Все время что-то читаю... Прочитанное хочется где-то фиксировать, делиться впечатлениями, ассоциациями, искать общее и разное. Я читаю фантастику, триллеры и просто хорошие книги. И оставляю на них отзывы...
Не знаете что почитать? Какие книги интересны? Попробуйте найти ответы здесь, в "Читалке"!

Марк тайманов биография семья дети


Марк Тайманов: «Лучший пианист среди шахматистов»

Доброго времени суток, дорогой друг!

Чемпионами мира суждено стать не многим. Однако есть шахматисты и их немало, чей вклад в развитие шахмат и шахматной культуры более чем заметен. Один из них – Марк Тайманов.

Марк Евгеньевич Тайманов — уроженец города Харькова. Год рождения 1926. Его родители Евгений Захарович и мама, Серафима Ивановна познакомились, будучи студентами харьковских ВУЗов – политеха и консерватории соответственно.

Затем семья переезжает в город на Неве.

Интересно, что в шахматы юный Марк попал, благодаря… музыке. Занятия музыкой были естественны, поскольку мама была музыкантом.

Более того, первую известность мальчик получил именно на музыкальном поприще, снявшись в 10 лет от роду в фильме под названием «Концерт Бетховена».

Выбор на Марка упал случайно, специалисты, пришедшие в музыкальную школу подобрать «актера», выбрали именно его.

Роль мальчика Янки принесла Марку некоторую известность, ибо фильм удался и по популярности конкурировал с такими творениями, как «Чапаев».

Юную знаменитость пригласили на открытие дворца пионеров. Сам Марк Евгеньвич вспоминает:

«На церемонии открытия директор дворца спросил меня, в какой секции я бы хотел заниматься. Во многом неожиданно для самого себя я выбрал шахматный клуб. И шахматы навсегда вошли в мою жизнь»

Свершилось. Решение вряд ли было до конца осознанным, однако кое-что Марк Евгеньевич запомнил. По его словам, сыграли два обстоятельства.

  • Отец, Евгений Захарович, будучи шахматистом-любителем, уже успел привить мальчику интерес к шахматам.
  • Единственным помещением во дворце пионеров, где царила атмосфера спокойствия и какой-то ореол таинственности, был шахматный кружок, в центре которого на стене красовался портрет Ботвинника.

Именно Михаила Моисеевича Тайманов считает своим учителем.

Так они и шли параллельным курсом – музыка и шахматы. И если музыка во многом под влиянием мамы, то шахматы – по зову сердца.

В возрасте 16 лет Тайманов становится мастером.

Достижения в шахматах

Марк Тайманов вступил в борьбу за чемпионский титул с 1953г., когда принял участие в своем первом межзональном турнире. Выйти в претенденты с первого раза не удалось.

Однако не все сразу. Он продолжает оттачивать мастерство, много играет.

Тайманов постоянный участник чемпионатов СССР .  Почти за 40 лет он сыграл в 23 (1) первенствах страны. Семь раз был в призерах.

  • Чемпион Союза ССР 1956 года. Победа была особенно приятна, поскольку этот чемпионат проходил в Ленинграде, городе, который Марк считал своим родным
  • Он постоянно участвовал и в чемпионатах Ленинграда. Пятикратный чемпион города на Неве.
  • Тайманов говорит , что сыграл огромное количество турнирных партий – около 5 тысяч. Он становился победителем или призером более, чем в 80 международных турнирах
  • Двукратный чемпион мира среди сеньоров (игроков старше 60)
  • Чемпион шахматной олимпиады 1956 года.

На подступах к чемпионству

Второй поход за чемпионский титул был предпринят в 70 году. Тайманов успешно выступает в межзональном турнире и выходит в цикл претендентских матчей.

Но не судьба. На пути встал Роберт Фишер. Успешно противостоять последнему в то время было практически невозможно.

Матч был всухую проигран, что кстати, крайне не понравилось советским властям. Тайманов попал в опалу, которую с достоинством пережил, никогда не оправдывался и не извинялся.

Да и за что? Фишер обыгрывал всех в то время и делал это убедительно.

Жизнь продолжается

Надо отдать должное Марку Евгеньевичу. Он не оставил шахматы, успешно играл в турнирах разного ранга.

Более того, вел общественную и литературную работу. Многие годы был шахматным обозревателем журнала «Огонек». Написал несколько книг, в том числе  нашел в себе силы написать книгу о матче с Фишером.

Параллельно шла и музыкальная жизнь. Вместе с супругой они составляли популярный фортепианный дуэт и выступали во многих странах и по мнению некоторых экспертов является одним из лучших в двадцатом веке.

Тайманов много путешествовал и встречался с такими известными людьми, как Черчилль, Фидель Кастро, Че Гевара.

Любопытные факты

  • В 2004 (78 лет!) Марк Евгеньевич стал отцом. Причем сразу двоих детей- близняшек. Кторых назвали Марией и Дмитрием.
  • По признанию Тайманова, ему удавалось органично совмещать шахматы и музыку. Музыка никогда не мешала шахматам, скорее наоборот, позволяла время от времени сменить обстановку.
  • Марк Тайманов был талантлив во многих областях. Снимался в кино, писал замечательные статьи и книги. И конечно музыка – он был прекрасным пианистом. И даже имел прозвище:

 «Лучший пианист среди шахматистов и лучший шахматист среди пианистов»

Семья

Тайманов Был несколько раз  женат. У него семеро детей.

С первой супругой – Любовью Брук Марк познакомился еще в детстве – он вместе учились в школе для одаренных детей при консерватории.

Союз был не только семейным, но и творческим, — более двадцати лет они выступали в дуэте даже тогда, когда основным занятием Марка стали шахматы.

С последней женой, Надеждой,  Марк Евгеньевич прожил 30 лет вплоть до своей кончины. У них двое детей-близнецов, родившихся в 2004 году.

Он ушел из жизни  в 2016 году в возрасте 91-м года.

Вклад в шахматную культуру

в Санкт-Петербурге в 2014 года появилась шахматная школа Тайманова.

Марк Евгеньевич  не просто хорошо играл в шахматы. Он транслировал свое мастерство «в массы». Огромное количество интереснейших статей и комментариев к партиям, несколько книг, среди которых:

  • Защита Нимцовича
  • Матч на первенство мира Карпов — Каспаров
  • Я был жертвой Фишера
  • Вспоминая самых-самых….

Он внес большой  вклад не только в теорию и практику шахматной игры, но и в развитие шахматной культуры в стране. А это дано не каждому. Честь, хвала и светлая память выдающемуся шахматисту и человеку Марку Тайманову.

Лучшие партии

Тайманов – Спасский, Ленинград, 1956, 1:0

Романишин – Тайманов, Вильнюс, 1977, 0:1

Карпов – Тайманов, Ленинград, 1977, 0:1

Благодарю за интерес к статье.

Если вы нашли ее полезной, сделайте следующее:

  • Поделитесь с друзьями, нажав на кнопки социальных сетей.
  • Напишите комментарий (внизу страницы)
  • Подпишитесь на обновления блога (форма под кнопками соцсетей) и получайте статьи к себе на почту.

Удачного дня!

chessmatenok.ru

Советский шахматист Марк Тайманов: биография, карьера, семья

Тайманов Марк Евгеньевич – один из ведущих советских и российских шахматистов, который входит в список 20 лучших шахматистов мира в период с 1946 по 1971 год. Тайманов также является автором множества шахматных книг, которые посвящены изучению дебютов и эндшпилей как для новичков, так и для состоявшихся профессионалов.

Помимо шахматной карьеры, Тайманов также был известным музыкантом, популярность которого распространилась на всю территорию Советского Союза.

Достижения советского шахматиста

Марк Тайманов получил звание гроссмейстера в 1952 году, а уже в 1956 стал чемпионом СССР. Дважды становился кандидатом на мировую шахматную корону (в 1953 и 1971 годах). Советскому шахматисту посчастливилось сыграть с легендарным Бобби Фишером (он считается лучшим шахматистом всех времен) в партии за звание чемпиона мира в 1971 году, однако Тайманов потерпел поражение с разгромным счетом 6-0. Помимо перечисленного, Марк также прославился феноменальной игрой за сборную СССР. Этот шахматист стал родоначальником многих дебютов и эндшпилей, вариации которых обрели уникальные названия.

Марк Тайманов: биография, семья

Марк Евгеньевич Тайманов родился 7 февраля 1926 г. в городе Харькове (Украинская Советская Социалистическая Республика). Его семья бежала сюда из Смоленска во время Первой мировой войны (с 1914 по 1918 год). Его отец, Евгений Захарович Тайманов, был наполовину казаком и наполовину евреем. Родители Тайманова учились в Харькове, а когда сыну исполнилось шесть лет, переехали в Ленинград. Бабушка по маминой линии, Серафима Ивановна Ильина, тоже получала образование в Харькове (в Харьковском национальном художественном училище имени Ивана Петровича Котляревского), она была родом из русской православной семьи. Здесь же она получила образование по специальности учитель игры на фортепиано. Именно Серафима Ивановна привила любовь к музыке будущему гроссмейстеру. В девятилетнем возрасте Марк снимался в детском фильме «Концерт Бетховена» (1937 года выпуска), где играл роль молодого скрипача. В годы Великой Отечественной войны, незадолго до начала блокады Ленинграда, он и его отец эвакуировались в Ташкент (Узбекистан).

Получил звание международного мастера спорта по шахматам в 1950 году, а уже в 1952 стал интернациональным гроссмейстером. В 1953 году Марк Тайманов играл на турнире кандидатов в Цюрихе (Швейцария), где занял почетное восьмое место. Советский шахматист входил в список 20 лучших игроков мира, в котором держался более 25 лет.

Тайманов был одним из немногих шахматистов, которому удалось обыграть таких чемпионов мира, как Василий Смыслов, Михаил Таль, Тигран Петросян, Анатолий Карпов, Михаил Ботвинник и Борис Спасский. Именно Марк Тайманов разработал следующие шахматные вариации: сицилийская защита, защита Бенони и индийская защита.

Любимыми шахматистами Тайманова были Александр Алехин, Михаил Таль и Гарри Каспаров.

Наивысший рейтинг шахматиста зафиксирован в июле 1971 года – 2600 очков.

Поединок против американского гроссмейстера Бобби Фишера

В 1971 году Марк проиграл известному американскому шахматисту Бобби Фишеру в четвертьфинале турнира Кандидатов. Поражение было крайне неприятным, ведь тогда советский шахматист уступил со счетом 6-0.

Об этом матче часто вспоминали советские критики, подчеркивая жесткость и беспринципность защитной игры Фишера. После поражения у Марка начались проблемы с властью. Советские чиновники лиши шахматиста заработной платы и запретили ему выезжать за пределы СССР. Официальная причина такой санкции заключалась в том, что Марк привез в страну книгу Александра Солженицына (который в свое время критиковал Сталина, вследствие чего был заключен под арест), однако у подобных обвинений здесь однозначно был второстепенный характер.

Спустя время с Тайманова сняли все санкции. Марк считал, что игра с американским гроссмейстером носила кульминационный характер в его карьере. Советский шахматист написал целую книгу о матче с Фишером, которую назвал «Как я стал жертвой Фишера».

Музыкальная карьера

Помимо шахматных достижений, Марк был лучшим концертным пианистом в Советском Союзе. В качестве музыканта Тайманов был известен на всю страну. Он был лично знаком с такими композиторами, как Дмитрий Шостакович, Мстислав Ростропович (виолончелист) и Святослав Рихтер (пианист).

Помимо перечисленного, Тайманов также снимался в фильмах. В 1936 году снялся в фильме «Концерт Бетховена», где сыграл скрипача, а в 1971 году исполнил эпизодическую роль (камео) в фильме «Гроссмейстер».

Марк Тайманов: семья, личная жизнь

Со своей первой женой он познакомился в музыкальной консерватории. Он играл в фортепианном дуэте с Любовью Брук. Поначалу их отношения были строго профессиональными, однако спустя время у пары завязались романтические отношения, которые впоследствии переросли в брак. Вскоре в семье рождается сын, которые спустя многие годы начал заниматься музыкой и окончил консерваторию.

Вскоре Марк Тайманов, личная жизнь которого обсуждалась всеми советскими СМИ, женился во второй раз. Вторую избранницу именитого шахматиста звали Надеждой. Девушка была младше своего мужа на целых 35 лет. В средствах массовой информации часто обсуждали его личную жизнь, говоря о том, что разница в возрасте помешает счастливым отношениям. Однако в 2004 году (в 78 лет) у Марка и его супруги родились долгожданные близнецы - мальчик и девочка.

Великий советский музыкант и шахматист умер 28 ноября 2016 года в Санкт-Петербурге в возрасте 90 лет после болезни. Причина смерти Марка Тайманова до сих пор не озвучивается.

fb.ru

Умер шахматист Марк Тайманов

?

tverdyi_znak (tverdyi_znak) wrote, 2016-11-29 23:00:00 tverdyi_znak tverdyi_znak 2016-11-29 23:00:00 Советский и российский шахматист, международный гроссмейстер Марк Тайманов скончался 28 ноября в Санкт-Петербурге, в больнице, где он находился на лечении последние полтора месяца. Ему было 90 лет.Тайманов был не только шахматистом, но и пианистом. Он увлекался игрой на фортепиано, совмещал занятие спортом с музыкальным творчеством. В феврале этого года шахматист рассказал, что музыка помогала ему справляться с поражениями на турнирах.Наверное, это был самый ленинградский или петербургский гроссмейстер из всех воспитанников городской шахматной школы...Марк Тайманов родился 7 февраля 1926 в Харькове, где учились его родители (отец Евгений Захарович Тайманов — в политехническом институте, мать Серафима Ивановна Ильина — в консерватории). Вскоре семья переехала в Ленинград, с которым связана вся жизнь шахматиста и пианиста. Первые уроки музыки получил от матери.В 1936 снялся в главной роли мальчика-скрипача в фильме «Концерт Бетховена». Мальчика пригласили на торжественное открытие Ленинградского дворца пионеров и предложили ему выбрать любую секцию. Марк выбрал шахматную, но продолжал заниматься музыкой.Учился в Ленинградской консерватории в классе фортепиано вместе со своей будущей женой Любовью Брук. В марте 1943 года они оба приняли участие в концерте юных музыкантов в рамках празднования 80-летия консерватории в Ташкенте. Уже будучи известным гроссмейстером, продолжал концертную деятельность, выступая в дуэте с женой, записал несколько пластинок.14 раз играл в чемпионатах Ленинграда (с 1945 по 1998 годы), 5 раз становился чемпионом. В чемпионатах СССР играл 23 раза, в 1956 году стал чемпионом.Член символического клуба победителей чемпионов мира Михаила Чигорина с 3 декабря 1952 года.Дважды принимал участие в претендентских соревнованиях. В 1953 году был в середине турнирной таблицы, в 1971 году в первом же матче проиграл Роберту Фишеру, будущему чемпиону мира, со счётом 0 : 6. Поражение было шоком для советского шахматного руководства.На таможне у Тайманова нашли книгу Солженицына, изданную за рубежом (обычно шахматистов не досматривали), и это стало дополнительным поводом для репрессий против него. Ему уменьшили государственную стипендию, перестали посылать на турниры за границу, лишили звания заслуженного мастера спорта СССР (восстановлен в звании в 1991).Тайманов известен как шахматный теоретик, внёсший большой вклад в теорию дебютов, особенно сицилианской защиты и защиты Нимцовича. Занимался шахматной журналистикой, вёл отдел в журнале «Огонёк».В 78 лет Марк Евгеньевич стал отцом сразу двоих детей — двойняшек Маши и Димы. После матча с Фишером Марк Тайманов расстался со своей первой женой, с которой прожил 27 лет. У шахматиста за плечами четыре брака. Первая и вторая жёны умерли от рака. Всего у Марка Тайманова семеро детей.

В 2014 году в Санкт-Петербурге открылась шахматная школа гроссмейстера Тайманова.

Tags: некролог, спорт

tverdyi-znak.livejournal.com

Глубокие тайны Марка Тайманова

Сегодня Марку Тайманову, знаменитому шахматисту и пианисту, исполняется 90 лет! Уникальные цифры, представляю, сколько поздравлений и пожеланий получит юбиляр в эти дни. Chess-News тоже присоединяется к поздравлениям, желает Марку Евгеньевичу здоровья, любви и, как ни странно это звучит, новых творческих достижений.

Перечислять все титулы и заслуги старейшего на планете дважды претендента на корону нет необходимости. Все они хорошо известны.

Тайманову 70 лет. Это было недавно...

Поздравляет Эдита Пьеха

А с 80-летием поздравляет Виктор Корчной. Рядом с юбиляром его сын Игорь.

Итак, Марк Тайманов догнал по возрасту своего давнего друга видного драматурга Леонида Зорина, автора вечного новогоднего фильма «Покровские ворота» и десятков других популярных пьес и сценариев, а также ещё и сильного шахматиста. Оба успешно преодолели 90-летний рубеж и двинулись к следующей контрольной отметке – своему 100-летию. Надеемся, что этот участок пути они преодолеют благополучно, ну а дальше видно будет…

С Марком Таймановым меня познакомил именно Зорин. Перед чемпионатом страны 1969 года гроссмейстер остался без помощника, его постоянный секундант Евгений Васюков сам играл в этом турнире и не мог совмещать две обязанности. Тогда-то Зорин и предложил мою кандидатуру. Я уже много чего написал, и Тайманов ожидал увидеть пожилого и умудренного опытом человека. Был несколько удивлён, когда перед ним предстал молодой мастер. Но выбора у него не было, чемпионат вот-вот стартовал. Повезло и мне: я только что сдал кандидатские экзамены и ждал зачисления в аспирантуру, так что как раз образовалась пауза.

Не знаю, насколько велика была моя роль как секунданта, Тайманов рассказывал, что в какой-то отложенной я нашёл ценный ход – не очень помню, но отпираться не буду. Но главное, своим присутствием я вызывал у Марка Евгеньевича положительные эмоции и тем самым сыграл определённую роль в выходе в межзональный турнир, а оттуда по инерции и в матчи претендентов, где его поджидал Бобби Фишер.

Многое можно было бы рассказать о том давнем чемпионате: о феерической победе Тайманова в последнем туре над Лутиковым – чёрными в его излюбленной сицилианке; о том, как, выиграв партию, Тайманов первый и последний раз в жизни закурил; о том, как изо дня в день мы с Зориным переживали за гроссмейстера, сидя в зале ЦДКЖ; о банкете, который он после успешного финиша закатил в несуществующей ныне гостинице «Россия»...

Леонид Зорин с биноклем и автор следят в ЦДКЖ за партией Тайманова. 1969 год.

Зорин, Гик и Тайманов в Колонном зале на матче Карпов – Каспаров (1984)

Но для меня самым важным стало то, что мы близко сошлись с Таймановым, позднее нашли общий язык и наши жёны, так что мы, как говорится, до сих пор дружим семьями, постоянно встречаемся то в Питере, то в Москве.

Как видите, автор этих заметок знаком с Таймановым почти полвека и собрал немало весёлых баек про юбиляра. Надеюсь, читателю они понравятся (некоторые, например, про Солженицына и Ростроповича, давно стали классикой, другие не так известны). Ну а в конце, если читатель не утомится, предлагается шахматно-любовная история про гроссмейстера (автор тоже имеет к ней определённое отношение).

ДЕСЯТЬ ВЕСЁЛЫХ ИСТОРИЙ ПРО МАРКА ТАЙМАНОВА

Как ЦК с буржуазией боролся

Летом 1955 года в Москве состоялся матч СССР - США, и в один из дней американский посол дал торжественный приём по случаю Дня независимости США. На нём присутствовали руководители партии и правительства - Н. Хрущёв, Н. Булганин, Г. Маленков, пригласили и шахматистов обеих стран. Хрущёв разговорился с Таймановым и спросил его: - А когда советские гроссмейстеры выступают за рубежом, они получают гонорар? - Что вы, Никита Сергеевич, - ответил Тайманов, - как мы можем брать деньги у буржуев?! Наша задача - продемонстрировать преимущества социалистического строя, доказать, что мы сильнее их. - А когда выступают дома, получают? - Конечно, с чего бы мы тогда жили? - Что-то здесь не так, - задумался Хрущев. - Выходит, у капиталистов, у которых деньги куры не клюют, вы ничего не берёте, а в нашей бедной стране берёте. Это никуда не годится. Нужно у них  брать, и как можно больше!

И уже через несколько дней вышел специальный приказ по Спорткомитету, согласно которому советским шахматистам, выступающим за рубежом, разрешалось получать валюту. Так партия в лице товарища Хрущёва, борясь с проклятой буржуазией, помогла шахматистам заметно повысить свое благосостояние.

Неожиданная поддержка

В 1971-м после проигрыша Фишеру со счетом 0-6 Тайманова обвинили во всех смертных грехах, в том числе предательстве социалистической системы. Одна кара следовала за другой, но тут пришла поддержка с неожиданной стороны. - Спасибо Бенту Ларсену, который тоже проиграл Фишеру, и тоже всухую, - заочно поблагодарил Тайманов коллегу.

Действительно, вторая победа Фишера 6-0 несколько отрезвила преследователей советского гроссмейстера. Уж датчанина они никак не могли заподозрить в тайном сговоре с капиталистами.

Матч Фишер - Тайманов

Сочувствующий таможенник

После возвращения из Канады на родину Тайманов был подвергнут в московском аэропорту тщательному таможенному досмотру. И, как назло, в его багаже обнаружили роман Солженицына «Раковый корпус». За провоз книги будущего лауреата Нобелевской премии гроссмейстер вскоре лишился почти всех званий и титулов. Но, разумеется, это был лишь предлог. Например, начальник таможни, прекрасно знавший Тайманова, сочувствовал ему: - Эх, Марк Евгеньевич, если бы вы выиграли у Фишера, я бы вам собственными руками полное собрание сочинений Солженицына до такси донёс...

Неприятности у  классика

Итак, «за Солженицына» Тайманов получил по полной программе. Но нет худа без добра: благодаря этому печальному случаю родилась бесподобная шутка, которую придумал Мстислав Ростропович: - Вы слышали? У Солженицына большие неприятности! - Неужели! Что же случилось?

- Вы не знаете? У него нашли книгу Тайманова «Защита Нимцовича»!

Простой вопрос

Фиаско Тайманова в матче с Фишером разбиралось в Шахматной федерации СССР. - Вы выбрали неправильную стратегию, - поучали Тайманова его многочисленные коллеги. - После проигрыша необходимо было делать ничью. - Но как? - признав свою вину, спросил Тайманов.

В зале воцарилось гробовое молчание. Никто из гроссмейстеров не мог дать ответ на этот простой вопрос.

Разочарование

Возглавляя однажды пресс-центр чемпионата России, проходившего в Санкт-Петербурге, Марк Тайманов, к своему немалому разочарованию, обнаружил не очень высокий уровень игры и отметил это в бюллетене. А в следующем номере кандидат в мастера и шахматный организатор Александр Кентлер вступил с маститым гроссмейстером в спор: он, наоборот, похвалил проходивший кворум, а все чемпионаты прежних  лет – с участием Ботвинника, Смыслова, Бронштейна, Кереса, Таля – объявил элитарными. Тогда Тайманов снова взялся за перо, чтобы ответить своему оппоненту. Его письмо представляет классический образец эпистолярного шахматного жанра.

Письмо в редакцию

…В отличие от Кентлера, осведомлённого о чемпионатах страны в основном из прессы, мне довелось сыграть в них 23 (!) раза, и у меня есть все основания делать авторитетные выводы, увы, не слишком лестные для участников нынешнего  первенства. И, признаться, меня удивила самоуверенность кандидата в мастера, оспорившего мнение опытного гроссмейстера  по чисто шахматным проблемам, в которых разрыв в понимании сути дела вряд ли может вызвать сомнение. Советские чемпионаты отнюдь не были турнирами для узкого круга: «элитарным» финалам предшествовали многоэтапные  отборочные состязания, охватывающие куда более широкий круг шахматистов, чем сегодня. А интерес к самим финалам был несравнимо выше, не говоря уже о качестве партий. Что же касается данного чемпионата, то здесь уместен один короткий анекдот. Приезжает в Москву японский бизнесмен. Через две недели он даёт пресс-конференцию. - Как вам понравилась наша столица? - Замечательная столица. - А наши люди? - Замечательные люди. - Вы посещали заводы, предприятия? - Всё замечательно. - Ну а общее впечатление? - Удручающее.

Так и на нашем чемпионате. Место проведения – замечательное. Состав участников – впечатляющий. Организация – выше всех похвал. Спортивная борьба – захватывающая. Ну а общее впечатление об игре - …

Марк Тайманов.

Уникальный сеанс

Как известно, фортепианный дуэт Марк Тайманов - Любовь Брук в середине прошлого века был весьма популярен и у нас в стране, и за рубежом. Но постепенно посещаемость их концертов стала снижаться. Желая вернуть её на прежний уровень, Тайманов выразил желание, чтобы в афишах было добавлено: «Концерт проводится вместе с сеансом одновременной игры на нескольких досках». Перед выступлением гроссмейстер обращался в зал: «Желающих сразиться со мной в шахматы прошу на сцену». Два или три человека (число варьировалось в зависимости от сложности исполняемой в тот вечер программы) садились за установленные между роялями шахматные столики. В паузах в музыке или между отдельными номерами (Брук и Тайманов теперь старались составлять программу из небольших произведений, например, таких как «Мимолётности» Прокофьева или «Короткие пьесы для фортепьяно» Бетховена) исполнители менялись местами. Перебегая от рояля к роялю, Тайманов мгновенно делал очередные ходы. Посещаемость концертов снова резко пошла в гору. Но однажды - это случилось в городе Златоусте - Тайманов проиграл партию десятилетнему мальчику. В местной газете появилась заметка с насмешливым заголовком: «Каков пианист, таков и шахматист!». После этого Тайманов перестал давать сеансы во время концертов. К заметке, между прочим, было приложено фото мальчика, победившего знаменитого гроссмейстера. Его звали Толя Карпов...

Беседа двух пианистов:  Марк Тайманов и Денис Мацуев.

Тайманов, композитор Владимир Дашкевич и режиссер Станислав Говорухин

Цюрих 2011, на юбилее Корчного. Гарри Каспаров, жена нынешнего юбиляра Надежда и сам юбиляр.

Сицилианская защита на фортепьяно

В прошлом веке фортепианный дуэт Тайманов - Брук был признан одним из лучших в мире. Когда Марк Тайманов и Любовь Брук расстались, гроссмейстера сменил его сын Игорь, тоже прекрасный пианист. Новый дуэт много гастролировал, имел успех. Прошли годы, в конце столетия ушла из жизни Любовь Брук, но меломаны сохранили любовь к таймановскому исполнению Шопена и Шумана. Неудивительно, что имелся немалый спрос на совместные выступления Марка и Игоря Таймановых, причём не только в Санкт-Петербурге, где они оба живут. Но оказалось, что услышать их вместе вряд ли возможно. Дело в том, что и Марк Евгеньевич, и Игорь Маркович всегда дополняли Любовь Брук - исполняли партию второго рояля. И теперь, чтобы выйти на сцену вдвоём, одному из них предстояло долго репетировать другую партию - первого рояля. Но оба Тайманова всегда были в цейтноте...   Чтобы эта музыкальная ситуация стала яснее, переведём ее на шахматный язык. Представьте себе гроссмейстера, который успешно играет какой-то дебют, но только одним цветом и вовсе не играет другим. Кстати, партию второго рояля следует сравнить с игрой чёрными в шахматной партии. Возьмём, к примеру, того же Тайманова. Сколько ярких побед одержал он в сицилианской защите чёрными! А вот белыми она у Марка Евгеньевича вообще не могла случиться, потому что он никогда не начинал партию ходом 1.е2-е4...

На 30-летии «64» поет Василий Смыслов, концертмейстер Марк Тайманов (1998 г.)

Аркадий Дворкович, Анатолий Карпов, Исаак Линдер и нынешний именинник

Четырнадцатая симфония

Эдаурд Гуфельд был балагур, хвастун и весельчак, этакий шахматный Мюнхгаузен, Хлестаков, нет, скорее великий комбинатор Остап Бендер. Вокруг него всегда было шумно, он любил находиться в центре внимания, беспрестанно шутил, устраивал розыгрыши, хотя его юмор иногда носил «материалистический» характер. Свою красивую победу над гроссмейстером Багировым Гуфельд назвал «Джокондой», охотно показывал всем желающим. Не было издания, где бы он ни опубликовал этот шедевр. Однажды Геннадий Сосонко предупредил Эдика: «Смотри, как бы на том свете тебе не пришлось, уж не знаю, в награду или в наказание, всё время разыгрывать эту партию». Гуфельд согласился с ним, но с условием: «Это зависит от гонорара...» Но не все розыгрыши Гуфельда были безобидны для его коллег. Свидетелем одного почти трагического случая мне довелось стать во время чемпионата страны 1969 года, где я секундировал Тайманову - именно из него Марк Евгеньевич в конце концов вышел на Фишера. Доигрывание партии Тайманов - Гуфельд было назначено на тот день, когда в Большом зале консерватории состоялась премьера четырнадцатой симфонии Дмитрия Шостаковича. Легко было понять желание пианиста Тайманова побывать на концерте, и гроссмейстер Гуфельд преподнёс ему приятный сюрприз: он сказал, что ради своего друга не будет доигрывать партию в этот день. Не дождавшись официального подтверждения судейской коллегии, беспечный Тайманов уже отправился было на концерт, когда какой-то внутренний голос подсказал ему: а не заехать ли по дороге в шахматный клуб? Он внял своему внутреннему голосу и правильно сделал. Среди судей не оказалось ни одного меломана, и партия была поставлена на доигрывание. Когда Тайманов поднялся на сцену, его часы уже тикали, а Гуфельд пружинисто выхаживал между столиками. После турнира я писал: «Было бы несправедливо в чём-либо упрекать Гуфельда, который решил немного подшутить над своим соперником. Строго говоря, Тайманов мог винить только своё пристрастие к Шостаковичу». Но было бы совсем не до шуток, если бы Тайманов получил ноль за неявку на доигрывание и в результате не вышел в межзональный турнир...

Тайманов следит за игрой (карточной) Аркадия Арканова и Левона Оганезова

Приятные воспоминания

Пианист Марк Тайманов дружил со скрипачом Давидом Ойстрахом. К Тайманову-музыканту Ойстрах относился несколько покровительственно, но в шахматах авторитет гроссмейстера явно перевешивал - великий музыкант играл в силу кандидата в мастера. Друзья часто садились за доску, а закончились их встречи совершенно неожиданно. Выиграв как-то у Тайманова партию в блиц, Ойстрах смешал фигуры и, улыбаясь, заявил: - Ну всё, Маркуша, на этом мы завершаем наш марафон. Я хочу сохранить приятные воспоминания о наших встречах.

Две морские истории с финалом на суше

История первая (дебют)

В 1988 году железный занавес пал, и все советские люди ринулись за границу. Одни отправились туда навсегда, другие поехали в гости, и только ленивые застряли дома. Никаких характеристик, треугольников, парткомов, месткомов. Единственным пропуском за рубеж стали денежные знаки, которых тогда ещё требовалось не слишком много. И вот, заполучив необходимое приглашение, мы всем семейством решили посетить вечный город Рим. Маршрут был тщательно продуман - теплоходом из Одессы до Неаполя и далее поездом в столицу Италии. Таким образом, визит к друзьям-итальянцам удалось совместить с десятидневным морским путешествием. Отчалив от Одесского порта, мы пустились в дальний путь завоёвывать чужестранные земли и вскоре, как водится в долгих странствиях, обрели массу новых знакомых. А одним из самых симпатичных был Виктор Готлиб, ленинградец, решивший навестить своего бывшего земляка, который нашёл в Париже спутницу жизни. И в первый же день выяснилось, что Виктор - близкий друг Марка Тайманова, знает его давным-давно. Тут и я похвастал, что у меня тёплые отношения с гроссмейстером. И я, и мой попутчик охотно делились воспоминаниями о своих встречах с Таймановым. Прошла неделя, приближалось к концу наше путешествие на «Дмитрии Шостаковиче». Мы с Виктором были почти неразлучны, и тут он не выдержал... Когда все темы были исчерпаны, ленинградец раскрыл одну жгучую тайну, объясняющую, почему Тайманов, хотя и женат на москвичке, всё чаще посещает свой родной город. - Неужели это правда? - воскликнул я, узнав о том, что некая юная и прелестная особа скрашивает Марку Евгеньевичу белые ленинградские ночи. - Можете не сомневаться, - подтвердил Виктор. - Мы часто общаемся «семьями», а в этом году даже встречали вместе Новый год. - И кто же эта счастливица? - я не сдержал любопытства.

- Она прекрасна, - признался мой спутник, - и больше не спрашивайте меня ни о чём. Я и так сказал слишком много.

История вторая (миттельшпиль)

Спустя два года, в 1990-м, мы с сыном снова плыли на «Дмитрии Шостаковиче». На сей раз, правда, конечной точкой путешествия была столица Франции, и поэтому наш морской путь лежал до Марселя. Когда мы разместились в каюте и поднялись в ресторан, за нашим столиком уже сидела молодая девушка весьма приятной наружности. Именно с ней - какая удача! - нам предстояло провести  ближайшую неделю. Наша соседка представилась Надеждой Бахтиной. Вскоре выяснилось, что она не замужем, живёт в Ленинграде, а cейчас направляется в Неаполь и, значит, сходит на берег на день раньше нас. В попутчице нашей было столько шарма и таилось столько загадок, что мы с сыном оба благополучно влюбились в неё. Правда, шансов на успех у нас было немного. Сыну едва исполнилось десять, и похождения на любовном фронте ещё ждали его впереди. Я же, несколько скованный присутствием наследника, тоже не мог проявить себя в полной мере. Поэтому разумнее было отложить все попытки до возвращения на родину. Тот факт, что Надежда живёт в городе на Неве, обещал хеппи-энд, - я невольно вспомнил о Тайманове. Теплоход вышел в море, и у нас начались обычные дорожные диалоги - обмен сведениями, поиск общих знакомых и т.д. Слово за слово, и тут я признался, что имею некоторое отношение к древней игре. - А вам, кстати, не доводилось встречаться с кем-нибудь из шахматистов? - спросил я Надю. - Кажется, нет. Впрочем, постойте, однажды в компании я краем глаза видела гроссмейстера Тайманова, - припомнила девушка. - Есть такой, я не ошиблась? - Это мой друг, - скромно заметил я, а про себя подумал об удивительном совпадении - второй раз оказался на «Дмитрии Шостаковиче», и вновь рядом человек из Ленинграда, вновь знаком с Таймановым, правда, на сей раз не попутчик - попутчица... - Но, кажется, теперь он живёт в Москве, - добавила Надежда.     - Больше времени проводит в вашем городе, - вступил я на скользкий путь Виктора Готлиба. - Не очень-то это благородно с его стороны, - вздохнула добрая девушка, - насколько я знаю, в Москве его ждёт преданная жена. - Как бы вам объяснить, - я старался быть деликатным, - в Ленинграде он тренирует подрастающее поколение. - И из-за этого оставил дома скучающую женщину? - Тут есть одна тайна, - затуманился я несколько фарисейски, - но поклянитесь, что не выдадите меня. - Буду молчать, как рыба. Когда я поведал Наде о ленинградских похождениях Тайманова, девушка была возмущена несказанно. - Вот уж никак не ожидала от прославленного шахматиста, - воскликнула она. - Не будьте слишком строги, - сказал я назидательно, - надо знать Тайманова. Личность незаурядная, яркая, к тому же артист, живёт в мире романтиков прошлого века - Шуман, Шуберт, Шопен, натура эмоционального склада, нельзя судить по обычному кодексу. - Нет, тут не может быть оправданий, - решительно заявила девушка. - И если вам доведётся встретить этого прыткого повесу, скажите ему, что одна ленинградка испытала глубокое огорчение. Быстро промелькнула неделя, в Неаполе Надежда высаживалась. Я решил торжественно проводить свою пленительную попутчицу. К тому же предстояло узнать заветный номер телефона. Однако едва теплоход причалил,  произошло невероятное - девушка бесследно исчезла. Её не было ни в каюте, ни на палубе, ни в ресторане. Не нашёл я Надежды и на берегу, она просто растворилась в неаполитанском воздухе.  

Вновь, как и два года назад, моё морское путешествие было омрачено. И хотя впереди меня ждали Марсель и Париж, я был разочарован, то и дело думал о Наде и её внезапном исчезновении. Признаюсь, прошло немало месяцев, прежде чем я обрёл равновесие. Время, как известно, лечит все раны.

Финал (эндшпиль)

Пробежало ещё три года, и обе морские истории - и о легкомысленном Тайманове, и о целомудренной Бахтиной - ушли в прошлое. Я  дал себе зарок никогда больше не путешествовать морем. С гроссмейстером за это время наши пути не пересекались - расставшись со своей московской супругой, он совсем перебрался в город на Неве, взяв в жёны, по слухам, ту самую особу, к которой раньше тайком сбегал из столицы. Но в 1993 году Тайманов позвонил мне из Ленинграда, попросил встретить его и отвезти в Шереметьево - он летел в Германию на очередной турнир. Само собой, я выразил готовность, тем более гроссмейстер пообещал, что меня ждёт необычный сюрприз. И вот в назначенный час я прибыл на Ленинградский вокзал. Мы не виделись несколько лет, поэтому крепко обнялись, обменялись словами приветствия и двинулись по перрону к машине. - Где же ваш сюрприз? - спросил я. - Прежде всего займём места, - предложил Тайманов, забираясь в салон. - А теперь взгляните на эту фотографию. Кто-нибудь из этих людей вам знаком? Я внимательно посмотрел на снимок. Вот Анатолий Собчак, рядом с мэром другие известные лица, но не ими же хотел поразить меня Марк Евгеньевич... И тут моё сердце взмыло и замерло. Я увидел мою давнюю попутчицу, так странно пропавшую три года назад, - Надежду Бахтину. Она была в центре роскошного санкт-петербургского общества. - Вы имеете в виду эту даму? - показал я на девушку моей мечты. - Кого же ещё! - Так вы знакомы!? - В моём голосе прозвучали одновременно удивление и надежда. - Впрочем, Надя говорила, что однажды встретила вас в гостях. - Теперь мы встречаемся чаще, - сдержанно заметил Тайманов. - Значит, девушка жива, здорова и даже процветает. Если б ещё знать, куда она исчезла в Италии тем летом, - пробормотал  я. - Это я как раз знаю, - улыбнулся гроссмейстер. - Она села со мной в машину, и мы быстро умчались. Не зря же я ждал её на берегу. Несколько мгновений я глотал воздух. Потом спросил, почему-то шёпотом (видно, я потерял голос): - И вы знали о том, что я на теплоходе? - Как не знать! Скажу больше: я видел, как вы спускались на берег. Именно поэтому прибавил газу. - Хорошо же вы отнеслись к своему бывшему секунданту. - Вы должны понять меня. Нам нельзя было раскрываться: всё держалось в глубокой тайне. - (Действительно легкомысленный человек! Не я один знал эту тайну). - Что же вы сделали с этим ангелом? - я ещё раз взглянул на девушку, из-за которой столько страдал. - Как что? Я женился на ней! - Вы хотите сказать, что вашу новую жену зовут Надежда Бахтина? - Её зовут Надежда Тайманова! - поправил меня счастливый муж. - Поздравляю, - чуть слышно проговорил я и, словно в лихорадке, завёл машину. Бог с ним, с Таймановым! Он - артист! Опять же Шуман, Шуберт, Шопен... Но какова Надя! Как она осуждала гроссмейстера-вертопраха! Нет, тяжело на этой земле такому моралисту, как я. Заметив, что я едва держу руль, Тайманов  решил подбодрить меня: - Не грустите. Вы потеряли девушку, но выиграли сюжет для рассказа. - И вы не будете возражать, если я опишу эту историю? - я несколько воодушевился. - Разумеется, нет, ведь у неё счастливый конец!

- И в самом деле, хеппи-энд по всем правилам, - согласился я с молодожёном. И мы переключились на шахматные темы.

Марк Тайманов и две прекрасные дамы. Та, что ближе - супруга юбиляра, та, что дальше – рассказчика.

А вот и плоды красивой любовной истории.

Детям уже пора в школу

P.S. Примечательно, что лауреат премии Людвига Нобеля Марк Тайманов включил мой весёлый рассказ в свою автобиографическую книгу «Вспоминая самых-самых…» - высшее признание для автора! (Книга - первая в серии изданий «Русский Нобель», на её обложке  изображена известная позиция, в которой Тайманов объявил мат Карпову.)

Юбиляр и автор этих заметок прошедшим летом в Питере на даче у нашего общего друга.

www.chess-news.ru

Ушел из жизни Марк Тайманов

28 ноября 2016 в Санкт-Петербурге на 91‑м году жизни скончался Марк Евгеньевич Тайманов Тайманов принадлежал двум мирам — миру музыки и миру шахмат. В каждой из этих областей творчества он достиг выдающиегося успеха.

Марк Тайманов родился 7 февраля 1926 в Харькове. Его отец, Евгений Захарович, по профессии инженер, мать — Серафима Ивановна — певица, учившаяся в Харьковской консерватории. Сразу после рождения Марка семья переехала в Ленинград, где появились на свет еще двое детей: сын Роальд — ныне заведующий лабораторией ВНИИМ им. Д. И. Менделеева, известный физик-экспериментатор, и дочь Ирина — талантливая пианистка и режиссер, профессор Санкт-Петербургской консерватории.

Вундеркинд 1930‑х, Тайманов сыграл главную роль в нашумевшем тогда фильме «Концерт Бетховена». Сыграл фактически самого себя, ибо к этому моменту являлся уже учеником специальной школы при Ленинградской консерватории. Правда, в отличие от своего героя, Тайманов стал не скрипачом, а пианистом. Фильм вышел на экраны 23 марта 1937 и в том же году получил Почетный диплом Всемирной выставки в Париже. С триумфом демонстрировался за рубежом, в течение шести недель — с аншлагом на Бродвее. музыку к фильму (в т.ч. знаменитую песню «Эх, хорошо в стране советской жить!» написал И. Дунаевский. В фильме снимался известный скрипач, профессор Московской консерватории М. Полякин.

В консерваторской школе обрел Марк Евгеньевич свою личную и профессиональную судьбу. Его учитель, знаменитый профессор Самарий Ильич Савшинский, усадил юных музыкантов — Любовь Брук и Марка Тайманова за два рояля, поручив им — десятилетним! — разучить сложнейшую Ре-мажорную сонату Моцарта. Поразительным образом Савшинский почувствовал и понял, что именно в дуэтном исполнительстве — их будущее. В феврале 1937, начались занятия Марка Евгеньевича шахматами, в секции Ленинградского Дворца пионеров.

Так возникла уникальная «двойная» жизнь Марка Тайманова. В ней неразрывно сплелись две профессии. Одно следовало за другим. Окончание консерватории, например, предварило первую победу в чемпионате Ленинграда (1948), а победа в первенстве СССР (1956) — гастроли в крупнейших концертных залах страны.

Шахматная жизнь гроссмейстера была, конечно, больше на виду, нежели фортепианная: в советскую эпоху победам на спортивном фронте придавали отчетливо политическое значение. Для самого же Тайманова обе его профессии были равно близки. Вместе с женой (Л. А. Брук и М. Е. Тайманов прожили вместе 27 лет) он регулярно выступал с новым репертуаром, записывался на радио и студиях грамзаписи (на «Мелодии» был выпущено более 10 грампластинок, ныне переведенных в СD-формат), инициировал создание новых сочинений для фортепианного ансамбля (как написанный для дуэта Брук-Тайманов первый отечественный концерт для двух фортепиано с оркестром Владислава Успенского). Репертуар дуэта состоял из опусов Моцарта, Шопена, Шумана, Сен-Санса, Рубинштейна, Рахманинова, Аренского, сочинений зарубежных композиторов ХХ века — Мийо, Пуленка, Бриттена, произведений советских авторов: Шостаковича, Хачатуряна, Баснера, Арутюняна и Бабаджаняна, Каппа, Тюлина, Чичериной и других. География концертов дуэта охватила практически всю территорию страны — от Карелии до Восточной Сибири. Число сыгранных Л. А. Брук и М. Е. Таймановым концертов невозможно подсчитать. Но главное — не количество выступлений, а их искусство. А в этом дуэт был неподражаем!

Хотя за рубежом Брук и Тайманову довелось выступить лишь однажды (в Голландии), об ансамбле знали во всем мире, в т. ч. такие великие музыканты, как близкий друг семьи Исаак Стерн, Давид Ойстрах, Мстислав Ростропович и многие другие.

Записи дуэта Брук-Тайманов вошли в антологию лучших исполнителей ХХ века: знаменитую «золотую серию» всемирного пианизма как записи лучшего фортепианного дуэта прошедшего столетия.

Личность высокой гуманитарной культуры, Тайманов успешно проявлял себя и как превосходный ученый — шахматный аналитик, внесший большой вклад в развитие шахматной теории, и как литератор (его перу принадлежат книги, рассказывающие о встречах с Уинстоном Черчиллем, Фиделем Кастро, Че Геварой, Хуаном Пероном, Никитой Хрущевым и другими выдающимися личностями). Марк Евгеньевич с поразительной откровенностью писал даже о вещах, для него нерадостных: вспомним хотя бы его книгу «Я был жертвой Фишера», написанную после болезненного поражения в матче претендентов на шахматную корону. Поражение со счетом 0:6 было шоком для властей СССР. На таможне у Тайманова нашли книгу Солженицына (обычно шахматистов не досматривали), и это стало дополнительным поводом для репрессий против него, ему уменьшили государственную стипендию, несколько лет не выпускали на турниры за границу, лишили звания заслуженного мастреа спорта СССР (восстановили лишь в 1991).

С середины 1970‑х годов перипетии личной жизни вынудили М. Е. Тайманова уйти из активной концертной практики. Спустя четверть века он возвратился к ней, изредка выступая в дуэте вместе со старшим сыном — профессором Санкт-Петербургской консерватории Игорем Таймановым, играя своего любимого Шопена во время телепередач, встреч с любителями спорта и музыки. Оставалось лишь поражаться дару, позволявшему Марку Евгеньевичу и на девятом десятке быть в отличной исполнительской форме. Участник одного из лучших в истории музыки фортепианных ансамблей, он до конца оставался верен своему призванию.

Добрым гением последнего тридцатилетия жизни Тайманова стала его жена Надежда.

34‑летняя разница в возрасте не помешала супругам создать счастливую семью, венцом которой стало рождение в 2004 близнецов — дочери Марии и сына Дмитрия. В 2014 Надежда Тайманова стала директором открывшейся в Санкт-Петербурге шахматной школы гроссмейстера Тайманова. Этим делом девяностолетний мэтр занимался с тем же энтузиазмом, с которым некогда покорял шахматные и пианистические вершины.

Прощание с М. Е. Таймановым прошло в зале Союза композиторов Санкт-Петербурга. Отпевание состоялось в Князь-Владимирском соборе. Урна с прахом покойного погребена на историческом Серафимовском кладбище Северной столицы.

muzobozrenie.ru

В 78 лет Марк Тайманов сделал ход конем - родил сына и дочь

Двойняшки, свои в шахматную доску - Перезвоните через пять минут, Марк Евгеньевич вышел, он спускает во двор коляску... Несколько минут спустя: - Извините, его опять нет, он Диму понес вниз. Позвоните ровно через три минуты, не позже, а то он опять уйдет - с Машей. Гулять с детьми в этой семье - обязанность молодого отца... Гроссмейстер, многократный чемпион СССР и Европы по шахматам, выдающийся пианист, журналист Марк Тайманов за свои почти 80 лет успел сделать столько, что хватит на несколько жизней. Вот только сына вырастил всего одного. По его энергии и жизнелюбию - маловато будет. Но никогда не поздно наверстать упущенное. Восемь месяцев назад Марк Евгеньевич стал отцом сразу двоих детей - двойняшек Маши и Димы. Синеватый питерский вечер, присыпаемый мягко падающим снегом. Старый дом на Каменноостровском проспекте. Крупногабаритная эрдельтерьерша Джессика вылетает из комнаты, ловко огибает открывающего дверь хозяина и бросается ко мне - лапами на грудь. Испугаться не успеваю - Джессика любвеобильно облизывает все, что попадается под язык: мои руки, пальто, сумку. `Она у нас не сторож, - поясняет Марк Евгеньевич, безуспешно пытаясь отогнать собаку. - От каждого человека ждет только хорошего и страшно радуется жизни`. Правильно все-таки говорят, что собаки чем-то похожи на своих хозяев... В кабинете Тайманова бьют старинные часы и гордо молчит строгое пианино. А за стеной надсадно орут малыши. - Тяжело с ними приходится? - Тяжело - неправильное слово. Трудно - это да, особенно Наде, жене. Днем мы вместе возимся с ними, что называется, в четыре руки, а по ночам она одна. - Вы сами ухаживаете за малышами? - Конечно! И гуляю, и кормлю из бутылочки - Надя готовит, а я вот на этой подушечке кормлю их поочередно. Да и прочими хозяйственными делами целый день занимаюсь. Мне это не в тягость - наоборот, огромное удовольствие доставляет. Ощущение отцовства у меня сейчас особое, концентрированное. Вот когда мой первый сын Игорь родился - ему сейчас 57 лет, - его появление тоже, конечно, стало большой радостью, но я был совсем молодым, жизнь только начиналась, столько планов, столько интересов: и шахматы, и музыка, и путешествия... Все это мешало сосредоточиться на ребенке. А теперь Машенька и Димочка - центр моей жизни. В музыке и шахматах главное я уже сделал, а тут совершенно новые эмоции, радости и тревоги... - Как отнесся Игорь к появлению брата и сестрички? - Честно говоря, перед их появлением этот вопрос очень беспокоил меня. Но, как оказалось, напрасно. Игорь часто заходит к нам, очень нежен с маленькими, иногда помогает - остается посидеть с ними, погулять. Его дочь, моя единственная внучка Кирочка, сейчас живет в Париже, заканчивает там консерваторию, но каждый раз, приезжая в Питер, навещает дядю с тетей - она же в свои 23 года Диме с Машей приходится племянницей. - Сколько лет вы прожили вместе с мамой Игоря, своей первой женой Любовью Брук? - Долго, 27 лет... Это счастливые годы, у нас была безукоризненная семья, я очень многим обязан жене. - И все-таки расстались? - Так получилось... Не хочу вдаваться в эту тему, понимаете, личная жизнь... Это касается двоих. Максимум троих. Могу лишь сказать, что это случилось на романтической основе... К тому же разорванным оказался не только семейный, но и творческий союз - ведь мы с Любовью Брук выступали в жанре фортепианного дуэта и считались одним из лучших дуэтов в мире. После развода у меня наступил кризис музыкальной карьеры. Пришлось переходить на сольную программу, а как пианист-солист я не мог рассчитывать на такое признание, какое имел наш дуэт. - А нельзя было после развода продолжать играть вместе? - Невозможно. Дуэт - это взаимное признание в любви. - Кем была ваша вторая жена? - Моей второй женой. Она не принадлежала к миру искусства - работала инженером. - Как вы познакомились с Надей? - Я в то время жил в Москве, но связей с родным Питером не порывал - у меня здесь была своя шахматная школа, квартира. В один из приездов ко мне зашел мой старинный приятель, известный врач-отоларинголог, как обычно, с компанией друзей. Среди них оказалась и Надя - его пациентка. Для меня она стала любовью с первого взгляда. У нас сразу начался очень красивый роман, мы прошли через все стадии влюбленности... - Но ведь вы тогда были женаты третьим браком... Как, по-вашему, может, напрасно люди воспринимают развод как катастрофу, в конце концов все живы-здоровы, жизнь продолжается. - Развод - всегда тяжелое потрясение, причем для обоих, не важно, кто стал его инициатором. Я очень серьезно к этому отношусь. К тому же со второй женой я не разводился - она умерла молодой... Давайте закроем эту тему, хорошо? Главное, Надя и я счастливы друг с другом, несмотря на разницу в возрасте, мы очень похожи, оба любим жизнь, людей, общение... - Молодая жена-красавица - ревность не мучает? - Мне это чувство несвойственно в принципе. Нет, никогда. Хотя мы с Надей вместе уже 17 лет... - У вас долго не было детей... - Так Бог распорядился. Столько лет не получалось, и вдруг - сразу двое, настоящий подарок судьбы... * * * - Маша и Дима вытеснили из вашей жизни и шахматы, и музыку? - Не совсем и не навсегда. Просто сейчас я взял на некоторое время тайм-аут. Дома нужна моя помощь, да и расставаться с ними мне пока не хочется даже ненадолго. А до их рождения я играл очень активно, хотя класс моей игры, естественно, снизился, никуда не денешься - возраст накладывает отпечаток. Если раньше я мог нормально играть партию по пять часов, то теперь через три часа уже бывает трудно сосредоточиться, ощущается нехватка энергии. Сейчас возрастом зрелости, пика в шахматах считается года 23, Каспарову сорок с лишним - значит, он уже переходит, так сказать, в группу риска. Хотя вот, например, Корчному за 70, а он еще полон сил и активно участвует в крупных международных соревнованиях, не чувствует себя ветераном. - А вы чувствуете? - Я - да. Для ветеранов после 60 лет, на шахматном языке - сеньоров, турниры, чемпионаты проводятся отдельно. Я дважды был чемпионом мира среди сеньоров, хотя и с молодыми доводится встречаться за доской, и не без успеха. Но все же с активностью Корчного тягаться не могу. Он вообще совсем другой человек, нежели я. - Что вы имеете в виду? - Понимаете, в шахматах, да, наверное, и не только в шахматах, для того чтобы достичь вершины, нужно обладать определенным характером. Мой же характер совершенно не чемпионский. Тот же Корчной как-то возмущался, когда я проиграл важную партию: `Не понимаю я Тайманова! Имел выигрышную позицию, не сумел воспользоваться ею, продул - и ничего, как ни в чем не бывало! Зачем вообще играть в турнирах с таким характером?` Ну не было и нет во мне бойцовской одержимости. А без нее стать первым нельзя. - Одержимость, столь нужная для победы, она мешает в отношениях с людьми? - Еще как! Практически все шахматные короли - люди с очень тяжелым характером. Чтобы стать чемпионом мира, нужен невероятный эгоцентризм. Разве что Миша Таль - обаятельный человек, никогда никому не причинил вреда... Хотя не в его натуре было и что-то хорошее делать. И все-таки Таль - исключение из общего правила. Весельчак, душа любой компании, большой любитель женщин, он стал чемпионом мира в 24 года - самым молодым за всю историю. Насыщенной была и его личная жизнь - с первой женой, актрисой Салли Ландау, они то сходились, то расходились, ссорились, мирились, влюблялись, изменяли друг другу... Вторая Мишина жена, девушка из грузинского княжеского рода, казавшаяся всем гадким утенком по сравнению с его прежними возлюбленными, вскоре после свадьбы... сбежала к известному грузинскому борцу. Вообще, беды преследовали Мишу всю жизнь. Аварии, несчастные случаи, тяжелые болезни. Но после больничной койки все начиналось сначала: турниры, поездки, застолья, влюбленности... На все свои неприятности Таль ухитрялся смотреть с юмором. - Известно, что у Таля были проблемы с алкоголем. Как такое возможно для шахматиста, которому необходима ясная голова и твердая память? - Из-за болезни почек Мишу мучили страшные боли, поэтому неудивительно, что он часто не мог обойтись без транквилизаторов. К ним относились и уколы врачей, и коньяк, и сигареты, которые он прикуривал одну от другой. Вообще допинг-контроля для шахматистов не существует, и некоторые перед игрой пропускают стопку-другую для тонуса. - Даже на ответственных соревнованиях? - Однажды на международном турнире в Гаване мне предстояло играть со шведским гроссмейстером Штальбергом. Перед игрой мы обедали с ним за одним столом в ресторане. Каждый сделал свой заказ, и тут я увидел, что официант выставил перед Штальбергом пол-литра коньяка и шесть бутылок пива! В течение обеда мой соперник выпил все! Речь его стала не вполне внятной, глаза осоловели. Стыдно признаться, но я почувствовал радость: в таком состоянии он хорошо не сыграет... И в самом деле Штальберг из рук вон плохо разыграл дебют, получил трудную позицию, но ходов через десять словно очнулся, внезапно перехватил инициативу и заиграл с нарастающей силой. От его апатии не осталось и следа, словно у меня на глазах подменили соперника. Положение мое становилось все хуже, поражение казалось неизбежным. И вдруг Штальберг снова впал в глубокую задумчивость, стал совершать неудачные ходы, растерял свое преимущество и наконец предложил ничью. Врач, сопровождавший нашу команду, сказал, что это был типичный пример алкогольного опьянения: замедленная реакция сменяется короткой эйфорией, когда мозг работает с огромной энергией, затем - резкое торможение... - Признайтесь, а самому вам доводилось садиться за доску, будучи навеселе? - На ответственных турнирах - нет. Зато как-то участвовал в зональном турнире Закавказья, вне конкурса, в качестве свадебного генерала, и позволил себе не думать о строгих ограничениях режима. Жил по графику - от стола пиршественного к столу шахматному. Уже имея опыт игры со Штальбергом, с первую очередь старался не заснуть в дебюте. А потом в голову начинали приходить рискованные идеи, я блефовал и... выигрывал. Правда, партнеры были не самые именитые, но все же очень сильные мастера. В том турнире я не потерпел ни одного поражения... Так что дилемму - пить или не пить - каждый решает для себя сам. * * * - Вы объездили весь мир - большей частью благодаря музыке или шахматам? - Только благодаря шахматам! Наш с Любовью Брук дуэт на Западе знали только по пластинкам. Мы не были `выездными`: из музыкантов в советское время гордостью страны, достойными представлять ее в мире, считались всего несколько человек - Гилельс, Ойстрах, Ростропович, Коган, пожалуй, и все. И оркестры, и театры выезжали за рубеж крайне редко. Наша славная советская пропаганда зиждилась на трех китах: цирк, балет и шахматы. Все организовывалось на самом высоком уровне, ну судите сами: командировка - моя и Давида Бронштейна - на шахматный чемпионат мира среди студентов в 52-м году была подписана лично Сталиным! Накануне отъезда нас вызвал секретарь ЦК комсомола. Напутствие оказалось коротким: - Я плохо играю в шахматы, - грозно предупредил секретарь, - но разбираюсь в них достаточно, чтобы сказать: вы должны занять только первые места! Проиграть после этого было никак невозможно, и мы с Бронштейном в том чемпионате мира разделили 1-е и 2-е места. Зато в другой раз, потерпев сокрушительную неудачу, я был наказан тоже на самом высоком уровне... - Вы говорите о проигрыше Фишеру в 71-м году? - Да, четвертьфинал на первенстве мира с Робертом Фишером стал для меня страшным ударом. Точнее, не сам поединок, а его последствия. Разгромный проигрыш со счетом 6:0 до сих пор вызывает у меня дрожь. Фишер играл как автомат, не допускал ни малейшей ошибки, казался неуязвимым... Но худшее ожидало меня впереди. Из образцово-показательного гражданина я превратился чуть ли не во врага народа. Меня обвинили в легкомысленном отношении к государственным интересам, лишили звания заслуженного мастера спорта, вывели из состава сборной страны, мне почти на два года был закрыт выезд за рубеж для участия в международных турнирах, я не имел права ни выступать с концертами, ни печататься. У меня отобрали ордер на только что выделенную квартиру! Министр спорта Павлов хотел даже лишить звания международного гроссмейстера, но вовремя остановился: `Не имеем права, не мы давали`. - И что, никого в мире не удивило, что к знаменитому гроссмейстеру применяют такие санкции за проигрыш, пусть и разгромный? Никто не заступился за вас? - Для мировой общественности был спешно найден благовидный повод - нарушение таможенных правил. Вот смотрите, совсем недавно мне передали копию письма... Видите? `ЦК КПСС, секретно. Комитет по физической культуре и спорту сообщает, что при возвращении в Москву делегации советских шахматистов из Канады после матча Тайманов-Фишер, закончившегося беспрецедентным проигрышем советского гроссмейстера, таможенной службой аэропорта у Тайманова была изъята книга Солженицына `В круге первом`, изданная на русском языке за границей. В последующей беседе в таможне Тайманов сообщил, что в его чемодане имеется конверт с иностранной валютой, который он должен передать гроссмейстеру Флору от президента Международной шахматной федерации Эйве... В таможенной декларации, заполненной Таймановым до беседы, эта сумма указана не была... В конверте оказалось 1100 голландских гульденов (279 инвалютных рублей) и письмо Эйве, адресованное Флору... Учитывая серьезный характер проступков, совершенных Таймановым, комитет... лишил...` - и так далее. - Как же вы решились везти запрещенного Солженицына? - Да я просто забыл про эту книгу - говорю же, легкомысленный я человек. К тому же тогда Солженицын еще жил в России и не считался таким уж запрещенным. Это был очень тяжелый для меня период. Многие из тех, кого я считал друзьями, отвернулись от меня. Вдобавок это время совпало с моим разводом с Любовью Брук, за который меня многие осуждали и из-за которого я тоже потерял немало близких людей. Спас меня датский коллега Бент Ларсен, тоже проигравший Фишеру и тоже со счетом 6:0. Уж его никак нельзя было обвинить в сговоре с империалистами. Через некоторое время меня решили `реанимировать`... - После этого случая у вас не появилось желания уехать за границу? - Такого желания у меня не было никогда. И не из-за каких-то там высоких патриотических чувств, а скорее опять же по легкомыслию. Не хотелось начинать все сначала. - А с антисемитизмом вам сталкиваться приходилось? Когда его было больше - раньше или теперь? - Всегда! При любых потрясениях людям всегда нужно найти виноватых из числа тех, кто поближе. Хотя в пору моего детства, в Ленинграде, где я рос, антисемитизма на бытовом уровне не было вообще, и о том, что меня кто-то считал евреем (у меня на четверть еврейская кровь), узнал только после войны, когда должен был с делегацией идти на похороны Сталина, но выяснилось, что я не вполне подхожу для этой ответственной роли. И в быту, и на государственном уровне антисемитизм, наверное, вечен. В свое время моему доброму знакомому, тогдашнему главному дирижеру Кировского театра Борису Хайкину, партийные товарищи предложили сменить фамилию. - Я готов поменять только одну букву, вторую, - ответил им Хайкин. - Тогда будет звучать очень по-русски. * * * Во время всего нашего разговора из-за стены аккомпанементом раздается детский плач. Надя, заглядывая в комнату, извиняется за то, что не может присоединиться к нам: - У детей зубки режутся, не сплю четвертую ночь... - Марк Евгеньевич, я думала, у вас тут целый штат нянь... - Малы они еще, чужому человеку не доверишь, вот Надина мама иногда приходит помочь. Не говоря уже о том, что няня для нас - весьма дорогое удовольствие. - А как же баснословные шахматные гонорары? - В ту пору, когда я активно играл, гонорары были очень скромными. Например, в моем матче с Фишером призовой фонд составлял всего 3000 долларов - две победителю и одна проигравшему. Это сейчас меньше чем за миллион наши чемпионы пешку не двинут! Перемены начались лет 20 назад, когда Фишер, став первым профсоюзным боссом, потребовал повышения призовых сумм и гонораров. Но я в те времена уже не участвовал в турнирах высшего уровня. - Чем же определялись ваши доходы? - Все ведущие шахматисты получали государственную стипендию, для меня она составляла 220 рублей, как зарплата хорошего инженера или плохого рабочего. Плюс, конечно, писал статьи, книги, выступал с концертами... Теперь же моя пенсия - 2800 рублей. Самое обидное, что недавним указом Путина всем нашим ветеранам-олимпийцам, спортсменам назначена пенсия в 15 000. И только шахмат не оказалось среди прочих видов спорта. Хотя сейчас в стране живут всего три олимпийских чемпиона по шахматам - Смыслов, Бронштейн и Тайманов. Я написал об этом нынешнему президенту шахматной федерации Жукову, вице-премьеру. Может, что-то изменится... Ну ничего, выкрутимся. Безвыходных ситуаций не бывает, верно? Глаза у Марка Евгеньевича горят. Кто сказал, что старость счастливой не бывает, что может быть только спокойной? У Тайманова она не как у людей - неспокойная и очень счастливая. Московский Комсомолец от 04.03.2005 Ирина ФИНЯКИНА

viperson.ru


Смотрите также