Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Марина мигуля биография год рождения


Марина Мигуля: «Володю я сама себе нагадала...» стр.4 - 7Дней.ру

Когда мы с Володей поженились, я не очень понимала, на каком свете нахожусь, все развивалось очень стремительно. Фото: Из архива М.Мигули

Что-то ужасное...

Когда Володе стало легче, он приехал. Увидев его, я расплакалась: он был очень бледен. Мне показалось, у Володи тогда появилось ощущение скорого конца, он смирился с тем, что уходит... Меня била дрожь. Я не знала, что говорить, что делать: «Все не важно! Все вообще не важно! Главное, чтобы ты выкарабкался! Чтобы выздоровел!» Володя тогда вывернул карманы: «Все, видишь — с этим покончено. Ничего нет...» Он уверял, что справится с наркотической зависимостью. Сказал: «Я поеду к Марине, с ней мне спокойно, там врачи...» Хотя каким врачам по силам было справиться с этим человеком...

Через десять дней после нашей встречи Володи не стало... Большое горе...

...Знаете, имя Владимир все время со мной. Владимир Высоцкий, Владимир Мигуля... И второго моего мужа, который увел меня от Сулико, тоже звали Владимиром. Правда, в семье его называли Пильс.

У многих женщин в жизни случаются увлечения, когда забываешь обо всем. Ну, кроме ребенка, наверное...

Пильс был прекрасным бас-гитаристом, выступал в ансамбле «Апельсин». И меня, сидевшую в третьем ряду спортивного комплекса в Калининраде, где выступал «Апельсин», он рассмотрел на концерте. В перерыве подошел и сказал: «У меня любовь с первого взгляда... Я на вас женюсь...» Я сильно увлеклась этим человеком… Оставила Сулико, с которым прожила семь лет, оставила Калининград и переехала в Таллин. Муж не давал мне развод два года...

В Таллине сразу устроилась на телевидение, в программу «Актуальная камера», где читала новости и делала репортажи о культурных событиях, и в концертный отдел таллинского Дворца культуры и спорта. Директор дворца видел мои телерепортажи, и они ему очень нравились. Тогда в СССР этот дворец считался лучшей концертной площадкой, оборудованной по последнему слову техники, где выступали не только отечественные знаменитости, но и звезды мирового масштаба, и то, что мне предложили возглавить концертный отдел, было невероятным везением.

Крутиться, правда, приходилось как белке в колесе. Пильс приходил поздно, я его ждала, не высыпалась. А с утра подъем — дочку в школу, сама в телецентр, смену отработала — и во дворец. А там жесткая дисциплина. Если директор требовал явиться в 10.07, то все приходили именно в 10.07, а не в 10.08 или в 10.10.

Это эстонцы. Поэтому во дворце спорта все работало как часы.

В Таллине я познакомилась с Урмасом Оттом. В «Актуальной камере» читала новости на русском языке, а он — на эстонском.

Хорошо помню первую встречу. Урмас зашел ко мне в студию: «Здравствуйте, дорогая! Ну наконец-то эстонское телевидение увидело по-настоящему красивую женщину!» Конечно, он сразу меня «купил». Потом сел рядом: «Сейчас дочитаю, и пойдем пить кофе. Есть время?» — «Есть...» Мы общались до самой его смерти. Последний раз часа полтора разговаривали за несколько дней до того, как Урмаса увезли в Тарту на операцию.

Как-то Урмас рассказал мне о Володе Мигуле.

Володя как-то сказал, что с появлением в его жизни меня и Кетуши он почувствовал, наконец, что такое семья Фото: Из архива М.Мигули

Он очень ценил его, называл «белой вороной» на советской эстраде. В тот период у Мигули были какие-то проблемы с администратором. Тот где-то проштрафился, и началось... Володе перекрывали эфиры, сильно сократилось количество выступлений. И Урмас предложил: «Пригласи Мигулю на гастроли в Таллин».

Ну, я и пригласила. Позвонила ему в Москву. Он очень обрадовался, говорил очень просто и искренне: «Не знаю, подойду ли я вам...» Володина скромность меня тогда поразила...

День приезда Мигули выпал на выходной, я решила не вызывать сотрудников и встретить его сама. Отправилась на вокзал. Стою на перроне с букетиком розовых альпийских фиалок. А дело было в феврале. На улице уверенный минус. И вот все музыканты Володиного коллектива уже выгрузились из вагона, а его все нет и нет.

7days.ru

Вдова композитора Владимира МИГУЛИ Марина: «До самой смерти Володя проводил на себе эксперименты, пробовал разные методы лечения. «Если не мне, — говорил, — хоть кому-нибудь, может, поможет»

24.08.2010

Владимир Мигуля родился в 1945 году, когда всем выжившим в прошедшей войне казалось, что впереди их ждет счастливая, безбедная и долгая жизнь. Но у Володи с малых лет были свои отношения со смертью — он как будто все время шел по лезвию. В пятимесячном возрасте чуть не задохнулся от абсцесса в горле, в подростковом — едва не утонул в реке Урал: когда его вытащили на берег, он уже хрипел. Сам Мигуля впоследствии признавался: «Тень войны коснулась и меня. Помню, в детстве мои сверстники, играя в окрестных оврагах, подрывались на снарядах и минах, которые оставили в нашей земле фашисты». Среди них вполне мог оказаться и Владимир...

Владимир Мигуля фотография

Этот светлый человек так любил жизнь, что смерть дала ему отсрочку. Он очень много успел за подаренное судьбой время. Стал знаменитым композитором (его песни «Поговори со мною, мама», «Березы», «Земляничная поляна», «Аты-баты, шли солдаты», «Аве Мария», «Каскадеры», «Трава у дома» мы помним и любим до сих пор) и встретил любовь всей своей жизни.

Реклама:

Несколько лет Владимир Мигуля мужественно боролся со страшной болезнью, заведомо зная, что обречен. Он ушел, когда ему было всего 50...

«КОГДА ВАЛЯ ТОЛКУНОВА СПЕЛА ПЕСНЮ «ПОГОВОРИ СО МНОЮ, МАМА» НА НОВОГОДНЕМ КОНЦЕРТЕ, ВОЛОДЯ СТАЛ ЗНАМЕНИТЫМ»

— Марина, то, что ваш муж появился на свет в победном 45-м, как-то повлияло на его жизнь?

— Не знаю, чем это объяснить, — возможно, в атмосфере действительно была какая-то энергетика счастья! — но в том году родилось много популярных в Советском Союзе композиторов-эстрадников: Юрий Антонов, Максим Дунаевский, Полад Бюль-Бюль-оглы. Их отличало серьезное отношение и к музыке, и к стихам. Это была совсем не та эстрада, которую мы видим сегодня.

Многие ошибочно считают Володю белорусом по национальности, а на самом деле он украинец — его отец родом из Донецкой области. Георгий Федорович был военным летчиком, асом, заслужившим в боях много наград. С будущей женой Людмилой Александровной он встретился на Ленинградском фронте, где она была фельдшером.

Володя появился на свет в разрушенном немцами практически до основания Сталинграде. Роженицы обычно плачут и кричат, а Володиной маме по дороге в роддом захотелось... танцевать. Я ей как-то сказала: «Людмила Александровна, наверное, в этот момент Володя впервые запел у вас внутри». Пел он и позже, по дороге в детский садик, да так громко, что прохожие удивленно спрашивали: «Почему ваш ребенок так кричит?».

Марина Мигуля: «Умирая, Володя попросил меня не хранить ему верность — дескать, девочкам нужен отец. Но я так и не увидела никого, кто мог бы сравниться с ним»

— Послевоенное детство не очень располагало к песням...

Икона стиляПосетило:133 Смертельный укус комараПосетило:132 Голос поколения 90-хПосетило:109

— Жилось им в то время действительно очень трудно. Володя вспоминал, как ему приходилось часами стоять в очередях за продуктами, которые выдавали по карточкам. Мама много и тяжело работала, поэтому он старался во всем ей помогать. Когда ему исполнилось 17 лет, отец сказал, что встретил другую женщину, и родители развелись. Для сына это стало большим ударом.

Музыка, которой он всегда увлекался (занимался сначала в музыкальной школе, потом в музыкальном училище), средств к существованию в то время еще не давала. И мама буквально умолила Володю поступить в Волгоградский медицинский институт. Сын не смог ей отказать и выучился на челюстно-лицевого хирурга. Но без музыки он жить не мог, поэтому уже на первом курсе организовал музыкальную группу, а сам стал ее руководителем. В то время танцевальные вечера в медицинском институте были самым модным местом в городе, все стремились туда попасть.

Год Володя проработал на «скорой помощи», потом не выдержал — все бросил и поехал в Ленинград поступать в консерваторию. И, несмотря на отсутствие протекции и связей, с первого же раза был зачислен на курс профессора Слонимского. Сначала ему было очень трудно: на стипендию особенно не разгонишься, а ему нужно было и комнату снимать, и одеваться, и нотную бумагу с карандашами покупать. И тут Володе на помощь пришел отец, который начал высылать ему каждый месяц по 40 рублей, по тем временам приличные деньги. Теперь он мог себе позволить не только сходить на хороший концерт в консерваторию или филармонию, но и съездить в Грузию. Володя очень любил грузинскую музыкальную культуру, особенно полифоническое пение, собирал записи, часто их слушал.

— А когда ваш муж начал сам сочинять музыку?

— Свою первую песню — «Поговори со мною, мама» на стихи Виктора Гина — он написал на пятом курсе консерватории. И сразу же показал Ирине Понаровской, которая училась на курс старше, но той песня по стилю не очень подходила. Володя отдал ее Марии Кодряну — опять неудача. Только третьей исполнительнице, Вале Толкуновой, песня действительно легла на душу, и она исполнила ее так, что у слушателей на глаза наворачивались слезы. А после того, как Валечка спела ее на новогоднем концерте «Песня-74», Володя стал знаменитым.

«Я ВСЕГДА МЕЧТАЛ О ТАКОЙ ЖЕНЕ, КАК ТЫ, — СКАЗАЛ ВОЛОДЯ, — НЕМНОГО ВОСТОЧНОЙ И НЕМНОГО ЗАПАДНОЙ»

— Когда вы встретились с Владимиром Мигулей, он был уже известным композитором?

— Мы познакомились в Таллинне, где я тогда жила и работала. Сначала была диктором на местном телевидении, вместе с Урмасом Оттом вела новостную программу «Актуальная камера», аналог программы «Время» он — на эстонском языке, я — на русском. Я всегда много внимания уделяла культурным событиями и интервью с деятелями культуры. На это обратил внимание директор Таллиннского дворца культуры и спорта Николай Александрович Зимцов и предложил мне возглавить там концертный отдел. Я согласилась.

Как-то Урмас, с которым мы очень подружились, позвонил и рассказал, что снимал для своей программы «Азбука эстрады» композитора Владимира Мигулю. А потом добавил: «Он сломал мой стереотип восприятия эстрадников — интеллигентный, образованный, умный и очень приятный человек. Марина, устройте ему концерт во дворце, не пожалеете!».

— Похоже, это предложение не вызвало у вас энтузиазма?

— Мы действительно сомневались в том, что он соберет зал: все-таки пять с половиной тысяч — это очень много. Я, конечно же, знала, кто такой Владимир Мигуля, мне нравился его прекрасный голос, но какой он замечательный композитор, поняла только после его выступления в Таллинне. Открытием стало для меня и то, что многие песни, которые я считала народными, оказались Володиными.

— А как он отнесся к вам?

— У него ко мне вспыхнула любовь с первого взгляда, чего о себе сказать не могу. Но у меня к нему было не менее важное чувство — огромное уважение. Мое отношение к Володе шло по нарастающей: чем больше я его узнавала, тем сильнее любила.

Он первым пришел ко мне в кабинет и долго рассказывал о себе. Мне это льстило, потому что я понимала: Володя — не тот человек, который на гастролях открывает душу первому попавшемуся собеседнику. Он вообще был очень закрытым, мало кого пускал в свой внутренний мир. Словом, я поняла, что у меня появился друг и он будет теперь всегда.

Едва приехав в Москву, Володя тут же позвонил мне, чтобы поблагодарить за прием. Но благодарностью не ограничился — сказал, что уже успел соскучиться и снова хочет меня увидеть. Потом подумал и добавил: «Знаешь, я всегда мечтал о такой жене, как ты, — немного восточной (по папе я грузинка) и немного западной».

— Любая женщина мечтает услышать такие слова!

— Знаете, я, наверное, была избалована мужским вниманием: у меня хватало поклонников среди известных людей. К тому же я очень счастливый человек: у меня было несколько кумиров, — Высоцкий, Магомаев! — и все они в моей жизни появились. Но вскоре мне стало ясно, что Володя — это судьба. Кстати, он был у меня вторым мужем, а я у него — третьей женой.

Жены публичных людей часто страдают от обилия поклонниц, Володя же никогда не провоцировал у меня чувства ревности. И это несмотря на то, что эти фанатичные особы постоянно ночевали у нашего подъезда, назойливо звонили, из-за чего нам несколько раз пришлось менять номер телефона. Они даже приезжали из других городов. Кстати, одна такая дама приехала с ребенком из Украины: мол, она на 15 минут, просто повидаться. Чтобы выпроводить ее, мне пришлось подключать соседей.

Володя не отвечал ни на письма, ни на звонки обожательниц. Он был человеком дела и занимался тем, что считал самым важным в своей жизни, — работой и семьей. А я как могла старалась облегчить его жизнь. Прибалтика приучила меня строгому жизненному распорядку, аккуратности, педантичности. Поэтому я была удивлена, увидев, как живет Володя. Вещи у него лежали как попало, важные телефоны он записывал на бумажках, которые потом терял, — творческий человек! Первое, что я сделала, — купила ему общую тетрадь, которую разграфила как ежедневник, по числам, чтобы он записывал туда всю необходимую информацию (ведь компьютеров, органайзеров и мобильных телефонов в то время не было).

Я постаралась выстроить ему четкий, организованный быт, который очень сильно отличался от вольницы, которая была до меня. Перед выступлением я печатала ему тексты песен, чтобы он, положив листок на рояль, мог их петь. Привела в порядок его гардероб, что для человека публичного, который выходит на сцену, очень важно. За все это Володя был мне очень благодарен. Говорил, что будто в рай попал: мол, до меня не знал, что такое настоящая семья и взаимопомощь. Уверял даже, что благодаря мне по-другому стал видеть краски — они стали для него более яркими, насыщенными. Еще его очень удивляло, что я все успеваю — занимаюсь не только домом, но и воспитанием и образованием Катюши — моей дочери от первого брака.

— Как Владимир Георгиевич к ней относился?

— Они очень понравились друг другу. Вместе учили английский и немецкий, ему очень нравилось возить Катюшу с собой на гастроли. Володя называл ее «моя любимая доченька» и хотел официально удочерить, но было неудобно делать это при живом отце. Сейчас, когда оба ее папы умерли, Катя взяла Володину фамилию. Дочка считает, что он очень много дал ей в жизни.

Когда родилась Лианочка, Володя, несмотря на напряженный рабочий график, сам вставал к ней ночью. А мне говорил: «Спи, тебе надо отдохнуть». Вот такой это был человек, я с ним жила, как в сказке.

«ПРИРЕВНОВАВ, МУЖ НЕ РУГАЛСЯ, НЕ УСТРАИВАЛ МНЕ СЦЕН, А ЗАКРЫВАЛСЯ В КАБИНЕТЕ И ТОСКОВАЛ»

— Из-за чего вы могли поссориться?

— Прожить жизнь, не поссорившись, невозможно. Володе несколько раз случалось меня приревновать. Причем проявилась эта его черта не сразу, а года через два-три. Из-за своей общительности и любви к людям я всегда производила хорошее впечатление на его друзей. С одной стороны, это было очень приятно, с другой — вызывало у Володи вспышки ревности. Он не ругался, не устраивал мне сцен, а просто закрывался в своем кабинете и тосковал. Поначалу я даже не понимала, что с ним происходит, а когда сообразила, решила поговорить напрямик. С годами он смирился с особенностями моего характера, и эта тема закрылась сама собой.

Возникали у нас трения и по другим поводам. У Володи началась бурная гастрольная жизнь, и он хотел, чтобы я была с ним всегда и везде, в поездках тоже. А у нас на то время было двое маленьких детей (Катюшке исполнилось 10 лет, Лианочке — годика полтора), которые требовали много внимания, и я боялась их оставлять. Но тут нам на помощь приходила моя мама — она приезжала из Калининграда и оставалась с дочерьми. Правда, ей приходилось оставлять папу, а им, как всем пожилым людям, трудно было обходиться друг без друга. Поэтому папа тоже стал приезжать — готовил, гулял с детьми. На этой почве у нас было несколько ссор. В результате мы пришли к общему знаменателю и решили: если гастроли длятся больше трех дней, я еду с мужем, если меньше — остаюсь дома.

Незадолго до ухода Владимир сказал жене: «Марина, я не знаю, что меня ждет, но если там что-то есть, всегда буду помогать тебе и детям»

— Уезжая куда-то без вас, супруг скучал?

— Не только скучал, но и находил возможность отовсюду мне позвонить. А ведь в то время мы не знали, что такое мобильные телефоны, да и в гостинице не всегда была связь. Но он обязательно что-нибудь придумывал. Однажды позвонил и, смеясь, сказал: «Ты даже не представляешь себе, откуда я с тобой разговариваю!». Оказалось, что на его концерте был какой-то высокопоставленный местный чиновник, и он напросился к нему в кабинет. «Володя, — удивилась я, — ну зачем же ты так утруждаешь и себя, и людей?». И муж ответил: «Я должен был услышать твой голос и узнать, что дома все хорошо». А еще он чуть ли не каждый день умудрялся дарить мне мои любимые цветы — альпийские фиалки, которые в Москве продавались в одном-единственном магазине. Именно с таким букетиком я когда-то встречала его в аэропорту Таллинна...

— Мне кажется, у вас есть рецепт счастливой семейной жизни. Поделитесь!

— Мне просто очень повезло, что я встретила Володю. Хотя его предыдущие жены не были о нем такого высокого мнения. Но тут, наверное, много от женщины зависит — в ее силах изменить в лучшую сторону характер мужчины и правильно выстроить взаимоотношения. Ведь как относишься к человеку ты, так в конечном счете отнесутся и к тебе. По моему глубокому убеждению, хорошая семья строится не на любви и страсти, а на взаимном уважении.

Знаете, одно время Володя очень увлекся охотой, даже трофеи какие-то приносил — уточек, кабанчиков. Но мне не по душе было это его занятие, и однажды я ему сказала: «Володя, а ты посмотри в глаза этим животным: ведь у всех них есть семьи, дети. Как вообще можно убить живое существо?! Это ведь все равно что убить человека». Он задумался над моими словами и перестал ходить на охоту. Даже сказал своим друзьям: «Марина полностью изменила мой взгляд на это занятие».

— Какие еще увлечения были у Владимира Георгиевича?

— Он очень любил рыбалку. Мы с ним даже как-то пытались вместе рыбачить, но у меня ничего не получилось. Это было на Белом озере, есть такое потрясающе красивое место на границе Ульяновской и Пензенской области. Озеро глубокое, но вода в нем настолько прозрачная, что видно все до самого дна. «Давай поплывем на лодке, порыбачим!» — предложил мне Володя. Я попыталась отказаться, сказав, что за всю свою жизнь поймала всего лишь одну рыбку в Днепре, когда была с одним коллективом в Киеве на гастролях. Но Володя настаивал, и мне пришлось согласиться.

Уже через полчаса я об этом пожалела. В лодке нельзя было разговаривать (рыба любит тишину), а ничто так не утомляет женщину, как необходимость долго молчать. «Вези меня обратно, — потребовала я, — а сам возвращайся и лови хоть целый день! Лучше проведу это время с детьми». — «С тобой ухи не сваришь!» — рассердился Володя и отвез меня на берег, а сам несколько часов спустя вернулся с уловом. До сих пор не знаю, как называлась та рыба, но она была очень вкусная — вечером мы ее пожарили.

— Чему ваш муж, всегда стройный, подтянутый, был обязан прекрасной фигурой?

— Он очень любил заниматься спортом и нас с дочерьми к нему приобщал. Несмотря на свою постоянную занятость, использовал для этого каждую свободную минуту. Володя был мастером спорта по теннису. Прекрасно плавал, мог долгое время находиться под водой, за что я называла его Рыба-кит. Мы очень любили ездить в Пицунду, море там замечательное. Так вот, он, бывало, нырнет и долго не выныривает. Я уже места себе не нахожу, мечусь по берегу, как вдруг он появляется и смеется: «Знаю, что ты уже тут стоишь!». Зимой ходил на лыжах, нырял в прорубь, по утрам бегал, дома у нас висела боксерская груша — Володя в юности серьезно занимался этим видом спорта.

«ЗНАКОМЫЙ ВРАЧ СКАЗАЛ МНЕ: «ВОЛОДЕ ОЧЕНЬ НЕ ПОВЕЗЛО С ДИАГНОЗОМ — ЭТО НЕ ЛЕЧИТСЯ»

— Считается, что у человека, который дружит со спортом, больше шансов долго оставаться здоровым...

— Пройдя через все муки, связанные с болезнью Володи, я убедилась: здоровый образ жизни не гарантирует человеку здоровья. Судите сами, Володя никогда не курил, практически не пил — разве что изредка мог пригубить рюмочку ликера (он был сладкоежкой и обожал такие напитки). Спрашивается, откуда взялся этот ужасный недуг?

— Чем болел Владимир Георгиевич?

— У него был боковой амиотрофический склероз — болезнь неизвестной этимологии. Никто не знает, откуда она берется, зато все в курсе, к чему приводит — к летальному исходу. И протекает очень тяжело — сначала человеку становится трудно говорить, потом двигаться, атрофируются мышцы, через какое-то время он не может даже глотать, мозг же при этом остается ясным. Больше всего в то время Володя переживал не из-за того, что умирает, а из-за того, что не может работать, — правая рука у него отнялась первой. Но пока левая еще хоть как-то действовала, писал музыку. Я сделала для него специальный столик, поставила туда клавиши. Так он написал 17 (!) песен.

— Неужели ему ничем нельзя было помочь?

— Когда я узнала, чем он болен, тут же позвонила знакомому врачу: «Саша, что это такое?». И он ответил: «Володе очень не повезло с диагнозом. Лучше уж рак: если не потеряно время, можно отсечь опухоль. А эта болезнь не лечится». К сожалению, не лечится она и сегодня, спустя 14 лет после Володиной смерти, хотя с каждым годом такой диагноз ставят все большему количеству людей.

У меня есть страничка на «Одноклассниках», которая сейчас открыта только для моих друзей. А раньше, когда доступ туда был свободный, мне писали люди, у которых этой гадостью заболели родственники, близкие. Володя ведь до самой смерти проводил на себе эксперименты, пробовал разные методы лечения. «Если не мне, — говорил, — хоть кому-нибудь, может, поможет».

Я тоже испробовала все: возила его на лечение в Германию, обращалась к экстрасенсам, знахарям — ничего не помогло. Володя болел несколько лет, и это было очень тяжелое время. Все говорят: «Ты — сильная женщина», но я-то знаю, что это не так. Если бы не моя старшая дочь Катя, я бы, наверное, сломалась. Меня очень сильно поддерживали и моя мама, и наши друзья. Даже Лианочка, несмотря на то что ей тогда было всего восемь лет, старалась как-то помочь — сидела рядом с отцом, который в последнее время уже не мог разговаривать...

Володя понимал, что умирает, — он же медик, но не боялся смерти. Пугало его лишь то, что он оставляет нас без своей любви, помощи и защиты. Пока еще мог говорить, как-то сказал мне: «Марина, я не знаю, что меня ждет, но если там что-то есть, я всегда буду помогать тебе и детям».

— Сдержал обещание?

— Сдержал. Я человек, не склонный к мистике, но иногда очень четко ощущаю его присутствие в нашей жизни. И тому есть свидетели. Как-то ко мне приехала приятельница, мы сидели на кухне и пили кофе. Проснулась Катя, вышла на кухню и говорит: «Мама, а я сейчас папу во сне видела. Он был такой веселый, в белых одеждах (он всегда снился нам именно таким) и всех нас обнимал. А мне сказал, чтобы я не волновалась, если вдруг будут какие-то неприятные известия, — все уладится». И буквально тут же раздается телефонный звонок — журналист одной из московских газет говорит, что полчаса назад с Володиной могилы на Ваганьковском кладбище похищен бронзовый барельеф «Певец в полете». Мы, конечно, сразу бросились туда, по горячим следам написали заявление в милицию. И барельеф очень быстро нашли, воры сдали его в скупку цветных металлов.

— Чем вы живете сейчас?

— Как ни пафосно это прозвучит — памятью. Провожу вечера памяти Володи, приглашаю на них артистов и даже пою сама. Но самая большая награда для меня, когда его песни поют совсем молодые исполнители: Никита исполнил «Созвездие любви», Юлия Началова — «Песню о солдате». Когда нет денег на концерты, сажусь и пишу. Недавно выпустила книжку о Володе, но в продажу ее не отдавала, дарила друзьям. Сейчас, может быть, выпущу вторую, во всяком случае, издательство предлагает мне это сделать. Пишу картины, стихи. Лианочка пошла по стопам отца с самого рождения, она тоже занимается музыкой. А Катя сегодня наша опора. Без нее мы, наверное, пропали бы.

— Похоронив мужа, вы не вышли больше замуж...

— Умирая, Володя просил меня не хранить ему верность — дескать, девочкам нужен отец. Но я так и не увидела никого, кто мог бы сравниться с ним.

Памяти Владимира Мигули Валентина 22.01.2014 01:54:33

Всегда чту и помню легендарного композитора и прекраснейшего певца Владимира Мигулю. Голос его -как бальзам на сердце. Уникальнейший голос! Таких вокалистов можно пересчитать по пальцам: Магомаев,Ободзинский,Мигуля...Песни его бессмертны! И голос,и песни очень красивы и всегда актуальны. Вечная ему память!!!

Лучшие недели
Не отдавший сына ледяному морюПосетило:1678 Антон КравсПосетило:1078 Жизнь, полная страданийПосетило:686

www.peoples.ru

Владимир Мигуля

Ровно через три месяца после победы в Великой Отечественной войне в Сталинграде в семье летчика Георгия Фёдоровича Мигули и медстатистика Людмилы Александровны появился на свет первенец Владимир, который станет впоследствии знаменитым советским композитором-песенником, русским Джо Дассеном. Отец по национальности был украинец. Это был видный человек, он умел играть на народных инструментах, пел песни, занимался спортом.

Владимир Мигуля

Жизнь семьи военного летчика была связана с переездами. Где только не побывал маленький Володя с родителями: в ГДР, в Польше, на Кавказе, на Урале. Последним пристанищем для них стал город Орск, где одаренный мальчик пошёл в музыкальную школу. Здесь, когда Володе было практически семнадцать, отец сказал матери, что хочет расстаться. Для юноши развод родителей стал ударом. Он вместе с Людмилой Александровной переезжает обратно в Сталинград к бабушке и дедушке.

Владимир Мигуля с родителями

Владимир учился хорошо не только в обычной, но и в музыкальной школе. К тому же, у него был разряд по боксу, юноша занимался стрельбой, плаванием. Но, по настоянию матери, в 1963 году он поступает в Волжский мединститут. На первых же курсах Владимир создаёт на базе самодеятельного клуба группу «Allegro». А через два года он осуществляет свою мечту и поступает в музыкальное училище, которое заканчивает одновременно с мединститутом.

Учёба в консерватории и первый хит

Так юноша с дипломами лицевого хирурга и музыканта едет в Ленинград, чтобы попытать счастье в консерватории. Вступительные экзамены он проходит успешно и попадает в класс к профессору С. М. Слонимскому - знаменитому советскому композитору.

Владимир Мигуля

На последнем курсе, вместе с поэтом Виктором Гином Владимир Мигуля создает песню «Поговори со мною, мама», исполнительницей которой стала Валентина Толкунова. Но Владимир хотел не только создавать музыку, но и исполнять ее. Ради этого одаренный юноша посещал уроки вокала у педагога Н.А. Серваля.

Расцвет творчества

После оглушительного успеха молодому композитору начинают поступать заказы с киностудий, от театров для написания музыки к спектаклям. Он даже сыграл в это время в фильме «В стране забытой сказки» сказочного принца. Музыкант создает детский мюзикл, который успешно был поставлен в Риге и Львове. Композитор обладает феноменальным чутьем на таланты. С ним начинали такие поэты, как Лариса Рубальская, Симон Осиашвили. Он пишет песни даже на стихи Джуны - Е. Давиташвили.

Переезд в Москву ознаменовался победой его хита на фестивале «Песня-74». Помимо Валентины Толкуновой к Мигуле обращаются и другие артисты нашей эстрады: Роза Рымбаева, Иосиф Кобзон, Яак Йоала. Для группы «Земляне» он пишет знаменитый хит «Земля в иллюминаторе», «Каскадёры». С советским композитором сотрудничают «The Rolling Stones», «Червоны гитары», Иво Мойзер, что приносит ему славу за рубежом. Песня Мигули побеждает в конкурсе «Сопот-77», который проходил в Польше.

В конце 80-х композитор пишет несколько патриотических песен: «Мы воюем», «Проснись, Россия», «Россия-родина», «Открой мне, Господи, глаза». Но все чаще его песням стали закрывать доступ к эфиру. Композитор боролся, как мог. За всю историю своей жизни Мигуля так и не стал придворным музыкантом. Поэтому с началом нового времени, он как человек искусства не оставил мечты о доме творчества, который бы давал молодым талантам путевку в жизнь. Для этого проекта Владимир получил здание в центре Москвы, из-за которого и начались потом неприятности.

Нападение на композитора

Владимир Георгиевич вступил в неравную схватку с мафией, с рэкетом. За своё несогласие с ними, он поплатился гибелью друга и прогрессированием собственной болезни.

Владимир Мигуля

В 1994 году неизвестные, которые пытались отобрать офис на Старом Арбате у Владимира Мигули, перешли к активным действиям: помимо поджога его квартиры в марте, преступники 7 апреля подложили бомбу в машину композитору. Погиб его водитель Эдуард Попенков. Композитора тогда сильно оглушило, но помимо этого, он испытал сильнейший шок от потери.

Личная жизнь

Видному красивому молодому человеку долго не везло в личной жизни. Первый брак он зарегистрировал, когда ему было почти 30 лет. Его женой стала девушка по имени Анна, котора работала журналисткой на телестудии. Прожили они более пяти лет, у них родилась дочка Юлия. После развода, через некоторое время Анна эмигрировала в США, а после её смерти от рака мозга в 1995 году Юлия вернулась в Россию к уже больному отцу.

Владимир Мигуля с женой Мариной

Второй супругой Мигули стала его поклонница, молоденькая Марина Леонова. Вместе они прожили очень мало, так как девушка ушла к другому.

Вскоре Владимир встретил любовь всей своей жизни. Ею оказалась замужняя Марина Симония, журналистка и знаменитая ведущая эстонского телевидения. Несмотря на то, что она не сразу согласилась уйти от мужа, Владимир настойчиво ухаживал за ней до победного конца. В итоге на несколько лет он обрёл настоящее семейное счастье.

Владимир Мигуля с дочерью

В доме музыканта воспитывалось двое детей: дочка Марины от первого брака Кета, и общая малышка Лиана. На немногочисленных фото семейного архива Мигули видно, что впервые с Мариной он по-настоящему почувствовал себя счастливым.

Смертельное заболевание

К моменту нападения на композитора он был уже болен. Заболевание начало проявляться в 47 лет, когда впервые спортивному Владимиру Георгиевичу стала отказывать нога. Через некоторое время начались нарушения с речью. Было не понятно, чем болен музыкант. После проведённых обследований врачи поставили неутешительный диагноз. Все эти симптомы говорили о боковом амиотрофическом склерозе, неврологическом заболевании, которое приводит к полной атрофии мышц человека и заканчивается летальным исходом. Этот недуг и стал впоследствии причиной смерти композитора.

Владимир Мигуля в последние годы

Родные, друзья боролись как могли. Были собраны деньги на операцию в Германии, которая проводилась практически без анестезии. В эти годы он написал последний цикл из 17 песен на стихи Александры Очировой. Композиция «Россия» даже принесла лауреатство Эдите Пьехе на фестивале «Песня-95». В августе силами друзей и коллег был проведён концерт в честь 50-летия композитора, на котором он уже не смог присутствовать. Мигуля, прикованный к постели, слушал трансляцию концерта по радио.

Памятник на могиле Владимира Мигули

Композитор умер от последней стадии склероза в середине февраля 1996 года. На гражданской панихиде присутствовало очень много людей. После прощания с Владимиром Георгиевичем его отпели в церкви на Ваганьковском кладбище, где и находится его могила.

Page 2

Дельфин

Певец, поэт, музыкант, автор песен, художник, актёр

24smi.org

Марина Мигуля: «Нельзя вторгаться в чужой интеллектуальный труд»

культура: Не возникает ли у Вас ощущения, что современная молодежь не так хорошо знакома с произведениями Вашего супруга, как представители старшего поколения?    Мигуля: Наверное, это не удивительно, ведь большой период творчества моего мужа приходится на советское время. Тогда во всех областях культурной жизни страны наблюдался высочайший подъем. Создавались бесценные шедевры, и именно эти «накопления» являются предметом нашей национальной гордости. Однако не могу сказать, что песни Мигули сегодня менее востребованы, даже у молодежи. Насколько они популярны, можно судить по тому, что ко мне с дочерьми, как к наследницам, обращаются самые разные певцы, желающие исполнить композиции Владимира Георгиевича. Среди них достаточно молодых артистов. Кстати, знаю, что даже в ночных клубах делают переработки некоторых вещей. Представители киноиндустрии тоже проявляют заметный интерес — песни Мигули звучат во многих лентах, как художественных, так и документальных, часто используются в рекламных роликах. 

Людей интересует настоящее, подлинное искусство, поскольку именно оно доходит до сердца. А то, что сегодня раскручивается и навязывается при помощи СМИ и интернета, исчезнув из эфира, благополучно забывается. 

культура: Остались ли у Владимира Георгиевича не записанные произведения? Есть ли шанс дождаться когда-нибудь сборника под условным названием «Мигуля. Неизданное»? Мигуля: Такие вещи, конечно, есть — как, наверное, у каждого композитора. Володя полагал, что песня должна отлежаться, «дозреть»: сочинял какую-то тему, потом на время прятал в стол, затем вновь к ней возвращался, свежим ухом слушал. Старался быть максимально объективным к самому себе. Если его цепляло то, что он создавал, предлагал песню тому или иному исполнителю. Либо сам пел. 

Я очень бережно отношусь к Володиному творчеству: раз он что-то откладывал в сторону, значит, так было нужно. Если же говорить о неизданном... Он написал очень красивое посвящение Льву Яшину. Исполнял на дне рождения Льва Ивановича, песню очень хорошо приняли. Но дальнейший ход композиции дан не был, ведь Володя не особо занимался своей раскруткой. Надо же бегать с песнями, рекламировать их, кого-то уговаривать, убеждать, а он предпочитал просто работать. Сейчас, в связи с предстоящим футбольным бумом, я бы с удовольствием это произведение реанимировала и предложила какой-нибудь хорошей группе или исполнителю.

культура: Предвидел ли автор, какая судьба уготована той или иной композиции? Угадывал потенциал, хитовость? Мигуля: У него было подобное чутье. Он оценивал свои вещи как бы со стороны, проверял их на публике, следил за реакцией зала. Но первыми его слушателями всегда были я и дети: нашим мнением он очень дорожил. 

культура: «Трава у дома» — одна из главных творческих удач Владимира Георгиевича. Что за сыр-бор разгорелся вокруг этого шедевра?  Мигуля: Мягко выражаясь, странная история. Не устаю отбиваться от вопроса: как я, наследница, могла допустить такую варварскую переработку всенародно любимой песни? На протяжении двадцати лет, миновавших после ухода Володи, я руковожу оставленным музыкальным наследием. За эти годы ко мне обращались сотни раз — с просьбами разрешить переработать, переаранжировать ту или иную композицию для фильма, спектакля. Иногда просят даже цитаты из хитов — это, в частности, популярно у рэперов. Приятно, когда люди хотят придать большую значимость, окраску своему произведению при помощи Володиных мелодий. Никаких проблем до поры до времени не было, я почти никогда не отказывала. Вообще, безмерно счастлива, что песни Володи живут и звучат. 

Но в данном случае возникла весьма неприятная ситуация. В начале апреля мне позвонили из Российского авторского общества. Этой организации я когда-то доверила отслеживание публичных исполнений произведений Владимира Мигули. Суть предложения, озвученного РАО, сводилась к следующему: новый состав группы «Земляне» хочет вставить в оригинальную песню «Трава у дома» другой куплет. Попросили дать срочный ответ, потому что композицию предполагалось исполнить на концерте, посвященном Дню космонавтики. Задала вопрос: в чем целесообразность такого шага, почему это необходимо? Попросила прислать мне текст нового запева. Прочитав, не увидела ничего такого, что могло бы дополнить и украсить песню. Заподозрила неладное. Поинтересовалась, кто является автором этих строк, но вразумительного ответа не получила. 

Словом, чем дальше, тем более абсурдной мне представлялась данная затея. Желая покончить с разговорами «на пальцах», сказала: если это серьезное предложение, обозначьте его четко. Укажите автора, заказчика. В ответ мне пообещали энную сумму. Дала понять, что дело вовсе не в деньгах — я просто плохо себе представляю смысл инициативы. Получается какая-то нелепая картина. Мне, например, тоже нравится песня, скажем, «День Победы», и у меня получаются неплохие стихи. И что, теперь я впишу их в оригинальный текст, и мы его быстренько выкупим и продадим? В голову не придет подобная чушь. В общем, пришлось отказать. 

Буквально через пару дней РАО называет мне нового заказчика, Роскосмос, и предлагает сумму, десятикратно превосходящую прежнюю. От выбранной линии я не отступала: если вы официальные представители, напишите письмо, где все было бы подробно разложено. Они от ответа уклонились, сообщив: вам привезут деньги, а вы подпишете безвозмездный договор. Я, разумеется, не согласилась, ибо, во-первых, дело, повторюсь, не в материальной стороне, а во-вторых, на протяжении двадцати лет у меня все было прозрачно и официально. До сих пор не могу понять, почему люди не обратились ко мне напрямую. Если хотите, чтобы вас уважали, заходите через парадную дверь, не пытайтесь влезть в окно. Те, от кого я ждала защиты, получилось, вставили мне палки в колеса. Я вновь отказала, о чем, разумеется, поставила в известность детей — они ведь тоже наследники. 

культура: Но на этом история, судя по всему, не закончилась... Мигуля: Увы. Я вроде бы успокоилась, выдохнула свободно. А потом состоялся концерт, на котором «Трава у дома» в «новой» версии таки прозвучала — все ее увидели и услышали, поскольку мероприятие транслировалось по нескольким телеканалам. Причем вышло и вовсе возмутительно: сначала просили всего лишь один запев «прилепить», а в итоге чуть ли не весь текст перелопатили, оставив только известный припев.

Тут же посыпались звонки и письма по электронной почте, содержание которых предвидеть было несложно: Марина, вы что, продались? Как же можно, ведь испортили песню! Естественно, для нашей семьи это стало ударом. Я выяснила, что махинация была осуществлена за подписью деятелей из ЗАО «Русская медиагруппа». Начались очередные хождения по мукам. Представители РАО, куда я позвонила, самоустранились: мол, мы вообще не в курсе, что состоялся эфир, где прозвучала незаконно переработанная версия песни. Затем обратилась в «Русскую медиагруппу» с претензией о нарушении авторских прав. Они извинились и промямлили что-то в духе «мы не виноваты». Спрашивается, а кто же тогда виноват? Стали оправдываться: дескать, нас РАО не предупредило, к тому же было мало времени — ведь мероприятие предполагалось чуть ли не государственного масштаба, как-никак 55-летие первого полета человека в космос. На вопрос, чем не устроил классический, полюбившийся людям вариант, ответили нечто невразумительное: решили обновить, подумали, так будет лучше. Отлично, давайте я возьму вашу машину, перекрашу, а потом буду вам продавать. Устроит такой сценарий? 

То есть за последний месяц я ужасно измучилась. С учетом возраста — для меня это колоссальный стресс. Вся ситуация напомнила мне «лихие 90-е». Еще ладно, если бы речь шла о молодых ребятах, не знающих, куда обратиться. Но ведь за всем стоят опытные люди, которые работают в этой индустрии не первый год... 

культура: И что же теперь? Мигуля: Думали о мирном решении конфликта, но заказчик наше предложение проигнорировал. После чего мы с дочерьми обратились к юристам. Они сразу подчеркнули, что имеет место серьезное нарушение авторского права. Отказ дать разрешение был верным шагом — в противном случае эта песня в дальнейшем существовала бы как новое произведение и принадлежала этим самым заказчикам. Которые бы делали с ней все, что им заблагорассудится. 

В общем, далее от нашего имени в суде будут действовать профессионалы. Надеемся, они разберутся и справедливость восторжествует.

культура: А может быть, Вы напрасно так сильно переживаете? Ведь очевидно, что этот новодел исчезнет так же быстро, как появился, и в людской памяти навсегда останется именно канонический вариант Владимира Мигули и Анатолия Поперечного.  Мигуля: Дело не в этом. Просто категорически нельзя вторгаться в чужой интеллектуальный труд. Нельзя создавать подобный прецедент. Мы сегодня озабочены вопросами культуры, твердим на каждом шагу, что ее нужно поднимать. Но для этого необходимо создавать что-то новое. Хватит заниматься «ремонтными работами» — надо начинать строить. А то получается неутешительная картина: сами ничего создать не можем, поэтому переделаем чужое. Хотя, как выяснилось в нашем случае, даже переделать толком не получается. Поскольку этот псевдоновый вариант иначе как плевком в сторону умерших авторов назвать нельзя. 

Вообще, подняться в песенном жанре до уровня таких композиторов, как Таривердиев, Пахмутова, Тухманов, Зацепин, Мигуля — так же трудно, как полететь в космос или руководить государством. И не надо пробовать — это надо просто уметь.  

культура: Напоследок расскажите, пожалуйста, о том, как «трава» начинала расти — то есть об истории создания песни.  Мигуля: Володя всегда писал на стихи — это очень важный момент. Ведь есть композиторы, предлагающие музыку поэтам, а мой муж работал с уже готовым текстом. Но делал это только в тех случаях, когда стихи его трогали. Говорил, стихотворение должно быть не только талантливо, но и содержательно — поднимать общечеловеческие ценности. Что же касается «Травы у дома», то ее смысловые горизонты он изрядно расширил. Изначально стихи Поперечного были о доме, о Родине. Однако, по мнению Володи, этому замечательному тексту не доставало глобальности. Мигуля хотел, чтобы стихи раскрывали «домашнюю» тему в самом широком смысле: наш дом — это планета, где мы живем, космос. Анатолий Григорьевич прислушался к совету, и в итоге родилась песня, которую сами авторы очень любили. Кстати, обобщая творчество моего мужа, Поперечный отмечал: «Где музыка Мигули — там нет пустоты».

portal-kultura.ru

Марина Мигуля: «Володю я сама себе нагадала...» - 7Дней.ру

Фото: Алексей Абельцев

…Мне исполнилось 16 лет. Приближалось Рождество. Я хорошо помнила бабушкин рассказ про то, как они с подружками в рождественские дни гадали на суженого, и тоже решила попробовать. Гадание такое: печешь лепешку — по наперстку воды, соли и муки, вечером ее съедаешь и ложишься спать. Кого во сне увидишь — тот и есть твой будущий супруг.

Еще абитуриенткой я сыграла роль в короткометражном художественномфильме. Душевный подъем у меня был невероятный Фото: Из архива М.Мигули

Я замесила тесто, испекла ту самую лепешечку, съела ее с трудом — соленая очень — и легла спать. Мне приснился сон: гуляю я во дворе родительского дома в Калининграде — двор большой, с футбольным полем и спортивной площадкой, — оборачиваюсь и вижу: стоит высокий человек в черной мантии. Правой рукой закрывает лицо, а левую протягивает мне. Мы вместе подходим к спортивному бревну. Я прошу незнакомца открыть лицо, но он отказывается. Во сне я разглядела только его волосы — светло-русые, до плеч. Еще запомнила левую руку. Я держала его за эту руку, пританцовывала на бревне и напевала какую-то мелодию...

Странно, но когда я впервые увидела Володю Мигулю, не вспомнила о том сне. Только спустя время до меня дошло: это же он, он мне тогда приснился на Рождество!

Я его сама себе нагадала!

Когда мы встретились, я была замужем и никак не думала, что моя жизнь может так резко измениться. Возможно, поэтому и не возникло ассоциации со сном...

Но пока до нашей встречи было еще очень далеко. Мне шестнадцать, и я вообще не думаю о романах. Все мои мечты тогда были связаны со сценой...

Окончив школу, я поступила в Тбилисский театральный институт им. Ш. Руставели на актерский факультет. Я хорошо пародировала, пела, танцевала, поэтому после школы вопрос, куда поступать, не стоял — только в театральный. В тот год впервые набирал курс Сандро Товстоногов, сын Георгия Александровича Товстоногова, гения и моего любимого театрального режиссера.

Я была счастлива: у меня такой учитель! Казалось, мы с ним горы свернем. А если учесть, что еще абитуриенткой я сыграла главную роль в короткометражном художественном фильме, то душевный подъем у меня тогда был просто невероятный.

Но так получилось, что одновременно с моим поступлением в институт заболел мой дедушка. А дедушка был мне как отец. Они с бабушкой меня вырастили.

Когда ему было плохо, он не подпускал к себе никого, кроме меня: «Только Маринина рука добрая и легкая, с ней не больно...» И я перестала ходить на занятия, сидела с ним, делала уколы, давала таблетки... Он умер у меня на руках. А через десять месяцев не стало бабушки. Она ушла от тоски, не могла жить без дедушки, они с пятнадцати лет были вместе.

Мир перевернулся. При живых родителях, которых тоже очень любила, я почувствовала себя сиротой...

Все мои планы разрушились, разбились... Одной оставаться в Тбилиси мне родители никогда не позволили бы. Надо было оставить город, который я так любила, друзей, институт и уезжать в Калининград.

Я очень страдала. В институт пойти сил не хватало. Маме, которая приехала за мной, пришлось самой забрать документы...

Так началась моя другая жизнь.

Много лет спустя мы встретились с Сандро Товстоноговым в Москве на приеме в польском посольстве. Он сказал: «Как жаль, что вы тогда уехали... Вы одна со всего курса были бы приняты в театр...

7days.ru

Марина Мигуля: «Володю я сама себе нагадала...» стр.7 - 7Дней.ру

Главной у нас стала «Миленький ты мой». Очень смешно: ночью, заслышав плач дочки, мы с Володей попеременно вскакивали, подбегали к кроватке и заводили: «Миленький ты мой, возьми меня с собой...» — одну строчку я, другую — Володя. Так всю ночь и пели на два голоса.

Лианка еще крохой была очень музыкальна — пела, танцевала. И в папин кабинет всегда рвалась, несмотря на то что дети знали: если папа работает, значит, к нему нельзя. С Кетушей проблем не было, а Лианка мирилась с запретами крайне неохотно — очень была свободолюбивая. Забежит к Володе, постоит-постоит рядом с инструментом и уходит. Однажды она решила поиграть вместе с папой. Володя аккорд берет, и она тут же пальчиком — бряк. Ну, Володя долго терпеть не стал и отправил ее в детскую.

Я услышала, как громко хлопнула дверь кабинета, а потом ко мне притопала насупленная дочка: «Мама, ты дуяков любишь?» — «Дураков — нет». — «А папу?» То есть напрямую папу дураком не назвала, но что думает о нем, дала понять недвусмысленно...

Лиана впервые вышла на сцену в девять лет. Это случилось на концерте памяти Володи...

Она уже четыре года в Америке, учится на актерском отделении киноакадемии, сочиняет стихи и музыку, прекрасно поет.

Мы часто созваниваемся. Дочка говорит, что скучает по нашему московскому дому, в котором всегда было много людей— мы любили принимать гостей...

Володя обычно звонил и говорил: «Мариш, мы едем, нас пятеро, через двадцать минут будем».

Я быстро жарила мясо, резала салат, пекла хачапури — они всегда исчезали со стола раньше остального.

Когда мы переехали с Енисейской на Новый Арбат, гостей стало наведываться в разы больше. «Алло, вы дома? А то я мимо еду...» Вскоре выяснилось: мимо Нового Арбата едут практически все... В нашем доме бывали многие Володины коллеги — Саша Серов, София Ротару, Тамара Гвердцители... Всех не перечесть. Но самые доверительные, дружеские отношения у Володи были, пожалуй, с Андреем Дементьевым.

Мы часто семьями ездили в Пицунду. Ходили вместе купаться, загорать. Правда, Володя валяться на солнце не любил, он быстро сгорал, а вот из воды мог не выходить долго...

Вообще просто отдыхать Володя не мог. В Пицунду привозил с собой синтезатор и работал в номере. Не мог дождаться, когда закончится отпуск и начнутся концерты, гастроли...

...Вдруг я заметила, что Володя стал быстро уставать. Он, который никогда не мог сидеть без дела, еще и нас с дочками все время будоражил, теперь приходил домой и ложился на диван: «Полежу десять минут...» Потом стал жаловаться, что правая стопа не слушается: «Может, когда ногой по груше бил, потянул сухожилие?» Чуть позже он попытался проговорить несколько раз букву «р», но ничего не вышло. Позвал меня: «Слушай, мне в детстве уздечку на языке подрезали. Может, сейчас на старости лет опять надо подрезать? Мне же надо ехать в студию на запись, а я «р» не выговариваю...» Я испугалась: «Ты с ума сошел?.. Езжай, все пройдет.

Может, просто выспаться надо. Ты устал. Потом к врачу сходим».

...Помню, снимали программу «Шире круг» в цирке на проспекте Вернадского. Володя должен был спуститься по лестнице на арену. Я сижу в зале и вижу: мужу надо сделать шаг, а он не может. Пока спустился, у меня чуть сердце не разорвалось. Стало ясно: дольше тянуть нельзя. Надо найти причину происходящего.

Мы обошли множество специалистов — все сходились в одном: у Володи отменное здоровье, которому позавидовал бы любой юноша.

Так тянулось до тех пор, пока Гелена Кандель, сестра Иосифа Кобзона, не помогла нам попасть на консультацию в Институт неврологии РАМН. Я шла туда, готовясь к самому худшему. Но в то же время твердо знала: мы не сдадимся, что бы мне ни сказали, обязательно будем сражаться и победим...

Но оказалось, победить Володину болезнь нельзя. Ему поставили диагноз: боковой амиотрофический склероз. Противостоять этой болезни медицина еще не научилась. Врачи давали нам от трех до двенадцати месяцев. А Володя прожил еще три года...

Мы с Кетушей тогда собрали информацию обо всех клиниках в мире, которые занимались исследованиями в этой области. По ночам, уложив Володю, запирались на кухне и рассылали по всему свету факсы. Но надежды не давал никто, откликнулся лишь профессор из Германии. Собрав все силы и средства, мы туда поехали, но, к сожалению, лечение результата не дало. Володе делалось хуже. Он уже не мог самостоятельно передвигаться, есть, речь становилась невнятной...

Я практически перестала выходить из дома, даже в магазин. Если немного задерживалась, Володя смотрел такими грустными глазами... Вынести этого я не могла... Тогда с моими правами на машине стала ездить семнадцатилетняя Кетуша. Однажды ее остановил гаишник, но прочитав имя и фамилию на удостоверении, отдал честь, сказав, что очень любит песни ее мужа...

Пока Володя болел, сводить концы с концами было непросто. Пришлось сдать нашу квартиру на Новом Арбате. А когда мужа не стало, я и вещи стала продавать. Бегала по скупкам, отдавала за копейки свои украшения. Но мне было не жалко. Главное, это давало возможность поддержать семью. Лианка тогда только в школу пошла, Кетуша училась на первом курсе.

...Володе вот-вот должно было исполниться пятьдесят. Юбилейный концерт решили устроить в ГЦКЗ «Россия».

Четыре часа продолжалась программа, в которой звезды исполняли Володины песни. Володя стараниями нашей доброй подруги — музыкального редактора Дианы Берлин — слушал концерт в прямой трансляции по радио. Телевизионную версию он уже не увидел, его не стало 16 февраля 1996 года... А ровно за десять лет до этого, 16 февраля 1986 года, мы познакомились. Это открытие я сделала совсем недавно...

Когда Володи не стало, меня держали дети. Надо было о них заботиться. Но теперь они выросли, и я могу больше времени уделить тому, что раньше откладывала на потом. Я снова пишу песни, картины, книги, продюсирую артистов... Замуж больше не вышла.

Благодарим салон «Интерьеры-Т» за помощь в организации съемки

7days.ru


Смотрите также