Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Лившиц матвей игоревич нейрохирург биография


Спасение жизни девочки с черепно-мозговой травмой | Морозовская ДГКБ ДЗМ

В новогоднюю ночь, в Морозовской больнице в отделении нейрохирургии спасли жизнь семимесячной девочке с черепно-мозговой травмой.

Со слов мамы, в ночь с 31 декабря на 1 января, ее ребенок 7,5 месяцев упал с кровати и ударился головой о пол. Мама услышала плач и сразу же прибежала в комнату, подняла ребенка и успокоила. При осмотре места ушиба на голове, следов травмы не обнаружила. Через полтора часа девочка стала беспокойно себя вести, заплакала, обильно срыгнула пищу и потеряла сознание. Родители незамедлительно вызвали скорую помощь и ребенка отвезли в областную больницу г. Долгопрудного. В больнице был проведен врачебный осмотр и КТ исследование, показавшее наличие большой гематомы, которую срочно необходимо было оперировать в специализированном детском нейрохирургическом стационаре. За время, поиска профильного стационара, состояние ребенка ухудшалось. Многие медицинские учреждения отказали в оказании медицинской помощи ребенку, ссылаясь на праздничные дни. Перевод девочки в нейрохирургическое отделение Морозовской детской больницы был согласован с заведующим отделения Лившицом Матвеем Игоревичем. Ребенок был доставлен в нашу больницу в реанимационное отделение.

При поступлении в реанимационное отделение состояние ребенка было очень тяжелым, вялость, заторможенность, по данным анализа крови отмечался низкий уровень гемоглобина. В отделении реанимации ребенка интенсивно начали подготавливать к нейрохирургической операции: провели интубацию, перевели на искусственную вентиляцию легких, начали проводить трансфузию крови. После проведения необходимых реанимационных мероприятий в полном объеме девочку перевели в операционную. Нейроирургической бригадой в составе заведующего отделением Лившица Матвея Игоревича, нейрохирурга Чмутина Кирилла Геннадьевича и врача-анестезиолога Леонтьева Михаила Александровича ребенку была проведена Костно-пластическая трепанация правой теменно-затылочной области с удалением эпидуральной гематомы. В ходе операции, установлено, что глубина вдавления в месте ушиба составила 5 см, удалена гематома объемом 120 мл. Жизнь маленькой девочки была спасена. После операции, ребенок на четвертые сутки, в стабильном состоянии, из отделения реанимации был переведен в нейрохирургическое отделение. За период госпитализации, состояние девочки заметно улучшалось, отмечалась положительная динамика в виде регресса тетрапареза, объем двигательных функций конечностей восстановился. В отделении нейрохирургии с ребенком ежедневно проводятся занятия лечебной физкультуры. На сегодняшний день неврологические нарушения выражены в минимальной степени и ребенок в скором времени будет выписан домой под наблюдение невролога по месту жительства.

P. S. Подобные травмы у детей до года жизни достаточно типичны, нередко такие падения сопровождаются травмой головы, но не часто подобные травмы сопровождаются переломом черепа и формированием эпидуральной гематомы. В год в отделении нейрохирургии лечатся до 10 человек с подобными травмами, среди них, дети до года 2-4 человека.

Слова благодарности мамы пациентки:

Я хочу поблагодарить за профессионализм, за человечность по отношению к моему ребенку, потому, что все таки в разгар праздника, и с таким тяжелым диагнозом принять моего ребенка и так успешно прооперировать не каждый сможет, даже профессор. Я искренне благодарю Матвея Игоревича за спасение моего ребенка, это такой подарок, я безумно рада и счастлива. Операция прошла на столько успешно, что у моего ребенка на следующий день, как привезли из реанимации сразу же появилась положительная динамика в двигательной активности туловища ручек и ножек за такой короткий срок после операции.

xn--90adclrioar.xn--p1ai

Детская нейрохирургия – операции больших надежд

Более 1,5 тысяч маленьких пациентов прошли лечение в Центре детского инсульта за эти годы.

Заведующая Центом И.О. Щедеркина

Диагностика здесь начинается прямо в приемном отделении центра, где находится аппарат КТ с ангиографией для быстрой и точной диагностики инсульта. Более 1,5 тысяч маленьких пациентов прошли лечение в Центре детского инсульта за эти годы.

«На базе отделений больницы, в том числе нейрохирургии, ровно пять лет назад приказом ДЗМ был организован Центр цереброваскулярной патологии детей и подростков, в народе центр детского инсульта, – говорит заведующий отделением Матвей Игоревич Лившиц. – Это межструктурное подразделение, которое позволяет лечить детей с сосудистыми заболеваниями головного мозга».

Заведующий нейрохирургией М.И. Лившиц

Основная часть таких детей поступает в состоянии острого ишемического инсульта или в момент кровоизлияния. Диагностика здесь начинается прямо в приемном отделении центра, где находится аппарат КТ с ангиографией для быстрой и точной диагностики инсульта. Здесь создан полный цикл лечения цереброваскулярных патологий, доступны новейшие методы диагностики патологий, круглосуточная нейровизуализация и необходимое оборудование для незамедлительного лечения.

Идет обследование

Сразу после диагностики ребенка направляют в хирургическую или терапевтическую реанимация с последующим переводом в профильные отделения – неврологическое, нейрохирургическое, кардиохирургическое, ревматологическое, гематологическое. Все время, пока врачи уточняют диагноз и проводят необходимые обследования, родители имеют возможность постоянно находиться рядом с ребенком или в комнате ожидания. После достижения 18 лет такого пациента автоматически переводят во «взрослую» сеть, где наблюдение за ним продолжается.

Е.Е. Петряйкина во время обхода

– За 2018 год мы приняли более 400 детей с инсультом не только из Москвы, но и со всей России, – говорит Елена Петряйкина, главный врач Морозовской детской городской клинической больницы. – Уникальность Центра в том, что здесь создан полный цикл оказания помощи детям и подросткам с цереброваскулярной патологией. Отлаженное взаимодействие со службой скорой помощи, нейрореанимации, круглосуточное КТ, МРТ, гематологические исследования, впервые в городском детском стационаре проведение тромболизиса и тромбоэкстракции, что является уникальным опытом не только для Москвы и РФ, но в международной практике. Благодаря этому нашим врачам-специалистам удается выявлять инсульт в короткие сроки и незамедлительно начинать лечение.

Именно сокращение времени диагностики до минимального «терапевтического окна» – 4,5 часа, позволило внедрить в практику городского здравоохранения проведение тромболизиса, тромбоэкстракции и церебральной ангиографии, значительно улучшив раннюю диагностику аномалий строения церебральных сосудов.

Болит голова? Бегом к врачу!

С английского слово «инсульт» переводится как удар. Это всегда острое изменение самочувствия и состояния ребенка. Как отмечают специалисты, симптоматика детского инсульта очень разнится в зависимости от возраста ребенка. В самом общем виде – это интенсивная головная боль, рвота, судороги, слабость в конечностях, слабость в лице и онемение лица или языка, нарушение зрения. Если у ребенка наблюдаются хотя бы некоторые из этих симптомов, врачи советуют незамедлительно вызывать скорую помощь.

Идет операция

Количество таких детей в последнее время растет. Как отмечает Матвей Лившиц, связано это, в первую очередь, с тем, что в целом повысилась врачебная настороженность к этим состояниям, улучшилась диагностика. «Детский инсульт – это не редкое, а достаточно частое патологическое состояние, когда необходимо незамедлительно провести весь комплекс исследований, чтобы минимизировать его последствия».

По статистике только в Москве сейчас диагностируется до 400 таких случаев в год (у взрослых – значительно чаще). Сюда входит всё – транзиторные ишемические атаки, ишемический инсульт, кровоизлияние в мозг, часть детей поступает в так называемом «холодном периоде», когда им поставлен диагноз до наступления острого нарушения мозгового кровообращения.

Матвей Лившиц подчеркивает, как важно начать лечение таких пациентов как можно раньше, прямо «с колёс». 

Так, он вспоминает девочку, которая поступила в больницу не так давно. Ребенок жаловался на интенсивные головные боли, родители водили её к врачам, те назначали лечение, однако облегчения не наступало. Тогда родители приняли решение провести МРТ-обследование ребенка, результаты которого показали признаки аневризмы и кровоизлияния. Из Подмосковья ребенка экстренно доставили в Морозовскую больницу, где выполнили ангиографию, с помощью которой была доказана аневризма. Далее бригада нейрохирургов во главе с Геннадием Егоровичем Чмутиным проперировала ребенка, предотвратив риск повторного кровоизлияния, с хорошим функциональным результатом. У девочки нет неврологического дефицита, она вернулась к нормальной жизни.

Перепутанные сосуды

Казалось бы, откуда у ребенка такие состояния? Ведь этого не должно быть в столь юном возрасте. По мнению Матвея Лившица, причиной могут становиться особенности строения стенки артерий, соединительной ткани у ребенка. У взрослых в случае с аневризмой преобладает потоковая теория: аневризмы возникают в месте раздвоения (бифуркации) артерий, которые постоянно ощущают гидродинамический удар. С возрастом они изнашиваются, и это состояние обостряется. Но у детей такое случается относительно редко и по совсем другим причинам.

«Основной причиной нейрохирургических кровоизлияний у детей становятся врожденные состояния – каверномы и артериовенозные мальформации, – говорит Матвей Лившиц. – Это состояние, когда неправильно сформировались сосуды, образовался клубок, и артерии сразу входят в вену. Таких детей немало».

Так, в прошлом году здесь лечили ребенка, поступившего с мозговой гематомой правой затылочной доли. Девочка была обследована нейрохирургами, неврологами, в том числе её осматривала руководитель Центра Инна Олеговна Щедеркина, и её состояние удалось стабилизировать. Пролечили правожелудочковое кровоизлияние, затем, чтобы лучше была видна артериовенозная мальформация, сделали ангиографию, эмболизировали, полностью выключив из кровотока дефектные сосуды. Врачам удалось достичь хорошего функционального результата, прогноз благоприятный, хотя у ребенка периодически возникают головные боли, есть жалобы на выпадение полей зрения с противоположной стороны.

Роды на дому: осознанный риск

«Наше отделение нейрохирургии на 30 коек не простаивает никогда, – рассказывает Матвей Лившиц. – Работа кипит днем и ночью, каждый день – 3-4 операции, и это не предел по количеству детей, которые нуждаются в такой помощи. С учетом расширения спектра состояний, которые встречаются в детской нейрохирургии, наша помощь очень востребована. Это и опухоли головного мозга, и сосудистые мальформации, и пороки развития головного и спинного мозга, различные черепно-мозговые травмы, хирургия эпилепсии, периферической нервной системы, функциональных расстройств, опухолей, трансназальная нейрохирургия… В целом оснащенность отделения позволяет оперировать все эти состояния с использованием нейронавигации, нейроэндоскопии, всех существующих современных методик».

Матвей Игоревич вспоминает недавнюю операцию по поводу гидроцефалии, которую провели с применением нейромониторинга и картирования функционально значимых зон мозга, чтобы впоследствии качество жизни пациента было максимально высоким.

«Гидроцефалия в данном случае, скорее всего, не врожденная, а приобретенная, – говорит Матвей Лившиц. – Мать рожала на дому, а потом малыша нигде не наблюдали. Родители забеспокоились, только когда заметили, что голова растет опережающими темпами. По всей видимости, ребенок перенес кровоизлияние в пределах желудочковой системы головного мозга, которое прогрессировало в гидроцефалию».

Аппаратные исследования в Центре - на переднем крае медицинской науки

Болезни сидячего образа жизни

Важная часть работы отделения – лечение эпилепсии с внедрением инвазивных датчиков в полость черепа. Здесь существует лаборатория длительного видеомониторинга, где отслеживают состояние маленького пациента. Многих детей благодаря хирургии эпилепсии удается полностью избавить от судорожных состояний. В том числе это дети с генетически детерминированными формами эпилепсии. Для этого применятся инвазивная диагностика эпилептогенности того узла, из которого по предварительным данным исходит сигнал патологического возбуждения, и, если подозрение подтверждается, иссечение дефектного узла позволяет добиться, что судороги у ребенка исчезают. Он фактически выздоравливает.

Пятилетие Центра детского инсульта - настоящий праздник

Значительно участились случаи обращения по поводу грыж дисков у детей. Раньше такой проблемы не было. По мнению Матвея Лившица, это связано, в первую очередь, с сидячим образом жизни современных подростков, частым набором лишнего веса. «Хирургия дегенеративных заболеваний межпозвоночных дисков – это хирургия измененного образа жизни, – подчеркивает он. – После такой операции, если человек не хочет, чтобы заболевание рецидивировало, он должен кардинальным образом пересмотреть свой график, найти время для занятий спортом. Мы об этом всем говорим, объясняем нашим пациентам и их родителям. Чтобы быть красивыми, надо не только пользоваться средствами макияжа, но и вести правильный, подвижный образ жизни».

Центр детского инсульта и нефрохирургическое отделение находятся в главном корпусе Детской Морозовской больницы, крупнейшей детской клиники в Европе

Матвей Лившиц считает: сегодня нейрохирургия совсем не та, в которой он начинал 30 лет назад. Она стремительно развивается. «Все эти годы я работал здесь, в Морозовской больнице, и мне есть с чем сравнивать, – признается наш собеседник. – Возможности диагностики, лечения, выхаживания, реабилитации существенно выросли. Мы бы не проделали весь этот позитивный путь без содружества с нашими коллегами – анестезиологами, реаниматологами, онкологами, неврологами, гематологами и другими специалистами. Вообще мультидисциплинарный подход – конёк и кредо Морозовской больницы. Многие смежные специалисты принимают сегодня участие в наших пациентах – например, медицинские генетики, молекулярные биологи, клинические психологи. И мы рады, что сегодня можем победить многие из тех состояний, которые раньше были неизлечимыми. Хотя не собираемся на этом останавливаться. Ведь совершенству, как известно, нет предела».

Наталия Лескова.

medbook.ru

Мое местечко\Лиозно

Игорь Мордухович Лившиц родился в Москве в 1936 году. Его отец Мордух Менделевич из Лиозно – из первого поколения местечковых жителей перебравшихся в столицу. Первым совершил переезд его старший брат Моисей, это было в начале 20-х годов, когда 18-летний парень отправился на поиски столичного счастья. В 1924 году он вытащил из местечка своего брата, которому тогда было 16 лет.

Большого образования у них не было, да и учиться они дальше не собирались. Мордух пошел работать электриком и все годы до войны проработал на разных предприятиях, а Моисей – пошел по снабжению.

Эли Шмерл Ливщиц. Мендель Лившиц. 1915 г.

Вероятно, какой-то опыт работы у братьев уже был. Их отец Мендель Лившиц скупал в деревнях вокруг Лиозно скот и отправлял его по железной дороге в Витебск. Это был его, как говорят сегодня, «бизнес». В те годы «мясной бизнес», как и торговля другими продовольственными, сельскохозяйственными товарами был одним из самых распространенных в местечках Восточной Белоруссии.

Сыновья помогали отцу с малых лет. Вероятно, этот бизнес переходил в семье по наследству, этим же занимался и отец Менделя – Эли Шмерл. Революции 1917 года, отменившие «черту оседлости», а затем и разрушившие экономические основы местечка, прервали многие профессиональные династии.

Мордух, Ида и Игорь Ливщиц. 1937 г.

– Интересно, почему меня назвали Игорь? – говорит Лившиц. – Совсем не еврейское имя. У меня не только отец, но и мама из местечка. Правда, украинского.

Я высказал предположение, что, вероятно, следуя традициям, назвали в память о ком-то из близких, чье имя было созвучным, например, Израиль.

Предположение, скоро подтвердились. Мы зашли на интернет-сайт Яд-Вашема, чтобы посмотреть списки погибших в годы Холокоста.

Паспорту Лиозненского фотоателье С. Мирмовича. Лиозненские родственники Лившицов Кислики (слева) и Романовы.

Сделали это после того, как Игорь Матвеевич, интересующийся своей родословной, сказал: «В Национальном архиве Республики Беларусь в материалах Государственной Чрезвычайной комиссии по расследованию преступлений немецко-фашистских захватчиков я прочитал, что в Лиозно было расстреляно 1717 евреев, а в поименных списках, хранящихся в Лиозненском музее (списки, составленные той же комиссией) 235 фамилий».

Соша-Рохл, сестра Менделя, с детьми. Сестры Соша-Рохл и Соре-Фейге с мужьями (слева). Соша-Рохл, 1937 г.

На сайте Яд-Вашема нашли: Менделя Лившица, 1870 года рождения, отец – Исаак, погиб в 1942 году и его жену Иту Лившиц (Алесину), 1880 года рождения, отец Израиль, погибла в 1942 году». Листы свидетельских показаний заполнила родственница Иты Лившиц (Алесиной).

Мендель – в середине, Ита – с внучкой на руках.

– Это вторая жена деда, – сказал Игорь Мордухович. – Она очень любила нас. Меня дважды привозили в Лиозно, еще до войны, совсем маленького, в 1937 и 39-м годах. Смутно помнится, что дом деда стоял недалеко от базара. Приезжали мы на поезде, от вокзала шли пешком. Наверное, в память об отце бабы Иты – Израиле, меня и назвали Игорем.

В годы войны дети Менделя Лившица эвакуировались в Свердловск. Мордух Лившиц был заместителем начальника городского эвакопункта. Мама Игоря Мордуховича рассказывала ему, что за прием и размещение беженцев из блокадного Ленинграда отец был представлен к высокой правительственной награде, вроде даже хотели представить его к званию Героя. Он трагически умер 1944 года – попал под поезд. На похороны пришло огромное количество людей, в феврале кто-то принес розы.

В Лиозно в годы войны остались Мендель и Ита. Мордух и Моисей очень переживали, просили их немедленно выехать из местечка, но Мендель говорит, что «немцы его не тронут, он их видел в Первую мировую войну». А когда все же попытался выехать в последний день перед оккупацией Лиозно, успел отъехать от местечка только на полтора-два километра и немцы вернули его обратно.

В семье рассказывали две версии гибели Менделя и Иты: их загнали в какой-то дом и заживо сожгли; загнали в какой-то дом, потом вывели к Адаменскому рву и там расстреляли.

Лиза Ливщиц. На групповой фотографии она вторая слева в вверхнем ряду. Лиозно, 1919 г.

После войны в Москву вернулся Моисей и его сестра Фрума. Еще одна сестра Лиза – старшая в семье – осталась жить в Свердловске.

Моисей Ливщиц.

Моисей прожил 86 лет, умер в 1990 году. Правнуки Менделя Лившица живут сейчас в России, Канаде, Германии – откуда и собрал фотографии в семейный альбом Игорь Мордухович.

Матвей Игоревич и Игорь Матвеевич Ливщицы.

Зимой 2011 года он приехал в Лиозно, вместе с сыном Матвеем Игоревичем Лившицем – кандидатом медицинских наук, детским нейрохирургом, работающим в Москве. Несмотря на солидный возраст Игорь Мордухович (коллеги по работе называют его Игорь Матвеевич) продолжает работать в Институте энергетических исследований Российской академии наук.

Они побывали у памятника, установленного на месте расстрела узников гетто, на площади, где стоял дом родителей Марка Шагала и, скорее всего, дом Менделя Лившица.

Москвичам понравился небольшой белорусский районный центр и, возможно, они вернуться сюда еще не раз.

Аркадий Шульман

shtetle.com

Консультации - Кораблик - Детский благотворительный фонд

Многие семьи, узнав, что их ребенок тяжело болен, теряются и пребывают в состоянии стресса, которое буквально сковывает и мешает принимать важные решения. Зачастую друзья и близкие не знают, как вести себя в данной ситуации, и предпочитают «не тревожить», «не отвлекать», боятся позвонить «невпопад». В результате семья порой оказывается в искусственном вакууме, и если эмоциональный контакт с врачами не очень внятный, то чувствуют, что борются с болезнью и сопутствующими проблемами в одиночку.

Мы поможем каждой семье найти верное решение.

  • У вас есть возможность получить от опытных врачей-экспертов консультацию по организации лечебного процесса — как, в какую клинику обратиться с вашим заболеванием, у какого специалиста дополнительно проконсультироваться, какие документы подготовить, чтобы получить помощь за счет государства, в том числе:
    • Возможна ли оплата лечения по программе обязательного медицинского страхования;
    • Если для вашего случая не выделяется квота от Департамента (или Министерства) Здравоохранения, то по какой причине и как это исправить.
    • Если речь идет о лечении за рубежом, то нужно убедиться в том, что это действительно необходимо и подобное лечение не может быть проведено у нас в стране.
  • У вас есть возможность получить бесплатную консультацию психологов, имеющих длительную практику работы с родителями в больницах, и мы искренне надеемся, что вы вместе найдете надежду и внутренние опоры для продолжения борьбы.
  • Если для намеченного лечения необходима финансовая поддержка, мы готовы рассмотреть необходимость и возможность сбора средств для вашего ребенка, а также подскажем в какой профильный благотворительный фонд обратиться за помощью.
Москва, Ленинский пр-т, д.45.(основной офис) Москва, 4-й Добрынинский пер., д.1/9.(волонтеры в Московской ДГКБ)
  • [email protected]
  • 8-800-301-43-41
  • Телефон бесплатной горячей линии

korablik-fond.ru

Департамент здравоохранения Москвы - Лица

Петряйкина Елена Ефимовна главный врач, главный внештатный специалист детский эндокринолог Департамента здравоохранения города Москвы профессор, д.м.н.

Дроздова Ирина Михайловна заведующая неврологическим отделением

Сибирская Елена Викторовна главный внештатный специалист-гинеколог детского и юношеского возраста, заведующая отделением детской гинекологии, д.м.н., профессор

Глазырина Анастасия Александровна заведующая отделением кардиоревматологии и пульмонологии

Печатникова Наталья Леонидовна заведующая отделением наследственных нарушений обмена веществ, руководитель Референс-центра орфанных и других редких заболеваний детей и подростков

Денисова Ольга Анатольевна врач-оториноларинголог, к.м.н.

Галкина Янина Анатольевна заведующая отделением ультразвуковой и функциональной диагностики, к.м.н.

Рыбкина Ирина Георгиевна заведующая отделением эндокринологии, к.м.н.

Самсонович Инна Романовна врач-педиатр

Романова Юлия Валерьевна заведующая хирургическим боксированным отделением сочетанной патологии для инфекционных больных

Кравчук Сергей Владимирович заведующий анестезиолого-реанимационным отделением

Буллих Артем Владимирович заведующий клинической диагностической лабораторией

Зашляхин Александр Рафаилович заведующий консультативным центром

Кононов Леонид Борисович заведующий отделением офтальмологии и микрохирургии глаза

Петров Виктор Юрьевич заведующий отделением гематологии, д.м.н.

Кубиров Максим Сергеевич заведующий отделением клинической онкологии, к.м.н.

Лившиц Матвей Игоревич заведующий отделением нейрохирургии, к.м.н.

Кондратчик Константин Леонидович главный внештатный детский специалист гематолог, заведующий отделением онкологии и гематологии, к.м.н.

Тиганова Ольга Александровна главный внештатный детский специалист-онколог, врач-онколог отделения онкологии и гематологии, к.м.н.

Шмыров Олег Сергеевич заведующий отделением плановой хирургии и урологии-андрологии, к.м.н.

Харькин Андрей Валерьевич заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии

Чусов Константин Павлович заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии для новорожденных и недоношенных детей

Горохов Дмитрий Валерьевич заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии для хирургических больных

Петров Михаил Анатольевич заведующий отделением травматологии, ортопедии, к.м.н.

Горбунов Александр Валерьевич заведующий отделением экстренной и неотложной лучевой диагностики, д.м.н., профессор

Шавров Андрей Александрович заведующий отделением эндоскопии, д.м.н., профессор

Кисляков Алексей Николаевич заведующий патологоанатомическим отделением

Кулешов Николай Николаевич заведующий приемным отделением с койками скорой медицинской помощи краткосрочного пребывания

Корочкин Михаил Вячеславович заведующий хирургического стационара кратковременного пребывания

Теновская Татьяна Александровна заместитель главного врача по клинико-экспертной работе

Анджель Андрей Евгеньевич заместитель главного врача по медицинской части

Валиева Сания Ириковна заместитель главного врача по медицинской части

Абрамян Михаил Арамович заместитель главного внештатного специалиста сердечно-сосудистого хирурга - детский специалист сердечно-сосудистый хирург, руководитель кардио-хирургической службы, д.м.н., профессор

Солдатский Юрий Львович руководитель оториноларингологической службы, д.м.н., профессор

Овчинникова Анна Владимировна руководитель офтальмологической службы заслуженный врач города Москвы, к.м.н.

Поддубный Игорь Витальевич врач детский хирург, профессор

Шарков Сергей Михайлович заведующий операционным блоком

Спасская Марианна Борисовна Врач-кардиолог, к.м.н.

Рехвиашвили Михаил Георгиевичем неонатальный хирург

mosgorzdrav.ru

Лена Тысячная

 Однажды с доктором Леной Тысячной целый день провела журналист «Московского комсомольца», после чего в газете вышел большой репортаж.

«…Доктор Лена Тысячная ждет меня в своей машине в десять тридцать у метро. На заднем сиденье тяжелая сумка, под завязку набитая всем необходимым: медикаментами, зондами, катетерами.

— При мне однажды произошла остановка дыхания у ребенка. Пришлось проводить реанимационные мероприятия. В такие моменты отбрасываешь все лишние мысли, мобилизуешься, чтобы спасать. Страшно становится потом, когда все позади и человечек, чья жизнь чуть не оборвалась в твоих руках, задышал. Сядешь в машину, поплачешь и едешь дальше.

Темур Ашуров живет в Зеленограде. Для доктора Лены сегодня это уже второй визит. Утром она навестила пациентку с синдромом Ретта (врожденное генетическое заболевание с органическим поражением головного мозга), а после Темура отправится к неизлечимо больной девочке в Московскую область. Бывают и экстренные вызовы, так что рабочий день всегда непредсказуем.

На попечении Елены около 60 детей: весь север Москвы и Подмосковья. Иногда на спидометре автомобиля за день накручивается три сотни километров, когда от одного маленького пациента до другого пара часов езды. «Два локтя по карте», — смеется Лена. Она вообще очень веселый и теплый человек. Такой излучатель счастья.

Паллиативная медицина занимается теми, кого вылечить нельзя. Но сделать их жизнь счастливее очень даже можно. Мы ведь ничего не знаем о счастье.

— Первый принцип паллиатива, чтобы у ребенка не болело, — разъясняет мне доктор. — Второй, чтобы не было страшно, и маме стало спокойно. У наших деток, так же как и у других, болит голова или живот, случается пневмония. Мы стараемся лечить их на дому, потому что многие в больницах лежали годами и боятся белых халатов.

Лена никогда не выключает мобильный телефон. Ее зона доступа активна круглосуточно. Страшно, когда раздается ночной звонок. Это всегда плохие известия, крайняя степень отчаяния, потому что родители больных детей стараются дотерпеть до последнего.

— Пока не приедет «скорая», руковожу по телефону. Иногда просто говоришь, потому что уже ничего сделать нельзя. Ребенок уходит. Это, казалось бы, ожидаемо, но всегда неожиданно, подготовиться невозможно.

Я спрашиваю Лену, осознают ли родители, что их дети неизлечимы и обречены? Да, говорит она, осознают, но вопрос в том, как они это принимают. Мамы все равно стараются бороться до последнего, бывает, даже химиотерапию дают втихаря, хотя это иногда утяжеляет состояние. Много детей на ИВЛ. Если ребенок сохранен и аппарат просто дает возможность дышать, малыш достаточно полноценно живет. Таких примеров хватает. И мрачные прогнозы врачей почти никогда не оправдываются: любовь продлевает жизнь. Бывают ли чудеса?

— Есть один ребенок, где я очень жду чуда, — осторожно признается Лена. — Там глубокая недоношенность, девочка из двойни родилась с весом 500 граммов. Ей 5 месяцев. 3600. Она очень хорошенькая, но пока кислородозависимая. За месяц мы добились успехов: ребенок минут по 30 может дышать сам.

Не расслабляйтесь!

У Елены Тысячной четверо детей. Все мальчики. Младшему два, старшему четырнадцать. Было бы пятеро, если бы рак не забрал старшую дочь Маргариту. Она ушла в 16 лет. Лене тогда казалось, что и ее жизнь закончилась. Она так и говорит: «Мы умирали вместе…».

Когда твоя тринадцатилетняя девочка, которая учится в гимназии, изучает два языка и каждый день ходит на тренировки по синхронному плаванию, вдруг жалуется на головную боль, это списывается на усталость. Потом ты идешь с ней на МРТ, и небо обрушивается на землю: глиобластома. Злокачественная опухоль головного мозга с очень плохим прогнозом. Такой же диагноз ставили Жанне Фриске.

— Я рыдала днем и ночью, и Ритуля меня не спросила ни разу: «Мама, что со мной?» Я так и не смогла ей сказать: «Ты умираешь». Она сама все поняла. Мы прошли через все: операцию, облучение, даже гамма-нож. Каждый метод лечения продлевал время жизни, пока не пошли метастазы в позвоночник.

Семь лет после того, как не стало Риты, Лена не могла примириться с ощущением, что сделала не все. И только недавно, когда пришла на работу в выездную службу, поняла, что все было правильно. Риту не мучили бесконечными реанимациями, она не страдала от боли, и вся семья постоянно была рядом. Это чувство единения невозможно забыть. И поэтому три года болезни были самыми счастливыми, как ни парадоксально это звучит.

В Морозовскую больницу, где Лена лежала с дочерью, привезли детдомовского мальчика с тяжелым ушибом мозга и кровоизлиянием: упал с горки. Брошенный, никому не нужный пятилетний малыш. Голова большая, сам маленький. «Мам, он на львенка похож!» — сказала Рита.

Вадик как-то сразу к ним прилепился, а когда выпросили его из больницы домой на Новый год, попросил: «Лена, можно я здесь останусь?» А она уже давно это поняла, и муж, суровый военный человек, ее поддержал. Вадика они усыновили после смерти Риты.

Нейрохирург Матвей Лившиц, на которого молятся родители больных детей, сразу им сказал про Вадика: «Ребят, там киста и гидроцефалия. Надо ставить шунт». Но им после диагноза дочери ничего не было страшно. Ну не станет космонавтом, и ладно, есть куча земных профессий!

Лена показывает мне две фотографии: между ними нет и трех лет. На первой трогательный малыш, похожий на Гарри Поттера, на второй — тяжелобольной мальчик. Вадик пережил 25 операций и сегодня не может ни сидеть, ни ходить. Не помнит ни букв, ни цифр. Каждая операция вызывала повреждение тканей мозга, и теперь правого полушария практически нет. Кома — реанимация, кома — реанимация. Жизнь на тоненькой ниточке. В Москве не осталось ни одного профессора-невролога и генетика, которому бы не показали мальчика.

— У нас была другая жизнь. Мы ездили с Вадиком в Евпаторию, он купался в море, а сейчас каждые три месяца он в реанимации, я боюсь, что он может не выйти из комы. Прихожу к нему каждый день и говорю: «Я тебя дома жду!» Даже когда ему хорошо, как сейчас, мне страшно, потому что я не знаю, чего ждать дальше. Вадик — боец. Он шутит, делает медсестрам комплименты, обещает жениться. Он очень клевый парень! Если он не сдается, то мы не имеем права опустить руки.

В ее мобильном телефоне фотографии подопечных детей. Ребенок, который в трехмесячном возрасте переболел менингитом, сейчас на ИВЛ. Малыш после родовой травмы до десяти месяцев развивался нормально, а теперь полный откат. Девочка с гидроцефалией — если не поставить шунт, она не сможет поднять голову.

Они живут, и их очень любят. Для доктора Лены ее пациенты не безнадежные. Она так и говорит родителям: «Не расслабляйтесь. Мы будем жить!»

Все дети хотят жить. В любом состоянии. Теперь я это точно знаю.

www.childrenshospice.ru


Смотрите также