Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Клейменов михаил дмитриевич судмедэксперт биография


Эксперта из дела «пьяного мальчика» взялся защищать бывший следователь

Суд не вернул в прокуратуру дело судмедэксперта Михаила Клейменова, нашедшего в крови шестилетнего ребенка алкоголь. На процессе выяснилось, что у него новый адвокат — бывший следователь из того же города

Отец погибшего ребенка Роман Шимко. Фото: Кирилл Зыков/АГН «Москва»

Обновлено 6 ноября в 12:49

Щелковский городской суд Московской области в пятницу, 2 ноября, не смог приступить к рассмотрению скандального уголовного дела судмедэксперта Михаила Клейменова. Именно он нашел в крови шестилетнего мальчика, которого сбила машина, 2,7 промилле алкоголя, что соответствует 100-200 граммам водки. Позже выяснилось, что, конечно, мальчик был трезвым, Клейменову вменили халатность (ч.1 ст. 293 УК РФ).

Экспертиза стоила Клейменову карьеры: он лишился должности заведующего Железнодорожным отделением областного бюро судебно-медицинской экспертизы. В суде он сторонился журналистов. Его новый защитник Борис Асриян рассказал Business FM, что никогда не общается с репортерами. Впрочем, это не удивительно, Асриян получил статус адвоката лишь в 2018 году, проработав до этого следователем. Кстати, если верить его биографии, в течение четырех лет (с 2007 по 2011 годы) он трудился в городе Железнодорожный, сначала заместителем, а затем руководителем следственного отдела, который так плотно контактирует с местным судмедбюро.

Почти сразу же адвокат подал ходатайство о возвращении дела прокурору, Асриян усмотрел нарушения в обвинительном заключении. Однако, взявшая на раздумье три часа судья Елена Петрова, с ним не согласилась. Она отклонила просьбу, но предоставила защитнику полмесяца для того, чтобы он мог ознакомиться с материалами уголовного дела, сообщало РАПСИ.

Позже сам Михаил Клейменов заявил Business FM, что ходатайство о возвращении дела было вызвано, в частности, тем, что из него пропали документы, которые ранее там были. «Не совпадает количество листов, с которыми я ознакомился, и которые пришли в итоге в суд», — указал подсудимый. Он добавил, что суд вынужден был перенести процесс, так как ему пришлось заново вручать обвинительное заключение, поскольку ранее врученное не считается таковым, ведь в нем текст был другой. Согласно его словам, по закону нельзя начать поцесс, пока не пройдет определенное время с момента вручения обвинительного заключения. «Это безальтернативная ситуация, и нашей злонамеренности в этом быть не может, — утверждает он. — Таким образом, суд отложил дело не из-за нашего ходатайства об ознакомления с материалами, мы об этом не просили, а по причине выявленных нарушений».

Приехавший в суд потерпевший, отец погибшего мальчика Роман Шимко, обвинил защиту в затягивании процесса. Тем временем двухгодичный срок давности идет. Он был уверен: рано или поздно Клейменов «сядет» и «не он один». Если его не удастся наказать в России, потерпевший намерен дойти до Европейского суда по правам человека. «Дело изначально начиналось с инсинуаций. Это следователь, врачи, судмедэксперты, которые экспертизу делали. Несколько экспертиз. Все они фальшивые, я считаю», — заявил Шимко.

Его сын, шестилетний Алеша Шимко, был насмерть сбит жительницей Балашихи Ольгой Алисовой. Сидевшая за рулем Hyundai Solaris, женщина сбила мальчика, когда тот вместе с дедушкой шел с детской площадки. Совершавшая маневры во дворе, автовладелица отвлеклась на звонок мобильного телефона и просто не увидела ребенка. По приговору Железнодорожного городского суда, 15 ноября 2017 года она получила три года лишения свободы в колонии-поселении. Свою вину Алисова признала лишь частично, в последнем слове обвинив родных мальчика в том, что они фактически оставили ребенка «без присмотра».

Впрочем, дело получило огласку еще задолго до приговора. Экспертиза зафиксировала 2,7 промилле алкоголя в крови Алеши. Позже СК пришел к выводу, что Клейменов при отборе образцов крови использовал металлический черпак. По версии следствия, это привело к их загрязнению. В нарушение установленного порядка он не отправил кровь немедленно в лабораторию, образцы «забродили», в них образовались ацетальдегид и этиловый спирт. «Допущенные Клейменовым нарушения повлекли за собой проведение в отношении родителей погибшего процессуальной проверки, что причинило им глубокие душевные переживания и существенный моральный вред», — говорится в сообщении Генпрокуратуры.

Сам Роман Шимко сомневается в данных выводах. Ранее он заявлял, что вообще не верит, в то, что кровь сына исследовали. «Ее взять было неоткуда. Она вся осталась на асфальте. Экспертиза не могла проводиться по крови, потому что она хранится 48 часов. Они подождали три месяца, а потом якобы взяли кровь на обследование», — рассказывал он в интервью телеканалу РЕН-ТВ. Сегодня в суде Шимко также дал понять, что не верит выводам следствия. «Черпак мы отметаем сразу. Я уверен, что там вряд ли вообще была кровь ребенка», — добавил он.

Процесс начнется 19 ноября. Ожидается, что в этот день прокуратура огласит обвинительное заключение, а подсудимый озвучит свою позицию. Если в итоге суд сочтет вину подсудимого доказанной, сесть эксперту не грозит. Вменяемая ему ч.1 ст. 293 УК предусматривает штраф в размере до 120 тысяч рублей, в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, обязательные работы на срок до 360 часов, либо исправительные работы на срок до одного года, либо арест на срок до трех месяцев. «С учетом того, что это неумышленное преступление, совершенное по неосторожности, то, скорее всего, суд не назначит Клейменову арест, а ограничится, например, исправительными работами», — предположил в беседе с Business FM хорошо знающий дело и ранее представлявший интересы родственников погибшего мальчика адвокат Виктор Данильченко.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

www.bfm.ru

Судмедпоэт: чем ещё известен эксперт, обнаруживший алкоголь в крови погибшего шестилетнего ребёнка

Эксперт Михаил Клейменов, подписавший заключение о наличии в крови алкоголя у погибшего в ДТП шестилетнего ребёнка, в срочном порядке уехал в отпуск. Родные малыша не исключают, что причиной отъезда эксперта стало начало расследования дела о халатности врачей. Надо отметить, что к экспертизам Клейменова и ранее возникали вопросы. Сам же эксперт, как выяснил RT, в последнее время занимался творчеством: сочинял стихи и даже записал сольный музыкальный альбом.

Как сообщил RT отец погибшего мальчика Роман Шимко, судмедэксперт из Балашихи Михаил Клейменов, подписавший скандальную экспертизу, в срочном порядке уехал из столичного региона, взяв на работе отпуск.

«Знаю, что он неожиданно уехал в отпуск, — рассказал RT отец ребёнка. — Его хотели пригласить на очередное ток-шоу, на котором он мог бы прояснить, откуда в крови моего сына взялся алкоголь. Но выяснилось, что он в отъезде». 

Шимко не исключает, что отъезд эксперта мог быть связан с расследованием дела о халатности врачей, делавших экспертизу, под которой Клейменов поставил свою подпись.

Напомним, что 23 апреля 2017 года в подмосковной Балашихе, в микрорайоне Павлино произошло ДТП, в результате которого погиб шестилетний Алёша Шимко. Сын офицера Росгвардии гулял рядом с домом вместе с дедушкой и был сбит водителем Hyundai Solaris. За рулём находилась 31-летняя Ольга Алисова, работающая консультантом в салоне сотовой связи. По словам очевидцев, женщина ехала по дворовой территории со скоростью около 50 км/ч, разговаривая по телефону.

Резонансной история стала только спустя два месяца, когда родственники мальчика опубликовали заключение, в котором указано, что в крови ребёнка было обнаружено 2,7 промилле алкоголя. То есть мальчик в момент аварии якобы находился в состоянии сильного алкогольного опьянения. Экспертизу подписал заведующий отделением судебно-медицинской экспертизы города Железнодорожный «Бюро СМЭ» Московской области Михаил Клейменов.

Также по теме

Смертельная доза: СК проверяет дело о сбитом в Подмосковье «пьяном» мальчике

В Подмосковье разгорелся скандал вокруг расследования ДТП, в котором погиб шестилетний мальчик. Полицейские долго не возбуждали...

Сейчас следственный комитет расследует уголовное дело о халатности, возбуждённое против экспертов, которые признали пьяным шестилетнего мальчика, погибшего в результате ДТП в подмосковной Балашихе.

Сомнительные экспертизы 

Стоит отметить, что ещё до скандала с пробами крови Алёши Шимко к экспертизам Клейменова возникали вопросы. Например, житель Железнодорожного Роман Ломов на своей странице в соцсети «ВКонтакте» рассказал, как в 2013 году под машину попала его девятилетняя дочь.

В результате аварии она сломала передние зубы и получила закрытую черепно-мозговую травму. Об этом свидетельствовали результаты первичных медосмотров. Однако Клейменов нашёл эти травмы незначительными и в заключении написал, что здоровью ребёнка не было причинено никакого вреда.

«Невзирая на очевидное — на свидетельские показания и первичную диагностику, — он написал, что вреда не было. Точнее, что сотрясение (ЗЧМП) он подтвердить не может. «Благодаря» этому дело было спущено на тормозах и через несколько лет закрыто по истечении срока давности», — рассказал Ломов в соцсети.

Ранее издание Life писало и о других скандальных экспертизах, сделанных Клейменовым. К примеру, он выдал заключение о том, что учительница из Балашихи Вера Величко, которая, по её словам, пострадала от превышения властных полномочий со стороны полицейских, получила травмы ещё до инцидента. Life отмечает, что такое заключение позволило силовикам «избежать серьёзных проблем».

Этот судмедэксперт оказался причастен к ещё одному неоднозначному делу. Майор ФСБ в отставке Андрей Муштруев заявляет, что его сына избивали в отделении полиции и от полученных травм он скончался. А результаты экспертизы, проведённой  Клейменовым, свидетельствуют, что он умер от травмы затылка, которую получил, упав с высоты собственного роста.

Клейменова нельзя назвать неопытным врачом. Отделение судебно-медицинской экспертизы в Железнодорожном 53-летний Клейменов возглавляет с 1999 года. У него в подчинении, по данным официального сайта, ещё пять человек: врач судмедэксперт, две медсестры и два санитара.

«Творчество — это высшая форма наслаждения»

Впрочем, как выяснил RT, в последнее время Клейменов всё больше стремился к творческой карьере. В свободное от работы время он сочинял стихи и песни, а также участвовал в самодеятельности и выступал на сцене местного ДК. 

На портале «Стихи.ру» Клейменов опубликовал множество поэтических произведений — философскую и любовную лирику, стихи для детей.

«Я доктор, — пишет в своем профайле на сайте Клейменов. — Примерно четыре года назад стал сочинять музыку. Потом решил попробовать написать к ней слова. И этот процесс мне очень понравился. Остановиться невозможно. Написано много песен. Сам их исполняю для коллег и друзей. Записал альбом из 12 песен. Есть совместные работы с музыкантами. В 2015 году моя песня неожиданно попала на радио «Маяк». Теперь ещё стал писать стихи. Творчество — это высшая форма наслаждения».

Есть в творчестве Клейменова-поэта и стихи, навеянные, очевидно, профессией:Сеть подозрений всем путает разум,Жажда быть главным, иметь свой престол,Разбогатеть моментально и разом,

Но всех нас ждёт нержавеющий стол.

Стол, на котором лежать беззащитноБудет холодное тело твоё.Врач с санитаром с ехидной улыбкой,

Стянут с тебя от Кардена бельё.

Нож полоснёт, обнажая фактуру,Коей когда-то хвалился всем ты:Вкусно кормил, восхвалял физкультуру,

Оберегал от оков полноты.

Опытным взглядом доктор оценит,Что ты прекрасен внутри, что не сед...Так что, людишки, живите спокойно —

Мы на земле одинаковы все.

Есть у Клейменова и гражданская лирика — в одном из стихотворений судмедэксперт критикует Запад:

Я вас прошу: не верьте загранице! Нам ни к чему к душой убогим уповать,Нас не обманут их улыбчивые лица.

Давайте лучше будем лаптем щи хлебать.

(Стиль оригинала сохранён. — RT)

Однако большая часть песен посвящена теме любви: 

И снова образ твойМне ночью не даёт никак уснуть.Волненье и мечты 

В тисках стальных сжимают грудь.

Надо отметить, что читатели сайта довольно доброжелательно относились к лирике эксперта. Тон рецензий изменился, когда стало известно, что поэт Клейменов является тем самым экспертом, который подписал заключение о наличии алкоголя в крови шестилетнего ребёнка. 

russian.rt.com

Судмедэксперт Клейменов, окончивший Чувашский госуниверситет, осужден по делу «пьяного» мальчика

Судмедэксперт с дипломом Чувашского госуниверситета Михаил Клейменов осужден по так называемому делу «пьяного» мальчика. Суд назначил ему исправительные работы.

Печально знаменитый судебно-медицинский эксперт Михаил Клейменов осужден за халатность по делу о сбитом насмерть автомобилем 6-летнем мальчике, у которого в крови эксперт ошибочно обнаружил большое количество этанола (2,7 промилле). Нерадивый эксперт будет отрабатывать свою ошибку на исправительных работах в течение 10 месяцев.

Дело в том, что врач неправильно изъял образец крови, который «загрязнился спиртообразующей микрофлорой». При этом эксперт должен был прекрасно осознавать, что такая концентрация спирта соответствует состоянию комы, однако не провел проверочное биохимическое исследование. Позже проведенная судебная экспертиза показала, что в момент аварии мальчик был трезвым, а этанол попал в кровь уже после его смерти, сообщает СКР.

Между прочим, осужденный Михаил Клейменов окончил ЧувГУ и много лет проработал в Чувашии, сообщала ранее «Правда ПФО». Ранее СМИ писали, что отец погибшего в аварии в подмосковной Балашихе мальчика Роман Шимко требовал привлечь к уголовной ответственности за клевету судмедэксперта, нашедшего в крови его ребенка признаки алкоголя. Также он просил Следственный комитет России наказать Клейменова за разглашение врачебной тайны, раскрытие частной информации и разглашение данных предварительного следствия. Шимко утверждал, что эксперт якобы входил в состав преступной группы адвоката Назара Назарова. Поводом для обращения отца погибшего мальчика в СКР стали многочисленные заявления судмедэксперта в прессе о состоянии погибшего Алексея Шимко. В общем, опозорил Михаил Клейменов медфак ЧувГУ.

ch.versia.ru

Судмедэксперта ждут злоключения

Дело «пьяного мальчика» стало поводом для еще одного разбирательства. Врач, который нашел алкоголь в крови ребенка, предстанет перед судом. Как выяснило следствие, Михаил Клейменов провел экспертизу с серьезными нарушениями. Теперь ему самому грозит уголовный срок. Все подробности — у Анастасии Ройзман и Яны Лубниной.

ДТП в Балашихе получило резонанс после того, как судмедэксперты нашли в крови сбитого ребенка алкоголь, доза которого была эквивалентна половине бутылки водки. На основании этого изначально и строилась защита Ольги Алисовой, которая была за рулем во время аварии. Ее адвокаты утверждали, что шестилетний мальчик был пьян и сам упал под колеса машины.

После проведения комплексной экспертизы эта версия оказалась несостоятельной. Врачи установили, что в момент ДТП ребенок был абсолютно трезв. После этого судмедэксперта Михаила Клейменова отстранили от должности и завели на него уголовное дело.

Следователям удалось выяснить, что во время забора крови он использовал металлический черпак и испачкал образцы, а затем медик долгое время не отправлял кровь в лабораторию. Все это привело к тому, что пробы забродили, в них образовался ацетальдегид и почти 3% этилового спирта.

По словам адвоката, бывшего судмедэксперта Константина Трапаидзе, действия врача в итоге могут быть квалифицированы как халатность: «Нахождение крови в неподходящих емкости или термических условиях длительное время могло, конечно, привести к тому, что пошла некая химическая реакция.

Но это расходится с первоначальной версией сотрудников правоохранительных органов, которые говорили, что он намеренно мог добавить туда спирт или спиртосодержащие жидкости.

В одном случае речь шла бы о намеренной фальсификации, в другом — о халатности. Возможно, доказать, что он намеренно испортил образцы, следствию не удалось».

По словам отца погибшего ребенка, когда началось расследование, Михаил Клейменов в срочном порядке покинул город. При этом сам врам утверждал, что просто уехал в отпуск. Однако в СМИ одно за другим начали всплывать дела, в которых он также выступал судмедэкспертом. Многие потерпевшие говорили о его ангажированности и несправедливых заключениях. В частности, житель Железнодорожного Роман Ломов рассказывал, как в 2013 году под машину попала его девятилетняя дочь. Несмотря на данные медосмотров, Клейменов написал, что ребенку не было причинено никакого вреда. В результате виновник аварии так и не был привлечен к ответственности.

Сам Клейменов неоднократно заявлял о полной своей невиновности.

За свою честность, за свои выводы я не то чтобы не волновался, я был уверен на все 1000%. У меня есть репутация, и своей репутацией я всегда дорожил и буду дорожить, и об этом все знают.

Отец погибшего мальчика Роман Шимко назвал проведенную Михаилом Клейменовым экспертизу «алхимией». Он убежден, что речь здесь идет не о халатности, а о преступном сговоре. Мужчина уже обратился за помощью к иностранным экспертам и правозащитникам. По его словам, он готов идти до конца и «накажет всех».

Сама виновница ДТП Ольга Алисова отбывает наказание в колонии-поселении. Суд приговорил ее к трем годам заключения.

Читать далее

Page 2
Поддержка уже придуманного

Минэкономики инвестирует в коммерциализацию инновационных разработок МСП

Page 3
Сколько зарабатывает Metallica и кого британцы считают лучшими друзьями

Любопытные сообщения и исследования 23–27 сентября

Page 4
Кабмин представил концепцию дифференциации утильсбора

но решение оставляют за автопромом

Page 5
«Протокольная запись труднейшего трехлетия революционной борьбы, переданная пятнами красок и звоном лозунгов…»

К 100-летию «Окон сатиры РОСТА» “Ъ” публикует десять ранее не издававшихся плакатов

Page 6
«Женщина — не субъект права»

Как Рамзан Кадыров и правозащитники сообща боролись против домашнего насилия

Page 7
Драма, приятная во всех отношениях

Творческая биография Педро Альмодовара в 50 пунктах

Page 8
Павел Мамаев договорился с ростовскими

Отбывший тюремный срок футболист будет играть в клубе с берегов Дона

www.kommersant.ru

Судмедэксперт: Опасаюсь за жизнь родителей "пьяного мальчика"

Специалисты высказали Sobesednik.ru свои сомнения по судмедэкспертизе погибшего под колесами авто «пьяного мальчика».

История с «пьяным мальчиком» Алешей Шимко уже пару месяцев будоражит общественность. Большинство недоумевают, как в крови 6-летнего мальчика оказалось 2,7 промилле алкоголя (будто бы он выпил стакан водки), другие же боятся и подумать, что экспертиза могла ошибиться случайно или же специально. Все как один задаются вопросом: зачем поднимать тему алкоголя, когда есть авария с убийством маленького ребенка?

«Сказали, что наш ребенок был аутистом»

Тему с 6-летним Лёшей активно обсуждали в эфире программы «Пусть говорят». Безутешный отец Роман Шимко, действующий сотрудник Рос-гвардии, отстаивает честь своего погибшего сына. Мужчина знает, что в крови его мальчика не могло оказаться алкоголя. Роман сотрудничает со специалистами из Германии, которые подтвердили его догадки, ведь иностранные медики, просмотрев все документы и заключения по делу Лёши Шимко, склоняются к одному: цифры в экспертизе взяты с неба, в работе судмедэкспертов выявлено множество грубых ошибок.

– Я знал, что алкоголя никакого нет, – уверяет Роман Шимко. – К сожалению, логически обоснованные выводы немецких специалистов не устраивают наших экспертов. Я борюсь за то, чтобы наказали виновных – тех, кто сделал неправильное заключение в ходе расследования, а именно Михаил Клейменов и Галина Аксенова. Ольга Алисова (она находилась за рулем авто, которое убило Алешу. – Авт.) на данный момент под следствием, скорее всего все эти манипуляции исходят от ее мужа, который занимался отъемом квартир. Да, он сейчас в тюрьме, но у таких людей всегда есть «общак», куда вся банда, так сказать, скидывает деньги. Вот с помощью этих средств, наверное, и пытаются помочь Алисовой. Помимо того, что всячески вину перекладывают на нас, теперь еще и опеку подключили. Сотрудники ходят в садик, к соседям – на нас хотят надавить. Даже медицинскую карту моего ребенка не дают, якобы потеряли. Теперь еще появились новые обстоятельства. В поликлинике мне вдруг сказали, что наш ребенок был аутистом...

Мы поговорили с судебным медиком, доктором медицинских наук Виктором Викторовичем Колкутиным. Доктор уверен, что в экспертизе были нарушения, а содержание такого количества спирта в крови 6-летнего ребенка просто невозможно:

– Михаил Клейменов при проведении анализа работал только с кровью, как он сам утверждает. Он должен был обязательно взять мочу. В отсутствие мочи специалист должен взять у трупа куски внутренних органов и мышцу для того, чтобы рассчитать дозу принятого алкоголя и время принятия. Он, не взяв все это, лишил следствие возможности рассчитать эти величины. Свои действия Клейменов никак не объяснил, видимо, с мочой могли быть проблемы. Здесь простая схема: спирт внесли уже во флаконы, в которых содержалась кровь. Я точно знаю, что при такой концентрации этилового спирта ребенок двигаться бы не смог. 2,7 промилле, если рассчитать на массу тела 6-летнего ребенка, – это немало. Ребенок при такой дозе мог бы умереть. Я думаю, что тема алкоголя поднялась, так как у семьи Шимко есть еще один ребенок. Их можно припугнуть лишением родительских прав.

Доктор медицинских наук своими доводами лишь подтвердил слова отца погибшего Лёши Шимко.

Роман Шимко / Стоп-кадр YouTube

Он бы умер от водки, а не от авто

С нами связалась судмедэксперт из Германии. Елена (к сожалению, доктор не хочет, чтобы называли ее настоящее имя, но оно и запись разговора есть в редакции) знает все о медицинской экспертизе. Она изучила все документы по делу погибшего ребенка и пришла к выводу, что скорее всего никакую кровь на анализ не брали, а цифры были просто выдуманы.

– Об этой страшной истории я узнала от другой стороны, – рассказывает немецкий патолог. – Со мной связались люди из России, дабы я, как специалист, смогла «замолвить словечко» за такого профессионала, как Клейменов. Я начала копаться в этом деле и поняла, что здесь пострадал ребенок, его родители убиты горем. Я связалась с отцом погибшего Лёши Романом. Получив все документы и заключения по делу, я увидела, что здесь множество грубых ошибок. У меня есть стойкое подозрение в том, что забор крови экспертом Клейменовым не производился вообще. Целесообразности в определении алкоголя в крови 6-летнего ребенка не было. Врач скорой помощи, осматривавший труп Алеши через 12 минут после его смерти, занес в протокол, что признаки алкогольного или наркотического опьянения отсутствуют. Эксперт Аксенова получила пробу только 25 апреля, через 2 дня после смерти ребенка, а анализ проводить начала 27 и 28 числа. Причина такой отсрочки мне непонятна, так как существует строгое правило 48 часов, т. е. анализ крови нужно проводить не поздее 48 часов после смерти человека. Клейменов также везде говорит о 20 мл крови, однако в работу к судебно-медицинскому эксперту Аксеновой поступило 13 мл, да еще не в надлежащей упаковке: во флаконе, закрытом резиновой пробкой, зафиксированной кусочком резиновой перчатки. Концентрация ацетальдегида (продукт распада этилового спирта. – Авт.) в тексте ее лабораторного заключения отсутствует. Из этого я делаю вывод, что ацетальдегид не определялся ни качественно, ни колличественно. А цифра 2,7 внесена в протокол с потолка.

Из того, что я перечислила, уже можно назвать несколько пунктов нарушения судебно-медицинской экспертизы. Что касается возможности присутствия алкоголя в крови ребенка: отечественные и зарубежные педиатры указывают на то, что алкогольная интоксикация у 5–6-летних детей протекает значительно тяжелее, чем у подростков и взрослых. По утверждению международно признанного авторитета в педиатрии – австрийского профессора Пихлера, летальный исход возможен уже при 0,8 промилле. Показатель же в 2,7 промилле для 6-летнего ребенка невозможен. В Германии был случай, когда 7–8-летние дети действительно употребили алкоголь. Так вот, скорая подоспела к ним, когда они были в скрюченном положении, в собственной рвоте и моче – такая реакция, а в крови обнаружили около 1 промилле. У Лёши Шимко мочу не обнаружили совсем, а одежда была чистая, как указано в заключении Клейменова. Как надлежит судмедэксперту, Клейменов должен был сообщить о таких явных несостыковках в анализе, но он этого не сделал, поэтому я считаю, что здесь нет речи о халатности, налицо явные признаки служебного подлога. Я не знаю, как закончится это дело, но я искренне опасаюсь за жизнь родителей погибшего ребенка. Тут замешаны такие силы, что доказать правду просто нереально.

Кстати

Sobesednik.ru решил связаться с начальником бюро судебно-медицинской экспертизы Московской области, где проводил экспертизу Михаил Клейменов. Несколько раз Владимира Александровича Клевно, доктора медицинских наук, не оказывалось на месте. Затем нас связали с заведующим отделом сложных экспертиз Олесей Валерьевной Веселкиной. Мы хотели узнать, что будет, если дело о халатности против их сотрудника переведут в статус «подлог», и как вообще руководство оценивает работу своих сотрудников.

– Наше учреждение провело 2 экспертизы, по ним сейчас идет расследование. Учитывая позицию Следственного комитета, мы не можем давать комментарии. Романа Шимко тоже предупреждали об уголовной ответственности, – заверила нас Олеся Веселкина.

sobesednik.ru

Монолог судмедэксперта о подмене анализов погибшего мальчика из Балашихи

Факт обнаружения высокой дозы алкоголя в крови шестилетнего Алеши Шимко вызвал широкий общественный резонанс, затмив даже бойню в подмосковном поселке Кратово. Общественность обрушилась с критикой на судебно-медицинских экспертов, большинство подозревало ошибку экспертов либо сознательное искажение данных. Информация о нередких случаях поступления пьяных детей в реанимацию ушла на второй план.

«Лента.ру» побеседовала с опытным судмедэкспертом, который на условиях анонимности взвешенно и беспристрастно разобрал возможные варианты развития событий с анализами в балашихинской трагедии. Когда материал готовился к публикации, стало известно, что проведенная Главным управлением криминалистики СКР экспертиза подтвердила: кровь ребенка не была подменена и в ней действительно был обнаружен алкоголь. Причем даже в смывах с днища автомобиля, под колесами которого и погиб ребенок. То есть ни ошибки, ни халатности в действиях эксперта не установлено.

«Клейменов — опытный эксперт»

Я априори считаю заключение эксперта правильным, хотя бы потому, что в том случае, когда по вине водителя погиб пешеход, состояние пешехода не имеет значения. Если доказана причинно-следственная связь между нарушением правил дорожного движения водителем и смертью мальчика, никакого значения не имеет, трезв или пьян был мальчик.

Удивительно, что люди сейчас не верят тому, что ребенок может быть пьяным. Да таких случаев сколько угодно. В Москве в реанимации с алкогольным отравлением ежегодно поступает пять-шесть детей, часто — совсем маленькие. Даже если в поисковике набрать «госпитализирован с алкогольным отравлением», получим несколько сот результатов, а ведь далеко не обо всех случаях пишут в газетах.

Ну и субъективное мнение: Михаил Клейменов — опытный эксперт, стаж его превышает четверть века. Более того, после пережитой личной трагедии он особенно внимательно относится к исследованиям детских тел, в своих выводах и действиях аккуратен. Даже это дает лично мне все основания верить ему больше, чем его противникам, тем более что они говорят много глупостей.

Давайте исследовать все возможности. Я в настоящее время вижу их три: ошибка или случайная подмена образцов, умышленная подмена исследуемых материалов и, скажем так, отсутствие ошибки.

Первая версия: ошибка или случайная подмена образцов. И то, и другое маловероятно и к сегодняшнему дню уже опровергнуто. Но давайте по порядку.

Образцы тканей берут во время вскрытия. Немедленно после изъятия их упаковывают в стеклянные баночки, в которые закладывают сопроводительную маркировку, сделанную на специальной пленке, которая не боится фиксирующей жидкости. На этом этапе случайная подмена невозможна просто по определению.

Изъятые образцы фиксируют несколько суток, и только потом отправляют в гистологическую лабораторию и в так называемый «мокрый архив» — архив контрольных образцов, которые хранятся для возможных повторных исследований. Здесь правила предписывают одновременно работать с образцами только одной экспертизы: надо их извлечь из баночки, разрезать специальным образом и вновь упаковать. Фактически же иногда на большой стол выставляют материалы двух-трех экспертиз, и теоретически (чисто теоретически!) на данном этапе возможна случайная ошибка. Но на практике ошибиться сложно: кроме обязательных образцов на исследование отправляют имеющие значения фрагменты, а они у каждого тела разные. Ну, например, у ребенка обязательно изымают вилочковую железу, а у взрослых ее не берут. Размеры, цвет, структурные особенности не скажу что индивидуальны, но заметно отличаются. Этот разбор тоже делает судебно-медицинский эксперт. Крайне маловероятно, что подмена могла произойти на этом этапе. (Это легко проверяется генетической экспертизой, и в данном случае такое исследование было проведено сразу же после получения спорного результата. Оно показало, что подмены материала не было, на исследование поступили образцы тканей именно погибшего мальчика.)

Кровь на химико-токсикологическое исследование (на алкоголь и токсикологию) также забирает эксперт во время вскрытия, она отправляется в лабораторию сразу же. Здесь ошибка, я считаю, просто невозможна. Маловероятна, но теоретически возможна подмена во время транспортировки — но этот вариант уже опровергнут генетической экспертизой.

Эксперт во время вскрытия описывает видимые повреждения и отбирает образцы для лабораторных исследований, которые проводят гистологи, химики и токсикологи. То есть эксперт до получения результатов не знает, что содержится в крови погибшего. А потом просто переносит данные из справки гистологов в свое заключение. Он, конечно, может указать там другие цифры, но это легко проверяется и перепроверяется. Так что на этом этапе ошибку я тоже исключаю.

Ошибка при исследовании еще более маловероятна. Дело в том, что стандартные процедуры проводит автомат. Сейчас лаборатория бюро судебно-медицинской экспертизы Минздрава Московской области оборудована так, что многие европейские завидуют. В спорных случаях перепроверка проводится вручную — и в данном случае она тоже проведена и подтвердила первоначальный вывод. Косвенные анализы также говорят о наличии алкоголя в крови ребенка.

Таким образом, вариант ошибки крайне маловероятен.

О подмене биоматериала

Вторая версия: умышленная подмена органов, всего комплекса или его части. Практически невероятна по тем же обстоятельствам, что мы обсуждали вначале: визуально отличить материалы взрослого от материалов ребенка очень просто, а пострадавших детей в Балашихе, к счастью, не так много. Искать же по всей области, забирать — везти — подменять… Я даже теоретически такое представить себе не могу. Как и версию, что злодеи умышленно напоили похожего ребенка, убили его, тело спрятали, а профессионально изъятые органы просто подкинули. Пахнет конспирологией.

По механизму возможности подмены — надо было подменять и «мокрый архив», и образцы, взятые на исследование... В этой процедуре задействовано много людей, эксперты на такое никогда не пошли бы.

Если рассматривать версию, что экспертов подкупили, то в данном случае надо было платить очень многим, и не по сто тысяч рублей: эксперт, лаборант в Балашихе, пара лаборантов и архивариус в лабораторном корпусе областного БСМЭ, да еще и заведующий отделением гистологии. Более того, когда речь идет о детях, мне даже не хочется рассматривать версию с подкупом — все-таки отношение к детской смерти, тем более к смерти от травм, у моих коллег несколько другое. И здесь, как правило, на сделки не идут. Дело не в риске — дело в том, что мы как никто другой знаем — за все придется держать ответ.

Надо понимать, что в «мокрый архив» отправляются образцы головного мозга, сердца, легких, печени, почек, поджелудочной железы, надпочечников, у детей к этому добавляется вилочковая железа. В случаях травмы добавляются ткани области травмы — то есть даже визуально разница у взрослого и у ребенка заметна. А подобрать такой набор образцов… Конечно, возможно, но это только на поверхностный взгляд. При более-менее внимательном осмотре подмена моментально всплывет, и материал будет направлен прокурору. Это не шутки, мы так воспитаны.

Если предположить, что вначале умудрились подменить кровь, а потом, когда началась шумиха, от того же пьяного тела взяли материал и вновь подменили перед генетикой — они же помнят, откуда брали «пьяный материал»… Сложно до степени «невероятно». Надо понимать: там же видно, какой материал берется для сравнения, и различия между мальчиком и взрослым не заметить сложно. Получается очень сложная схема, которая требует участия массы сотрудников разных подразделений БСМЭ. Вероятность этого критически мала.

Алкоголь присутствовал?

Во-первых, у мальчика могло быть какое-то системное заболевание, которое обуславливало нарушение обмена веществ. В абсолютном большинстве случаев такие заболевания, даже не выявленные при жизни, при вскрытии обнаруживаются. В данном случае этого не произошло. Эксперт вскрывал опытный, пусть и не имеющий богатой практики по вскрытию именно детей, но ничего подобного он не заметил и не описал. В любом случае образование этанола в организме от естественных причин дает нам 0,2-0,4 промилле, не больше. Ошибка для такой большой дозы практически исключена.

Во-вторых, мальчик действительно мог хлебнуть спиртного: напомню, что 23 апреля, день его смерти, был выходным. И спиртное (не обязательно водка, пиво или вино) могло стоять на столе. Для ребенка 2,7 промилле в крови могли дать 55-100 миллилитров водки либо около полулитра пива. У меня в практике, к сожалению, были такие случаи, и не раз. Увы, дети выпивают и, незамеченные в пьяном поведении, гибнут, иногда — от алкогольного отравления. Причем родители, которые находятся рядом, ни о чем не подозревают. Если это была не водка, то сопутствующего запаха и, например, ожога пищевода не будет. Но здесь подчеркну, что сейчас мы ведем теоретическую беседу: говорить о конкретном количестве принятого алкоголя не профессионально, так как неизвестен даже примерно промежуток от момента употребления алкоголя до момента наступления смерти.

Что касается версии о посмертном введении алкоголя в кровь — это полный бред. Обменные процессы в организме останавливаются относительно быстро, и таких результатов получить нельзя.

Теперь — практически. Поверьте, мы, судмедэксперты, знаем о собственных слабых местах не только больше других врачей и прокуроров, но и больше обывателя. О таком анализе и мы, и наше руководство узнало очень быстро — и не поверило. Были проведены все возможные перепроверки: и возможность подмены, и возможность ошибки, и коррупционная составляющая, и даже версия визита маленьких зеленых человечков с альфы Центавра… Причем проверки были внутренние, от которых так просто не спрячешься. Мы не нашли ошибок и нарушений. На этом этапе для нас очевидной остается одна-единственная версия, которая непопулярна, но обоснована: в крови ребенка действительно был алкоголь в концентрации, соответствующей сильной степени опьянения. Мы готовы признать, что неправы, но только в том случае, если это будет доказано.

К сожалению, сейчас ответ на все вопросы может дать только эксгумация, что-то обсуждать и расследовать можно только после нее и только в том случае, если комиссионно подтвердится отсутствие алкоголя в теле. В концентрации, соответствующей изначально выявленной, помноженной на течение биологических процессов. Ну, проще говоря, если в теле будет алкоголя не 2,7 промилле, а 2,2 — это значит, что первоначальная экспертиза не ошиблась. Биология — она и на глубине двух метров под землей биология.

Эксгумация нужна для того чтобы прекратить ненужные споры и спекуляции, связанные с этим случаем. Чтобы действительно знать, в каком состоянии находился ребенок на момент гибели, чтобы не голословно заявлять как об артефакте, так и о факте.

lenta.ru


Смотрите также