Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Мансур гилязетдинов врач биография


Мансур Гилязитдинов: Моя бабушка была гувернанткой во Владивостоке

Известный телеведущий – в интервью РИА VladNews

Он совершил две кругосветные экспедиции, работал судовым врачом и педиатром, написал книгу «Советы от доктора Неболита», попал в список лучших популяризаторов медицинских знаний и в первую сотню влиятельных обозревателей в СМИ. Его жизнь похожа на калейдоскоп удивительных событий, о которых уроженец Владивостока, ведущий утреннего канала «Настроение» на «ТВ Центре» Мансур Гилязитдинов и рассказал корреспонденту РИА VladNews.

– Мансур, вы совершили две кругосветки, но началось-то все здесь, во Владивостоке. Каким вам запомнился город?

– Во Владивостоке прошел важный этап моей жизни – внутриутробное развитие, и через Владивосток я познакомился с миром. Ощущение от него осталось очень теплое, хорошее. Помню, постоянно моросит мелкий дождь, как будто кто-то касается твоего лица тысячами маленьких лапок. Бабушка у меня была гувернанткой в доме владельца пароходной компании. Когда случилась революция, ей предлагали уехать в Америку, но она осталась во Владивостоке. Здесь была такая особая аура закрытого города с большим количеством моряков, которые ходили за границу, многое видели и о многом рассказывали.

Дальневосточники – это ведь отдельная категория людей. Рядом были лагеря с репрессированными, сосланными из Москвы и Ленинграда. Как правило, эти люди были «цветом нации». Кроме того, Дальний Восток привлекал романтиков со всей страны, людей которые не вписывались в систему. Мой отец был знаком с одним из братьев Стругацких, с певцом Юрием Богатиковым, другими достойными людьми, сделавшими успешную карьеру на большой земле. Я надеюсь, что Владивосток по сей день остается таким атмосферным, удивительным пограничным городом… Знаете, что еще вспоминается? Мы жили в центре на улице Менжинского, ты сидишь на пригорочке, а там солнце встает – такое огромное, яркое. Зрелище незабываемое!

– Часто бываете в родных краях?

– Давно не был, но очень хочу. Если пригласите и случится повод – то хоть завтра в самолет!

– Вы родились в семье врачей. Значит, ваша профессия была предопределена? Или были варианты?

– Скорее всего, предопределена. Я с младых ногтей обитал на медицинском факультете Дальневосточного университета, где папа начинал писать кандидатскую диссертацию. Был на экзаменах по анатомии, среди студентов и учебных пособий.

– По ту сторону экрана вы себя совсем не представляли? 

– Даже мысли такой не было! Я хотел стать моряком, потому что у меня папа – бывший офицер, подводник, он принимал участие в качестве судового врача в корейской войне. Когда он был в очередном отпуске, его подлодка ушла с подменным врачом и больше уже не вернулась, исчезла. Отец, видимо, сделал правильные выводы из этого и вскоре демобилизовался.

– История с отцом повлияла на то, что вы сами в будущем стали судовым врачом?

– Конечно. Но я стал судовым врачом еще и потому, что в этом была романтика. Хотел поступить в Нахимовское училище, чтобы потом стать штурманом, командиром корабля. Но произошло недоразумение: после 8 класса я отправил документы в Нахимовское училище, которое находится в Ленинграде. Туда можно было приехать, только если тебе поступит вызов. А мой вызов затерялся на почте и пришел, когда уже было поздно – я ушел в 9 класс. Отец предложил попробовать через медицинский институт – стать врачом, получить профессию, чтобы и на берегу, и в море можно было работать. В конечном итоге так оно и произошло.

– Вы были активным студентом?

– Я поступил в медицинский институт и сразу же организовал студенческий театр эстрадных миниатюр, который назывался «Ризориус» (от названия мышцы смеха). Я был там ведущим актером и режиссером-постановщиком на протяжении почти десяти лет. Окончив институт, по распределению мне предложили должность врача-терапевта в исправительно-трудовой колонии общего режима. Несмотря на прибавку к зарплате, я понял, что моей творческой натуре там не место. Начал настоятельно проситься «на волю». Руководство пошло навстречу, и мне предложили должность врача детских дошкольных учреждений. Поскольку я окончил Лечебный факультет и имел право работать практически по любой врачебной специальности, согласился и проработал детским врачом три года. Отработав положенный срок, отправился в Новороссийск в судовой отдел, где поступил на должность судового врача загранплавания.

– Расскажите, какие обязанности у судового врача на корабле?

– Судового врача экипаж считает главным бездельником. Он сидит в своей амбулатории, где есть всё на свете – операционная с полным комплектом инструментария для полостных операций, аптека, бормашина, рентгеновский аппарат, микроскоп, прибор для определения группы крови и так далее. Любое обращение в иностранный порт – это огромные деньги, а здесь специально обученный человек может оказать любую помощь. Судовой врач – это прообраз врача общей практики, который сейчас вводится в поликлинике. Это очень серьезная подготовка, и прежде, чем прийти на работу в судовой отдел, ты проходишь стажировку примерно полгода по всем основным специальностям.

– Признайтесь, ведь было что-то забавное в плавании?

– Как-то капитану в Перу подарили поросенка. Судно может по полгода находится в автономном плавании, поэтому мы берем очень много продуктов, ну и агенты «подложили кэпу свинью». Явился он нам уже в открытом океане, выскочил из провизионки. Ну куда его девать-то?.. Поросенка воспитывала собака, которая тоже жила на судне. И свин через месяц стал вести себя как пес: сидел, как собака, даже вилял хвостиком, рычал, потом начал прыгать таким же образом. Капитан сказал, мол, поросенок угрожает безопасности мореходства, его нужно кастрировать. Надо так надо. Я помню, у меня в судовом журнале запись была на 14 августа: «1. Убрать боцману липому. 2. Старшему помощнику капитана убрать фурункул. 3. Кастрировать поросенка. P.S. Не перепутать!»

– В каких портах вам удалось поработать?

– Я был флагманским врачом в Санта-Крус-де-Тенерифе (это Канарские острова), в Дакаре (это Сенегал), в Буэнос-Айресе и в Ушуае в Аргентине. Попасть на Канары в советское время было вообще нереально, а я провел там девять месяцев.

– Как же получилось, что судовой доктор стал «Домашним доктором» на телевидении?

– В один из рейсов капитан предложил мне попробовать себя рулевым. Представьте: ты стоишь на вахте, перед тобой океан, ночь не спишь, думаешь, как сложится жизнь. Пять лет в море – срок достаточный, чтобы почувствовать себя моряком. Дальше есть опасность перестать жить сейчас. И я подумал, что так жизнь и промелькнет в созерцании. Решил, что море будет моим фундаментом, но надо строить следующий этаж. Вернулся на берег. Попробовал себя в бизнесе, потом работал два года переводчиком на Ближнем Востоке и все это время параллельно не терял связи с родным театром и телевидением. Когда образовывался новый телеканал в Ижевске, мне предложили попробовать себя ведущим там.

– На обложке вашей книги написано, что вы – основатель стиля «популярная развлекательная медицина». В чем главная особенность этого стиля? И как вообще медицина может быть развлекательной?

– Впервые этот стиль и проект в его рамках под названием «Домашний доктор» был запущен на ижевском телевидении в 1995 году. Основу программы составляли практические советы, которые преподносились весело, интересно и позитивно. Главной задачей была профилактика, а программа была ориентирована на тех людей, которые еще не больны и занимаются своим здоровьем. Мы создавали миниатюры, главными героями которых были врач и незадачливая пара – юноша, который постоянно попадает в какие-то ситуации, и девушка, которая оказывает ему первую медицинскую помощь. Именно с этим телевизионным проектом я был номинирован в 1998 году на ТЭФИ в номинации «Лучший ведущий развлекательных программ».

Когда я засветился таким образом, телеканал «ТВ Центр» пригласил меня на работу в Москву. К тому времени я уже успел получить второе высшее образование как режиссер документального и художественного кино. Для телевидения я был уникальным специалистом: мог заниматься медициной, режиссурой, вести программы и писать сценарии. Проработав в программе «21 кабинет» на «ТВ Центре» два года, я перешел на утреннюю программу «Настроение» и стал автором своей собственной рубрики. Доктор Неболит, который замышлялся в Ижевске, а реализовался в Москве, – это эксцентричный врач, который пытается весело, просто и доходчиво рассказать людям о проблемах, которые их беспокоят.

…Я мог быть врачом в тюрьме, я мог работать в морге, я мог работать в море и в детском саду. Но я выделил свою главную черту – умение популярно рассказывать о том, в чем я хорошо разбираюсь, и делать это достаточно весело.

– С недавних пор вы не только медицинскую рубрику ведете, но и являетесь соведущим в «Настроении». Сложно было перестроиться на новую роль?

– Сложности есть и сейчас. Но мне помогает вся бригада, с которой мы знакомы не один год, руководство, и особенно, моя соведущая – Ирина Сашина. Она настоящий мастер слова! Думаю, нам удалось с Ириной настроиться на общую волну. Работа ведущего – это большая ответственность, например, в Америке ведущий называется anchorman – человек-якорь, то есть, якорь, на котором все держится. Когда судно стоит на рейде и начинается прилив или отлив, оно вращается вокруг якорной цепи, держится, и напрямую зависит от этого якоря. Вот все мы так и вращаемся на этих якорях, как суда. И за нами же стоит огромная команда, которая работает и помогает нам. Об этом надо всегда помнить, ведь то, что зритель видит на экране, это только вершина айсберга.

Читайте самые интересные новости Приморья в Telegram-канале РИА VladNews

vladnews.ru

МАНСУР ГИЛЯЗИТДИНОВ: ТО, ЧТО ЗРИТЕЛЬ ВИДИТ НА ЭКРАНЕ, – ЭТО ТОЛЬКО ВЕРШИНА АЙСБЕРГА

Если вы любите смотреть телевизор и хотите знать все о своем здоровье, то вы наверняка знакомы с Мансуром Гилязитдиновым – ведущим, медицинским обозревателем утреннего канала «Настроение» на «ТВ Центре». О том, как из кругосветки попасть на экран, он рассказал «Московской правде».

– На обложке вашей книги написано, что вы – основатель стиля «популярная развлекательная медицина». Как вообще медицина может быть развлекательной? – Впервые этот стиль и проект в его рамках под названием «Домашний доктор» был запущен на ижевском телевидении в 1995 году. Основу программы составляли практические советы, которые преподносились весело, интересно и позитивно. Именно с этим телевизионным проектом я был номинирован в 1998 году на ТЭФИ как «Лучший ведущий развлекательных программ». Когда я засветился таким образом, телеканал «ТВ Центр» пригласил меня на работу в Москву. К тому времени я уже успел получить второе высшее образование как режиссер документального и художественного кино. Для телевидения я был уникальным специалистом: мог заниматься медициной, режиссурой, вести программы и писать сценарии. Проработал в программе «21 кабинет» на «ТВ Центре» два года, сделал больше ста выпусков. Потом появилась возможность перейти на утренний канал «Настроение» и стать автором своей собственной рубрики, а потом и ведущим. Доктор Неболит, который замышлялся в Ижевске, а реализовался в Москве, – это эксцентричный врач, который пытается весело, просто и доходчиво рассказать людям о проблемах, которые их беспокоят.

– Книга «Советы от Доктора Неболита» – это своеобразный итог медицинской телевизионной деятельности?

– Можно сказать и так. Эта книга – подарок не только тем, кто интересуется вопросами здоровья, но и для журналистов, которые пишут на медицинскую тему. Ее можно просто брать, ставить, экранизировать, дополнять. Дело в том, что наши граждане окончательно запутались в совершенно противоречивой информации, касающейся их здоровья. Многие темы, о которых мы начали говорить, поднимаются впервые. Например, мы критиковали поливитамины, назвали их «аферой века», когда никто об этом еще не говорил. Первые поставили под сомнение сам термин «чистка шлаков», лечение гипердозами витамина С, досталось и БАДам. Сейчас предостерегаем рьяных спортсменов-любителей от чрезмерного увлечения кроссами и самой, пожалуй, разрушительной для организма методикой тренировки – кроссфита…

– Вы родились во Владивостоке в семье врачей. Получается, ваша профессия была предопределена или были варианты?

– Скорее всего, предопределена. Я с младых ногтей обитал на медицинском факультете Дальневосточного университета, где папа начинал писать кандидатскую диссертацию, был на экзаменах по анатомии, среди студентов и учебных пособий. Мама тоже врач, поэтому все это было для меня обычным делом.

– Какое оно – детство ребенка, у которого родители – врачи-патологоанатомы?

– Мое детство прошло в морге. Но, вы знаете, работа патологоанатома – это не только вскрытие, это высокоинтеллектуальная работа патоморфолога. Мои родители были специалистами высочайшего класса, которые определяли, злокачественная опухоль или нет… Сам я работать начал в 8-м классе, санитаром бюро судебно-медицинской экспертизы, и поскольку готовился поступать в медицинский институт, мне все это было интересно.

– По ту сторону экрана вы себя совсем не представляли?

– Даже мысли такой не было! Я хотел стать моряком, потому что у меня папа – бывший офицер, подводник, он принимал участие в качестве судового врача в корейской войне.

– История с отцом повлияла на то, что вы стали судовым врачом?

– Конечно. Но я стал судовым врачом еще и потому, что в этом была романтика. Я поступил в медицинский институт и сразу же организовал студенческий театр эстрадных миниатюр, который назывался «Ризориус» (от названия мышцы смеха). Я был там ведущим актером и режиссером-постановщиком на протяжении почти десяти лет. Окончив институт, по распределению мне предложили должность врача-терапевта в исправительно-трудовой колонии общего режима. Потом проработал детским врачом три года. Там я также был инструктором по плаванию и преподавателем аэробики у воспитательниц. Отработав положенный срок, отправился в Новороссийск в судовой отдел, где поступил на должность судового врача загранплавания.

– Какие обязанности у судового врача на корабле?

– Судовой врач со стороны экипажа считается главным бездельником. Он сидит в своей амбулатории, где есть все на свете – операционная с полным комплектом инструментария для полостных операций, аптека, бормашина, рентгеновский аппарат, микроскоп, прибор для определения группы крови и так далее. Любое обращение в иностранный порт – это огромные деньги, а здесь специально обученный человек может оказать любую помощь.

– Сейчас бы поехали еще раз?

– Да, более того, я рассматриваю такие варианты. У меня есть план – совершить переход на яхте через Атлантический океан. Именно в качестве судового врача. Море мне иногда снится. Море – это состояние души, это борьба с обстоятельствами, а они бывают разные – люди погибают, падают за борт.

– Как получилось, что судовой доктор стал «Домашним доктором» на телевидении?

– В одном из рейсов капитан предложил мне попробовать себя рулевым. Представьте, стоишь на вахте, ночь не спишь, думаешь, как сложится жизнь. И я задумался: а что у меня получается лучше всего? Ответ был очевиден – лечить и развлекать. Но как бы мне объединить эти два занятия? Пять лет в море – срок достаточный, чтобы почувствовать себя моряком. Дальше есть опасность перестать жить сейчас. Я подумал, что так жизнь и промелькнет в созерцании. Решил – море будет моим фундаментом, но надо строить следующий этаж. Вернулся на берег. Попробовал себя в бизнесе, потом работал два года переводчиком на Ближнем Востоке и все это время параллельно не терял связи с родным театром и телевидением. Когда образовывался новый телеканал в Ижевске, мне предложили попробовать себя ведущим.

– Как вы чувствуете себя непосредственно в роли ведущего программы, а не только медицинской рубрики? Были какие-то сложности?

– Сложности есть и сейчас. Но мне помогает вся бригада, с которой мы знакомы не один год, руководство и особенно моя соведущая – Ирина Сашина. Она настоящий мастер слова. Работая в паре, мы должны не просто реализовывать свои возможности, а стараться соответствовать общему духу программы. Думаю, нам удалось с Ириной настроиться на общую волну. К тому же за нами стоит огромная команда, которая работает и помогает нам, – шеф-редакторы, корреспонденты, редакторы, режиссеры, монтажеры, звукорежиссеры, операторы, технические службы. Об этом надо всегда помнить, ведь то, что зритель видит на экране, это только вершина айсберга.

– Кроме телевидения и медицины, чем увлекаетесь?

– Философской литературой, эзотерикой, пишу стихи и рассказы, виндсерфингом, горными лыжами, а еще мое хобби – ремонт автомобилей. У меня есть легендарный английский внедорожник, на таких по Африке ездили в свое время. Недавно я освоил покраску автомобиля, могу это сделать теперь профессионально. А так, разобрать-перебрать, – все это запросто, только ремонт двигателя пока делать не могу, а все остальное вполне.

– Вы же еще стихи пишете… Где их можно почитать?

– Моя гордость – клип с гимном «Настроения». Я написал стихи, принес образец музыки, и это превратилось в гимн:

Настроение твое – и успех, и удача,

Настроение – жизнь и никак не иначе. Настроение наше уловить постарайся, «Настроение» в эфире, с нами не расставайся!

mospravda.ru

МАНСУР ГИЛЯЗИТДИНОВ: ТО, ЧТО ЗРИТЕЛЬ ВИДИТ НА ЭКРАНЕ, – ЭТО ТОЛЬКО ВЕРШИНА АЙСБЕРГА

Если вы любите смотреть телевизор и хотите знать все о своем здоровье, то вы наверняка знакомы с Мансуром Гилязитдиновым – ведущим, медицинским обозревателем утреннего канала «Настроение» на «ТВ Центре». О том, как из кругосветки попасть на экран, он рассказал «Московской правде».

– На обложке вашей книги написано, что вы – основатель стиля «популярная развлекательная медицина». Как вообще медицина может быть развлекательной? – Впервые этот стиль и проект в его рамках под названием «Домашний доктор» был запущен на ижевском телевидении в 1995 году. Основу программы составляли практические советы, которые преподносились весело, интересно и позитивно. Именно с этим телевизионным проектом я был номинирован в 1998 году на ТЭФИ как «Лучший ведущий развлекательных программ». Когда я засветился таким образом, телеканал «ТВ Центр» пригласил меня на работу в Москву. К тому времени я уже успел получить второе высшее образование как режиссер документального и художественного кино. Для телевидения я был уникальным специалистом: мог заниматься медициной, режиссурой, вести программы и писать сценарии. Проработал в программе «21 кабинет» на «ТВ Центре» два года, сделал больше ста выпусков. Потом появилась возможность перейти на утренний канал «Настроение» и стать автором своей собственной рубрики, а потом и ведущим. Доктор Неболит, который замышлялся в Ижевске, а реализовался в Москве, – это эксцентричный врач, который пытается весело, просто и доходчиво рассказать людям о проблемах, которые их беспокоят. – Книга «Советы от Доктора Неболита» – это своеобразный итог медицинской телевизионной деятельности? – Можно сказать и так. Эта книга – подарок не только тем, кто интересуется вопросами здоровья, но и для журналистов, которые пишут на медицинскую тему. Ее можно просто брать, ставить, экранизировать, дополнять. Дело в том, что наши граждане окончательно запутались в совершенно противоречивой информации, касающейся их здоровья. Многие темы, о которых мы начали говорить, поднимаются впервые. Например, мы критиковали поливитамины, назвали их «аферой века», когда никто об этом еще не говорил. Первые поставили под сомнение сам термин «чистка шлаков», лечение гипердозами витамина С, досталось и БАДам. Сейчас предостерегаем рьяных спортсменов-любителей от чрезмерного увлечения кроссами и самой, пожалуй, разрушительной для организма методикой тренировки – кроссфита… – Вы родились во Владивостоке в семье врачей. Получается, ваша профессия была предопределена или были варианты? – Скорее всего, предопределена. Я с младых ногтей обитал на медицинском факультете Дальневосточного университета, где папа начинал писать кандидатскую диссертацию, был на экзаменах по анатомии, среди студентов и учебных пособий. Мама тоже врач, поэтому все это было для меня обычным делом.

– Какое оно – детство ребенка, у которого родители – врачи-патологоанатомы?

– Мое детство прошло в морге. Но, вы знаете, работа патологоанатома – это не только вскрытие, это высокоинтеллектуальная работа патоморфолога. Мои родители были специалистами высочайшего класса, которые определяли, злокачественная опухоль или нет… Сам я работать начал в 8-м классе, санитаром бюро судебно-медицинской экспертизы, и поскольку готовился поступать в медицинский институт, мне все это было интересно.

– По ту сторону экрана вы себя совсем не представляли?

– Даже мысли такой не было! Я хотел стать моряком, потому что у меня папа – бывший офицер, подводник, он принимал участие в качестве судового врача в корейской войне.

– История с отцом повлияла на то, что вы стали судовым врачом?

– Конечно. Но я стал судовым врачом еще и потому, что в этом была романтика. Я поступил в медицинский институт и сразу же организовал студенческий театр эстрадных миниатюр, который назывался «Ризориус» (от названия мышцы смеха). Я был там ведущим актером и режиссером-постановщиком на протяжении почти десяти лет. Окончив институт, по распределению мне предложили должность врача-терапевта в исправительно-трудовой колонии общего режима. Потом проработал детским врачом три года. Там я также был инструктором по плаванию и преподавателем аэробики у воспитательниц. Отработав положенный срок, отправился в Новороссийск в судовой отдел, где поступил на должность судового врача загранплавания. – Какие обязанности у судового врача на корабле? – Судовой врач со стороны экипажа считается главным бездельником. Он сидит в своей амбулатории, где есть все на свете – операционная с полным комплектом инструментария для полостных операций, аптека, бормашина, рентгеновский аппарат, микроскоп, прибор для определения группы крови и так далее. Любое обращение в иностранный порт – это огромные деньги, а здесь специально обученный человек может оказать любую помощь.

– Сейчас бы поехали еще раз?

– Да, более того, я рассматриваю такие варианты. У меня есть план – совершить переход на яхте через Атлантический океан. Именно в качестве судового врача. Море мне иногда снится. Море – это состояние души, это борьба с обстоятельствами, а они бывают разные – люди погибают, падают за борт.

– Как получилось, что судовой доктор стал «Домашним доктором» на телевидении?

– В одном из рейсов капитан предложил мне попробовать себя рулевым. Представьте, стоишь на вахте, ночь не спишь, думаешь, как сложится жизнь. И я задумался: а что у меня получается лучше всего? Ответ был очевиден – лечить и развлекать. Но как бы мне объединить эти два занятия? Пять лет в море – срок достаточный, чтобы почувствовать себя моряком. Дальше есть опасность перестать жить сейчас. Я подумал, что так жизнь и промелькнет в созерцании. Решил – море будет моим фундаментом, но надо строить следующий этаж. Вернулся на берег. Попробовал себя в бизнесе, потом работал два года переводчиком на Ближнем Востоке и все это время параллельно не терял связи с родным театром и телевидением. Когда образовывался новый телеканал в Ижевске, мне предложили попробовать себя ведущим.

– Как вы чувствуете себя непосредственно в роли ведущего программы, а не только медицинской рубрики? Были какие-то сложности?

– Сложности есть и сейчас. Но мне помогает вся бригада, с которой мы знакомы не один год, руководство и особенно моя соведущая – Ирина Сашина. Она настоящий мастер слова. Работая в паре, мы должны не просто реализовывать свои возможности, а стараться соответствовать общему духу программы. Думаю, нам удалось с Ириной настроиться на общую волну. К тому же за нами стоит огромная команда, которая работает и помогает нам, – шеф-редакторы, корреспонденты, редакторы, режиссеры, монтажеры, звукорежиссеры, операторы, технические службы. Об этом надо всегда помнить, ведь то, что зритель видит на экране, это только вершина айсберга.

– Кроме телевидения и медицины, чем увлекаетесь?

– Философской литературой, эзотерикой, пишу стихи и рассказы, виндсерфингом, горными лыжами, а еще мое хобби – ремонт автомобилей. У меня есть легендарный английский внедорожник, на таких по Африке ездили в свое время. Недавно я освоил покраску автомобиля, могу это сделать теперь профессионально. А так, разобрать-перебрать, – все это запросто, только ремонт двигателя пока делать не могу, а все остальное вполне.

– Вы же еще стихи пишете… Где их можно почитать?

– Моя гордость – клип с гимном «Настроения». Я написал стихи, принес образец музыки, и это превратилось в гимн: Настроение твое – и успех, и удача, Настроение – жизнь и никак не иначе. Настроение наше уловить постарайся, «Настроение» в эфире, с нами не расставайся!

Инна Шкарбанова.

moskva.bezformata.com

Мансур Гилязитдинов – Советы от доктора Неболита. Практические советы для крепкого здоровья

Главная » Книги » Здоровье » Мансур Гилязитдинов – Советы от доктора Неболита. Практические советы для крепкого здоровья Загрузка...  

Популярный телеведущий, врач, номинант ТЭФИ, один из лучших популяризаторов здорового образа жизни в стране максимально просто о новых методах лечения и диагностики. Читайте потрясающе интересную, абсолютно понятную, полную искромётного юмора книгу от человека, знающего толк в медицине. Доктор на пальцах объяснит, всё доступно расскажет, зря пугать не будет, но и преуменьшать серьёзность проблемы не станет! Вы получите ответы на самые животрепещущие вопросы о здоровье. Как вести себя при простуде? Как правильно питаться? Нужно ли «носить камни за пазухой»? Как поддержать здоровым свой «пламенный мотор»? Так ли страшны паразиты, как их малюют?..

По просьбе трудящихся представляем вам «ЛЕЧЕБНУЮ» книгу этого удивительного, весёлого и доброго доктора. Теперь никто не привязан к эфирному времени, можно читать в удобное время «удобную» книгу.

приобрести лицензионную книгу

7books.ru


Смотрите также