Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Лидия андреевна русланова биография


Лидия Андреевна Русланова

Есть люди, которых по праву называют достоянием своей страны. Таким человеком была Лидия Андреевна Русланова – знаменитая советская певица, исполнявшая русские народные песни. Ее талант был востребован всегда, а в суровые годы войны он стал просто необходимым. В составе концертной бригады певица четыре года работала для победы. Песни в исполнении Руслановой поднимали воинский дух бойцов, заставляли их еще беспощаднее громить врага. Ее песни были настоящим олицетворением русской души – широкой, раздольной, щедрой, безудержной в веселье и в ненависти к врагу. Когда советские войска вошли в Берлин, Русланова пела у Рейхстага. Творчество этой певицы иностранцы называют эталоном русского фольклора. Самыми известными песнями Лидии Андреевны были знаменитые «Валенки, валенки», «Катюша», «На улице дождик».

Детство и юность

Лидия Русланова родилась в селе Чернавка (Саратовская губерния) 14 октября 1900 года. Ее родителями были крестьяне-старообрядцы Лейкины. В семье росло трое детей, у будущей певицы была сестра Юлия, брат Авдей. Настоящее имя Лидии было другим, в некоторых источниках пишут, что девочку звали Прасковьей, другие утверждают, что при рождении ее нарекли Агафьей. Односельчане певицы подтверждают первую версию, в деревне девочку называли Панькой, скорее всего, ее полное имя было Прасковья.

Лидия Русланова в молодости

Такая путаница в именах возникла не на пустом месте, в родительской семье маленькая Прасковья прожила совсем недолго, а затем воспитывалась в Мариинском детском приюте города Саратова. В 1904 году началась русско-японская война, отец будущей певицы оказался на фронте, мать умерла. Детей отправили в разные приюты, разлучили их друг с другом. Есть и третья версия, касающаяся настоящего имени певицы. Маргарита, дочь певицы, утверждала, что настоящее имя мамы – Лидия, и только фамилия Русланова являлась сценическим псевдонимом.

Певческий талант у девочки проявился в раннем детстве. Воспитатели из приюта заметив ее способности, пристроили Лидию петь в церковном хоре.

Когда она подросла, уникальные голосовые данные дали девушке возможность стать студенткой саратовской консерватории. Лидия прилежно проучилась здесь целых два года, затем поняла, что академический вокал не представляет для нее никакого интереса. Она испытывала другую потребность, ей нравились народные песни, их удаль и размах, и именно эти песни ей хотелось исполнять.

Но все это будет потом. А пока идет 1916 год, и девушка едет на фронт. Она будет служить в санитарном поезде сестрой милосердия, иногда петь для раненых, чтобы скрасить их жизнь и облегчить страдания. Именно здесь девушка повстречается со своей первой любовью.

Музыкальная карьера

Творческая биография артистки начинается в 1921 году. Лидия основательно подготовилась к выступлениям на сцене. Годы обучения в консерватории не прошли для нее даром, она подкрепила академическую науку самообразованием. В 20-е годы Лидия активно собирает книги и русские народные костюмы. Костюмы были необходимы для концертных нарядов, литературу она использовала для самообразования. К этому времени у нее сформировалась собственная, уникальная манера исполнения, сложился репертуар, концертный образ. Лидия поступает на службу в эстрадный театр «Скоморохи» в Ростове-на-Дону, ее принимают на должность певицы.

Первый сольный концерт Руслановой состоялся в начале 1923 года. Он прошел очень успешно, певица стала пользоваться огромной популярностью. Вместе со славой пришли и большие деньги. Под влиянием своего второго мужа Русланова стала вести богемную жизнь. Ее интересуют картины, антиквариат и драгоценности, она собирает целые коллекции лучших произведений искусства. Грампластинки с записями голоса певицы выпускаются большими тиражами, и не успевают залеживаться в магазинах. В Советском Союзе Русланову любят и знают все, особой популярностью она пользуется у военных.

В 1939 году началась Советско-финская война, в составе концертной бригады Русланова отправляется на фронт. Условия работы были походными, приходилось петь на морозе, не было возможности для полноценного отдыха. Но Лидия Андреевна и в таких обстоятельствах находила выход.

Чтобы не потерять голос, она все время принимала антибактерицидные лекарства. За это певица заработала смешное прозвище «Лидочка-Стрептоцид».

Во время Великой Отечественной войны певица работала в составе фронтовой концертной бригады. Она выступала перед бойцами, вдохновляя их на подвиг своими раздольными песнями, в которых звучала русская душа. В этот период она была необыкновенно популярной. На заработанные средства певица покупала антиквариат, ювелирные изделия с бриллиантами, роскошные наряды.

В 1942 году певице присваивают звание заслуженной артистки РСФСР. Она трудилась без устали, за годы войны дала 1120 концертов. Именно Русланова пела для бойцов Красной Армии у фашистского рейхстага в 1945 году.

В 1947 году началось гонение на маршала Победы, Георгия Жукова. Этот человек пользовался огромной популярностью и представлял большую угрозу для Сталина. Было сфабриковано дело «о заговоре военных», многие друзья и знакомые маршала оказались в НКВД. В списки будущих арестантов попал и генерал Крюков со своей супругой Лидией Руслановой. В 1949 году Русланова и Крюков лишились воинских наград, их имущество было конфисковано, а сами они попали под арест. Песни Руслановой были запрещены, саму певицу долго допрашивали. Затем она была осуждена и отправлена в лагерь. Ее без конца переводили из одного лагеря в другой, подвергали унизительным допросам. Следователей особенно интересовали отношения певицы с маршалом Жуковым.

Лидия Русланова с Жуковым

Знаменитая исполнительница народных песен не переставала петь и в лагерях. Она старается быть сильной, хотя ее терзают душевные муки. Унизительное положение, пережитый позор постепенно подтачивают здоровье Руслановой. В 1950 году артистку отправили во Владимирскую тюрьму. Здесь у нее появилась задушевная подруга, находившаяся в заключении актриса Зоя Федорова. Лагерные офицеры не раз пытались заставить Русланову петь для них, но женщина гордо отвечала, что она из тех соловьев, которые не поют в неволе. За свою дерзость и несгибаемый характер Лидия Андреевна часто попадала в карцер. В период своего заключения певица несколько раз перенесла воспаление легких.

Смерть Сталина в 1953 году принесла освобождение многих заключенным, потерявшим свободу по надуманным причинам. Русланова и ее супруг были реабилитированы. Они смогли возрастить себе часть имущества, пытались наладить порушенную жизнь. Однако здоровье генерала и его супруги было основательно подорвано, актриса уже больше не хотела выходить на сцену. Этих известных людей, много сделавших для своей родины, унизили перед всей страной, а пережить такой позор удается не каждому.

Лидия Русланова на концерте в Берлине

Семья пыталась вернуться к прежнему образу жизни, для этого нужны были деньги. Русланова решила вернуться на сцену, вновь стала петь. За короткое время она смогла заработать на автомобиль для мужа, приобрела мебель. В 1959 году генерал Крюков умер, Лидия Андреевна тяжело пережила его кончину. У нее снова появились мысли о завершении певческой карьеры. Но от депрессии и пессимизма ее всегда спасала работа. Когда первая боль от утраты прошла, Русланова снова стала давать сольные концерты.

Личная жизнь

Певица родилась под знаком Скорпиона, эти люди всегда отличаются своей страстностью. У творческих личностей данная черта еще более утрирована, чтобы жить и работать с вдохновением, им просто необходимо любить. Любви в жизни Лидии Руслановой было много, когда любовь уходила, артистка вновь искала ее, ей нужен был источник вдохновения.

В первый раз певица вышла замуж в 16 лет, ее избранником стал интендант Виталий Степанов. Через год у этой пары появился сын. Ходили слухи, что Степанов бросил жену, сбежал с цыганкой, не забыв прихватить с собой маленького сынишку. Лидия Андреевна никогда не говорила о предательстве мужа, скрывала имя ребенка. Есть и другая версия — ее младенец умер вскоре после рождения, и боль от его утраты заставляла певицу молчать.

В программе «Прямой эфир» 2014 года кировский пенсионер называл себя сыном великой певицы. Ему удалось доказать свое родство с племянницей Лидии Андреевны. Вполне возможно, что этот человек действительно является сыном артистки.

В 1919 году певица заключила брак с Наумом Науминым. Молодая семья поселилась в Виннице, через два года переехала в Москву. Инициатором развода стала певица, на 10 году супружества она влюбилась в Михаила Гаркави, столичного конферансье. В 1937 году Наумин был репрессирован и расстрелян.

Лидия Русланова с Михаилом Гаркави

Артистка вступила в новый брак в 1929 году. В 1942 году Русланова увлеклась генералом Крюковым, близким другом и соратником маршала Жукова. Как говорила актриса, «Мишку», третьего мужа, ей было очень жалко, но она терпеть не могла тайные игры в любовь. В новой семье Русланова наконец-то испытала счастье материнства. У них не было совместных детей с генералом, но певица стала настоящей матерью для дочки Крюкова, Маргариты, которой на тот момент исполнилось семь лет.

Лидия Русланова с генералом Крюковым

В браке с генералом Крюковым актриса чувствовала себя по-настоящему счастливой. Певица любила уют, умела содержать дом в чистоте и порядке, знала толк в хорошей кухне, отлично готовила. Вечером их дом всегда был открыт для друзей. Маргарите, дочке Крюкова, очень повезло. У нее сразу сложились теплые отношения с певицей, и она сохранила о Руслановой самые хорошие воспоминания.

Причина смерти

В последние годы жизни певица чувствовала себя нездоровой, ее беспокоило сердце. Лидия Андреевна старалась больше лежать, Рита развлекала ее чтением вслух. Иногда дочь с матерью посещали театральные премьеры. Русланова продолжала давать сольные концерты, при этом она считалась «невыездной», не могла участвовать в заграничных концертах. Голос певицы, несмотря на состояние ее здоровья, оставался молодым, красивым и сильным.

Могила и памятник Лидии Руслановой

Перед самой кончиной актриса успела попрощаться с городом, где она начинала сольную карьеру. В августе 1973 года певица участвовала в нескольких больших концертах, последний из них был в Ростове. В сентябре этого же года Лидия Андреевна умерла от сердечного приступа. При вскрытии врачи обнаружили, что за свою жизнь певица перенесла шесть инфарктов. Прах великой певицы погребен на Новодевичьем кладбище. Проститься с любимой артисткой пришло так много народа, что на время церемонии милиции пришлось остановить движение.

Альбомы

  • 1996 — Поёт Лидия Русланова
  • 2000 — Царица Русской песни
  • 2001 — Великие исполнители России XX века. Лидия Русланова
  • 2002 — Русские народные песни. Записи 1930—40-х годов
  • 2007 — Имена на все времена. Лидия Русланова

Слушать песни

Ссылки

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

biographe.ru

Биография Лидии Руслановой

Лидия Андреевна Русланова (Прасковья Лейкина-Горшенина, годы жизни 1900-1973) — российская певица, Заслуженная артистка РСФСР. Она родилась 27 октября 1900 года в селе Чернавка, что находилось в Саратовской губернии. Творчество этой артистки было одним из наиболее ярких образцов русского фольклора для иностранцев. Она продолжала выступать даже во время войны, поддерживая боевой дух солдат. Даже умирающие чувствовали облегчение, слыша любимые песни в исполнении Руслановой.

Несмотря на все испытания, выпавшие на её долю, женщина смогла не сдаться. Её визитной карточкой была песня «Валенки», неоднократно исполняемая «на бис». Также слушателям запомнились выступления Лидии с композициями «Катюша», «Степь да степь кругом», «Камаринская» и «Враги сожгли родную хату».

Трудное детство

При рождении будущую артистку звали Агафьей Андреевной Лейкиной. Несмотря на то, что в энциклопедиях указано это имя, односельчане называли девочку Панькой (сокращённо от Прасковьи). Её родители, Андриан и Татьяна, были бедными крестьянами. В семье росло ещё двое детей, Авдей и Юлия. Творческие наклонности Агафье передались от бабушки, которая превосходно пела. Вместе они ходили на свадьбы к соседям, малышка слушала песни и подпевала.

В 1905 году всех мужчин из семьи Лейкиных отправили на русско-японскую войну. Позже стало известно, что Андриан умер, хотя многие опровергали эту информацию. Односельчане говорили, что на самом деле он изменился до неузнаваемости и провёл остаток дней, прося милостыню возле церкви. Татьяна умерла, а детей разделили.

Панька попала в приют, в котором её переименовали в Лидию. Это случилось благодаря вдове чиновника, пожалевшей талантливую девочку. Она услышала пение Руслановой и захотела ей помочь, но имя выдавало крестьянское происхождение. В то время бедных детей не брали в детские дома, поэтому малышка получила грамоту с новыми данными. Её брат и сестра также были отправлены в сиротские приюты.

Незадолго после переезда в новый дом Лидия произвела впечатление на регента местной церкви. Он услышал, как она поёт, и пригласил девочку в церковный хор. Вскоре она стала его солисткой, регулярно выступала на похоронах и праздниках. Русланова окончила три класса церковноприходской школы, но дальше учиться не захотела. Музыкального образования у неё нет, певица была самоучкой. У неё был шанс поступить в саратовскую консерваторию, но академический вокал не интересовал девушку. После двух лет обучения она покинула заведение, решив исполнять народные песни.

Первые выступления

После приюта Лиду отправили работать на мебельную фабрику. Она была полировщицей, постоянно взаимодействовала с вредными химическими веществами. Но даже в такой ситуации девушка сохраняла оптимизм, она продолжала петь. В 1916 году она по собственной инициативе поехала на фронт в качестве сестры милосердия. Около года Русланова провела в санитарном поезде, тогда и состоялся её первый концерт в оперном театре Саратова. Зрители были восхищены, они просили её выступить «на бис» несколько раз.

После успешного дебюта девушка ездила с гастролями по стране. Её концерты состоялись в Проскурове, Киеве, Могилеве и Бердичеве. К началу Гражданской войны Лидия оказалась в Ростове-на-Дону. Тогда она начала выступать перед бойцами Красной армии, исполняя русские народные песни. К 1921 году сформировался определённый образ артистки. У неё была своя оригинальная манера исполнения, имидж и репертуар. На сцене девушка появлялась в одежде крестьянки и платке.

В том же году Русланова переехала в Москву. Впервые ей удалось заработать денег благодаря своему таланту. Девушку пригласили стать солисткой эстрадного театра Скоморохи. Уже после первого концерта она получила предложение от Центрального дома Красной армии. С 1925 по 1932 год Лида выступала в театральном бюро. В свободное время она занималась самообразованием, коллекционировала книги и концертные костюмы. Пластинки певицы продавались огромными тиражами, её песни регулярно крутили по радио.

Жизнь в заключении

В 1939 году началась Советско-финская война, из-за которой артистка снова отправилась на фронт. В составе концертной бригады она дала более 1000 концертов за время войны. Работать приходилось в ужасных условиях, концерты проходили на морозе, в окопах и землянках. Из-за этого девушка постоянно употребляла антибактериальные препараты. За свою отвагу она получила звание Заслуженной артистки в 1942 году.

Через два года после войны был раскрыт «заговор», вследствие которого артистку лишили всех наград, а её песни запретили. Русланову постоянно допрашивали, переводили в разные места заключения. В течение года она сидела в Лефортовой тюрьме, отказываясь подписать ложные показания против супруга.

В 1950 году артистка попала во Владимирскую тюрьму. Там она встретила актрису Зою Федорову, ставшую лучшей подругой Лидии. Даже в лагере она продолжала петь, хотя и перенесла несколько раз воспаление лёгких. Следствие завершилось только в 1949 году. После смерти Сталина в 1953 году Лидия смогла вернуться к концертной деятельности. Изначально женщина тяжело переживала перенесённый позор, но ради благополучия семьи пришлось взять себя в руки.

Любовные истории

Лидия была одной из немногих звёзд, отличавшихся твёрдыми моральными устоями. Её нельзя было упрекнуть в беспорядочных связях, женщину ни разу не видели в обществе любовников. Тем не менее она четырежды выходила замуж. С первым супругом певица познакомилась сразу же после выхода из приюта. Во время работы на мебельной фабрике она встретила Степанова Виталия Николаевича, вскоре они стали жить вместе. Женщина родила возлюбленному ребёнка в 1917 году, но уже через год мужчина бросил её, забрав сына.

В 1919 году певица познакомилась с чекистом Наумом Ионовичем, вскоре они поженились. Брак продлился чуть меньше десяти лет, причина расставания неизвестна. Двадцать первого ноября 1937 года Наума приговорили к расстрелу из-за подозрений в заговоре, спустя два месяца его расстреляли. В июне 1957 года он был полностью реабилитирован Военной коллегией Верховного суда.

В 1929 году артистка встретила третьего мужа, им стал конферансье Михаил Гаркави. Во время третьего замужества Лидия увлеклась коллекционированием картин и драгоценностей, также она собирала антиквариат. Певица и её муж отлично зарабатывали, они могли себе позволить регулярно совершать крупные покупки. В течение двенадцати лет супруги жили вместе, но потом Русланова влюбилась в другого.

В мае 1942 года концертная бригада отправилась во второй гвардейский корпус. Командовал кавалерией генерал-майор Владимир Крюков, который был тесно знаком с Георгием Жуковым. После концерта он торжественно презентовал певице туфли на французском каблуке. Ей не понравилась обувь, но статный служивый покорил сердце Лидии. Он напоминал о её первой любви из санитарного поезда.

Женщина не хотела обманывать Михаила, она честно призналась ему, что влюблена в генерала. Муж всё понял, в июле 1942 года они развелись. Сразу же после этого Русланова расписалась с Крюковым. Она удочерила его пятилетнюю дочь Маргариту. До конца своих дней падчерица со слезами на глазах благодарила мачеху. Она называла её мамой и очень любила.

После войны наступил мрачный период заключения. Влюбленные почти не видели друг друга, их постоянно били и допрашивали. Только через несколько лет они смогли выйти на волю. В первый свободный день Крюков и Русланова потратили все деньги на птиц. Они покупали их в клетках, а потом выпускали на свободу. Все имущество пары было конфисковано, денег почти не осталось, но они были счастливы вместе.

В августе 1959 года женщина потеряла любимого супруга. Он умер от инфаркта. Несмотря на то, что членов партии нельзя было отпевать, Лидия с дочерью и сестрой провели эту церемонию в храме. Для этого она взяла горсть земли с Новодевичьего кладбища, где и был похоронен Владимир. После его гибели певица отменила все концерты, она молчала в течение года.

Русланова очень любила Крюкова, поэтому так и не смогла прийти в себя после его смерти. Она часто жаловалась на боли в сердце, часто оставалась дома в постели. Тем не менее в редкие моменты улучшения женщина продолжала выступать. В августе 1973 года она дала несколько больших концертов, а уже 21 сентября того же года погибла от сердечного приступа. Как оказалось, он был уже шестым в её жизни.

stories-of-success.ru

Лидия Русланова

Русланова Лидия Андреевна – заслуженная артистка РСФСР, советская певица, исполнительница русских народных песен. Она пела у Рейхстага, когда советские войска вошли в Берлин, ее творчество стало образцом русского фольклора для иностранцев. Самые известные композиции в исполнении Лидии Андреевны: «Валенки, валенки», «Катюша», «На улице дождик», «Саратовские частушки».

Детство и юность

Певица, которую мир знает как Лидию Русланову, родилась 14 (27) октября 1900 года в простой крестьянской семье в саратовской области. По одним источникам ее настоящее имя было – Прасковья, по другим – Агафья, по свидетельствам современников, в деревне ее звали Панькой. Девочка была одним из трех детей в семье старообрядцев Лейкиных. У Паньки был брат Авдей и сестра Юля. 

Лидия Русланова | E-libra

После начала русско-японской войны отец Лейкиных отправился на фронт, а мама умерла. Так девочка попала в сиротский приют, где будущей певице выправили грамоту с новым именем и фамилией. С братом и сестрой Русланову разделили. Дочка артистки после ее смерти рассказывала, что Лидия – настоящее имя певицы, псевдонимом была только фамилия.

Мариинский детский приют. Саратов | E-libra

Талант проявился у Руслановой в раннем детстве. Во времена пребывания в  сиротском приюте девочка пела в церковном хоре. Уникальные голосовые данные помогли ей в молодости попасть в саратовскую консерваторию, но уже через пару лет обучения Лидия поняла, что академический вокал ей неинтересен. 

Она была прирожденной исполнительницей народных песен. В 1916 году девушка в качестве сестры милосердия добровольно отправилась на фронт. В годы войны она служила в санитарном поезде. Иногда она пела для раненых, чтобы облегчить их страдания. Тогда и случился первый в ее жизни роман.

Музыкальная карьера

Лидия окончательно оформилась как артистка в 1921 году. У нее была собственная манера исполнения, концертный образ и уникальный репертуар. Первым местом работы юной артистки в качестве певицы стал эстрадный театр «Скоморохи» в Ростове-на-Дону. 

Выступать на эстраде сольно Лидия начала в 1923 году, ее первый концерт прошел с огромным успехом. В 20-е годы Русланова начала собирать книги и русские народные костюмы. Литературу она использовала для самообразования, а одежду в качестве концертных нарядов.

Второй муж артистки привил ей любовь к богемной жизни. Русланова увлеклась коллекционированием картин, антиквариата и драгоценностей. В то время грампластинки с записями голоса Лидии Андреевны выходили большими тиражами и расходились как горячие пирожки. Особой популярностью пользовалась певица у военных. 

После начала Советско-финской войны в 1939 году Русланова снова оказалась на фронте, но уже в составе концертной бригады. Она работала в тяжелых условиях, на морозе, без нормальных условий для отдыха. Чтобы не потерять голос Лидия Андреевна постоянно принимала антибактериальные препараты, за что получила прозвище «Лидочка-Стрептоцид».

Дальше была Великая Отечественная война. Русланова снова оказалась в составе концертной бригады, выступающей на фронте. Этот период принес певице небывалую популярность. Заработанные деньги она тратила на покупку бриллиантов, нарядов, антикварной мебели и прочих предметов роскоши. 

В 1942 году ей присвоили звание заслуженной артистки РСФСР, кстати, в том же году подобное звание получил и друг Руслановой – Леонид Утёсов, который тоже выступал на фронте. В военные годы певица дала 1120 концертов. Именно эта русская артистка в 1945 году спела для бойцов Красной армии в Берлине у Рейхстага.

Русланова в заключении

Через  два года после окончания войны, был раскрыт «заговор военных» и знакомые маршала Жукова оказались в опале. В их числе оказался и генерал Крюков с женой. В 1949 году Лидию и ее мужа лишили военных наград, имущества и арестовали. Песни Руслановой оказалась под запретом. Лидию Андреевну долго допрашивали, потом судили и отправили в лагерь. Несколько раз ее переводили из одного места заключения в другое, продолжая допросы, в том числе про ее отношения с Жуковым. 

Лидия Русланова | PlayVK

Даже в лагере она не переставала петь, старалась держаться, хотя испытывала серьезные душевные муки из-за пережитого позора. В 1950 году Лидия Андреевна попала во Владимирскую тюрьму, где в это время находилась в заключении актриса Зоя Федорова. Женщины нашли общий язык и сдружились. В тюрьме Лидия Русланова петь отказывалась, из-за чего несколько раз попадала в карцер. Во время заключения она неоднократно перенесла воспаление легких.

Лидия Русланова в заключении | Kulturologia

В 1953 году после смерти Сталина Лидию Андреевну и ее супруга реабилитировали. Они вернули себе часть имущества и стали пытаться налаживать жизнь. Тюрьма подорвала здоровье Крюкова и Руслановой, артистка даже хотела забыть о сцене. Певица тяжело переносила то унижение, которому ее подвергли перед целой страной. Муж артистки тоже долгое время не мог оправиться от пережитых страданий в тюрьме. 

Ради благополучия семьи Русланова вернулась на эстраду. Заработанных денег хватило, чтобы купить кое-какую мебель и автомобиль для мужа. После его смерти в 1959 году певица отменила все концерты и снова собиралась навсегда оставить сцену. В шестидесятых годах ее голос часто звучал в радиоэфире, популярность не ослабевала. Постепенно Лидия Андреевна вернулась к концертной деятельности.

Личная жизнь

Личная жизнь Лидии Руслановой состояла из взлетов и падений. Первый раз она вышла замуж в 1916 году за интенданта Виталия Николаевича Степанов. В мае 1917 года у пары родился ребенок. Есть версия, что первый муж сбежал с цыганкой, прихватив ребенка. Имя своего сына Русланова хранила в тайне, как и подробности исчезновения возлюбленного. По некоторым данным младенец умер, не прожив и месяца, но сама певица об этой части своей биографии говорить не хотела. 

В 2014 году в телепрограмме «Прямой эфир» пенсионер из Кирова, называющий себя сыном Лидии Руслановой, смог доказать родство с племянницей певицы. Этот факт говорит в пользу того, что ребенок, рожденный Руслановой в 1917 году, возможно, остался жив.

Лидия Русланова и третий муж, Михаил Гаркави | Феникс

Второй брак певицы был более продолжительным. За Наума Наумина Русланова вышла замуж в 1919 году в Виннице, через два года молодая семья переехала в Москву. Вместе супруги прожили десять лет, пока в 1929 году Лидия не потребовала развод. Через 8 лет Наумина репрессировали и расстреляли. 

К тому времени у Руслановой был уже другой муж. За известного московского конферансье Михаила Гаркави артистка вышла замуж в том же 1929 году. Они прожили вместе 13 лет, пока у Руслановой не появилась новая любовь в лице соратника и друга Георгия Жукова. 

Лидия Русланова и последний муж Владимир Крюков | Coollib

Генерала пленившего сердце русской певицы звали Владимир Крюков. Лидия развелась с Гаркави, так как не терпела фальши и адюльтеров. Женщина говорила, что жалко ей «Мишку», но сердце полно любви к военному, как в молодости. Певица сама предложила Крюкову расписаться. У генерала была семилетняя дочь Маргарита, которую Русланова приняла как родную. 

Лидия Русланова с приемной дочерью Маргаритой

После войны они дружно жили все вместе, о чем свидетельствуют счастливые фото того периода. Дочь вспоминает, что Лидия Андреевна всегда любила чистоту и уют, прекрасно готовила, а по вечерам в доме было много друзей и интересных людей.

Близкие отношения с Жуковым имели роковые последствия в судьбе генерала Крюкова и его жены. Четвертый муж певицы не смог оправиться после пятилетнего тюремного заключения и умер в 1959 году. Смерть супруга сильно повлияла на Русланову, она отменила все свои концерты, и год не появлялась на сцене.

Последние годы и смерть

После смерти мужа Русланова стала часто болеть и жаловаться на сердце. Она много времени проводила дома в постели, а дочь читала ей вслух. Когда здоровье позволяло, Русланова ходила с Маргаритой в театр, выступала в эстрадных концертах. Звание народной артистки Лидия Андреевна так и не получила, за границу ее тоже не выпускали. Состояние здоровья почти не отражалось на голосе певицы, он оставался звучным, красивым, молодым и полным жизни. 

Лидия Русланова | E-libra

В августе 1973 года Русланова приняла участие в серии больших концертов, последний из которых прошел в Ростове, где певица начинала свою певческую карьеру в далеком 1921 году. Лидия Андреевна скончалась 21 сентября 1973 года. Причина смерти – сердечный приступ. 

После вскрытия стало известно, что артистка за свою жизнь перенесла не меньше шести инфарктов. Похоронена певица на Новодевичьем кладбище в Москве. Проводить любимую артистку в последний путь пришло так много людей, что движение транспорта у кладбища пришлось остановить.

Память

В 2007 году вышел документальный фильм «Жестокий романс Лидии Руслановой» о жизни народной певицы. В 2008 году в Иркутске поставили спектакль «Барыня», который был посвящен памяти Лидии Андреевны. Ежегодно по всей России проходят конкурсы народной песни, которые носят имя известной певицы, а на Венере есть кратер Русланова. Статьи о жизни и творчестве певицы продолжают появляться в прессе.

Мемориальная доска Лидии Руслановой | Новодевичий некрополь

Память об исполнительнице песни «Валенки, валенки» не исчезает, хотя голос ее все реже звучит по радио или в телеэфире. В 2015 году образ Руслановой реконструировали в развлекательной передаче «Точь в точь». Песню «Валенки, валенки» представил талантливый артист Данила Дунаев, который перевоплотился в народную певицу внешне и скопировал манеру ее исполнения. 

В том же шоу имитировать Русланову пробовала эстрадная певица Елена Ваенга, она исполнила песню «Мы на лодочке катались». В двухтысячные годы по заказу ведущих телеканалов начали сниматься байопики о жизни выдающихся артистов и деятелей советского времени. Личность Лидии Андреевны представлена в нескольких из них («Зоя», «Людмила», «Жуков») актрисой Ирэной Морозовой.

Дискография:

  • 1996 — Поёт Лидия Русланова
  • 2000 — Царица Русской песни
  • 2001 — Великие исполнители России XX века. Лидия Русланова
  • 2002 — Русские народные песни. Записи 1930-40-х годов
  • 2007 — Имена на все времена. Лидия Русланова
Page 2

Владимир Зайцев

Советский и российский актёр театра, кино и дубляжа, Заслуженный артист России

24smi.org

Лидия Русланова - биография, фото, песни, личная жизнь певицы

Имя: Лидия Русланова (Lidia Ruslanova)

Дата рождения: 27 октября 1900 года

Дата смерти: 21 сентября 1973 года

Возраст: 73 года

Место рождения: село Чернавка, Саратовская губерния

Место смерти: Москва

Деятельность: певица

Семейное положение: вдова

Лидия Русланова - биографияГлавная звезда советской эстрады вела роскошную жизнь, носила меха и бриллианты, а после ареста осталась в чем была, опозоренная на всю страну «барахольной» статьей.Старуха причитала: «Сироты, мамка их померла, а батя пропал без вести, подайте копеечку!». Девочка, худенькая, но жилистая и крепкая, смотрела на окружающих уверенно. Она знала: стоит ей запеть - и кто-то непременно подаст кусок хлеба или монетку.Бабка, с которой Прасковья Лейкина христарадничала по деревням, умерла, когда девочке исполнилось 7 лет. Параша продолжала ходить с нищенской сумой, пока на нее не обратила внимание богатая вдова. Чтобы устроить талантливого ребенка в хороший приют, ее крестьянское происхождение требовалось скрыть. Так нищенка Прасковья стала благородной девицей Лидией Руслановой.Петь она любила и готова была делать это днями и ночами - лишь бы слушали! Молва о голосистой сироте разнеслась по всему Саратову. Нашлись благодетели, похлопотавшие, чтобы ее взяли в консерваторию. Но у Лиды душа не лежала к академическому пению. Она бросила учебу и уехала на фронт - сестрой милосердия в санитарный поезд. Шла Первая мировая.

Лидия Русланова - биография личной жизни

В 17 лет девушка выскочила замуж за интенданта Виталия Степанова. Красивый, статный, благородных кровей - как перед таким устоишь! Скоропалительный брак продлился недолго. Новорожденный сын Лидии умер, а муж уехал в неизвестном направлении. Боль от потери ребенка не отпускала певицу всю жизнь. Она страстно хотела стать матерью, однако судьба не дала ей этого счастья.Второе замужество Руслановой продолжилось дольше, чем первое, но тоже закончилось трагедией. Ее мужа-чекиста Наума Наумина, интеллигентного человека, привившего малообразованной девушке любовь к чтению, арестовали и приговорили к расстрелу.

Лидия Русланова - Песни

В Гражданскую войну Русланова дала бесчисленное количество концертов для красноармейцев. А в 1920-х годах выступала сначала в Ростове, а потом и в Москве уже как профессиональная певица.Голос у Лидии был огромного диапазона, глубокий, насыщенный и при этом необыкновенно сильный. Она могла давать по 5 концертов в день и не уставать. Ее популярность все росла, Лидия месяцами гастролировала по стране. Деньги текли рекой...Выросшая в голоде и нищете, женщина потеряла голову от свалившегося на нее богатства. Вместе с третьим мужем, конферансье Михаилом Гаркави, она скупала антиквариат, драгоценности, книги, меха. Ее дом был похож на музей: спала Лидия на кровати Екатерины Великой, ела с царского фарфора, стены украшали картины, которым позавидовал бы Эрмитаж, на полу лежали персидские ковры. Но больше всего Русланова любила свою заветную шкатулочку, в которой хранились редкие бриллианты, огромные рубины и топазы - коллекционные украшения, добытые у спекулянтов. «Это на черный день», - говорила она, пряча драгоценности в тайнике.Кто-то из коллег завидовал ей, кто-то, как Федор Шаляпин, понимал, каким трудом ей все досталось: «Лида пашет, как каторжная лошадь».Во время Великой Отечественной войны Русланова жила куда скромнее. «Засунула свои барские привычки в задницу! - с усмешкой говорила Лидия Андреевна. - Керзачи, валенки, ватные штаны -лучшая одежда!» Большую часть нажитого она продала, а вырученные средства передала на производство двух батарей «катюш».С первых дней войны она вдохновляла солдат, выступая в составе концертных бригад. И никогда не показывала своего страха, хотя поначалу во время налетов «юнкерсов» и «мессершмиттов» ее сердце уходило в пятки. Но Русланова отказывалась прерывать выступление и прятаться в окопах, и ее мощный голос перекрывал грохот взрывов и треск пулеметов. «Русская песня врагу не кланяется!» - говорила Лидия Андреевна.Там же, на фронте, она встретила генерала Владимира Крюкова. Кривить душой Русланова никогда не умела, поэтому сразу заявила супругу Михаилу: «Ничего не могу с собой поделать, генерала люблю, хоть тебя и жалко!» По некоторым данным, певица даже забеременела от Крюкова, однако ей пришлось сделать аборт по медицинским показаниям - из-за начавшегося сахарного диабета.Победу Лидия встретила в Берлине, у стен рейхстага. Вместе с казачьим ансамблем она исполняла свои знаменитые «Валенки» и другие песни по заявкам бойцов. Солдаты и офицеры не скрывали слез, а маршал Жуков снял с собственной груди орден и вручил артистке. «А потом я углем расписалась на Рейхстаге», - вспоминала Лидия Андреевна.Руслановой прощали и барские замашки, и резкость характера. Однажды ее пригласили на банкет в Кремль, и сам Сталин угощал певицу виноградом. Зная, что нужно придержать язык, Лидия все же выдала: «Я-то сыта, а вот родственники мои в Поволжье голодают!» «Речистая», - сказал тогда «отец народов» и Русланову больше к себе не звал.

Арест и заключение Руслановой

После войны Лидия Андреевна зажила лучше прежнего: снова скопила несметные богатства, купалась в славе и всеобщей любви. С мужем у них была полная гармония, его дочь от первого брака Лидия полюбила как родную. А в 1948-м Крюкова арестовали: вождь копал под маршала Жукова, и за решеткой оказались все его друзья и соратники. Русланова попала в тюрьму вслед за мужем. Ее несколько недель мучили допросами, выбивая признания в антисоветской агитации, присвоении трофейного имущества и требуя дать показания против мужа и маршала Жукова.У Крюкова и Руслановой конфисковали все: 3 квартиры, дачу, автомобили Horch 951А, два Mersedes, Audi, 132 картины, 35 старинных ковров, гобелены, антикварные вазы и сервизы, меха, скульптуры из бронзы и мрамора, библиотека старинных немецких книг с золотым обрезом, 700 тысяч рублей, 312 пар модельной обуви и многое другое. Но шкатулку с драгоценностями не нашли. На вопрос: «Где бриллианты, сука?!» певица презрительно молчала. Тогда ее привели в пыточную, стены которой были красны от крови: «Только что здесь рвали на куски твоего мужа. Если не скажешь, где драгоценности, твоих родных, старую няню, дочь твоего мужа тоже будут пытать». Русланова сдалась. Но на маршала наговаривать не стала и от мужа не отреклась... В лагере Русланова работала наравне со всеми, иногда давала концерты перед заключенными, при этом отказывалась выступать перед начальством: «Соловей не поет в клетке!»

Освобождение певицы

После смерти Сталина в 1953 году Крюкова и Русланову реабилитировали. Имущество им, естественно, не вернули. Супруги долгое время жили у знакомых. Позже у них появилось свое жилье, но мебели не было - спали на полу, на матрасах. Русланова снова начала гастролировать, постепенно заработала на самое необходимое, вот только вернуть былую роскошь было уже невозможно. Генерал Крюков так и не оправился после тюремного заключения и в 1959 году умер. Лидия Андреевна тяжело переживала его уход: впервые в жизни она целый год не выступала...

Смерть

На сцену Русланова все же вернулась - не могла без нее. Выходила к слушателям уже больная, из последних сил. Голос ее слабел, люди говорили: «Русланова уже не та», но все равно шли на концерты, ведь она была живой легендой.Лидия Андреевна скончалась 21 сентября 1973 года от сердечного приступа в возрасте 72 лет. При вскрытии на ее сердце были обнаружены следы 7 инфарктов!

Автор биографии: Наталья Сердцева

Actionteaser.ru - тизерная реклама

biography-life.ru

Русланова Лидия Андреевна

Жизнь и творчество Лидии Андреевны Руслановой

Известно, что, будучи уже в эмиграции, Федор Шаляпин очень интересовался пластинками Лидии Руслановой. И это не удивительно: трудно найти другую русскую певицу, в творчестве которой столь органично сочетались и прекрасный голос, и неповторимое актерское дарование. Русланова обладала голосом редкого звучания и огромного диапазона: низкое контральто с глубоким, красивым грудным звучанием, неожиданно переходившим в среднее и даже высокое чарующее меццо-сопрано. Обладая даром музыкальной импровизации, певица превращала каждую песню в настоящий маленький спектакль. Великий оперный певец и драматический актер одновременно, Шаляпин не мог не оценить поразительную способность Руслановой живописать голосом, раскрывать вокально-психологическими средствами богатство человеческого сердца, характер, мысли, настроения героев, их взаимоотношения. Шаляпина и Русланову роднило не только направление творческих поисков, но и истоки этого творчества: и музыкальные и жизненные.

Лидия Русланова, как и Федор Шаляпин, родилась на Волге. Первые годы ее трудного и обездоленного детства прошли в саратовской деревне. Отец был единственным кормильцем многочисленной семьи, поэтому концы с концами сводили еле-еле, но сводили. Когда в 1905 году началась Русско-японская война, отца призвали в армию и отправили на Дальний Восток. Настоящая песня, которую впервые услышала маленькая Лида, был плач. Тогда же девочка впервые узнала, какое сильное она вызывает волнение: отца Лиды увозили в солдаты, а бабушка цеплялась за телегу и голосила. С тех пор Лида часто забиралась к бабушке под бок и просила: «Поплачь, баба, по тятеньке!» Бабушка голосила: «На кого ж ты нас, сокол ясный, покинул?» У пятилетней Лиды от горечи разлуки и тоски на глаза выступали слезы, и мысленно она причитала вместе с бабушкой. Внучка и бабушка убивались не зря. Отец на той Русско-японской войне пропал без вести.

Оставшись одна с тремя малолетними детьми, мать Лиды начала работать в Саратове на кирпичном заводе, а девочку взяла к себе другая бабушка. В той деревне пели много, особенно на посиделках. Пели много и в Лидиной семье. Родной брат отца Лиды, дядя Яша, был деревенской знаменитостью. «Самородок очень высокой пробы», как впоследствии называла его Лидия Андреевна Русланова, Яша пел на деревенских праздниках, посиделках и свадьбах. Здесь маленькая Лида впервые узнала, что песни не обязательно должны быть про горе и про разлуку. Сколько она наслушалась песен веселых, озорных, удалых!

Дядя Яша знал несметное количество народных песен, но чаще импровизировал сам. Это больше всего ценилось слушателями. А цепкая память маленькой Руслановой схватывала и навсегда удерживала все услышанное и увиденное. От своего родственника будущая певица унаследовала не только неисчерпаемый репертуар, не только непревзойденное искусство импровизации, но и трепетную, преданную любовь к русской песне.

Когда он пел, Лида подходила как можно ближе. И желая понять, откуда возникают эти чудесные звуки, заставляющие других то плакать, то плясать, старалась заглянуть Яше в рот. «У тебя там дудочка?» - допытывалась девочка. «Не дудочка, - объяснял Яша, - а душа». «А что такое душа - большая дудка?» - спрашивала Лида. Впоследствии Лидия Андреевна писала:

«В деревне пели от души, свято веря в особую, надземную жизнь и заплачек, и песен радости».

Девочка и сама запела лет с шести. Первым ее слушателем была мама. Плохо себя почувствовав, она вернулась из Саратова в деревню и слегла, прикованная тяжелой болезнью к постели. Чтобы облегчить страдания матери, порадовать и немного развеселить ее, Лида забиралась на русскую печку и, расхаживая на ней, как по сцене, пела все, что запомнила. Мать улыбалась, но ее глаза оставались грустными, и скоро болезнь свела молодую женщину в могилу.

После смерти матери беды посыпались на родственников Лиды одна за другою. Кормить Лиду и ее младших брата и сестру стало нечем, и сирота стала петь за подаяние. Пела так красиво и «переживательно», что сначала стали приходить послушать ее из других деревень, а потом даже зазывать в купеческие дворы.

Хождение с сумой продолжалось почти год, пока на талантливую девочку не обратила внимание одна вдова-чиновница. Сжалившись над сиротками, она определила всех троих детей по разным приютам. Так семилетняя Русланова попала в саратовский приют, где окончила три класса церковноприходской школы. После большой и дружной деревенской семьи сиротское одиночество могло показаться совершенно беспросветным, если бы не песня. На всю жизнь запомнила Русланова, как пела добрая приютская няня: ее слова «западали, как огонь, в душу». И сама Лида пела, пела еще трогательнее и «переживательнее», чем в родной деревне.

Регенту, который вел в приюте уроки пения, голосок Лиды понравился, и он взял девочку в церковный хор. Это было ее музыкальное образование, которым она очень дорожила. В церкви Русланова осваивала основы музыкальной грамоты. Там она прошла такую школу хорового пения, там она слышала такое многоголосье, без которого вряд ли сформировалась бы как самобытная народная певица.

В церковном хоре Лида Русланова очень быстро стала солисткой. Удивительный голос девочки приходили слушать в кафедральный собор со всего города. «Идем сегодня на Сироту! Уж больно хорошо поет!» - говорили в Саратове о маленькой знаменитости. Писатель И. Прут, которому посчастливилось слышать в детстве маленькую Лиду Русланову, писал о своем незабываемом впечатлении: «В полной тишине величественного храма, на угасающем фоне взрослого хора возник голос.

Его звучание все нарастало, ни на мгновение не теряя своей первородной чистоты. И мне показалось, что никто - и я в том числе - не дышал в этой массе народа. А голос звучал все сильнее, и было в нем что-то мистическое, нечто такое непонятное... Я задрожал, услышав шепот стоящей рядом монашки: «Ангел! Ангел небесный!..» Голос стал затихать; исчезая, он растворился под куполом храма, растаял также неожиданно, как и возник. И я, робея, смотрел в потолок, надеясь увидеть, как через крышу - в свои небесные покои улетит этот маленький ангел, именуемый в городе Сиротой. Я стоял, как зачарованный».

Волшебную, чарующую силу голоса Лидии Руслановой отмечали впоследствии многие. А ведь она более полувека пела без микрофона не только в концертных залах, но и под открытым небом многотысячных стадионов. Многим казалось, что Русланова поет стихийно, свободно, как птица, но немногие знали, что за каждой песней, за каждым словом, интонацией и жестом стоял ежедневный подвижнический труд.

Вот и тогда сирота с ангельским голосом после воскресных праздников возвращалась в приют, и начинались суровые будни - репетиции, где за каждой неверной нотой следовало наказание.

«Я тональности навзрыд брала», - вспоминала потом Русланова.

В приюте впервые обнаружил себя и незаурядный драматический талант Руслановой. Замечательно, что позже Лидию Андреевну пригласят в качестве актрисы в Малый театр. Но это будет в юности. А в отроческие годы талант рассказчицы и пение выручали Лиду по-другому. На рукоделии, с которым у девочки не ладилось, подружки с радостью выполняли ее урок, только бы послушать тут же сочиненные его «диковинные истории», по ходу которых кто-нибудь из персонажей обязательно должен был петь.

Современники, близко знавшие Лидию Андреевну Русланову, впоследствии единодушно утверждали, что актриса не только играла каждую свою песню на сцене, но и в жизни была великолепной рассказчицей, блестящей, искрометной, остроумной. Когда после концертов собиралась компания артистов и начинались шутки, рассказы и показы, истории и анекдоты Лидии Андреевны Руслановой неизменно оказывались самыми сочными, хотя рядом были такие знатоки и мастера этого жанра, как Менделевич, Миронова, Менакер, Райкин.

После приюта Лиду определили на мебельную фабрику полировщицей. Поразительно, как эта изнурительная работа с разъедающими глаза и горло составами не лишила ее голоса. Но сильная, жизнерадостная девушка не унывала: после приюта самостоятельная жизнь казалась привольной и счастливой. Ее приводил в восторг даже вид очень ровных, гладких деталей, которые выходили из рук. И на фабрике девушки пели. Здесь Русланова впервые услышала городской жестокий романс и городские народные баллады с их остроконфликтными и трагедийными сюжетами: «Окрасился месяц багрянцем», «Очаровательные глазки», «Златые горы», «Шумел, горел пожар московский»...

Они поразили, захватили юную Русланову и наряду с деревенскими старинными песнями, страданиями и частушками навсегда вошли в ее репертуар. Когда она попыталась их спеть впервые в хоре фабричных девушек, то сразу была признана лучшей певуньей, как прежде в хоре приютском и хоре церковном. «Ты нам лучше спой, а работу мы сами сделаем», - просили Лиду подруги-работницы, не догадываясь, что определяют ее будущую профессию.

В шестнадцать лет состоялся первый «настоящий» концерт Руслановой. Девушку привели на сцену Саратовского оперного театра, где она пела перед солдатскими депутатами. Спев все, юная певица простодушно спросила: «Ну, а теперь что делать?» «Да ты зачинай сызнова», - отвечали восхищенные ее пением слушатели. Воодушевленная успехом, юная Русланова продолжала выступать с концертами. «Лет в семнадцать я была уже опытной певицей, ничего не боялась - ни сцены, ни публики», - вспоминала впоследствии артистка.

У юной Руслановой находили прекрасные вокальные данные, рекомендовали ей учиться. Она поступила в Саратовскую консерваторию, в класс чудесного певца и педагога, профессора М. Медведева. Но долго в консерватории не пробыла. Почему? М. Медведев, исходя из сильного, прекрасного контральто Руслановой, повел ее как оперную певицу. Но академическая манера исполнения не привлекала Лиду. С детства всей душой преданная русской народной песне, которая ее воспитала, Русланова быстро поняла, что ее «сила в непосредственности, в естественном чувстве, в единстве с тем миром, где родилась песня». «Я это в себе берегла», - признавалась Лидия Русланова.

Но народная певица не просто хранила свои богатства, она дала им новую жизнь, и забытые, утерянные песни вслед за ней запела вся страна. Обладая абсолютным слухом и превосходной музыкальной памятью, Русланова всю жизнь собирала русские песни, поражаясь их мелодике и поэтике народного творчества. Русланова знала такое множество разнообразных песен - и северных, и среднерусских, и сибирских, и казачьих, что могла бы удивить даже самых опытных фольклористов. Соперничать с ней в этом вряд ли бы удалось и кому-либо из исполнителей.

Как-то Лидия Андреевна «завела» на спор популярнейшую исполнительницу Тамару Церетели - кто больше вспомнит романсов. Причем романс был главным жанром именно Церетели, а не Руслановой. «Состязание» длилось несколько часов, и «победила» все-таки Лидия Андреевна, изумив счастливых слушателей и памятью, и знанием, и чувством.

Но дело не только в том, что Русланова знала сотни, быть может, тысячи русских песен. Уже в ранние годы своей артистической деятельности она чутко угадала игровой характер русской народной песни, ее красочное многообразие, поэтически соединяющее иронию и лирику, строгость и озорство, исповедальный драматизм и спасительную шутку. Бережно сохраняя, пестуя и развивая народный театр песни, Русланова предложила такое огромное количество игровых трактовок старинных русских песен, с таким мастерством и темпераментом донесла их до профессиональной сцены, что по праву заслужила у народа прекрасное имя - «душа-певица».

В большинстве руслановских песен-спектаклей переплеталось трагическое и комическое, в них смех звучал сквозь слезы, а горе и слезы - сквозь улыбку надежды на радость и счастье. Перипетии судьбы героев, столкновение ярких и незаурядных характеров, сложный внутренний мир, резкое изменение событий и перепады настроения Русланова передавала трудными переходами и контрастами печальных и радостных интонаций, низких контральтовых и высоких сопрановых звуков. То, что невозможно для оперной певицы, было органичным для руслановской манеры исполнения, для эстетики и поэтики ее самобытного театра песни.

Чтобы достичь такой многоплановости в исполнении, необходим не только музыкальный и человеческий талант, не только мастерство, но и огромная творческая фантазия. А ее Лидии Руслановой было не занимать: чего стоят воссозданные певицей заново, в солдатской землянке знаменитые «Валенки»! Или ни с чем не сообразное поэтическое выражение в другом руслановском шедевре «Я на горку шла»: «уморехнулася», которое невозможно ни вспомнить, ни произнести без искренней улыбки.

Как истинному художнику, Лидии Андреевне Руслановой были знакомы и «муки творчества». Она не один раз говорила: «Хорошо петь - очень трудно. Изведешься, пока постигнешь душу песни, пока разгадаешь ее загадку». В этом умении «постичь душу песни», наверное, и заключался секрет ее невероятного успеха, немеркнущей славы. Много позже Лидия Андреевна Русланова любила повторять своим ученицам Л. Зыкиной, О. Воронец и другим: «Пойте, как поется, только осмысленно». И если этого не происходило, ей было достаточно одной только фразы: «Ямщик у тебя не замерз».

Оставив класс вокала в Саратовской консерватории, Русланова продолжала выступать перед рабочими - гвардейцами революции, а затем перед бойцами регулярной Красной Армии в течение всего периода гражданской войны и интервенции. Постоянно совершенствуясь в исполнении русских народных песен, она каждую свободную минуту посвящала самообразованию. Самородок в песне, Лидия Андреевна была самородком в самообразовании. Феноменальное художественное чутье, тонкий вкус Руслановой, не получившей никакого специального образования, поражали многих профессиональных писателей, художников, музыкантов, артистов. Развивала она эти редкие качества систематическим чтением и пытливым знакомством с обширной искусствоведческой литературой. На вопросы корреспондентов, что, кроме пения, является ее любимым занятием, Лидия Андреевна, не задумываясь, отвечала: «Книга».

Начала она собирать свою библиотеку еще в годы гражданской войны. Торговля книгами в ту пору велась не совсем обычно. Люди самых различных профессий выносили книги прямо на улицу. Зато какие здесь были библиографические редкости! Молодой Руслановой удалось приобрести журнал «Современник», издававшийся А.С. Пушкиным, да еще с автографом поэта, а также прижизненное издание «Путешествия из Петербурга в Москву» Александра Радищева. Прекрасные издания Пушкина, Гоголя, Кольцова, Некрасова, Чехова, Фета, Никитина, Льва Толстого стали неизменными и постоянными спутниками ее жизни.

Интерес к литературе не угасал у Руслановой никогда. Добрая и крепкая дружба связывала ее со многими писателями-современниками. Писатель Николай Федорович Погодин, восхищенный рассказами Лидии Андреевны Руслановой, предложил ей написать мемуары. Лидия Андреевна с радостью приняла эту мысль. У писателя и певицы состоялось несколько встреч, во время которых Русланова начала рассказывать историю своей жизни и творческого пути. Смерть писателя прервала эту работу в самом начале. Но Лидия Андреевна, захваченная воспоминаниями, все же написала несколько прекрасных новелл о своем детстве и ранней юности, написала так же искренне, эмоционально, задушевно и ярко, как и все, что она делала.

Изысканный вкус, невероятную интуицию и глубокое понимание живописи обнаружила Русланова и тогда, когда стала собирать собственную коллекцию картин русских художников. Досконально разбираясь в стилях нескольких эпох и зная манеру многих выдающихся живописцев, Русланова могла подолгу спорить со специалистами - подлинник перед нею или копия, не говоря уже об актерах-коллекционерах.

Как-то супруги Нина Васильевна Пельцер и Николай Яковлевич Янет принимали Русланову у себя дома. Хозяин снял со стены свое любимое полотно - «Пастушок» кисти великого Репина - и показал его Лидии Андреевне. Любуясь картиной, она сказала:

-Вещь, что и говорить, преотличная! Только вот ноги у мальчонки не Илья Ефимович писал. - А кто же? - спросил обескураженный владелец картины. - Брат его родной. Ведь произведение это из Псковской коллекции...

Вскоре эксперты подтвердили заключение певицы.

Или другой случай. Однажды актер Владимир Яковлевич Хенкин, много лет выступавший в одной эстрадной программе с Лидией Андреевной, купил старинную картину и пригласил ее зайти, чтобы посмотреть и сказать свое мнение. После обычных приветственных поцелуев Хенкин показал Руслановой полотно полуторастолетней давности в отличной раме - писанное маслом лицо полного мужчины. Восхищаясь мастерством живописца, Хенкин торжественно объявил:

-Тропинин! Портрет Ивана Андреевича Крылова! Уникум! А? Русланова внимательно рассмотрела картину и со вздохом произнесла: - Ну, что не Тропинин, так это и не обязательно: ошибиться может каждый. Но изображен-то и не Крылов. - А кто же? - расстроился Хенкин. - Это, Володя, собственной персоной Михаил Семенович Щепкин! Был у тебя в прошлом такой коллега!.. И в этот раз Русланова оказалась права!

О Лидии Андреевне не зря говорили, что она обладает «врожденным профессионализмом». Обладая незаурядным талантом, Русланова естественно и органично превратилась из любительницы в профессиональную певицу. Как профессиональная эстрадная певица она дебютировала в Ростове-на-Дону в 1923 году. Отгремели бои гражданской войны. Начиналась долгожданная мирная жизнь. И на летней эстраде, в саду бывшего Коммерческого клуба, пела обаятельная русская женщина. Пела о России, о ее красоте и раздолье, о ее замечательных, ярких людях. Молодая Русланова исполняла русские народные песни так вдохновенно и зажигательно, что сразу же очаровала и околдовала слушателей. Первый ростовский концерт прошел с ошеломляющим успехом. Русланова сразу же была замечена на профессиональной эстрадной сцене и уже в следующем 1924 году приглашена солисткой в Центральный дом Красной Армии. Так началось ее полувековое поистине триумфальное шествие по театральным сценам и эстрадным площадкам нашей страны.

С первых же лет своей жизни в Москве молодая Лидия Русланова завоевала искреннюю и горячую любовь столичных зрителей. Ее участие в концертной программе вызывало аншлаг. Слушать ее приходили и ученые, и рабочие, и учителя, и врачи, и студенты. Но совершенно особой, можно сказать, легендарной популярностью пользовалась певица у военных, в армии. На любом воинском концерте, где бы он ни проходил, выступление Руслановой всегда оказывалось «гвоздем» программы. Солдаты и офицеры ее ждали, после выступления вызывали без счета, а потом приносили цветы и писали письма.

Рассказывают, как однажды перед концертом С.М. Буденный спросил: «A кто будет петь?» Когда перечислили артистов, участвующих в концертной программе, военачальник удивился: «А где же Русланова?» «Руслановой в программе нет, - ответили ему. - Русские песни будет петь другая певица. «Других я знать не хочу. Я знаю только Русланову». И ушел.

Не только столичные слушатели, но и взыскательная эстрадно-артистическая и театрально-академическая элита сразу же приняла в свой круг как равную талантливую и жизнерадостную молодую артистку, обладавшую не только прекрасным голосом, но и удивительным обаянием - сценическим и человеческим. Русланова очень дорожила общением с мастерами психологического театра - В.И. Качаловым, И.М. Москвиным, Е.Д. Турчаниновой, училась у них искусству точного, лаконичного и тонкого драматического воплощения характера на эстраде. И преуспела в этом! Мастера Малого театра, в свою очередь, сразу же обратили внимание на актерскую одаренность молодой исполнительницы русских народных песен. Не раз после концертов Руслановой И.М. Москвин, который очень интересовался жестом, особенно народным, просил молодую певицу: «Как это ты руками развела? Покажи!»

Многолетняя дружба связывала Русланову с известной актрисой Малого театра Евдокией Дмитриевной Турчаниновой. По средам у Евдокии Дмитриевны собирались артисты, художники, музыканты, ученые. Здесь обсуждали новые спектакли, культурные новости, рассказывали интересные истории, декламировали, пели. Присутствовавшие на этих вечерах вспоминали, какое истинное наслаждение ощущали, слушая беседы двух замечательных русских женщин - Руслановой и Турчаниновой - о приметах русской старины, народных обычаях и русском языке. Русланова не пропускала ни одного спектакля в Малом театре с участием своей подруги Евдокии Дмитриевны, очень любила слушать сказки в ее исполнении.

В одну из сред у Турчаниновой Лидия Русланова и сама прочитала стихотворение Некрасова «Школьник». Восторженные слушатели, пораженные правдивостью и выразительностью ее исполнения, стали уверять, что она могла бы быть не только чтицей, но и театральной актрисой. Ее стали приглашать в качестве актрисы в Малый театр. Русланова признавалась, что хорошо понимает характер многих героинь А. Яблочкиной, В. Пашенной, Е. Гоголевой и смогла бы их сыграть на сцене Малого театра, творчество которого ей близко по духу. Но страстная любовь и преданность русской народной песне победили. «Я так решила, - говорила молодая певица, - как почувствую, что голос не звучит, на сказы перейду. Буду донские сказы сказывать, былины русские про Бову-королевича, про Илью Муромца, Микулу Селяниновича, Василису Прекрасную и Ивана Царевича... Я их много знаю, еще от бабки своей. Русские народные былины, сказки наши прекрасны!» Но голос Лидии Андреевны звучал до последних дней как «поющий орган»!

На одной из сред у Евдокии Дмитриевны Турчаниновой, уже в послевоенном 1946 году, состоялась встреча двух певиц - Лидии Андреевны Руслановой и Надежды Андреевны Обуховой. Гости попросили обеих певиц спеть. Обухова, аккомпанируя себе на рояле, исполнила несколько романсов. Дошла очередь до Руслановой. «Простите, - сказала она, - но после великой Обуховой я петь не могу, не смею». В устах Руслановой эти слова глубокого уважения одной певицы к другой прозвучали так искренне, естественно и убежденно, что они произвели на всех присутствующих неизгладимое впечатление. Надежда Андреевна Обухова встала и горячо поблагодарила Русланову: «Огромное спасибо вам, Лидия Андреевна, за такие высокие слова обо мне! Но чистосердечно скажу, что, как бы я ни пела, если бы мы стали выступать вместе в одном концерте, то больший успех все равно был бы у вас».

Надо сказать, что Обухова бывала на концертах Руслановой, высоко ценила ее талант, репертуар, сценическое очарование, манеру держаться перед публикой. А восхищенные гости словно ждали ее слов и тут же дружно подхватили: «Вы обе великие певицы, каждая в своем роде, каждая по-своему...» И тогда Лидия Андреевна, ничего не говоря, запела:

Выйду, выйду в чисто поле, Посмотрю, какая даль. Ветры буйные сказали: Ты по милом не скучай. Дайте лодочку-моторочку, моторочку, мотор, Перееду на ту сторону, где милый ухажер...

Обычно в гостях или дома Русланова пела русские романсы «Ямщик, не гони лошадей», «Не пробуждай воспоминанья» и многие другие, но теперь, после романсов, исполненных Обуховой, спела эту незамысловатую народную песню. И привела гостей, в том числе Обухову, в восторг.

«И откуда вы берете такие зажигательные интонации, такой сердечный тон?!» - говорили Руслановой все наперебой.

Любопытно, что в 1961 году, за несколько месяцев до смерти Надежды Андреевны, Лидия Андреевна Русланова по приглашению Обуховой навещала ее. О чем беседовали, что вспоминали, о чем поведали друг другу две самые яркие и запоминающиеся певицы первой половины XX столетий? Нам остается об этом лишь догадываться.

Русланова и сама была хлебосольной, радушной хозяйкой. Требовательная к себе и другим во всем, что касалось творчества, тихая и сосредоточенная перед концертами, в жизни Русланова была щедрой и отзывчивой, веселой и остроумной, общительной и азартной. Наделенная большим чувством юмора, она легко откликалась на шутки и розыгрыши. Но не прощала пошлости и фальши, не любила панибратства и фамильярности.

Когда в доме Лидии Руслановой и ее мужа Михаила Гаркави, одного из лучших конферансье 1920-1940-х годов, собирались дружеские компании, здесь всегда царила атмосфера непосредственного веселья. Русланова очень любила гостей, щедро и вкусно их угощала. Угощение подавалось на стол не нарезанное ломтиками, а прямо целыми окороками, а ее пироги с капустой, по мнению гурманов, были едва ли не самыми лучшими из всех, когда-либо изготовляемых в частных домах столицы. А сколько во время разговора за столом было шуток, юмора, ярких историй и тонких анекдотов!

У одной приятельницы Руслановой очень хорошо получались имитации, дружеские шаржи на общих знакомых-артистов, и Лидия Андреевна часто просила ее изобразить того или иного актера. При этом, разойдясь, неизменно уговаривала: «Ну покажи меня, покажи меня!» И первая заливалась смехом, когда приятельница показывала, как Русланова, готовясь в гости или к выходу, не глядя в зеркало, красила брови и губы - всегда, впрочем, безукоризненно точно - и говорила: «Я свое лицо наизусть знаю. А зеркало уж теперь поздно брать». Смеялась Русланова и тогда, когда приятельница показывала, как она, пробуя приготовленное для званого вечера угощение, находила все недостаточно острым и щедрой рукой сыпала перец и соль, приговаривая: «Вот теперь - полная кульминация».

Лидия Русланова и сама мастерски умела рассказывать всякие курьезные истории и анекдоты. И при этом так ярко изображала каждый персонаж разыгрываемого ею диалога-оценки, что гости буквально рыдали от смеха. Чувство юмора никогда не изменяло Руслановой. Чем труднее становились обстоятельства, тем чаще она смеялась, острила, тем больше старалась поддержать и поднять настроение окружающих. Особенно это ценилось во время финской и Отечественной войн, когда Русланова пела солдатам на передовой. Придет она, бывало, к бойцам в походный госпиталь: «Голубчики мои!» - И такое начнет рассказывать, что все стонут от смеха.

Об общительности и остроумии Руслановой ходило много анекдотов. Вот одна из историй, рассказанных самой Лидией Андреевной. Во время войны выступала она в прифронтовом госпитале и возвращалась в отведенное артистам место отдыха. Дело шло к зиме. Одетую в телогрейку и повязанную платком, ее трудно было отличить от местных жителей. Идет и видит: на поляне трое бойцов крутят патефон и слушают ее «Липу вековую».

-Отдыхаете? - спрашивает она. - Не, мы на посту. - На посту, а патефон крутите. - He твое дело, тетка, проходи. Русланова видит, что ребята ее не узнают, и не может упустить случая разыграть их. - А кто же это поет у вас? - Ну и темная же ты, тетка! Это поет знаменитая Русланова. Неужели не слыхала? - Как не слыхала, когда я и есть Русланова. Тут они подняли ее на смех. А когда поутихли, она серьезно сказала: - Не верите - могу документ показать. - Да документ у тебя, может быть, фальшивый.

- Нy, тогда голос настоящий. - И она запела ту же «Липу вековую». Бойцы, услышав ее голос, так и остолбенели. А потом уж не знали, как и извиниться. И все вместе хохотали.

Все, кому довелось близко знать Лидию Русланову, с восхищением говорили о ней, как о «настоящей русской красавице» - мужественной и жизнерадостной, искренней и неутомимо деятельной, озорной и душевно щедрой. Истинно русские черты ее творческой и человеческой натуры проявлялись во всем. Проникновенная исполнительница народных песен, Русланова и на сцену любила выходить в подлинно русских костюмах и украшениях. В ее театрально-сценической коллекции, которую она собирала на протяжении всей жизни, было множество ярко вышитых сарафанов, нарядных панев, плисовых душегреек, цветастых платков и шалей. Из них певица всегда выбирала тот наряд, который более соответствовал репертуару и вкусам аудитории. Перед учителями одевала строгое русское платье без украшений, а собираясь в деревню, выбирала самый яркий наряд.

История жизни Лидии Андреевны Руслановой

Современники, видевшие Русланову на сцене, утверждали, что национальный костям помогал певице создавать атмосферу естественной выразительности и открытости, а та легкость и свобода, с которыми она пользовалась платьем своих землячек, подчеркивали, как ей близок душевный настрой, искренность и величавость, свойственные русской женщине из народа. Стихами эту одухотворенность и величавость русского женского обаяния в XIX веке описал Некрасов, в XX веке их выразила на сцене своим драматическим мастерством и пением Русланова. «Русским» был даже сам выход певицы на сцену. Стремительно, быстро, не теряя при этом особой русской стати, подходила она к авансцене, останавливалась и с величавым жестом руки перед собой кланялась публике земным русским поклоном - низким, степенным, уважительным. В этом поклоне была и полная самоотдача себя людям, и гордость за высокое искусство, которое она сохраняла и несла народу.

Любила и уважала Русланова своих слушателей, любила и берегла народную песню. Один молодой журналист, друживший с Лидией Руслановой и ее мужем Михаилом Гаркави, вспоминал такой эпизод, произошедший в Ростове-на-Дону. Как-то в свободный день пошли они втроем в Ростовский дом работников искусств на концерт заезжей певицы. На сцене был приглушен свет, и актриса, закутанная в старинную шаль, что-то шептала под «сурдинку». Слышен был только рояль и изредка - какие-то «всхлипы и стоны» певицы. Так она исполняла входившую тогда в моду «интимную песню».

Русланова слушала молча и под конец не выдержала:

- Пойду поговорю с этой шепталкой!

- Ну, сейчас ты увидишь, что такое руслановский характер! Пойдем и мы, а то ведь от Лиды за такое пение может и не поздоровиться! - сказал Гаркави. Русланова подошла к певице и, не дав ей возразить, четко проговорила: - Песню надо петь, а не шептать! Если голоса нет - садись в зал, других слушай. Конечно, ты про любовь поешь, тут кричать вроде бы ни к чему, но хоть любимый-то твой признания должен услышать?! Тогда спасительных микрофонов еще не было и, если певица не имела голоса, обмануть зрителя было невозможно. - И потом, что же ты поешь, любезная моя? Что же это у тебя вся любовь какая-то неудачная: он ушел, она изменила, они не встретились... А радость-то где же? А дети-то откуда берутся? И еще - ты объявляешь: народная песня Сибири! Ты, моя любезная, народную-то песню не трогай! Она без тебя обойдется, и ты без нее проживешь! Вот так, моя любезная.

Заезжая певица не возражала, да и что могла она возразить знаменитой Руслановой!

Спустя некоторое время сама Русланова выступала в полукилометровом сборочном цехе «Ростсельмаша». Концерт вместо предполагаемых тридцати минут продолжался более часа. Цеховое начальство тревожно посматривало на часы, а рабочие дружно просили: «Пой, Андреевна, не сомневайся: мы свое отработаем! Завтра можешь проверить!»

На следующий день Лидия Андреевна позвонила в редакцию, и тот же знакомый журналист рассказал ей, что они дают статью о ее концерте и о том, что в тот день план в сборочном цехе был выполнен на 123 процента. Услышав это, Русланова воскликнула: «Ай, сильна русская песня!» А журналист подумал: сильна и русская певица Лидия Русланова.

Эту способность «вливать в души слушателей настоящий жизненный эликсир, так что любые непреодолимые препятствия начинали казаться преодолимыми», отмечали почти все видевшие Русланову на сцене. Русланова гордо несла в себе силу национального духа, воплощенного в русской народной песне, и передавала ее своим слушателям, которые сразу, раз и навсегда подпадали под власть искусства этой замечательной артистки.

Русланова любила все русское. Каждого, кто приходил к Лидии Андреевне впервые, поражала ее квартира, изящно отделанная в русском стиле. Моды на этот стиль тогда не было и в помине. А у Руслановой в квартире все было только русское: мебель, посуда, скатерти, лучшие образцы народного творчества, картины мастеров отечественной живописи. Показывая гостям картины Шишкина и Малявина, хозяйка говорила: «Они помогают мне петь, навевают настроение. Об этих полях, об этих лесах и реках, об этих малявинских русских женщинах я и пою». Однажды кто-то из близких друзей Руслановой пришел к ней со свертком

-Хочу тебе, Лида, подарить маленький заварочный чайник!

-Железный? - спросила она. - Нет. Фарфоровый. - Русский? - Немецкий. Старинный. Красивый. - Все равно - не надо. Зачем иноземщиной портить мою кухню? - М-да!.. Плохо бы тебе жилось при царе Петре! Он за такую косность боярам бороды брил! - Ну, я - не боярин, и борода у меня не растет. А русский народ, между прочим, потому царей и прогнал, что они свое - родное - презирали

С необычайным достоинством держалась Русланова на официальных приемах. Выступая в своем русском крестьянском уборе перед иностранцами, она выглядела царственно. Не зря ее называли «царицей русской народной песни». «Европу - уважаю, а Россию - люблю до боли», - говорила певица.

До войны жена одного из послов государства - сателлита Гитлера, осмелилась, прощаясь после приема, «преподнести» Руслановой пакет с шестью парами шелковых чулок. Лидия Андреевна выразительно улыбнулась, подчеркнуто вежливо поблагодарила, но закончила такими словами: «Советской актрисе эдаких «подарков», мадам, не делают!» И тут же отдала эти чулки, добавив сто рублей, горничной, которая подала Руслановой ее шубу из роскошных русских мехов.

Лидия Русланова была удивительна «легка на подъем». Неутомимая, деятельная, энергичная, она уже в предвоенные 1930-е годы объездила всю страну. Несколько раз побывала на Дальнем Востоке и Крайнем Севере, в Сибири и Закавказье, на Урале и в Белоруссии, пела перед строителями гигантов первых пятилеток и колхозниками Смоленщины и Рязанщины... В то время мало кто из артистов мог похвастаться такими концертными маршрутами. Ни одна певица не работала столько, сколько Русланова.

Ее голос обладал такой силой и выносливостью, что позволял ей участвовать в четырех-пяти концертах за один вечер. И при этом могли еще быть и сольные концерты. Афиши о концерте с участием Лидии Руслановой всегда вызывали настоящую сенсацию: города выстраивались в очередь, чтобы послушать любимую певицу. Зрители не давали конферансье договорить ее имени - зал взрывался громом аплодисментов. И любимица народа пела, не скупясь, не щадя себя, пела взволнованно, темпераментно, заразительно, празднично, превращая каждую исполненную ею народную песню в подлинный шедевр искусства. Не случайно Л. Утесов сказал: «Ее имя стало почти нарицательным: Русланова - это русская песня».

Когда в стране повсеместное распространение получило радио и разошлись многомиллионные тиражи патефонных пластинок с ее песнями, голос Руслановой стал мгновенно узнаваемым в самых отдаленных уголках. В этом не раз в 1930-е предвоенные годы убеждалась и сама певица.

Однажды во время гастролей в Сибири она решила прогуляться по тайге и заблудилась. На счастье, встретился лесник, который и привел ее в свою деревню. По законам сибирского гостеприимства, он угостил ее пельменями, напоил чаем, в довершение всего, чтобы доставить гостье удовольствие, поставил свою любимую пластинку с песнями Лидии Руслановой. Когда благодарная и удивленная артистка открылась, сбежалась вся деревня, сразу уговорили петь. После концерта, о котором жители отдаленной сибирской деревушки не могли и мечтать, певицу провожали всей деревней на десяти подводах. И всем не верилось: «Сама Русланова!»

Вершиной творческого и человеческого подвига Лидии Андреевны Руслановой стали годы войны, сначала финской, а затем Великой Отечественной. Во время финской войны Лидия Андреевна Русланова в составе концертной бригады выехала на фронт. Это было зимой 1940 года. В Заполярье стояли жесточайшие тридцатиградусные морозы. Работать приходилось в тяжелейших условиях, «путешествовать» приходилось, как попало: то на дрезине, то на автобусе, то на самолете, то на санях, а иногда идти и на лыжах. Не только выступать, но и отдыхать приходилось в ватниках: фанерные домики не прогревались походными печурками. Неудивительно, что многие артисты понемногу приходили в уныние, начинали нервничать. Многие, но не Русланова. Постоянно принимая стрептоцид, чтобы от простуды не потерять голос, Лидия Андреевна не пропустила ни одного концерта. А за двадцать восемь дней концертная бригада дала более ста концертов! Чтобы поддержать дух своих приунывших коллег-артистов, певица вместе со своим мужем Михаилом Гаркави затеяла полудетскую забавную игру, условно названную «ночлежный дом». Каждому придумывалось какое-нибудь смешное прозвище, которое постоянно «обыгрывалось». Это снимало нарастающее нервное напряжение. Сама Русланова очень живо откликалась на имя «Лидочка-Стрептоцид».

Однажды, узнав о маршруте фронтовой бригады с Руслановой, ее вместе с другими артистами «похитили» воздушные асы, доставив сразу после боевого вылета на нескольких бомбардировщиках в свое подразделение. Здесь благодарные поклонники Руслановой не только отогрели артистов в железнодорожных вагонах, но и устроили для нее и всей концертной бригады настоящую русскую баню.

Слава «гвардии певицы» Руслановой прошла вместе с ней по всем фронтам Великой Отечественной войны и долетела до Бранденбургских ворот. Уже в первые недели 1941 года Лидия Андреевна удивила всех знакомых, вернувшись на несколько дней в Москву, как и некоторые мужчины-артисты, в военной форме. Она участвовала в самой первой фронтовой бригаде, пела перед бойцами и командирами на передовой с начала до конца войны. Многочисленные репортажи, фотографии и кадры военной кинохроники сохранили для нас облик Руслановой и фрагменты ее концертов в трудной и опасной боевой обстановке.

Под артиллерийским обстрелом Лидия Андреевна стоит на лесной поляне или кузове грузовика в ярком национальном костюме. Вокруг сотни солдат с оживленными восхищенными лицами. И не удивительно. Любимая народная певица поет им о России, о Волге, о чудесной русской земле, напоминая, кому - родную мать, кому - родную сестру, кому - жену, что ждут не дождутся своих защитников. Красивый, сильный, глубокий, насыщенный голос Руслановой, как и прежде, завораживал и зажигал слушателей, но звучал, пожалуй, чуть мягче, чуть сердечнее. В глазах, светящихся неподдельной добротой, улавливались тревога и печаль. Ведь часто сразу после концерта солдаты шли в атаку.

На одном таком концерте между боями в полусожженном лесу подошел к певице молодой боец и сказал: «Видишь, какие мы чумазые после боя. Но песней своей ты нас умыла, как мать умывает своих детей. Спасибо. Сердце оттаяло. Спой еще». И Русланова запела раздольную русскую песню «Вот мчится тройка удалая». Скоро по команде бойцы ушли в бой. Лес содрогался от взрывов и выстрелов.

Вдохновляя солдат своими песнями, Русланова и сама вдохновлялась их подвигами. Певица помогала фронту всем, чем могла. В разгар войны на свои собственные средства, заработанные во время предвоенных гастролей, Лидия Андреевна Русланова приобрела целую батарею артиллерийской минометной техники и передала все это гвардейскому минометному полку. Можно сказать, что она воевала вместе с солдатами. И не только своими песнями: в опытных руках артиллеристов ее батарея «катюш» «пела» своим слаженным хором.

Однажды командование попросило Лидию Андреевну Русланову петь как можно дольше. Звук с помощью походной радиостанции усилили, так что он стал слышен по другую сторону фронта, и там тоже заслушались пением русской артистки. Концерт увлек врага настолько, что он прекратил обстрел наших позиций. В это время была проведена передислокация наших войск, необходимая для следующего наступления. За этот концерт Лидия Андреевна Русланова была награждена орденом Красной Звезды. А петь пришлось почти три часа.

Русланова обладала редким даром слушать собеседника, и она слушала не из вежливости, а искренне сопереживая и сочувствуя ему. Не удивительно, что в трудное военное время люди особенно тянулись к ней. Выслушав человека, узнав о его беде, Русланова пыталась сразу же найти выход. И вернувшись из поездки на фронт в Москву, на самом деле многим помогала. В дни Великой Отечественной войны о добрых делах певицы не раз писали в газетах и журналах.

В годы всенародной войны артистический и человеческий талант Лидии Андреевны Руслановой вдохнул силы и жизнь не в одного солдата. Вот одна из таких поразительных историй.

В начале войны, в самое трудное время и на самом трудном участке под Вязьмой привели актеров в землянку. Вошли трое солдат. Они отправлялись в разведку и просили спеть им «на посошок». А ночью одного из них принесли тяжело раненного. Молодой солдат стонал в беспамятстве и все звал маму. Села Лидия Андреевна возле него, взяла за руку и запела тихонечко колыбельную «Зыбка». Пела, не сдерживая слез: казалось ей, что это родной сын умирает. Так хотелось вдохнуть в него жизнь! Перестал солдат метаться, а вскоре его увезли... Часто вспоминала Русланова о нем, но так и не могла узнать, остался ли он тогда жив или умер.

Наступила поздняя осень. Концертная бригада была уже на другом участке фронта. Выступала Русланова как-то на открытой лесной поляне. Только запела, вдруг бросается к ней боец с Золотой Звездой на гимнастерке и кричит: «Мама! Мама! Я узнал, я помню, это вы мне пели, когда я умирал». Так Лидия Андреевна узнала, что спасла ее «Зыбка» умирающего солдата.

Снова встретила Русланова своего бойца уже в районе Сухиничей, и снова - раненого. И опять она гладила его окровавленную руку, а он говорил ей: «Теперь я верю, что доживу до Победы, если нашел вас, если, раненый, дополз».

И вот - долгожданная победа. Последний военный концерт. Концерт уже заканчивался. Русланова пела русскую песню «Степь широкая» и увидела, что кто-то, расталкивая людей, все ближе пробирался к артистам. И вдруг бросился к певице прямо на ступени. Русланова сразу узнала своего бойца, хоть и возмужал он - офицером уже стал, вся грудь в орденах. Подняла она его руку и радостно крикнула: «Смотрите! Вот русский солдат! Умирая, он верил в победу. И он дошел до Берлина. Он победил».

Счастливая финальная встреча в этой подлинной истории произошла не на театральных подмостках, а на ступенях поверженного рейхстага. Там же, на самом знаменитом в своей жизни концерте - у Бранденбургских ворот - Лидия Андреевна Русланова спела и свои знаменитые «Валенки». Песню пришлось повторить несколько раз. И каждый раз ее исполнение сопровождалось восторженным «ура» и оглушительными аплодисментами. Еще бы! Солдаты, штурмовавшие Берлин, хорошо помнили, сколько верст пришлось «отмахать» от заснеженного Подмосковья до столицы фашистского рейха в валенках, о которых пела Русланова - «не подшиты, стареньки».

Замечательно, что руслановский вариант «Валенок», не похожий ни на какие ранее известные напевы, обрел свою новую жизнь тоже в годы войны. Пела однажды Русланова бойцам и видит: у одного молоденького солдата валенки, как говорится, на одном честном слове держатся. Вспомнила она саратовские частушки про валенки и завела их тут же, только по-своему... Рождение песни приняли с восторгом, и вошла она в репертуар Руслановой на всю жизнь, став своеобразной визитной карточкой певицы...

Первый концерт в захваченном Берлине продолжался до глубокой ночи. Весть о нем разнеслась мгновенно, и в течение нескольких часов к рейхстагу прибывали все новые и новые бойцы и командиры. Прославленный маршал подошел к актрисе, снял с груди боевой орден и отдал его певице в знак большого признания.

Появление знаменитой русской певицы в национальном костюме у здания поверженного гитлеровского рейхстага произвело такое сильное впечатление, что и после окончания концерта бойцы долго не расходились. Они протянули ей уголь и попросили расписаться на колонне рейхстага рядом с именами первых солдат, ворвавшихся в логово фашизма. И Русланова вывела углем свое имя, имя первой русской актрисы, воспевшей Победу, в столице разгромленного врага.

День 2 мая 1945 года, когда состоялся этот неповторимый концерт, Лидия Андреевна запомнила навсегда, а снимок, запечатлевший ее поющей на ступенях рейхстага в окружении воинов-победителей, хранила всю жизнь. Да, такие события не забываются! И Русланова много писала об этом в последующие годы.

В годы войны Лидия Андреевна Русланова стала женой Героя Советского Союза, генерал-лейтенанта Владимира Викторовича Крюкова. Как-то раз после фронтового концерта к певице подошел известный военачальник, командир кавалерийского корпуса Владимир Викторович Крюков и предложил пройтись, пока на позициях было затишье. Чуткая Русланова сразу поняла, что он хочет поделиться с ней чем-то сокровенным, и согласилась. Они прогуливались, ведя интересную беседу. Вдруг генерал остановился и прислушался, прервав разговор на полуслове:

-Тише, послушайте... - Ничего не слышу. - Ребенок плачет, девочка... - Показалось. - Нет, нет, плачет.

Действительно, где-то далеко, за линией фронта, можно было скорее догадаться, чем отчетливо услышать: плачет ребенок. Русланова удивилась, как мог человек, привыкший к грохоту войны, уловить этот едва слышимый плач, да еще во время оживленного разговора?

-У меня дочка в Ташкенте... одна... совсем маленькая... Так тоскую о ней.

Лидию Андреевну настолько поразил искренний тон, каким были сказаны эти слова, что она неожиданно для обоих сказала: - Я выхожу за вас замуж. - Не верю этому! - воскликнул Владимир Викторович и, опустившись на колено, поцеловал ей руку.

Через некоторое время они действительно стали супругами, а в один из промежутков между концертами Лидия Андреевна поехала в Ташкент и забрала девочку, которая сразу поверила, что она и есть ее родная мать. Да и как этому было не поверить! Никогда не забывая свое горестное сиротское детство, Лидия Андреевна обратила все свое неизрасходованное материнское чувство на удочеренную Маргошу Крюкову. И матерью она оказалась заботливой и внимательной, нежной и мудрой. Все годы между Лидией Андреевной и Маргошей не исчезало самое важное, самое ценное - теплота отношений и взаимопонимание. Лидия Андреевна по праву могла гордиться письмами, которые получала от дочери в разлуке: «Дорогая мамочка, вдали от тебя мне так печально и так не хватает твоих мудрых советов и твоей доброй ласки».

Встретившись на фронте в самое суровое время, Лидия Андреевна Русланова и Владимир Викторович Крюков последующие двадцать пять лет поровну делили и дни счастья, и дни горя... Несгибаемая воля и стойкость истинно русского женского характера позволили Руслановой выдержать суровые испытания, обрушившиеся на ее семью уже в мирные послевоенные годы. Никакие несчастья не сломили, не опустошили и не ожесточили ее. Лидия Андреевна сохранила свой талант, осталась верной своему призванию, и до последнего дня работала много, неутомимо, самозабвенно - «на века».

В 1960-е годы голос Руслановой снова зазвучал в радиоэфире, она принимала участие в фестивалях советской песни, выступала на концертных площадках страны. В 1963 году Лидии Андреевне предложили сделать несколько передач на телевидении: ответить на бесчисленные письма и попеть. Эти руслановские передачи, ее задушевный разговор со зрителями и пение для «зала» на всю страну, превратились в незабываемое культурное событие, о котором поэт Евгений Евтушенко написал в своем стихотворении «Руслановские валенки»:

В двухсотмиллионном зале Русланова по телевидению, И все, что глаза не сказали, Подглазные тени выдали. Немолодые плечи и волосы, В глубоких морщинах - надбровье, И все же в искусстве нет возраста, Когда оно голос народа... Ах, Русь, причитай, голоси, От горестей песнями вылечись! Мы право на песни Руси Имеем, как негры - на «спиричуэлс». И мы отстоим тебя, Дон, И мы отстоим тебя, Волга, От пошлых эстрадных мадонн Всемирно безликого толка. Не выдадим песню свою, Как мы отстояли навеки В Отечественную войну Отечественные реки, Когда мы с «Ура!» хоровым И с песнями в глотках рисковых Рванули вперед на Берлин Из страшных снегов подмосковных В валенках, в валенках, В неподшитых, стареньких...

Своим чисто национальным исполнением русских народных песен Лидия Андреевна Русланова создала такой музыкальный эталон, который, по словам Е. Евтушенко, был актуален в 60-е годы XX столетия так же, как в 20-е, 30-е и 40-е годы. Этот непреходящий музыкальный эталон актуален и в XXI веке. Режиссер И. Субботин, готовивший к тридцатилетию Победы фильм «Искусство - солдату» и просмотревший тысячи метров пленки военной хроники, посвященной выступлениям на фронте всех наиболее популярных артистов того времени, был поражен впечатлением абсолютной современности Руслановой, настолько совершенными были ее исполнение и артистичность: предельная самоотдача, эмоциональная насыщенность, естественность жеста и пластики.

Это чувствовали и понимали многие. В начале 1970-х годов Лидии Андреевне Руслановой предложили сняться в фильме «Я - Шаповалов», посвященном Великой Отечественной войне. По замыслу режиссера, Русланова должна была петь солдатам в лесу, на привале. Лидия Андреевна сначала отказалась. «Если бы это было тридцать лет назад...» - сказала она. Но режиссер убедил ее: никто лучше ее не справится с этой ролью. Да и самой Руслановой захотелось еще раз вернуться в военное время, в годы необыкновенного патриотического и духовного подъема.

Перед съемками она очень волновалась и уговорила режиссера не снимать ее лица, хотя выглядела очень хорошо. Ее сняли со спины, в отдалении. Но пела она так же завораживающе, задорно, зажигательно, как и тридцать лет назад, и снимающимся в этом эпизоде молодым солдатам не надо было играть, что Русланова им нравится. Певица действительно им нравилась, как нравилась она и их отцам и дедам на настоящем фронтовом концерте!

Сама Лидия Андреевна говорила после съемок: «Ох, как живо вспомнились мне годы войны! Окопы, землянки, поляны, госпитали, клубы осажденного Ленинграда - где только не приходилось петь!»

В последние годы жизни Лидия Андреевна часто болела, жаловалась на сердце. Ее отвозили в больницу, но, не выдерживая больничной обстановки, она самовольно уходила домой. Чувство юмора не изменяло ей и в эти дни. Когда ей звонили домой и спрашивали, как она себя чувствует, обычно отвечала: «Шевелюсь».

В августе 1973 года Русланову пригласили участвовать в эстрадных концертах на больших стадионах. Гастроли проходили в южных городах и заканчивались в Ростове-на-Дону, в городе, где полвека назад она дебютировала как профессиональная певица. Лидия Андреевна приняла приглашение, хотя лето в том году выдалось необычайно жарким. Родственники и близкие друзья утверждали, что она обладала уникальной интуицией. Быть может, она предчувствовала, что это последние ее гастроли?

Там, в Ростове, и состоялся последний концерт Руслановой, который превратился в подлинный триумф певицы. Круг почета, совершаемый по дорожке стадиона, пришлось повторить несколько раз. Зрители, стоявшие в проходах амфитеатра, а также поклонники, которые заняли места на холмах поближе к стадиону, восторженно встречали медленно двигавшийся открытый автомобиль, на котором стоя ехала любимая певица, улыбкой приветствуя слушателей.

А в сентябре Лидии Андреевны Руслановой не стало. В последний путь ее пришло проводить такое множество народа, что было остановлено движение транспорта у Новодевичьего кладбища в Москве. Ушла из жизни удивительная русская женщина - одаренная, красивая, волевая. Осталась бессмертная русская легенда, одна из самых прекрасных в истории отечественного искусства.

tunnel.ru

Лидия Андреевна Русланова: биография, история жизни, творчество и лучшие песни

Кто такая Русланова Лидия Андреевна? Биография, кратко излагающая жизненный путь этой выдающейся артистки, могла бы выглядеть примерно так: знаменитая исполнительница русских народных песен, ровесница XX века, испытавшая на себе все крутые повороты российской истории в его первой половине. Она познала сиротство и нищету, славу, богатство и всенародное обожание, а также ужас сталинских тюремных застенков и унизительное для любой человеческой личности лагерное существование. Но русская певица Лидия Андреевна Русланова сумела вновь, вопреки всему, вернуться к активной творческой работе. И не прекращала ее до самой смерти.

Лидия Андреевна Русланова: биография

Детство и юность ее прошли в Саратовской губернии. Она родилась в 1900 году, в крестьянской семье Андрея и Татьяны Лейкиных. При рождении девочку назвали Прасковьей (по другим сведениям, Агафьей). От отца-мордвина Прасковье достались темные миндалевидные глаза, продолговатое «некурносое» лицо и густые темные волосы.

Отец девочки работал грузчиком на одной из волжских пристаней, мать ухаживала за тремя детьми. Вместе с ними жили родители мужа - мать Дарья Лейкина и отчим Дмитрий Горшенин, который, как выяснилось впоследствии, не очень то жаловал приемного сына.

Россия вообще, а Поволжье в особенности, славится своими песенными традициями. Песни сопровождали русского человека в течение всей жизни: от рождения и до смерти, русские люди пели и во время работы, и на отдыхе, в деревнях и в городах. Так и маленькая Прасковья Лейкина с детства впитывала в свою душу русские напевы. Повезло ей в том плане, что брат отца, дядя Яков, был настоящим певческим самородком, вероятно, из той породы народных (не по званию, а по происхождению!) артистов, которых описал еще Иван Тургенев в рассказе «Певцы» (кстати, главным героем рассказа является как раз Яша Турок). Знатной певицей была и бабушка Дарья, так что свой певческий талант Русланова унаследовала по отцовской линии.

Испытания детства и юности

После расставания с советским прошлым в России одно время было модным идеализировать жизнь в царской России в начале ХХ века. И промышленность тогда, мол, развивалась, и работы было достаточно, а в обществе царила социальная гармония. А все это благополучие якобы разрушили «проклятые большевики». Ярким примером такого подхода является документальный фильм Станислава Говорухина «Россия, которую мы потеряли». Однако знакомство с фактами, которые содержит биография Руслановой Лидии Андреевны, опровергает этот расхожий взгляд.

Судите сами, читатель. В 1904 году начинается русско-японская война, и Андрея Лейкина, отца троих малолетних детей, в первый же рекрутский набор забирают в армию. Причем, как свидетельствует исследователь биографии Руслановой писатель Сергей Михеенков в своей книге «Лидия Русланова. Душа-певица», устроил это именно отчим, хотя служить должен был младший бездетный брат Андрея Лейкина Федот. Но старообрядец-отчим был настоящим семейным деспотом, в доме ему никто не смел перечить (да и как возражать, если оппонент утверждает, что им руководит сама божья воля!)

Дальше все пошло еще хуже. Мама Прасковьи, чтобы прокормить детей, устраивается работать на кирпичный завод в Саратове. Думаете, ей предложили легкий труд? Ничего подобного, поставили на такую тяжелую работу, на которой она менее чем за год надорвалась, заболела и слегла. А вскоре и умерла, оставив троих малолетних сирот.

Вскоре пришло и уведомление о пропаже отца без вести на фронте. В действительности история, произошедшая с ним, в полной мере характеризует бесправие низов общества в тогдашней России, а также полное отсутствие системы социальной защиты. Оставшись безногим инвалидом, не имея никакого вспомоществования со стороны властей, он не видел возможности вернуться в семью, так как был бы для детей и для своих родителей (особенно для отчима-старовера) дополнительной обузой. Поэтому, приехав в Саратов, он нищенствовал, прося подаяние на ступенях храма. Вот такая «социальная гармония» в русском варианте.

Уличная певица

Как же сложилась после потери родителей биография Руслановой Лидии Андреевны? Дед-старовер после пропажи пасынка на войне и смерти снохи перенес свою нелюбовь к Лейкиным на старшую внучку Прасковью, издевался над ней и бил девочку. Об этом узнала бабушка со стороны матери, жившая в соседней деревне, которая и забрала ее к себе вместе с маленьким братом. Но бабушка сама бедствовала и к тому же вскоре ослепла. Вот и стала шестилетняя Прасковья малолетней нищенкой, вместе со своей слепой бабушкой ходила по улицам Саратова и окрестным деревням, пела народные песни, а бабушка просила подаяние. На их счастье, у девочки оказался необычайно чистый и сильный голос вместе с идеальным музыкальным слухом. Плюс необычайно цепкая память, так что малолетняя уличная певица радовала публику широким репертуаром деревенских и городских песен, а слушатели платили ей чем могли.

Прошел год такого «счастливого творчества». Умерла, не выдержав мытарств и лишений, бабка, а семилетняя девочка продолжала петь на улицах. Но видимо, в это время провернулось-таки какое-то колесико в «небесной канцелярии», и на бедную сироту обратила внимание сердобольная вдова-чиновница, присутствующая однажды среди уличных слушателей ее пения. Ее усилиями все трое малолетних сирот Лейкиных были пристроены в различные приюты, причем старшей Прасковье пришлось навсегда изменить имя и фамилию, став Лидией Руслановой. Это было сделано для того, чтобы устроить девочку в хороший приют при одной из центральных церквей Саратова, где был собственный церковный хор, в который набирали талантливых воспитанников. Но вот беда, в приют не брали крестьянских детей-сирот (видимо, потому, что в «благополучной» царской России их было огромное количество), а настоящее имя и фамилия девочки выдавали ее крестьянское происхождение. Поэтому и пришлось ей, чтобы выжить, отказаться от собственного имени.

Первые успехи

Как жила после этого Лидия Андреевна Русланова? Биография ее складывалась под влиянием ее же таланта. В приюте маленькую Лиду сразу приняли в хор и сделали солисткой, она стала учиться в церковно-приходской школе. С хористами занимался профессиональный регент, видимо, именно благодаря его усилиям у Лиды и появился так хорошо «поставленный» голос, который и принес ей в дальнейшем всенародную славу.

А пока что маленькая солистка пела в хоре церковные песнопения. Уже тогда ее искусство оказывало на слушателей почти магическое воздействие. В храм, где она выступала, стекались любители церковного пения со всего Саратова послушать малолетнюю певицу по прозвищу «Сирота», так и говорили: «Пойдем на Сироту». Известный советский драматург и киносценарист И. Прут, познакомившийся с Лидией в детстве, оставил восторженные воспоминания о ее пении в храме. Кстати, с его слов известно, что инвалид-отец Лиды просил подаяние на паперти этого храма, но ни он, ни дочь не показывали своего родства, ведь официально она числилась круглой сиротой, и это давало ей основание находиться в приюте.

Так продолжалось несколько лет. Но в церковных приютах детей держали недолго. Как только ребенок подрастал, его отдавали учеником на какое-нибудь предприятие. Так случилось и с Лидой. Едва ей исполнилось двенадцать, она стала полировщицей на мебельной фабрике. Но здесь ее уже знали, некоторые слышали ее пение в церкви, поэтому многие просили малолетнюю работницу спеть, а взамен помогали ей выполнять задания.

В один из таких импровизированных концертов ее услышал профессор саратовской консерватории Медведев, приехавший на фабрику за мебелью. Он пригласил молодое дарование на занятия в консерваторию, и Лида пару лет посещала его класс. Здесь она получила азы настоящего музыкального образования.

На «германской войне» и в годы революции

Как дальше продолжила свою жизнь Лидия Андреевна Русланова? Биография ее круто изменилась с началом Первой мировой войны. Начало ее многие россияне восприняли с энтузиазмом. Ведь объявила войну России именно Германия, в ответ на жесткие требования прекратить нажим на Сербию, которая всегда воспринималась как братская страна и союзник. Совершенно естественно, что общая волна энтузиазма захватила и Лидию. Едва дождавшись шестнадцатилетия, она нанимается сестрой милосердия в санитарный поезд. Здесь она также пела, но уже для раненых.

К периоду службы сестрой милосердия относится и первый неудачный брак Лидии. Избранником ее стал красавец-офицер Виталий Степанов, который был вдвое старше своей юной жены. В результате этого замужества у Лидии весной 1917 года родился сын. Лидия любила своего мужа и хотела нормальной семейной жизни, но после октября 1917 года это стало невозможным. Слишком яркой, вызывающе дворянской была внешность Виталия Степанова, чтобы он мог вписаться в жизнь в большевистской России. Поэтому вскоре после революции он исчез и увез с собой сына, фактически украл его у родной матери. Больше ни его самого, ни своего сына Лидия так никогда и не увидела.

Как же в дальнейшем, в годы Гражданской войны, жила Лидия Андреевна Русланова? Биография ее оказалась связанной с новой, советской Россией. Муж-беглец сделал свой выбор, а Лидия – свой. С 1918 года она стала гастролировать в частях Красной армии в составе концертных бригад. Вот где пригодились навыки профессионального мастерства, полученные в Саратове. Выступления коллектива, в котором работала Русланова, пользовались неизменным успехом. Репертуар ее состоял из двух больших песенных блоков: народных песен в оригинальной «руслановской» интерпретации и городских, т. н. жестоких романсов вроде «Окрасился месяц багрянцем» или «Вот мчится тройка удалая». Среди почитателей ее таланта в те годы значились знаменитые герои Гражданской войны, например Михаил Буденный.

Во время гастролей по Украине Лидия знакомится с молодым чекистом Наумом Науминым, который был приставлен для охраны их концертной бригады. Вскоре он стал ее мужем, и этот брак продлился почти десяток лет.

Кто был ничем, то станет всем

Эти строчки коммунистического гимна «Интернационал» в полной мере применимы к судьбе нашей героини после окончания Гражданской войны. Вместе с мужем она переезжает в Москву (Наумин получил должность в центральном аппарате ВЧК). У них удобная квартира, муж получает приличное жалованье. Как же воспользовалась этим подарком судьбы Лидия Андреевна Русланова? Биография ее свидетельствует, что в полной мере. Она заводит знакомства в среде московской богемы, берет уроки у пения у знаменитых певиц Большого театра и продолжает гастролировать. Чаще всего ее гастроли проходят на юге, в Ростове-на-Дону и других больших южных городах. Там не так голодно, как в центре России, публика более зажиточная и не скупится на покупку билетов на концерты. Русланова хорошо зарабатывает, у нее огромная работоспособность, концерты она может давать ежедневно в течение целого месяца.

В этот период положено начало ее знаменитой коллекции картин, редких книг, антиквариата и драгоценностей. Нищая крестьянская дочь, круглая сирота, никогда не имевшая ни своего дома, ни приличного заработка, вдруг становится состоятельной дамой, красиво и дорого одетой, хлебосольной хозяйкой, всегда щедро угощающей многочисленных гостей их с Науминым московской квартиры (в перерывах между гастролями).

Взлет к вершинам популярности

К 1929 году относится ее знакомство с Михаилом Гаркави, знаменитым конферансье и, как бы сегодня сказали, профессиональным арт-менеджером. К тому времени концертная деятельность Руслановой превратилась в серьезный, выражаясь современным языком, шоу-бизнес, который остро нуждался в грамотном организаторе. Ей требовался такой человек, как Гаркави, а тому, в свою очередь, такая звезда, как Русланова, на его собственном небосклоне. Оба они нуждались друг в друге, а потому решились соединиться в супружескую пару, составив творческий и жизненный союз. Наумин все понял правильно и не препятствовал Лидии. Они мирно развелись.

Под руководством Гаркави концертно-гастрольная деятельность Руслановой в 30-е годы приобрела наибольший размах, она стала поистине всенародно известной певицей. В продаже появились грампластинки с ее записями. Голос Руслановой звучал тогда в каждом доме, где был патефон, ее записи часто передавались по всесоюзному радио.

Одну из таких передач услышал и живущий в эмиграции Федор Шаляпин. Он был восхищен ее певческим талантом и голосом и передал Лидии Андреевне свои искренние поздравления.

При всей своей известности она не была «придворной» сталинской певицей, как многие знаменитые исполнительницы того времени. Не любила официальных мероприятий и концертов перед представителями партхозноменклатуры. Широко известна ее смелая реплика, высказанная самому Сталину, когда на одном из концертов в Кремле, от которого нельзя было отказаться, вождь пригласил ее к своему столу и предложил угоститься фруктами. На что Лидия Андреевена ответила, что сама она не голодна, а вот ее земляков с Поволжья, которые голодают, накормить было бы неплохо. Тогда эта ее выходка немедленных последствий не имела, но, как известно, «вождь всех народов» никогда ничего не забывал и никому ничего не прощал.

Была со своим народом во всех испытаниях

Русланова Лидия Андреевна, биография, история жизни которой нами исследуется, неотделима в сознании наших людей (по крайней мере представителей старшего поколения) от военного времени. Война для Руслановой, как и для всего русского народа, стала и временем величайших испытаний силы духа и сил физических, и одновременно вознесла ее личность в ранг настоящего национального символа. Ее самоотверженный, подвижнический труд во все годы войны остался навсегда в памяти народной, и эту память уже не могло стереть ни забвение власти, ни годы заключения, ни новые послевоенные веяния в искусстве и самой жизни.

Образ Руслановой, исполняющей в прифронтовой полосе песни для бойцов с импровизированной сцены в виде кузова «полуторки» с откинутыми бортами, стал в памяти поколений такой же знаковой приметой военного времени, как аэростаты в небе над Москвой, перечеркнутом лучами прожекторов, или противотанковые «ежи» на городской улице. Наверное, ни один из артистов того времени не отдал столько сил фронту, не проехал столько сотен тысяч километров по прифронтовым дорогам за четыре военных года, как Русланова. Именно ей была предоставлена маршалом Жуковым честь дать 2 мая 1945 года концерт на ступенях поверженного рейхстага в Берлине. И закономерным с какой-то высшей точки зрения является то, что сама война помогла ей, сорокадвухлетней, трижды побывавшей замужем женщине встретить свою настоящую, так долго ожидаемую любовь.

В 1942 году она гастролировала в первом гвардейском кавкорпусе, которым командовал генерал Владимир Крюков, бывший бравый гусар Первой мировой войны, лихой красный кавалерист войны гражданской и, наконец, генерал войны Великой Отечественной. Можно сказать словами Михаила Булгакова, что любовь напала на них так же внезапно, как убийца с ножом в подворотне. Роман их развивался так стремительно, что уже при первой встрече наедине они договорились пожениться.

Михаил Гаркави проявил благородство и отошел в сторону, оставшись добрым другом Лидии Андреевны до конца своих дней. Сама же она стала преданной женой генералу Крюкову и заботливой приемной матерью его единственной пятилетней дочери Маргоше, мать которой умерла еще до войны.

Трофейное дело

Лидия Андреевна Русланова, биография и песни которой так ярко отображали ее самобытность и истинно русский национальный характер, перенесла после войны еще одно страшное испытание, а именно лишилась свободы на несколько лет. Как это произошло? Здесь завязался в тугой клубок целый огромный узел противоречий, накапливаемых десятилетиями, который был «разрублен» диктаторской сталинской властью со всей присущей ей решительностью и жестокостью.

Что это за противоречия? Прежде всего между показным, декларируемым в основных идеологических установках равенством всех советских граждан и вопиющим неравенством их в действительности, созданием возможностей для партийной, хозяйственной и военной верхушки страны обогащаться и обеспечивать себе уровень жизни на несколько порядков выше, чем у основной массы граждан. После войны это противоречие стало просто кричащим, ведь советский генералитет после победы сосредоточил в своих руках огромные богатства, попавшие в распоряжение оккупационных властей на территории Германии и стран Восточной Европы. Бесценные произведения искусства, предметы антиквариата, драгоценности стали наполнять дачи и квартиры многих советских офицеров и генералов, включая и высших военачальников. Не стал исключением и генерал Крюков, причем немалую роль в накоплении богатства генеральской четы играла именно Лидия Русланова с ее огромными связями в среде людей искусства и неплохим пониманием потенциальной ценности той или иной вещи.

Поначалу Сталин и его ближайшее политическое окружение не препятствовали этому и даже поощряли подобную практику, Но это был лишь тонкий тактический ход гениального политического интригана. Наблюдая (посредством спецслужб), как обрастают советские генералы бесчисленными предметами роскоши, он потирал руки в предвкушении того, как сможет предъявить им обвинения в моральном разложении и незаконном обогащении. Ведь он панически боялся их заговора против себя и своей власти. И эти опасения были вполне обоснованны. Многие из прошедших войну генералов не могли простить Сталину предвоенных репрессий, считали его виновным в позорных поражениях первых двух лет войны, стремились избавиться от постоянного страха впасть в немилость к вождю. Но некоторые из них скомпрометировали себя, присваивая себе трофейные ценности и делая это зачастую в обход даже весьма лояльных официальных процедур. И Сталин не преминул этим воспользоваться.

Осенью 1948 года была арестована большая группа генералов и офицеров, в основном из числа сослуживцев маршала Жукова в бытность его командующих оккупационными войсками в Германии. Среди них был и Владимир Крюков. В один день с ним была арестована и находившаяся на гастролях в Казани Лидия Русланова (а заодно и два ее аккомпаниатора и конферансье, так сказать, «за компанию»).

«Дай бог, чтобы твоя страна тебя не пнула сапожищем...»

В чем обвинялась Лидия Русланова? Биография и творчество ее были настолько прозрачны, а происхождение настолько пролетарским, что, казалось бы, уж к ней-то у пресловутых «органов» не должно было быть претензий. Так вот, кроме стандартного обвинения в антисоветской пропаганде, ее обвинили в незаконном присвоении трофейного имущества. Вот где «аукнулась» тяга к роскоши, которую сначала поощряла сама сталинская власть, а затем за нее же и наказала своих, пусть даже и мнимых оппонентов.

Но главное, чего добивались следователи, - это оговора подследственными маршала Жукова. Именно он был главной целью всего этого масштабного мероприятия. К чести Лидии Руслановой следует сказать, что вела себя она достойно и на сделку с совестью не пошла. То же самое можно сказать и о генерале Крюкове, которого истязали в следственных тюрьмах КГБ аж четыре года и осудили на 25 лет только в начале 50-х годов.

Лидию Русланову по приговору, кроме трофейных ценностей, лишили и всего имущества, которое она накопила за три десятка лет каторжного труда на сцене. У нее конфисковали коллекцию картин русских художников (потом ее удалось вернуть), мебель, антиквариат, редкие книги и, главное, шкатулку с бриллиантами, которые она собирала еще со времен революции. Для того чтобы набросить срок лишения свободы, к ней и ее мужу генералу Крюкову, кроме стандартной статьи УК РСФСР 58-10 «Антисоветская пропаганда», был применен пресловутый Закон «О колосках» от 7 февраля 1932 г., который квалифицировал хищения как контрреволюционную деятельность.

На пять лет Лидия Русланова исчезла со сцены. Всякие упоминания ее имени в прессе и на радио прекратились. А в обществе стали распространяться подлые слухи, что Русланову и ее мужа взяли «за барахлишко». Сама же она провела эти годы сначала в Озерлаге под Тайшетом, а затем в знаменитом Владимирском централе (постарался один из лагерных охранников, написавший донос, что Русланова и в лагере ведет антисоветскую агитацию).

После смерти Сталина и смещения Берии вновь занявший важное положение Жуков поднял вопрос о пересмотре дела Крюкова и Руслановой. Эта семейная пара была реабилитирована самой первой из миллионов узников ГУЛАГа. Они вернулись в Москву в августе 1953 года.

Заключение

После освобождения Русланова прожила еще 20 лет, пережив на 14 лет мужа, так и не оправившегося от последствий пыток. Она вновь вернулась на сцену, много гастролировала, снова неплохо зарабатывала. При всем этом она оставалась как бы в стороне от общего направления развития советской эстрады, не стремилась модернизировать свой репертуар, продолжала выступать в традиционных народных костюмах. Многим тогда ее стиль казался архаичным, но Русланова оставалась верна самой себе и своему вечному, как теперь стало ясно, глубоко народному искусству.

Что значит для сегодняшних россиян это имя – Русланова Лидия Андреевна? Биография, фильмография ее, ограниченная несколькими короткометражными фильмами, не дают полного представления о ее таланте, о степени популярности в народе в свое время. Но есть звукозаписи, которые сохранили ее замечательный голос, неповторимую манеру исполнения. Слушайте их, читатель. И если есть в вашем сердце те самые «русские струны», о которых упомянул Тургенев в своих «Певцах», то они обязательно отзовутся на голос Руслановой.

fb.ru


Смотрите также