в «Онэксиме» – по соседству с кабинетом дочери; стойки с выпущенными «НЛО» томами по литературоведению, истории, культурологии стоят в холле – не удивительно, что домашняя библиотека Прохоровой-младшей «почти уже заполнена».

Двухэтажный особняк в Горках-6 Ирина купила вместе с мужем, бывшим газовым топ-менеджером. Они познакомились во время учебы в Финансовой академии при Правительстве РФ.

– Это была любовь с первого взгляда, как я и хотела,– вспоминает Ирина. – Первый брак должен быть по любви. Нет, следующие, конечно, тоже, но первый точно. У меня всегда было так: я вижу человека и сразу понимаю, мой это герой или нет.

Шесть лет назад родилась дочь Александра, в мае 2016-го – сын Михаил (как смеется Прохорова, никто ни разу не спросил, почему его так назвали). А в августе 2016-го, после пятнадцати лет брака, «стали совсем разными людьми».

– В тридцать – тридцать пять заканчивается юность, беспечность, ты уже четко понимаешь, чего хочешь, – говорит она. – Если жизнь разводит, не нужно сохранять брак ради детей. Я видела много семей, где родители не стали разводиться и полностью изломали детям психику. Сохранить человеческие, дружеские отношения после развода гораздо лучше для детей. Нам это удалось.

Родители самой Ирины развелись, когда ей был год, поэтому «особой травмы от распада семьи не было». Отец работал на телевидении, там и познакомился с мамой Ирины, дочерью главы Управления международных связей Госкомспорта СССР и выпускницей филфака МГУ.

«Надо говорить: «Я влюблена, как в тридцать шесть лет», а не «...как в шестнадцать».

Хлопковый топ с отделкой из поли­эстера, вискозы, эластана и металла, jACQUEMUS; шерстяные брюки, Alexander Mcqueen; часы Grand Bal Plissé Ruban из стали и золота с бриллиантами, dior horlogerie.

– Период лет до десяти-двенадцати был для меня невеселый, – рассказывает Ирина. – Потому я, например, не люблю бывать в нашей квартире – мы жили на улице Кибальчича у метро «ВДНХ». В детстве я болела, потом один за другим умерли дедушка с бабушкой, о чем мне долго не говорили. Моей маме пришлось в те годы особенно тяжело: она работала, ухаживала за умирающими родителями, воспитывала меня одна. Мише (Михаилу Прохорову. – Прим. «Татлера») тогда пришлось резко повзрослеть: еще будучи студентом он стал главным кормильцем семьи. А в 1991 году, после провала путча, все поменялось. Я очень хорошо помню этот момент. Мама провела все три дня на баррикадах у Белого дома, а я сидела с тетей на даче, слушала «Эхо Москвы», волновалась за маму. Она вернулась невредимой, все рассказала, и я ее спросила: «Мам, ну теперь все будет хорошо?» Она ответила: «Да, Ириша, теперь все будет хорошо». Мама ушла с работы и открыла журнал, Миша смог реализовать свой предпринимательский талант.

В новой жизни Ирина сменила английскую спецшколу № 21 на лицей «Воробьевы горы» во Дворце пионеров. Теперь вспоминает о нем как о «школе мечты» и до сих пор минимум раз в месяц встречается с одноклассниками. Один из них, основатель фонда «Устная история» Дмитрий Споров, например, работает в жюри премии «НОС».

Друзей Ирина ценит так же, как книги: не как миллениал, старорежимно. Однокурсников по Финансовой академии, коллег по рекламному агентству «Новое поколение», где проработала пять лет, и по отделу маркетинга «Норильского никеля». Прохорова пришла в компанию, «когда Михаил Дмитриевич там уже не работал», и занималась выводом в свет драгоценного металла палладия, из которого пока чаще делают зубные коронки, чем высокоювелирные колье.

Сама Ирина в светской хронике, впрочем, не сияет ни с палладием, ни без. Хотя могла бы быть дорогой гостьей не только на премьерах Богомолова и в Театре наций, где фонд Михаила Прохорова – генеральный партнер. У Ирины приятная улыбка, хорошие манеры, модельный размер, любовь к моде, пусть и без пламенной страсти, – сейчас на ней облегающий бежевый свитер Dior, «простая» черная юбка-солнце, ботфорты и крохотные серьги очень любимой марки Carrera y Carrera.

– Неужели вам не предлагали помочь с дебютом в свете? – спрашиваю.

– Как это? – удивляется Ирина.

– Ну вот у «Татлера» есть бал, но он для маленьких. А для больших есть люди, специально обученные выводить их в свет.

– Да? Я не знала, если честно. Но дело не в том, что я не люблю светское общество. Когда я была маленькой, я поставила себе несколько целей. Что у меня обязательно родится дочка, а потом сын. Что я в жизни буду что‑то собой представлять. И что у меня обязательно появится много замечательных друзей. С новыми людьми мне тяжело общаться, я человек стеснительный. Искренне завидую тем, кто может прийти в любую компанию, сразу со всеми перезнакомиться и через два дня уже быть друзьями. Зато я, если уж с кем-то подружилась, никогда этого человека от себя не отпущу. Мама всегда мне говорила: «В нашей стране ничего нельзя накопить, богатство приходит и уходит, с тобой всегда останутся только образование, достоинство и настоящие друзья».

На свой день рождения, в марте, Прохорова с подругами обязательно куда-нибудь уезжает, хоть для этого у дяди с мамой, конечно, придется испрашивать отпуск. Несколько лет назад добралась до Нового Орлеана и до сих пор под впечатлением.

С дядей, бизнесменом Михаилом Прохоровым, у него дома в Москве, 2016.

«Первый брак уж точно должен быть по любви. Нет, следующие, конечно, тоже».

– У меня было ощущение, что я попала в фильм «Унесенные ветром», – с воодушевлением рассказывает Ирина. – Это один из моих любимых фильмов, я его пересматриваю, когда у меня плохое настроение. Недавно во время просмотра прибежала дочка и тоже захотела посмотреть. Я попыталась объяснить ей сюжетную линию: Гражданская война, отмена рабства, любовный треугольник. Она долго-долго смотрела и сказала, что у нее есть такое же платье, как у Скарлетт. Я спрашиваю: «А ты бы кого выбрала из ее ухажеров?» Она говорит: «Ну, мама! Того, который с усиками. Он такой веселый!» Я ей сказала: «Дочь, ты разбираешься в мужчинах. Я могу жить спокойно».

Воспитанием Саши и Миши занимается и бабушка. Деятельная Ирина Дмитриевна приезжает в Горки по выходным.

– Она никогда не повышает голос, – рассказывает Ирина. – Если дочь начинает капризничать, тихо говорит: «Сашенька, пожалуйста, успокойся, я тебе сейчас расскажу одну историю, которая со мной приключилась...» Она считает, что так ребенок будет понимать: взрослые не какие-то идеальные люди, которые никогда не ошибаются, не плачут. Они все это тоже проходили. На детские провокации мама никогда не поддается. Как-то раз Саша попросила посмотреть телевизор, а мама спокойно сказала: «Давай займемся чем-нибудь другим». Саша решила применить классический прием: «Бабушка, а ты знаешь, приезжала бабушка Таня (это мама мужа. – Прим. «Татлера»), я ее люблю гораздо больше». Мама невозмутимо ответила: «Сашенька, это прекрасно, у тебя такая замечательная бабушка Таня». – «Нет, подожди, ты не понимаешь. Я ее люблю гораздо больше, чем остальных бабушек», – и смотрит лукаво. Мама опять: «Сашенька, я только за, тебе действительно с ней повезло». Дочь сделала еще несколько заходов и разочарованно говорит: «Ой, неинтересно с тобой!»

Не то с двоюродным дедом. Обладатель состояния в $8,9 млрд, кандидат в президенты, строитель Ё-мобиля и творец прочих подвигов, требующих храбрости Геракла, перед шестилетней внучатой племянницей робеет.

– Она его не боится, как-то по-женски чувствует, – рассказывает Ирина. – Помню, когда мы еще жили вместе в Сколково, она каталась по дому на детской машинке и заехала в Мишину гостевую комнату, а он как раз вернулся с друзьями. Все говорят нам: «Ой, Ира, Саша, здравствуйте!» – а Миша решил проявить строгость и говорит: «Что это ты так поздно здесь катаешься?» Моя дочь смерила его взглядом, сказала: «Мне сейчас некогда разговаривать», – и уехала. Все смеялись, а он стоит и растерянно на меня глядит. Я, конечно, говорю: «Мы сейчас уедем, я понимаю». Но было смешно. Саша его очень любит, называет «дядя Миша – великан».

К спорту владелец американской баскетбольной команды «Бруклин Нетс» и экс-президент Союза биатлонистов России чудную крошку пока не приобщает. Саша, помимо математического кружка и кружка актерского мастерства, сама ходит на гимнастику и танцы. Мама танцами тоже очень увлечена.

– Спортзал я ненавижу; спасибо бабушкам и прабабушкам, я могу есть сколько угодно, когда угодно и не поправляюсь, – объясняет Ирина. – А вот танцевать обожаю. Раньше увлекалась трайблом – это смесь танца живота, индийских и современных танцев. Саша занимается как раз трайблом. А я теперь предпочитаю современные танцы. Всегда выхожу с урока в хорошем настроении.

Как напомнил недавно наш министр иностранных дел, брейк-данс, да, исполняют в одиночку, а для танго все-таки нужны двое. Как у нее обстоят дела с латиноамериканской программой?

– Я влюблена, – успокаивает меня Ирина. – Я понимаю, почему вы улыбаетесь. Но вы знаете, обычно говорят: «Я влюблена, как в шестнадцать лет». А я теперь знаю, что надо говорить: «Я влюблена, как в тридцать шесть». Это совершенно другие ощущения.

С дочерью Сашей в Париже, 2016.

Директор Фонда Михаила Прохорова Ирина Прохорова в своем доме в Горках-6. Хлопковая футболка, джинсы, все Dior; кольцо Peacock из белого золота с иолитом, халце­доном и бриллиантами и золотое La Viña с дымчатым кварцем и бриллиантами, все Carrera y carrera.

www.tatler.ru


Смотрите также