Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Иван иванович индинок биография


Индинок Иван Иванович

Русская душа

Индинок Иван Иванович (родился в  1938 году)

президент гуманитарно-просветительского Клуба «Зажги свечу», заместитель председателя правления Инвестсбербанка, в 1993-1995 годах губернатор Новосибирской области.

Печатается по книге:

«Созидатели»: очерки о людях, вписавших свое имя в историю Новосибирска. Т. II. С. 174-187.

Составитель Н. А. Александров; Редактор Е. А. Городецкий.

Новосибирск: Клуб меценатов, 2003. – Т.1. - 512 с.; Т.2. - 496 с.

Хорошо помню этот многотысячный митинг в начале 90-х. Площадь Ленина до краев переполнена озлобленными, растерянными, не знающими, где искать виноватых в происходящем со страной и с ними людьми. Виноватым в этой митинговой стихии мог оказаться любой, кто, по мнению толпы, был так или иначе причастен к ее час от часу ухудшающейся участи. А причастными, по нашей традиционной зависимости от власть предержащих, прежде всего, считаются те, кто эту власть олицетворяет. Причем без малейшей оглядки на то, было ли у них время и возможности сделать хоть что-то хорошее или непоправимо плохое за время их вынужденного или добровольного руководства. Принцип – «раз начальник, значит, сволочь», – к сожалению, и сегодня бытует в сознании озлобленной и мало рассуждающей обывательской массы. А в начале 90-х, на фоне то и дело прорывающихся к власти людей беспринципных или профессионально беспомощных, те немногие, кто действительно мог управлять ситуацией, меняя ее к лучшему или хотя бы удерживая на плаву, тоже огульно заносились в список тех, кто должен был быть в ответе за все и за вся.

Только что выбранный в мэры Новосибирска И. Индинок ни сном ни духом не был виноват в десятках скандируемых толпой обвинений. Его команда едва начала работать и буквально дни и ночи проводила в раздумьях, спорах, поисках выхода. Только-только начали воплощаться в жизнь первые решения, обозначились первые положительные результаты. Многое приходилось начинать едва ли не на пустом месте, при бешеном сопротивлении тех, кто вообще не хотел никаких результатов, кроме разора, воровства и безнаказанности. Предъявить многотысячной толпе, кроме обещаний и надежд, было еще почти нечего.

Мы тогда снимали репортаж об этом митинге. Я хорошо слышал, как побледневшие советники отговаривали Индинка выходить на трибуну, – возбужденная толпа слушала только тех, кто истерично выкрикивал все новые и новые обвинения. Остальным воплями, свистом и угрозами не давали сказать ни слова. Иван Иванович внимательно всех слушал и курил сигарету за сигаретой – лишь это выдавало его волнение. Когда ему предоставили слово, он решительно поднялся на подмостки, выждал недолгую паузу и сказал:

– Я тоже могу кричать не хуже вас, тоже могу обвинять всех и вся и махать кулаками. Ни к чему хорошему это не приведет. Сейчас надо одно – работать. Работать день и ночь, не покладая рук. Спасать страну и самих себя. И всех, кто готов работать, у кого есть мысли и предложения конкретные и деловые, как сделать нашу жизнь лучше и умнее, приходите ко мне в любое время. Вас поддержат, вам помогут, а вы поможете нам.

После этого он сошел с трибуны и пошел через огромную толпу к мэрии. Мы снимали этот проход. Смею утверждать, что это были лучшие кадры, снятые мной за двадцать лет работы в документальном кино. Люди расступались, доверительно хватали мэра за руки, останавливали, задавали вопросы, сами друг другу на них отвечали. Многие шли следом до самого крыльца мэрии, а кто-то даже вошел внутрь. Снятый одним 60-метровым планом этот проход стал для меня своеобразным символом нелегкого, взбудораженного, запутанного времени, в котором пока лишь очень немногие видели единственно возможный путь, по которому следовало идти в неведомое будущее.

Тогда я еще совсем не знал Ивана Ивановича, но меня сразу задели за живое его чисто мужицкое упрямство и чисто мужское бесстрашие в ситуации, которая для очень многих могла бы оказаться последней проверкой на умение быть настоящим политиком и руководителем. Именно в то время я услышал от него фразу, которая запомнилась мне надолго:

– Не надо все сваливать на время, не надо его проклинать и хулить. Время – это мы с вами, оно живое, оно наша общая Родина, которую нельзя предавать, как бы жестока она ни была с нами, которую надо спасать и спасти, чтобы она навсегда и после нас осталась живой и плодоносной.

Иван Иванович Индинок в мучительные годы перелома, в котором оказалась наша страна, самой судьбой был призван оказаться на самом острие всех явных и скрытых противоречий, принять на себя самые болезненные удары судьбы и времени. И, видит Бог, далеко не все эти удары были справедливыми.

Помню еще одну киносъемку в самый канун бездарно и несправедливо проигранных им выборов за пост губернатора Новосибирской области. Вместе с Индинком наша съемочная группа только что вернулась из Москвы, где в кабинетах и кулуарах высшей власти страны снимали и записывали отзывы о нашем губернаторе. Говорили о нем добрые слова и высоко оценивали сделанное премьер-министр, члены Совета федерации и Думы, губернаторы многих областей России, известные политики и экономисты. В эту же поездку Ивану Ивановичу удалось на уровне президента и правительства добиться для области весьма существенных субсидий, «пробить» перспективные проекты. Воспользовавшись хорошим настроением губернатора, мы попросили его поехать на давно запланированную встречу на «Сибсельмаше», в то время переживавшему далеко не лучшие свои времена. Рабочие месяцами не получали зарплату, многие цеха простаивали. Перспективы дальнейшего существования завода не взялся бы спрогнозировать ни один специалист. Люди были на пределе. Надо было просто и толково объяснить им, что произошло и что их ожидает в ближайшем будущем.

То, что встреча будет нелегкой, понимали все. И снова было немало советов от нее отказаться. Тем более что «Сибсельмаш» издавна считался вотчиной противника Индинка по предстоящим выборам. В том, что произошло с заводом, активно ведущие пропаганду сторонники В. П. Мухи вовсе не склонны были объяснять объективными и совершенно не зависящими от местных властей причинами. Они все валили на действующего губернатора – у тебя власть, значит, ты и виноват во всем, и если не в силах сразу исправить положение, уступай место другому, который обещает золотые горы.

Огромные безмолвные цеха завода, сотни замерших станков еще больше подчеркивали, казалось бы, необратимый процесс распада и стагнации, обратить который вспять было выше человеческих сил. Такое происходило тогда на подавляющем большинстве промышленных предприятий страны. Но своя беда всегда больнее и безысходнее. Сотни рабочих, вплотную окруживших И. И. Индинка, без обиняков высказывали все, что наболело. Было видно, что терпение людей подошло к пределу. От него ждали чуда или, хотя бы, обещаний, что чудо произойдет в ближайшее время. Этого он обещать не мог, не позволяла совесть. Губернатору все труднее и труднее было парировать сыпавшиеся со всех сторон обвинения. Наконец он сказал:

– К сожалению, я не Бог и даже не президент. Поверьте, на своем месте я делаю все, что могу. Но могу далеко не все. Знаю пока только одно – может быть, будет еще хуже. Надо быть к этому готовыми.

Честный ответ часто проигрывает в поединке с ложью. Почти ни одно из предвыборных обещаний последующего губернатора не было выполнено. Но в те дни обещания оказались выше правды…

Вполне справедливо выражение, что «у истории не бывает сослагательного наклонения». И все-таки порой я задумаюсь над тем, как сложилась бы дальнейшая судьба И. И. Индинка, выиграй он тогда эту борьбу за губернаторское кресло? Как ни странно, но этот вполне возможный выигрыш совершенно не вписывается в изначальный ход судьбы этого незаурядного человека. Он противоречит всей его душевной и человеческой сути, главное в которой – неизбывная духовная жажда и сострадание, стремление помочь как можно большему числу тех, кто в этой помощи нуждается. Иван Иванович не перестает повторять, что ангел-хранитель спасает и оберегает его на самых трудных жизненных поворотах. Проигрыш в борьбе за губернаторское кресло он считает своим духовным спасением, и вполне искренен, говоря это.

А ведь до сих пор немало людей искренне жалеют о том, что Иван Иванович вынужден был уйти из власти. Вспоминают его доступность, простоту, энергию, умение создать отличную команду помощников, умно и перспективно работающий аппарат. Вспоминают его искреннее и деятельное внимание к вопросам культуры, постоянную боль за осиротевших, больных, лишенных детства детей, которым он старался помогать и помогал буквально из последних сил, выкраивая на это средства в самых, казалось бы, безвыходных финансовых ситуациях. Ему до сих пор искренне благодарны руководители нашей епархии за постоянное внимание и помощь. В немыслимой экономической ситуации при нем продолжало строиться метро. Буквально с пеной у рта он отстаивал в Москве интересы сибирских ученых, не переставая убеждать высшую власть в том, что потеря научного потенциала, падение уровня образования, может быть, одна из самых страшных потерь России на современном историческом этапе.

Вспоминается еще один эпизод, как нельзя более ярко характеризующий бывшего губернатора. Тогдашний президент России возвращался из одной из своих зарубежных поездок. Предстояла кратковременная, не больше часа, остановка в Новосибирске. По протоколу президента в аэропорту обязан был встретить губернатор и провести с ним короткую и, как предполагалось, сугубо деловую и результативную беседу. Были подготовлены и оформлены соответствующие предложения и просьбы по самым неотложным направлениям. Среди них – очень простая и, можно сказать, личная просьба самого губернатора: присвоить, минуя рамки обычных тягомотных процедур, звание «народного» композитору Н. М. Кудрину.

С первого взгляда на президента стало ясно, что серьезный деловой разговор с ним в настоящий момент невозможен.

– Что там у тебя? – с трудом ворочая языком, спросило первое лицо государства.

Иван Иванович передал бумаги кому-то из свиты президента, а ему самому протянул небольшую кассету.

– Борис Николаевич, дела мы еще успеем обсудить с вашими помощниками. Дел много, вы устали, время позднее, впереди еще несколько часов полета. Станет совсем невмоготу, прикажите поставить эту кассету, и усталость, как рукой снимет.

Глаза президента просветлели, в лице обозначился интерес.

– Что это?

– Песни нашего прекрасного композитора, который давно уже стал народным. Надо только узаконить это звание, о чем вас и прошу.

– Хитер у новосибирцев губернатор, – повернулся Ельцин к своим выжидательно переминающимся с ноги на ногу помощникам. Те, как по команде, заулыбались.

– Сделаю, – сказал президент и пошел к трапу.

Но так ничего и не сделал, забыл. А Иван Иванович до последнего дня своего губернаторства продолжал теребить Москву, выбивая для композитора давно заслуженное звание. А потом одним из первых членов клуба «Зажги свечу», о котором речь впереди, стал Н. М. Кудрин, что обернулось для композитора в те дни буквально спасением и, возможно, на несколько месяцев продлило его жизнь, на которую он уже совсем было махнул рукой.

– Меня иногда обвиняли в том, что, будучи губернатором, я слишком много внимания уделял культуре, религии. А я до сих пор убежден: без нравственного возрождения, без постоянного воспитания чувства гордости за страну, без любви к Родине, без поддержки талантов, самородков, которые россыпью по всей области, без поддержки духовной нравственной сферы, без всего этого мы никогда не добьемся перелома в экономике, не наведем порядок в стране, а, напротив, можем стать страной третьесортной. Видел и вижу главной задачей: сделать человека – Человеком. Чтобы он жил с сознанием, что способен сделать для блага Родины много хорошего. Надо отыскивать в человеке ростки таланта, помочь ему развиться, заметить его высокие духовные качества и помочь, чтобы они стали достоянием общества. Не орать на человека: «Ты лентяй, пьяница, только и знаешь, что водку жрешь!» Сколько уже орали на людей… И сейчас некоторые наши «доброжелатели» готовы всех нас поголовно черной краской мазать – мол, туда вам и дорога от вашего пьянства и неумения жить. Если изо дня в день твердить людям, что они никуда не годны, изо дня в день показывать только грязь, развал, воровство, убийства, человек в полное уныние придет – пропади все пропадом. Не того ли добиваются? Специально забывают, сколько великого, бессмертного, светлого в своей неимоверно трудной жизни наши люди сделали и продолжают делать. А могут сделать во много раз больше, если им помочь, поддержать в них светлое и доброе. Совсем недаром уныние и бездеятельность считаются большим грехом в нашей православной вере.

Примерно такие слова Иван Иванович не перестает повторять при каждой своей публичной встрече с людьми. Борьба за духовность, нравственность, национальное достоинство стали для него главной жизненной целью. Путь к этой цели был непрост. На него одновременно влияли как внешние обстоятельства нашей общей жизни, круто повернувшей в сторону от прежних ценностей и идеалов, так и постоянная работа души, внутреннее духовное становление, которое началось в далеком детстве, с тех первых мгновений, когда человек начинает осознавать свое «я».

В большой крестьянской семье Индинков (родился он в 1938 году в деревне Козловка Ачинского района Красноярского края) дети сызмальства были приучены к постоянному труду, к непререкаемому авторитету старших, к той очень простой и, в то же время, высочайшей нравственности, которая веками складывалась в тех семьях, где труд, вера, чувство кровного родства, уважение к традициям были единственным критерием повседневного существования. И формулировались заповеди этой жизни, как правило, с предельной крестьянской простотой: «Помоги сегодня Мишке, а завтра он поможет тебе», «Сделал плохо – переделай», «Брать чужое – грех», «Как бы ни было тяжело, – всегда говори правду», «Живи так, чтобы не стыдно было людям в глаза смотреть». И никакие социальные потрясения, голод, войны не смогли расшатать эти исконные устои, без которых семья бы рухнула, распалась, сгинула, как вольно или невольно случалось в те годы с тысячами и миллионами подобных семей. Не потому ли чувство глубочайшего уважения и любви к своим родителям, своим братьям и сестрам у Ивана Ивановича до сих пор – одна из главнейших жизненных опор, постоянный пример для собственных взаимоотношений с окружающим миром.

Наверное, уже тогда ангел-хранитель оберегал самого младшего в семье Ивана от обид, несправедливостей и несчастий страшных лет войны. И хотя не миновали их семью голод, раны, болезни, непосильный труд, все те тяжелейшие испытания военных и первых послевоенных лет, но никого в семье они не озлобили, не сбили с пути, не ослабили привязанности друг к другу и к жизни. А первые слова молитвы, которую маленький Иван повторял за бабушкой Марьяной, почти наверняка (сейчас он совершенно уверен в этом) уберегли от погибели четырех старших братьев, которые вышли из пекла войны пусть и ранеными, но живыми. «Господи, спаси моих братьев!» – помнилось и повторялось потом всю жизнь.

Если человек ищет веру или, как говорили раньше, «взыскует о ней», он к ней обязательно придет. Путь этот у каждого свой. У одних он прост и ясен. Других ведет через нелегкие жизненные испытания и тяжкие раздумья, пока тлеющий огонек, иногда только крохотная искорка, не превратятся в ровное сияние, благодатный свет которого освещает смысл прожитой и будущей жизни. Когда я спросил Ивана Ивановича, что дала ему вера, он, подумав, ответил: Я сейчас не боюсь умирать. Глубина и великая простота этих слов говорит о его духовной жизни с такой откровенностью и силой, после которых, как говорится, ни убавить, ни прибавить. А ведь, пожалуй, еще несколько лет назад они вряд ли могли быть произнесены.

Да, искорка веры затеплилась еще в те бесконечно далекие детские годы, когда вместе с бабушкой он клал поклоны, отмаливая жизнь воевавших братьев или повторяя за отцом слова благодарственной молитвы за очередной прожитый день. Она замерцала сильнее, когда по просьбе умирающей матери студент Томского политеха, комсомолец, активист, весельчак и заводила, согласился окреститься в маленькой церквушке Ачинска. Хотя, узнай кто об этом, не только карьере комсомольского вожака был бы положен конец, но и до диплома в те годы не дали бы доучиться. Не отступил. А после долгих раздумий понял, что в жизни есть вещи более важные и судьбоносные, чем карьера и даже образование.

По-настоящему верующим стал после гибели сына. Горе ведь тоже способ познания, незаменимый ничем. Именно тогда резанули по сердцу слова нашего великого пророка Ф. М. Достоевского: «Сострадание есть главнейший и, может быть, единственный закон бытия всего человечества».

Вот и задаю сейчас себе вопрос: «Смог бы Иван Иванович сказать, что не боится умирать, останься он тогда губернатором, продолжай существовать в ранге активно действующего политика?» Вот уж от чего должен быть совершенно свободен политик – так это от глубоких раздумий и чувства сострадания. Иначе сердце и года не выдержало бы груза невыполненных обещаний и осознания зависимости, временности и бессмысленности выбранного пути. Можно стараться быть честным политиком, но нельзя быть политиком справедливым и правым, ибо суть любой политики – сиюминутность, выживание в сегодняшнем, завтрашнем дне, но никак не забота о жизни будущей, общей и вечной, поскольку она несовместима с суетливым страхом за место и бесправной обязанностью подчиняться интересам тех, кто в данный момент диктует очередные правила выживания.

Ангел-хранитель в очередной раз протянул спасительную руку, и отстраненный от власти губернатор получил возможность осмыслить прожитое и задуматься над тем, как жить дальше. О многом, конечно, думалось и раньше. Противоречия окружающей жизни и даже то, что поневоле приходилось делать самому, мучили, угнетали, заставляли искать выход. Отдельные раздумья прорывались еще в предвыборных выступлениях, в статьях, в беседах с друзьями.

…Глубоко убежден, что никакие экономические программы, никакие усилия государства не принесут нашей стране процветания, если не будут сопровождаться возрождением нравственной основы человеческой деятельности.

…Несмотря на то, что страна медленно выходит из экономического кризиса, приобретает политическую стабильность, вокруг еще немало событий и бед, которые ранят сердце и разум.

…Представляете, какая точность нужна при запуске космического корабля с несколькими космонавтами на определенную орбиту. Малейшая ошибка – и он взорвется, сгорит или полетит не туда, превратится в мертвый снаряд, затерянный в глубинах Вселенной. Не меньшая – несравненно большая! – точность нужна сейчас при «запуске» нашего общего «корабля» – России, с ее уникальной историей, народом, жизнью, с ее возможным – немыслимо интересным, вдохновенным, честным, хотя, конечно, и немыслимо трудным – будущим, при «запуске» ее на новую спасительную социальную, духовную орбиту.

…Надо немедленно уничтожить неопределенность в вопросах нравственности (что есть добро и что есть зло), иначе эта неопределенность уничтожит нас.

…Речь, прежде всего, должна идти о духовном и нравственном состоянии общества, национальном характере и сознании, психологии народа, исторической памяти, базовых ценностях и вековечных русских традициях, исторической преемственности и национальных идеалах.

…Только порыв творческой, созидательной энергии позволит преодолеть разложение духовного и нравственного состояния общества, гражданскую апатию, падение стимулов к жизни.

Но одно дело продумать и понять все это для себя одного, другое – начать воплощать задуманное в жизнь. Вдруг осозналось, что спасти даже одну человеческую душу порой намного труднее, чем выбить кредит под «горючку» для всей области или убедить депутатов в необходимости восстановления часовни в центре Новосибирска.

Кое-кто склонен думать, что существование теперь уже широко известного гуманитарно-просветительского клуба «ЗАЖГИ СВЕЧУ» обязано случайности, которых в жизни Ивана Ивановича, кстати, было немало. Мол, собрались после проигранных выборов друзья и соратники теперь уже бывшего губернатора, сидели в унынии и растерянности, раздумывая, – что же теперь делать, как жить? А тут еще, усугубляя катастрофичность момента, свет погас. Посидели несколько минут в темноте. Потом кто-то зажег случайно отыскавшуюся свечу. Колеблющийся свет изгнал мрак, осветил задумчивые лица, и вдруг – словно искра пробежала:

– Да что это мы? Конец света что ли?

И сил в каждом полно, и каждый из собравшихся, как говорится, не последняя спица в колеснице, скорее наоборот – ученые, писатели, народные артисты, психологи, экономисты, журналисты. Все люди активные, нацеленные на добрые и большие дела. Как-то сразу сформулировалась и цель дальнейшей совместной работы, подсказанная светом разогнавшей мрак свечи. Иван Иванович сказал о ней так:

– Легче всего кричать, что все плохо, тьма обступает, надежда гаснет. Вот и давайте зажжем свечу в этой тьме, будем по мере своих сил творить добро, помогать людям, любому человеку. Укреплять в нем надежду, пробуждать веру в добро, поддерживать словом и делом. Надо утверждать святыни, нужно эти святыни хранить. Можно день-другой прожить без куска хлеба, а вот быть бессовестным, безнравственным, быть предателем нельзя ни одного дня, ни одной минуты. Будем говорить, убеждать, кричать, доказывать собственным примером – люди добрые, становитесь людьми!

Так семь лет тому назад начал свое существование клуб, главные цели которого были обозначены уже в самом его названии – гуманизм и просветительство. Как мудро сказал один из первых членов клуба замечательный поэт Александр Плитченко: Закономерность появления нашего дружеского сообщества была настолько предопределена всей окружающей жизнью и непременным желанием каждого из нас сделать эту жизнь достойнее, умнее, лучше, что мы просто не могли не собраться вместе, не могли не придумать наш клуб, не могли не выбрать нашим президентом Ивана Ивановича.

От людей посторонних, как правило, приезжих, не знающих ни Индинка, ни предыстории возникновения клуба, я не раз слышал недоуменные вопросы:

– Бывший губернатор? Кому это интересно? Почти все члены клуба люди творческие, яркие, незаурядные, известные далеко за пределами города и области. Что их может объединять с отставным политиком? Как правило, «бывший» – это отыгранная карта. Ни власти, ни влияния, ни авторитета. Что он вам может дать, куда поведет?

Это недоумение предопределено, к сожалению, сотнями и сотнями примеров, когда бывший политик, крупный руководитель, еще недавно вершивший, определявший, приказывавший, каравший и миловавший, после своего отстранения от власти вдруг оказывался навсегда выкинутым из активной, деятельной жизни. Почти мгновенно оставляют и забывают его недавние «соратники», «приверженцы», «последователи» и «почитатели». Удел бывшего политика, как правило, одиночество и писание никому не нужных мемуаров.

Мне рассказывали о страшной, оглушительной пустоте, как-то мгновенно образовавшейся в закулисье Оперного вокруг многолетне всесильного члена ЦК, первого секретаря Новосибирского обкома КПСС Федора Горячева. Проходило какое-то крупное областное мероприятие, в зале тысячи людей, на сцене все руководители области. Еще день назад приезд первого секретаря вызвал бы за кулисами подобострастную суету: люди стремились бы протянуть руку, попасть на глаза, удостоиться кивка, а то и просто взгляда. На этот раз не подошел ни один. Отворачивались, отходили в сторону, делали вид, что не замечают, не видят, не слышат. Хотя еще не было ни указа, ни распоряжений, но анонимный телефонный звонок из Москвы подтвердил: «Федор Степанович больше не первый!» В чужую душу не влезешь, но и врагу не пожелал бы оказаться в шкуре опального руководителя области. Думаю, хоть минутное, но было у него тогда прозрение – вот какова цена власти без любви, уважения и доверия к ее носителю. И хотя цена тем, кто разбегался тогда в стороны при его приближении, не больше пресловутого ломаного гроша, но все-таки, все-таки, все-таки…

С уходом из власти И. И. Индинка подала в отставку почти вся его команда, хотя многие из них наверняка бы остались на своих местах и при новом губернаторе. А те, кто раньше вроде бы и в стороне стоял, приглядывался, раздумывал, теперь без колебаний подошли и стали рядом, чтобы поддержать, помочь, продолжить начатую работу. И если спросить сейчас этих людей, почему они рядом с Индинком, чем он для них интересен, почему вот уже семь лет после его отставки они продолжают считать его своим другом и с удовольствием передали ему руководство очень важным делом в своей жизни, они ответят, конечно, по разному. Но в каждом ответе будет общее – любовь и уважение к человеку, фундаментом мировоззрения которого теперь уже до самого конца жизни стали слова: Я люблю вас, люди!

Считаю, что наиболее важными чертами Ивана Ивановича являются его доброта, открытое к людям сердце – и к друзьям, и к недругам. Он не может делать подлости, даже когда ему их делают другие, не может действовать исподтишка. Он верен своим друзьям и не меняет их ни при каких обстоятельствах. Он часто поражал меня тем, что совершал нестандартные поступки, и сразу было видно, что это – замечательный человек с чутким сердцем, а уже потом руководитель. Я рад и благодарен судьбе, что мне пришлось с ним работать…

Ю. А. Новоселов, доктор экономических наук,

член-корреспондент Российской Сельскохозяйственной Ака-

демии, академик Международной Академии информатизации.

Высоко ценю все усилия, которые предпринимал И. И. Индинок, находясь на высоких постах, для возрождения духовной жизни в городе и области. Во все главные решения и события он вкладывал не только административное участие, которое тоже дорогого стоит, но и участие душевное, внутреннее.

Высокопреосвященный Тихон, архиепископ Новосибирский и Бердский.

Я счастлива, что жизнь подарила мне встречу с Иваном Ивановичем, таким удивительным человеком. Человеком большой души. Чувствовать чужую боль, уметь слышать людей – это богатство не каждому дано. А это так необходимо, особенно сегодня, в наше смутное время, когда души окаменели, и люди разучились слышать друг друга…

Анна Покидченко, народная артистка СССР.

Я бы выделил в характере этого человека главное – его улыбку и доброту. Я свидетель очень многих событий, когда, жертвуя многим, многим рискуя Иван Иванович принимал решения в пользу людей страдающих, людей просящих. Доброта к ближним сочеталась у него в самых крупных делах, и доброта не мелочная, не сиюминутная, а дальнего видения. Он мог прозорливо увидеть будущее либо судьбы человека, либо предприятия. И это ему удавалось.

И еще я хотел бы отметить в его характере – удаль. Это российская бесконечная степь, бесконечная тайга, разливы рек, бесконечные наши небеса Сибири. Она раскрывается в нем порой совершенно неожиданно, в самых разных ситуациях, и освещает, как заря, абсолютно нестандартным, непредсказуемым решением и соответствующим действием.

Хочется сказать и о том, что ему присущи смелость и твердость там, где это нужно. Я врач и встречался с ним по самым разным поводам, и могу сказать, что он очень выносливый, терпеливый человек, умеющий относиться к своим товарищам с величайшим уважением, не «поднимая» себя над ними.

С таким же величайшим уважением он относится к культуре, к нашим традициям. Кто не знает часовню, вставшую вновь на Красном проспекте и являющуюся сейчас новым символом нашего Новосибирска?! А уважение к образованию, к школам, к институтам, науке! Причем, не «рыночное», основанное на формуле «товар – деньги – товар», а уважение, прежде всего, к личности ученого, к таким наукам, которые не являются коммерческими и не приносят сиюминутного результата, но которые создают основу, базис, если угодно, государства. Ведь управлять Россией и Сибирью должен «сгусток» науки, истории, образования и культуры. А роль «управителей» от президента до губернатора состоит только в правильном понимании этого исторического процесса.

Хочется низко поклониться Ивану Ивановичу как человеку и моему другу…

В. Казначеев, академик, почетный гражданин г. Новосибирска.

В жизни каждого из нас бывают минуты, когда хочется освободиться от мирской суеты, и тогда мы идем в храм. Увидев однажды в храме И. И. Индинка, я обратила внимание на его глаза – просветленные, по-детски доверчивые, чистые. Уверена, что человек с такими глазами способен только на добрые дела, а скупая мужская слеза подтвердила мою мысль о том, что сильные тоже нуждаются в защите и поддержке.

Л. А. Жарова, учительница школы № 156 Центрального района г. Новосибирска.

Притягательная сила доброты, душевной щедрости, четко обозначенной и понятной всем цели сделали бывшего губернатора знаковой и очень нужной для нашего времени и для нашего города фигурой. Растет число членов клуба – каждый из них человек известный, неординарный, с активной, яркой и очень индивидуальной творческой энергетикой. За плечами у каждого заметный вклад в историю нашего города, страны, времени. Никогда бы не объединились эти люди вокруг человека, которому бы не доверяли всецело, которого бы не уважали, который словом и делом не доказал бы своего мучительного желания сделать окружающую жизнь лучше, умнее, достойнее.

Хорошо известно, что при определенных условиях духовные идеалы могут становиться мощной преобразующей силой. Но сила эта станет таковой лишь тогда, когда овладеет умами и сердцами тысяч, а затем и миллионов людей. Труднейшая и поистине спасительная для нашего времени задача. Чтобы справиться с ней, нужны сотни таких клубов, объединений, союзов, соборов по всей нашей великой и несчастной стране. Иван Иванович твердо уверен, что с каждым годом их будет больше и больше.

– Знаешь, почему? – со своей обычной прямотой и предельной откровенностью сказал он. – Потому, что не я один плачу, глядя на обездоленных детей. И пока они есть, не будет и не должно быть нам всем покоя…

Он протянул мне листок, на котором наспех, от руки были написаны кем-то строки:

Но до сих пор еще страдают дети:

Кто от мирских соблазнов защитит?

Кто их прижмет к груди на этом свете?

Растопит словом лед земных обид?

Родные золотистые головки

Дороже благ и радостей милей!

…И вновь берутся силы и сноровка

Жить, охраняя хрупкий мир детей.

Прочитав, я посмотрел на Ивана Ивановича. Видно было, что он с трудом справляется со слезами. Не справился, отвернулся. А я, в который уже раз за время этого затянувшегося разговора вспомнил его слова, сказанные им когда-то в ответ на упрек в излишней сентиментальности и «несовременности»:

– Я считаю, что у меня русская душа, – и это лучшее, что во мне есть.

bsk.nios.ru

Индинок, Иван Иванович - это... Что такое Индинок, Иван Иванович?

Иван Иванович Индинок (р. 6 августа 1938 года) — бывший председатель Новосибирского горисполкома, глава администрации Новосибирской области с 1993 по 1995 год.

Биография

Родился 6 августа 1938 года в д. Козловка Ачинского района Красноярского края.

Образование и трудовая деятельность

Окончил Томский политехнический институт в 1962 году.

Занимал различные инженерные должности на предприятиях ВПК Новосибирска с 1962 года. С 1972 по 1981 год — старший инженер, начальник лаборатории, секретарь парткома НПО «Восток».

Политическая деятельность

С 1981 по 1988 год — второй, затем первый секретарь Заельцовского райкома КПСС, второй секретарь Новосибирского горкома партии. В 1988 году был избран председателем исполкома Новосибирского городского Совета. В декабре 1991 года был назначен главой администрации Новосибирска

В октябре 1993 года после разгона Верховного Совета был назначен главой администрации Новосибирской области вместо снятого за поддержку Съезда народных депутатов Виталия Мухи.

В декабре 1993 года был избран в Совет Федерации первого созыва, был членом Комитета по делам Федерации, Федеративному договору и региональной политике.

На выборах главы администрации Новосибирской области в декабре 1995 года в первом туре занял первое место (22,81 % голосов), во втором туре проиграл бывшему губернатору Виталию Мухе.

С 1997 года — член Политсовета ВОПД «Наш дом — Россия», в том же году стал инициатором создания межрегиональной общественной организации «Сибирская партия» и являлся председателем ее Высшего совета до марта 1998 года.

В настоящее время является вице-президентом ОТП Банка и президентом гуманитарно-просветительского клуба «Зажги свечу» (Новосибирск).

Ссылки

  • Гуманитарно-просветительский клуб «Зажги свечу»
В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена. Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники. Эта отметка установлена 13 мая 2011.

dic.academic.ru

Индинок Иван Иванович

6 августа 2018 года - 80 лет со дня рождения государственного и общественного деятеля, почётного жителя Новосибирской области Ивана Ивановича Индинка.

Уроженец деревни Козловка Ачинского района Красноярского края, И.И. Индинок, по его воспоминаниям, рос «в огромной многодетной семье [младший из девяти детей], в обстановке всеобщей любви и уважения друг к другу, в атмосфере высокой нравственности». [2] На всю жизнь запомнились ему слова отца: «Иван, ты среди людей по-людски живи, старайся их понимать». И материнское напутствие: «…старайся людей не обижать. А если кто тебя обидит, не держи камня на сердце, отойди в сторонку – время лечит. И никогда, никогда не питай к людям зла». [2]

В 1962 году Иван Индинок окончил Томский политехнический институт и получил распределение в Новосибирск, на предприятие п/я № 55 (электровакуумный завод, ныне – ОАО НПП «Восток»1). Активный, с лидерскими способностями, он вскоре вписался в комсомольскую, затем – в партийную работу, для которой в те времена отбирали лучших. Был вторым, затем первым секретарём Заельцовского райкома КПСС, вторым секретарём горкома КПСС. В 1988 году в Новосибирске проходили – впервые на альтернативной основе – выборы председателя исполнительного комитета городского Совета народных депутатов. Большинство голосов избиратели отдали за Индинка. С апреля 1990 по январь 1992 года он работал председателем городского Совета народных депутатов. С декабря 1991 – главой администрации Новосибирска, с февраля 1992 по октябрь 1993 –мэром города. В 1993 году, в один из самых сложных периодов истории России – проводились кардинальные политические и экономические реформы – он стал главой областной администрации.

Ивана Ивановича Индинка мы знаем как энергичного политика – губернатора (1993–1995), члена Совета Федерации (1994–1996), председателя Ассоциации сибирских и дальневосточных городов (1988–1991). Известен он и как представитель бизнес-сообщества – заместитель председателя правления «Ланта-банка», вице-президент филиала «Новосибирский» АКБ «Русский генеральный банк», вице-президент Инвестсбербанка (ОАО). Но в 2008 году на вопрос журналиста о его статусе и должности ответил просто: «Почётный житель города Новосибирска. А ещё – президент гуманитарно-просветительского клуба „Зажги свечу”. Именно это – главное». [2]

В том же интервью говорил о том, что он, как старейшина рода Индинков, заботится обо всей своей многочисленной родне. «Радуюсь, когда кому-то чем-то могу помочь, хотя бы словом. Радуюсь, что на юбилей ко мне приезжают аж двадцать моих племянников […] Радуюсь, когда приходят друзья и просто спрашивают: „Как живешь, Иван?” Это – моё богатство, моё главное приобретение». [2]

Занимая самые высокие властные посты, порой принимая непростые решения, И.И. Индинок всегда находил возможность учитывать духовно-нравственные потребности земляков. Один из его проектов – гуманитарно-просветительский клуб «Зажги свечу», президентом которого является с момента создания (1996) и по сей день. Общественная организация многие годы выполняет задачи, провозглашённые в начале её деятельности: удовлетворение потребности в духовном общении, возрождение нравственности, поддержка учёных, представителей культуры и искусства, содействие здоровому, достойному образу жизни жителей города, а также улучшению экологии. На счету клуба замечательные дела: встречи с молодёжью; мероприятия, посвящённые жизни земляков и их трудовым достижениям; выпуск литературы о тех, кто прославил новосибирскую землю. Для этих людей организация учредила награды: «Золотая свеча с бантом», «Орден Белой вороны», медали – «Доброе сердце врача», «Спасибо, мама», «Гимн учителю», «Творчество, достоинство, верность», «Городовичок», «Обинушка». Один из важнейших шагов клуба на пути к его целям – создание Хартии города Новосибирска. Документ был принят на съезде общественности в декабре 2008 года, его подписали крупнейшие общественные организации региона.

В числе заслуг И.И. Индинка – появление Ассоциации сибирских и дальневосточных городов, восстановление часовни Святителя Николая на Красном проспекте, посадка именных деревьев и установка мемориальных досок в честь выдающихся новосибирцев, достойное обустройство их могил. И сейчас Иван Иванович по-прежнему в гуще общественной жизни Новосибирска и области. Работает во многих общественных советах. Например, возглавлял Совет по установке памятника «Гимн учителю» на территории новосибирского Дома учителя. Постоянно общается с ветеранами НПП «Восток», где начиналась его трудовая биография, и с бывшими руководителями районов области – Индинок старается поддерживать их. Всегда активно участвует в осуществлении инициатив товарищей по клубу «Зажги свечу», тесно взаимодействует с Новосибирской епархией Русской Православной Церкви, с редакциями журналов «Сибирские огни» и «Сибирская горница». Часто Ивана Ивановича можно встретить на премьерах творческих коллективов области, в музеях, библиотеках, на детских праздниках, спортивных мероприятиях.

В очерке об Индинке из книги «Созидатели» цитируются слова, объясняющие его позицию: «Меня иногда обвиняли в том, что, будучи губернатором, я слишком много внимания уделял культуре, религии. А я до сих пор убеждён: без нравственного возрождения, без постоянного воспитания чувства гордости за страну, без любви к Родине, без поддержки талантов, самородков, которые россыпью по всей области, без поддержки духовной нравственной сферы, без всего этого мы никогда не добьёмся перелома в экономике, не наведём порядок в стране, а, напротив, можем стать страной третьесортной. Видел и вижу главной задачей: сделать человека – Человеком. Чтобы он жил с сознанием, что способен сделать для блага Родины много хорошего. Надо отыскивать в человеке ростки таланта, помочь ему развиться, заметить его высокие духовные качества и помочь, чтобы они стали достоянием общества». [5]

В 2003 году за большой личный вклад в становление и развитие местного самоуправления в городе, гуманитарную, просветительскую и благотворительную деятельность на благо его жителей Иван Иванович Индинок удостоен звания почётного жителя Новосибирска. В числе других его наград – ордена Трудового Красного Знамени, Почёта и Святого Даниила Московского II степени (РПЦ), медали «За трудовое отличие» и «За трудовую доблесть», Золотой знак Российской муниципальной академии, знак отличия «За заслуги перед Новосибирской областью».

В.В. Шамов

ИСТОЧНИКИ

1. ТЕПЛО и свет энергии Ивана Индинка /подгот. Валентина Мальцева // Совет. Сибирь. – 2013. – 8 авг. – С. 5 : портр.

2. ИНДИНОК И.И. Жить по-людски / интервью с Иваном Индинком подгот. Светлана Пахоменко // Совет. Сибирь. – 2008. – 6 авг. – С. 2 : ил., портр. 118

3. РЫБИНА Г.П. Иван Иванович Индинок // Золотые имена Новосибирска : почёт. Граждане и жители города. – Новосибирск, 2008. – С. 166–172 : портр. – Библиогр.: с. 173.

4. ИНДИНОК Иван Иванович // Новониколаевск – Новосибирск: от поселкового старосты до мэра : биогр. справ. – Новосибирск, 2003. – С. 172–175 : портр.

5. КОСЕНКОВ А.Ф. Русская душа // Созидатели: очерки о людях, вписавших своё имя в историю Новосибирска. – Новосибирск, 2003. – Т. 2. – С. 174–186: портр.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

1. ИНДИНОК И.И. Служить людям! : [сб. выступлений 1993–1995 гг.]. – Новосибирск : Наука, Сиб. изд. фирма РАН, 1995. – 101 с.

2. ДЕЛО, которому служим : гуманитар.-просветит. клубу «Зажги свечу» – 10 лет. – Новосибирск: Сиб. горница, [2006]. – 282, [1] с., [4] л. ил., портр.

3. ГАНО. Ф. П-4. Оп. 56. Д. 10588.

4. ГАНО. Ф. П-22. Оп. 53. Д. 460.

Календарь знаменательных и памятных дат по Новосибирской области, 2018 год

bsk.nios.ru

«Я счастливый и несчастный человек…»

Есть люди, которым определение «бывший» никак не подходит. Иван Иванович Индинок, которому сегодня исполняется семьдесят (кто бы мог подумать!), как раз к таким людям и относится. Начинал он инженером, а потом был секретарем, председателем и сопредседателем, мэром и губернатором, а также — по нынешней моде — вице-президентом и президентом…

Перечислять все его регалии смысла нет, потому что это совсем не главное. Уж очень не похож на других «представителей властных структур» Иван Индинок. Любой, кто работал с ним вместе, скажет: главное для него в любой ситуации — люди. А глаз какой! Именно Иван Индинок пригласил из облисполкома на работу в мэрию Виктора Толоконского, разглядев его управленческий талант. Став губернатором, исполнять обязанности мэра он попросил именно Виктора Толоконского, который вскоре убедительной победой на выборах доказал многое, в том числе и то, как прав был Иван Иванович. И Владимира Городецкого из Первомайского райисполкома пригласил тоже он. И еще многих-многих.

В «Вечёрке» Иван Индинок — частый гость. Независимо от должности. Мы хорошо помним, что именно он дал «добро» на то, чтобы газета Новосибирского городского комитета КПСС и Новосибирского городского Совета народных депутатов стала независимым общественно-политическим изданием. Поговорить с ним всегда есть о чем. Тем более что Иван Иванович за словом в карман не полезет.

Многое из того, что происходит сегодня в стране, вызывает в нем боль, но даже в самых трудных ситуациях Иван Индинок смотрит на жизнь с юмором. Любит пошутить, в том числе и над собой. Афоризмы, им рожденные, до сих пор в ходу в нашей редакции. Уж сколько лет обещает нам Иван Иванович свои мемуары. Да все никак не напишет — дел слишком много. Правда, предисловие давно готово. И начинается оно так: «Мир я действительно удивил тем, что родился совсем в неурочный час. Матушка пошла в баню помыться, споткнулась — я и выпал. При этом угодил в теплую коровью лепешку. Неприятно? Безусловно, зато мягко и безопасно». Но выбирает он не там, где мягко, а там, где трудно. Именно этим занимается созданный по инициативе Ивана Ивановича Индинка Новосибирский гуманитарный клуб «Зажги свечу». Его главная забота — душа человеческая. А это в наш непростой век самое главное.

И еще одна маленькая история. Редакция «Вечернего Новосибирска» славится своей любовью к спорту — у нас и чемпионаты проходят, и спартакиада. Как-то раз пришел Иван Иванович в гости и попал на чемпионат по дартс. Как болельщику игра ему понравилась, и он решил сразиться с сильнейшими. В напарники выбрал меня, а соперничали мы с мощным дуэтом, который организовали лучший репортер Новосибирска Александр Черешнев (он же самый знаменитый автор детективов Александр Духнов) и народный артист России, замечательный актер Анатолий Узденский. Короче, «летели» мы с Иваном Ивановичем, как говорится, по полной программе. Он лихо швырял дротик, который попадал куда угодно, но не туда, куда надо… В итоге остался один бросок, который и должен был сделать Иван Иванович. Соперники торжествовали и уже напевали что-то победно-романтическое. Шансов не было: ведь, чтобы выиграть, нужно было попасть в одну-единственную точку на круге — любой другой вариант нас уже не выручал.

Индинок крякнул, размахнулся что есть силы… и попал туда, куда требовалось. И тут же раздался торжествующий крик: «Иван Индинок! Советский Союз!»

В общем, точно в цель! Наш друг Иван Иванович Индинок всегда бьет точно в цель. И мы уверены, что так будет всегда.

С юбилеем Вас, Иван Иванович!

Владимир Кузменкин

Быстрая победа над тоталитаризмом, породившая мироощущение скорого достижения рубежей обетованной земли, сыграла над всеми нами злую шутку.

Оказалось, что тоталитаризм, против которого мы в едином порыве ополчились, является не столько внешним препятствием, стесняющим нашу свободу, сколько внутренним, точнее, въевшимся в нас, качеством, свидетельствующим о нашей собственной ограниченности. В революционном порыве круша и ломая ставшие нам ненавистными общественные формы, мы в действительности разрушали и переделывали устои самой жизни. Но, сжигая за собой мосты, можно только отступать, а не двигаться вперед!

Иван Иванович Индинок, у которого сегодня семидесятилетний юбилей, принадлежит к числу тех политиков, кто неустанно повторяет, что движение вперед не должно сопровождаться уничтожением человеческих ценностей и исторических достижений и что главный принцип власти — не навреди. Возможно, революционный порыв российского общества конца века Иван Иванович встретил без того юношеского энтузиазма, который был, например, у меня и тех людей, которые в своей совокупности составляли широкую палитру революционеров-разночинцев. Однако новые вызовы он встретил, как подобает мудрому человеку, без панического страха, но с прагматичной осторожностью. Как политик, в революционной действительности он видел новые горизонты и новые возможности, которые открываются для него и для всего общества.

Не входя в когорту общеизвестных русских демократов-реформаторов конца ХХ столетия, Иван Иванович тем не менее сделал для развития демократии в России много больше, чем иные поборники народовластия. Даже поражение на губернаторских выборах в 1995 году, проведения которых Индинок добился у верховной власти, есть его величайшая победа.

И для тех, кто имеет перед собой цель, и для тех, кто ни к чему не стремится, солнце восходит в одно и то же время, только у одних с первыми лучами солнца начинается новый день, а у других — заканчивается предыдущая ночь.

Для Ивана Индинка с появлением солнца всегда начинается день, полный надежд и устремлений.

С днем рождения, Иван Иванович!

Ваш друг и ученик Олег Гонжаров

Ивану Индинку — 70 лет

С Иваном Индинком связана целая эпоха в жизни Новосибирска. Он занимал должности председателя горисполкома и мэра Новосибирска, был губернатором и депутатом Совета Федерации. Уйдя из власти, он продолжает активно участвовать в деловой и общественной жизни города.

Журналисты Ивана Ивановича любят. Человек он интересный. Только вот парадокс: при всей своей открытости и словоохотливости, в своих многочисленных интервью рассказывает Индинок преимущественно о городе и о людях, что его окружают. А о себе все больше вскользь, по касательной. Писателю Михаилу Щукину в интервью, взятом у юбиляра накануне круглой даты, как нам представляется, удалось отойти от этого успевшего сложиться правила…

— Давайте все-таки поговорим именно об Иване Ивановиче Индинке, о его достижениях, неудачах, о его семье…

— Я счастливый и несчастливый человек. Счастливый, потому что родился в большой крестьянской семье. Трудным, но и прекрасным было детство. Трудным, потому, что порой недоедали, особенно в военное и послевоенное время. Одежда латаная-перелатаная, и обувь переходила от старших к младшим…

А счастливым было детство потому, что с малых лет нам приходилось трудиться. Каждый из нас знал цену хлебу насущному, каждый из нас понимал, насколько трудно поднимать семью нашим родителям. И уважение к ним появлялось само собой. Ведь они были нашими кормильцами.

Счастливым детство было еще и потому, что в семье царила неподдельная любовь друг к другу, которую мы сохранили на всю жизнь. Как-то, когда я в очередной раз приехал в Ленинград, чтобы насладиться радостью от встречи с семьями моих дорогих брата Петра и сестры Катюшеньки (к моему горю, уже ушедших в мир иной), сидели мы все вместе большим индинковским кланом, вспоминали свою родную деревню Козловку, своих лучших из всех родителей. И Катя вдруг, улыбаясь, говорит: «А ты знаешь, Ванечка, прочему у тебя живот большой? Это я его тебе с младенческих лет «разбухала». Привезет отец из Ачинска пряников, нажуют их в марлю и тебя этим кормят, а когда родители уходят на работу, на меня, восьмилетнюю, оставляют с наказом: «Ты гляди, Катька, лучше за братом». А я тоже маленькая, мне тоже пряников хочется, ведь других лакомств не было, кроме еще кускового сахара. Вот я эти пряники съем, а тебе нажую черного хлеба. Пройдет немного времени — в животике у тебя начинает булькать, ты разорешься, а я раскачаю люльку и как дам об стену, ты испугаешься, замолчишь, а потом все повторяется: накричавшись, уснешь. Так что меня прости, братишка. «Значит, это ты мне испортила фигуру на всю жизнь, дорогая моя сестренка? Потому каждый месяц ты мне и высылала деньги, пока я учился в институте, заглаживала свою вину», — шучу я. «О своих детских проказах вспомнила к разговору, а деньги я тебе высылала потому, что люблю тебя». Спасибо тебе, Катенька. И тебе, Петя, спасибо. Вспоминаю, как мои студенческие однокашники частенько обращались ко мне: «Давай, Иван, дуй на почту, Петр Иванович уже зарплату получил, значит, деньги пришли, так что до стипендии дотянем». «Мне положено, — отвечает, улыбаясь, Петр, — я старший. — «Это хорошо, что ты старший, поэтому и живот у тебя нормальный, Катя с тобой не возилась!»

Смех, слезы радости, какое это великое счастье! О каждом из дорогих моему сердцу братьев и сестер я могу вспоминать и говорить часами. Каждый из них был моим ориентиром в жизни, каждому из них я обязан своим становлением, от каждого унаследовал те положительные качества, которые, я надеюсь, у меня сейчас есть. Я мечтаю написать книгу о нашей удивительной семье, хотя бы для себя, для моих внуков. Это долг младшего перед светлой памятью моих дорогих незабвенных родителей, братьев и сестер. Только бы успеть…

— Когда человек долгое время находится во власти, он вольно или невольно должен держать себя в определенных рамках. Мне кажется, что эти рамки вы иногда ломали…

— О своей работе во властных структурах я много и часто рассказывал, повторяться не хочется. Подчеркну лишь одно: где бы я ни работал, всегда рядом были замечательные люди, которым я доверял и которые всегда это доверие оправдывали. Это во-первых. Во-вторых, руководитель, какой бы он талантливый и знающий ни был, не сможет знать отдельные отрасли, а значит, и влиять на их работу, лучше, чем специалисты в этих отраслях. Недавно читал я книгу из серии «Жизнь замечательных сибиряков» об одном главе администрации. Что ни страница, то «я пришел, увидел, победил». Грустно как-то стало после этого, решил: никогда обо мне не появится такая книга. Всё делают люди, а мы помогаем, как можем. И примеров тому можно привести множество…

Возьмем нашу городскую ветеринарную инспекцию, которая была создана у нас первой в СССР. Опыт наш потом распространили на всю страну. Естественно, хвалебные речи относились к моей персоне. А на самом деле автором идеи был молодой человек, мой сосед по даче в садовом обществе «Кувшинка», Олег Александрович Рожков, кандидат ветеринарных наук, человек, влюбленный в свою профессию, кстати говоря, автор многих методических работ, изданных Министерством сельского хозяйства. Именно благодаря его настойчивости и при его непосредственном участии создана эта служба. Он просто «допек» меня доказательствами необходимости такой инспекции: «Вы же мэр, неужели вам безразлично, чем питаются горожане, неужели вы можете чувствовать себя спокойно, когда травят и детей, и взрослых?» И я сдался.

Или возьмем строительство часовенки Святителя Николая, что зачастую тоже связывают с моим именем. А между тем я раза три отправлял из своего кабинета делегацию архитектурно-художественной общественности. И тогда главный архитектор города Герман Александрович Тюленин пошел на хитрость: пригласил меня на экскурсию по городу, показал архитектурные ляпы — сооружения, построенные по указанию сверху, которые не только не украшают город, но вносят дисгармонию в его облик. После такого обучения я еще раз убедился, что надо доверять специалистам, и согласился на строительство часовни. Так что заслуга в том, что она украсила город, принадлежит архитектору Петру Александровичу Чернобровцеву, его отцу Александру Сергеевичу, позже расписавшему ее; Сергею Павловичу Начарову — строителю. На мою долю выпало только собрать деньги, добыть золото и до слез радоваться, когда водружали на часовню золоченый купол. Все это мы успели к 100-летию города.

А первый цветомузыкальный фонтан, который появился в нашем городе, да и во всей Сибири, благодаря настойчивости Леонида Григорьевича Зотова и поддержавшего его Бориса Александровича Пчелинцева! Я потом в день 100-летия Новосибирска всего лишь произносил торжественную речь на его открытии.

В любом деле, в любом производстве бывают случаи, и довольно часто, когда идеи и их осуществление принадлежат одним людям, а лавры — другим.

— Власть всегда желает выглядеть величественной, но жизнь порою «выдает» такие шутки, что от этой искусственной напыщенности остается только одно — бессильно расхохотаться. Были у вас такие случаи, когда «смех сквозь слезы»?

— Было. Тут необходимо небольшое предисловие. Летом 1995 года во Дворце культуры «Сибтекстильмаш» проходил фестиваль народной песни. Посвящен он был творчеству народного композитора Николая Михайловича Кудрина. Организован фестиваль был прекрасно. Песни «Хлеб всему голова», «Деревенька моя», «Сапожки русские» в кульминационный момент концерта звучали из разных концов зала.

Николай Михайлович поворачивал голову то в одну сторону, то в другую, слушая песни, и прослезился. Сидели мы рядом, и я у него спросил: «Каким званием отмечен ваш труд и талант?» В ответ слышу: «Никаким». Меня это возмутило. Я попросил записать на магнитофонную пленку лучшие песни и передать мне, пообещав, что попробую добиться присвоения звания российского значения. Николай Михайлович безнадежно махнул рукой: обещали, мол, некоторые. Но пленку все-таки через несколько дней передал.

А когда Борис Ельцин со своей свитой остановился в Новосибирске по пути на восток страны, я эту пленочку с песнями Николая Михайловича с собой и прихватил. Ждем. Прилетел. Стюардесса открыла двери, подкатили трап… По нему, поддерживаемый с двух сторон — министром экономики Шохиным и министром сельского хозяйства Заверюхой — спускается чуть живой, как говорили у нас в деревне, «в стельку пьяный» высокий гость… «Ну, говори, что тебе надо», — обращается ко мне Ельцин. Вижу, такое его состояние, не до серьезных обсуждений, говорю: «Да у нас, Борис Николаевич, все нормально. Работаем, есть проблемы, ну что мы будем вас нагружать? Вот если бы нашли возможность выделить хотя бы 1000 комбайнов, уж больно хороший урожай зреет»… Президент повернулся к Заверюхе и размахивает указующим перстом: «Дать ему 1000 комбайнов, и бесплатно». Тут вспомнил я и про пленку с песнями Кудрина: «Борис Николаевич, если у вас будет хорошее настроение или плохое — неважно, послушайте эти песни — это поет Россия». Ельцин встрепенулся, облапал меня: «Ну, ты и хитрый, ну, ты и хитрый».

На этом наша встреча закончилась. Качающегося первого президента повели в его специальный самолет. А мы пошли в домик командующего ВВС, где был накрыт стол для встречи высоких гостей. Выпили мы с досады прилично. Особенно крепко поддал Анатолий Николаевич Манохин. «Ничего, Толя, не горюй, — говорю, — какой президент, такие и представители. Или можно наоборот — какие представители, такой и президент». Никогда прежде не видел я Манохина таким раздосадованным, на нем буквально не было лица. Мне кажется, что в эти минуты он понял многое. Умного, искренне верившего, как оказалось потом, в пустые обещания и не до конца знающего, что там творят наверху, постигло его горькое разочарование. А тут еще мы со своими шутками.

Ушел с политической арены Манохин… Не стало уже и первого президента… Рухнули надежды, в которые с самого начала никто из нас не верил, что получим мы 1000 бесплатных комбайнов. А вот Николай Михайлович Кудрин звание «Заслуженный деятель искусств России» получил. И за это спасибо.

— Вы говорите, что вы счастливый и несчастный человек одновременно. Так бывает?

— Судьба была ко мне благосклонна. И все-таки были в моей жизни черные и трагические события. В 1991 году в четырнадцатилетнем возрасте нелепо погиб в автомобильной катастрофе мой младший сын Алеша. Живу с незаживающей раной от потери любимого сына, с постоянными угрызениями совести, что не уделял ему достаточного внимания. Жил мой Алеша с вознесшимся на высокие должности отцом и… без отца. Работа — она, конечно, приносит удовлетворение, особенно в минуты видимых результатов. Но может ли только работа, пусть даже любимая, сделать человека счастливым? Нет. Семья никогда, ни при каких условиях, не должна уходить на второй план. Семья — это главное, святое. И что толку, когда понимаешь это задним умом?

Вот и распалась, к великому сожалению, наша семья. Не могла простить мне моя первая жена Тамара безотцовщины своих сыновей при живом отце. Прожили мы тридцать лет. Свалил я на ее хрупкие плечи всю заботу о доме и сыновьях. Сохраняю я к Тамаре Петровне самые добрые, самые светлые чувства.

Последняя моя радость, гордость, любовь и надежда — мой сын Дмитрий и его семья. Каждый вечер я жду от него звонка: «Батя, как дела?» — «Нормально, — отвечаю, — а как у вас?» — «И у нас все хорошо, ложись спать, завтра увидимся; в крайнем случае, созвонимся». И это каждый вечер, за редким исключением, когда его нет в городе. Люблю своих внуков без памяти. Они не только дарят мне радость, но и являются стимулом к активной жизни. Храни вас Бог, мои дорогие, мои любимые, на долгие, долгие лета. Я так этого хочу!

…С моей второй женой Ларисой Ивановной Сидоркиной прожили мы вместе десять лет. Не буду утверждать, что наши отношения были идеальными, нет, всякое было: и размолвки, и обиды, но мы научились быть выше их, научились ценить и уважать друг друга, беречь друг друга. Теперь она живет в Новой Зеландии, уехала помогать дочери, растить внука. В первый же год после ее отъезда летал я в Новую Зеландию, убедился, что живет мой дорогой человек хорошо в своем собственном доме, что у нее замечательная дочь и любимый внук Ромашка и что она совсем уже освоилась в этой далекой прекрасной стране.

Как не ценить и не любить мне этого человека: случился у меня серьезный недуг — она, не раздумывая, немедленно (буквально за вечер собралась) прилетела, чтобы быть рядом. А пока… пока она там, а я в нашей Сибири. Каждую неделю звоним друг другу и надеемся…

Вот так сложилась моя личная жизнь. Дважды был женат, а старость встречаю один.

Красивые и умные у меня были жены. И обе в сердце моем оставили глубокий след. И я благодарен судьбе, что имел возможность и счастье идти по жизни вместе с такими замечательными женщинами.

Что дальше? А дальше будем жить. Хочу, могу и буду — жить, работать и стараться приносить пользу людям. В этом мое спасение, в этом мое счастье.

Беседовал Михаил Щукин

vn.ru

Иван Иванович Индинок

Родился 6 августа 1938 года в д. Козловка Ачинского района Красноярского края.

Образование и трудовая деятельность

Окончил Томский политехнический институт в 1962 году.

Занимал различные инженерные должности на предприятиях ВПК Новосибирска с 1962 года. С 1972 по 1981 год — старший инженер, начальник лаборатории, секретарь парткома НПО «Восток».

Политическая деятельность

С 1981 по 1988 год — второй, затем первый секретарь Заельцовского райкома КПСС, второй секретарь Новосибирского горкома партии. В 1988 году был избран председателем исполкома Новосибирского городского Совета. В декабре 1991 года был назначен главой администрации Новосибирска

В октябре 1993 года после разгона Верховного Совета был назначен главой администрации Новосибирской области вместо снятого за поддержку Съезда народных депутатов Виталия Мухи.

В декабре 1993 года был избран в Совет Федерации первого созыва, был членом Комитета по делам Федерации, Федеративному договору и региональной политике.

На выборах главы администрации Новосибирской области в декабре 1995 года в первом туре занял первое место (22,81 % голосов), во втором туре проиграл бывшему губернатору Виталию Мухе.

С 1997 года — член Политсовета ВОПД «Наш дом — Россия», в том же году стал инициатором создания межрегиональной общественной организации «Сибирская партия» и являлся председателем ее Высшего совета до марта 1998 года.

В настоящее время является вице-президентом ОТП Банка и президентом гуманитарно-просветительского клуба «Зажги свечу» (Новосибирск).

people-archive.ru

Иван Индинок: «Мы часто не замечаем великие дела»

© Кирилл Канин. Иван Индинок

15 Фев 2017, 05:20

Тайга.инфо: Новосибирская область вошла в 2017 год с теми же скандалами, которыми сопровождался 2016-й. Спорные проекты концессий, противоречия областных и городских властей, повышение коммунальных тарифов с 1 июля 2017 года, вызвавшее протесты. С одной стороны, мы все больше погружаемся в болото — не видно новых идей и новых людей, одни и те же назначаются по кругу, все боятся что-то менять в управлении. С другой стороны — регион постоянно информационно «бродит», порождая негативные федеральные поводы, что, наверное, хорошо для СМИ, но ничего не приносит жителям. Вы за последние 30 лет видели все действующие администрации города и области. Как бы вы оценили ситуацию в Новосибирске? Есть ли у вас ощущение, что с каждым годом регион деградирует?

— Дело в том, что в России всё идет сверху донизу. В стране очень напряженная и очень сложная обстановка. Народ это иногда, может быть, и не осознает, но чувствует. Вот, например, собрали митинг по поводу присоединения Крыма. Выступили. Все кричат: «Ура!» И я тоже кричу: «Ура!» А потом говорю: «Люди, имейте в виду, пояса придется затянуть нам всем, потому что туда надо вкладывать немаленькие деньги». Сколько стоит один выстрел? Никто не считал. Сколько стоит один день войны в Сирии? Не один детский садик и не одна школа. Но поймите, так мы защищаем на дальних рубежах безопасность нашей великой Родины. Нам это внушают. И все это так понимают. Действительно, обстановка достаточно сложная. Особенно на юге. Я когда-то был председателем совета общественности при Главном управлении МВД по Сибирскому федеральному округу. Должен сказать, что очень много наши ребята выезжали на Кавказ, особенно в Дагестан, в Чечню. И там идет постоянная война. Я думаю, вот, Кадыров — Герой России. А если бы не кормили Чечню и звание Героя бы не давали, то где бы был Кадыров? И как бы с Чечней ладили? И мы всё это понимаем, но всего требуем с местных руководителей.

Вот, звонит мне недавно Володя Кузменкин (новосибирский журналист — прим. Тайги.инфо). А я проснулся, смотрю в окно — там опять снег шурует. И настроение такое тягостное… Кузменкин, а он шустрый мальчик, спрашивает: «Иван Иванович, вы мне скажите, уже продолжительное время работает Анатолий Локоть мэром. Есть у вас к нему замечания, какие-то советы?» Отвечаю: «Конечно! Беспощадно критикую Локтя! Разорвать его готов! Имея уже такой опыт мэра, никак не может договориться, чтоб прекратить снегопад! Это как?» Второе: для Иванова, Петрова, Сидорова главная улица — это не Красный проспект, не Советская и не другие магистрали. А та улица, на которой он живет. В принципе, это правильно. Поэтому у меня для мэра такой совет: позвони [мэру Москвы] Сергею Собянину, попроси у него техники, которой нам не хватает, попроси денег. В мое время мы успешно эту схему опробовали, заключили с Юрием Лужковым договор о мире, дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи.

Я хорошо знаком с бюджетами области и города. И, конечно, меня все эти вопросы волнуют. Это не потому, что я перед вами красуюсь. Конечно, проще всего сказать: вот, молодец мэр, еще лучше стало горожанам! Но я вижу, что не все получается. Почему? 80% бюджета Новосибирска идет на выплату социальных пособий. И только 20% остается на развитие. Одну школу построить, два детских садика. А еще нужны деньги на дороги, на благоустройство. Я совершенно не понимаю, почему у нас такая бюджетная система. Центр забрал, подгреб под себя всё. Раньше мы ездили в Москву — защищать свой бюджет в Минфине. И все руководители по своим направлениям встречались с руководителями в министерстве, уточняли цели, задачи, где чего не хватает. В итоге приходили к какому-то консенсусу, замминистра собирал все регионы и утверждал бюджет на квартал. Каждый квартал! И мы понимали друг друга. А сейчас в Минфин путь заказан. Вот выделят региону трансферт, и до свидания! Мэру и губернатору «нарезали поляну», определили деньги и сказали: «Внутри этой поляны играйте, мальчики, и выполняйте все социальные обязательства, чтобы и к вам, и к нам было меньше претензий. А то, что вы не будете развивать регион, ну что ж… Наступят лучшие времена». А когда они наступят? Никогда не наступят.

Думаете, Локоть и Городецкий не хотят, чтобы город и область развивались? Но не хватает денег, не хватает техники. Вот они и сидят

Без развития нельзя. А его хочет любой руководитель. Думаете, Локоть и Городецкий не хотят, чтобы город и область развивались? Но в хозяйстве не хватает денег, не хватает техники. Вот они и сидят, не знают, что делать. Вот пример — в Дзержинском районе одна из школ построена в 1938 году. Нужны деньги на ее реконструкцию, она уже устарела, падает. А денег нет. И что, жители, которые вокруг, они хвалят Локтя? Вот о чем речь. Я не хочу говорить, что у нас выдающиеся руководители. Они нормальные люди, хотят, чтобы люди жили лучше. Хотят! А вот спросите, могут ли? Это уже другой вопрос.

Я с большой тревогой смотрю, куда мы дальше идем. Сегодня необходимо главное, хотя мне и не нравится это словосочетание — инвестиции в человеческий потенциал. Когда наш просветительский клуб «Зажги свечу» утверждал устав, всемирно известный академик Влаиль Казначеев говорил: «Главное сегодня —это человек. Он должен быть поставлен в центр внимания». Мы так и написали на своих знаменах. Мы 19 раз выезжали в районы области, я уж не говорю, сколько встречались здесь, в Новосибирске. Успели посетить более тысячи классов, поговорить с 50 тыс. учеников, дать им уроки нравственности. И всегда говорили: спасли сегодня несколько душ — уже прожили день не зря. Потому что насаждать патриотизм сверху не получится. Патриотизм в переводе на русский язык — это любовь.

Тайга.инфо: Любовь, а не агрессия.

— Да. Любить надо Родину. Любить Отчизну, какая она есть. Государство не может сегодня держаться только на силе. Очень важно нравственное состояние народа. И важно, чтобы у него были какие-то моральные авторитеты. А вы посмотрите, что сейчас происходит. Только включаешь телевидение, и там начинается: где кого убили, где какая авария. А радио вообще: «В Сомали перевернулся автобус!» Да и хрен с ним! И вот только такая информация и идет. И радио, и телевидение, они формируют человеческую пассивность. Какая идеология у нас? Вы можете мне сказать? Посмотрите на китайцев, они уже с нашей «Сибирью» в хоккей играют. Они провозгласили: «Мы должны быть первыми везде. На земле, под землей, в океане, под водой, в космосе». Если раньше мы им нужны были потому, что поставляли им оборудование, технологии, то сейчас они говорят: «Нам это не надо. Вы давайте нам лес, и лучше кругляк». Чтобы дешевле был. Теперь посмотрите в спорте. Они же уже всех побеждают. Догадались, что нужно делать, и покупают дорогих футболистов, хоккеистов. Хотят везде быть первыми и по этой дороге идут товарищи коммунисты. А наша идеология какая? А может государство жить без идеологии? Вот раньше мы строили коммунизм. Строили-строили… А потом сказали: «Ну, его, этот коммунизм». Развернулись и начали строить рыночные отношения.

Тайга.инфо: При вас же как раз и разворачивались.

— И как разворачивались! Вот сейчас я имею возможность что-то проанализировать, но не могу найти ответ на один вопрос. Как так случилось, что за один век мы дважды устроили переворот? Сначала в 1917-м, а потом в 1991 году. Мы один и тот же народ! Для меня это очень тяжелый вопрос. Я сразу скажу, что я приверженец Советского Союза. Я оттуда вышел, меня трудно перевоспитать. да и не нужно. Я какой был, таким и останусь.

Тайга.инфо: Давайте вернемся к началу нашего разговора и ситуации в Новосибирске. А как при вас снег убирали? Ведь в конце 80-х вряд ли было больше техники.

— И при нас убирали так же. Я вам расскажу такую историю, только не надо ничего вырезать. Вот мы сидим на кухне у друга в Томске, квасим. И в том числе сидит бывший мэр Томска Володя Гончар (ныне покойный). И выходим потом на улицу, идет пушистый снежок. А он так руки вскинул, говорит: «Господи! Какая благодать!» А раньше бы, как только снег пошел, начал бы звонить в ЖКХ: «Машины [на уборку] выехали, не выехали? Сколько выехало? Куда?» Честное слово. Вот и я ездил ночью смотреть, как там чистильщики — чистят или спят.

Тайга.инфо: И спали?

— Было и такое. Ну, что говорить? Так же чистили, так же не успевали. Но в связи с общей атмосферой и нагнетанием напряженности это все сейчас более остро воспринимается.

Тайга.инфо: И медийная среда совсем другая сейчас.

— Совершенно верно. Потому что для каждого его улица — главная. И он не будет разбираться, кто должен убирать — мэр или управляющая компания.

Тайга.инфо: Причем, все изменилось быстро, буквально за год. Пришел новый мэр, и ожиданий хватило ровно на год. Потом то же самое началось. Помните, как ругали и Владимира Знаткова, и Городецкого. Сейчас Локтя. Поставить сейчас Иванова, через год снова начнется.

— Тут уж ничего не поделаешь. Тяжелая судьба, тяжелая жизнь у этих мэров. Раньше, как я его называю, был лучший мэр всех времен в Новосибирске — Иван Павлович Севастьянов. 21 год он работал. И сделал очень многое. В том числе главное — водовод, очистные сооружения, которыми до сих пор пользуемся. Второе. Мы очень радуемся и гордимся, что у нас есть метро. Успели мы его построить. Это [первый секретарь обкома] Федор Степанович Горячев успел с Леонидом Ильичем Брежневым в последний момент договориться. А продолжал уже Севастьянов. Так что основные дела, которые городу дали толчок, прирост, как ни крути, были сделаны при Советской власти. А сегодня о многих моментах сложно говорить. И самое главное — тревожно. И каждый человек эту тревогу ощущает.

Поэтому еще раз скажу, что главное сегодня — это люди. Ими мы и занимаемся. Уже скоро, 26 февраля, в Прощеное воскресенье, в ДК Железнодорожников гуманитарно-просветительский клуб «Зажги свечу» будет отчитываться за 20-летие своей работы. Приходите. Будем просить прощения у горожан, что не успели сделать всего, что хотели… К юбилею издаем книгу. Мы все-таки проработали 20 лет! Мы существуем потому, что интересно работаем, интересные люди собрались — Иван Ромашко, Александр Шапошников, Владимир Шамов и многие другие.

Во-первых, нам интересно общаться друг с другом, внутри коллектива. У нас это называется презентация личности. Во-вторых, нам очень интересно с ребятами встречаться в школах в районах области. Наши музыканты дают мастер-классы, наши врачи идут в больницы, проводят консультации. Мы расходимся по предприятиям. А вечером собираемся в ДК, рассказываем, что мы сделали, как поработали. И выступают наши артисты — Русский народный хор или Камерный хор, сейчас он уже стал хоровой капеллой. Руководители обоих коллектив — Владимир Гусев и Игорь Юдин — тоже члены нашего клуба. Ну как у такого президента могут быть плохие ребята?

Еще один член нашего клуба — Сергей Бондаренко (директор МУП «Похоронный дом „ИМИ“» и депутат горсовета — прим. Тайги.инфо). Он, помимо всего прочего, занимается проектом «Белый тополь» и до последнего времени руководил одноименным фондом.

Это, вообще-то, всероссийское движение. Его основная задача — увековечить память о выдающихся людях нашей великой и любимой страны. А у нас «Белый тополь» возглавляет Сергей Валентинович. Я ему настолько благодарен! Я к нему отношусь с большим уважением, потому что он несет людям культуру. По меткому выражению академика Лихачева, «культура — это единственное, что оправдывает перед всевышним существование нации». Благодаря Сергею Валентиновичу культура захоронения в Новосибирске стала выше. Более уважительная к человеку, уходящему в другой мир. Но даже не это главное. Это одна из составляющих.

Если на тебя не накопали — значит, ты жулик. Это что за подход? Что за идеология?

Благодаря «Белому тополю», чтобы память у нас не отшибло, построен памятник на Заельцовском кладбище отцу-основателю Новосибирска Николаю Тихомирову. Сегодня, благодаря этой программе, формируются и уже проведены захоронения героев Советского Союза. Благодаря этой программе, ищутся по всей стране выдающиеся люди, которые внесли наибольший вклад в развитие нашего родного, любимого Новосибирска. И они перезахораниваются здесь у нас. Мы иногда можем такое событие раздуть и показывать: «Ух, как!» А это тихо, скромно, спокойно делается. Величайшее дело для наших потомков! Нельзя жить Иваном-родства-не-помнящим.

Вот сходите, сфотографируйте мемориальную доску Анны Яковлевны Покидченко, нашей знаменитой актрисе. Это сделано от души. Посмотрите захоронения и памятник, который сделаны народному артисту Советского Союза Валерию Егудину. Этого нельзя переоценить. Но и недооценивать нельзя. Но, к сожалению, в нашем обществе, чем дальше продвигаемся к капитализму, тем больше Павликов Морозовых. Людей, которые не в состоянии сами что-либо организовать или что-то сделать. А зависть в человеке — это самое поганое чувство. Они начинают выискивать: где ты там оступился, где ошибся. И давай лаять из всех подворотен, не понимая сути дела. Даже если ты заметил что-то неправильное, что идет в разрез с какими-то постановлениями, ну, приди и скажи. А в случае с Сергеем Бондаренко и смотреть нечего. Мне так обидно! Чисто по-человечески. Господи, когда же мы кончим фискалить друг на друга? Неуважительно относиться не только к человеку, но и к делу, которое он делает.

Тайга.инфо: Причем, насколько мы понимаем, общественники, который обратились в прокуратуру, сначала нацелились на тот МУП, которым руководит Бондаренко, а уже потом дошли до «Белого тополя».

— Все дело в том, что сегодня (и я это говорю вслух) фискальных органов больше, чем тех, кто что-то производит и работает. Я когда-то работал в банке, и к нам пришла проверяющая. Ищет, ищет, ничего найти не может. В итоге написала: «Памятки, объявления в обменном пункте неаккуратно развешены». Спрашиваю, да что ж ты пишешь? А она мне говорит, ласточка: «Если я приду и ничего не накопаю, меня могут с работы выгнать». То есть, каждый из нас заведомо считается жуликом. Если на тебя не накопали — значит, ты жулик. Это что за подход? Что за идеология? Мы иногда стыдливо умалчиваем о чем-то. А на самом деле, делается большое дело. И когда начинают эти сявки мешать, у меня русский язык кончается. Мы приняли решение, что 26 февраля будем награждать Сергея Валентиновича орденом «Белая ворона».

Тайга.инфо: Откуда такое название?

— У нас есть такой орден. Мы награждаем людей, которые делают работу вопреки всему. Или делают работу, которую многие не понимают, а она очень важна. Вот Сергей Валентинович делает очень большую и важную работу. Мы наградили «Белой вороной» Алексеева Владимира Николаевича, заведующего отделом редких книг и рукописей ГПНТБ. Цыплакова Ивана Павловича наградили. Он был председателем горкома партии, затем зампредседателя облисполкома. Но он великолепно знал историю и писал книги. Разве не «белая ворона»?

Тайга.инфо: Что еще будет происходить на праздновании юбилея 26 февраля?

— Мы покажем фильм, расскажем о работе клуба за эти 20 лет, отчитаемся. Наградим людей, которые этого заслуживают «Золотой свечой с бантом», орденом «Творчество, достоинство, верность». Орденом «Спасибо, мама», «Спасибо, доктор». Все кандидатуры уже известны. А потом сделаем очень интересное обращение к молодежи и народу. Ну и, конечно, не обойдется без концерта. Выступит оркестр русских народных инструментов, хор Юдина. И скажу вам по секрету, прилетает и будет в концерте участвовать Танечка Ворожцова. Она тоже член нашего клуба.

Тайга.инфо: А сколько их всего?

— 50. В феврале мы примем двоих — ректора Новосибирского педагогического университета Алексея Герасёва и Ирину Минх, олимпийскую чемпионку по баскетболу. Классная девчонка! Я ее пригласил в клуб и буду давать за нее поручительство. В «Зажги свечу» состоят люди, которые в жизни своей уже «наследили» и могут быть моральными авторитетами. Когда мы приезжаем в районы и заходим в классы, особенно, в деревнях, я всех наших представляю. Ребятишки, когда слышат эти имена, уже сами по себе «подтягиваются». А потом люди рассказывают, как они «докатились» до жизни такой — кто-то стал народным артистом, кто-то замечательным врачом, а кто-то — ученым. Я очень благодарен, что у нас в клубе такие люди.

Беседовал Евгений Мездриков, фото Кирилла Канина

Page 2
Депутата-коммуниста сделали ответственным за проект «ЕР» в Новосибирске Силовики, уголь и алкоголь. Чьи интересы лоббируют сибирские депутаты Госдумы «Куда деньги уходят?»: в Новосибирской области снизилась эффективность выполнения госпрограмм Власти отчитались о тушении всех лесных пожаров в России Омская область возглавила рейтинг регионов Сибири по убыли населения
Page 3
Депутата-коммуниста сделали ответственным за проект «ЕР» в Новосибирске Силовики, уголь и алкоголь. Чьи интересы лоббируют сибирские депутаты Госдумы «Куда деньги уходят?»: в Новосибирской области снизилась эффективность выполнения госпрограмм Власти отчитались о тушении всех лесных пожаров в России Омская область возглавила рейтинг регионов Сибири по убыли населения
Page 4
Депутата-коммуниста сделали ответственным за проект «ЕР» в Новосибирске Силовики, уголь и алкоголь. Чьи интересы лоббируют сибирские депутаты Госдумы «Куда деньги уходят?»: в Новосибирской области снизилась эффективность выполнения госпрограмм Власти отчитались о тушении всех лесных пожаров в России Омская область возглавила рейтинг регионов Сибири по убыли населения
Page 5
Депутата-коммуниста сделали ответственным за проект «ЕР» в Новосибирске Силовики, уголь и алкоголь. Чьи интересы лоббируют сибирские депутаты Госдумы «Куда деньги уходят?»: в Новосибирской области снизилась эффективность выполнения госпрограмм Власти отчитались о тушении всех лесных пожаров в России Омская область возглавила рейтинг регионов Сибири по убыли населения

tayga.info


Смотрите также