Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Кайдарова диляра радиковна биография


Кайдарова Диляра Радиковна

Кайдарова Диляра Радиковна - директор Казахского научно-исследовательского института онкологии и радиологии Министерства здравоохранения Республики Казахстан Образование:Алма-Атинский Государственный медицинский  институт (1990), «Организация здравоохранения, менеджмент, экономика для руководителей здравоохранения» США, Вирджиния (2006), Казахстанский Университет «Алатау»(2010)

Опыт работы: 

1992 - 1999 гг. - Врач онколог гинекологического отделения Городского онкологического диспансера (ГОД) г.Алматы  1999 – 2006 гг. -  Заведующая гинекологическим отделением ГОД г.Алматы 2006– 2016 гг. - Главный врач ГКП на ПХВ «Алматинский онкологический центр» 2006 г.– наст. время Главный внештатный онколог УЗ города Алматы  2013 г. – наст. время Профессор кафедры онкологии Казахского Национального медицинского университета (КазНМУ)  2009 г. – наст. время постоянный член Европейской Ассоциации онкогинекологов (ESGO, IGCS)  2009 г. – наст. время Член Всемирного противоракового общества UICC.  2010 г. – наст. время Член Американского общества клинической онкологии ASCO  2013 г. – наст. время Руководитель Международных клинических исследований по раку желудка и молочной железы  2016 г. – наст. время Член диссертационного совета при РГП на ПХВ КазНМУ им. С.Д. Асфендиярова МЗСР РК по специальности 140014 - онкология 2016 г. – наст. время Директор Казахского научно-исследовательского института онкологии и радиологии 

2016 г. – наст. время Президент Ассоциации онкологов Республики Казахстан

2016 г. – наст. время Член Высшей Научно-Технической Комиссии при Правительстве Республики Казахстан

dsm.gov.kz

Разрушители мифов: Диляра Кайдарова об онкологии и ее причинах

Самый страшный диагноз, который каждый из нас боится услышать — рак. Онкологические заболевания занимают второе место по причинам смертности в Казахстане, захватывая все более молодые группы населения. Откуда ждать беды? Каким образом можно предотвратить «чуму XXI века»? До сих пор премия Нобеля ждет своего победителя, который избавит планету от онкологических заболеваний.

Мы встретились с Дилярой Радиковной Кайдаровой, главным врачом Алматинского онкологического центра, чтобы расставить точки над «i» и разрушить мифы, связанные с онкологией.

Стаж работы Диляры Радиковны — 23 года.Работала врачом в отделении онкогинекологии, затем заведующей отделением, после — заместителем главного врача, а теперь Диляра Кайдарова — главный врач Алматинского онкологического центра.

— Первое время работать было очень трудно. Не каждому дано преодолеть этот психологический момент столкновения с болезнью. Было нелегко видеть ужасающие опухоли. С годами стала жестче, выносливее, — говорит врач.  

Диляра Рафиковна является доктором медицинских наук, членом-корреспондентом Национальной академии наук Республики Казахстан. Поэтому мы полностью доверили ей право разрушить или подтвердить существующие мифы.

МИФ № 1. Дезодоранты-спреи способствуют активизации раковых клеток в организме, так как микрочастицы закупоривают сальные железы.

— Такую версию слышу впервые. Скорее всего, дезодоранты могут вызывать аллергическую реакцию из-за содержания в их составе химических элементов, которые усваиваются не в каждом организме. В спреях, как правило, существует пудровый порошок, который имеет успокаивающий эффект. Исходя из логики построения мифа, выходит, что и пудрой пользоваться нельзя? Я так не думаю.

МИФ № 2. Краска для волос черного цвета негативно сказывается на состоянии раковых клеток.

— Любая краска содержит в своем составе аммиак, который сказывается лишь на состоянии волос. Иногда она ускоряет процесс выпадения волос, но цвет, в данном случае, роли не играет.

МИФ № 3.  Наследственность онкозаболеваний.

— Наследственность сегодня — один из самых главных факторов. Гены, отвечающие за эту информацию, могут распределиться самым непредсказуемым образом. На данный момент мы можем собрать так называемое генетическое древо, согласно которому можно предположить вероятность заболевания. Уже в ближайшее время в Онкологическом Центре будет осуществлять прием врач-генетик, проводящий семейные исследования. Сегодня можно сдать анализ на наличие определенного гена, отвечающего за предрасположенность. В возрасте от 17 лет и старше можно получить более точные результаты.

МИФ № 4. Мобильные телефоны влияют на состояние здоровья и могут стать причиной онкозаболевания.

— На эту тему мы с коллегами даже проводили передачу на телеканале КТК. Перечитав всю литературу и проведя несколько исследований, мы пришли к выводу, что антенны, ловящие и передающие сигнал с наших мобильных устройств, не влияют на человеческий организм. В первую очередь, использование телефонов влияет на состояние слуха. Подтверждения этого мифа еще нет.

МИФ № 5. Активность раковых клеток можно заблокировать.

— Видите ли, сейчас существуют такие таргетные препараты, которые при канцерогенезе распространяются через сосуды. Сейчас ученые разработали множество препаратов, которые могут блокировать опухоль на уровне начального развития. Если пошел процесс метастазов, лекарства бессильны: здесь может помочь только химиотерапия. Таргетные препараты якобы останавливают развитие опухоли. В нашей стране, к сожалению, около 40% пациентов приходят с раком третьей и четвертой стадии. В Америке речь может идти об опухоли в несколько миллиметров, в то время как у нас обсуждаются  5–10 сантиметров!

— Наиболее распространенная форма раковых заболеваний у мужчин — рак легкого, у  женщин — рак молочной железы. По уровню смертности они конкурируют между собой. Причинами заболеваний служат нездоровый образ жизни, стресс, экология. Особенно неблагоприятными по заболеваемости считаются северные и восточные регионы страны, где сосредоточены промышленные объекты.

МИФ № 6. Здоровый образ жизни помогает минимизировать случаи онкозаболеваний.

— Если у человека существует предрасположенность к этому заболеванию, он тем более должен соблюдать здоровый образ жизни. Естественно, модифицированная еда, табачные изделия и алкогольные напитки сказываются на состоянии здоровья. Например, те же напитки в пластиковых бутылках опасны для человека. Находясь длительное время под солнечными лучами, пластик начинает выделять вредные для организма вещества, которые впитываются в жидкость, находящуюся внутри.  Пагубное пристрастие молодого поколения к кальяну тоже не останется безнаказанным. Вообще, среди мужчин и женщин в возрасте от 30 до 45 лет все чаще стали выявляться онкологические заболевания.

— Если раньше речь шла о возрасте в 60 лет, то сейчас наблюдается тенденция «омоложения» рака. Нас это очень пугает. Мы всегда убедительно просим население не избегать прививок против вируса папилломы человека. Это нужно делать обязательно! Женщинам в 35–36 лет приходится удалять матку. С таким диагнозом к нам в неделю обращаются 3–4 женщины.

В завирусованном организме даже простуда вызывает непредсказуемые последствия. Иммунная система может в один момент прекратить борьбу. Приближается зимнее время, поэтому необходимо укреплять иммунитет хотя бы народными средствами.

МИФ № 7. На Западе уже изобретено лекарство, которое может побороть рак.

— Хочется в это верить, но пока Нобелевская премия ждет своего обладателя. Никто не может обрисовать даже причин появления рака. Был в моей практике такой случай: пятиклассник ударился голенью, а в итоге получил… саркому кости. Говорят, что сказывается даже эмоциональная составляющая или карма.

МИФ № 8. Химиотерапия сокращает срок жизни человека.

— Это, конечно, тяжелое лечение. К сожалению, химиотерапия убивает не только раковые клетки, но и собственные клетки организма. Есть такие опухоли, которые очень чувствительны к химиотерапии. Мы берем частичку опухоли и проверяем ее в гистологической лаборатории на степень «отзывчивости» по отношению к некоторым химиопрепаратам. В случае, когда опухоль нечувствительна, смысла в химиотерапии просто нет. Например, одной пациентке провели целых 18 курсов химиотерапии! Человеку нужны силы и время, чтобы отдыхать от бесконечных визитов в больницу. Перед врачом всегда стоит вопрос: говорить пациенту о его болезни или нет. Люди с устойчивой психикой часто реагируют нормально, но бывают и другие случаи. Например, два дня назад у нас был пациент, который заявил, что в случае, если диагноз подтвердится, просто сведет счеты с жизнью.

МИФ № 9. Необходимость удаления родинок.

— Удалять родинки действительно необходимо. За родинками вообще нужно внимательно наблюдать. Если появляется зуд или покраснение, нужно немедленно обращаться к врачу. Дерматоонколог может предложить различные варианты удаления. Маленькие доброкачественные родинки можно удалить лазером, если родинки большие — потребуется хирургическое вмешательство.

МИФ № 10. Лечение онкозаболеваний проводится на бесплатной основе.

— В каждой поликлинике на пациента заложена определенная сумма из государственного бюджета на лечение и профилактику некоторых заболеваний. Поликлиника может отправить вас в наш Центр на консультацию или анализ бесплатно. Для этого необходимо иметь при себе направление. На основании этого документа Центр предъявляет счет поликлинике, пациент при этом получает бесплатную услугу. Наши люди любят делать все самостоятельно, поэтому сразу приходят в Центр. В больших очередях стоять им не нравится, они готовы заплатить, по сути, за бесплатную услугу. А потом начинаются жалобы.

Наши пациенты не дисциплинированы. Операции, химиотерапия, лучевая терапия также проводятся бесплатно. В Алматы на учете в онкоцентре состоит более 19 000 пациентов. Каждые три месяца они сдают анализы. Дорогостоящие процедуры — такие как ФГДС — тоже можно пройти бесплатно, если у поликлиники и диагностического центра есть договор. К сожалению, многие наши пациенты сегодня не знают собственных прав. Скрининги сахарного диабета и артериального давления, анализ крови на рак простаты, мазок с шейки матки — тоже бесплатные процедуры! С терапевтами проводятся ежемесячные тренинги по онконастороженности, когда пациент должен быть предупрежден о возможных опасностях и необходимых анализах.

Самый страшный миф и страх сегодняшних пациентов: прийти и начать обследование. Этого бояться не нужно! Если следить за своим здоровьем, то можно исключить риск появления страшных диагнозов.

Уважаемые читатели Vox Populi! Убедительная просьба и настоятельная рекомендация: пожалуйста, не ленитесь, проходите обследования заблаговременно! Никто из нас не застрахован от диагноза «рак», но в наших силах свести эти шансы к минимуму. Будьте здоровы!

www.voxpopuli.kz

Главный онколог Диляра Кайдарова: мы должны сделать прорыв, чтобы пациенты поверили нам - КазНИИОиР

Проблема заболевания раком в мире по сей день является актуальной. Ежегодно в Казахстане регистрируется свыше 30 тыс онкобольных, на учёте состоят более 170 тыс человек. Несмотря на это, положительные тенденции все же есть – в стране снижена смертность от этой страшной болезни, а казахстанские врачи сегодня не уступают лучшим зарубежным специалистам, передаёт BNews.kz

Директор КазНИИ онкологии и радиологии, главный онколог МЗ РК Диляра Кайдарова в интервью BNews.kz рассказала о последних достижениях в онкологической службе Казахстана, инновационных технологиях в медицине, как новый комплексный план по борьбе с онкозаболеваниями на 2018-2022 годы улучшит ситуацию и почему сегодня уже не нужно уезжать за рубеж, чтобы получить высококвалифицированную помощь.

– Диляра Радиковна, какова на сегодня в стране ситуация с онкозаболеваемостью?

– Сегодня в Казахстане на учёте состоит 171 тыс онкологических пациентов. В 2017 году было небольшое снижение заболеваемости, это временная тенденция. Во всём мире идёт рост онкологических заболеваний и Казахстан, естественно, не является исключением. В прошлом году было выявлено 35 тыс человек, в этом году мы предполагаем, что выявлено первичных онкобольных около 36 тыс. Если говорить о детской онкологии, то ежегодно заболевают 600-700 человек, но у детей такого роста нет, потому что детские онкологические заболевания имеют свои особенности. Идёт снижение смертности от онкозаболеваний. Например, 7 лет назад умирало 24 тыс человек, то сейчас уже менее 15 тыс пациентов. Вылеченные больные благополучно живут, и продолжительность их жизни увеличивается. Так, индикатор пятилетней выживаемости у нас увеличен до 50%. Каждый второй онкобольной теперь живет пять лет и более. Это уже хороший показатель.

– Какие регионы лидируют по заболеванию?

– По регионам у нас первую тройку занимает Павлодарская область, Северо-Казахстанская область, Восточно-Казахстанская область, также в пятёрку вошли Астана и Алматы. В других регионах, например в Мангистау увеличилась заболеваемость. Первое место занимает рак молочной железы и рак лёгкого. Смертность от рака лёгкого у нас на первом месте. Кроме того, растёт количество заболевших раком молодых людей от 35 лет.

– Чем это вызвано?

– В первую очередь, влияют, конечно, экология, стрессы, питание. Сейчас большое внимание уделяется питанию. Всё, что мы едим, – это ГМО, напитки непонятные, продукты с пестицидами, химикатами. К сожалению, это у нас проблема. Нужно урегулировать питание.

– Часто ли люди обращаются на поздней стадии заболевания?

– Чаще с поздней стадией приходят люди, которые проживают в сёлах… Говорят, что им некогда ходить к врачам. Нужно менять менталитет наших людей, чтобы они заботились о здоровье, любили себя. Пока городские жители более активны, меньше боятся врачей.

– В июне был принят Комплексный план по борьбе с онкозаболеваниями на 2018-2022 годы. Как он поможет изменить ситуацию в стране?

– Одной из первоочерёдных задач глава государства Нурсултан Назарбаев ставит первоклассное здравоохранение и здоровую нацию. В числе других задач в развитии отечественной медицины Президент отметил необходимость принятия комплексного плана по борьбе с онкологическими заболеваниями, создание научного онкоцентра. Должны быть обеспечены высокоэффективные ранняя диагностика и лечение рака на основе передового международного опыта.

Конечно, основная цель Комплексного плана направлена на профилактику и раннюю диагностику, что позволит предотвратить заболевание и, во-вторых, при выявлении болезни на ранней стадии излечить её на 100%. Во всём мире первая и вторая стадии полностью излечиваются и люди живут полноценной жизнью. У нас, к сожалению, раньше 60% приходили с 3-4 стадией со всеми формами онкологической патологии. Сейчас этот процент снижается и составляет около 40%, По визуальным локализациям 3-4 стадии относятся к запущенным случаям, в настоящее время этот показатель -13-15%,  но всё равно этого не достаточно. Перед нами стоит задача: снизить визуальную запущенность до 7%.

Кроме того, запланировано проведение различных мероприятий, в том числе информационных, для молодёжи, детей, мам. В школах во всех регионах даже у нас будут проводиться уроки по профилактике рака, по правильному питанию, по предотвращению заболеваний вирусами.

– Сколько средств было выделено на реализацию нового Комплексного плана ?

– Всего было выделено 35 млрд тенге. Самые большие затраты предусмотрены на расширение доступности медицинских услуг по лучевой терапии, диагностических обследований КТ, ПЭТ диагностика, молекулярно-генетическое тестирование, предусмотрен закуп лучевых аппаратов.

Заложены деньги на обучение врачей. В рамках ГЧП выделены средства по установке во всех регионах, которые в этом нуждаются, компьютерных томографов, магнитно-резонансных томографов, ПЭТ-диагностика – это позитронно-эмиссионный томограф, который позволяет в кратчайший период выявить у пациента наличие опухоли до 2 мм. Сейчас два аппарата имеются в Астане, один появится в Алматы. Я думаю, что в 2019-2022 годах мы поставим его в 8 регионах. Он позволит пациентам быстро и четко проводить обследования. В некоторых регионах необходим УЗИ-аппараты высокого класса: цифровые маммографы, рентген и аппараты для проведения гастрофиброскопиии для колоноскопии. Оборудование будет закупаться в рамках проектов ГЧП. Установка всего оборудования запланирована на 2019-2022 годы.

– Какие ещё мероприятия по ранней диагностике рака запланированы на эти годы?

– По ранней диагностике мы изменили скрининги. Теперь в Казахстане осталось три скрининга, потому что от других во всем мире уже отказались. По рекомендации экспертов ВОЗ, мы оставили только три скрининга: на рак шейки матки, рак молочной железы и колоректальный рак. Это те скрининги, которые доказали свою эффективность. Теперь женщины от 30 до 70 лет могут прийти в любой момент в поликлинику, сдать мазок на онкоцитологию. Например, в 30 лет женщина может прийти и сдать бесплатно анализы, если всё в порядке, то через 4 года процедуру можно повторить. Это считается достаточным периодом, за который рак не должен развиться.

То же самое при молочной железе. В последнее время выросла выявляемость при раке груди. ВОЗ рекомендовал брать группу с 50 лет, но мы взяли опыт Японии, Кореи, где рак тоже стал часто встречаться у молодых женщин, поэтому с 40 лет проводим маммографию. По колоректальному раку мужчины и женщины от 50 до 70 лет должны проходить обследование каждые два года.

– Само лечение для онкобольных бесплатное?

– Лечение онкологических пациентов входит в гарантированный объём бесплатной медицинской помощи. Госпитализации осуществляются через информационный портал “Бюро госпитализации” по направлению, согласно выбора пациента. Это хирургическое лечение, лучевая терапия и химиопрепараты. Например, на химиопрепараты на следующий год дополнительно выделяется около 4 млрд тенге. Парк лучевых аппаратов во всем Казахстане устарел. Сейчас разрабатываются проекты ГЧП на 10 аппаратов. В пяти регионах у нас уже есть такие аппараты, которые оказывают высокотехнологическую помощь. Это Астана, Алматы, Актобе, Караганда и Семей.

Кроме того, в рамках Плана запланировано новое оборудование на проведение гистологического исследования, выделены средства на телеконсультации и внедрение системы телепатологии. Сейчас мы подписали со многими клиниками договоры на проведение Tumor-board через Интернет когда учёные из разных стран собираются, мы рассказываем о случае, который сами затрудняемся вылечить, и просим их дать консультацию. На прошлой неделе мы проводили такие онлайн-консультации с американцами, австралийцами, японцами.

Фото: пресс-служба КазНИИ онкологии и радиологии

– А какие сегодня инновационные технологии в онкослужбе уже внедрены в Казахстане?

– Это аппараты для интероперационной лучевой терапии, когда во время операции проводится облучение и после этого пациента облучать уже не нужно. Мы также заложили эти аппараты на закуп. Есть аппараты гипертермии, когда проводится химия и облучение за счёт нагревания опухоли. Это тоже новый метод. Конфокальный микроскоп, который позволяет в течение 15 минут показать на компьютере состояние опухоли без разреза. Несколько современных лучевых аппаратов, которые позволяют лечить рак головного мозга точечно одним лучом. Бывает мелкоточечный рак, который невозможно лечить. Всё это тоже заложено в Онкопрограмме.

Самое главное, сегодня в Казахстане проводится генетическая диагностика, на которую мы заложили бюджет в трёх центрах. Благодаря этому, можно определить мутации генов. Если у пациента бабушка или дедушка болели раком, значит у него есть предрасположенность. Человек может прийти и сдать анализы. Мы определим, возникнет у человека рак или нет. Поле этого он сам должен проводить профилактику от этого заболевания. Как, например, сделала Анджелина Джоли, которая удалила груди. Пока это проводится платно, около 25 тыс тенге, но один раз сделать и узнать стоит.

– Планируется ли проводить операции, которые сегодня делают за рубежом, но пока нет у нас?

– В рамках комплексного плана по онкогематологии мы заложили финансирование на создание лаборатории по пересадке костного мозга, потому что существует проблема. Из-за этого и дети уезжают за границу, и взрослые. Нам выделили финансирование и на следующий год в Алматы на базе института мы хотим открыть лабораторию, которая будет соответствовать всем мировым параметрам. Наши специалисты уже прошли обучение в Италии. Я думаю, что на следующий год мы эту работу проделаем. Не нужно будет уезжать за рубеж, операции по пересадке костного мозга можно будет проводить здесь. Они будут проводиться абсолютно бесплатны. Потенциал у нас есть. Сейчас подготавливаем пять резидентов по онкогематологии. Зарубежные специалисты высоко оценивают наших врачей.

Также в рамках плана будет создан Национальный научный онкологический центр в Астане и предполагается строительство центра протонной терапии. Сейчас по всему миру их 57. Если мы его построим, то будем пионерами в этой области. Даже в Турции этого ещё нет, так как это очень дорого.

– И все же уровень доверия населения к казахстанским специалистам-онкологам растёт?

– Сейчас наплыв за рубеж стал меньше, потому что многие уже убедились в том, что в Казахстане не хуже, чем там. Мы внедряем все современные методы достаточно хорошо и, думаю, в течение двух-трёх лет мы должны сделать прорыв в онкологической службе, чтобы пациенты поверили нам. Ведь уезжают из-за того, что не верят нашим специалистам. А затем звонят мне лично и сообщают: “Надо же, в Германии, Корее, Японии все в шоке. Говорят, у вас же всё достаточно хорошо”. После этого многие возвращаются и получают лечение здесь и гораздо дешевле. Сейчас нами заключены договора с Американской ассоциацией онкогинекологов, с итальянской клиникой, испанской клиникой в Мадриде. Они обучают наших специалистов, читают лекции. Поэтому наши врачи стали более уверенными и опытными. Кроме того, в последнее время у нас медицинский туризм вырос. Более 300 пациентов приезжают к нам на лечение из России, Киргизии, Узбекистана, Азербайджана.

Фото: пресс-служба КазНИИ онкологии и радиологии

– Какие направления онкологии ещё нуждаются в специалистах?

– Конечно, пока у нас есть пробелы. Например, в торакальной хирургии. Сейчас мы занимаемся обучением торакальных хирургов, приглашаем зарубежных специалистов. Весь мир переходит на лапароскопические операции. Наши специалисты выезжали обучаться в Японию, Корею, во Францию. Можно сказать, что сейчас мы можем гордиться нашей службой. Прошедшие обучение специалисты выезжают в регионы, где проводят мастер-классы на местах. Многие специалисты уже проводят миниинвазивные операции, Например, в Павлодарской области, в Алматинском онокцентре, в Астане. У каждого региона, конечно, есть определённые пробелы, сейчас они планомерно решаются.

Источник: bnews.kz

onco.kz

Диляра Кайдарова, главный онколог Казахстана: «Просим людей рассказать, как они вылечились, но большинство отказывается»

Маргарита Бочарова, Vласть

Фото Данияра Мусирова

Директор Казахского научно-исследовательского института онкологии и радиологии министерства здравоохранения, доктор медицинских наук, академик Национальной академии наук Диляра Кайдарова в интервью Vласти рассказывает, как плохо главврачи страны знают основы онкологии, сколько стоит генетический анализ, почему после введения медстрахования многое в онкологии может измениться, и что нужно говорить акимам, чтобы те задумались о развитии онкослужбы в собственных регионах.

Вы возглавляете институт ровно год. Что в вашей жизни изменилось за это время?

Очень многое изменилось. Работы прибавилось, я теперь практически живу в институте, семьи не вижу, потому что если раньше я отвечала только за Алматы, теперь - за оказание онкологической помощи всем казахстанцам. За этот год я по два-три раза побывала во всех наших регионах. Сначала мы в регионах все проблемы выясняли, проводили аудиторскую работу, во второй раз выезжали для проведения образовательных программ для врачей первичной медико-санитарной сети. Ведь те, кто приходит в поликлинику, должны быть, в первую очередь, осмотрены в смотровых кабинетах. Мы практически в каждой поликлинике Казахстана внедрили смотровые кабинеты - отдельно женские и мужские. Там фельдшеры сидят. С каждым из них мы проводили обучение. Учим, как без наличия каких-то сложных диагностических инструментов можно обнаружить первичные признаки рака.

До вашего приезда они этого не знали?

Были поверхностные знания. Некоторые даже не знали, как пальпировать щитовидную железу, лимфатические узлы, молочную железу. Даже просто поговорив с пациентом, осмотрев его, можно заподозрить рак и отправить его на дальнейшее, более детальное обследование. Рассказывали про визуальный осмотр в случае доступной локализации - ротовой полости, например, про исследование шейки матки, прямой кишки. Кто-то знает, кто-то не знает. Весь год институт онкологии выезжал на места и проводил это обучение. Сейчас идет этап контроля на местах. Замечаем, что уровень районных онкологов уже повышается…

Какова ваша следующая задача?

Мы понимаем, что необходимо будет повторно проводить все семинары, обучение - в том числе, главных врачей. Многие главврачи тоже, к сожалению, не знают основ онкологии. Говорю им: «Если вы, как главный врач, не знаете, что требовать от своего подчиненного, то он и не поймет, чего вы хотите от него…». В Уральске проводили недавно семинар с главными врачами. Многие из них не могли ответить на поставленные вопросы. Районные онкологи вставали и отвечали, а главные врачи, выходит, и не знали, чем занимаются их специалисты. Наладить менеджмент - это одно, но и знания же какие-то должны быть.

После ваших слов возникает ощущение, что отечественная онкология всего год или два развивается…

Когда работала в городе Алматы, мы каждый месяц выезжали в каждую из 33 городских поликлиник, каждого фельдшера в Алматы я знала в лицо. Теперь да, мне приходится делать то же самое в масштабах страны. В каждой области у нас есть главные онкологи, и с них теперь спрос. Сейчас вопрос будет стоять о работе главных врачей в регионах. Смотрим показатели - выезжаем туда, где они ухудшились. Сейчас в Алматинской области большие проблемы у нас. Буду озвучивать цифры перед заместителем акима, областным управлением здравоохранения, главными врачами.

О каких показателях речь?

О показателях выявляемости болезни среди населения. Во всем мире количество больных раком растет, поэтому и мы должны с каждым годом фиксировать все больше случаев. Но в Алматинской области наоборот эти показатели снижаются. Если показатели выявляемости снижаются, значит, врачи ПМСП плохо работают. Значит, не ходят люди на скрининги, а завтра придут с третьей и четвертой стадией. Конечно, солидарная ответственность пациента тоже должна быть. Все скрининги и профосмотры - бесплатные, многие не ходят на них. И этому тоже есть причины. Однажды ко мне на прием пришла женщина: у них в селе вообще нет гинеколога, она поехала в Сарыозек - 70 км, а у нее кровотечение, гемоглобин до 55 упал. А если бы она умерла по дороге?

А в целом по Казахстану что можете сказать по выявляемости рака?

В целом идет хорошая тенденция - за пять лет общая выявляемость увеличилась. Естественно, и количество пациентов увеличивается - уже более 36 тыс онкобольных в Казахстане. Наши люди боятся, что заболеваемость раком растет, но и в мире она постоянно растет! Самое главное, чтобы мы выявляли болезнь на первой стадии. На этой стадии в Казахстане рак почти на 100% излечим. Но пока выявляемость на первой стадии составляет у нас 21%. В странах ОЭСР этот показатель достигает 80%. По результатам скрининга «условно здоровых» людей выявляем одного больного из сотни.

Конечно, ситуация улучшается. Я не могу сказать, что все у нас плохо. В результате профосмотров в 2016 году было выявлено 11% онкобольных, по скринингам - 5,6%, но по самообращаемости - практически 84%.

От чего зависит качественная выявляемость?

От активной работы, квалификации врачей. От самого пациента, в первую очередь. Я у этой женщины из области, которая ко мне приходила, спросила: «У вас было кровотечение, вам сделали операцию. Вы определяли свой уровень гемоглобина?» - «Нет». По ее словам, у них в селе негде гемоглобин определять. Что же ей 70 км ехать, чтобы гемоглобин проверить? Бывает, что некоторые наши люди ждут, не обращаются за медицинской помощью, пока все не дойдет до апогея. У большинства наших пациентов нет ответственности за свое здоровье, к сожалению. 

Замечаете ли вы какие-то региональные различия по распространенности рака в Казахстане?

В Северо-Казахстанской области - самая высокая заболеваемость раком. У них маленькое население и высокая заболеваемость раком легких. Сейчас мы поставили перед собой задачу проверить эту область. Если нам дадут финансирование, в 2018 году будем искать мутацию генов при раке легкого. Кроме этого, исторически высокая заболеваемость отмечается в Костанайской, Павлодарской, Восточно-Казахстанской областях и городе Алматы. Самые низкие показатели - в Южно-Казахстанской, Мангистауской и Алматинской областях. Многое зависит от питания. В Южно-Казахстанской области люди при том, что едят мясо, кушают много зелени. Кроме этого, у них много солнца, меньше стресса. А в Северо-Казахстанской области нет ни солнца, ни зелени. Активность у людей низкая - в минус 50 градусов какой спорт? Получается, они едят много жирной пищи.

Какие еще особенности вы фиксируете, изучая статистику выявляемости рака в Казахстане?

Рак помолодел. У нас много очень молодых пациентов - 28 лет, 35 лет…

Это тоже нормальная мировая тенденция?

Для Казахстана раньше это не было так актуально. Сейчас у молодых людей возникают такие виды рака как рак желудка, рак кишечника, которые раньше очень редко встречались в молодом возрасте. Эти болезни обычно возникали после 60 лет. Рак молочной железы в 28 лет. Откуда? Идет какая-то генетическая предрасположенность. Всем говорю: если у вас кто-то из родных умер от рака, у вас есть предрасположенность к этому заболеванию, вы должны сами о себе позаботиться, регулярно проходить обследование у онкологов.

Мы сейчас проводим генетические исследования и нашли мутацию при колоректальном раке (рак толстой кишки - V). Это четвертый по распространенности вид рака в Казахстане, он растет и среди женщин, и среди мужчин. Третий год мы над этим работаем. Мы уже выявили семейный анамнез, начали всю семью проверять, и у мальчика 19-летнего нашли полипы в кишечнике. Кто бы в обычной ситуации его обследовал? Он не дожил бы до 50 лет, у него в 30 лет возник бы рак. Сейчас мы ввели штатную единицу генетика в нашей клинике для консультаций два раза в неделю…

Насколько я знаю, генетический анализ в Казахстане - платный?

Да, пока, к сожалению, государство на это денег не выделяет. Само генетическое исследование стоит около 20 тыс тенге. Но один раз, думаю, люди себе это могут позволить. Лучше один раз отказаться от похода в ресторан и проверить себя. 

Какие-то еще генетические исследования ведете в институте?

С июля мы начнем исследования по раку молочной железы. У наших женщин рак молочной железы выявляется в более молодом возрасте, при наличии детей, мужа. В Европе какая теория? Рак возникает, потому что женщины до 40 лет детей не рожают, грудью не кормят, предохраняются. У нас девушки в 20 замуж выходят, двух-трех детей рожают. Получается, что у нас европейские и американские теории не подтверждаются.

Сколько людей приходит к вам с уже запущенным раком?

На третьей и четвертой стадии у нас практически 40% пациентов.

Тема рака в нашем обществе очень табуирована…

Я всегда говорю - не надо бояться слова «рак»! Во всем мире рак считается хроническим заболеванием. Все, кто вылечился, говорят об этом открыто, не скрывают. А у нас все скрывают и тихо лечат болезнь, как будто это какая-то постыдная инфекция. Людям про сифилис не стыдно рассказывать! Те наши люди, кто вылечился, никогда не выйдут и не скажут об этом открыто, к сожалению. А ведь умирает меньшая часть. 163 тыс человек на учете состоят, а умирает 15 тыс человек ежегодно от рака. Смертность у нас снижается. Мы просим людей рассказать, как они вылечились, но большинство отказывается, боятся, что их сглазят.

У казахов рак всегда считался «плохой болезнью», и до сих пор у нас все это скрывается. Если бы у нас открыто вышли 40-50 человек и сказали: «Мы вылечились. Товарищи, идите своевременно проверяйтесь! Вот я не пошел, когда меня поликлиника приглашала, а потом пришел уже с раком…». Нет таких людей. Думаете, мы сидим и молчим? Мы их просим говорить о своей болезни. Никто не хочет.

Мне кажется, довольно сложно требовать от вас, чтобы вы повлияли на людей, не желающих приходить на осмотр…

К сожалению, иногда мы бываем бессильны в этом плане. Сидит женщина в селе: то у нее урожай, то скотина, то молоко. Ей некогда действительно. Но для них же и организовали передвижные медицинские комплексы! С ними мы тоже отрабатываем… Если мы будем проводить качественную профилактику, в 25% случаев мы можем предотвратить возникновение рака.

Правильно ли я понимаю, в зоне ответственности вашего института - все население Казахстана?

Да. Каждый месяц мы даем данные в министерство здравоохранения по каждой области - где как улучшилось, где ухудшилось. Выезжаем в каждую область, изучаем ситуацию во всех районах и даем статистику. Сейчас мы сформировали трехуровневую пирамиду оказания онкологической помощи. Первый уровень - смотровые кабинеты, онкологические кабинеты, кое-где есть даже маммологические кабинеты. Второй уровень - 18 онкодиспансеров в каждом регионе. Третий, региональный уровень - 4 высокотехнологичных центра радиационной онкологии, 3 патоморфологических референс-лаборатории. Практически все эти центры начали работать с 2016 года.

До прошлого года такого оборудования в стране вообще не было?

Нет, его просто не закупали. У нас стояли кобальтовые аппараты старого образца. Это было что-то вроде «жигулей», а мы купили сейчас «мерседесы», если говорить образно.

Касаясь финансирования, можно ли сказать, что отрасль…

…недофинасирована. Я, конечно, прошу дополнительное финансирование, потому что на одного онкобольного в Казахстане в 2016 году приходилось всего 202 тыс тенге. Есть пациенты из первой группы, лечение которых не так затратно, за которыми только наблюдают, а есть пациенты, на лечение которых уходит до 20 млн тенге. Когда они приходят на четвертой стадии - это уже предполагает намного больше затрат, чем на ранней стадии.

На что конкретно не хватает денег?

Во-первых, не хватает некоторых препаратов. Есть препараты, которые показаны только при определенном заболевании, но стоимость этого препарата у нас в Казахстане, например - 1 млн тенге. И перед нами стоит дилемма: или мы будем лечить одного человека за миллион тенге, или за эти деньги вылечим 10 пациентов.

И как вы выходите из этой ситуации?

В таком случае просим дополнительное финансирование у государства, пишем обоснования. Иногда мы обращаемся к фармацевтическим компаниям. Однажды спасали 32-летнюю девушку. Препарат - действительно какой-то фантастический, я сначала даже не верила. Мы нашли у пациентки мутацию определенного гена, когда именно этот препарат был ей показан. Он стоит 1 млн тенге за упаковку, и в прошлом году его не было еще в Казахстане. Я попросила одну фармкомпанию, чтобы они помогли этой девушке. Родственники собрали миллион тенге, а компания потом еще два экземпляра препарата подарила ей. И она за эти три введения встала на ноги! Когда она зашла ко мне в кабинет, я ее не узнала. Мы все были в шоке.

Во-вторых, есть ведь и новые методы лечения онкобольных, которые стали нормой в других странах, а мы пока не можем их себе позволить из-за отсутствия оборудования.

Персонифицированная терапия пациентов - это то, что уже стало реальностью для Казахстана?

Да, это как раз то, о чем я говорила. Девушке с мутацией гена не нужна была химиотерапия, ей помог бы только один конкретный препарат. Речь о тех самых патоморфологических референс-лабораториях в Астане, Алматы и Семипалатинске - они оснащены аппаратурой высокого класса, которая позволяет в короткие сроки определить все эти мутации. В имунно-гистохимические лаборатории отправляется кусочек опухоли и там определяют: если нет мутации, рак лечится обычной химиотерапией; если есть мутация, то добавляются дорогостоящие «таргетные» препараты. Так с каждым пациентом происходит. Каждую лабораторию мы сейчас дооснащаем всем необходимым. Всех патоморфологов мы обучили. Без правильного диагноза сейчас не назначишь лечения! Если неправильно сделать анализ, то он может показать другой диагноз. Сейчас во все лаборатории мы устанавливаем оборудование, которое работает без участия человека. И поскольку иногда патоморфологам бывает трудно поставить диагноз, до конца года я дала им задание: все лаборатории сделать по Казахстану одинаковыми и соединить их в телепатологию, чтобы все 16 онкодиспансеров могли совместно проводить обсуждение какого-то случая.

Онкология в Казахстане в значительной степени зависит от импортного оборудования и лекарств?

Пока да, к сожалению. Но казахстанские фармацевтические компании начинают производить собственные «таргетные» препараты по более низким ценам - то есть будет разница, 10 купить раньше или 100 сейчас. Отечественные компании пока покрывают лишь 5% запросов на такие препараты.

Девальвация, должно быть, сильно повлияла на стоимость препаратов?

За последние несколько лет все в три раза у нас подорожало, поэтому сейчас вынуждены на всем экономить. В прошлом году нам выделили дополнительно 4 млрд тенге, но они же распределились по всему Казахстану. При том что в целом на 2016 год было выделено 33 млрд тенге. Мы считали: только для того, чтобы обеспечить пациентов полностью «таргетными» препаратами, которые направлены как раз на лечение онкобольных на третьей и четвертой стадии, нам не хватает 18 млрд тенге. 

Что изменится в системе оказания онкологической помощи после внедрения обязательного медстрахования?

В связи с внедрением ОСМС все меняется у нас. У концепции онкологической помощи уже не будет отдельного финансирования. Раньше мы могли получить из республиканского бюджета средства для закупа аппаратуры, сейчас все будет развиваться в рамках государственно-частного партнерства. Сейчас, например, мы договорились с турецкой компанией о том, чтобы поставить здесь у нас позитронно-эмиссионный томограф, без которого нельзя определить стадию заболевания. У нас два таких аппарата стоят только в Астане, и весь Казахстан ездит туда. Государство - то есть КазНИИОиР - предоставляет им площадь, помещение, персонал, а они дают сам аппарат и своих сотрудников для обучения наших специалистов. Сейчас идет тендер, в течение ближайших двух месяцев все должно определиться. Для онкобольных все по-прежнему остается бесплатным, никаких ограничений для пациентов не будет.

Мы начали с разговора о регионах, предлагаю ими же и закончить. Если откровенно, есть ли там надежда у людей получить такую же помощь, как в Алматы или в Астане, например?

Мы работаем над этим. В Усть-Каменогорске, например, уже стоит маммограф со стереотаксической приставкой, которой даже здесь у нас нет. Опухоль до 2 мм можно выявить. В Караганде такой же аппарат стоит. В каждом онкодиспансере и КТ, и МРТ уже есть. В Уральске очень хороший новый онкодиспансер построили! В каждый регион я выезжаю и сразу к акимам захожу, говорю, какие проблемы есть, и что нужно. Нам стараются идти навстречу.

То есть по-прежнему нужно, чтобы главный онколог страны приехал и сказал, что исправить?

Как-то зашла к акиму в Атырау и говорю: «У вас в городе такие красивые рестораны, отели, машины… А вы в вашем онкодиспансере были?». Он мне: «Меня только три месяца назад назначили!». Я говорю: «Меня тоже только недавно назначили… Пойдемте, давайте я вам покажу, в каких условиях находятся пациенты». Сейчас там выделено финансирование. В Шымкенте тоже уже дали землю под строительство нового онкологического центра. В Павлодаре и Кызылорде также удалось найти деньги на онкослужбу.

vlast.kz

Онлайн-интервью

16:56, 03 марта 2017 | КазФармВестник

Расскажите, пожалуйста, о научной и образовательной работе института

Говоря о научной составляющей в деятельности нашего института, следует подчеркнуть, что в настоящее время большое внимание уделяется непосредственно клиническим исследованиям. В прошлом году за счет грантов МОН было проведено 3 клинических исследования: по скринингу рака простаты, новый вид исследования рака головы и шеи, где исследуется зависимость возникновения этого вида онкологии с ВПЧ – по предварительным данным в Казахстане в 20% эта взаимосвязь доказана. И третье прогрессивное направление – это психолого-социальная служба, которая проводит исследования по качеству жизни онкобольных. Методика основана на выявлении психологического состояния пациентов «до» и «после» проведения комплексных мероприятий с помощью опросного листа – «Качество жизни». Это направление чрезвычайно популярное и относительно новое во всем мире.

Параллельно проводились исследования при поддержке крупных фармацевтических компаний (III фаза клинических исследований):

1. Рандомизированное, многоцентровое, двойное слепое, плацебо-контролируемое исследование III фазы по изучению эффективности и безопасности Пертузумаба в комбинации с транстузумабом и химиотерапией у пациентов с раком желудка.

2. Иммуногистохимическое изучение роли PTEN и MUC4 в разных молекулярно-генетических подгруппах РМЖ у больных в Казахстане.

3. Исследование IIIb фазы для оценки переносимости транстузумаба, вводимого подкожно.

4. Совместное исследование с РГП на ПВХ «Институтом ядерной физики МЭ РК» доклинических исследований радиофармпрепаратов, реагентов и растворов для терапии (4 проекта). В настоящее время эти радиофармпрепараты проходят процесс регистрации и в ближайшее время будут применяться в радиотерапии.

С 2017 года совместно с КазНМУ им. С.Д. Асфендиярова будет запущена программа «Персонифицированная медицина» (онкология): исследование будет направлено на поиск маркеров и прогноз течения рака молочной железы и колоректального рака.

В рамках Меморандума, заключенного между Институтом и южнокорейской компанией ATGen, разработчиком теста «NKVUE», с 2017 года будут проводиться исследования 1200 тестов, направленных на выявление активности клеток, отвечающих за иммунный ответ и сигнализирующих о возможности появления новообразований.

Институт принимает активное участие в подготовке квалифицированных специалистов в собственной резидентуре, прошел международную специализированную аккредитацию и осуществляет образовательную деятельность по трем специальностям: «Онкология», «Лучевая диагностика» (рентгенологи), «Лучевая терапия». В настоящее время у нас обучается 77 резидентов. За 2016 год сотрудники КазНИИОР выступили со 155 устными докладами на различных международных онкологических форумах в городах: Ченнай, Вена, Прага, Измир, Санкт-Петербург, Томск, Ташкент.

В рейтинге научных организаций и ВУЗ ов РЦРЗ МЗ РК КазНИИОиР за I полугодие 2016 года занял 3 место по научной деятельности, по НИИ в целом – 1 место.

Кроме этого, Институт имеет аккредитацию по международным стандартам GCP и сам в составе рабочей группы принимал активное участие в принятии изменений в Приказ №744 «О правилах проведения клинических исследований и (или) испытаний фармакологических и лекарственных средств, ИМН и МТ». В 2016 году создано НПО «Онкологи Казахстана», в которое вошли региональные онкологические диспансеры с целью оперативного решения актуальных проблем в современной терапии рака, внедрения инновационных решений.

В настоящее время КазНИИ онкологии и радиологии совместно с общественным фондом «Вместе против рака» готовится к проведению в апреле текущего года VI Съезда онкологов и радиологов в РК, в работе которого примут участие отечественные и зарубежные специалисты.

pharmnews.kz

Диляра Кайдарова: Мы должны победить стереотип «никчемности» казахстанских онкологов!

Прошлая неделя в социальных сетях, новостных лентах и информационных выпусках была ознаменована Всемирным днем борьбы против рака. В преддверии 4 февраля и даже после казахстанцам активно напоминали о важности своевременных обследований, снабжали историями с обязательным хеппи-эндом, если только пациент обратился вовремя, ну, а о тех, кто не успел разглядеть и прочувствовать болезнь раньше – о них красноречиво говорила печальная статистика… В интервью корреспонденту центра деловой информации Kapital.kz главный врач Алматинского онкологического центра, доктор медицинских наук Диляра Кайдарова рассказала о главной задаче, которая стоит перед ее коллегами, – завоевать доверие пациента и объяснить – от рака спасают не только в Израиле или Германии, но и здесь, на Родине, в Казахстане…

— Диляра Радиковна, мы ведь понимаем, что народ массово уже ушел в интернет, и вот там, чаще всего в социальных сетях, можно наблюдать, как люди, страдающие различными заболеваниями, бросают клич о помощи, о сборе средств, и, нужно признать, что в большей степени речь идет о раке. Давайте начнем разговор со статистики за последние годы, какие конкретно онкологические заболевания встречаются особенно часто?

— Да, действительно, за последние 10 лет отмечается рост онкологических заболеваний в Казахстане, при этом темп ежегодного прироста составляет 3-5%, ежегодно регистрируются более 30 тысяч новых случаев рака. Первое место занимает рак молочной железы, второе место — рак кожи, третье место — рак легкого, четвертое место — рак желудка, и пятое место — рак шейки матки. Если рассматривать статистику заболеваемости по половому признаку, то среди мужчин на первом месте рак легкого, второе место — рак желудка, третье место — рак кожи, и четвертое место — рак предстательной железы. Кстати, рак предстательной железы впервые вышел на четвертое место в связи с начатой реализацией национальной скрининговой программы. Что касается женщин, то здесь первое место занимает рак молочной железы, второе место – рак кожи, третье место — рак шейки матки, четвертое – рак тела матки.

— Как правило, нуждающиеся в срочном лечении или операции люди публикуют баснословные суммы. Можно ли обозначить некий денежный предел, какая сумма в среднем понадобится человеку, которому поставили диагноз «рак»?

— Да, такая информация поступает на различные сайты, в Фейсбук и другие соцсети. Но вы поймите, подтверждать достоверность этих цифр мы, врачи, не можем, так как у каждой клиники есть свой утвержденный прейскурант цен. При этом хочется отметить, что оказание онкологической помощи населению Казахстана входит в рамки гарантированного объема бесплатной медицинской помощи и проводится за счет государства. Прежде чем пациенту предпринимать усилия по выезду за границу для лечения, можно в том числе грамотно проконсультироваться у меня, как у главного онколога города Алматы, добавлю, что у меня имеются непосредственные контакты со всеми ведущими онкологическими клиниками ближнего и дальнего зарубежья.

— И все-таки каков ценовой коридор лечения онкологии за границей?

— В других странах стоимость лечения может варьироваться от 10 тысяч долларов или евро и выше.

— На ваш взгляд, что же тогда заставляет казахстанцев ехать со своей бедой на чужбину, оставлять там огромные деньги, если то же самое он может получить в родной стране абсолютно бесплатно. Или все-таки не то же самое?

— Давайте я отвечу так: на мой взгляд, здесь налицо нехватка информированности населения о том, какими возможностями сегодня может похвастать казахстанская медицина. Основные виды лечения онкологических больных наши врачи могут проводить на самом высоком современном уровне. Ежегодно внедряются и осваиваются инновационные методы диагностики и лечения – малоинвазивные лапароскопические операции, ограносохраняющие и реконструктивно-пластические методики при различных локализациях. Так, в Алматы впервые в Казахстане и среди стран СНГ внедрен метод интраоперационной лучевой терапии (ИОЛТ), который относится к самым передовым технологиям в онкологии сегодня. В 2015 году проведено 70 операций с применением ИОЛТ. Алматинский онкологический центр включен в Европейский консорциум по проведению и практике данного метода. Но, к сожалению, у населения сохраняется недоверие к нашим врачам, и мы боремся с этим стереотипом.

— Не могу не спросить вас о проценте излеченных больных. Опять же обращаясь к новостным потокам, нередко мы слышим, как тот или иной ученый громко заявляет, что наконец-таки он нашел лекарство от рака. Как же на самом деле обстоят дела с изучением данного заболевания и с поиском спасения от него?

— Однозначно скажу, что на сегодняшний день никого эликсира от рака не изобретено. Но при этом онкологическая наука не стоит на месте, ежегодно создаются новые химио-, таргетные препараты, открываются новые методики лечения и диагностики, расширяются генетические исследования в онкологии. Так и казахстанская наука не стоит на месте: к примеру, с этого года впервые в Алматы на базе поликлиники ГКП на ПХВ «Алматинский онкологический центр» проводятся консультации врача-генетика. В частности, изучается генетическое древо человека, если кто-то в роду перенес онкологическое заболевание, мы назначаем определенные анализы. Правда, пока это доступно населению на платной основе. Очень нужная и полезная процедура, жители Алматы могут проверить свою генетическую предрасположенность к онкологии, записавшись на прием по телефону 382-61-65.

— Давайте поговорим о профилактике онкозаболеваний. Какой она должна быть в идеале? Кто в группе риска?

— Профилактика онкологических заболеваний является комплексным мероприятием, в который входят и принципы здорового образа жизни, правильного питания, борьба с гиподинамией, отказ от табакокурения, избежание стрессов. Также необходимо своевременно проводить все скрининговые обследования – сдача мазков на онкоцитологию всем женщинам в смотровых кабинетах с 35 лет, каждые 5 лет бесплатно в рамках скрининга, маммографию женщинам старше 40 лет, с 50 лет в рамках скрининга – бесплатно, обследовать кишечник – проводить гемокульттест и колоноскопию женщинам и мужчинам начиная с 50 лет бесплатно в поликлиниках по месту жительства, с 50 лет также мужчинам и женщинам можно проводить эндоскопическое обследование пищевода и желудка. Кроме того, бесплатно в поликлиниках мужчины начиная с 50 лет могут сдавать анализы с целью раннего выявления рака предстательной железы. Остаются актуальными проведение флюорографии легких и осмотр в смотровом кабинете каждой поликлиники. В смотровом кабинете у человека будут осмотрены все кожные покровы и взяты мазки на онкоцитологию.

— И еще раз о финансовой составляющей. Давайте проведем сравнительный анализ, человек с диагнозом «рак» лечится в Казахстане и, скажем, в Германии. Сколько это будет стоить в обоих случаях?

— Еще раз подчеркну, что лечение онкологических пациентов в Казахстане проводится бесплатно и входит в гарантированный объем бесплатной медицинской помощи. При этом, конечно, каждый вид заболевания имеет свою цену, и в Казахстане цена может варьировать от 200 тыс. тенге до 2 млн тенге, иногда и выше. Цены в Германии тоже разные, и это все зависит от вида заболевания, стадии процесса и планируемого лечения. Но однозначно лечение в Германии или другой зарубежной стране обойдется в разы дороже.

— Как дела обстоят на сегодняшний день с врачами-онкологами, кадрами, персоналом, который требуется для обеспечения качественного лечения пациента?

— К сожалению, вопрос нехватки квалифицированных онкологов и других специалистов остается актуальным на сегодняшний момент. Мы стараемся, ведем подготовку молодых специалистов, обучаем, проводим курсы специализации и повышения квалификации. В прошлом году, к примеру, принято на работу более 10 молодых врачей. Средний возраст специалистов в Алматинском онкологическом центре составляет 38 лет.

oncologycenter.kz


Смотрите также